Александр Залдостанов — полная биография

Александр Залдостанов — полная биография

Залдостанов (Хирург) Александр Сергеевич

Советский и российский байкер, основатель и лидер старейшего в России байкерского клуба «Ночные волки», президент Российской ассоциации байкеров.

Семья

Вырос в семье врачей. Отец — Сергей Залдостанов — врач, прошёл Великую Отечественную войну. Мать – тоже врач.

Чтит Сталина, в ее доме до сих пор висит его портрет. В ответ на негатив в сторону легендарного генсека дает однозначный ответ: «Брешут».

У Александра есть сестра, тоже разумеется, врач. В настоящее время проживает и работает за границей.

В 1985 году Залдостанов женился на немецкой журналистке Матильде, дочери директора завода «Мерседес-Бенс» в Штутгарте. Впоследствии они развелись.

После развода с Матильдой, по слухам, у Залдостанова было еще несколько официальных жен и много любовниц. Точно есть сын Гоша. Говорят, что у Гоши есть братья. Александр всех своих детей признал и участвует в их воспитании.

Одного из сыновей Залдостанов пытался приобщить к байкерскому делу. К сожалению, все закончилось плачевно – мальчик получил серьезную травму обеих ног. В ходе операции ему была вставлена титановая пластина. Любых вопросов о личном Александр Залдостанов, семья которого — его байкеры, а дом — байк-центр, избегает. Он немедленно переводит тему в привычное русло — байк-шоу, дружба с президентом, православие и патриотизм.

Александр Залдостанов - полная биография

Биография

Александр Сергеевич Залдостанов родился 19 января 1963 года в Кировограде (УССР).

По окончании школы, выбрал профессию врача и уехал получать ее в столицу. В 1984 году окончил 3-й Московский медицинский институт и ординатуру. Работал в стоматологическуой поликлинике хирургом, специализировался по посттравматическим деформациям лица.

Днем он вел жизнь обычного советского гражданина, ночью – кожаная одежда, тусовки с друзьями, прослушивание запрещенной рок-музыки, пьяные потасовки. Драчливого неформала заметили и представили Русу Тюрину — лидеру металлистов «Черные тузы».

Саша-стоматолог понравился ему и стал исполнять при вожде роль работника информационного фронта, общаться с прессой. В то время многие катались по Москве на мотоциклах и Александр Залдостанов в 1987 году под влиянием друзей-рокеров купил себе первый мотоцикл «Ява».

Амбициозный, харизматичный, неудержимый в бою, бесстрашный Залдостанов приобретал все больше друзей-поклонников в своем кругу и в конце концов создал собственную группировку «Хирургия», а себе взял кличку «хирург». Страстно полюбив мотоциклы, длинноволосый парень из металлиста и гопника превратился в байкера.

Александр любил общаться с журналистами. Он уверенно чувствовал себя с микрофоном и смело смотрел в объективы. Таким образом он познакомился с будущей супругой, как раз во время интервью. Немецкую журналистку звали Матильдой.

Она была дочерью директора завода «Мерседес-Бенс» в Штутгарте. С женой Александр Залдостанов уехал в Западный Берлин. Там он зарабатывал на жизнь, участвуя в театральных атлетических шоу, позируя натурщиком, подрабатывая автомехаником и сторожем.

Позже устроился работать дорменом (что-то вроде консьержа на побегушках) в ночной клуб «Секстон», имевший дурную славу членов-сатанистов и наркопритона. Там же он познакомился с «Ангелами ада» — членами одного из крупнейших в мире мотоклубов. Судя по всему, Саша именно у них почерпнул основные знания об устройстве и иерархии байк-клуба. Вернувшись в начале 90-х в Москву, «хирург» посвятил всего себя байкерскому делу.

Александр Залдостанов с молодости много и успешно дрался. И теперь он уверенно убрал с пути своего единственного серьезного конкурента — Алика Гоча, лидера байкерской группировки «Козаки», вытеснив его в Ростов-на-Дону.

С этих пор и по сегодняшний день созданный Хирургом клуб поклонников мотоциклов «Ночные волки» держит в Москве монополию, жестко расправляясь с соперниками. Его байкеры вели себя независимо, порой даже агрессивно. Без глушителя носились по ночной Москве, устраивали мотопробеги с горящими факелами, а высшим пилотажем было промчаться мимо гаишника и ногой выбить из его руки жезл.

Кроме того, «волки» «крышевали» — точки продажи одежды для рокеров, музыкальные магазины, несколько кафешек. Хирург и его соратники стали совладельцами московского рок-клуба, который Александр Залдостанов назвал «Секстон» в честь немецкого, в котором он работал. Здесь тесно переплелись музыка, стриптиз и наркотики. Этот клуб сгорел в 1995 году.

В 1999 году Хирург попал в серьезную аварию. Получив тяжелейшую черепно-мозговую травму, Александр две недели провел в коме. Вернувшись в мир, он в Мневниках вместе с соратниками построил базу. Стиль — постапокалиптический. Много покареженного железа, табличка «Не влезай — убьет!» и массивные обломки создают ощущение, что обитатели этого «байк-хауза» пережили ядерную войну.

На территории базы работают прибыльный магазинчик, бар и новый клуб «Секстон». Кроме того, легальные деньги приносят регулярные, с размахом и апломбом, байк-шоу.

В последние годы курс «вечного» президента байк-клуба Александра Залдостанова круто изменился. Теперь «Ночные волки» пропагандируют православие, возят на своих Харлеях российский флаг, берут шефство над третьеклассниками Севастопольской школы, дарят Волгограду детский фонтан и планируют запустить производство русских мотоциклов, которые будут круче «Харли-Дэвидсона».

В уставах почти всех мотоклубов мира есть одно общее правило — не лезть в политику. Хирург же всячески заигрывает с властью — после нескольких встреч с Владимиром Путиным называет его своим другом и регулярно приглашает президента на мотофестивали «Ночных волков».

Александр Залдостанов - полная биография

Владимир Владимирович даже несколько раз прокатился вместе с колонной байкеров, правда ради безопасности главы госудаства посадили его за руль более устойчивого трехколесного мотоцикла. В ответ Путин наградил Хирурга орденом Почета (2013 год), копию которого вожак «Волков» теперь всегда носит на своей кожаной жилетке.

В декабре 2014 года со стороны США на клуб «Ночные Волки», в том числе и на «Хирурга» персонально, были наложены экономические санкции в связи с политикой РФ на востоке Украины.

В январе 2015 года наряду с актёром Михаилом Пореченковым, членом Совета Федерации Дмитрием Саблиным и чемпионкой мира по боям без правил Юлией Березиковой стал инициатором создания движения «Антимайдан», целью которого ставится противодействие попыткам повторения майдана в России.

Александр еще и актер: в 1989 году сыграл эпизодическую роль в фильме «Авария — дочь мента». В 1992 году сыграл в эпизодах в фильмах «Луна-парк» и «Танцующие призраки».

Слухи, скандалы

Говорят, что во времена работы стоматологом собрал бусы из человеческих зубов. Сначала носил их сам, затем подарил другу модельеру Егору Зайцеву. Эту информацию в СМИ байкер то подтверждал, подчеркивая, что зубы были кариесные, то со смехом опровергал, переводя стрелки на фантазии Зайцева.

В лихие 90-е в Москве орудовали десятки бандитских группировок, но ни одна из них не могла захватить целый город. То, что не получилось у бандитов, удалось осуществить Хирургу и его «Ночным волкам». В течение нескольких лет в столице России без ведома и одобрения Залдостанова не мог появиться ни один новый мотоклуб, а с теми, кто осмеливался ослушаться, волки расправлялись быстро и беспощадно.

Однако долго удерживать все в своих руках у Хирурга не получилось — в конце 90-х годов стали появляться фан-клубы различных моделей мотоциклов, повлиять на которые было уже невозможно.

Также новые мотобанды постепенно стали организовывать байкеры, ушедшие из «Ночных волков» в результате нескольких расколов. Разочаровавшись в своем вожаке, они больше не спрашивали его мнения насчет того можно ли им открыть свой клуб.

Казалось бы, дележ территории и «крышевание» клубов — все это дела давно минувших дней, однако, совсем недавно, в октябре 2012 года «Ночные волки» устроили нападение на небольшой зеленоградский клуб «Три дороги».

Александр Залдостанов - полная биография

Состав участников побоища был неравным с самого начала — 50 «волков» против 7 «трехдорожников». Впрочем, последние оказали достойный отпор.

Разговор на повышенных тонах перерос в потасовку, а потом с обеих сторон прогремели выстрелы, в результате которых один из «волков» получил пулю в живот и скончался в больнице, а обвиняемый в убийстве представитель «Трех дорог» до сих пор находится в СИЗО. По слухам, сам Александр Залдостанов в этих событиях не участвовал, но в этот момент находился в Зеленограде.

Клуб «Секстон» Хирург попросту отнял у своих друзей: строили вместе, а потом оказалось, что по документам Саша — единоличный владелец. Был конфликт, разборки и разрыв со старыми товарищами.

Есть сведения, что Залдолстанов был агентом КГБ. Не подтверждено ничем. Но и не доказано обратное.

В апреле 2015 года «Ночные волки» организовали автопробег до Берлина, однако байкеры столкнулись с препятствиями со стороны польских властей. 30 апреля Александр Залдостанов сообщил, что российским байкерам удалось въехать на территорию Евросоюза.

Александр Залдостанов - полная биография

12 мая 2015 года правительство Севастополя выделило в аренду на десять лет байк-клубу «Ночные волки» 267 га земли с озером возле Балаклавы. Арендная плата за участок была назначена минимальной — 0,1% от стоимости (1,4 млрд руб.) в год.

Низкая цена объяснялась тем, что задуманный на участке проект по постройке спортивно-патриотического центра экстремальных видов спорта «некоммерческий» и «социально значимый для развития города». 22 мая депутаты заксобрания раскритиковали постановление правительства и потребовали приостановить его действие.

Спикер Алексей Чалый заявлял, что «Ночные волки» должны участвовать в конкурсе на общих основаниях, а их проект — пройти общественные слушания. Тогда Сергей Меняйло действие постановления приостановил. Однако уже в конце июля ограничения с документа были сняты. Такой шаг в правительстве объяснили тем, что «Ночные волки» регулярно платят за аренду земли.

В ноябре 2016 года лидер мотоклуба «Ночные волки» написал письмо президенту России дополнить существующий государственный герб «скрепами советского поколения».

Александр Залдостанов - полная биография

Байкер предложил Владимиру Путину рассмотреть возможность дополнить герб России звездой Победы и обрамлением из колосьев.

«Герб России — это символ государства, сакральный знак наших прошлых и будущих побед. В первую очередь мы должны закрепить преемственность нашего государства. Нынешний герб — двуглавый орёл — это преемственность от Российской империи. Но мы должны также показать, что родом из СССР — из гагаринского броска в космос, первого спутника, могучей Советской армии и, конечно, титанической, священной победы в Великой Отечественной войне. И символ этого героического подвига — звезда Победы — нашёл своё отражение на нашем гербе», — пояснил Залдостанов в интервью RT.

Александр Залдостанов (Хирург) — биография, информация, личная жизнь

Александр Залдостанов (Хирург)

Александр Залдостанов - полная биография

Александр Сергеевич Залдостанов (прозвище — Хирург). Родился 19 января 1963 года в Кировограде (УССР). Советский и российский байкер, основатель и лидер старейшего в России байкерского клуба «Ночные волки», президент Российской ассоциации байкеров.

Александр Залдостанов родился 19 января 1963 года в Кировограде в семье врачей.

Отец прошёл Великую Отечественную войну.

Имеет сестру, она также врач, работает за рубежом.

По одним данным, в 1984 году окончил 3-й Московский медицинский институт и ординатуру, по другим данным в 1984 году, за академическую неуспеваемость был отчислен с 3-го курса этого вуза. Одновременно был техником по посттравматическим деформациям лица в стоматологической поликлинике. В дальнейшем Залдостанов ушёл из медицины.

В свободное от учёбы и работы время занимался мотоделом, получив кличку «Хирург». В 1983 году купил свой первый мотоцикл — чехословацкую «Яву». Постепенно вокруг него объединялись единомышленники. Так появилась «Хирургия» — молодёжная байк-группировка с репутацией хулиганов ввиду ночных уличных мотопробегов с шумом от мощных мотоциклов без глушителей.

Сам он рассказывал: «В начале 80-х. Я еще учился в институте, у меня как раз интернатура была. С первых зарплат покупал себе. Это был далекий 1983 год. Это была протестная, скорее, тема. Мне нравилось учиться, я из семьи врачей, но я всегда — что в институте, что в школе — был на плохом счету: внешность, пристрастия, хобби всегда были очень неудобны той системе, в которой я тогда существовал. Тогда был один журналист, он писал о Западе — понятно, критически. И как-то я в его книжке обнаружил фотографию байкеров, и уже мое юношеское воображение дорисовало их свободными, живущими в другом мире. Ветер, свобода. «.

Александр Залдостанов в молодости

Александр Залдостанов - полная биография

В 1985 году Залдостанов был женат на немке, часто бывал в Западном Берлине, потом они развелись. Работал охранником в рок-н-ролльном клубе Sexton в Западном Берлине. Продолжал часто ездить в Берлин в 1990-е годы, где узнал новую для него субкультуру, в частности, «Ангелов ада».

В 1989 году в Москве был основан первый в СССР существующий и поныне как общественная организация байкерский клуб «Ночные Волки», где Залдостанов является председателем. С 1995 года клуб проводит ежегодные международные байк-шоу. Также Залдостанов является генеральным директором клуба байк-центр «Секстон».

В 1999 году попал в аварию: заклинили передние тормоза на мотоцикле, был в коме 2 недели. После ДТП Александр стал ближе к церкви. После этого частым гостем в «Секстоне» стал известный актер и сценарист Иван Охлобыстин, который впоследствии пополнил ряды «Волков». Такая религиозная настроенность лидера байкеров привела к расколу среди «Волков». Многие отделились.

В январе 2015 года наряду с актёром Михаилом Пореченковым, членом Совета Федерации Дмитрием Саблиным и чемпионкой мира по боям без правил Юлией Березиковой стал инициатором создания движения «Антимайдан», целью которого ставится «противодействия незаконным попыткам свержения действующей власти на манер украинского Евромайдана».

В 2013 году Залдостанов был награждён орденом Почёта за «активную работу по патриотическому воспитанию молодёжи, участие в поисковой работе и увековечении памяти погибших защитников Отечества».

В декабре 2014 года со стороны США на клуб «Ночные Волки», в том числе и на «Хирурга» персонально, были наложены экономические санкции в связи с российским присоединением Крыма и поддержкой войны на востоке Украины.

Также в феврале 2015 года Залдостанову по тем же причинам был запрещен въезд в Канаду.

27 апреля 2015 года Залдостанову было отказано во въезде в Польшу.

В октябре 2016 года резко высказался в связи с выступлением руководителя театра «Сатирикон» Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей России. В частности, Константин Райкин считает, что в России существует цензура, а особенно ему не нравится борьба государства «за нравственность в искусстве».​

«Дьявол всегда соблазняет свободой! А под видом свободы эти райкины хотят превратить страну в сточную канаву, по которой текли бы нечистоты. Бездействовать мы не будем, и я сделаю все, чтобы защитить нас от американской демократии. Несмотря на все репрессии, которые они распространяют по всему миру. Райкины в Америке не существовали бы, а у нас существуют», — отреагировал Хирург.

В ноябре 2016 года Александр Залдостанов предложил президенту РФ Владимиру Путину проект нового герба России. По мнению «Хирурга», в нем следует соединить имперскую и советскую символику: добавить колосья и звезду как символ победы в Великой Отечественной войне.

Александр Залдостанов в программе Познер

Рост Александра Залдостанова: 190 сантиметров.

Личная жизнь Александра Залдостанова:

О своей частной жизни распространяться не любит.

Известно, что в 22 года он женился на Матильде, журналистке из Германии. Тесть Залдостанова был директором «Мерседес-Бенц» в Штутгарте. После свадьбы молодожены переехали в Западный Берлин. Но вскоре их брак распался.

У него взрослый сын Георгий, правда, о его матери практически ничего не известно. В СМИ писали и о детях Хирурга от других женщин.

Александр Залдостанов: биография, личная жизнь. Профессиональная деятельность

В современную энциклопедию можно смело вносить новую статью «Байкер Александр Залдостанов (хирург)». Биография этой легендарной личности очень размыта и складывается из отдельных фрагментов. В нашей статье попытаемся собрать воедино разрозненные факты и узнать больше о русском байкере по прозвищу «хирург».

Александр Залдостанов - полная биография

«На заре истории»

В обычной семье, проживавшей и работавшей в Кировограде (Украина), 19.01.1963 г. родился сын Александр. О его родителях, детстве практически ничего не известно. Удалось найти лишь такую информацию: отец — Сергей Залдостанов, врач; мать — врач, православной веры, антикоммунистка. Чтит Сталина, в ее доме до сих пор висит его портрет. В ответ на негатив в сторону легендарного генсека дает однозначный ответ: «Брешут!»

  • У Саши есть сестра, которая также освоила профессию врача. В настоящее время проживает и работает за границей.

Александр Залдостанов учился в Кировограде, отдыхал в детских пионерлагерях в Севастополе. Крещеный. Православный христианин.

Высшее образование уехал получать в столицу России. В 1984 году окончил 3-й Московский медицинский институт и ординатуру по специальности «челюстно-лицевой хирург».

Хобби, определившее судьбу

Сразу после ординатуры Александр Залдостанов, хирург по профессии, устроился работать в районную стоматологическую поликлинику. Пациенты любили длинноволосого симпатичного стоматолога, который попадал в собственный кабинет через окно, чтобы начальство не заметило опозданий.

Александр Залдостанов - полная биография

Днем — жизнь советского среднестатистического гражданина, ночью — модный кожаный прикид, тусовки с друзьями, прослушивание запрещенной рок-музыки, пьяные потасовки. Драчливого неформала заметили и представили Русу Тюрину — лидеру шайки металлистов «Черные тузы». Саша-стоматолог понравился ему и стал исполнять при вожде роль работника информационного фронта, общаться с прессой.

Многие «тузы» катались по Москве на мотоциклах, и Александр Залдостанов в 1987 году под влиянием друзей-рокеров купил себе «Яву».

Амбициозный, харизматичный, неудержимый в бою, бесстрашный Залдостанов приобретал все больше друзей-поклонников в своем кругу и в конце концов создал собственную группировку «Хирургия». Он выбил привычку у окружающих называть его Саша-стоматолог и взял себе кличку «хирург». Страстно полюбив мотоциклы, длинноволосый парень из металлиста и гопника превратился в байкера.

«Тлетворное» влияние Запада

Александр Залдостанов - полная биография

Герой статьи любил общаться с журналистами. Он уверенно чувствовал себя с микрофоном и смело смотрел в объективы. Примечательно, что Александр Залдостанов, личная жизнь которого определилась в 1989 году, познакомился с будущей супругой как раз во время интервью. Немецкую журналистку звали Матильдой. Она была дочерью директора завода «Мерседес-Бенс» в Штутгарте.

Связав себя узами брака, Александр Залдостанов с женой уехали в Западный Берлин. Русский байкер зарабатывал на жизнь, участвуя в театральных атлетических шоу, позируя натурщиком, подрабатывая автомехаником и сторожем.

Позже устроился работать дорменом (что-то вроде консьержа на побегушках) в ночной клуб «Секстон», имевший дурную славу членов-сатанистов и наркопритона. Там же он познакомился с «Ангелами ада» — членами одного из крупнейших в мире мотоклубов. Судя по всему, Саша именно у них почерпнул основные знания об устройстве и иерархии байк-клуба.

Вернувшись в начале 90-х в Москву, «хирург» посвятил всего себя байкерскому делу.

Александр Залдостанов - полная биография

Через тернии к звездам

Александр Залдостанов — с молодости победитель во всех драках. И теперь он уверенно убрал с пути своего единственного серьезного конкурента — Алика Гоча, лидера байкерской группировки «Козаки», вытеснив его в Ростов-на-Дону. С этих пор и по сегодняшний день созданный «хирургом» клуб поклонников мотоциклов «Ночные волки» держит в Москве монополию, жестко расправляясь с соперниками.

Байкеры вели себя независимо, порой даже агрессивно. Без глушителя носились по ночной Москве, устраивали мотопробеги с горящими факелами, а высшим пилотажем было промчаться мимо гаишника и ногой выбить из его руки жезл.

Кроме того, «волки» четко обозначили сферы крышевания — точки продажи одежды для рокеров, музыкальные магазины, несколько кафешек.

«Хирург» и его соратники стали совладельцами московского рок-клуба, который Александр Залдостанов назвал «Секстон». Здесь тесно переплелись музыка, стриптиз и наркотики. Клуб сгорел в 1995 году.

Переломный момент

В 1999 году самый известный русский байкер попал в серьезную аварию. Получив тяжелейшую черепно-мозговую травму, Александр две недели был в коме.

Вернувшись в мир, человек-легенда в Мневниках вместе с соратниками построил базу. Стиль — постапокалиптический. Много покареженного железа, табличка «Не влезай — убьет!» и массивные обломки создают ощущение, что обитатели этого «байк-хауза» пережили ядерную войну. На территории работают прибыльный магазинчик, бар и клуб «Секстон». Кроме того, легальные деньги приносят регулярные, с размахом и апломбом, байк-шоу.

Александр Залдостанов - полная биография

Общественная деятельность и награды

В последние годы курс «вечного» президента байк-клуба Александра Залдостанова круто изменился. Теперь «Ночные волки» пропагандируют православие, возят на своих Харлеях российский флаг, берут шефство над третьеклассниками Севастопольской школы, дарят Волгограду детский фонтан и планируют запустить производство русских мотоциклов, которые будут круче «Харли-Дэвидсона».

За такую морально-идеологическую направленность Александр Залдостанов удостоился дружбы с президентом России Владимиром Путиным и в 2013 году награжден орденом Почета, в том числе и за патриотическое воспитание молодежи.

Правда и мифы

  • Александр Залдостанов — хирург. Биография байкера действительно начиналась с медицинского института.
  • Во времена работы стоматологом собрал бусы из человеческих зубов. Сначала носил их сам, затем подарил другу модельеру Егору Зайцеву. Эту информацию в СМИ байкер то подтверждал, подчеркивая, что зубы были кариесные, то со смехом опровергал, переводя стрелки на фантазии Зайцева.

Александр Залдостанов - полная биография

Александр Залдостанов - полная биография

Еще немного о личном

После развода с Матильдой, по слухам, у Залдостанова было еще несколько официальных жен и много любовниц. Точно есть сын Гоша. Говорят, что у Гоши есть братья. Александр всех детей признал и участвует в их воспитании.

Одного из сыновей Залдостанов уже пытался приобщить к байкерскому делу. К сожалению, все закончилось плачевно — мальчишка получил серьезную травму обеих ног. В ходе операции ему была вставлена титановая пластина. Отец по этому поводу сетует, что теперь сына не призовут в армию.

Любых вопросов о личном Александр Залдостанов, семья которого — его байкеры, а дом — байк-центр, избегает. Он немедленно переводит тему в привычное русло — байк-шоу, дружба с президентом, православие и патриотизм.

Байкер Хирург предупредил Европу об опасности русофобии

Александр Залдостанов - полная биография

Лидер мотоклуба «Ночные волки» Александр Залдостанов, также известный как Хирург, предупредил Европу об опасности русофобских настроений, сообщает ТАСС.

«Вы доиграетесь с этой русофобией. Доходит до маразма. Мы вынуждены в канун Победы прятаться, тайком идти к могилам наших предков», — сказал байкер.

Поведение польских властей, 27 апреля не пустивших байкеров на территорию страны, возмутило лидера «Ночных волков».

«Это дешевое шапито, дешевый цирк провинциального театра, когда едут 20 человек, абсолютно открытых, совершенно безоружных, на кладбище едут. Людей, которых встречают их единомышленники, друзья, сами поляки. В это время мы видим, как перед ними начинают выносить декорации, разворачивается спектакль, когда с оружием приходят люди, начинают проводить обыски, лезут в белье», — приводит «Интерфакс» слова Залдостанова.

Материалы по теме

Александр Залдостанов - полная биография

Националисты на двух колесах

Хирург добавил, что официальных объяснений, почему мотоциклистов не пустили в Евросоюз, он не получил.

Также Залдостанов рассказал, что уже сотни человек предлагали пройти по маршруту «Ночных волков», однако байкеры собираются самостоятельно завершить пробег.

25 апреля стартовал мотопробег Москва — Берлин байкеров из клуба «Ночные волки», приуроченный к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Они собирались проехать через территорию Белоруссии, Польши, Словакии и Австрии, чтобы завершить мероприятие 9 мая в Германии. Однако 27 апреля мотоциклистам было отказано во въезде в Польшу. Власти посчитали, что байкеры могут угрожать безопасности страны.

Ранее внешнеполитические ведомства Польши и Чехии не разрешили участникам мотопробега въезжать на территорию своих стран. Германия лишила въездной визы лидеров клуба «Ночные волки». Также заранее было объявлено, что колонне запретят проезд по Берлину.

Александр Залдостанов — полная биография

Войти через соцсети:

Если нет своего аккаунта

Если у вас уже есть аккаунт

Александр Залдостанов - полная биография

Александр Залдостанов - полная биография

Александр Залдостанов - полная биография

Александр Залдостанов - полная биография

С.КОЗУН: Всем здравствуйте. Ведущий программы «Без дураков» Сергей Корзун, а мой сегодняшний гость, пришедший сюда на откровенный разговор о жизни и обо всем на свете, широко известен как байкер Хирург — Александр Залдостанов. Александр Сергеевич, — многие вас называют по имени отчеству?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: никто меня не называет по имени-отчеству?

С.КОРЗУН: А как же Владимир Владимирович, с которым вы общаетесь время от времени?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: «Здравствуй, Саша».

С.КОРЗУН: А вы ему — «Здравствуй, Вова»?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Нет, это все-таки президент России, мы должны это понимать, безусловно, это накладывает отпечаток на общение, когда ты понимаешь, что около тебя находится президент России.

С.КОРЗУН: несколько дней назад вам вручили высокую государственную награду, из рук президента вы ее получили – что при этом ощущали?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Конечно, волнение. Я был, безусловно, обрадован этим известием, хотя для меня оно было неожиданным, сразу скажу. То есть, были там какие-то неожиданные мысли, — не мысли, а что-то происходит, потому что вдруг потребовалась моя биография подробная – вплоть до того, где я работал, трудовая книжка целиком, мне понадобилось время найти эту трудовую книжку, съездить к маме, искать ее, ездить, смотреть номера моих дипломов институтских, которые закончил. Понимал, что для каких-то целей это понадобилось, но об этом скоро забыл.

С.КОРЗУН: Звонок был из администрации президента?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да. В этот момент я находился в Сталинграде, историю продолжения Севастополя – переносим сейчас в Сталинград и сейчас вовсю там проходит подготовка к байк-шоу, куда я зову вас в августе. Я хотел бы, чтобы некоторые вещи узнавали не только из интернета, а вживую. Потому что это другое, что пишет интернет и что реально увидите, когда побываете там, куда я вас приглашаю. Надеюсь, что это будет по атмосфере не хуже, чем то, что было в Севастополе.

С.КОРЗУН: Идете на шаг впереди — называете город Сталинградом, хотя официально он Волгоград, и только предполагается, что на дни праздников его можно называть Сталинградом. Почему Сталинград?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Я хочу называть его Сталинградом. У меня мама никогда не любила коммунизм. Она была анти-коммунисткой в душе. Но при этом всем она любила Сталина, — это потрясающая вещь, которую, может, нельзя объяснить рациональным путем. Каждый раз, когда я ее спрашивал — мам, ну что у тебя портрет Сталина дома висит, а многие в это время пострадали и были убиты — правда, на войне. И она се время говорила: брешут, — вот так коротко отвечала. И у меня воспоминания детства эти остались. Но в большей степени, почему я хочу называть Волгоград Сталинградом, и всегда буду называть его, потому что за этим именем стоят поступки. Это Сталинград. За Волгоградом я не вижу больших свершений. Я вижу свершения за Сталинградом, поэтому для меня это Сталинград.

С.КОРЗУН: Ваше собственное отношение к Сталину, или вы остановились на отношении вашей мамы?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Близкое очень к этому отношение. Безусловно, я считаю, что величайший и яркий политик, личность, и я склонен к нему относиться позитивно в большей степени, чем негативно. Для меня с этим человеком связана победа, мощь моей страны, это человек, — даже сейчас «Булава» летает, сделанная на сталинских заводах. Для меня в принципе символ СССР, его герб, настолько же такой же, как и имперский герб, старой России. Все эти разговоры про репрессии и так далее…

С.КОРЗУН: Вы думаете, что это только разговоры?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Нет, я не думаю, что это только разговоры, безусловно, за ними действительно стоят — это не просто разговоры. Но, тем не менее, я сравниваю результаты. Сейчас населения было уничтожено гораздо больше, во время демократии, и убыль населения, и так далее. Только я не вижу результатов. Что угодно мы можем говорить про Сталина, но я помню эту страну, в которой я тогда жил. Для меня, хотя я тоже был в протестной аудитории, и меня власть очень не жаловала тогда, всегда у меня были проблемы – и с комсомолом, и даже в институте были проблемы — из-за своего внешнего вида, что у меня не такой образ, неправильный, но те люди, которые мне делали замечания, я им не верил. Потому что понимал – врут, я не видел в них тех продуктов или мыслей, которые бы заставили меня верить и их уважать.

С.КОРЗУН: Сталин это исторический образ, либо конкретный человек? Не все ваши жизненные ценности он разделял, или вы не все его ценности разделяете. Например, Сталин и православие – это особая тема, о которой даже и сказать нечего.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Сталин был верующим человеком. Знаете, вот этот облет вокруг Москвы и так далее – я не согласен здесь, что он был неверующий человек.

С.КОРЗУН: Но церковников он давил, при нем Церковь и здания разрушались.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Это не совсем при нем. Это было раньше, скорее, до него, чем при нем. И, безусловно, я еще раз говорю вам о результатах — он победил в войне, что бы кто ни говорил, с этим именем связана победа, это при нем случилось. Великие свершения государства были именно при нем.

С.КОРЗУН: И оправдывая цель, вы оправдываете средства, которые он потратил на достижение целей?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Тут можно много говорить об этом. Я не буду сейчас лезть именно в эту область – это совершенно ни к чему, это не наша сейчас тема разговора. Я просто говорю вам свои ощущения. Я не верю, что он был атеистом – просто не верю. Во-первых, атеистов в окопах не бывает и хоть и говорят, что это легенды, все-таки я верю в то, что это не легенды.

С.КОРЗУН: ну, семинарское образование у него точно было.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да. Поэтому это был воцерковленный все-таки человек. И при всем этом – за этот период времени столько святых было подарено церкви, и это связано с его временем. Поэтому эту тему я бы не стал сейчас углублять и трогать, тут можно говорить бесконечно. Но есть на уровне собственных ощущений, когда выбираешь за или против, бывает выбор иррационален. Ты говоришь «за», просто потому что, чувствуешь. Я не верю особенно рьяным, ненавидящим его людям — им я совершенно не верю.

С.КОРЗУН: А Путин похож на Сталина в ваших ощущениях? Если Сталин – герой России, то и Путин, человек нынешней России?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Знаете, он будет похож тогда, когда я увижу результаты. Безусловно, это тот президент, за которого мне не стыдно, по меньшей мере, который мне интересен как личность, безусловно, который уважение доказывает поступками. Но я хочу увидеть еще результаты. Хочу увидеть вновь на своем флаге двуглавого орла. Это я абсолютно искренне.

С.КОРЗУН: На флаге «Ночных волков»?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: На флаге России. Я хочу, чтобы это было не де-юре, а де-факто. Я хочу видеть свою страну с двуглавым орлом. Для меня двуглавый орел, в том числе, это и символ СССР. Для меня воспоминания детства, во многом, возможно, предопределяют то, что я сейчас делаю.

С.КОРЗУН: Отвлечемся от политики, — среди иконостаса знаков, которые вы на себе носите, знак, который вы получили некоторое время назад – он найдет свое место, вы его будете носить?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Скорее, да. Потому что, во-первых, это связано напрямую с деятельностью «Ночных волков» и с тем, чем я живу последние более 20 лет, 23 года. Поэтому это уместно на моем жилете. У нас не принято носить что-либо еще, кроме символа клуба. До момента, когда он мне подарил флаг страны — мы никогда не носили других флагов, только флаг клуба с надписью «Россия», но слова, которые он мне сказал тогда, когда вручал флаг, они мне, качено, сильно запомнились. Поэтому когда мы выезжаем за пределы страны, я в мотоцикл свой водружаю флаг России, который он мне вручил лично.

С.КОРЗУН: Немножко об эмблематике Вы президент клуба – как это по-байкерски?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Так и называется. Это уже международное – тот, кто является лидером, тот является президентом. Хотя мне слово «лидер» нравится больше. Но так уж сложилось издревле, и так остается и по сей день.

С.КОРЗУН: Тут понятно: президент, вице-президент, казначей, — что бывает в мотоклубах. Какого рода есть мотоклубы? Известно, что история началась после Второй мировой войны, они начали создаваться в Англии – кому следовали? Есть четыре крупнейших общемировых клуба. Вы с чего начинались? Ориентировались на эту классификацию, как вошли в мир байкеров?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: наверное, это было связано с покупкой мотоцикла. Это были 80-е годы, самое начало, это было какое-то бегство от серых будней — я это постоянно повторяю, это действительно так и есть, — мы все время куда-то переезжали, чтобы почувствовать себя свободным, безусловно, в советское время это было связано именно с ночью, когда город становился как бы твоим, с твоими друзьями, когда ты себя чувствовал на пустынных улицах Москвы, на Ленинградке, чувствовал себя человеком, обретшим свободу, каким-то героем фильма, или что-то еще.

С.КОРЗУН: Чем вы занимались до этого — известно, что учились в мединституте, закончили даже ординатуру, работали хирургом челюстно-лицевой хирургии – реально работали врачом, но драть зубы Зайцеву, а потом дарить его им – это была легенда?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Это легенда, которую Егор придумал. Если бы вы с ними пообщались и узнали лично, вы бы поняли, что там иногда надо рассматривать все его рассказы сквозь призму личности Егора.

С.КОРЗУН: Ладно. Вы занимались врачебной деятельностью. Ваши друзья занимались какой-то другой — как возникла идея объединиться? Встречались на ночных улицах?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: да, скорее всего это была тяга людей друг к другу. Это был такой, как это принято сейчас говорить, протестный электорат, который само выражался таким способом. Более того, тогда мы все любили концерты подпольные, рок-музыкальные, неформальные вещи, которые не поддерживались официальными властями того времени. Мне все это дело очень нравилось, и мы взяли такую силовую защиту от всех этих людей. В тот момент это меня сильно приучило к спорту, мы понимали, что мы должны быть физически подготовленными, чтобы уметь действовать меньшинством против большинства, и так далее. И нас на любой концерт обычно приглашали и как благодарных слушателей, так еще и как некую силу того времени, которая была способна в какой-то момент силовым способом…

С.КОРЗУН: Фактически как вневедомственную охрану.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да, такую охрану. Кстати, это было замечательное время на самом деле – там был свой драйв, в то время, это время моего детства. Для меня это была некие такие ощущения острых моментов, которые все время присутствовали. Время более честное, что ли, чем сейчас.

С.КОРЗУН: Клуб ваш сейчас стал официально зарегистрированным, но ваш первый клуб в 80-х назывался каким-то хулиганским.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: По-разному назывался. Но все шло своим чередом – не было никаких планов. Мы тогда что-то начали делать, но если бы тогда мне сказали, что я буду стоять перед президентом России или буду ездить с флагом, который он мне лично вручил, или получать ордена, я бы, конечно, в это никогда не поверил. Я бы поверил еще, если бы это было связано с моей медицинской деятельностью, потому что как врач я подавал надежды, меня не случайно отправили в ординатуру, я считался хорошим специалистом в поликлинике, где до сих пор меня помнят и любят. Поэтому в этом плане это как-то само пришло.

С.КОРЗУН: То есть, когда начинаешь, неизвестно, во что это выльется.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: И вы видите, как успешным показался ваш проект, — он очень успешный.

С.КОРЗУН: А вы тогда просто собирались на площадке Ленинских гор, и большой стаей ехали, перекрывая дорогу?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Там на самом деле был полный беспредел. Конечно, на самом деле тогда дороги были пустыми, это не так, как в современной Москве, и ночью город засыпал – окна все потушены, никого нет. СССР спит ночью, а с утра идет на работу. Но я тоже шел с утра на работу, но при этом не хотел спать ночью. Я не знаю, откуда у меня было столько энергии, но у меня были эти ночные поездки, а с утра я должен был быть на работе, или в институте. А тогда было учиться сложнее, чем сейчас, советская школа была серьезной. Тем более, медицинская. Я очень много видел хороших врачей, и пусть у них было не очень хорошее оборудование, возможно, на западе нас опережали здесь, но тем не менее, как диагносты, как специалисты, наши доктора отечественные были, на мой взгляд, лучше иностранных.

С.КОРЗУН: Почему не остались хирургом?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Видимо, понадобилось какой-то романтики. Если бы не было еще того слома, — ведь мы жили в особое время. Той страны, в которой я родился, сейчас нет. Это была эпоха перемен, которых я тоже не знал, мы все идеализировали эти перемены, я их связывал с совершенно другими вещами. Никогда не думал, что нас просто как лохов всех разведут, что из моей страны останется какой-то осколок, и мне придется ехать в Севастополь, пересекая границу. Для меня это стало верхом унижения. Приезжаю в город другого государства, город своего детства.

Тогда пришло внутреннее понимание того, что нас как лохов всех просто развели, купили нас всех за жвачку и джинсы, за это самое, на что мы тут купились. Нет никакой ни хера свободы там у них, есть разводняк один и право сильного. Вот это я сейчас четко понимаю – беспредел. Как в Средние века. Смотришь, что творится в мире – это только лишь право сильного, где нет никаких правил. А все разговоры о какой-то демократии или о чем-то еще, просто разговоры для убогих.

С.КОРЗУН: В какой момент из этой полу-хулиганской группы, группы мотоциклистов, вы выработали для себя какие-то принципы, которые сейчас лежат в основе «Ночных волков»?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Знаешь, Сереж, когда мы поняли, вдруг начали это ощущать, наше мироощущение стало меняться. На тот момент мы стали тогда и менять сами себя. Мне хотелось всегда быть сопричастным к собственной стране, к каким-то большим вещам. И когда я стал понимать какие-то вещи, которые раньше не видел, тогда, вместе с этим, начала меняться и сама организация, «Ночные волки» — это было в 90-х. Особенно этот момент был связан с войной в Чечне. Мне тогда было настолько жалко людей, которые там гибли, и гибли не как герои – когда вся пресса воевала на стороне врага. Я видел, какую информацию о них преподносили, видел, как говорили о них в новостях в том же самом Берлине, куда я часто тогда ездил и где соприкоснулся с этой культуры, где узнал и Ангела Вада, новую для меня субкультуру, которую я романтизировал в своей голове, но до которой не дотрагивался.

С.КОРЗУН: Сделаем небольшой перерыв и вернемся в студию через пару минут.

С.КОРЗУН: Продолжаем программу. Немножко поговорим об иерархии в вашей организации – вы освобождённый президент, не занимаетесь никакой другой работой, это ваше основное место вашей деятельности.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да, если бы у меня была возможность совмещать с работой, я бы никогда не ушел из медицины.

С.КОРЗУН: Кроме того, вы являетесь гендиректором байк-центра «Секстон»?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Чтобы вы понимали – это имя я дал своему клубу, самому помещению. Но территория называется Байк-центр.

С.КОРЗУН: То есть, фактически вы являетесь предпринимателем, либо председателем общественной организации?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да никакой я не предприниматель. Потому что многие мои поступки с точки зрения коммерции являются абсолютно глупыми – если оценивать их с точки зрения коммерческой составляющей. Но именно то, что заставляло меня делать иррациональные поступки и приносили мне максимально большей — ну, эффект, что ли. Удивительным образом это так. Я уж не знаю, какой закон тут работает – то ли чем больше отдаешь, тем больше возвращается, или как-то по-другому — какой-то совершенно другой закон начинает работать.

С.КОРЗУН: Тем не менее, любая большая организация работать без финансирования не может. На что существуют «Ночные волки» — это членские взносы, или государство стимулирует, либо деятельность по ремонту мотоциклов, изготовление атрибутики?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: На самом деле тут сложно, что такое Байк-центр сейчас? — знаете, как правило, бизнес, дружба и клуб – это плохо сочетаемые понятия, либо одно, либо другой. Но здесь как-то это работает. С точки зрения коммерческой многие проекты тут совершенно не коммерческие, изначально некоммерческие, но всегда успешные. Например, регулярная работа клуба, байк-центра, конечно, убыточна. Потому что не может маленький ресторан содержать гектар территории, с такой разнообразной разноплановой деятельностью. Но каждый раз, когда я упираюсь в проблемы коммерческие, так или иначе, приходит кто-то, кто либо выручает ,либо спасает.

С.КОРЗУН: Но манна с неба не падает. Если вы организуете байк-фестиваль, вы понимаете, кто вас будет финансировать, или у вас есть люди, которые занимаются вопросами финансирования?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: нет, здесь все не так, как себе человек представляет. Например, несколько примеров, которые были у меня на этапе строительства байк-центра — каждый раз, когда я понимал, что у нас остались только пакеты с чаем, а уже сахара нет, невозможно покупать электроды, нет возможности заменить баллон кислородный для сварочного аппарата — нет ничего, все кончилось, все мои резервы иссякли, — и каждый раз происходит какой-то момент, когда раз, и откуда-то появляются деньги.

С.КОРЗУН: От олигархов?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да нет, прекратите эти сказки про олигархов. Иногда бывают такие моменты — то продался какой-то фильм на телевидении, то либо просто кто-то помог, кто-то пришел, сказал – давай я это доделаю, помогу тебе, что-то все время происходило, что давало возможность довести начатое до конца. И более того, — мы никогда не опускали руки. Для того чтобы построить из мусора эту изюминку, которой стал сейчас реально байк-цент, для этого нужно было большое вдохновение. Там было ночевать на этой куче мусора день и ночь.

С.КОРЗУН: То есть, в основном члены клуба свои силы вкладывают?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: не только. Просто мои друзья, какие-то люди, знакомые. Когда ты впрягаешься в что-то такое, где у тебя нет плана точного, ты не понимаешь, что из этого получится, но ты этого хочешь, хочешь это сделать тем более меня тогда захватила работа с этим железом. Если ты нанимаешь сварщика и уходишь, то ничего не выйдет – ты должен стоять за этим сам, смотреть за каждой детальной, мерить ее, примерять, смотреть, понимать, что это неправильно и отрезать по новой. Так рождалась сцена, инфраструктура вокруг байк-центра – круглыми сутками, не вылезая оттуда. Я тогда не помню, чтобы я был дома — в этот момент у меня поразбежались все жены и любовницы, — не было времени ни на что, только чтоб ы довести дело до конца.

С.КОРЗУН: Сами своими руками электрод вставите?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Как правило, не столько электрод надо было вставить, сколько найти деталь, увидеть, где она должна находиться, принести, поставить, связать с тем, что было до этого. Потом стало не хватать мусора на той территории, где мы были, мы начали его собирать с других помоек. И это непросто — не скажешь, привези мне со свалки что-нибудь, — ты едешь туда сам, смотришь, в чем видишь красоту, красивый объект, привозишь его. Это тоже иррационально — проще было купить что-то новое. Но я принципиально хотел, чтобы это были какие-то вещи, какие-то формы, которые работали чем-то, чем-то служили, двигались, что-то делали. Поэтому таким образом все это создавалось.

Например, байк-шоу – другой проект. Когда мы впрягались в проект в Севастополе, это было совершенно иррациональное занятие, не поддающееся коммерческой логике и здравому смыслу с точки зрения коммерции. Но оно стало успешным и знаковым, как ни одно другое, которое было до этого. Сразу скажу, что сделать байк-шоу в Калининграде было значительно проще. Во-первых, потому, что там у меня уже статус появился, во-вторых, потому что у меня там был друг, Жора, который был губернатором.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: да, который сам мотоциклист, которого я знаю с 90-х гг. Мне было проще делать там, и там уже было запланировано, глава администрации готов был мне помогать в проведении праздника, в том числе, часть финансовых трат взять на себя. Потому что это престижно, привлекает туристов, и так далее, потому что ему самому это нравилось – они готовы были поддержать. Но нет, мы поменяли на Севастополь, где не было никакой поддержки. Более того, это было нежелательно для власти того времени – тогда был Ющенко. А для меня понятно, кто это такой. Для меня нет никакого сомнения, что это за человек. И тогда это было протестное байк-шоу.

А я хочу сказать, что мэра города Севастополя люди не избирают, его назначают из Киева. И вот в этой обстановке начинать делать иррациональный, некоммерческий, по сути, проект, конечно, должно было быть крахом.

С.КОРЗУН: Эту идею вы продавили, потому что детство провели в Севастополе?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Ты сам ответил на вопрос – мотивы были именно поэтому. Во-первых, я давно там не был, я хорошо помню момент, когда туда поехал сразу после /Калининграда – мы приехали покуролесить по Крыму. Я там лет 15-20 не был. Для меня это только мое детство, пионерский лагерь на базе военного лагеря Черноморского флота, где корабли, кубрики, и ты матрос. Поэтому для меня даже запах был связан с детством.

И когда я туда приехал, соприкоснулся с людьми, понял, что ты больше не город-герой, — было ощущение этого. Я там сам караулил у памятника Екатерины Второй, чтобы не снесли, потому что он вызывал отторжение у той власти на Украине.

Я познакомился со всеми людьми, кто участвовал в пробеге с русскими флагами по Севастополю. Кто боролся за свой город, свою историю за ту страну, которую я тоже очень любил, страну моего детства. И все, это было для меня решающим, я понял, что хочу – это было предложение севастопольцев — Хирург, давай грянем здесь. Я говорю — где же, тут места нет? — Нет, поехали, покажем, где.

С.КОРЗУН: Государственные должности не предлагают — в ГД, или хотя бы министром по байкам , по физической культуре.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Даже не хочу комментировать это. Я хочу остаться «ночным волком». Безусловно, у меня есть высшее образование, незапачканное прошлое, и в принципе, возможны были бы какие-то там, но я хочу остаться «ночным волком», президентом клуба.

С.КОРЗУН: Вы были доверенным лицом Путина на выборах – что делали? Агитировали?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Я никогда не опущусь до таких примитивных вещей, не позволю себя унизить, не буду делать такие вещи, глупости. Единственное, что я тогда сделал – сказал правду, то, что я думаю на тот момент. И то, поймите, спрашивают – почему ты голосуешь за Путина? – ты не знаешь, что толком сказать. У тебя есть симпатии к этому человеку — они у меня есть. Я хочу, чтобы он был президентом, я вижу его президентом, я не вижу другого. Я не вижу примера, кто мог бы быть вместо него. Более того, вот это «Здравствуй, Саша» — эти слова сказаны были с данным флагом – это что, забудется, что ли? Я не верю, что это он готовился, сидел, думал, что ему сказать байкеру Саше.

Когда его проезд был обратно, когда он ехал на Украине и остановился около нас, когда мы готовили, он два раза возвращался из машины, чтобы попрощаться. Один раз зашел, вышел, сказал – хотел с вами остаться, но надо скучными делами заниматься, — какие-то такие моменты.

Более того, когда ты видишь — это тоже очень приятно, — что тебя видят, это такие моменты, они очень тоже приятны. Тем более, первое лицо государство – где он про меня узнал?

С.КОРЗУН: Вы сами жесткий руководитель? За что исключаете из членов клуба, и почему не отвечаете, сколько у вас членов клуба – не ведете учет?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Скорее, да, не подсчитываю количество. У меня нет нужды скрупулезно вести подсчет.

С.КОРЗУН: Сами жесткий руководитель? Уволите, или в торец дадите?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Есть принципиальная позиция: ненавижу предателей, людей, у которых два дна. Именно поэтому, может быть, отношусь по особенному, — вот я сейчас начинаю осознавать, почему тогда, в 70-х, мы были такой аудитории – потому что я не верил людям, которые метелят одно, делают другое, а думают третье. Ненавижу предателей. Люблю людей, которые сохранили свои принципы. Если вспомните — меня в этом никто не упрекнет, — то, что я говорил 20 лет назад, то я буду говорить и сейчас в отношении больших вещей.

Ненавижу людей, которые тебе говорят одно, потом могут переметнуться, если ты плывешь с этим кораблем, ты должен с ним плыть. Я не люблю перебежчиков, «лыжников». Не может сегодня человек быть коммунистом, а завтра капиталистом. Не может быть. Для меня вот это «толерантный» — это слово очень пошлое. В нем я вижу другие смыслы. Возможно, для политиков, они что-то видят в нем. Мне оно лично не нравится. Я люблю людей, у которых есть принципы, которые за эти принципы готовы стоять, которые не будут их менять.

С.КОРЗУН: Есть члены клуба, которые готовы его возглавить – ощущаете конкуренцию, или это у вас не принято?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Это как-то у нас естественным способом. В других отделениях выбирают президентов, у меня естественным образом это сложилось, ни у кого не вызывает на сегодняшний момент, мне кажется, нет такой мысли. Хотя если я сам буду видеть, что я иссяк, что некуда дальше плыть, я не вижу дороги, то я сам от этого откажусь. У меня нет никаких принуждений, рычагов. У нас нет взносов – я не хочу иметь к взносам никакого отношения. Я хочу, чтобы законы были как монастырские, — кто хочет помочь – помощь принимается. Но можешь ничем не помогать, но тогда ты зачем тут? Человек должен быть причастным к тому, что происходит.

Когда происходят такие вещи как в Севастополе, вот эти байк-шоу большие, я сразу говорю — это беспрецедентное явление. Огромный для меня комплимент, когда жители говорят, что если не будет байк-шоу, это будет четвертое предательство Севастополя. Это огромный комплимент для меня, когда сто тысяч приходят на кульминацию, когда город реально, — когда проходит байк-шоу, считается дурным тоном не пойти на кульминационную часть программы. Ты видишь огромный поток людей, идущих на эти 40 минут, которые определяют всю идею, весь замысел байк-шоу.

С.КОРЗУН: Вы пришли сюда с сопровождающим – ходите с охраной? Это следствие конфликта, который случился в Зеленограде полгода назад?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Да Андрюхе самому нужна охрана, он поломанный весь. Случись какой-то конфликт, мне надо будет его защищать.

С.КОРЗУН: Если серьезно – читал, что вам предложили усилить охрану.

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Это сказки Геши. Он сам обладатель бизнеса, связанного с ЧОПом. По сути, он меня затянул в учредители просто как имя, которое ему поможет с клиентами. По сути, я сам, де-факто, не принимаю участие в работе его бизнеса. Но, безусловно, если кто-то из моих друзей, близких, будет просить помощи, я ее, безусловно, дам. Вот он хочет, чтобы я там был — тогда он это сделал, что мне очень не понравилось, сделал из рекламных целей свой компании.

С.КОРЗУН: В двух словах, продолжается уголовное дело по Зеленограду?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Там все понятно. Обосравшийся убийца, которого уже следствие знает. Там все потуги со стороны, все действия нужны для того, чтобы оправдать действия убийцы.

С.КОРЗУН: Судебный процесс был, было заключение?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Безусловно. Сейчас точно ясно, кто убийца.

С.КОРЗУН: Суд рассматривал это дело?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: нет, сейчас идут следственные действия, и давайте оставим это дело в покое в том плане, что суд будет. Но для меня эта история понятна от начала до конца. Любые перевертыши всегда плохо заканчивают – я говорю про этого стрелка. Это натуральный перевертыш для меня, человек беспринципный.

С.КОРЗУН: Но эти ребята из «Трех дорог» числились вашими друзьями?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Конечно. Потом этот человек бежал к врагам, который вешал на себя символ «волка», тем самым говорит, что ты разделяешь идеи и принципы клуба, то, чем он живет. Зачем тебе это на себя одевать, если ты не согласен? Иди сразу туда, с чем ты согласен. Но приходить к нам, просить у нас помощи, а потом бежать к тем, с чем мы боремся, по сути, что мы не хотим, чтобы в России было, безусловно, это характеризует человека.

С.КОРЗУН: Чем отметите начало сезона?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: В этом году у нас будет позднее открытие сезона, поскольку Пасха поздняя, а я не хочу делать сейчас, в пост, устраивать большой шабаш. Безусловно, это праздник. Но он будет выглядеть именно шабашем, если будет проходить в пост. Мы понимаем, что 5 мая, день окончания поста и, безусловно, мы сместили на неделю позже. Но в принципе, эта дата тоже мне нравится, как по Божьей воле, то есть. 11 мая мы свяжем свое открытие, возможно, с Днем Победы. И логично, что продолжение этой темы будет в именно Сталинграде. И тоже будет посвящено 70-летию победы. Мы решаем 11 числа открыть сезон. Хотя некоторые наши отделения хотят открыть на Вербное Воскресение. Мы стараемся, чтобы у нас было строго всегда, без изменений – мы теперь будем оглядываться и смотреть, чтобы не совпадало с великими вещами хотя бы, с великими постами, на это будем ориентироваться

Раньше традиционно было открытие в апреле. Сейчас мы должны оглядываться, в том числе, — я не хочу устраивать открытие сезона, чтобы это совпадало с Великим постом. Не дай бог, со Страстной неделей.

С.КОРЗУН: Знаю, что не любите говорить о личной жизни, но обмолвились, что у вас есть сын, подрастает, и вы хотели бы его научить — свободолюбию. Сколько ему лет, сидит уже на байке?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Сидит, но не очень удачно. Поседел на байке, поломав себе ноги, сейчас ходит с титановой вставкой, из-а чего, к сожалению, наверное, его не возьмут в армию, куда бы я очень хотел, чтобы он пошел. Но там действительно сложный был перелом. Безусловно, он хочет быть похожим на меня, но что из него получится, посмотрим.

С.КОРЗУН: Чувствуете свою вину, ответственность, за то, что посадили его на байк?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: ну, конечно. Каждый раз чувствуешь вину, когда ты хоронишь кого-то из близких. Каждый раз ты понимаешь, что что-то ты, может быть, не сделал, не успел, лучше было бы сделать так, или то-то, — чувство вины все время присутствует. Но я понимаю, что мы все под Богом ходим. Меня Господь как-то сохранил, я даже, наверное, понимаю… С.КОРЗУН: Сколько раз ломались?

А.ЗАЛДОСТАНОВ: Много. У меня всякие ситуации были в жизни, которым куча являются свидетелями. Это не мои придумки, я не люблю об этом говорить. Но я знаю, о чем я говорю и мои друзья знают, о чем я говорю – это и в 90-х гг., и потом, уже позже, когда действительно были такие ситуации, что ты не можешь быть не верующим. Ты понимаешь сам, что над тобой есть Бог, Ангел-хранитель.

С.КОРЗУН: И все время оставаться в седле. Гостем программы был Александр Залдостанов, Хирург, байкер.

ЗАЛДОСТАНОВ
Александр
Сергеевич

Должность: Глава БК «Ночные Волки»

Дата рождения: 19 января 1963 года

Знак зодиака: Козерог

Александр Сергеевич Залдостанов родился 19 января 1963 года в Кировограде (УССР) в семье врачей. Отец прошёл Великую Отечественную войну. Мать — врач-реаниматолог. Его сестра — также врач, работает за рубежом.

В свободное от учёбы и работы время занимался мотоделом, получив прозвище «Хирург». В 1983 году купил свой первый мотоцикл — чехословацкую «Яву». Постепенно вокруг него объединялись единомышленники. Так появилась «Хирургия» — молодёжная байк-группировка с репутацией хулиганов ввиду ночных уличных мотопробегов с шумом от мощных мотоциклов без глушителей.

В 1985 году Залдостанов был женат на немке и часто бывал в Западном Берлине, потом они развелись. Работал стоящим на дверях охранником-вышибалой (нем. Türsteher) в панк-рок клубе Sexton в Западном Берлине. Продолжал часто ездить в Берлин в 1990-е годы, где узнал новую для него субкультуру, в частности, «Ангелов ада».

Награждение Орденом Почёта, 14 марта 2013 года

В 1989 году в Москве был основан первый в СССР существующий и поныне как общественная организация байкерский клуб «Ночные Волки», где Залдостанов является председателем. С 1995 года клуб проводит ежегодные международные байк-шоу.

Залдостанов ездит на мотоцикле без шлема, в связи с чем имеет проблемы с правоохранительными органами.

Залдостанов называет себя другом президента России Владимира Путина и обеспечил поддержку клуба государством, включая президентский грант и другое финансирование на общую сумму не менее 56 млн рублей.

В декабре 2014 года Залдостанов написал обращение к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой переименовать в «Полуостров Крым» будущую станцию «Мнёвники» Третьего пересадочного контура Московского метрополитена.

В январе 2015 года наряду с актёром Михаилом Пореченковым, членом Совета Федерации Дмитрием Саблиным и чемпионкой мира по боям без правил Юлией Березиковой стал инициатором создания движения «Антимайдан», целью которого ставится «противодействия незаконным попыткам свержения действующей власти на манер украинского Евромайдана». Залдостанов заявил, что «Антимайдан» готов прибегнуть к насилию, чтобы остановить антиправительственные акции протеста.

Летом 2015 года выступил подписантом обращений с призывом включить байкерские клубы Ангелы ада и Bandidos MC в «патриотический стоп-лист» и признать их «нежелательными организациями», ибо эти «иностранные организации со штаб-квартирой в США» не соблюдают законы РФ, участвовали в событиях на Майдане и могут быть использованы в качестве основной боевой силы во время «цветной революции» в России. 13 августа председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас обратился к генпрокурору Юрию Чайке с предложением внести клубы в список нежелательных организаций.По одним данным, в 1984 году окончил[уточнить] 3-й Московский медицинский институт и ординатуру[11][неавторитетный источник? 184 дня], по другим данным в 1984 году, за академическую неуспеваемость был отчислен с 3-го курса этого вуза[источник не указан 188 дней]. Одновременно был техником по посттравматическим деформациям лица в Московской городской поликлинике № 45 филиал 2[источник не указан 188 дней]. В дальнейшем Залдостанов ушёл из медицины и более нигде не работал, кроме деятельности в клубе.

Как стать другом Путина и остаться в седле

Самый известный байкер страны, друг Путина и государственный человек новой формации Александр «Хирург» Залдостанов отмечает день рождения и попадает под прицел GQ.

Фотографию Александра «Хирурга» Залдостанова можно смело ставить в энциклопедии напротив слова «байкер». По крайней мере для России это справедливо: Хирург везде — он агитирует за Путина и проводит патриотические байк-шоу, организовывает крестные мотопробеги. Он — создатель единственной в мире прогосударственной мотоидеологии. Крепкий государственный муж, правда, вскоре предстанет перед судом в качестве свидетеля по делу о перестрелке с участием его товарищей по клубу «Ночные волки». 19 января ему исполняется 51 год, и GQ как раз ко времени знакомит вас с прошлым и настоящим «друга Путина».

Окруженный друзьями и освещенный софитом, Саша стоит перед выставленной в подворотне кинокамерой. Вечером эти дворы на «Новокузнецкой» заполняет разношерстная толпа: панки, хиппи, металлисты. Редкая тусовка не заканчивается задержаниями. На дворе осень 1986 года. Гласность, перестройка, но они, как и раньше, — «нежелательные элементы».

Несмотря на все мольбы третьекурсницы ВГИКа Нади Хворовой, Саня Стоматолог не отводит взгляд от объектива. Ясно, что съемка курсовой рано или поздно закончится пьяным дебошем, дракой и в конечном итоге — милицией. А значит, о режиссуре стоит думать в последнюю очередь, нужно торопиться.

Аппарат начинает запись.

За тридцать лет безвестный задира-неформал Саня Стоматолог проделал путь до Александра «Хирурга» Залдостанова, чье имя вспоминают чуть ли не первым, слыша слово «байкер». Но сам Залдостанов уже давно не считает себя байкером. Теперь он во главе колонны «русских мотоциклистов», проповедующих православие и избранность вождя в лице Владимира Путина. Хирурга приглашают на телеэфиры и инаугурацию президента, с которым они вместе открывают фонтаны и выступают на патриотических байк-шоу. Ему и соратникам по мотоклубу «Ночные волки» доверяют провоз олимпийского огня, а на мотопробеги их благословляет лично патриарх. Мотоциклисты отвечают взаимностью и в защиту церкви от поруганий проезжают крестным ходом по Садовому кольцу; охраняют от еретиков храмы и монастыри, принимают в свои ряды монахов из Троице-Сергиевой лавры и даже клубные мероприятия проводят в дни церковных праздников. «Волки» посещают школы и колонии для несовершеннолетних, ловят мелких торговцев наркотиками, проводят просветительскую и патриотическую деятельность, за что лидер байкеров удостоился в марте прошлого года ордена Почета. Когда-то мотоклуб, создавший вокруг себя романтический образ сборища диких возмутителей спокойствия, сегодня «Ночные волки» чуть ли не государственный институт. И все бы ничего, если бы речь не шла о мотобанде и ее главаре, славных своим криминальным прошлым.

В истории Хирурга и «Ночных волков» будто все не на своих местах. Филиалы сильнейших мотоклубов по всему миру торгуют оружием и наркотиками, а не ловят мелких дилеров, когда их снимает телевидение. Они outlaw, то есть вне закона — овеянные сомнительной романтикой, брутальные представители высшей лиги мотомира. Это скорее грабители поездов из старых вестернов, но никак не ряженые казаки, с шашками наперевес охраняющие мир и спокойствие в Федерации. Как и последние, «Волки» давно утратили расположение родного им сообщества. Хирург же, став публичнее иных политиков, вызывает смешанные чувства у куда более широкого круга. Для одних он злой гений, для других — пример для подражания, а для третьих лишь средство достижения собственных целей. Для кого-то — шут.

Он не пришел из ниоткуда, но детали его биографии размыты и едва поддаются хронологизации. Хирург редко распространяется о себе, предпочитая любым другим темам рассказы об обожаемых им байк-шоу или ненавистных «наркокартелях на колесах» — западных мотоклубах, частью одного из которых он сам когда-то мечтал стать.

— Ну, я считаю, что прежде всего нас объединяет стремление отринуть двадцатый век, — чуть запнувшись, начинает Саша. Камера выхватывает металлический египетский крест на его груди и эмалированный значок «СССР» на отвороте черной косухи. — Отбросить навязанные молодежи стереотипы образа мысли и жизни. Мы хотим полной откровенности и раскованности. Мы против скуки и обыденности. И эта музыка, которую мы слушаем, она несет в себе эти идеалы. Это буря, натиск — именно то, что нам ближе всего.

Осенью 1986-го, произнося речь на камеру, Хирург еще не был байкером. Слово «байкер» тогда вообще отсутствовало в лексиконе московских неформалов, среди которых Залдостанов только начинал свою «карьеру». Тусуясь ночами, днем он, выпускник 3-го Московского меда, работал в районной стоматологической поликлинике. Говорят, пациенты обожали веселого длинноволосого доктора, лазившего в свой кабинет через окно, чтобы начальство не заметило опозданий.

— Здесь, когда появляется что-то новое, находятся сразу и противники, и, наоборот, люди, которые принимают это. Те, кто не принимает, пытается как-то оправдаться этими нападками, выдумывая нам всяческие пороки, которых у нас нет. Какую опасность мы можем представлять тем, что мы, например, слушаем музыку, которая нам нравится, или определенным образом одеваемся?

Среди металлистов Москвы 1980-х было не так важно, какую именно музыку ты слушал, но в городе, где правили «серые пиджаки», не было ничего важнее прикида. Косуха или просто футболка с накаляканным на ней ручкой названием «фирменной» группы (AC/DC, Black Sabbath) — любой прикид из тех, что было не купить в универмаге, автоматически записывал владельца в особую касту неформалов. Раздолбаи шли к панкам, обдолбанные пацифисты — к хиппарям. Но если ничто так не грело душу, как пьяные драки с гопниками, то все пути вели к металлистам. А именно в их боевое крыло — Black Aces.

Не всякий мог стать частью «Черных тузов». Прикид наравне с желанием и умением драться был непременным условием вступления. Хирурга в драку тянуло, но когда его представили вождю Black Aces Русу Тюрину, лучше всего прикид Залдостанова характеризовало слово «клоун». Вожака шайки позабавили его куртка из дерюги с кожаными накладками в форме ладоней на груди и спине и ожерелье из кариесных человеческих зубов на шее. Сашу приняли с условием смены стиля. От куртки, которой за участие в своих показах друг-модельер Егор Зайцев расплатился с Хирургом, ему пришлось отказаться.

— Мы хотим создать что-то свое! Не оглядываясь на Запад! То, что понимают здесь, именно у нас. Мы хотим, чтобы нас поняли и, так сказать, поддерживали нас, — было последним, что Саня Стоматолог, уже в новом прикиде, сказал тем вечером на камеру, как заправский комсомолец, потряхивая кулаком в воздухе.

В отличие от Хирурга, сразу почувствовавшего страсть к интервью, лидер Black Aces Тюрин с журналистами почти не общался. Он передал ответственность за контакты с прессой Залдостанову. Так Хирург стал кем-то вроде пресс-секретаря «Тузов», находя желавших взять у него интервью корреспондентов. Предпочтение он отдавал западным журналистам, так как именно им Black Aces хотели показать свой протест против серой действительности Совка.

Своим появлением «Тузы» были обязаны двум книгам. В одной описывались «накачанные наркотиками мотоциклисты» из ФРГ, во второй — Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками. За страстными пассажами советской пропаганды основатели Black Aces Рус Тюрин и Эд Ратников без труда рассмотрели описание структуры западных мотоклубов и боевых отрядов СА времен раннего нацизма. Руководствуясь полученными знаниями, они утвердили униформой черные косухи или джинсовые куртки с грубо оборванными рукавами. Обряд посвящения в боевого металлиста проходил через драки, которыми заканчивались еженедельные марши от парка Горького до стадиона «Динамо», где они встречались со своими первыми противниками, мягкотелыми поклонниками New Wave. Когда избивать протохипстеров им надоело и возникла потребность в сильном консолидирующем враге, он быстро нашелся. Как у первых нацистов ими были коммунисты, так у Black Aces ими стали люберецкие гопники.

Хирург появился на «Кузне» в то время, когда любера только стали врагами номер один. Гопников любили отлавливать на «принадлежавшей» им фиолетовой ветке московского метро. Там же и сами люберецкие временами загоняли отбившегося от стаи неформала и дубасили дружной компанией.

За бедолаг мстили «Тузы». Боевые металлисты конца 1980-х были накачанными парнями в тяжелых ботинках и, для удобства в драке, короткострижеными. Тогда, как и сейчас, Хирург предпочитал ежику гриву волнистых темных волос. Некоторое несоответствие образа он сполна искупал неудержимостью в бою, чем заслужил уважение Тюрина. Всегда норовил первым броситься в драку, независимо от того, со сколькими гопниками предстояло сразиться. Он же ввел шуточную проверку паспортов. Обнаружив в метро или на улице подходящих для избиения кандидатов, Хирург с корешами требовал у них предъявить паспорта. Если оказывалось, что у несчастных люберецкая прописка, их ждала расправа.

По мере усиления влияния в городе Black Aces стали обзаводиться мотоциклами. Они стали зваться рокерами, то есть мотоциклистами, слушавшими тяжелый рок. «Тузы» первыми в Союзе создали «цвета» — джинсовую жилетку с эмблемой и названием клуба на спине. Не известно, носил ли когда-нибудь Хирург цвета «Тузов», но «Яву» он приобрел одним из немногих, к старту сезона 1987 года.

Помимо нехватки мотоциклов Black Aces для соответствия западным моделям клубов с их философией и жесткой структурой недоставало информации. Поэтому гидом по стилю служили фильмы. В то время в Москве открывались первые видеосалоны, где за 50 копеек любой желающий мог посмотреть голливудский боевик. Безусловным хитом среди рокеров стала картина «Улицы в огне», где в роли демонического злодея-рокера выступил Уиллем Дефо. Не менее популярным был и «Дикарь» с Марлоном Брандо в роли байкера-бунтаря Джонни, плохиша с чистым сердцем. Ничего о клубной философии и структуре картины не рассказывали, но именно такому образу — брутальный дикарь в черной коже и на мощном байке с ружьем или цепью в руке — пытались соответствовать Хирург и «Тузы».

Оставаясь их частью, Хирург создал свою группировку, без лишней скромности назвав ее «Хирургией». Ночами они вливались в колонну мотоциклистов и мчались в Шереметьево, в круглосуточную столовую. В такие ночи, когда окна домов были темны, а пустынные дороги и весь город принадлежали им, Хирург чувствовал себя свободным. Он был героем фильма, увиденного накануне.

В статусе главаря собственной банды Залдостанов к 1989 году стал звездой неформалов. К тому времени он избавился от прозвища Стоматолог, выбивая зубы тем, кто продолжал его так называть. Когда он появлялся в сердце тусовки на Пушкинской площади, его сразу окружала толпа молодых последователей и поклонниц. Там он проповедовал идеи свободы и нежелания быть как все, убеждал народ покупать мотоциклы, если нужно — воровать их.

Будучи грозой гопников, сам Хирург вечерами возвращался домой под защитой братвы. Люберецкие поклялись то ли убить его, то ли просто отделать так, что мать не узнает. До него они так и не добрались, но «Яву», которую он цепями приковывал к фонарному столбу рядом с домом, все же угнали.

Хотя пути Залдостанова и Тюрина разошлись, Хирург продолжил воплощать в жизнь его завет: «О нас должны узнать все, особенно на Западе». Он крепко подсел на интервью. Говорят, стоило ему увидеть диктофон или камеру, он терял голову и уже тогда прежде всего пытался донести свои идеи, а не ответить на вопросы. Как и прежде, предпочтительнее были контакты именно с западной прессой. Во время очередного интервью летом 1989 года он познакомился с немецкой журналисткой, ставшей впоследствии его первой женой. Ее звали Матильда, и, по слухам, она была дочерью директора завода Mercedes-Benz в Штутгарте.

В свадебное путешествие молодожены отправились в Западный Берлин.

Задавшись целью узнать о Хирурге как можно больше, максимум, на что стоит рассчитывать, — отрывки старых баек, очевидные выдумки, слухи, недомолвки и очень мало фактов. Реальная картина ускользает: стоит лишь предположить, что истина где-то рядом, как она тут же расплывается в омуте нестыковок и фантастических обстоятельств. Рассказывают, что в Западном Берлине он был рестлером, авто- и мотомехаником, сторожем и натурщиком. А в свободное время выступал посредником между Советской армией, выводившей войска из Германии, и крайне заинтересованными в ее автоматах байкерами из клуба Hell’s Angels. Достоверно известно лишь то, что с «Ангелами» он тогда и впрямь познакомился.

Устроившись дорменом в мрачный клуб с сатанистской тематикой и славой наркопритона Sexton, Хирург сошелся с Hell’s Angels, завсегдатаями этого заведения. Для них он был диковинкой — рокер из Союза. Залдостанов стал приближенным, но довольствовался лишь сторонним взглядом на клуб и в его таинства посвящен не был.

В Москву спустя полгода помимо поверхностных знаний о структуре мотоклуба Хирург привез немало товаров для фарцовки. Он рассказывает, что прихватил и множество плакатов с символикой Hell’s Angels, которые развесил у себя в комнате. Увидев черепа на стенах, мать поставила ему ультиматум: «Либо ты снимаешь чертей, либо я у тебя убирать не буду. Я тебя крестила, а ты. » Хирург пробовал возражать, ссылаясь на висевший в доме портрет горячо любимого матерью Сталина. «Ведь при нем сколько народу было убито», — заметил Саша. Но на это мать только отрезала: «Брешут». Плакаты Хирург снял, и комната вновь засияла чистотой.

Для друзей же рокеров важнее плакатов и жвачки было привезенное им ведерко черной краски. Ею каждый нанес на свою жилетку корявую надпись Night Wolves MG. Группировка «Хирургия» перестала существовать, и появилась мотобанда. Те, кто был среди ее первых членов, вспоминают, что идея создать настоящий мотоклуб была далеко не всем так же близка, как самому Хирургу. Новый статус требовал поголовного наличия мотоциклов и надлежащего к ним отношения. Хирург хотел двигаться дальше, он желал большего, говоря, что драки и музыка уже не объединяют, как раньше. Бóльшим для него стал мотоклуб. И с тех пор судьбы клуба и его президента слились воедино.

На пороге своего тридцатилетия, бросив врачебную практику, Хирург решил стать вожаком стаи мотоциклистов, «всея байкеров».

Его соперником на этом пути был ростовчанин Алик Гоч, еще летом того же 1989 года организовавший в Москве мотоклуб Cossacks MC. Уже осенью в Копенгагене случай свел его с датскими Hell’s Angels. Разодетый в «ломавшийся, как вафля» эсэсовский кожаный плащ и папаху с черепом, бородатый Гоч покорил байкеров. Он так им полюбился, что три месяца Алика возили по стране, знакомя со всеми членами клуба. Жил он при этом в клаб-хаусах — честь, которую в байкерском мире оказывают только членам клуба. Стать же членом «Ангелов» Гоч мечтал еще в Москве, пришив к косухе бейдж «1 %», с которым в мотомире Hell’s Angels ассоциируются в первую очередь.

«Ангелы» с самого рождения были «однопроцентниками». «Бунт в Холлистере» в 1947 году, как пресса окрестила двухдневную попойку байкеров в сонном провинциальном городке, так взбудоражил общественность, что главе Американской ассоциации мотоциклистов пришлось выступить с оправдательной речью. Он говорил о том, что 99 % мотоциклистов отличные ребята и, как нормальные люди, ходят на работу и растят детей. Но существует 1 % отморозков, которым плевать на закон и нормы морали. «Бунтовавшие» байкеры намек поняли и, нашив на куртки ромб «1 %», решили так вне закона и оставаться. Ими Hell’s Angels и был основан, но долгое время клуб ничем не отличался от других мотообъединений того времени. Все изменилось, когда в 1960-х президентом клуба стал Сонни Баргер. Во главе он поставил совет из пяти «офицеров», утвердил выборность президента, систематизировал иерархическую структуру. Теперь для получения «цветов» предстояло пройти четыре ступени: суппорт, хэнграунд, проспект и, наконец, мембер. Hell’s Angels стали эталоном «однопроцентного клуба», создав себе образ орды гуннов, опустошающих города. При Баргере «Ангелы» возвысились до клуба, на который в большей или меньшей степени стали ориентироваться все остальные. И «Казаки» с «Волками» не были исключением.

На родину Гоча отправили с коробками суппортовой одежды и заверениями в том, что он с «Казаками» вскоре присоединится к братству Hell’s Angels. В среде московских рокеров Алик сразу приобрел статус легенды. Когда остальные только мечтали увидеть «Ангелов», Гоч фактически стал их посланником в Москве.

Это не могло не раздражать Хирурга, рассчитывавшего превратить «Волков» в отделение Hell’s Angels. Ведь если бы Гоч его опередил, ему бы пришлось отказаться от всяких надежд войти в мировой клан «1 %» в обход «Казаков». Но какое-то время в гонке вели именно «Казаки». Гоч регулярно принимал датчан в Москве, тогда как Хирург все больше времени проводил в Германии. В отсутствие вожака «Волки» не терялись. Регулярными для них оставались драки с гопниками, в которых они не гнушались грабежом. В клубе еще не утвердилось понятие «президент», так что все решения принимались коллективно. Спьяну ли, или на трезвую голову, они даже успели выступить против путчистов, заработав медали защитников Белого дома. Хирург, приезжая в Москву, по-прежнему оставался звездой тусовки, с одним «но» — по городу в футболке Hell’s Angels на «харлее» разъезжал Алик Гоч. У Хирурга не было ни футболки, ни «харлея», но от этого в образе защитника угнетаемых неформалов он не терял. Рассказывают, как однажды с одной только приводной цепью в руке он разогнал несколько десятков люмпен-пролетариев, спасая кучку загнанных металлистов. У Залдостанова был имидж того самого красавца дикаря в черной коже, который не прочь ввязаться в драку — ведь из любой он выходил победителем.

Победу он одержал и над «Казаками», выступив гением черного пиара. В Германии Хирург, чуть речь заходила о «Казаках», обкладывал их на чем свет стоит. По каналам «Ангелов» слава об «убогих “Казаках”» дошла даже до Америки. В 1992 году Гоч по приглашению местных бригад перевез костяк клуба в Ростов. Берлинские Hell’s Angels со слов президента «Волков» узнали, что это именно он, Хирург, с пистолетом в руке прогнал «Казаков». Газеты, правда, о перестрелках между байкерами не сообщали.

Так или иначе в Москве на тот момент остался один мотоклуб. С тех пор и до конца 1990-х Залдостанов и «Волки» делали все возможное, чтобы сохранять монополию: ни один клуб не мог быть создан без позволения «Ночных волков». Наглецов, пренебрегавших этим правилом, избивали, уничтожали их мотоциклы и срывали клубные «цвета» — для байкеров это то же самое, что для военных остаться без погон. Гегемония Хирурга и команды была закреплена даже в учебниках английского языка для старшей школы. В 1992-м для учебных пособий они подготовили статью, принятую Министерством образования, согласно которой единственными представителями субкультуры байкеров в России были Night Wolves MG.

Тем временем окончательно пал железный занавес, а с ним и сам Союз. Белый дом сгорел без защиты «Волков». Повзрослевшим, но не готовым отринуть привычный стиль жизни байкерам предстояло найти место в меняющемся мире, то есть отыскать способ этот стиль монетизировать. Выход подсказала музыка — «Ночные волки» стали совладельцами первого московского круглосуточного рок-клуба, который Хирург назвал в честь берлинского — Sexton.

Байкеры стали культовыми тусовщиками Москвы. Регулярно гостивших у Хирурга «Ангелов» из Европы хозяин развлекал факельными мотопробегами по Ленинскому проспекту, а Sexton гремел на весь город. Люберецкие войны были забыты, и лишь некоторые из участников группировок еще продолжали разборки уже на высшем уровне. Были похороны, кто-то скрывался в бегах, кого-то сажали в тюрьму. В основном же «Волки» старались дружить с набиравшими силы бригадами, обозначив при этом свои сферы крышевания — музыкальные магазины и точки продажи рокерской одежды, пара кафе и Sexton. Но стрельба, поножовщина и драки случались и там.

В клубе сплетались музыка, насилие, наркотики и политика. Приплясывавший со стриптизершами и сетовавший на отсутствие в баре «исконно русского напитка медовухи» Владимир Жириновский и будущий вице-премьер Дмитрий Рогозин были частыми гостями темного подвала в Балтийском переулке. Регулярные рейды милиции, искавшей наркотики, напрягали как владельцев клуба, так и соседей; рев мотоциклов по ночам мешал спать.

В январе 1995-го Sexton сгорел. «Волкам», считавшим его своим клаб-хаусом, пришлось искать новый дом и способ легального заработка. Деньги стали приносить регулярные байк-шоу, страстно любимые Залдостановым до сих пор. За глаза в клубе Хирурга начали называть Худруком и посмеиваться над его фанатичной одержимостью представлениями.

Не проходило года без шоу, где в жюри и в качестве почетных гостей не присутствовали бы Hell’s Angels. И хотя Хирург продолжал заверять «Волков» в том, что недалек тот день, когда и они сами станут «Ангелами», старшие братья не торопились подтверждать его слова делом. И то ли Хирург просто устал ждать, то ли по иной причине, но в 1998 году он разорвал все отношения с Hell’s Angels. Говорят, традиционный в Hell’s Angels совет из пяти «офицеров» и ежегодные выборы президента клуба не нравились Хирургу. В «Волках» до сих пор нет этого совета, а сам Залдостанов в качестве президента занимает свою должность фактически пожизненно.

Больше «Ангелы» к «Волкам» не приезжали, и байк-центр, открывшийся в 1999 году в московских Мневниках, так и не стал их общим домом. В его стенах Хирург запретил любое упоминание о Hell’s Angels. И только в первые дни работы байк-центра один из мемберов клуба, разодевшись в черную рясу, с иерейским крестом на животе и кадилом в руке, бегая по территории, в шутку изгонял бесов.

С того момента в жизни Александра Залдостанова началась черная полоса. Монополия «Волков» была разрушена — появились клубы любителей Harley-Davidson, Suzuki и мотоклубы, не привязанные к бренду. Они уже не спрашивали у «Волков» разрешения, а те были слишком заняты развитием байк-центра, чтобы им мешать.

В том же 1999 году Хирург попал в серьезную аварию. В предрассветных сумерках, случайно заблокировав передние тормоза, он вылетел из седла на пересечении Ленинского проспекта и Садового кольца. С тяжелейшей черепно-мозговой травмой он был доставлен в Склиф, где впал в кому. Посещения были запрещены, но одноклубники ночами подкупали докторов, чтобы охранять и поддерживать своего президента. Они говорили, сменяя друг друга, говорили и говорили, нагружая и без того ослабленный травмой мозг.

Спустя две недели после аварии Хирург пришел в себя.

Выйдя из больницы, Залдостанов принял дела там, где их оставил. Байк-центр был почти готов: на пустыре появились мастерские, магазин и бар. Из черного металлолома выросли сцена, ворота, ограда и вышки – все в покореженном, постапокалиптичном стиле «Безумного Макса». Вскоре открылся и клуб, по традиции нареченный Sexton.

Старожилы еще лелеяли мечту о вхождении в мировое мотосообщество, но Хирург не хотел об этом и слышать. Он считал, что развиваться нужно в России и по своим стандартам.

От Залдостанова ушла жена — третья или четвертая по счету. Вместе с младшим сыном Гошей он стал часто бывать в церквях. На службы он приезжал верхом на «Урале», но в сопровождении охраны на джипах. В то же время правая рука Хирурга Павел Фролов привел в Sexton своего друга и соседа, актера-режиссера-священника Ивана Охлобыстина, вскоре ставшего капелланом «Ночных волков».

Чуть позже отец Иоанн, узнав о том, что байк-центр могут сровнять с землей, советовал Хирургу строить на территории часовню: «Тогда точно не снесут». Снести же центр могли из-за нестыковок в документации, не подтверждавшей ни право собственности на землю, ни право на ее аренду. Позже Хирург говорил, что участок ему в дар преподнес бизнесмен, с которым его свел некий монах.

Неожиданный сдвиг в сторону религии напрягал многих членов клуба, но пока православие еще не стало навязчивым и не вошло в философию «Волков», были и другие тревожные сигналы. Из банды уходил дух братства. Все больше новых людей становились членами в обход общего решения мемберов — теперь за всех, словно деспотичный отец, решал Хирург. Матерые байкеры видели, что новички не столько близки по духу, сколько полезны президенту. В клуб входили бизнесмены, готовые вложиться в байк-центр, и мелкие чиновники, способные гарантировать лобби в случае неурядиц с землей.

Наконец, в 2001 году братство раскололось. Старейшие члены «Волков», задумывавшие и строившие байк-центр вместе с Хирургом, узнали, что по бумагам Sexton принадлежит только ему. Для них это было предательством. Разъяренные, не сдав «цвета», они ушли, бросив напоследок, что скоро вернутся с эмблемами «Ангелов ада» на спинах. Хирург же счел, что предали его. Предали из жадности. Имена иуд стали для него бранными словами.

В 2004 году ушел и Фролов, успешно продав враждебному «Ангелам» клубу Outlaws идею создания отделения в России. Те же из приближенных, кто остался верен Хирургу, получили официальные должности в его фирме — ООО «Приговор». В байк-центре стали проходить корпоративы, на которых официантами прислуживали младшие чины клуба из провинции. Они же достраивали фантасмагорические декорации резиденции «Волков». Жили там, получали паек и с жадностью ловили похвалы вождя.

В клубе, все больше приобретавшем черты фирмы, не осталось несогласных. Хирург стал абсолютным и безоговорочным его лидером, патроном.

«Ночные волки» продолжали разрастаться, принимая все новых членов. Филиалы стали появляться по всей стране и СНГ — стоило мелкому клубу из глубинки съездить в Москву на поклон к Хирургу, он тут же получал «ярлык на княжество», то есть «цвета» «Волков». В свою очередь уже на местах новоиспеченные «волчки» распоряжались, кому быть, а кому не быть на их территории. Эту схему они переняли у западных клубов, которые, заняв определенную область, становятся ее хозяевами. Тем не менее в заявлениях Хирурга стали проскакивать прямые угрозы в адрес мировых клубов — он советовал им не соваться в Россию, где может быть только один клуб — «Ночные волки». Предупреждения Хирурга всерьез восприняты не были. Экс-«Волки» свободно открыли в Москве отделения Outlaws и Hell’s Angels и начали вербовать единомышленников.

Хирург тем временем целиком погрузился в создание масштабных мотопредставлений, которые все больше пропитывались духом патриотизма. В интервью тогда он заявлял, что байкерские войны России не грозят и он рад, «что этому поспособствовал». На вопрос же о политической карьере он ответил, что не рвется к власти и не лезет в политику: «У них там свой мотоклуб, своя банда». Однако уже тогда политики сами полезли на мотоциклы.

В 2006 году тогда губернатор Калининградской области Георгий Боос помог Хирургу провести в городе байк-шоу. С тех пор они не раз встречались, а на представление 2007 года церемониально прибыли вместе во главе мотоколонны. Лояльность власти позволила «Волкам» несколько лет кряду проводить шоу на вотчине Бооса. Уже ранней весной года 2010-го губернатор призвал Хирурга помочь в организации переговоров с местными байкерами, присоединившимися к митингам против повышения госпошлин и налогов на транспорт. Несколько дней Залдостанов с «Волками» из Москвы ездил по городу, агитируя мотоциклистов принять участие в переговорах с властью. Авторитет Хирурга не сработал, нескольких «Волков» избили, и делегация уехала ни с чем. На форумах местные байкеры праздновали победу: «В славном городе Кенигсберге побиты поганые псы из мотоклуба «Ночные волки», приехавшие чинить свои порядки калининградским байкерам. Московский бандит Хирург, твои упыри больше не будут здесь гадить и чувствовать себя как на курорте».

В том же году полномочия Бооса истекли. Больше шоу в Калининграде не проводились, а «Волки» нашли другую площадку — Севастополь.

С началом сближения Хирурга и Бооса в самом клубе появился штатный политтехнолог, член политсовета «Правого дела», дипломированный режиссер и госуправляющий, воцерковленный христианин Алексей Вайц. Он быстро принял на себя обязанности идеолога и духовного наставника «Волков». Из их с Хирургом бесед в итоге родилось понятие «русские мотоциклисты» и решение перевести название клуба с общепринятого английского на русский язык. Благословение перед стартом мотопробегов стало обязательным условием, а к государственным и флагам самих «Волков» на мотоциклах прибавились хоругви. Дабы еще сильнее подчеркнуть внезапно возникшую самобытность, как и «Ангелы ада», «Ночные волки» нашли истоки во Второй мировой. Но если у первых в прародителях были забулдыги, не нашедшие себе места в послевоенном мире, то «русские мотоциклисты» стали вести родословную от роты мотоциклистов-разведчиков «Черные ножи», нагонявших ужас на нацистов на фронтах Великой Отечественной.

Не известно, использовал ли Вайц для выхода на Путина свои контакты или нет, но летом 2009 года тогда уже/еще премьер-министр появился в байк-центре. Путин буквально несколько минут побеседовал с Залдостановым, рассказал про то, как чуть не перевернулся на мотоцикле (Хирург по этому поводу посоветовал ему «не обламываться» и продолжать ездить), торжественно вручил российский флаг и подписал маршрутную карту для мотоколонны, отправлявшейся в Севастополь. С тех пор Путин трижды бывал с «Волками» на Черном море. В 2010 и 2011 годах он возглавлял колонну на мотоцикле, правда, трехколесном. Хирурга он стал называть просто «Саша», а байкеров, выступая перед ними, — «братьями». В 2012 году президент даже опоздал на переговоры по Керченскому проливу с Виктором Януковичем, чтобы навестить старого друга и «братьев». Украинская общественность неизменно реагировала на визиты Путина негативно, как и на сами шоу, главной патриотической линией которых были тезисы «Севастополь — русский город», «Город русской славы» и «Это наш город». В отношениях Путина с Хирургом основной публичной темой вообще стали российско-украинские отношения. На «Прямой линии» из зала Залдостанов спрашивал у президента о возможности объединения двух стран и воссоздания Советского Союза. «Кто не сожалеет о распаде СССР, у того нет сердца, а у того, кто желает его возрождения, нет головы», — отвечал ему Путин. Просиявшему Хирургу категоричность вождя явно понравилась.

Дружбой с президентом он отвратил от себя мотосообщество, не разделявшее философии «русских мотоциклистов». К тому времени Хирург давно утратил былой имидж «своего парня», брутального дикаря, когда-то развлекавшегося тем, что по ночам отнимал жезлы у гаишников. Если показная религиозность в байкерской среде считается просто нескромной, а квасной патриотизм для них общемировая норма, то контакты с политиками всегда под запретом — в уставе большинства клубов это прописано отдельной главой. Что же до отношений с президентом, то это считается позором и дискредитирует весь клуб. Но к счастью для «Волков», в философии «русских мотоциклистов» ничего об этом не сказано. По словам Вайца, «они несут в себе новый цивилизационный вызов», а Хирург — это его знамя, человек открытый, так необходимый президенту для обратной связи с народом. «Почему мы должны ориентироваться на Запад? Может, их черед ориентироваться на нас? У нас свой путь, он в служении. В этом различие между западной и православной цивилизацией. Первая развивается по парадигме «мир для меня», вторая же — «я для мира».

За служение, а именно «за активную работу по патриотическому воспитанию молодежи», весной прошлого года Путин вручил Хирургу орден Почета, миниатюрную копию которого он теперь не снимает с клубной жилетки. Осенью же 2012 года «Ночные волки» бросили вызов представителям западной цивилизации, совершив нападение на маленький гаражный клуб «Три дороги», дружественный открывшемуся в России отделению американского Bandidos.

Ночью с 20 на 21 октября на семнадцати автомобилях «Волки» примчались в гаражный кооператив на окраине Зеленограда. «Три дороги» утверждают: чтобы «расшить» их, то есть избить и снять «цвета». По версии же Хирурга с Вайцем, в ту ночь находившихся в Зеленограде, но в нападении не замеченных, «Волки» просто приехали пригласить младших братьев на закрытие сезона, а те первые начали. Напали ли первыми семеро «трехдорожников», заманив пятьдесят «волков» в ловушку, или же последние прибыли отнюдь не с дружеским визитом, но стреляли обе стороны. «Три дороги» отделались лишь синяками и простреленными дверьми и стенами гаража. «Волки» же потеряли одного из мемберов. Севастопольский байкер Валерий Родителев получил пулю в живот и скончался по дороге в больницу. Стрелявшему в него Юрию Некрасову теперь грозит пожизненный срок, уже больше года он в СИЗО. Опознанных «трехдорожниками» участников инцидента из числа «Волков» пока не вызывали даже на допрос.

Хирург занял оборонительную позицию в отношении зеленоградского дела. Он снова списывал инцидент на влияние американских клубов. «Три дороги» он называл продавшимися Западу бандитами и зверьми. Вспоминал «Ангелов ада» — «торговцы оружием», «демоны», «бесы»; Outlaws и Bandidos — «преступники», «наркокартели на колесах». В интервью спустя несколько дней после инцидента, нервничая и требуя «не приплетать к этому делу Путина», он сформулировал главный тезис, который до сих пор в той или иной форме повторяет. Путая слова и запинаясь, он сказал: «Гнать их надо, выдавливать эту мерзость! Я буду делать все, чтобы этой дряни на родине не было!» Но вообще лучше всего, как он считает, за него говорят байк-шоу, в которые он вкладывает зашифрованные патриотические послания.

Последнее послание он преподнес на шоу «Сталинград», прошедшем в Волгограде 23 августа, в 71-ю годовщину начала бомбардировок города немецкой авиацией.

После исполнения рок-интерпретации гимна Советского Союза над толпой, собравшейся на пустыре, темноту прорезал голос с нарочитым грузинским акцентом: «Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже, — с того света говорил товарищ Сталин. — Нам будут жестоко мстить за наши успехи и достижения. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. И все же. »

— «И все же, — подхватил надтреснутым голосом Хирург. В полукруглой ложе над сценой он появился в круге света, — как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом». Иосиф Сталин, ноябрь, 1939 год.

Музыка заглушила паузу Дмитрия Губерниева, комментировавшего шоу в прямом эфире по «России 2».

Как экранный образ Марлона Брандо, почти за тридцать лет Александр Залдостанов в жизни проделал путь от дикаря Джонни до повелителя дикарей полковника Курца. Отринув цивилизацию, которая ему не подходила, он создал свою, подчиняющуюся его воле и его понятиям о правильном. Ту же он возненавидел и, словно Курц конрадовский, дошедший в своих изысканиях сердца тьмы до единственного верного для себя вывода («Истребляйте всех дикарей!»), Хирург

продолжает призывать с экранов и трибун: «Гнать, гнать их надо, выдавливать эту мерзость!» И как и Курц, он сам живет среди дикарей, одевается как они и принимает от них почести, не способный истребить дикаря в самом себе.

Став «однопроцентником» наоборот, он создал то, о чем когда-то мечтал, «что-то свое». Отморозок для общества двухколесных, высмеянный обществом двуногих и используемый теми, кому нужна от него только слоновая кость — голоса, рейтинги, — он кричит, что у него есть особый путь. Ища поддержки в религии, славной истории Родины и «семье» мотоциклистов, для которых он, кажется, не больше, чем просто привычка, за стенами байк-центра, где он живет, Хирург пишет сценарии шоу и новогодних елок. И там же, в темной комнатушке, стены которой увешаны иконами, на раскладной кушетке он отходит ко сну.

На выезде из байк-центра, огороженная цепями и венчанная металлическим крестом, асфальт пробивает глыба красного гранита в человеческий рост. Черный, набитый тряпьем гипсовый волк на ее вершине, ощетинившись, скалится на дорогу. Со стороны может показаться, что он, широко расставив задние лапы, защищая распятие, готов броситься на врага. Или же наоборот, испуганный, он ищет у креста защиты, пятясь к нему задом. Но как бы там ни было, на скале у креста, окруженный невидимыми врагами, потрескавшийся и мокрый под дождем, он один. И цитата из Евангелия от Луки, выбитая на той же глыбе, как раз о нем: «. На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». За надписью, будто водяным знаком, высечен ромб — «1 %».

Фото: Иллюстрации: Евгений Тонконогий

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Александр «Хирург» Залдостанов: «Нам такой протест нахер не нужен»

В Москве есть замечательное место, связанное с рок-музыкой, — байк-центр SEXTON. Ultra-Music встретился с его основателем и лидером мотоклуба «Ночные волки» Александром Залдостановым, больше известным как Хирург, и расспросил о создании центра, любимой музыке байкеров и лихих 90-х.

Александр Залдостанов - полная биография

«Если бы я в три года увидел такую ёлку, то я бы обосрался»

— Наверняка, у байк-центра есть своя история…

Этому месту десять лет. Оно начало строиться, когда мы страну разваливали. Здесь очень много железа вокруг, из многого, что было выброшено, мы соорудили декорации. Это не только красиво, оно ещё может работать: выплёвывает огонь. Представления сопровождает музыка: мы смешиваем роковые вещи с классикой. Например, есть шоу барабанщиков: они играют на импровизированной сцене, всё подсвечивается, в определённые моменты выплёвывается огонь.

Тут такие работают: в огне не горят, в воде не тонут! Кстати, сюда приезжают мотоциклисты со всего мира. Тот, кто здесь побывал, всегда возвращается.

— Сложно было байкерам в советское время?

В 90-е была бойня каждый день. Единственная развлекуха тогда – это подраться. Мы были носителями неформальной культуры, бельмом на глазу, и каждый хотел проверить нас на прочность. Нужно было всё время доказывать право на существование.

— Нынче времена не те. Многое изменилось?

У нас теперь есть фишка: детские ёлки. Это эксперимент, которому уже три года. Ёлки эти необычные. Когда только запустили проект, многие здесь считали, что Хирург чокнулся: «Мы ещё и няньками будем?!» Но первая проведённая ёлка была настолько успешна, шла такая энергетика от детей, что сейчас пять-десять человек на место желающих играть. Несмотря на то, что персонажи детские, подход у нас взрослый: если бы я в три года увидел такую ёлку, то я бы обосрался. А детям очень нравится, они верят в то, что происходит.

— Что нужно для воплощения подобных нестандартных идей?

Главное — чтобы был дух. Без духа железо останется мёртвым железом. Здесь есть дух. От истории, ведь клубу «Ночные волки» уже 22 года, от поступков, которые мы вместе совершали. Многие проекты рождаются благодаря байк-центру. Здесь и репетиционная база, и тренировочная, и творческая: студия звукозаписи, видеомонтажа. Днём тренировочный центр работает как место, где готовятся большие программы в масштабах, например, на аудиторию 100 тысяч человек.

— Откуда берёте идеи для проектов?

Помните, более 50-ти тысяч сербов в Косово просили российское гражданство? А у нас байк-шоу было посвящено Сербии. Я увидел текст на стадионе в Белграде во время футбольного матча Россия-Сербия. Его написали футбольные болельщики. Этот текст меня просто потряс. Когда я увидел транспарант, я не знал, о чём будет байк-шоу, но я точно знал, что именно этими словами будет сопровождаться кульминация. «Старший брат, поклонись матушке нашей и скажи ей, что мы достойны, что мы боремся и будем бороться! Скажи ей, что мы любим её». Тогда после этого весь стадион грянул «Катюшу».

— И этим летом вы совместили два масштабных мероприятия…

На нашем шоу в Новороссийске было порядка 100 тысяч человек, это был эпилог Севастопольского байк-шоу. У меня было условие — сделать на крейсере «Кутузов». Крейсер – это живая декорация и очень мощный символ. После Севастополя я не хотел никуда ехать, мы хотели отдохнуть. Но нас очень просил губернатор, тогда мы согласились с этим условием. Выступление на самом лучшем и самом большом музее-крейсере стало эпилогом программы, которую мы показывали в Севастополе. Сам экшн длился 40 минут, но он задаёт тон всему остальному мероприятию, которое длится два дня. Два дня рок-музыки, встреч, отдыха… Сроки были ужасные, я похудел там килограмм на десять. Кстати, если бы не было байк-центра, то мы даже не смогли бы придумать такое…

Александр Залдостанов - полная биография

«Байкеры – очень разносторонние люди»

— «Ночные волки» существуют только в России?

Нет. Например, в Гомеле и Минске есть отделение «Ночных волков». Гомельские — самые активные. В Гомеле Пашок (председатель гомельского филиала Павел Канин — прим.автора) сам строит байк-центр. Аналогичный московскому, тоже SEXTON. В час по чайной ложке, но движется. Я им, пока была возможность помочь, помогал. Павел — талантливый парняга. Вокруг него свой контингент мотоциклистов.

— Существует стереотип: все байкеры — рокеры. Действительно ли все мотоциклисты слушают рок-музыку?

Нет, байкеры — очень разносторонние люди. Да и сейчас байкер поменялся. Надо отличать настоящих байкеров, которые живут этой жизнью, от тех, кто просто купил мотоцикл потому, что это круто или потому, что он хочет быть на нас похожим, или потому, что он иногда хочет на нём прокатиться. Это разные истории.

Мотоциклетная публика стала в отношении музыки очень разноплановой. Нет определённых канонов. Хотя мы выдерживает формат наших мероприятий в традициях рока.

В любом случае, это не попса. Мы сейчас очень любим смешивать рок с патриотикой. Сами делаем программы, сами придумываем кульминационные части, под которые пишутся музыка и тексты. Традиции, на которых мы выросли, сохраняем. Но что будет дальше с новым поколением мотоциклистов, мы не знаем.

Александр Залдостанов - полная биография

— Вы говорите то «байкер», то «мотоциклист» — есть какая-то принципиальная разница в этих понятиях?

Слово «байкер» мы стараемся меньше употреблять, нам больше нравится «русский мотоциклист». Многие из «Ночных волков» изменили имя клуба на русский язык: если раньше, ещё при Советском союзе, мы назывались Night Wolves, то сейчас мы переписали название кириллицей. Тогда было другое время, был протест. Сейчас мы переосмыслили прошлое и прекрасно понимаем угрозы нынешнего тысячелетия. И в культуре мотоциклетной мы хотим иметь своё лицо, свои традиции. И это мы подчёркиваем даже своим именем.

— Если возвращаться к стереотипам о байкерах: многие и сейчас считают, что это только алкоголь и секс — наркотики — рок-н-ролл…

— Да нет, не осталось уже такого стереотипа. «Ночные волки» существуют уже двадцать два года, мы делаем мероприятия, где есть идея, есть духовное начало… А вот на Западе байкеры как раз такие, о которых ты говоришь. Там культура массово-протестная. А нам такой протест нахер не нужен. Там очень много бесовщины, много сатанизма в названиях, а это то, что не должно просачиваться на нашу почву, это разрушительно для нас. Для нас это непростительно, мы не должны идти, слепо копируя. Мы должны сохранить себя. В мотоциклетной культуре мы по-своему боремся за свое. За свою культуру, за свою веру, за свою землю.

Автор: Евгения Логуновская / Ultra-Music

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *