Алиса Толкачева — полная биография

Алиса Толкачева — полная биография

Толкачева Алиса

Алиса Толкачева - полная биографияАлиса Толкачева — член Союза дизайнеров с 2000 года, один из самых востребованных кутюрье отечественного шоу-бизнеса. Она создала сценические образы многим известным артистам: Анжелике Варум, Леониду Агутину, Николаю Носкову, Кате Лель, Алике Смеховой, Ларисе Долиной, Валерию Леонтьеву, Олегу Газманову, Валерию Меладзе, Михаилу Шуфутинскому, Марине Хлебниковой, Любови Успенской, Анне Резниковой, Инне Маликовой, Ирине Салтыковой, Татьяне Булановой, Алене Апиной, Вике Цыгановой, Тамаре Гвердцители, шоу-балету «Тодес».

Сделала костюмы более чем для 25 видеоклипов и 10 сольных программ звезд эстрады. Ее творения можно увидеть не только на подиуме, но и в кино ( в фильмах Василия Пичула «Небо в алмазах», Тиграна Кеосаяна «Ландыш серебристый», «Ландыш серебристый — 2» и Анатолия Иванова «Черный принц»).

Алиса носит титул «Светская львица года» (1999, 2000 гг.), является номинантом Национальной премии «Овация», участником Недели высокой моды в Москве. Ежегодно (с 2000 г.) холдинг «Совершенно секретно» называет дизайнера «Лицом года».

Творческая Мастерская Алисы Толкачевой — 1-й Басманный пер., д.2а

Москва, 1-й Басманный пер., д.2а

(495) 261-72-60, факс (495) 261-72-60 Гунина Лидия Олеговна

Алиса Толкачева

Алиса Толкачева - полная биография

«А они живут, а они висят и одеваются на показы, и носятся на сцене, и снимаются в кино, и показываются на чьих-то свадьбах и мероприятиях. Они — это мои эмоции. Я — это мои коллекции», — говорит Алиса Толкачева о себе и своем творчестве. Это едва ли не самый популярный в шоу-бизнесе дизайнер.

Начинала Алиса с полиграфического института в Киеве, куда поступила на отделение книжной графики после окончания школы. После института она какое-то время работала с издательствами, но все же, даже в этой работе самым интересным казалось создать необычный образ, придать ему своеобразие именно за счет неких внешних атрибутов.

Когда же, наконец, Алиса стала дизайнером, начала заниматься разработкой моделей одежды, она в полной мере воплотила свои замыслы в коллекциях. Сами их названия уже настолько интригуют, что невозможно отказать себе в удовольствии и оставить их без внимания.

К тому же очень часто на показы Алиса приглашает демонстрировать вещи очень известных людей: Анастасию Волочкову, Ирину Лачину-Тома, Елену Захарову, Инну Гинкевич, Юлию Бордовских. Среди ее клиенток – известные дамы, чей стиль восхищает многих: Екатерина Андреева, Анжелика Варум, Ольга Кабо, Ирина Безрукова, Светлана Хоркина, Дана Борисова, Юлия Меньшова, Инна Маликова, Елена Ищеева, Ксения Собчак и др.

ТОЛКАЧЕВА Алиса

Алиса Толкачева - полная биография

Алиса Толкачева — дизайнер элитный. На ее показах присутствуют лишь избранные гости, друзья и клиенты. В прессе же о ней говорят преимущественно звезды нашей эстрады: Анжелика Варум, Лариса Долина, Татьяна Буланова, Валерий Леонтьев, Михаил Шуфутинский, Азиза и многие другие. Алиса Толкачева не афиширует свою деятельность, но и не отказывается поговорить о ней — о своих коллекциях, о жизни, родах и любимом мужчине.

Алиса Толкачева известна в модных кругах Москвы как дизайнер, обшивающий эстрадных звезд. Еще живы в памяти потрясший всех сарафан Анжелики Варум в черно-белую вертикальную полоску, смена «вдовьего» имиджа Тани Булановой и наряды, в которых выступала обретшая новую любовь и фигуру Лариса Долина. Инициатором многих изменений, произошедших в сценических гардеробах известных артистов, была Алиса. А семь лет назад в Москве о ней никто не знал.

Киевлянка по рождению, Алиса с ранних лет стремилась к тому, чтобы стать дизайнером. «Была раньше на Гостелерадио такая передача — «Театр у микрофона». Я ее очень любила. Мне доставляло огромное удовольствие рисовать картинки к спектаклям, звучащим в ней, представлять внешность персонажей и актеров», — вспоминает она.

Мать Алисы разглядела способности дочери и обустроила ей дома рабочий уголок. Потом Алиса закончила в Киеве Художественный институт по отделению графики и стала работать художником-модельером на трикотажной фабрике «Киевлянка», которая сотрудничала с канадскими, австрийскими, итальянскими и немецкими фирмами. А в 1994 году Алиса сменила одну столицу на другую — переехала из Киева в Москву. Она не очень любит распространяться об этом — говорит, что журналисты постоянно мучают ее вопросами на тему «переезда». Алиса приехала тогда в Москву к жениху, который трагически погиб. «Приехала на месяц, а задержалась на семь лет», — грустно улыбается она.

Город не спешил одарить молодую женщину выгодными заказами. Оставшись через полгода после переезда без денег, Алиса пошла за поддержкой к земляку Борису Краснову. «Ты должна сама заработать на хлеб! Если хочешь чего-то добиться, ты должна съесть столько же дерьма, сколько съел его я в этом городе!» — ответил Краснов на просьбу дать денег. «А в этот день я как раз постирала свое бельишко и повесила на балкон сушиться, — рассказывает Алиса. — Денег на прищепки не было, и все мои трусы-лифчики сдуло ветром. Я ему: «Боря, у меня ничего нет, даже трусы улетели!», а он: «Не можешь заработать — уезжай, откуда приехала!»

Но Алиса Толкачева осталась в Москве. Теперь у нее творческая мастерская, которой помогает руководить верная подруга Анна Исаева, сын Владик, любимый мужчина и постоянные клиенты среди звезд. Более 25 успешных артистов доверяют свой сценический образ Алисе: Михаил Шуфутинский, Валерий Леонтьев, Ирина Салтыкова, Елена Зосимова, Наталья Сенчукова, Алена Апина, Вика Цыганова, Катя Лель, Наталья Лагода: Модельер-имиджмейкер Алиса Толкачева одевает каждого из них с головы до ног, разрабатывая платье, обувь, украшения, прическу, макияж. При этом в работе с капризными звездами Алиса весьма авторитарна. «Я как врач, — говорит она, — Если ты ко мне приходишь со своей проблемой, я прописываю комплексное лечение. А если начинаются несогласия, что «вот это не надо, а это я вижу так»: Все, в ателье — на самолечение!».

Помимо работы над сценическими гардеробами Алиса выпускает и самостоятельные коллекции. В 1998 году она дебютировала на Московской Неделе Высокой моды с коллекцией «Основной инстинкт» и стала «открытием года». А недавно Алиса представила избранному кругу друзей и клиентов свою новую коллекцию «Дикие лебеди». С этого и начался наш с ней разговор.

Алиса, ваша коллекция ближе к pret-a-porte или же к haute couture?

— Я не знаю, можно ли называть ее haute couture, потому что Парижский Синдикат Высокой моды официально меня не признавал. Но если учесть, что все вещи коллекции в одном экземпляре и ни в одной модели не повторяется фактура ткани, то «Дикие лебеди» ближе к couture.

— Кто ваша героиня?

— Она эпатажна. Очень сексуальна, но не пошло, а на грани фола. Не люблю вульгарность. Кстати, сама я того, что вытворяю в моделях, не ношу. Для меня подиум — это прежде всего сцена. Эпатаж моих коллекций — другая сторона моей натуры. Так же как Анжелика — мое либидо. (Анжелика Варум стала первой клиенткой Алисы, которая заказала ей костюм, даже не взглянув на эскизы и просто доверившись никому не известной девушке. — А.К.)

— Важны ли для вас детали?

— Я прорабатываю модели до последнего шва и пуговицы. Я могу обегать всю Москву в поисках нужной мне фурнитуры, да и не только Москву. Шутовские колокольчики для пальто из коллекции «Основной инстинкт» я отыскала в Париже.

— В «Диких лебедях» цветовая гамма очень спокойная: цвет сухой крапивы, мокрой глины и песка, жухлой травы. И если сравнивать ее с коллекцией 98 года «Основной инстинкт», то видно, как изменился ваш стиль: уже нет той агрессивности, эта коллекция скорее романтична:

— Коллекция «Дикие лебеди» сделана на сезон весна-лето, но это скорее очень ранняя весна, когда снег уже сошел, но еще нет ярких красок. Поэтому и выбраны цвета земли. Дело в том, что я сама изменилась. Женский образ моих коллекций — это стадии моей любви. Это и цветовая гамма, и форма, и детали. Это коды моей души. Сейчас это примирение.

— Да. Сначала в моей жизни был период амбициозности. Потом период доказательства, когда ты делаешь себе имя, чтобы к тебе обращались на «вы» и не говорили: «Девочка, отойди!». После, когда это было доказано, появилась двоякость. Сейчас я уже понимаю, что многое было суета и лишние телодвижения. Ко мне пришла некая мудрость, спокойствие опыта. Многое изменилось во мне после родов. Происходит переоценка ценностей, все сдвигается. Приоритет ребенка становится первым, и понимаешь, что многое, за что боролась, дергалась, о чем переживала — суета. Мне жаль тех женщин, которые не рожали. У них не произошло этого смещения в жизни. Они все продолжают за что-то бороться, что-то бурно утверждать и . озлобляются. Ребенок меняет жизнь, он становится центром всего, потому что понимаешь, что все, что ты делаешь, ты делаешь ради него.

— Сын уже большой?

— 4,5 года. Это прекрасный возраст, когда он уже все понимает, но в нем столько непосредственности! Я однажды разговариваю по телефону с нашим конструктором Валерой, Владик подходит ко мне и спрашивает: «Ты с кем разговариваешь?» — «С Валерой». — «С каким?» — «С конструктором». Он отходит, а вечером уже подходит снова и спрашивает: «Мам, а вы его на ночь разбираете, или он у вас так и стоит?».

— Вы жалеете о чем-то?

— Единственное, о чем я сожалею, так это о студенчестве. Это было время, когда шкалили датчики, когда из тебя идеи так и били, и я стремилась не то чтобы продать, а даже раздарить их — лишь бы самовыразиться. Большой минус — это преподаватели, которые сдерживают студентов, как дурных жеребят. Из-за этого многое прогорает внутри. Я бы с удовольствием работала со студентами, но сейчас народ пошел уже не тот. Время влияет.

— Как бы вы охарактеризовали то, что вам пришлось выдержать, чтобы стать модельером?

— Это бой. Не секрет, что вокруг моды сплотилась голубая тусовка, и постороннему человеку пробиться очень трудно, особенно женщине. Хотя я считаю, что женщина-модельер при создании моделей учитывает и лучше понимает некоторые женские секреты и комплексы. Чем хороша Москва — здесь ты можешь найти свою нишу и не быть под давлением. Ты не в комплексе.

— А вы бы взялись за создание мужской коллекции?

— У меня уже был подобный опыт — коллекция «Белый кролик». Но это очень сложно, прежде всего из-за особенностей мужской психологии. Женщина может увести в романтику, и это было бы слюняво.

— У вас есть идеал мужчины?

— Конечно. (Улыбается.) Это мужчина слова, малоразговорчивый, надежный. Женщина всегда на стреме, а с этим мужчиной можно расслабиться. Некрасивый. Я не люблю мальчиков-кошечек. И не считаю обилие мускулов символом надежности; мне нравятся мужчины худые, субтильные. Умный.

— Как ваш мужчина относится к моделированию?

— Он не воспринимает его всерьез, как и мама. Считает, что это для меня развлечение. Хотелось бы, чтобы ситуация с модой у нас изменилась. На показы ходят больше зеваки, как на шоу, на спектакль. Нам нужны профессиональные журналисты, пишущие о моде, байеры. Нужен fashion-бизнес, а не шоу.

— Кто вам нравится из российских дизайнеров?

— Игорь Чапурин. Это такой гламур! Я всегда говорю ему комплименты, и они совершенно искренны. У него такое чувство цвета!

Алиса Толкачева — полная биография

Андерсен Ганс Христиан

Принцесса на горошине

Жил-был принц, он хотел взять себе в жены принцессу, да только настоящую принцессу. Вот он и объехал весь свет, искал такую, да повсюду было что-то не то; принцесс было полно, а вот настоящие ли они, этого он никак не мог распознать до конца, всегда с ними было что-то не в порядке. Вот и воротился он домой и очень горевал: уж так ему хотелось настоящую принцессу.

Как-то ввечеру разыгралась страшная буря; сверкала молния, гремел гром, дождь лил как из ведра, ужас что такое! И вдруг в городские ворота постучали, и старый король пошел отворять.

У ворот стояла принцесса. Боже мой, на кого она была похожа от дождя и непогоды! Вода стекала с ее волос и платья, стекала прямо в носки башмаков и вытекала из пяток, а она говорила, что она настоящая принцесса.

«Ну, это мы разузнаем!» — подумала старая королева, но ничего не сказала, а пошла в опочивальню, сняла с кровати все тюфяки и подушки и положила на доски горошину, а потом взяла двадцать тюфяков и положила их на горошину, а на тюфяки еще двадцать перин из гагачьего пуха.

На этой постели и уложили на ночь принцессу.

Утром ее спросили, как ей спалось.

— Ах, ужасно плохо! — отвечала принцесса. — Я всю ночь не сомкнула глаз. Бог знает, что там у меня было в постели! Я лежала на чем-то твердом, и теперь у меня все тело в синяках! Это просто ужас что такое!

Тут все поняли, что перед ними настоящая принцесса. Еще бы, она почувствовала горошину через двадцать тюфяков и двадцать перин из гагачьего пуха! Такой нежной может быть только настоящая принцесса.

Принц взял ее в жены, ведь теперь-то он знал, что берет за себя настоящую принцессу, а горошина попала в кунсткамеру, где ее можно видеть и поныне, если только никто ее не стащил.

Толкачева

Статья: Алиса Толкачева

Алиса Толкачева известна в модных кругах Москвы как дизайнер, обшивающий эстрадных звезд. Еще живы в памяти потрясший всех сарафан Анжелики Варум в черно-белую вертикальную полоску, смена «вдовьего» имиджа Тани Булановой и наряды, в которых выступала обретшая новую любовь и фигуру Лариса Долина. Инициатором многих изменений, произошедших в сценических гардеробах известных артистов, была Алиса. А семь лет назад в Москве о ней никто не знал.

Киевлянка по рождению, Алиса с ранних лет стремилась к тому, чтобы стать дизайнером. «Была раньше на Гостелерадио такая передача — «Театр у микрофона». Я ее очень любила. Мне доставляло огромное удовольствие рисовать картинки к спектаклям, звучащим в ней, представлять внешность персонажей и актеров», — вспоминает она.

Мать Алисы разглядела способности дочери и обустроила ей дома рабочий уголок. Потом Алиса закончила в Киеве Художественный институт по отделению графики и стала работать художником-модельером на трикотажной фабрике «Киевлянка», которая сотрудничала с канадскими, австрийскими, итальянскими и немецкими фирмами. А в 1994 году Алиса сменила одну столицу на другую — переехала из Киева в Москву. Она не очень любит распространяться об этом — говорит, что журналисты постоянно мучают ее вопросами на тему «переезда». Алиса приехала тогда в Москву к жениху, который трагически погиб. «Приехала на месяц, а задержалась на семь лет», — грустно улыбается она.

Город не спешил одарить молодую женщину выгодными заказами. Оставшись через полгода после переезда без денег, Алиса пошла за поддержкой к земляку Борису Краснову. «Ты должна сама заработать на хлеб! Если хочешь чего-то добиться, ты должна съесть столько же дерьма, сколько съел его я в этом городе!» — ответил Краснов на просьбу дать денег. «А в этот день я как раз постирала свое бельишко и повесила на балкон сушиться, — рассказывает Алиса. — Денег на прищепки не было, и все мои трусы-лифчики сдуло ветром. Я ему: «Боря, у меня ничего нет, даже трусы улетели!», а он: «Не можешь заработать — уезжай, откуда приехала!»

Но Алиса Толкачева осталась в Москве. Теперь у нее творческая мастерская, которой помогает руководить верная подруга Анна Исаева, сын Владик, любимый мужчина и постоянные клиенты среди звезд. Более 25 успешных артистов доверяют свой сценический образ Алисе: Михаил Шуфутинский, Валерий Леонтьев, Ирина Салтыкова, Елена Зосимова, Наталья Сенчукова, Алена Апина, Вика Цыганова, Катя Лель, Наталья Лагода: Модельер-имиджмейкер Алиса Толкачева одевает каждого из них с головы до ног, разрабатывая платье, обувь, украшения, прическу, макияж. При этом в работе с капризными звездами Алиса весьма авторитарна. «Я как врач, — говорит она, — Если ты ко мне приходишь со своей проблемой, я прописываю комплексное лечение. А если начинаются несогласия, что «вот это не надо, а это я вижу так»: Всё, в ателье — на самолечение!».

Помимо работы над сценическими гардеробами Алиса выпускает и самостоятельные коллекции. В 1998 году она дебютировала на Московской Неделе Высокой моды с коллекцией «Основной инстинкт» и стала «открытием года». А недавно Алиса представила избранному кругу друзей и клиентов свою новую коллекцию «Дикие лебеди». С этого и начался наш с ней разговор.

— Алиса, ваша коллекция ближе к pret-a-porte или же к haute couture?

— Я не знаю, можно ли называть ее haute couture, потому что Парижский Синдикат Высокой моды официально меня не признавал. Но если учесть, что все вещи коллекции в одном экземпляре и ни в одной модели не повторяется фактура ткани, то «Дикие лебеди» ближе к couture.

— Кто ваша героиня?

— Она эпатажна. Очень сексуальна, но не пошло, а на грани фола. Не люблю вульгарность. Кстати, сама я того, что вытворяю в моделях, не ношу. Для меня подиум — это прежде всего сцена. Эпатаж моих коллекций — другая сторона моей натуры. Так же как Анжелика — мое либидо. (Анжелика Варум стала первой клиенткой Алисы, которая заказала ей костюм, даже не взглянув на эскизы и просто доверившись никому не известной девушке. — А.К.)

— Важны ли для вас детали?

-Я прорабатываю модели до последнего шва и пуговицы. Я могу обегать всю Москву в поисках нужной мне фурнитуры, да и не только Москву. Шутовские колокольчики для пальто из коллекции «Основной инстинкт» я отыскала в Париже.

— В «Диких лебедях» цветовая гамма очень спокойная: цвет сухой крапивы, мокрой глины и песка, жухлой травы. И если сравнивать ее с коллекцией 98 года «Основной инстинкт», то видно, как изменился ваш стиль: уже нет той агрессивности, эта коллекция скорее романтична.

— Коллекция «Дикие лебеди» сделана на сезон весна-лето, но это скорее очень ранняя весна, когда снег уже сошел, но еще нет ярких красок. Поэтому и выбраны цвета земли. Дело в том, что я сама изменилась. Женский образ моих коллекций — это стадии моей любви. Это и цветовая гамма, и форма, и детали. Это коды моей души. Сейчас это примирение.

— Да. Сначала в моей жизни был период амбициозности. Потом период доказательства, когда ты делаешь себе имя, чтобы к тебе обращались на «вы» и не говорили: «Девочка, отойди!». После, когда это было доказано, появилась двоякость. Сейчас я уже понимаю, что многое было суета и лишние телодвижения. Ко мне пришла некая мудрость, спокойствие опыта. Многое изменилось во мне после родов. Происходит переоценка ценностей, все сдвигается. Приоритет ребенка становится первым, и понимаешь, что многое, за что боролась, дергалась, о чем переживала — суета. Мне жаль тех женщин, которые не рожали. У них не произошло этого смещения в жизни. Они все продолжают за что-то бороться, что-то бурно утверждать и . озлобляются. Ребенок меняет жизнь, он становится центром всего, потому что понимаешь, что все, что ты делаешь, ты делаешь ради него.

— Сын уже большой?

— 4,5 года. Это прекрасный возраст, когда он уже все понимает, но в нем столько непосредственности! Я однажды разговариваю по телефону с нашим конструктором Валерой, Владик подходит ко мне и спрашивает: «Ты с кем разговариваешь?» — «С Валерой». — «С каким?» — «С конструктором». Он отходит, а вечером уже подходит снова и спрашивает: «Мам, а вы его на ночь разбираете, или он у вас так и стоит?».

— Вы жалеете о чем-то?

— Единственное, о чем я сожалею, так это о студенчестве. Это было время, когда шкалили датчики, когда из тебя идеи так и били, и я стремилась не то чтобы продать, а даже раздарить их — лишь бы самовыразиться. Большой минус — это преподаватели, которые сдерживают студентов, как дурных жеребят. Из-за этого многое прогорает внутри. Я бы с удовольствием работала со студентами, но сейчас народ пошел уже не тот. Время влияет.

— Как бы вы охарактеризовали то, что вам пришлось выдержать, чтобы стать модельером?

— Это бой. Не секрет, что вокруг моды сплотилась голубая тусовка, и постороннему человеку пробиться очень трудно, особенно женщине. Хотя я считаю, что женщина-модельер при создании моделей учитывает и лучше понимает некоторые женские секреты и комплексы. Чем хороша Москва — здесь ты можешь найти свою нишу и не быть под давлением. Ты не в комплексе.

— А вы бы взялись за создание мужской коллекции?

— У меня уже был подобный опыт — коллекция «Белый кролик». Но это очень сложно, прежде всего из-за особенностей мужской психологии. Женщина может увести в романтику, и это было бы слюняво.

— У вас есть идеал мужчины?

— Конечно. (Улыбается.) Это мужчина слова, малоразговорчивый, надежный. Женщина всегда на стреме, а с этим мужчиной можно расслабиться. Некрасивый. Я не люблю мальчиков-кошечек. И не считаю обилие мускулов символом надежности; мне нравятся мужчины худые, субтильные. Умный.

— Как ваш мужчина относится к моделированию?

— Он не воспринимает его всерьез, как и мама. Считает, что это для меня развлечение. Хотелось бы, чтобы ситуация с модой у нас изменилась. На показы ходят больше зеваки, как на шоу, на спектакль. Нам нужны профессиональные журналисты, пишущие о моде, байеры. Нужен fashion-бизнес, а не шоу.

— Кто вам нравится из российских дизайнеров?

— Игорь Чапурин. Это такой гламур! Я всегда говорю ему комплименты, и они совершенно искренны. У него такое чувство цвета!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *