Александр Шпак — полная биография

Александр Шпак — полная биография

Шпак, Владислав Дмитриевич : биография

Александр Шпак - полная биография

День рождения 06 марта 1940

артист цирка и эстрады, режиссёр, педагог

Биография

Окончил ГУЦИ в 1960 (ученик С. Каштеляна).

В 1961-62 с партнёром И. Колпенским выступал с номером «Музыкальные эксцентрики» (режиссёр: А. Галь) и музыкальными интермедиями в программе Молодёжного коллектива.

В 1962 поступил в ГИТИС на отделение режиссуры цирка, параллельно начал педагогическую деятельность в ГУЦЭИ на отделения клоунады и эксцентрики. В поставленном в 1969 дипломном спектакле «Карусель (театральная игра в 2 частях)», основанном на сказках-пьесах С. Маршака, Шпак изобретательно использовал приёмы цирковой клоунады, ярмарочного балагана. В том же году в Центральном детском театре Шпак поставил, полный выдумки, остроумия спектакль по пьесе «Весёлое сновидение» С. Михалкова.

В дальнейшем неоднократно выступал как сорежиссёр в театре и кино, ставя эксцентрические эпизоды.

В 1971-72 и 1976-78 Шпак работал в Ханое, помогая создавать Вьетнамский цирк.

В 1990 вёл «мастер-класс» по клоунаде в Томастауне (Ирландия), создал со студентами спектакль «Клоуны на дорогах», с которым они прошли по городам Ирландии.

В 1991 со студентами ГУЦЭИ показал на фестивале «Спирит» в Англии (Шеффилд) программу «Клоун-шоу».

В 1993 Шпак создал свой клоунский театр — «МЭКС».

Всё это время продолжает преподавать в ГУЦЭИ, разрабатывая собственную методику обучения клоунов.

Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова

Доктор медицинских наук, профессор, первый заведующий кафедрой психиатрии Калининского государственного медицинского института, КГМИ (ныне — Тверского государственного медицинского университета, ТГМУ)

Александр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

Дед и внук. Фото из семейного альбома, 1974

Биография профессора В.М. Шпака

Когда в 1955 году Ленинградский стоматологический институт был преобразован в медицинский и переведен в город Калинин (ныне Тверь), первым заведующим кафедрой психиатрии, ее организатором и руководителем в течение последующих 23 лет (с июня 1956г. по июль 1979г.) стал Виктор Михайлович Шпак – мудрый психиатр, внимательный педагог, тактичный и доброжелательный коллега.

В.М.Шпак родился в г.Киеве 15 сентября 1910 г. в семье врачей: отец — Михаил Захарович Шпак — был земским врачом, а мать – Евдокия Николаевна Шпак – врачом-стоматологом. В 1917г. семья переехала в поселок Нижне-Днепровск, а в 1923г. – в г.Одессу, где в 1928г. Виктор Шпак окончил среднюю школу и поступил на лечебный факультет Одесского мединститута, повторив профессионально своих родителей. После окончания института в 1933г. в течение года был врачом-интерном по неврологии. В 1934г. В.М.Шпак перешел на работу в Одесскую психиатрическую больницу, а с 1935 по 1936гг. заведовал городским наркоприемником. Преподавание он начал в Одесском мединституте, куда в 1936г. был избран на должность ассистента кафедры психиатрии. Переход был не трудным, так как клинической базой института являлась та самая психиатрическая больница, где он продолжал работать. В эти годы его первыми учителями и руководителями в избранной специальности стали выдающиеся ученые, психиатры – профессора Евгений Александрович Шевалев и Лев Исаевич Айхенвальд.

Работая много и увлеченно, В.М.Шпак начал писать кандидатскую диссертацию, но военное время изменило его планы. В 1939г. В.М.Шпак был мобилизован в Советскую Армию, дошел до Западной Европы. Находясь на воинской службе до 1948г., он был помощником командира медсанбата, начальником эвакогоспиталя №408, старшим ординатором Окружного военного госпиталя. Будучи в г.Томске, одновременно исполнял обязанности ассистента кафедры психиатрии в течение 1942-1943гг. В 1944г. был назначен на должность окружного психиатра в Киеве. В 1945-1948гг., оставаясь на военной службе, был старшим редактором Госмедиздата УССР.

Еще в 1942г. в ученом Совете Томского мединститута В.М.Шпак защитил кандидатскую диссертацию, посвященную лечению эпилептического статуса и психомоторного возбуждения у психически больных, а в 1948г. после демобилизации из рядов Советской Армии был назначен заведующим кафедрой психиатрии Сталинского (ныне Донецкого) медицинского института, которой руководил до 1956г., будучи одновременно областным психиатром и проводя большую работу по организации психиатрической помощи в Донецкой области послевоенного периода. В 1949г. был утвержден ВАК в ученом звании доцента по психиатрии.

Александр Шпак - полная биография

Стенд в музее Тверской государственной медицинской академии, посвященный первому заведующему кафедрой психиатрии профессору В.М.Шпаку

В 1956г. В.М.Шпак был избран по конкурсу Ученым Советом Калининского (ныне Тверского) медицинского института на должность заведующего кафедрой психиатрии и утвержден в этой должности Министерством здравоохранения РСФСР. В декабре 1969г. после защиты в Москве диссертации на тему «Расстройства сна и их лечение при неврозах и некоторых неврозоподобных состояниях» В.М.Шпаку была присуждена ученая степень доктора медицинских наук, а в ноябре 1970г. он был утвержден в звании профессора кафедры психиатрии.

Александр Шпак - полная биография

В самые трудные времена жизни страны В.М.Шпак не оставлял научно-исследовательскую деятельность, осмысление результатов которой осуществлялось в мирное время. Среди различных проблем, привлекавших внимание профессора В.М.Шпака, можно проследить несколько основных направлений. Это прежде всего вопросы лечения психических и нервных заболеваний, причем схемы применения новых по тем временам препаратов должны были иметь физиологическое и патогенетическое обоснование. Серия работ была посвящена диагностической группировке неврозов, клинике и терапии последствий закрытых травм черепа, постконтузионным нарушениям речи и проблеме острых инфекционных психозов, в частности, В.М.Шпак описал острый инфекционно-астенический параноид военного времени, вошедший в историю военной психиатрии.

За формальным перечислением дат и событий скрывается главное качество личности Виктора Михайловича – его неизменная доброжелательность. Истинно интеллигентный человек, он всегда бережно относился к окружающим его людям, оставался тактичным и внимательным, готовым поддержать, а иногда и авторитетно повлиять на выбор жизненной позиции. Тонкий и проницательный психиатр, он умел понять тревоги и страхи душевнобольных, с уважением относился к их внутреннему миру, был примером и продолжателем самых гуманных традиций в психиатрии.

Становление кафедры в г.Калинине проходило многолетний и очень трудный период. Деревянный одноэтажный барак с печным отоплением был переполнен больными и выделить помещение для кафедры было очень трудно. Учебных комнат не было, письменный стол заведующего кафедрой стоял в ординаторской, но В.М.Шпак видел в этом очень важное преимущество – возможность постоянного общения с врачами и повседневного участия в лечебно-консультативной работе. Главную трудность в организации психиатрической помощи и ее преподавания составляло отсутствие кадров. Приходилось опираться на квалифицированных врачей-психиатров, в числе которых были ныне заслуженный врач РФ, областной психиатр, главный врач Тверского областного психоневрологического диспансера Римма Николаевна Виноградова, заслуженный врач Российской федерации, зав. отделением неврозов Злата Николаевна Виноградова, зав. психиатрическим отделением ОПНД Элла Никитична Макаренко.

Александр Шпак - полная биография

Из 46 лет врачебной деятельности, 35 лет В.М.Шпак посвятил педагогической работе, из которых 23 года заведовал кафедрой психиатрии в Калининском (ныне Тверском) мединституте (КГМИ). Несомненно, личностные и педагогические качества профессора В.М.Шпака сыграли важную роль в том, что более 40 выпускников мединститута выбрали своей специальностью психиатрию и можно утверждать, что все старшее поколение Тверских психиатров является его учениками. Перу В.М.Шпака принадлежит более 100 научных работ по вопросам клинической психиатрии, наркологии, психотерапии, организации психиатрической помощи. Научное направление кафедры отражало разносторонние аспекты клинической психиатрии, основные из которых – психогении на фоне дефектных состояний, особенности высшей нервной деятельности при вербальном галлюцинозе, причины быстро наступающих смертельных исходов при психических заболеваниях. Под его руководством было защищено 8 кандидатских диссертаций.

Александр Шпак - полная биография

Большая профессиональная и общественная деятельность профессора В.М.Шпака включала широкий круг обязанностей: организационные аспекты психиатрии в Тверской области, решение экспертных психиатрических вопросов, систематические консультации больных в ОПНД и областной психиатрической больнице им. М.П.Литвинова. В.М.Шпак был многолетним членом бюро Всесоюзного научного общества невропатологов и психиатров, возглавлял его отделение в г.Калинине, много лет руководил студенческой производственной практикой в КГМИ. За плодотворную профессиональную деятельность В.М.Шпак был награжден знаком «отличник здравоохранения».

Александр Шпак - полная биография

Нельзя обойти вниманием семью Виктора Михайловича: жена – Регина Аркадьевна — тоже прошла всю Отечественную войну будучи хирургом, а в мирное время – врачом-рентгенологом Тверской городской больницы №1. Дочь – Леда Викторовна Шпак окончила Калининский мединститут, стала доктором медицинских наук, профессором и возглавила кафедру внутренних болезней факультета последипломного образования, продолжая вместе с сыном – Юровым Игорем Евгеньевичем, доцентом кафедры психиатрии — династию врачей четырех поколений, деятельность трех из которых неразрывно связана с Тверской медицинской академией.

Александр Шпак - полная биография

Открытие мемориальной доски в честь 100-летия со дня рождения проф. В.М.Шпака в ТОКПНД (слева-направо: дочь В.М.Шпака – проф. Леда Викторовна Шпак, внук доц. Игорь Евгеньевич Юров, научный преемник – зав. каф. психиатрии ТГМА, проф. Александр Константинович Зиньковский), 2010г.

Профессор Виктор Михайлович Шпак ушел из жизни 13 декабря 1979г., и кафедру психиатрии последовательно возглавляли его ученики — доцент Михаил Федорович Воскресенский и, по настоящее время, доктор медицинских наук, профессор Александр Константинович Зиньковский. Высокие этические качества и профессионализм В.М.Шпака способствовали тому, что в памяти учеников, коллег и пациентов его образ неизменно связан с интеллигентностью, мудростью и добротой.

Биография Шпак Дианы

Александр Шпак - полная биография

Биография Шпак Дианы

Биография, история жизни Шпак Дианы

Лауреат Приза за лучший женский образ 2003 года на XIII Московском международном фестивале рекламы.

Актерская жизнь Дианы Шпак началась в три года, когда ее мама отнесла фотографии дочки в актерское агентство. Почти сразу девочку начали снимать в рекламе — сначала для «Киндер-сюрприза», а затем в рекламе сока «Фруктовый сад», где Диана предстала в образе «Сливы лиловой, спелой садовой».

Прославил же Диану рекламный ролик сока «Моя семья», где она произносила свою коронную фразу «А ты налей и отойди!». За эту работу девочка получила приз за лучший женский образ 2003 года на XIII Московском международном фестивале рекламы.

Благодаря успехам в рекламе на Диану обратили внимание кинорежиссеры. В 2005 году она снялась в полнометражном фильме «Лесная Царевна» режиссеров Александра Басова, и Теймураза Эсадзе. В том же году Диана, пройдя огромный конкурс, была утверждена на роль Лизы Орловой, дочки главной героини (которую играет Татьяна Догилева) в сериале «Люба, Дети и Завод».

С ролью Диана справляется на отлично во многом благодаря маме. Вместе они разбирают каждый эпизод, репетируют реплики. Юная актриса к своей работе относится со всей серьезностью. «В свои 8 лет Диана настоящий профессионал, — говорит Татьяна Догилева. — Бывает, что съемки затягиваются до полуночи, и тогда она, конечно, жалуется: «Я сейчас упаду от усталости», но, тем не менее, выходит на площадку и делает все, что велит режиссер».

Диана признается, что пока еще не знает, будет ли она в будущем актрисой. Пока же ей приходится нелегко. Уроки в школе, занятия на фортепиано и, конечно же, съемки, которые порой продолжаются по 10 — 12 часов в сутки. Но Диана не жалуется, наверное, поэтому ей все удается.

Александр Шпак — полная биография

Александр Шпак - полная биографияРодился Александр Каминский в городе Шелехов, Иркутской области. Родители; Лидия Ефимовна и Геннадий Андреевич — простые рабочие, всю жизнь проработали на заводе ИРКАЗ. Единственного сына отдали в семилетнем возрасте в танцевальную студию ДК «Металлург» и тем самым определили его судьбу.

Все школьные годы Саша танцевал и выступал на сцене. Потом увлекся драматическим искусством. Так что все свободное от школы время делил между танцами и драматическим кружком, переиграл и перетанцевал все, что было можно в его лета, в художественной самодеятельности. А затем поступил в Иркутское театральное училище на отделение «Актер драматического театра». Одновременно с учебой работал в музыкальном театре. После училища душа разрывалась от желания играть и в драме, и в музыкальном театре. Выбрал второе, потому что хотел петь, танцевать и играть. А чтобы петь профессионально, еще раз поступил в театральное училище — на отделение «Актер музыкального театра», окончил его и теперь поражает публику синтезом своих талантов.

В ноябре 2006года, в городе Екатеринбург, Александр Каминский успешно показался на первом международном конкурсе артистов оперетты и мюзикла имени В.Курочкина, стал лауреатом конкурса и обладателем приза «Зрительских симпатий». В апреле 2013года, за высокие достижения в области театрального исскуства, Александр получил Благодарность от Министра Культуры Российской Федерации Мединского В. Р.

До приглашения в Москву, Александр работал в Иркутском музыкальном театре в качестве артиста балета и солиста-вокалиста. За годы работы в Иркутском театре, Александр принимал участие в спектаклях;

БАЛЕТЫ -«Ангел», «Мелодии старой Вены», «Красный сарафан», «Эсмеральда», «Дивертисмент модерн», «Мгновения любви», «Кошкин дом», «Жизель», «Кармен-сюита», «Идол», «Порги и Бесс», «Щелкунчик», «Легенда о любви», «Сотворение мира», «Чиполлино»

СПЕКТАКЛИ — «Графиня Марица» — реж. Ю. Гвоздиков, «Веселая вдова» — реж. Н. Печерская, «Летучая мышь» — реж. М. Лукавецкий, «Ночь в Венеции» — реж. Н. Печерская, «Сильва» — реж. Н. Печерская, «Цыганский барон» — реж. М. Лукавецкий, «Парижская жизнь» — реж. А. Зыков, «Баядера» — реж. Я. Лебедев, «Холопка» — реж. Л.Халифман, «Скрипач на крыше» — реж. Н. Печерская, «Девичий переполох» — реж. Л. Халифман, «Граф Люксембург» — реж. Н. Печерская, «Травиата» — реж. Н. Печерская, «Шельменко-денщик» — реж. Н. Печерская, «Крошка» — реж. В. Бородин, «Алеко» — реж. Н. Печерская, «Покорить звезду Голливуда» — реж. В. Бородин, «Али-Баба и сорок разбойников» — реж. О. Портнягин, «Юнона» и «Авось» -реж. Н. Печерская, «Госпожа министерша» — реж. О. Портнягин, «Бременские музыканты» — реж. Н. Печерская, «Проделки Ханумы» — реж. О. Портнягин, «Муха Цокотуха» — реж. Н. Печерская, «Как проучить мужа» — реж. О. Портнягин, «Служанка-госпожа» — реж. О. Портнягин, «Быть женщиной-это прекрасно» — реж. Э. Корсаков, «Бал в «Савойе» — реж. Н. Печерская, «Снежная королева» — реж. О. Портнягин, «Иисус Христос-суперзвезда» — реж. Н. Печерская, «Герцогиня Герольштейнская» — М. Лукавецкий, «Ах, эти милые грешницы» — реж. О. Портнягин, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» — реж. Н. Печерская, «Прекрасная Галатея» — реж. А. Прасолов, «Хелло Долли» — реж. М. Лукавецкий, «Джельсомино» — реж. Н. Печерская, «Ах, высший свет!» — реж. О. Портнягин, «Бабий бунт» — реж. О. Болдырев, «Хлопотун» — реж. О. Портнягин, «Прощай ХХ век!» — реж. Н. Печерская, «Золотой цыпленок» — реж. О. Портнягин, «Медиум» — реж. Н. Печерская, «Сильва» — реж. В. Цюпа и др.

Сегодня, Александр Каминский сиграл роли в фильмах: «Внимание, говорит Москва» — реж. А. Сурин, «Все включено-2» — реж. Э. Радзюкевич, а так же активно участвует в концертной и гастрольной деятельности. Роли в спектаклях ; «Девочка со спичками», «Гадкий утенок», «Времена года», «Золотые хиты мирового мюзикла», «Энни», «Спящая красавица», «Золушка», «Щелкунчик», «Мистер Икс», «Граф Люксембург», «Буратино», «Цыганский барон», «Холопка», «Сильва», «Красотка кабаре», «Сказки Венского леса», «Большой вальс», «Заколдованная принцесса», «Баядера» и др. имеют успех не только в крупных Российский городах, таких как Владивосток, Хабаровск, Улан-Удэ, Чита, Иркутск, Красноярск, Норильск, Абакан, Барнаул, Пермь, Казань, Уфа, Архангельск, Астрахань, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск, Мурманск… но и за рубежом – Японии, Израиле, Германии, Украине, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Италии, Франции, Португалии, Бельгии, Норвегии, Франции и др.

Шпак Георгий

, генерал войска ВДВ

( . ) Россия До сих пор один момент у меня не выходит из памяти. Я улетал на вертолете из Ханкалы в Моздок. Вертолет поднялся, накренился на заход. И я вижу сверху поле голое — и он посреди него стоит. Один. Я могу поклясться кем угодно — внутренний голос мне тогда сказал: посади вертолет, забери сына. Ты видишь его в последний раз. Я бросился к окошку, посмотрел еще раз. И решил, что такие вещи делать нельзя. И улетел. Олег погиб 29 марта.

Автор: Елена Лория

Статья: «НАШИ ДЕСАНТНИКИ ПРОИГРЫВАЮТ АМЕРИКАНЦАМ ТОЛЬКО В БАСКЕТБОЛ»

Застать генерала Шпака на месте очень сложно. Наша встреча переносилась три раза. «Срочные дела», — объясняли помощники. «Торопитесь, у вас на все есть один час, включая дорогу. Потом я надолго уезжаю в командировку», — предупредил сам Шпак.

Час вылился в трехчасовую беседу. А командировка, как выяснилось, была запланирована лишь на следующий день. Просто генерал хорошо знает журналистов и пытается хоть как-то их дисциплинировать. Для человека, каждый день встающего в шесть утра и командующего таким непростым родом войск, это нормально. Но в остальном Георгий Шпак меньше всего похож на строгого генерала. Кажется, он с гораздо большим удовольствием говорит о литературе, театре и машинах, чем о военных делах. Правда, и от неприятных вопросов не уходит. Шпак давно уже привык к ним.

— Георгий Иванович, говорят, у вас сложились очень непростые отношения с Генштабом. Точнее, с Анатолием Квашниным. Что вы не поделили?

— Я думаю, неверно говорить о сложных отношениях между мною и Квашниным. Да, некоторые разногласия существуют, но они сугубо военные. И это нормально. А разногласий личностного характера у нас нет — мы с Квашниным знаем друг друга очень давно, вместе учились, играли в волейбол. Мне кажется, тут больше журналисты постарались — ищут «жареное» в наших отношениях. Я думаю, зря.

— А с чем тогда связано регулярное появление слухов об отставке генерала Шпака?

— Не знаю даже. Ведь особых претензий к моей службе нет. Недостатки были, это правда. Были даже чрезвычайные происшествия в частях, за которые можно снимать с должности. Но за семь лет, что я командую Воздушно-десантными войсками, этот вопрос никогда не ставился. Другое дело, что в этом году мне исполняется 60 лет. 8 сентября у меня истекает срок службы. А как уж там со мной поступят высшие руководители страны и Вооруженных сил, я не знаю. Но, по крайней мере, писать рапорт о продлении я не буду. Это точно!

— Готовясь к дембелю, задумываетесь ли вы о преемнике?

— Естественно! У нас в ВДВ много достойных кандидатур — практически все мои замы. Но кто станет командующим, решать президенту. Наверняка могу сказать лишь одно: это будет десантник. Моряками не может командовать пехотинец, а летчиками — моряк!

— Ну а как насчет запасного аэродрома? Очень многие генералы сейчас идут в политику. У вас не возникало таких мыслей?

— Да уже сейчас таких предложений множество! Но говорить о них подробнее не буду — время не пришло. А в том, что военные уходят в политику, я не вижу ничего плохого. Посмотрите на Калининградскую, Московскую, Ульяновскую области. Эти люди продемонстрировали отличные организаторские способности. Десятки великолепных офицеров и адмиралов сегодня находятся в Госдуме. И никто из них не опозорил ни честь мундира, ни честь депутата Думы. Это ведь закономерное явление, и это мировой опыт! Начиная со Второй мировой войны офицеры в отставке, генералы и адмиралы получают престижные должности в политике. Де Голль, Эйзенхауэр, Рабин. Военные люди дисциплинированны, послушны, в достаточной степени умны и образованны и умеют управлять большими массами людей. Сегодня этот опыт востребован.

Учитель в погонах

— У вас, насколько я знаю, докторская степень?

— Да. И кандидатская, и докторская. Еще будучи начальником штаба, я увлекся педагогикой. Сначала это было просто изучение каких-то книг, а потом я уже решил, что надо серьезно заниматься этой наукой. Мне друзья помогли. Один из них — доктор педнаук Игорь Биочинский увлек меня и в какой-то степени заставил написать кандидатскую. Тема — подготовка военных курсантов. Защитился я в апреле 1994 года в Казани в гражданском вузе, чтобы не говорили, что генерал Шпак использует свою власть. Потом начал собирать материал на докторскую. Ее защитил в 2000 году в Ярославском госуниверситете.

— Зачем генералу-десантнику быть доктором педагогических наук?

— Я практические цели преследовал. Мои методические разработки используются в нашем рязанском институте. Лекции я и в Москве, и в Рязани читаю. Ну и себе хотел доказать, что могу!

— Что произошло с экспериментом по переходу на контрактную основу? Он не удался?

— Это почему же? Эксперимент идет. Первый этап закончился в декабре прошлого года. Второй этап — с 1 января по 30 мая. И в этот период мы должны набрать 2800 человек. Людей мы собираем по военкоматам всей России. Приезжают 100 человек, остаются 50. И сами уходят, и мы отсеиваем. По здоровью, по психике. Попадаются ведь и наркоманы, и алкаши. До 1 января 2004 года мы должны доложить президенту о завершении эксперимента. Солдатам-контрактникам будут платить 5500 рублей. Поверьте, для многих, особенно если ребята из деревни или маленького городка, где нет никакой работы, эти деньги — богатство!

— У вас есть возможность сравнивать наших десантников и иностранных. А кто круче — американцы или ваши подчиненные?

— Я внимательно наблюдал за действиями специальных подразделений и в Боснии, и в Косово. И считаю, что наши солдаты более выносливы, более приспособлены к жизни в тяжелых полевых условиях. Они более ответственны и меньше боятся смерти.

— Не знаю, видимо, из-за суровых жизненных условий. Ну и наверняка — наш русский авось. Единственное, в чем мы уступаем американцам, — так это в экипировке. А сколько соревнований мы проводили с американскими солдатами! И во всех побеждали без всякой предварительной подготовки. Мы им проигрывали только в баскетбол. Но это потому, что у них много темнокожих. А они очень хорошо играют. А еще наш солдат намного чистоплотнее. Русские десантники даже в полевых условиях спят на простынях, а американцы не раздеваясь залезают в спальный мешок.

— Может ли наш десантник выжить на необитаемом острове?

— Конечно! И в «Последнем герое» он обязательно победил бы. Конечно, если это не первогодок, а уже обученный солдат, знакомый и с полевыми условиями, и с системой выживания.

— А сами вы выжили бы на острове?

— А как же?! (Смеется.) Я очень упорный.

— И червяков бы ели? Скользких таких, шевелящихся.

— Конечно. (Генерал даже не поморщился). Мы проводим занятия для спецподразделений, когда с минимальным количеством запаса воды и продуктов отправляем ребят на срок, который заведомо превышает эти запасы. И все остальное солдат должен добыть в поле, в лесу, в ручье, в реке, в земле.

Под куполом

— Говорят, вы до сих пор прыгаете с парашютом. Сколько у вас прыжков?

— (Ни на секунду не задумывается). 565. Из них два за границей — в Америке и в Германии.

— Парашют сами укладываете?

— Да нет, конечно! Но умею это делать.

— А какие-то приметы есть?

— А как же! Десантники все суеверные! Мы, как и летчики, никогда не говорим «последний раз» — только «крайний». А еще я не называю число 13. Всегда говорю: «середина».

— Когда летите с парашютом, о чем думаете?

— Да ни о чем! Просто лечу и наслаждаюсь жизнью. Ну и к приземлению готовлюсь. Иногда приземление сложнее, чем отделение от самолета. Особенно если ветерок дует. А первый раз я прыгнул 17 января 1963 года, мне было 20 лет.

— Вам помогли? Или как?

— Или как. Сам, конечно! Хотя у нас есть прибор КВ. Для тех, кто не хочет прыгать. КВ — это коленовыбрасыватель. Шучу.

— Нет. Когда ты уже обработан воспитателями, офицерами ВДВ, то не можешь не пойти на этот прыжок. Это будет страшный позор. Почти все прыгают самостоятельно. Может, не совсем осознанно, но самостоятельно.

— Талисман у вас есть?

— Я всегда брал с собой часы «Победа», подаренные отцом. Простенькие, но надежные. А сегодня уже как-то без талисманов обхожусь.

— Ваш сын Олег погиб в Чечне. Если бы можно было все вернуть назад, вы не пустили бы его туда?

— Очень сложный вопрос. Очень. Олег ведь видел себя только военным. Десантником. И когда он окончил школу, то твердо знал, что пойдет в рязанское училище. Я его не останавливал. После окончания Олег получил назначение в Ульяновск, был командиром взвода. А потом попросился в Югославию, под Вуковар. Это было лето 1994 года. Меня многие отговаривали: не посылай, там стреляют. Через год он вернулся. Подлечился в госпитале (у него очень сильно болел желудок и после автомобильной аварии было сильно разбито колено), и к этому времени пришла очередь его батальону убыть в Чечню.

— Он вас предупредил?

— Олег позвонил и сказал: «Папа, не вздумай делать что-то, чтобы я не поехал. Иначе будет скандал». И в конце февраля 1995 года улетел в Моздок. Можно было, конечно, его оставить.

А 15 марта я проверял войска ПриВО. Был и у него на позициях, они под Аргуном стояли. Олег очень быстро вписался в боевую обстановку. А 17 марта я улетел. И до сих пор один момент у меня не выходит из памяти. Я улетал на вертолете из Ханкалы в Моздок. Вертолет поднялся, накренился на заход. И я вижу сверху поле голое — и он посреди него стоит. Один. Я могу поклясться кем угодно — внутренний голос мне тогда сказал: посади вертолет, забери сына. Ты видишь его в последний раз. Я бросился к окошку, посмотрел еще раз. И решил, что такие вещи делать нельзя. И улетел. Олег погиб 29 марта.

— Часто его вспоминаете?

— Очень. Скоро уже восемь лет, как он погиб. Я с Олегом мысленно очень часто разговариваю. Мне, как мужчине, тяжело чувствовать, что за мной никого нет. Одни девочки. Внук есть, тоже Олег.

— На внука не переносите чувства к Олегу?

— Я его очень люблю. И кстати, они очень похожи. Учил я плавать дочь и сына. Лена поплыла сразу, через два часа уже плавала. А Олега недели две уговаривал залезть в воду. Он боялся. Точно такая же картина с внуками. Аня сразу поплыла, а Олег — нет.

— Вы правильный дедушка? Занимаетесь с внуками?

— Если мы выезжаем за город, то Аня с Олегом обязательно со мной

утром по росе бегают босиком. Ноги приучил каждый вечер холодной водой мыть. Я их стараюсь закаливать. Хотя Лена, дочь, ворчит на меня. Сам-то я уже 14-й год занимаюсь моржеванием. Летом — в ручье. Зимой — в Москве-реке. Она зимой довольно чистая.

— Зачем вам это? Или просто постоянно себе что-то доказываете?

— Да затем, чтобы не проводить полжизни в больнице. Я не говорю, что проживу 300 лет. Я проживу столько, сколько мне отпущено. Но свою жизнь человек должен провести за столом, на лыжах, в проруби, на свежем воздухе! И постоянно быть веселым, бодрым, сильным и не горбатым! В 50 лет уже люди стариками выглядят. А все потому, что ленятся.

Горячая точка

— Вы прошли Афганистан, Югославию, Чечню. Где было сложнее и страшнее?

— В Югославии было попроще. Хотя и там было очень опасно, особенно в самом начале — под Вуковаром, в Сараево. Мы ездили, а по нам стреляли снайперы. Откуда — даже понять было невозможно. А как сравнить афганские события и чеченские. Это две абсолютно разные страны. Разные условия. И сказать, где тяжелее, а где легче, очень сложно. Например, в декабре 1994 года, когда готовилась первая операция, мы провели на аэродроме в Моздоке 10 суток. И по существу в бой поставили необстрелянных людей. Это сыграло свою роковую роль, особенно во время новогоднего штурма.

— Можно было избежать этой ошибки?

— Да. Надо было все проработать теоретически, как следует изучить разведданные, отработать план захвата города и провести операцию в плановом порядке, как это было в Афганистане. Тогда думали: сможем испугать противника огромным количеством техники, двумя группировками, расчленив Грозный на две части. Ничего не получилось. Они были подготовлены к этой операции и просчитали наши шаги.

— Когда стало ясно, что проиграли?

— Как только началась операция.

— А к Афганистану, вы говорите, были подготовлены?

— В Афганистане я командовал 350-м парашютно-десантным полком, с которым первым вошел в Кабул. 27 декабря 1979 года мы начали операцию. А за три месяца до вторжения, в сентябре, небольшая группа офицеров и генералов ВДВ была направлена в Кабул для проведения разведывательных действий. Мы несколько дней изучали маршруты, улицы, зазубривали все наизусть. Причем не только днем, но и ночью — там ведь даже фонарей уличных не было. Поэтому надо было научиться ориентироваться в полной темноте.

— Во дворце Амина были?

— Был. Рано утром я вошел во дворец и какой-то офицер показал мне, где был убит Амин: он прыгнул за барную стойку, а туда бросили гранату. Офицер показал комнату, где он лежал, комнаты женщин. В одной из них было зеркало, все забрызганное кровью, а посредине — дырка от пули. Везде валялись шкуры, одежда, драгоценности. Этот офицер мне говорит: «Бери что хочешь — на память». И я взял кусочек хрустальной подвески от люстры в кабинете Амина. Она у меня дома хранится. Больше ничего не взял — мы тогда были хорошо подготовлены и хорошо воспитаны.

— Как вы думаете, будет война с Ираком?

— Будет. По моим подсчетам, боевые действия продлятся 4-5 месяцев. Затем присутствие американцев будет, по всей видимости, в течение года. Потом войдут миротворческие силы таких государств, как Эстония, Литва, Польша, Румыния.

218 суток в командировке

— На отдых-то остается время?

— Обычно я мало отдыхаю. В 2001 году у меня было 218 суток командировок. Обычно два раза в год беру отпуск. В марте на две недели мы всей семьей едем под Самару, на могилу сына. И в сентябре ездим туда же — 4 сентября у него день рождения. Ну а оставшиеся дни, как правило, отдыхаю в доме отдыха или санатории. За границей только один раз отдыхал, на Кипре.

— Очень. Правда, все отдыхающие бегали смотреть, как я в море купаюсь.

— Вас узнают даже на отдыхе?

— Нет. Просто это в марте было.

— Тогда их можно понять. А машины вы любите?

— Еще как! У меня была «Волга», я ее продал и купил «Мицубиси Галант». Семилетка, но в отличном состоянии. Но, к сожалению, несмотря на колоссальный опыт вождения, я как-то не вписался в поворот и очень сильно помял правую сторону. Пришлось мне ее отремонтировать и продать — ремонт очень дорого обошелся. Так что сейчас у меня машины нет. Но ездить обожаю. В отпуск — только на машине! В 1964 году я был членом сборной команды училища по пятиборью. Один из видов — фигурное вождение машины. С тех пор и полюбил езду. «Мицубиси» мне нравится тем, что она очень скоростная и интеллигентная машина. Но на первом месте все же «Мерседес». У меня когда-то был «Мерседес», правда, старенький. Но впечатление о нем осталось до сих пор. Это — машина для русских дорог, но высочайшего качества исполнения. Он бы и до сих пор бегал, но его по глупой случайности сожгли. Один товарищ в салоне неаккуратно курил.

— Курить бросил 21 год назад. А вообще курил с первого класса. Нас, пацанов, старшие заставляли собирать окурки у кинотеатра, «стрелять» у прохожих сигареты. Профессиональным курильщиком я стал где-то со второго класса. Я рос вместе с никотином. А отец меня нещадно хлестал ремнем. В общем, было за что. Но я его просто обожал!

— Домашние обязанности у генерала Шпака есть?

— Если жена попросит, то я никогда не отказываюсь. И мусор могу вынести, и пропылесосить. Правда, без особого удовольствия. А вот зимой на морозе, на свежем снежке ковер почистить — это запросто!

По первой специальности я — помощник машиниста

— Если бы не пошли в ВДВ, то кем бы стали?

— Вообще-то я закончил железнодорожное училище. По первой специальности я — помощник машиниста тепловоза. Где-то даже удостоверение есть. И если бы не пошел в армию, то поступал бы в Гомельский железнодорожный институт. Кстати, его заканчивал мой родной брат. Он сейчас работает представителем Белорусской железной дороги в Варшаве.

— А что читает командующий ВДВ? Наверное, только военную литературу?

— Что вы! Я очень люблю читать. И, кстати, вот такое вы у кого-нибудь видели? (Достает из ящика стола толстую тетрадь.) Я записываю все книги, которые прочитал. Смотрите: «Охота на любимцев Гитлера», Трошев «Моя война», Васильев «Россия. Век уходящий». (Перелистывает страницы). «Мент в законе». Ну, это детективчик. Кстати, очень люблю детективы. Маринину обожаю. Но на первом месте у меня все же Акунин. Вот. Веду учет.

— Наверное, и в театр ходите?

— Театр обожаю! И драму, и комедию, и балет, и мюзиклы. Не пропускаю ни одного нашумевшего спектакля. На «Нотр-Дам» сходил. Великолепно!

— На кого попали — на Петкуна или Яременко?

— Конечно, на Петкуна! Очень он мне понравился. И на «Чикаго» с женой были. Жаль, что никак не соберусь «Норд-Ост» посмотреть. И на «Иствикских ведьм» тоже надо сходить. Надо же знать, что это такое, раз все говорят! Как только вернусь из командировки — обязательно схожу.

— Какой тип женщин вам нравится?

— Белокурые и не худые. Такие женщины созданы для любви.

— Нет. Но увлекающийся.

— Жареная картошка с яичницей.

— Шампанское брют. Хотя на охоте могу и рюмку водки выпить.

— Джип или спортивный автомобиль?

— Пьер Безухов. Это очень сильная личность.

— Их много. «Калина красная», «Тихий Дон», «Офицеры».

— Как переводится ваша фамилия?

— Как вас называют дома?

— От чего не можете отказаться?

— От утренней зарядки.

— Скорее да, чем нет.

— Футбол или хоккей?

— Умеете носить костюмы?

— Да. Мне одинаково комфортно и в форме, и в «гражданке».

Биография

Георгий Иванович Шпак родился 8 сентября 1943 года в городе Осповичи Могилевской области. В 1960 году после окончания девятого класса поступил в Минское железнодорожное училище №3. В 1962 году Октябрьским РВК Минска был направлен на учебу в Рязанское высшее воздушно-десантное училище, которое окончил в 1966 году.

Июль 1966-сентябрь 1970 — командир взвода курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного училища.

Сентябрь1970-август 1973 — командир роты курсантов.

Август 1973- командир батальона -август 1975 — командир батальона.

Август 1975-июнь 1978 — слушатель Военной академии имени Фрунзе.

Июнь 1978-сентябрь 1980 — командир парашютно-десантного полка.

Сентябрь 1980-апрель 1983 — начальник штаба воздушно-десантной дивизии.

Май 1983-август 1986 — командир воздушно-десантной дивизии.

Сентябрь 1986-июль 1988 — слушатель Военной академии Генштаба.

Асгуст 1988-октябрь 1989 -заместитель командующего 14-й ОА.

Октябрь 1989-октябрь 1991 — командующий армией в ЛенВО.

Октябрь 1991-август 1992 — начальник штаба Туркестанского округа.

Август 1992-декабрь 1996 — начальник штаба Приволжско-Уральского военного округа.

С декабря 1996 года по настоящее время — командующий ВДВ.

Награжден орденами Красного Знамени, «За службу Родине и ВС СССР» III степени, «За военные заслуги», медалью «За боевые заслуги».

Женился в августе 1968 года. Жена — Алевтина Григорьевна Шпак. Дочь Елена — военнослужащая, капитан. Сын Олег погиб 29 марта 1995 года в Чечне.

Пресс прессы

Генерал Шпак не теряет формы одного из лучших командиров-десантников — на турнике он держит «уголок» дольше, чем многие подчиненные. Но одно плохо — мотаясь из одной горячей точки в другую по служебным делам, военачальник не стесняется делать заявления, которые выводят из себя генералов-молчальников из Генштаба. Например, о том, что потери десантников в чеченской войне (с октября 1999 г. по декабрь нынешнего года) составили всего 330 солдат и офицеров. Тогда как общий урон федеральных сил за тот же период достиг почти в 5 тысяч человек. А ведь ВДВ несут основную боевую нагрузку в контртеррористических операциях, и вывод о подготовке прочих войск можно сделать только отрицательный. Слишком уж прямолинеен и откровенен генерал в своих высказываниях и по другим военно-политическим вопросам, волнующим общественность. Обо всем этом в высоких кабинетах Минобороны, естественно, вслух не говорят. Держат как бы в уме. Официальный же повод для «высочайшего неудовольствия» Шпаком — неудачный эксперимент в псковской дивизии, которая должна быть переведена на контрактный принцип комплектования.

«Независимое военное обозрение», 20 декабря 2002 года.

Нелюбовь Квашнина к ВДВ родилась не сегодня и даже не вчера. С упорством маньяка он пытается «опустить» крылатую гвардию до разряда обычной пехоты. Даже после легендарного марш-броска десантников из Боснии в Косово, который прославил именно генерала Квашнина, он не изменил своего отношения к ВДВ. Многие эксперты связывают это в первую очередь с его непростыми отношениями с командующим ВДВ генерал-полковником Георгием Шпаком, в котором начальник Генштаба видит серьезного конкурента.

«Московский комсомолец», 12 марта 2002 года.

Александр Шпак — полная биография

На сайте Pansion.tv быстрее всех появляются новые серии сериала «Закрытая школа».

Добавьте наш сайт в закладки, нажмите CTRL+D

Александр Шпак - полная биографияstranger Александр Шпак - полная биография15-03-2012, 01:30Просмотров: 9804

Александр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

Роман Бурденюк — российский кинооператор и сценарист, в том числе и оператор телесериала «Закрытая школа»
Рожден 17 февраля 1968 года в советском, теперь украинском городе Харькове.
В кинематографе работает с 2004 года как оператор и сценарист в жанрах драма, мелодрама, мистика, триллер, детектив, комедия
Знак зодиака — водолей

Фильмография:
— как оператор
2011-2012 — сериал «Закрытая школа»
2011 — сериал «Хозяйка моей судьбы»
2009 — сериал «Спальный район»
2009 — сериал «Люди Шпака»
2007-2012 — сериал «Татьянин день»
2005 — сериал «Адъютанты любви»
2004-2005 — сериал «Грехи отцов»

— как сценарист
2010 — сериал «Солдаты. И офицеры»

Александр Шпак — полная биография

Шпак Кузьма Викторович – заместитель командира отделения автоматчиков 384-го отдельного батальона морской пехоты Одесской военно-морской базы Черноморского флота, старшина 1-й статьи.

Родился в 1918 году в городе Екатеринодар (ныне Краснодар) в семье рабочего. Русский. Окончил 8 классов. Работал трактористом на стройке.

В Военно-Морском Флоте с 1939 года. Службу проходил на Черноморском флоте в авиационных частях.

На фронте в Великую Отечественную войну с июня 1941 года. Участвовал в обороне Одессы и Севастополя. С 1942 года служил в 322-м батальоне морской пехоты Черноморского флота. В августе 1942 года участвовал в обороне Новороссийска, был ранен. После лечения в составе десанта под командованием Ц.Куникова в феврале 1943 года высадился у посёлка Станичка (ныне Куниковка) и участвовал в боях на захваченном плацдарме, названном «Малой землёй».

В мае 1943 года старшина 1-й статьи Шпак был направлен на должность заместителя командира взвода автоматчиков в сформированный 384-й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота. В сентябре 1943 года по боевой характеристике К.В.Шпак был принят в ряды ВКП(б)/КПСС.

Осенью 1943 года участвовал в десантных операциях в города Азовского побережья: Таганрог, Мариуполь, Осипенко (ныне Бердянск). За отличие в этих боях был награждён медалью «За отвагу». Затем были бои на Кинбурнской косе, освобождение посёлков Херсонской области Александровка, Богоявленское (ныне Октябрьский) и Широкая Балка.

Во второй половине марта 1944 года войска 28-й армии начали бои по освобождению города Николаева. Чтобы облегчить фронтальный удар наступающих, было решено высадить в порт Николаев десант. Из состава 384-го отдельного батальона морской пехоты выделили группу десантников под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. В неё вошли 55 моряков, 2 связиста из штаба армии и 10 сапёров. Проводником пошёл местный рыбак Андреев. Одним из десантников был старшина 1-й статьи Шпак.

Двое суток отряд вёл кровопролитные бои, отбил 18 ожесточённых атак противника, уничтожив при этом до 700 солдат и офицеров врага. Во время последней атаки фашисты применили танки-огнемёты и отравляющие вещества. Но ничто не смогло сломить сопротивление десантников, принудить их сложить оружие. Они с честью выполнили боевую задачу.

28 марта 1944 года советские войска освободили Николаев. Когда наступающие ворвались в порт, им предстала картина происшедшего здесь побоища: разрушенные снарядами обгорелые здания, более 700 трупов фашистских солдат и офицеров валялись кругом, смрадно чадило пожарище. Из развалин конторы порта вышло 6 уцелевших, едва державшихся на ногах десантников, ещё 2-х отправили в госпиталь. В развалинах конторы нашли ещё четверых живых десантников (одним из них был старшина Шпак). От тяжёлых ранений и отравления газами он умер в госпитале 10 апреля 1944 года. Геройски пали все офицеры, все старшины, сержанты и многие краснофлотцы.

Весть об их подвиге разнеслась по всей армии, по всей стране. Верховный Главнокомандующий приказал всех участников десанта представить к званию Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшине 1-й статьи Шпаку Кузьме Викторовичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Награждён орденом Ленина (20.04.1945, посмертно), медалью «За отвагу» (16.11.1943).

Их именем названа улица города, открыт Народный музей боевой славы моряков-десантников. В Николаеве в сквере имени 68-ми десантников установлен памятник. В посёлке Октябрьском на берегу Бугского лимана, откуда уходили на задание десантники, установлена мемориальная гранитная глыба с памятной надписью.

На родине Героя, в городе Краснодаре, его именем названа улица, на школе № 66 установлена мемориальная доска.

Александр Шпак - полная биография

Десантник из числа 68-ми Героев.

В ночь на 26 марта 1944 года в районе посёлка Богоявленского (ныне посёлок Октябрьский) отряд погрузился на 7 лодок и прошёл 15 километров вверх по Южному Бугу, оба берега которого были в руках врагов. На рассвете он высадился в порту города Николаева. Отряду была поставлена задача: скрытно высадившись в тылу, нарушить коммуникации, посеять панику, сорвать намеченный на 26 марта угон мирного населения в фашистское рабство, нанести удар по немецкой обороне с тыла и содействовать наступающим советским частям в освобождении города.

Бесшумно сняв 3-х вражеских часовых, десантники заняли круговую оборону в двухэтажном здании конторы элеватора (44 десантника), находящемся восточнее конторы деревянном домике (10 десантников) и каменном цементном сарае (9 десантников). Один матрос устроился в небольшом сарайчике. Вооружённые противотанковым ружьём и пулемётом в 30-и метрах юго-восточнее конторы, залегли на железнодорожной насыпи перед забором ещё 4 матроса. В главный опорный пункт превратили здание конторы элеватора. В стенах построек десантники пробили бойницы, двери и окна заложили кирпичом, ящиками с песком. Старшина Шпак занял позицию на 1-м этаже конторы.

На рассвете гитлеровцы обнаружили десантников и одну за другой предприняли 2 атаки. Их отбили десантники, находившиеся в прилегающих постройках. Бойцы конторы в бой пока не вступали. В 3-й атаке участвовал уже батальон гитлеровцев. В бой вступили все группы. Шпак из бойницы на 1-м этаже бил по наступающим фашистам из автомата. Цепи гитлеровцев таяли на глазах.

Подтянув в район порта до полка пехоты с танками, миномётами и артиллерией, гитлеровцы в середине дня предприняли очередную попытку сломить сопротивление десанта. Фашисты начали методично обстреливать из пушек и миномётов постройки, где засели десантники. От рушившихся стен они получали ушибы, но продолжали вести огонь по наступающему врагу. Пулемётчики и автоматчики метко разили фашистов. Вражеская атака снова захлебнулась.

Перед 5-й атакой фашисты подтянули шестиствольные миномёты и применили термитные снаряды. Они подожгли деревянный домик, где сражались 10 десантников, задымился и цементный сарай. До конца первого дня обороны десантники отбили ещё 3 атаки пьяных, обезумевших гитлеровцев. Здания подверглись бомбёжке мелкими бомбами с воздуха, обстрелу нескольких танков. В цементном сарае погибли 2 матроса. Были потери и в других точках обороны – в конце дня от нескольких танковых выстрелов рухнул горящий деревянный домик, погребя под руинами 4 матроса и 5 сапёров. В здании конторы потерь не было, но многие были ранены.

Утром 27 марта 1944 года в порт подошёл ещё один батальон противника, сопровождаемый несколькими танками, пушками и шестиствольными миномётами. В упор, прямой наводкой били они по бастионам десантников, поливали разрушенные стены из огнемётов. От прямого попадания артиллерийского снаряда на куски разнесло рацию, погибли 2 солдата-радиста. Связь с «Большой землёй» была утеряна. Командир и начальник штаба десанта с пакетом отправили через линию фронта разведчика, старшину 1-й статьи Лисицына, который, подорвавшись на мине и лишившись ступни ноги, всё-таки дополз до своих и передал донесение.

Появились потери и в здании конторы. Гитлеровцы многократно пытались пробиться к основной группе нашего десанта, но враг не мог пройти через маленькие «гарнизоны», расположенные в тридцати-пятидесяти метрах вокруг конторы. Когда у забора на железнодорожной насыпи погибли 2 десантника, в 2 других, получив ранения, отошли в контору, повалив забор, немцы устремились к конторе. Десантники встретили врага огнём. Шпак бил короткими очередями по фашистам из автомата.

Фашисты усилили артиллерийский и миномётный огонь. Враг стрелял по окнам и проломам. В комнатах было невыносимо жарко. Казалось, фашисты поставили перед собой задачу — сравнять с землей двухэтажное здание, сжечь его защитников. Моряки задыхались от едкого, удушливого дыма. Им приходилось не только отбиваться от врага, но ещё и вести борьбу с огнём, который возникал то в одной, то в другой комнате. Люди гибли от пуль, осколков снарядов и мин, от камней, то и дело отскакивавших от стен. И как бы ни было тяжело, никто не помышлял о сдаче на милость врага. Десантники стояли насмерть. Когда в середине дня погиб командир взвода автоматчиков младший лейтенант Чумаченко, старшина Шпак принял командование группой на себя.

Ко второй половине дня 27 марта практически все, оставшиеся в живых, были ранены и контужены. Перед началом 16-й атаки гитлеровцы провели очередной мощный артиллерийский обстрел зданий порта. Была разрушена лестница между 1-м и 2-м этажами конторы. Оставшиеся в бою десантники были разобщены.

16-я атака фашистов была наиболее массированной. Гитлеровцам удалось снова прорваться к зданию конторы, подорвать стену в боковой комнате и нескольким даже проникнуть на 1-й этаж. Во время отражения этой, 16-й атаки погибли большинство защитников здания конторы, в том числе начальник штаба отряда лейтенант Волошко и замполит отряда капитан Головлёв. Шпак, несмотря на ранение, заменил погибшего пулемётчика. Он сражался рука об руку с командиром десанта Ольшанским.

Фашисты наседали, оказавшись у самой конторы. Но тут матрос Ковтун и последний, оставшийся в живых, сапёр по имени Борис (Монастырских??) выбежали из конторы и открыли с фланга уничтожающий огонь по фашистам из пулемётов. Враг дрогнул и побежал. Смельчаки погибли в перестрелке, но их поддержали пулемёты со 2-го этажа конторы. 16-я трагическая атака была отбита… После неё из 44-х десантников, защитников конторы в живых осталось только 11, в том числе и смертельно раненные матросы Ковтун и Кипенко.

В вечерних сумерках пьяные фашисты предприняли 17-ю атаку. Они шли с трёх сторон, перешагивая через трупы. 9 десантников приняли бой. Фашисты стали забрасывать контору дымовыми шашками, в которых находилось какое-то ядовитое вещество. Оно вызывало ослабление всего организма, утомляемость, потом сон. У одной из амбразур был сражён насмерть командир отряда старший лейтенант Ольшанский. Шпак, почти теряя сознание от отравления газами, продолжал вести огонь из бойницы. Он был ещё дважды ранен, но не выпустил оружия из рук. Под покровом темноты единственный оставшийся на ногах десантник Николай Щербаков с помощью старшины Шпака построил небольшую перегородку из камней, которая спасла всех живых от 2-х огнемётных танков, принявшихся зверски сжигать погибших десантников.

Утром 28 марта фашистские автоматчики стали пробираться к погибшей конторе, чтобы посмотреть, сколько же всё-таки моряков противостояло их городскому гарнизону. Щербаков и Шпак увидели врага и приняли последний бой. Фашисты открыли ответный огонь. Это была 18-я, и последняя их атака. В это время в порт прорвались передовые отряды советских войск. Навстречу им из развалин цементного сарая вышли 5 моряков и из конторы Щербаков. Двоих раненных вынесли из сарая и отправили в госпиталь. В развалинах конторы нашли ещё 4-х живых израненных и отравленных газами десантников. Два десантника, не приходя в сознание, скончались на руках советских бойцов.

Кузьма Шпак вместе с оставшимися в живых бойцами из цементного сарая был помещён в госпиталь. Там он с Щербаковым и Удодом успел рассказать обстоятельства 3-дневного боя в здании конторы. Но организм не выдержал нескольких операций. 10 апреля 1944 года (успев узнать 9 апреля весть об освобождении Одессы) от 3-х ранений и газовой гангрены Кузьма Шпак умер в госпитале…

Александр Шпак — полная биография

Несколько лет назад, работая с атласом АССР Немцев Поволжья [1] , я обратил внимание на то, что в приложении к карте напротив аббревиатуры В.О.М.С. указано, что при составлении списка сельскохозяйственных предприятий значение этого слова редакторами не было обнаружено. Это обстоятельство меня удивило, т.к. будучи родом из тех мест, мне было очень хорошо известно не только значение этого сокращения, но и то, что Валуевская опытно-мелиоративная станция, а именно так расшифровывается слово ВОМС, была основана в 1894 году, носила имя учёного-почвоведа Павла Андреевича Костычева и была довольно известна как в России, так и за рубежом.

Этот, казалось бы, малозначительный факт всплыл в моей памяти, когда в феврале этого года на форуме сайта «Die Geschichte der Wolgadeutschen» при обсуждении темы о шлюзах в селе Верхний Еруслан (Гнадентау) прозвучал вопрос о назначении этого гидротехнического сооружения.

Эти два обстоятельства и явились причиной появления на свет очерка, в котором на примере Валуевского орошаемого участка освещается история возникновения и развития регулярного самотечного (правильного) и лиманного орошения в заволжских степях Немповолжья, а также дать ретроспективный обзор деятельности знаменитой в своё время Костычевской сельскохозяйственной опытной станции, более известной как ВОМС. Заканчивается очерк небольшой заметкой, посвящённой мосту со шлюзами, расположенному на реке Еруслан близ бывшего немецкого села Гнадентау.

Все описываемые в очерке гидротехнические сооружения и населённые пункты знакомы мне не понаслышке, а мой отец, на воспоминаниях которого и построен очерк, проработал на этих объектах около двадцати лет, начиная с 1947 года, в качестве рабочего на ремонте шлюзов, дежурстве при задержании воды на шлюзах и на «захвате» воды; участвовал он и в работах по подсадке зелёных насаждений по каналам, на поливе люцерны, уборке семян люцерны и зерновых, заготовке сена и житняка в лиманах. На кирпичном заводе он принимал непосредственное участие в изготовлении кирпича и его обжиге. Пришлось поработать ему и на ВОМСе — в лаборатории и на опытных делянках. В совхозе «Посевной» он начинал свою трудовую деятельность рабочим, а по окончании бухгалтерских курсов в Саратове работал в совхозной конторе бухгалтером.

Александр Шпак
р.п. Средняя Ахтуба
Февраль-март 2009 г.

1. Валуйский казённый орошаемый участок

Степное безводное пространство было бы, конечно, совсем невозможно для земледелия, если бы человек не стал искусственно добывать себе воду в колодцах и ериках, устраивая в последнем случае поперёк них плотины для удержания снеговой воды. Небольшая плотины, в 3-4 метра высотой и в 30-60 метров длинной, удерживала воду в небольшом, протяжённостью в один, два, три и более километров, ерике, иногда в продолжение целого года. Без помощи учёных-техников крестьяне додумались во многих местностях до устройства плотин для запруд, которых в конце XIX века в Новоузенском уезде Самарской губернии насчитывалось более одной тысячи.

Устройство запруд и плотин требовали от сельских жителей больших усилий, трудов и знаний. Например, для устройства плотины в колонии Розенталь потребовалось в своё время привести на место строительства с каждого двора до 20 возов земли. А община села Альт-Веймар строила 3-х верстную плотину рабочими силами 181 человека в продолжении пяти недель в три осени до заморозков с 1879 по 1881 годы, причём на работу обязаны были выходить все работники и работницы села. Позже жители этого же села устроили коллективным трудом для двух лиманов вал, один длинной в три версты [2] , другой — в две.

Первенцем же искусственного орошения в заволжских степях считается лиман Савинский. В 1841-1842 годах крестьяне из села Савинка и немцы-колонисты из колонии Ней-Галка запрудили низину на левом берегу реки Торгун, устроив земляную плотину длинной в четыре версты. На постройку её требовалось доставить на место каждому домохозяину 23 квадратных метра срезанного плугом дёрна и от 5 до 10 возов земли. Паводок постоянно заливает запруду, и лиман работает исправно уже более 160 лет.

Постепенно плотины стали возникать одна за другой. На Торгуне появилась целая система, известная под названием Казачья. Позже лиманами нагрузили небольшую степную речку Солёная Куба.

Так как крестьяне неурожай на сено признавали главной причиной упадка их благосостояния, то они всегда обращали особое внимание на устройство и поддержание лиманов и плотин, служивших не только для водопоя скота, но и для образования сенокосов. В некоторых селах Заволжья таких плотин было по нескольку. Например, немецкая колония Варенбург имела 5 плотин, а колония Штрасбург — 4.

В конце XIX в. министерство государственных имуществ провело ряд ирригационных работ в Николаевском и Новоузенском уездах Самарской губернии. В частности, на реке Солёная Куба, не далеко от впадения её в реку Еруслан, был построен орошаемый сельскохозяйственный участка со смешанным типом орошения, сочетающим правильный и лиманный способы орошения [3] . Уникальность этого сооружения состояла в том, что полив земельных участков производился без механического подъема и подачи воды на поля.

Проведение оросительных работ было поручено водной экспедиции министерства земледелия и государственных имуществ. В 1879 году в район южного самарского Заволжья направляется экспедиция под начальством генерал-майора И.И. Жилинского. После изысканий, проведённых на юге Самарской губернии в бассейне реки Еруслан, было определено место строительства будущего орошаемого участка — долина рек Солёной Кубы и Белой Кубы, близ села Валуйка [4] Старополтавской волости Новоузенского уезда на Валуйской оброчной статье [5] .

В 1881 году работы по строительству Валуйской системы искусственного орошения были завершены. Результатом этих работ явилась система для орошения земельных участков правильным способом на 1850 десятинах [6] ; кроме того орошение одновременно правильным и лиманным способом было устроено на 600 десятинах и затоплялось одним лиманным способом 3655 десятин. Протяжённость плотин составила 14 верст, оросительных валов — 26 верст, магистральных каналов и их ветвей — 45 верст, всей сети — 162 версты. Устройство орошения обошлось в 260 тысяч рублей, по 105 рублей на десятину. Для характеристики доходности Валуйской системы орошения приведём несколько цифр. На рубеже двух веков, 19-го и 20-го, по Валуйскому казенному имению неорошаемые сенокосы давали от 6 до 10 рублей дохода с десятины, а орошаемые — от 16 до 33 и даже до 46 рублей (люцерна); пахотные земли без орошения шли в аренду по 5-6 рублей, а с орошением — по 16-32 рубля за десятину, с платой еще по 5 рублей с десятины за саму воду. На этом участке получали прекрасный урожай трав — люцерны, тимофеевки и т.п.

Чуть раньше, в 1878 году, подобная система регулярного орошения была построена в частном имении в Области Войска Донского под руководством генерала А.М. Жеребцова, выпускника французского университета в городе Сорбонна, талантливейшего человека и великолепного организатора. После тщательного исследования местных условий Жеребцов выбрал бассейн реки Берёзовки, где в 1878 году начал вести работы. Венцом их стала Дудачинская оросительная система с площадью поливного участка в 1310 гектаров. Жители Фроловского района Волгоградской области могут увидеть её — на местности ещё видны кое-где развалины некогда прекрасного инженерного сооружения — всё, что осталось от знаменитой Дудачинской системы. А ведь до 1917 года прибыль от использования орошения достигала здесь до 15, а то и 32 процентов на затраченный капитал, сверх земельной ренты.

Однако, вернёмся к Валуйской системе орошения. Сама по себе система смешанного самотечного (правильного) и лиманного орошения является, как всё гениальное, простой и, в то же время, уникальной по своему исполнению. Суть её заключается в том, что та же вода, после затопления одних участков, употребляется для полива нижележащих полей. Как же была устроена и как работала эта система на практике? Разберём подробно.

Александр Шпак - полная биографияАлександр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

В пойме реки Солёная Куба была возведена главная плотина длинной 5 километров, которая в период весеннего половодья должна была образовывать пруд (водохранилище) объемом 10,5 миллионов кубических метров при условии полного его заполнения; глубина пруда у основания плотины достигала 8 метров (фото 1, фото 2). Километрах в пяти ниже главной плотины, поперёк долины реки Солёная Куба был насыпан земляной вал, образующий ещё один пруд, но меньшей площадью, с полезной ёмкостью 7,5 миллионов кубических метров и глубиной у основания не более 5,5 метров. В самой низкой части этого пруда были сооружены затворы водоспуска — сливные шлюзы в количестве 64 штук (см. схему). Створки шлюзов были деревянные в металлической окантовке. Размер створок составлял примерно 1 метр в длину и 2 метра в высоту. Для удобства работы со шлюзами, вдоль них был возведён мост, по которому мог перемещаться даже транспорт (фото 3). Основание шлюзов и моста, водобойный и сливной полы были выложены из красного кирпича. По всей оси этого сооружения был прорыт шурф [7] , глубиной около 1,5 метров, полностью заложенный кладкой из красного кирпича. Шлюзы открывались и закрывались с помощью бронзовых гаек и винтов с ленточной резьбой. Имеются сведения, что были они изготовлены в Англии по специальному заказу. Таким образом, нижний пруд являлся запасным водохранилищем, отчего и получил название Запáсное, а верхний — главным водохранилищем.

Александр Шпак - полная биография

Во время паводка вода из Солёной Кубы наполняла до краёв главный пруд и в наиболее низкой части главной плотины (см. захват на схеме) лишняя вода естественным путём стекала в запасной пруд (фото 4). В тот момент, когда паводок начинал сходить, производился так называемый «захват воды». Делалось это следующим образом. В том месте главной плотины, где полая вода естественным путём наполняла запасной пруд, возводилась временная плотина, представляющая собой вал, сооруженный из плетня [8] , укреплённого навозом. Вал возводился шириной приблизительно 2-3 метра; длинна же его составляла 500-700 метров, а высота — 1-1,5 метра. Захватом воды завершался этап по наполнению водой главного водохранилища. В период половодья одновременно с наполнением главного водохранилища, наполнялся и запасной пруд (фото 5, фото 6). Надо иметь ввиду, что всё это время сбросные шлюзы запасного пруда были открыты. После захвата воды в главном водохранилище проход воды через запасной пруд продолжался, в зависимости от половодья, ещё приблизительно в течение недели. Когда прибытие воды, наконец, останавливалось и уровень её начинал понижаться, перекрывали все 64 шлюза, обеспечивая, таким образом, задерживание воды в запасном пруду.

Александр Шпак - полная биографияАлександр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

Во время больших паводков, после наполнения водой главного и запасного пруда, излишки воды могли проходить из главного пруда по естественной низине у левого края главной плотины. Далее вода шла через запасной пруд, сквозь шлюзы на мосту и через лиман (фото 7) стекала в реку Еруслан. В отдельные годы, когда воды бывало особенно много, вода могла пойти в обход вала запасного пруда. В таких случаях вода уходила по естественной низине в Белую Кубу. Таким образом, сколь бы ни был высок паводок, естественный рельеф местности и верный инженерный расчёт исключали переполнение прудов и разрушение плотины или земляного вала. Сегодня, в век развития высоких технологий, мы по справедливости должны отдать должное искусству инженеров конца XIX века, от которых требовались большие знания при устройстве правильного орошения с необходимыми при этом сооружениями, плотинами, прудами, водоспусками, шлюзами с дамбами при них, а также правильное расположение главных и распределительных каналов и примыкающих к ним отводных, оросительных и спускных рвов.

Александр Шпак - полная биография

Александр Шпак - полная биография

Удержанную таким способом в искусственных водохранилищах воду использовали для полива сельскохозяйственных культур. Полив осуществлялся сначала из запасного пруда. С помощью двух распределительных шлюзов вода для орошения подавалась по двум главным каналам — Николаевскому и Петровскому. Распределительные шлюзы были сооружены из красного кирпича и деревянных затворов, регулируемых с помощью бронзовых гаек и винтов с ленточной резьбой. Оба канала имели ширину 4-5 метров, а в глубину достигали до 2-х метров. По всему орошаемому участку вдоль каналов высаживались деревья и кустарники ивовых пород (верба, ветла, тополь и пр.). Это делалось, с одной стороны, для укрепления берегового грунта каналов, а с другой стороны, зелёные насаждения создавали микроклимат на орошаемом участке, что превращало эту местность в экзотический рукотворный оазис в засушливых заволжских степях (фото 8). На снимке 1950-х годов (фото 9) виден ещё рабочий канал, но некоторые регулировочно-распределительные шлюзы и переходные мостики уже разрушены.

Александр Шпак - полная биография

Когда вода в запасном пруду заканчивалась, пускали воду из главного (основного) водохранилища. Происходило это, как правило, в июне, но в зависимости от погодных условий, сложившихся в том или ином году, это могло попадать на начало, середину или конец месяца. Так или иначе, воды для полива из запасного пруда хватало не более, чем на 1/3 поливного сезона. Для использования воды для полива из главного водохранилища на главной плотине был устроен перепускной шлюз. Над этим шлюзом было возведено строение, которое называлось главной водораспределительной башней. Башня поражает взор своей изящной архитектурой и напоминает собой небольшой сказочный замок (фото 10).

От перепускного шлюза по дну запасного пруда были прорыты два канала, называемых также главными — один канал шёл к шлюзу Николаевского канала, а другой — к шлюзу Петровского канала. Когда открывали перепускной шлюз, то вода поступала через главные каналы соответственно в Николаевский и Петровский каналы. Таким образом, после опустошения запасного пруда, орошение полей продолжалось из главного водохранилища. Полив сельскохозяйственных культур осуществлялся в течение всего сезона и запасов воды хватало на все 1651 га при любой засухе.

От основных каналов — Николаевского и Петровского — отходили оросительные (поливные) каналы непосредственно по полям орошения, которые по площади были не большие — 1-6 га, и назывались планки или полянки. Из основных каналов в поливные вода попадала через поливные шлюзы, выложенные из красного кирпича и имевшие деревянные створки в металлической окантовке. Таких поливных шлюзов на всём орошаемом участке было около сотни. Из поливных каналов, так же через поливные шлюзы, вода выпускалась на поля (планки), обозначаемые номерами — поле № 1, 2, 3 и т.д. Полив осуществлялся по бороздам, напуском или лиманным способом.

На южной оконечности орошаемого участка Николаевский и Петровский каналы имели устройства для сброса воды. Из Николаевского канала вода сбрасывалась в реку Белая Куба, а из Петровского — в Еруслан. При сбросных устройствах имелись домики, в которых жили работники — регулировщики воды; они же являлись учётчиками воды и назывались управляющими. Сброс Петровского канала находился у Тихонова Хутора — имения купца Тихона — получившего со временем название хутор Старый Тихонов. А у сброса Николаевского канала образовался Шпаков Хутор, названный по фамилии основателя этого хутора.

Ниже запасного пруда, между каналами Николаевским и Петровским, был построен лиман Петровский длинной около двух и шириной около полутора километров. После паводка, в месте, где вода естественным образом стекала в реку Еруслан (см. «прорва» на схеме), возводился временный земляной вал, вода задерживалась, образуя лиман. Глубоко увлажнённая почва давала хороший урожай сена. Когда-то здесь был посеян пырей ползучий [9] , который рос без подсева десятилетиями и давал высокие урожаи питательного сена.

Начало ХХ века ознаменовалось для заволжских степей бурным внедрением лиманного орошения. За 1900-1912 годы в Заволжье заливали этим способом более 14 тысяч гектаров. Так, рядом с Валуйским орошаемым участком находился лиман Кусумбай, а южнее, за рекой Белая Куба лиман Шиловский, площадью более 600 гектаров. В последнем была посеяна другая ценная кормовая трава — житняк [10] , также дававшая без подсева на протяжение нескольких десятков лет богатый урожай сена.

Старый Хутор

Александр Шпак - полная биография

Во время строительства Валуйского орошаемого участка на берегу реки Солёная Куба, у основания главной плотины, был заложен хутор. Здесь было построено несколько жилых домов и подсобных помещений, а также большой двухэтажный дом (фото 11), в котором в 1879 году жил замечательный инженер, генерал-майор Иосиф Ипполитович Жилинский, начальник строительной экспедиции. Здесь же находилась библиотека, в которой были собраны книги по вопросам строительства гидротехнических сооружений, периодические издания на тему проведения опытно-исследовательских работ в области орошения в различных климатических зонах, журналы наблюдений и прочие научные труды. Поскольку хутор располагался на Валуйской оброчной статье, то и называться он стал, соответственно, Валуйка, а несколько позже — Старые Валуйки. До 1917 года хутор Валуйка вместе с участком орошения являлся казённым имением и состоял в ведении экспедиции по орошению юга России и Кавказа. По сведениям Самарского статистического комитета за 1910 год в хуторе было 18 дворов и в них проживало 139 человек, в том числе 80 мужчин и 59 женщин. За имением числилось 9244 десятин казённой земли, в том числе удобной — 6642 десятины. Здесь была своя метеостанция, а также агроном.

В 1894 году в тех же владениях Валуйского имения была открыта Валуйская сельскохозяйственная опытная станция, ставшая в последствие знаменитой не только в России, но и за её пределами, Костычевской опытной станцией. Историю образования и развития Костычевской опытной станции мы рассмотрим ниже, в главе «Валуевская опытно-мелиоративная станция». Здесь же лишь укажем, что в 1918 году Валуйский орошаемый участок был преобразован в Валуевскую Государственную мелиоративную станцию. С этого момента за хутором Старые Валуйки закрепилось название Старый Хутор. В 1926 году здесь насчитывалось 19 домов и проживало 54 человека.

В конце 1920-х годов, в связи с образованием Валуевской сельскохозяйственной и мелиоративной опытной станции имени профессора П.А. Костычева, Валуевский орошаемый участок был объединён с Костычевской сельскохозяйственной опытной станцией. Позже, в 1930 году, орошаемый участок был передан в образованный по инициативе станции орошаемый скотоводческий совхоз № 100 имени Молотова (позже — совхоз «Посевной»). В результате, из шести хуторов, имевшихся у станции, на ней осталось лишь два хутора, один из которых — Старый Хутор — было намечено ликвидировать и перебросить постройки частью в организованный совхоз, а частью же на Костычев Хутор, где должна была теперь сконцентрироваться вся жизнь Валуевской опытной станции.

В конце 1940-х годов остатки Старого Хутора были переданы в совхоз имени Молотова. К этому времени в хуторе кроме двухэтажного, бывшего генеральского, дома было ещё несколько жилых домов и производственных построек. В хуторе проживало не более десяти семей.

На сегодняшний день Старый Хутор прекратил своё существование, хотя его можно ещё и до сих пор отыскать на современной топографической карте Волгоградской области.

Вот как описывает свою поездку в Старый Хутор, осуществлённую на рубеже XX и XXI веков, один из местных волгоградских писателей [11] :

«Когда едешь по грейдеру, с трудом угадываешь степную речку Солёную Кубу. За ней виднеются дома под жестяными красными крышами, а ближе видны дома из красного кирпича старинной кладки. Появились большие деревья. Я пригляделся, деревья были старые, располагались они в определённом порядке, а не как кому вздумается. Чем-то были похожи на старых поседевших ратников. Они устали от сражения, но так и остались в пешем сомкнутом строю. Некоторые совсем усохли, некоторые надломились, но не упали, а так и остались в наклонном положении, опираясь на плечи некогда могучих своих сотоварищей. Да, когда-то их посадили люди по контуру орошаемых полей. Эти поля давно уже потеряли свой первоначальный лик. Такое чувство я испытывал, когда подъезжал к Лермонтовским Тарханам, или к Ясной Поляне. Это были «Валуйки», некогда попросту называли этот орошаемый участок в целом. Было время, когда её (Валуйки) знал весь научный мир России и Европы.

Преодолев мостик, вскоре мы подъехали к двухэтажному деревянному дому. Дом большой, вроде ничего особенного и в то же время всё в нём особенное, и высокие поверх овальные окна, и парадный вход, под узорчатой шатровой крышей, и даже мезонин уютно примостился над вторым этажом. Бросилась в глаза какая-то архитектурная изящность, не броская, едва уловимая легкость и даже весёлость. Строители видимо рассчитывали на то, чтобы работники станции, живя в глухой заволжской степи, не только чувствовали себя уютно, но и не очень ощущали оторванность от культурных центров. Теперь так не строят, разве что на богатых дачах и то не за свои кровные. Однако, во всем была видна обветшалость, заброшенность. С конца 60-х годов всё это было передано местному совхозу. Так дом по существу оказался бесхозным, ненужным. И теперь без ремонта и ухода продолжал ветшать. Почвоведы рассказывали, что жил в нём, пока строили орошаемый участок, сам генерал Жилинский. Из материалов библиотеки установлено, что велись исследовательские работы по рассолению орошаемых земель Заволжья. Я обратил внимание на старые книги и журналы. Посмотрел один журнал, второй, третий, издано в Санкт-Петербурге год 1909, 1910, 1912. Откуда такая древность? Остатки библиотеки сгребли бульдозером в яму. И это уже никому ненужно. Сплошные научные стать, в т.ч. знаменитого Гедройца. В одно время, как я потом узнал, к библиотеке проявил интерес начальник райотдела Старополтавской милиции. Приехал, поглядел и ахнул — такое богатство без присмотра, так не гоже и решил на свой страх и риск учредить в библиотеке милицейский пост. Через какое-то время начальника милиции перевели, то ли освободили. Одним словом «ушли», а вместе с ним «ушли» и милицейский пост. Так библиотека дождалась своего бульдозерного ножа.

Я шагал по широкой и высокой плотине самого главного сооружения. По обеим сторонам вековые вербы, как охрана. Плотина удерживала воду в водохранилище, из которого она распределялась по орошаемым участкам самотеком. Выглядела она так, как будто построили её вчера, а не сто лет назад. Не мало я повидал гидросооружений, построенных нынешними мелиораторами, при помощи мощной техники, а не бычьей силой и обыкновенной двуручной тачкой, рассчитанной на одну человеческую силу. Через 8-10 лет, а то и меньше, их уже не узнать. Они разваливались, оползали, приходили в негодность.

Примерно по средине плотины виднелось небольшое кирпичное строение. К нему я и направился. Строение из красного кирпича, кладка литая с чуть заметным как нить швом. Не домик, не будка, а скорее часовенка с фигурными башенками по карнизам и с непонятным мне знаком на таком же фигурном фронтоне. Знак из металла грубой кузнечной ковки, чем-то напоминающий букву «S». Заглянув внутрь, я всё понял — это же главный перепускной шлюз. Деревянные полы от постоянной сырости почти сгнили, а подъёмный механизм совершенно целый, рабочий, причём ручной. В глубине бетонного колодца, покрытого тёмной зеленью, слышался капельный перестук. При взгляде на стены, в глазах неожиданно зарябило от надписей — Вера + Петя = любовь до гроба и т.д., и т.п. На стенах не было живого места, все исчеркано, исцарапано от пола до потолка. Это уже знаки нашего времени — студенты-практиканты, аспиранты и молодые учёные, любители-экскурсанты и др.»

Кирпичный завод

Надо заметить, что вся кирпичная кладка гидротехнических сооружений, а также производственных, жилых и подсобных помещений выполнялась из красного кирпича, который вырабатывали на собственном кирпичном заводе, устроенном километрах в двух от хутора Валуйка (ныне Старый Хутор) вниз по течение реки Солёная Куба, на левом её берегу. На площадке кирпичного завода работало до трёх печей обжига с объемом выработки до 20 тысяч штук кирпичей в каждой печи. Глина и песок для производства брались в полутора километрах от кирпичного завода, на берегу Солёной Кубы, из-под кручи [12] . Кирпич-сырец изготовляли как механическим путём, с помощью ленточного устройства, так и вручную — в деревянных рамках, по конструкции напоминающих лестницу. Каждая печь производила до 3-х обжигов за сезон. Материалом для обжига служила обыкновенно солома, бурьян, камыш, чакан [13] и пр. Таким образом, кирпич обходился достаточно дёшево и вырабатывался весьма отменного качества. На каждом кирпиче стояло клеймо «КУ», т.е. казённый участок. Между прочим, на наличие кирпичного завода при хуторе Валуйка указывается в списке населённых мест Самарской губернии, изданном Самарским государственным статистическим комитетом в 1910 году. Это свидетельствует о том, что к этому времени завод продолжал функционировать и имел более или менее важное значение. С 1930 года кирпичный завод стал принадлежать совхозу № 100 имени Молотова. В 1949 году завод выработал 43,6 тысяч штук кирпичей.

Посевной

Во время строительства Валуйского орошаемого участка несколько в стороне от Николоаевского канала, ближе к реке Белая Куба на казённом участке были заложены два хутора — хутор Посевный и хутор Новый. Расположены они были в непосредственной близости друг от друга и в 1910 году имели общий земельный участок в размере 8740 десятин удобной казённой земли. В хуторах жили рабочие, обслуживавшие орошаемый участок — поливальщики, ремонтники и др. В списке населённых мест Самарской губернии, изданном Самарским статистическим комитетом в 1910 году, оба хутор показаны в Старо-Полтавской волости Новоузенского уезда в 160 верстах от Саратова, в 15 верстах от волостного села Старая Полтавка и в 32 верстах от железнодорожной станции Гмелинская. В хуторе Посевный имелось 14 дворов и в нём проживало 65 человек, в том числе 45 мужчин и 20 женщин. В хуторе Новый также было 14 дворов, но здесь проживало 42 человека — 18 мужчин и 24 женщины.

Неизвестно, какие события разворачивались в хуторах Посевный и Новый в годы революции и гражданской войны и с какого времени хутор Посевный стал именоваться Посевной, но в предварительных итогах Всесоюзной переписи населения 1926 года по АССР Немцев Поволжья, изданных в Покровске в 1927 году, находим оба хутора в составе Валуевского сельсовета Старо-Полтавского кантона АССР НП. В 1926 году в хуторе Посевной насчитывалось 17 домов, в которых проживало 69 человек, в том числе 36 мужчин и 33 женщины. По национальному составу жителей хутор считался русско-немецко-украинским. В 1926 году в нём проживало 16 немцев.

Зимой 1929/30 года Валуевская опытно-мелиоративная станция подняла вопрос об организации животноводческого хозяйства с выделением ему орошаемого участка и уже в 1930 году на землях хуторов Посевной и Новый был образован орошаемый скотоводческий совхоз имени Молотова № 100. С этого момента хутор Посевной становится на многие годы центральной усадьбой совхоза. Хутор же Новый по своей близости расположения к хутору Посевному, слился с последним.

В 1930-1940-е годы совхоз «Сотый», как его очень часто называли ещё и в 1950-х годах, входил в систему «Немскотоводтреста». По данным статистики на 1 января 1933 года в совхозе числилось 110 рабочих. Земельный фонд составлял 6240 гектар, из которых в 1932 году под посевами было занято лишь 800 гектар. Хозяйство имело 950 голов крупного рогатого скота, из которых 298 голов составляли дойное стадо. В совхозе было три трактора общей мощностью 40 лошадиных сил и 159 голов рабочего скота в переводе на лошадей.

Что для севера России клевер, то для юга — люцерна. Клевер не выносит сухого климата, а люцерна, наоборот, не нуждается в обильных дождях. Ее беспримерный по длине корень достает необходимую для растения влагу из нижних слоев земли, но зато по обилию листьев, люцерне нужно много солнца и возможно глубокая и однородная почва. А эти условия нигде так удачно не соединены, как в южной полосе.

В России всегда сеяли люцерну с голубыми цветками: этот вид, вследствие давней его культуры, называли посевным. Ещё голубую люцерну называли французской, очевидно, потому, что эта кормовая трава пришла в Россию из Франции, откуда долгое время выписывали её семена.

В 1940-х годах бывший Валуйский орошаемый участок эксплуатировался в основном для выращивание семян люцерны. Урожайность семенной люцерны в эти годы доходила до 1 центнера с гектара, а валовой сбор — до 200 центнеров в год. Если исходить из того, что по норме на один гектар посевов люцерны требуется от 4 до 10 килограммов семян, то можно легко представить себе, сколько гектаров люцерны можно посеять при таком валовом сборе. После несложных подсчётов получаем результат — от 2 до 5 тысяч гектаров ценнейшей кормовой культуры! Получаемые семена расходились не только по совхозам и колхозам СССР, но и продавались за границу. Особенно активно семена люцерны покупали у нас Великобритания и Голландия — страны, в которых содержались высокоудойные породы коров, которым в свою очередь требовалось большое количество высококачественного корма. Люцерна — растение семейства бобовых, с высоким содержанием белка, а значит большим количеством кормовых единиц.

Кроме люцерны, на орошаемом участке выращивали зерновые и другие сельскохозяйственные культуры. Причём, себестоимость продукции, получаемой с этого участка, была на несколько порядков ниже, чем с участков с механическим орошением. С самого начала эксплуатации орошаемого участка на нём применялись севообороты 5-6-7-ми и даже 8-мипольные, что предотвращало засоление почвы.

К 1950 году совхоз имени Молотова имел молочно-семеноводческое направление и входил в овощеводческий трест управления Юго-Востока министерства совхозов СССР. На 1 января 1950 года в хозяйстве работало 112 человек. Земельный фонд составлял 8750 гектар, из них пашня — 2437 гектар, в том числе орошаемая — 1651 гектар. Предприятие имело крупного рогатого скота — 531 голову, в том числе 147 голов составляли дойное стадо. В совхозе было 24 трактора, 9 комбайнов, 4 автомобиля — 2 полуторки и по одному ГАЗ-51 и ЗИС-5; 59 голов рабочих лошадей и 69 рабочих волов.

Посёлок Посевной был небольшим. К 1950 году здесь было всего 44 жилых дома. Все жилые дома и подсобные помещения, построенные до 1917 года, были выложены из красного кирпича или же были деревянные, но обязательно на фундаменте из красного кирпича. Каменных (кирпичных) домов было 7, деревянных — 33 и саманных — 4. Кроме того, было 18 жилых землянок. В посёлке имелись производственные постройки: многоярусный с закромами, сортировочным и сушильным оборудованием склад сельскохозяйственной продукции; плотницкий и механический цеха, конюшня для лошадей, загоны для быков и пр. Были своя школа, клуб, детские ясли, две бани, медпункт, электростанция мощностью 28 киловатт. Кстати, электроэнергией совхоз начал пользоваться с 1938 года.

В конце 1950-х годов, когда с российских немцев были частично сняты ограничения на перемещение, на Волгу стали возвращаться депортированные в 1941 году немецкие семьи. В свои родные сёла немцам было запрещено возвращаться, им там отказывали в прописке, поэтому приходилось искать сёла, где можно было поселиться хотя бы поближе к родным местам. Одним из таких пристанищ стал посёлок Посевной. В этот период директором совхоза имени Молотова был И.Ф. Гагарин. Невзирая ни на какие указания сверху, он активно принимал в совхоз возвращающихся на Волгу немцев. Гагарин лично ездил по районным инстанциям и добивался для них разрешения на прописку. Среди первых, кто вернулся на Волгу в 1956 году и поселился в Посевном были семьи Эммануила Эдуардовича Пфлаумера и Александра Грауберга. В марте 1956 года моя тётя, Бастер Эмма Карловна, вместе с мужем, Арнольдом Петровичем, и дочерью Лидой приехали из Коми АССР и поселились сначала на ВОМСе, а затем в Посевном. За ними последовали мои дедушка, Шмидт Карл Карлович, и дядя, Шмидт Александр Карлович, со своими семьями. Затем приехало ещё несколько немецких семей. Из проживавших в Посевном в 1950-1960-х годах немцев вспоминаются также: братья Рафаил и Петр Адлер, братья Петр и Иосиф Вероховские, Иосиф Штеерт, Александр Лоренц, несколько семей Вебер и др. Многие из них были выходцами из соседнего немецкого села Ромашки (Штрасбург).

В конце 1950-х годов совхоз имени Молотова был переименован в совхоз «Посевной», просуществовав под этим названием вплоть до развала сельского хозяйства, наступившего в России в результате так называемых демократических преобразований, начатых в 1990-х годах.

Посёлок Посевной ещё и сегодня можно найти на современных картах Волгоградской области. В действительности же посёлок прекратил своё существование ещё в конце 1980-х годов, когда центральная усадьба совхоза «Посевной» была переведена отсюда в село Новый Тихонов. Посетив эти места в 2000 году мы обнаружили на месте некогда процветавшего населённого пункта развалины, заросшие бурьяном, и всего лишь несколько уцелевших домиков, в которых доживали старики. От нашего родного дома не осталось и следа. Местность опустела и так изменилась, что мы с трудом определяли, где прежде находилось то или иное здание или сооружение.

2. Валуевская опытно-мелиоративная станция
имени П.А. Костычева

В 1891 году 20 степных губерний европейской части страны поразила катастрофическая засуха, за которой последовал голод 1891-92 годов. Лучшие умы России разрабатывали свои предложения и меры по борьбе с засухой. Наиболее кардинальным оказалось обращение Саратовского губернского земства и Саратовского общества сельских хозяев к Министерству государственных имуществ о проведении регионального съезда представителей сельских хозяев для выработки коллективного плана действий в борьбе с засухой.

Подготовку программы совещания и организацию съезда поручили инспектору по сельскому хозяйству Министерства государственных имуществ, известному учёному-почвоведу П.А. Костычеву. Осенью 1893 года в Саратове состоялся съезд представителей 11 губерний из числа крупных землевладельцев, губернских и уездных земств, сельскохозяйственных обществ, учебных заведений и крестьян. Съезд обратился к Министерству государственных имуществ с предложением об организации сельскохозяйственных опытных станций и опытных полей в каждой губернии.

По возвращении из Саратова П.А. Костычев приступил к выработке плана создания первой очереди сети научных учреждений по разработке приёмов сельского хозяйства. В соответствии с этим планом уже в 1894-1896 годах были открыты Шатиловская (в Тульской губернии), Валуйская (в Самарской губернии), Энгельгардтовская (в Смоленской губернии), Ташкентская (в Туркестане) опытные станции, а также Сухумская и Сочинская садовые опытные станции на Кавказе и Бессарабская винодельческая опытная станция в Кишинёве.

Костычев Хутор

Место под первую опытную станцию страны Костычев выбрал на территории Новоузенского уезда Самарской губернии, во владениях Валуйского имения, в котором с 1881 года существовал Валуйский орошаемый участок. Открытие первого казённого научного учреждения — Валуйской сельскохозяйственной опытной станции, состоялось осенью 1894 года. Под станцию было выделено 322 десятины земли, большей частью орошаемой. Штат состоял из трёх человек — заведующего и двух его помощников. Первым директором станции стал молодой агроном Василий Семёнович Бóгдан, которого лично хорошо знал П.А. Костычев. Богдан руководил станцией с 1894 по 1907 год. В 1900 году станция была переименована в Костычевскую опытную станцию — в память её основателя и разработчика первой научной программы Павла Андреевича Костычева.

Александр Шпак - полная биография

Тогда же километрах в двух от хутора Валуйка (ныне Старого Хутора) ниже по течению Солёной Кубы, на правом её берегу, был заложен посёлок, названный Костычев Хутор. Хутор представлял собой небольшой посёлок — десяток жилых домов и просторное деревянное здание — лаборатория, утопающих в зелени деревьев и кустарников.

В 1918 году Костычевская опытная станция была преобразована в Костычевскую сельскохозяйственную опытную станцию. В 1926 году здесь было 22 дома и проживали 71 человек.

В конце 1920-х годов Костычевская сельскохозяйственная опытная станция была объединена с Валуевской государственной мелиоративной станцией в связи с преобразованием первой в Валуевскую сельскохозяйственную и мелиоративную опытную станцию имени профессора П.А. Костычева. Об этом объединении мы уже упомянули в главе, посвящённой Старому Хутору, поэтому не будем останавливаться на нём ещё раз. Со временем название Валуевской опытно-мелиоративной станции было перенесено на Костычев Хутор. Название же Костычев Хутор с годами стёрлось из людской памяти и сегодня этот населённый пункт многим известен просто как ВОМС [14] .

Деятельность Валуевской опытно-мелиоративной станции
и эксплуатация бывшего Валуйского орошаемого участка

С деятельностью Валуевской опытно-мелиоративной станции связаны имена таких корифеев сельскохозяйственной науки, как почвовед Павел Андреевич Костычев и Василий Васильевич Докучаев, генетик Николай Иванович Вавилов и имена других известных учёных. Здесь проводились научные опыты по многим направлениям земледелия — это и выведение новых сортов кормовых и зерновых культур, и выявление наиболее благоприятных способов орошения в засушливой степной зоне, и вопросы осушения и рассоления почв и многое другое.

Первоначально планировалось проводить на опытной станции исследования лишь в поливном земледелии. Однако, молодой учёный В.С. Богдан, руководитель станции, существенно изменил программу работ. Его внимание привлекли степные и луговые травы по поймам степных речек. В числе этих трав особенно выделялся житняк. Местные жители издавна приравнивали житняковое сено к зерну овса по питательности. На эту степную траву ещё раньше обращал внимание и П.А. Костычев.

Уже в 1896 году В.С. Богдан высеял первые образцы дикорастущего житняка в питомнике станции. Он изучал особенности введения этого растения в культуру. В его опытах житняк давал до 290 пудов сена с десятины на неполивных землях и до 450 пудов на орошаемых. Уже через несколько лет Костычевская опытная станция стала ежегодно реализовывать крестьянам из Самарской губернии семена на сумму до 3 тысяч рублей. Сумма эта была равна бюджету станции, выделяемому правительством на год!

Изучая особенности произрастания житняка на солонцеватых почвах Самарской губернии, В.С. Богдан уже к 1902 году пришёл к выводу, что трава эта восстанавливает за 5-6 лет утраченное плодородие истощённых выпаханных земель. Именно благодаря опытам, проводимым Костычевской опытной станцией, началось признание житняка как культуры не только в России, но и во всех других странах с сухим климатом.

Высокую оценку В.С. Богдан дал и другому злаку — пырею ползучему. Он отметил, что это растение при ежегодном весеннем затоплении способно давать урожай от 180 до 450 пудов сена с десятины. Причём, при достаточном увлажнении пырей выдерживает засоление почв до концентрации 1,0-1,5 г/л.

Александр Шпак - полная биография

В своём первом научном отчёте В.С. Богдан писал о роли трав следующее: «Густой сетью тонких мочковатых корней они сильно опутывают почвенные частицы, скрепляя их друг с другом, придают почве так ценимое хозяевами зернистое строение. Почва с таким строением дождями трудно размывается, на ней не образуется после дождя корка, дождевая и снеговая вода быстро впитывается и не скоро высыхает».

На Костычевской опытной станции Василий Богдан первым в стране показал пример освоения природных возможностей региона, с учётом взаимоотношений растительности и почв. В частности, лиманное орошение степных трав В.С. Богдан выдвигал как основу землепользования падин [15] Заволжья. Столь же радикальным было его предложение по введению в культуру житняка на зональных неорошаемых землях. Именно здесь, на Костычевской опытной станции, Богдан первым в стране в 1897 году заложил севооборот под защитой постоянных кулис [16] из древесных и кустарниковых пород.

В 1950-х годах российские учёные обратили внимание на так называемую жёлтую люцерну и начали активно работать над выведением новых её сортов. Этой работой непосредственно занимались специалисты Валуевской опытно-мелиоративной станции. Желтая люцерна в степной полосе растет всюду, как самородная трава: на лугах, на мягких и старых перелогах [17] , реже на целинных степях, но всего роскошнее на перелогах перво- и второгодних, где встречаются участки до того зарастающие буркуном [18] , что можно подумать, что она здесь засеяна. Скот очень любит желтую люцерну, но только пока она еще молода и не отвердела. В этом состоянии она дает очень хорошее сено, а потому богатые такой травой участки всегда очень ценились.

В те же годы на ВОМСе работали над выведением новых сортов кустистой пшеницы, которая на опытных полях давала урожайность до 100 центнеров с гектара!

Не будем больше утомлять читателя всеми тонкостями земледельческой науки, решением проблем которой занимались учёные специалисты Валуевской опытно-мелиоративной станции. Заметим лишь, что глубокое знание природы Заволжских степей позволило П.А. Костычеву разработать такой план научных исследований первой опытной станции России, который определил её большие успехи на многие десятилетия вперёд. Невозможно переоценить роль опытной станции в области степного природопользования. Тем более, горько и больно сознавать, что сегодня Валуевская опытно-мелиоративная станция имени выдающегося учёного Павла Андреевича Костычева больше не существует, как впрочем и сам посёлок ВОМС, прекративший своё существование в 1990-е годы, в период развала российского сельского хозяйства.

Обратимся вновь к запискам неизвестного волгоградского литератора. Вот как он описывает своё «знакомство с некогда знаменитой на всю Россию и Европу Валуевской опытно-мелиоративной станцией. Вернее с тем, что от неё осталось» [19] :

«Километрах в двух от дома Жилинского виднелся небольшой посёлок — бывшей Костычевской опытной станции — жилые дома для сотрудников, контора, лаборатория. Заброшенный не жилой посёлок, весь в зелени. Ещё угадывались дорожки, обсаженные декоративным кустарником. Всё говорило о том, что он когда-то был ухоженным и уютным. Одноэтажная деревянная лаборатория чем-то отдалённо напоминала «дом Жилинского». К лаборатории была привинчена к стене железная доска, которая сообщала, что первый директор станции был известный профессор Богдан. Двери оказались не запертыми, я без труда вошёл внутрь, а затем по винтовой лестнице поднялся на чердак. В одном отсеке увидел целую гору пробирок всевозможной формы. В некоторых, закрытых пробками, ещё хранились семена трав и зерновых. Беру первую попавшуюся, читаю этикетку, год 1897 и латинское название культуры, на второй — 1905 год, на третье — 1912. Во втором отсеке лежали навалом пожелтевшие от времени тетради в твёрдых обложках, разграфленные типографским способом и заполненные от руки. Вскоре убеждаюсь, в этой куче лежали полевые журналы, журналы опытно-наблюдательских работ. Годы заполнения самые разные — от 1912-го до 1940-го. Поднявшись с невольной тоской, оглядел всё это добро и спустился вниз. Вот и состоялось моё знакомство с некогда знаменитой на всю Россию и Европу Валуевской опытно-мелиоративной станцией. Вернее с тем, что от неё осталось. Ощущение такое, будто побывал на обломках неведомой мне цивилизации. Уже садясь в машину заметил: в отдалении от пустых заброшенных домов на протянутой верёвке сушилось бельё. Дом едва виднелся, он как бы задвинут внутрь зелени. Значит кто-то всё-таки живёт. У речки сидел мужик, а в речке купались ещё двое и с ними женщина. Я ещё при подъезде обратил внимание на большой карьер, в котором работали эти люди. Вокруг карьера лежали уложенные для просушки кирпичи. Как потом узнал, когда-то был местный кирпичный завод, для строительства перепускных шлюзов орошаемого участка.»

3. Шлюзовой мост через реку Еруслан
и Гнадентаусский лиман

В 1920-х годах в Республике немцев Поволжья развернулось строительство грейдерных дорог. На строительные работы широко привлекалось местное население, причём существовала практика обязательного направления работника от каждой семьи на определённый срок. Мобилизовали у местного населения и тягловую рабочую силу — лошадей и волов вместе с телегами. Дорога кантонный центр Старая Полтавка — железнодорожная станция Гмелинская должна была пересечь на своём пути две реки — Еруслан и Солёную Кубу, а значить предстояло построить мостовые переходы через эти реки.

Александр Шпак - полная биография

Наиболее значительным по своим размерам и сложности конструкции объектом стал мост со шлюзами через реку Еруслан, который было намечено построить у немецкого села Гнадентау [20] . Именно здесь в 1928 году был возведён 20-тонный мост с тремя шлюзами, обеспечивающими задержание талых вод в пойме реки Еруслан.

Мост со шлюзами сооружён на бетонном основании и поставлен на деревянных сваях. Все конструкции моста выполнены из металла. Створки шлюзов — тоже металлические; размер их составляет около 5 метров в ширину и 4 метров в высоту. Подъем и опускание створок производился вручную с помощью шести специальных механизмов, установленных на эстакаде. Чтобы обеспечит доступ к подъемным механизмам, на эстакаде имелись лестницы высотой около 5 метров. Подъемный механизм состоял из двух зубчатых колёс и рукоятки; вращением рукоятки приводилось в действие маленькое колесо, заставлявшее в свою очередь вращаться большое колесо. Сбоку большого колеса приделан шкив, через который пропущена цепь. С помощью цепей, собственно, и происходил подъем створок шлюза.

Площадь затопления поймы во время весеннего паводка составляла довольно обширную территорию — около 30 километров в длину и 20 километров в ширину. Задержанная вода позволяла решать проблему орошения в засушливой степной зоне и снабжала водой во время поливного сезона лежащие вокруг сёла. Запасами воды, созданного во время весеннего половодья с помощью плотины в Гнадентау, пользовались, помимо самого села Гнадентау, сёла Кожушково, Квасниковка, Степанчуки, Лятошинка, Салтово и Шмыглино. В годы, когда бывало чрезвычайно большое половодье, вода выходила из берегов и по правую сторону реки, и по низинам затопляла часть земель немецких сёл Визенмиллер (Луговское) и Фридеберг (Мирное), расположенных на правом, высоком берегу реки Еруслан. В таких случая, как только уровень воды начинал падать, «прорва» (см. схему), проходившая по грейдеру справой стороны от моста по ходу течения реки Еруслан, заделывалась земляным валом, грейдер восстанавливался и по нему вновь начиналось движение. Таким образом, естественный рельеф местности создавал своеобразный аварийный выпускной клапан на случай большого паводка, что защищало мост от разрушения. Но выход воды на правую сторону происходил крайне редко.

Надо отдать должное идеи строительства моста с плотиной на реке Еруслан у села Гнадентау — благодаря задержанию вешних вод, вокруг всех перечисленных сёл развились прекрасные сенокосные и пастбищные луга с хорошим травостоем. В каждом селе произрастали фруктовые сады, приносившие богатый урожай яблок, груш, слив, тёрна и прочих плодов и ягод. Вся обширная территория поймы утопала в зелени. Здесь росли ива, тополь, берёза, осокорь, ольха, дуб, ясень, кустарники ивовых пород и другие виды деревьев и кустарников.

С возведением шлюзов и появлением возможности задерживать вешние воды в таком большом количестве и на довольно огромной территории, в пойме образовались многочисленные лиманы или просто временно затапливаемые водой низины. Площадь таких водоёмов была от 1 до 50 гектаров. В лиманах выращивали овощи, кормовые (свёклу) и зерновые культуры. Со временем стали делать временные, на 3-5 лет, орошаемые участки с механической подачей воды. Полив производился самотеком напуском или по бороздам. Урожайность выращиваемых на орошении культур в несколько раз превышала урожайность культур, выращиваемых на богаре. Соответственно и себестоимость продукции, полученной на орошении, была значительно ниже, чем продукции, полученной на богаре. Помимо всего прочего, благодаря более длительному сохранению влаги, в пойме сложился благоприятный микроклимат. Не будет преувеличением, если скажем, что здесь образовался настоящий оазис в засушливой степи, ставший излюбленным местом отдыха жителей сёл всей окрyги.

В 1950 году с мостом произошла история, едва не приведшая к разрушению всего сооружения. В то время край наш был ещё недостаточно электрифицирован. И вот, местным инженерам и мелиораторам пришла мысль, построить у мост гидроэлектростанцию. Был даже сделан специальный проект. Предполагалось снабжать электроэнергией районный центр Старую Полтавку и близлежащее село Верхний Еруслан (Гнадентау).

С правой стороны моста в плотине уложили на глубине одного метра ниже уровня воды трубу с турбиной. Во время паводка, как обычно, набрали максимальное количество воды в пойме. Турбину запустили. Однако, уровень воды в хранилище стал быстро падать. Провели обследование плотины и выяснилось, что вода уходит под фундамент моста. Во избежание разрушения мостового перехода, воду из хранилища пришлось выпустить. Зимой 1951 года водолазы тщательно исследовали подводную часть плотины и установили, что деревянные сваи подгнили, грунт у плотины со стороны сливного пола был размыта и часть бетонного основания моста держалась на весу. Турбину демонтировали, а мост ещё несколько лет выполнял свои функции.

В 1970-е годы, во время прокладки асфальтового покрытия по трассе Старая Полтавка — Гмелинка, мостовой переход через реку Еруслан было решено проложить несколько южнее существующего моста. Проезд по старому мосту был закрыт. Шлюзы к этому времени также прекратили использовать. Вот и стоит с тех пор всеми забытый, заброшенный и никому не нужный мост со шлюзами у бывшего немецкого села Гнадентау, привлекая к себе внимание лишь проезжающих мимо туристов, и как памятник человеческому гению и инженерной мысли.

Побывав в этих местах в 2000 году, мы смогли ещё раз убедиться в том, что это сооружение до сих пор не перестаёт удивлять нас своим величием.

[1] Karte der ASSR der Wolgadeutschen. Herausgegeben von Alfred Eisfeld. Nachdruck der Ausgabe Saratow 1934. Göttingen, 1997.

[2] 1 верста = 1,0668 километров.

[3] При лиманном орошении вся местность периодически заливается водой, которая остается на ней столь продолжительное время, пока почва не насытится. При правильном или поливном орошении вода проводится на орошаемый участок посредством целой системы каналов, канавок и бороздок и, переливаясь через края их, постоянно омывает почву.

[4] Село Валуйка (или Михайловка) — ныне село Валуевка Старополтавского района Волгоградской области, расположено на правом берегу р. Еруслан.

[5] Оброчные статьи — т.е. статьи отдаваемые в аренду, в наем. Казенными оброчными статьями в дореволюционной России называли казенные недвижимые имущества, отдаваемые в оброчное, с публичных торгов, содержание или, по безуспешности торгов, временно оставляемые в хозяйственном управлении того или иного учреждения ведомства министерства земледелия и государственных имуществ. Казенные оброчные статьи располагались преимущественно в средних, восточных и южных губерниях Европейской России. В состав этих оброчных статей входили имения, сенокосы, мельницы, рыбные ловли и т. д. Некоторые оброчные статьи содержали до 2000 и более десятин земли; но в большинстве случаев это были участки меньшего размера.

[6] 1 десятина = 1,09 гектар.

[7] Традиционно слово шурф обозначает неглубокую вертикальную или наклонную горную выработку для разведки ископаемых, для взрывных работ. В данном случае использование этого слова объясняется влиянием немецкого окружения, т.к. в широком смысле немецкое слово Schurf обозначает колодец или яму.

[8] Плетень — изгородь из сплетённых прутьев и ветвей.

[9] Пырей ползучий — ценное кормовое растение.

[10] Житняк — род многолетних трав семейства злаков, кормовая культура.

[11] Цитируемый фрагмент был выписан моим отцом из одной книги, автора которой и её название он, к сожалению, не записал. Мои попытки установить источник также не увенчались успехом.

[12] Круча — т.е. обрывистый берег.

[13] Чакан — водолюбивое южное растение с пахучими шпагообразными листьями, образует обширные заросли по берегам водоемов и болотам; то же, что рогоз.

[14] ВОМС — аббревиатура от Валуевская опытно-мелиоративная станция.

[15] Падина — низменное место.

[16] Кулисы — полосы из высокостебельных растений в паровом поле (кулисный пар), среди зерновых, овощных и других культур. Защищают посевы от засухи, суховеев, предохраняют озимые от вымерзания.

[17] Перелог — оставленный на длительное время без обработки, заросший пахотный участок земли.

[18] Буркун или бурунчак — так местные жители называют жёлтую люцерну.

[19] Цитируемый фрагмент был выписан моим отцом из одной книги, автора которой и её название он, к сожалению, не записал. Мои попытки установить источник также не увенчались успехом.

[20] Гнадентау (Росное, Собачий Колонок) — дочерняя немецкая колония, основанная в 1859 году. Сейчас село Верхний Еруслан Старополтавского района Волгоградской области.

Бoгдан Василий Семенович [11 (23) апреля 1865 — 3 октября 1939] — учёный-растениевод. По окончании Петровской сельскохозяйственной и лесной академии (1892) вёл научную работу на организованной им в 1894 Валуйской (Костычевской) опытной станции в Самарской губернии. Под угрозой увольнения за политическую «неблагонадежность» Богдан вынужден был переехать в Оренбург, где работал старшим агрономом Тургайско-Уральского переселенческого района (1893-1907). В 1910 организовал Краснокутскую опытную станцию. В 1911 Богдана избрали профессором Ново-Александрийского сельскохозяйственного института, но министерство народного просвещения не утвердило его, и только после 1917 Богдан занял кафедру в высшем учебном заведении. С 1917 — профессор Саратовского, а с 1921 — Кубанского сельскохозяйственного институтов. Богдан провел многочисленные геоботанические обследования целинных степей и залежей, разработал методику опытной работы в степных условиях, установил роль микрорельефа в почвообразовательном процессе, дал законченное представление о скороспелой залежи, об огромном значении травосеяния в повышении урожайности засушливых районов. В 1898-1900 ввел в культуру дикорастущий кормовой злак — житняк, который позже был использован как основной злаковый компонент травосмесей в степных районах. Автор сочинений: «Отчет Валуйской сельскохозяйственной опытной станции. 1895-1896», СПб, 1900; «Растительность Тургайско-Уральского переселенческого района», вып. 1, Оренбург, 1908; «Житняк (Ботаническая характеристика. )», в кн.: «Труды Краснодарской селекционной опытной станции», вып. 2, Ростов-на-Дону, 1937.

Александр Шпак - полная биография

Жилинский Иосиф Ипполитович (1834 — ?) — инженер, геодезист. По окончании курса наук в Институте инженеров путей сообщения занимался в геодезическом отделении Николаевской академии генерального штаба и в Пулковской обсерватории. В 1860 командирован в Минскую и Могилевскую губернии на триангуляционные работы. В 1863 назначен был помощником начальника градусного измерения дуги параллели 52° широты, а в 1870 утвержден начальником. В 1873 был назначен начальником экспедиции по осушению пинских болот (работы по осушению Полесья, начатые под его руководством с 1874 и продолжавшиеся около 20 лет, причем более 2? млн. десятин болотистых пространств обращено в культурные); в 1875 — начальником триангуляции в Полесье, через два года — членом военно-ученого комитета. В 1879 назначен членом совета министерства государственных имуществ. С преобразованием министерства назначен в 1894 управляющим вновь образованным отделом земельных улучшений. В 1879 руководил экспедицией по сооружению Валуйской системы орошения, в 1880 — экспедицией по сооружению системы 445 гектаров регулярного и 370 гектаров лиманного орошения у села Цаца в Астраханской губернии.

Александр Шпак - полная биография

Костычев Павел Андреевич (1847 — 1895) — ученый сельский хозяин. По окончании курса московской земледельческой школы и потом Санкт-Петербургского земледельческого института (1869), кандидатом сельского хозяйства, поступил (1872) преподавателем в этот институт, а после преобразования его — в лесной (1880), где преподавал почвоведение, состоя в то же время приват-доцентом земледельческой химии в Санкт-Петербургском университете, где получил (1881) степень магистра сельского хозяйства. В 1884 читал сельское хозяйство на высших женских курсах; одновременно с тем продолжая преподавательскую деятельность, состоял (1885) членом ученого комитета министерства государственных имуществ и агрономом (1887) при департаменте, а потом при главном управлении уделов; в 1893 назначен инспектором сельского хозяйства при департаменте земледелия и сельской промышленности, а в 1894 — директором департамента земледелия. В течение 21-летней преподавательской деятельности Костычев имел ученые командировки: в 1882 за границу, от главного управления государственного коннозаводства, для изучения вопроса о предохранительном прививании заразных болезней, производил исследования над бактериями, обусловливающими чуму рогатого скота и сибирскую язву; о результатах этих исследований были сделаны сообщения в различных учёных обществах; в 1884 — в Оренбургскую, Астраханскую и Ставропольскую губернии, Тургайскую и Уральскую области и во внутреннюю Киргизскую орду для изучения условий коневодства у обитающих там инородцев; в 1885 и 1887 — в великоандольское и бердянское лесничества для исследования степного лесоразведения с точки зрения почвоведения и в 1886 — для организации в разных губерниях опытов над суперфосфатами. Автор сочинений: «Нерастворимые фосфорнокислые соединения почв» (1881); «Посев полевых растений и употребляемые при нем машины и орудия» (1881, сообща с В. Черняевым); «Общедоступное руководство к земледелию» (1884); «Учение об удобрении почв» (1784); «Учение о механической обработке почв» (1885); «Почвы черноземной области России, их происхождение, состав и свойства» (I часть, 1885); «Возделывание важнейших кормовых трав» (1886) и «Обработка и удобрение чернозема» (1892). Кроме того, им переведено несколько сочинений по скотоводству и земледелию, частью с изменениями и дополнениями, и помещено много различных статей в сельскохозяйственные журналы.

Литература и источники

Буянкин В. Из агрономического прошлого Самарского Заволжья. К 140-летию со дня рождения Василия Богдана // Молва, 12 мая 2005.

Валуевская сельскохозяйственная и мелиоративная опытная станция имени проф. П.А. Костычева (Немреспублика). Отчёт о работах в 1930 г. Саратов, 1931.

Годовой отчёта совхоза имени Молотова за 1949 год.

Мельников А.Г. Шаги по земле: записки крестьянина. Волгоград, 2006.

Предварительные итоги Всесоюзной переписи населения 1926 года по АССР Немцев Поволжья. Покровск, 1927.

Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. / Под ред. В.П. Семенова. СПб, 1901, т. 6, Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье.

Сборник статистических сведений по Самарской губернии. Новоузенский уезд. Самара, 1890, т. 7.

Список населенных мест Самарской губернии. Самара, 1910.

Энциклопедический словарь. СПб: Изд. Брокгауз — Ефрон, 1890-1907.

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *