Базовые модели

Базовые модели

Базовые модели различных автопроизводителей

При покупке автомобиля реклама и маркетинговые ходы постоянно склоняют нас к выбору улучшенной комплектации, опциональных «фишек» и более люксовых вариантов. Тем интереснее обратить внимание на базовые модели и посмотреть, а что, собственно, предлагается за самую доступную цену в линейке каждого бренда? Смотрите нашу подборку базовых моделей различных автопроизводителей.

Базовые модели

Первый пример в нашей подборке показывает, что «базовая модель» — понятие относительное: в случае с Aston Martin на ее приобретение потребуется… 109 021 евро. За эти деньги клиент получит V8 Vantage Coupé. Правда, в любом случае, удовольствие от покупки модели престижной британской марки – не из дешевых.

Audi A1

Базовые модели

Некоторые автолюбители сравнивают Audi A1 с «облагороженным» VW Polo. Компактный A1 призван привлечь к бренду перспективных молодых клиентов, которые чуть позже могут сделать карьеру. Цена базовой модели Audi – 16 750 евро.

BMW 114i

Базовые модели

Под капотом BMW 114i работает 1,6-литровый бензиновый двигатель, что снижает цену на модель до 21 950 евро. Задние двери стоят дополнительных 750 евро.

Базовые модели

Ни одна новинка не стоит на европейском рынке дешевле, чем Dacia Sandero, а именно 6890 евро. Правда, взамен покупатель получает весьма скромную комплектацию.

Ferrari California

Базовые модели

Самые доступные варианты сидеть за рулем эксклюзивной итальянской модели – взять авто в аренду или купить б.у. Ведь за «базовую модель» в линейке элитного бренда – Ferrari California 30 – нужно выложить добрых 180 600 евро.

Fiat Panda

Базовые модели

Внутри концерна Fiat образует своего рода антипод по отношению к Ferrari. Экономные автолюбители могут приобрести Fiat Panda за 9490 евро. Правда, это не самая маленькая сумма, но все же существенно меньше, чем цена на эксклюзивную модель.

Базовые модели

Мало кто еще не сбросил скромный Ford Ka со счетов, хотя «родственник» Fiat 500 ничуть не хуже последнего. На покупку модели потребуется от 9310 евро.

Hyundai i10

Базовые модели

Хороший выбор для тех, кто предпочитает базовые модели, – Hyundai i10. Задние двери, длительная гарантия и 9950 евро стоимости – вот его преимущества. Правда, искать здесь (как, впрочем, и в других базовых авто) климат-контроль – напрасное дело.

Jaguar XE

Базовые модели

Начиная с 2015 г. совсем «свежий» Jaguar XE будет привлекать новых клиентов к британскому бренду. Цена на новинку начинается ровно от 36 000 евро.

Базовые модели

Среди ближайших новинок – самый маленький Jeep. Renegade основан на платформе моделей Fiat. Цена на авто стартует от 19 900 евро. Правда, в этом случае климат-контроль и сенсорный экран с радио уже включены в стоимость.

Kia Picanto

Базовые модели

В отличие от своего «собрата» по концерну Hyundai i10, компактный Kia Picanto выходит также в трехдверной версии. Однако это не слишком отражается на цене: за модель нужно выложить минимум 9550 евро.

Maserati Ghibli

Базовые модели

Еще в начале 80-х гг. компания Maserati попробовала выпустить на рынок массовую модель Biturbo. Однако лучше эта роль должна получиться у Ghibli: седан стоимостью 65 380 евро составляет конкуренцию Audi, BMW и Mercedes.

Базовые модели

Поиск базовой модели у этого автопроизводителя не вызывает затруднений: на данный момент Mazda 2 – самый маленький номер в линейке. Так как преемник этого авто малого класса уже готов к старту, предыдущая версия может продаваться по цене ниже официальных 12 690 евро.

Базовые модели

Базовые модели

Базовые модели

Базовые модели

Базовые модели

Рис. 20

Базовые модели
Базовые модели
Ñòàòüè ýêñïåðòîâ è ñîòðóäíèêîâ ôèðìû ÒÎÐÀ-ÖåíòðБазовые модели
Базовые модели

Пакет структурного моделирования

ПЛАНИРОВАНИЕ БИРЖЕВЫХ ОПЕРАЦИЙ

В начале 90-х пакет ITHINK стал признанным стандартом структурного моделирования на Западе. Он широко используется биржевыми брокерами и финансовыми дилерами, банками и промышленными корпорациями. Пакет предназначен для быстрого проведения вычиcлений, разработки схем и моделей финансовых операций. Модель создается путем отображения на экране моделируемых объектов и взаимосвязей. Она выглядит как совокупность стандартных блоков, соединенных стрелками. Стандартные блоки (“поток”, “коннектор”, “накопитель”, ”распределитель” и др.) имеются на выбор и могут быть перенесены в “окно” модели при помощи мыши. Стрелки указывают направление финансовых платежей и потоков данных. Перестроение “картинки” модели приводит к изменениям в ее программе и алгоритме. Таким путем обеспечивается уникальный эффект “визуального” моделирования: В этом заключается главная отличительная черта интерфейса программного пакета ITHINK.

Если Вы используете ITHINK, Вам не придется тратить время на программирование громоздкой электронной таблицы. Стандартные блоки системы ITHINK позволяют за считанные минуты перестроить Вашу систему вычислений. В них уже учтены типовые ситуации и элементы финансовых сделок. Аппарат пакета применяется для моделирования основных видов биржевых операций, валютного дилинга, арбитража, финансовых расчетов и платежей. Пакет позволяет проводить экспресс-анализ ситуации и быстрый перебор возможных вариантов.

Планирование финансовых операций. Пакет обеспечивает разработку графиков финансовых вложений, оценку доходности и выбор оптимальных решений. С его помощью осуществляется планирование срочных сделок, фьючерсных контрактов и опционов. Он позволяет оценить влияние изменений конъюнктуры на результаты финансовых операций. Простейший пример. При проведении ряда последовательных конверсионных операций необходимо учесть колебания курсов валют, а также задержки и затраты времени. Каков будет результат этих операции? Для ответа на этот вопрос создается модель в системе ITHINK. Модели этого типа “конструируются” всего из нескольких типовых блоков. Оператор может вводить данные в виде графика или таблицы. “Ответ” модели ITHINK появляется также в виде графиков и таблиц.

Анализ и прогнозирование финансовых рынков и рынков ценных бумаг. ITHINK позволяет создавать и более сложные “динамические” модели финансовых рынков. Он применяется для оценки реакции различных субъектов рынка на изменения конъюнктуры. В зарубежной практике ITHINK широко используется в ходе анализа спроса, предложения, а также при прогнозировании цен на финансовых рынках и рынках ценных бумаг. Пакет делает возможным проведение “сценарных” расчетов, моделирование процессов, происходящих на фондовом рынке, рынке ГКО и иностранных валют.

Управление ликвидностью и кредитным портфелем коммерческого банка. ITHINK обеспечивает разработку графиков кредитования и оптимальное распределение кредитных ресурсов между приоритетными клиентами и акционерами банка. На базе ITHINK может быть разработан детальный план кредитных операций банка. Графики платежей строятся в заданном масштабе времени с точностью вплоть до одного дня. Однако главная область применения ITHINK в банковском деле- моделирование денежных потоков банка (Cash Flow). С его помощью делается прогноз опасного снижения ликвидности банка, разрабатываются оптимальная структура пассивных и активных операций банка.

Компания “Тора-Центр” оказывает консультационное содействие по применению пакета и разработке моделей, ориентированных на потребности конкретных предпринимателей и учреждений. Клиетнам предлагается воспользоваться специальной литературой и библиотекой компьютерных моделей на базе ITHINK, разработанных экспертами России и США.

Пакет ITHINK: как делать модели

Базовая модель срочных сделок. Модель позволяет оценить прибыль инвестора в зависимости от размера финансовых вложений (INVEST), прогнозной доходности (RATE), срока операции (TIMER). Модели этого типа служат для быстрого проведения вычислений и анализа различных вариантов инвестиций. Срочный котракт представлен блоком FUTURE (на схеме-прямоугольник). Пункт ввода данных о размере инвестиций отмечен знаком вопроса. Данные вводятся в виде таблицы или графика.

Базовые модели

Модель кредитных операций коммерческого банка. Позволяет моделировать величину, срок кредита, его транши, доходность и другие параметры. Ниже представлен фрагмент графика платежей в счет возврата четырех выданных ранее кредитов. По горизотальной оси- календарное время платежей (шкала в кварталах), по вертикальной — размер платежей в счет возврата основной суммы. Кредиты возвращаются долями в2/3 и 1/3. “Метки” платежей на графике показвают размер платежа и его время. Данные могут быть “выведены” в виде таблиц с указанием точной даты.

Базовые модели

Модели ITHINK могут содержать десятки блоков и сотни взаимосвязей. Они предназначены для управления сложными хозяйственными системами. За более детальной информацией обращайтесь к экспертам компании “ТОРА-ЦЕНТР”. Помните, имитационное моделирование-это завтрашний день планирования финансовых предприятий и разработки деловых проектов!

Основная личностная коммуникационная модель

Основные базовые коммуникационные модели имеют три компонента (рис. 2.1):

1) отправитель сообщения;

2) получатель сообщения;

3) сообщение, отправленное от отправителя к получателю.

Базовые модели

Рис. 2.1. Базовая коммуникационная модель (Источник: Schramm , 1955)

Эти три компонента образуют базовую модель личной коммуникации, которая показывает, как осуществляется передача идеи от мозга отправителя к мозгу получателя. В данной модели предполагается, что получатель должен понимать, что ему отправлено сообщение, и знать, от кого оно отправлено. Это, в свою очередь, предполагает надежность отправителя, степень которой влияет на то, какое внимание будет уделено сообщению в месте его приема. Если доверие высокое, получатели сообщения, которым оно предназначено, уделят ему должное внимание и поверят ему. Следовательно важной задачей маркетолога в ходе подготовки к отправлению действенных сообщений является формирование доверия к отправителю у целевого рынка. Это особенно важно в отношении новых брендов и новых продуктов.

Может быть, поговорить и приятно, но кто об этом знает?

ВТ – крупная структура бизнеса, активно ведущая рекламную деятельность, целью которой являются некоторые потребительские товары. В середине 90-х гг. ВТ тратила каждый год на рекламу от 150 до 200 млн. ф.ст., делая акцент на кампанию «поговорите хорошенько», которая началась в 1994 г . Ее целью было поощрение потребителей чаще и больше пользоваться телефоном, для чего ВТ активно прибегала к размещению рекламы как на телевидении, так и в печатных средствах. Одновременно она осуществляла прямую рассылку сообщений на основе имеющейся у нее обширной потребительской базы данных, привлекая внимание потребителей к своим услугам специальными тарифами и продуктами, также предназначенными для стимулирования активности в использовании телефона.

Однако в конце 1996 г . регулярная обратная связь (прежде всего в виде рыночных исследований), используемая ВТ, позволила маркетологам выявить небольшое увеличение отрицательной реакции на ее рекламу. Это означало, что как отправитель маркетинговой коммуникации ВТ не пользовалась больше доверием части своего рынка. Хотя эта доля была относительно небольшой – не выше 10%, но она продолжала расти, что могло сильно подорвать доверие к ВТ и снизить эффективность ее рекламы в целом. Рекламное агентство Abbot Mead Vickers DDBO , обслуживающее ВТ, знало об исследовании, проведенном агентством MORI в 1996 г ., которое выявило следующее: свыше 80% вопросов, задаваемых для выяснения восприятия имиджа организации, показали, что для потребителя очень важно знать, в какие социальные и общественные виды деятельности эта организация вовлечена. Именно поэтому в 1996 г . накануне Рождества ВТ запустила кампанию на телевидении и в прессе, специально подготовленную для того, чтобы сообщить своим потребителям о некоторых из своих социально значимых услуг (например, предоставление бесплатно телефонов инвалидам), а также об успешных социальных и общественных проектах, финансируемых ВТ.

Сформированные бренды обычно обладают достаточно высоким доверием, однако это происходит после многих лет рекламы и продвижения. И новым брендам, чтобы выйти на тот же уровень доверия, что и у сформированных, требуется определенное время. Более того, чтобы привлечь к ним первичное внимание, необходима специальная кампания. Однако такие действия стоят того, чтобы их проводить. Всего через шесть месяцев после предложения на рынке пирожных Mr Kipling значительная часть опрашиваемых людей утверждала, что помнят, что еще их бабушки покупали этот сорт пирожных. В некоторых отдельных случаях доверие к отправителю возникает от сопоставления социальной ситуации, в которой находится этот отправитель по отношению к получателю. Источником доверия может быть и униформа персонала в магазине, и их поведение, хорошо согласующееся с ожиданиями потребителей. В промышленном маркетинге типа «бизнес – бизнес» социальное соответствие продавцов с заказчиками еще более важно. При этом компания должна стремиться следовать тому образцу взаимодействия с заказчиками, который она для себя установила как базовый. Скажем, до появления модной одежды модели типа « Big Blue » торговые представители IBM всегда воспринимались в образе «белая рубашка, темный костюм и строгий галстук».

В маркетинговых коммуникациях идентификация отправителя очень важна с точки зрения эффективности: если отправителя нельзя идентифицировать как заслуживающего доверия, то его сообщение должного внимания не получит. На рынке отправитель идентифицируется потребителями двумя способами:

1) через организацию, отправившую сообщение;

2) через лицо, идентифицируемое в коммуникации как отправитель сообщения (например, подпись директора по менеджменту в послании, отправляемом при прямой рассылке сообщений, или известная личность, занятая в рекламе).

Доверие к отправителю зависит от следующих факторов: опыта восприятия (например, если в рекламе на телевидении даются технические пояснения специалистами, одетыми в униформу, которые выглядят как, скажем, химики в лаборатории); мнения о том, насколько ему можно доверять (хорошо известный ученый скорее будет восприниматься как специалист и как честный человек, чем неизвестное лицо); нравится или не нравится отправитель целевой аудитории – актеры из популярных телевизионных серий по этому показателю скорее всего получат высокие оценки ( Kelman and Hovland , 1953). Очевидно, отправитель с высокой степенью доверия в большей степени повлияет на мнение аудитории, чем отправитель, сообщения которого воспринимаются скептически. Однако со временем, если аудитории не напоминать снова и снова о личности отправителя, этот эффект ослабевает ( Hovland , Janis and Kelley , 1953).

Демпфирование негативного впечатления

Если вы занимаетесь крупной международной деятельностью в бизнесе на большом числе потребительских рынков и если ваш танкер для перевозки нефти залил сырой нефтью побережье, как вы думаете, изменится ваш общественный имидж как компании, заботящейся об окружающей среде? Ответ на этот вопрос вполне очевиден. Прежде всего, проверьте на рыночном исследовании, что общественность действительно думает о случившейся катастрофе. Затем передайте в прессу сообщение о том, на какие расходы пошли ваши менеджеры и какие усилия они предприняли, чтобы очистить загрязненное место. Данное сообщение надо передавать в течение двух-трех недель, чтобы заглушить протесты представителей экологического лобби. После этого запустите корпоративную рекламную кампанию, причем такую, чтобы ее увидели как можно больше людей. В ней на первом месте должен быть корпоративный логотип, сопровождающий все способы, при помощи которого ваша компания защищает окружающую среду по всему земному шару.

Кампания должна продолжаться три недели, а затем ее надо резко прекратить. После трех-четырех недель отрицательный эффект, выражаемый в снижении доверия к вашей компании, ослабнет, и аудитория только запомнит сообщения о вашей защите окружающей среды. Кроме того, к этому времени большая часть негативного восприятия первоначальной катастрофы также исчезнет. Это классический план действия в рамках паблик-рилейшнз, который применяется для ограничения негативных последствий самыми крупными международными корпорациями. Организации, лоббирующие экологические проблемы, подобные Greenpeace , также ведут свои собственные рекламные кампании и паблик-рилейшнз, чтобы попытаться сохранить в памяти зрителей и слушателей названия тех компаний, которые наносят вред окружающей среде.

Базовые модели

Базовые моделипечатать страницу
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
SaaS: Отчеты по Требованию
Базовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые моделиБазовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели

Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Пример Отчета о Работе Персонала
(pdf, 4.43 Мб)

Базовые модели
Базовые моделиБазовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели

Базовые модели
Базовые модели

От тайм-менеджмента до анализа эффективности бизнес-процессов

Гамбургский Счет — это программные продукты компании ProLAN, объединенные в несколько наборов, которые мы называем: «базовыми моделями». В настоящее время предлагается пять базовых моделей:

  • Гамбургский Счет №1: «Индивидуальный тайм-менеджмент».
  • Гамбургский Счет №2: «Хронометраж рабочих групп».
  • Гамбургский Счет №3: «Бархатные рукавицы».
  • Гамбургский Счет №4: «Тахометр бизнес-процессов».
  • Гамбургский Счет №5: «Анализатор эффективности бизнес-процессов».

Функциональные возможности базовых моделей представлены на Рисунке 1.

Рис. 19

Базовые моделиРисунок 1.
Таблица функциональных возможностей базовых моделей.

Гамбургский Счет №1: «Индивидуальный тайм-менеджмент»

Данная модель предназначена для индивидуального учета работниками своих фактических трудозатрат. Затраты могут учитываться в трех разрезах: по заданиям, видам активности, бизнес-операциям (бизнес-приложениям). Каждый работник получает возможность создавать отчеты о своих трудозатратах в перечисленных выше разрезах. Отчеты создаются автоматически и имеют формат документов MS Excel. Такие отчеты мы называем Базовыми Таймшитами.

Состав Гамбургского Счета №1:

  • Приложение SelfTrace Personal Edition — «фотоаппарат» рабочего дня, позволяющий хронометрировать фактические трудозатраты работника. Персональная редакция этого приложения (personal edition), входящая в состав данной модели Гамбургского Счета, имеет два ограничения: результаты хронометража обрабатываются непосредственно на компьютере работника (никуда не передаются); не поддерживается интеграция с MS Outlook (задания сотрудник может назначать себе только сам).
  • Приложение TraceTutor — инструмент для создания Каталога бизнес-операций, в котором задано соответствие между окнами бизнес-приложений и бизнес-операциями.

Приложения SelfTrace и TraceTutor устанавливаются на компьютерах работников.

Гамбургский Счет №2: «Хронометраж рабочих групп»

Данная модель предназначена для учета фактических трудозатрат рабочих групп (отделов, департаментов). По сравнению с Гамбургским Счетом №1, эта модель имеет следующие дополнительные возможности:

  • Централизованный сбор информации о фактических трудозатратах работников и запись её в консолидированную базу данных.
  • Автоматическая оценка достоверности результатов хронометража и эффективности использования рабочего времени.
  • Автоматическое создание Комплексных Тайм-Листов.
  • Приложение SelfTrace — «фотоаппарат» рабочего дня, стандартная редакция.
  • Приложение TraceTutor — инструмент для создания Каталога бизнес-операций.
  • Надстройка SelfTrace для Outlook — средство интеграции SelfTrace Standard Edition и MS Outlook 2007/2010.
  • AutoImport SE — инструмент для автоматического сбора данных (результатов хронометража) с компьютеров пользователей и их записи в базу данных (MS SQL Server).
  • Генератор Тайм-Листов — инструмент для автоматического создания Комплексных Тайм-Листов.

Приложения SelfTrace, TraceTutor и, опционально, надстройка SelfTrace для Outlook устанавливаются на компьютерах работников. Windows сервис AutoImport SE устанавливается на выделенном компьютере сети. На этом же компьютере устанавливается сервер базы данных MS SQL Server (далее — Сервер). Генератор Тайм-Листов обычно устанавливается на компьютере линейного руководителя или HR-менеджера. Если руководитель использует для управления поручениями MS Outlook 2007/2010, то на его компьютере также устанавливается надстройка SelfTrace для Outlook. Архитектура решения Гамбургский Счет №2 («Хронометраж рабочих групп») показана на Рисунке 2.

Рис. 18

Базовые моделиРисунок 2.
Архитектура решения Гамбургский Счет №2: «Хронометраж рабочих групп».

Гамбургский Счет №3: «Бархатные рукавицы»

Данная модель предназначена для улучшения организации труда и повышения трудовой дисциплины. Кроме средств учета фактических трудозатрат персонала данная модель включает в себя средства обеспечения высокой достоверности информации о трудозатратах. Это средства Оперативного Мониторинга работы персонала.

  • Инструментарий, входящий в состав решения Гамбургский Счет №2.
  • SLA-ON Probe — приложение (зонд), выполняющее сбор результатов хронометража с компьютеров пользователей и их экспертную оценку по пятибалльной шкале на основе заранее установленных правил (Оценочных Тестов или Экспертиз).
  • SLA-ON Operations — консоль руководителя (HR-менеджера), предназначенная для мониторинга активности (кто что делает) и производительности работы персонала.

На Сервере дополнительно устанавливается зонд SLA-ON Probe. На компьютере линейного руководителя или HR-менеджера дополнительно устанавливается консоль SLA-ON Operations. Архитектура решения Гамбургский Счет №3 показана на Рисунке 3.

Рис. 17

Базовые моделиРисунок 3.
Архитектура решения Гамбургский Счет №3: «Бархатные Рукавицы».

Гамбургский Счет №4: «Тахометр бизнес-процессов»

Данная модель представляет собой эффективный инструмент для управления временем и численностью персонала. По сравнению с Гамбургским Счетом №3, эта модель дополнительно включает в себя средства Ретроспективного Анализа. Гамбургский Счет №4 — это решение для компаний среднего бизнеса (200-500 одновременно контролируемых работников).

  • Инструментарий, входящий в состав Гамбургского Счета №3.
  • Приложение StatKeeper — инструмент для записи в базу данных результатов работы зонда SLA-ON Probe.
  • Приложение TrendViewer.NET, предназначенное для анализа информации, хранящейся в базе данных.

На сервере дополнительно устанавливается приложение StatKeeper. На компьютере сотрудника HR-Службы или СВК, ответственного за контроллинг персонала, устанавливается приложение TrendViewer.NET. Архитектура решения Гамбургский Счет №4 показана на Рисунке 4.

Рис. 16

Базовые моделиРисунок 4.
Архитектура решения Гамбургский Счет №4: «Тахометр бизнес-процессов».

Гамбургский Счет №5: «Анализатор эффективности бизнес-процессов»

Данная модель представляет собой решение для компаний крупного бизнеса (более 500 одновременно контролируемых работников), позволяющее эффективно управлять рабочим временем и загруженностью персонала. По сравнению с Гамбургским Счетом №4, эта модель дополнительно позволяет автоматически создавать Отчеты о Работе Персонала, а также автоматически сопоставлять (коррелировать, проводить факторный анализ) значения KPI бизнес-процессов с фактическими трудозатратами персонала.

  • Инструментарий, входящий в состав Гамбургского Счета №4.
  • Приложение AutoImport — инструмент управления данными, в том числе инструмент импорта в консолидированную базу данных значений KPI, вычисленных вручную или полученных с помощью других систем.
  • Приложение Trend Analyst, позволяющее в автоматическом режиме выполнять корреляционный, регрессионный и вероятностный анализ информации о фактических трудозатратах персонала и KPI бизнес-процессов.
  • Приложение SLA-ON Reporting Services (SRS) — инструмент для создания Отчетов о Работе Персонала с использованием WEB браузера.

Вместо приложения StatKeeper в данной модели используется приложение AutoImport, которое не только сохраняет информацию в базе данных, но и управляет этой информацией (агрегирует, перемещает, удаляет и т.д.). По сравнению с приложением StatKeeper, AutoImport имеет существенно большую производительность, а также позволяет автоматически импортировать в базу данных информацию из других систем (ERP, CRM, Docflow, Service Desk и т.п.).

В дополнение к приложению TrendViewer.NET в данной модели используется приложение Trend Analyst, позволяющее в автоматическом режиме сопоставлять информацию о трудозатратах персонала со значениями KPI бизнес-процессов. Для автоматического создания Отчетов о Работе Персонала (с использованием WEB браузера) на сервере дополнительно устанавливается приложение SLA-ON Reporting Services. Архитектура решения Гамбургский Счет №5 показана на Рисунке 5.

Базовые моделиРисунок 5.
Архитектура решения Гамбургский Счет №5: «Анализатор эффективности бизнес-процессов».

Базовые модели

Рис. 15

Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели

Оценка качества обслуживания и управление лояльностью клиентов

Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели

Базовые моделиБазовые модели
Базовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые моделиБазовые модели
Базовые модели
Познакомиться с решением.
Базовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели

Контролируйте попытки продажи и повышайте конверсию.

Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели

Тахометр Точки Продаж

Базовые моделиБазовые модели
Базовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые моделиБазовые модели
Базовые модели
Познакомиться с решением.
Базовые модели
Базовые моделиБазовые моделиБазовые модели
Базовые модели

Мы давно знаем компанию ProLAN, как разработчика качественного программного обеспечения и надежного партнера».

Базовые модели стратегического планирования

Начиная с 1962 года, когда в Harvard Business Review была опубликова­на статья Ф. Гилмора и Р. Брандербурга «Анатомия корпоративного планирования», литература по вопросам стратегического планирова­ния оказалась насыщена сотнями моделей, в которых были предприняты попытки формализовать этот процесс. Однако, справедливости ради отмечает Г. Минцберг, все эти модели основаны на одной теоретической конструкции или базовой модели, различаясь между собой главным об­разом в деталях, а не в фундаментальных принципах построения [150]. В связи с этим рассмотрим более подробно базовую модель процесса стратегического планирования и три ее основные модификации.

Модель Гарвардской школы бизнеса

Модель Гарвардской школы бизнеса (Гарвардской группы) основыва­ется на широко известной процедуре SWOT-анализа и разрабатывалась учеными Гарварда в течение достаточно длительного периода времени (главным образом К. Эндрюсом, иногда в соавторстве с К. Хринстенсе-ном) [15]. При этом Г. Минцберг называет данную модель «моделью школы проектирования», поскольку в ее основе лежит вера, что форму­лирование стратегии как процесса основывается на нескольких базовых постулатах, обеспечивающих «проектирование стратегии» [150].

Принципиальная схема данной модели показана на рис. 1.1.

Базовые модели

Рис. 1.1. Модель Гарвардской школы бизнеса (Гарвардской группы)

Как следует из приведенной схемы, в самом общем виде процесс формирования стратегического плана (процесс стратегического пла­нирования) представляет некую точку пересечения выявленных возможностей и угроз внешней деловой окружающей среды, выражен­ных в форме ключевых факторов успеха, а также сильных и слабых сторон ресурсного потенциала предприятия, выраженных, в свою оче­редь, в его отличительных способностях к развитию. Естественно, что возможности внешней среды должны быть востребованы за счет ис­пользования сильных сторон ресурсного потенциала. Кроме того, должны быть выявлены угрозы внешней среды, а слабые стороны ре­сурсного потенциала предприятия сведены к минимуму. На формулирование стратегии, ее оценку и выбор наилучшего варианта оказы­вают существенное влияние ценности высшего руководства, а также этические нормы общества, которые выражаются в виде социальной ответственности.

Остановимся более подробно на методологических принципах дан­ной модели.

Формулирование стратегии должно быть контролируемым, осоз­нанным процессом мышления. Это означает, что стратегия появ­ляется не интуитивно и не в результате внезапного выявления из «потока проблем», а является продуктом тщательно контролиру­емого процесса обдумывания человека. К. Эндрюс специально оговаривает, что стратегическое мышление должно основывать­ся не на интуитивном, а на осознанном опыте, называя при этом внезапно возникающие стратегии как «оппортунизм» и «концеп­туальный враг стратегии» [15].

Ответственность за процесс формирования стратегии должна быть возложена на топ-менеджера организации. Исполнитель­ный же директор является своеобразным «архитектором» стра­тегии, определяя, кто конкретно будет привлечен к процессу стратегического планирования.

Модель формирования стратегического плана должна быть доста­точно простой и информативной. Можно утверждать, что это до­статочно традиционное требование к любому процессу принятия управленческих решений, поскольку обеспечивает сходимость и рациональность.

Стратегии должны быть уникальными, т. е. единственными в своем роде, и являться результатом процесса созидательного проектиро­вания. Другими словами, стратегии должны отражать сущностные (концептуальные), отличительные для данного предприятия осо­бенности его развития, а не строиться по некоему стандартному шаблону.

Стратегия как результат процесса стратегического планирования должна иметь завершенный характер. Процесс формулирования стратегии является конечным продуктом, когда полностью про­анализированы и оценены все альтернативные его варианты и осуществлен выбор наилучшего из них. В силу чего оценка стра­тегий в одном из блоков модели Гарвардской группы понимается как процесс принятия решения, связанный с выбором наилучше­го варианта стратегии.

Стратегия должна быть проста, лаконична и выражена ясным, членораздельным языком, должна облегчить деятельность пред­приятия, и в силу этого дает возможность ее понимания и вос­приятия работниками предприятия. Так, например, одним из принципов работников плановых служб компании General Electric является следующий: «Хорошая стратегия может быть описана на двух страницах. Если это невозможно сделать, то данная страте­гия не является хорошей».

Если стратегия является уникальной, полностью разработанной и четко сформулированной, то она реализуема. Таким образом, все элементы организационной структуры предприятия должны обладать необходимыми знаниями и ресурсами и желанием пре­творить выбранную стратегию в жизнь.

Модель И. Ансоффа

Отметим далее, что одновременно с разработками Гарвардской группы И. Ансофф предложил свою принципиально отличную модель фор­мирования стратегического плана развития предприятия. Как нам пред­ставляется, можно назвать два существенных отличия этих моделей.

Во-первых, И. Ансофф использует понятие формализованных це­лей в отличие от неявно выраженных ценностей высшего руководства, предлагаемых в модели Гарвардской группы.

Во-вторых, с точки зрения И. Ансоффа, формирование стратегичес­кого плана можно представить в виде крайне формализованного про­цесса, доведенного до определенной блок-схемы (так, можно привести пример такой модели И. Ансоффа, состоящей из 57 (!) блоков) [2]. «Инженерный уклон» модели И. Ансоффа проявляется в том, что на каждом этапе формирования стратегического плана сотрудникам, занимающимся его разработкой, предлагаются подробно разработан­ные перечни факторов, которые необходимо учитывать в процессе принятия плановых решений. В этих перечнях факторы расставлены в приоритетном порядке с определенными весовыми коэффициента­ми. Более того, эти перечни дополняются различными диаграммами и правилами выбора той или иной альтернативы.

Поскольку основная схема формирования стратегического плана из 57 блоков настолько детализирована, что, по словам самого И. Ансоф­фа, становится «не видно леса из-за деревьев», постольку им предла­гается укрупненная модель [2], представленная на рис. 1.2.

Базовые модели

Рис. 1.2. Укрупненная модель формирования стратегического плана

с первоначально установленными целями развития, осуществляется оценка ресурсного потенциала предприятия и внешней, деловой ок­ружающей среды. Цель такого анализа — выявление возможностей для принятия основных стратегических решений по дальнейшему проникновению на освоенные рынки сбыта и диверсификации про­изводства.

Перед формированием стратегии диверсификации, по мнению И. Ан­соффа, необходимо принять важное стратегическое решение, которое связано с обеспечением синергического (системного) эффекта от всех составляющих элементов организационной структуры предприятия. На основании вышеперечисленных стратегических решений разраба­тываются конкретные стратегии диверсификации и расширения рын­ков сбыта для уже производимых товаров. В своей сумме или по от­дельности они и отражают общую стратегию «продукт/рынок» для предприятия. Однако для обеспечения целостности, как считает И. Ансофф, стратегический план должен содержать как финансовую, так и административную стратегии.

Финансовая стратегия представляет собой совокупность правил и средств, обеспечивающих прирост финансового потенциала предпри­ятия. Она обязательно включает в себя анализ движения денежных потоков, соотношение между накоплением и потреблением, а также дивидендный выход.

Административная стратегия — набор правил по организационно­му развитию предприятия. Понятно, что она, с одной стороны, связа­на с конкретными стратегическими альтернативами (расширение рынка и диверсификация), а с другой — синергическим эффектом как характеристикой целостности предприятия.

Существенным отличием от модели Гарвардской школы бизнеса является введение И. Ансоффом обратной связи, обеспечивающей ин­терактивность процедуры формирования стратегического плана и не­прерывность процесса ее реализации.

Модель Г. Стейнера

По мнению Г. Минцберга, Г. Стейнер является абсолютным чемпио­ном по количеству страниц, написанных на тему планирования [244]. Так, его главная и наиболее известная книга «Top Managment Planning», изданная в 1969 году, насчитывает около 800 страниц и содержит мо­дель формирования стратегического планирования [33]. Посколь­ку Г. Стейнер по своей природе, как считает тот же Г. Минцберг, не является разрушителем теоретических канонов, а скорее популяри­затором известных взглядов на планирование, то и его модель, по сравнению с моделью И. Ансоффа, выглядит более условной и менее привязанной к конкретной практике. Принципиальная схема фор­мирования стратегического плана по Г. Стейнеру представлена на рис. 1.3.

Первоначальный анализ модели Г. Стейнера дает основание сде­лать вывод о ее близости к модели Гарвардской школы бизнеса (если не считать блока пересмотра и развития планов и обратных связей). Вместе с тем в ней есть моменты, которые дают основание выделить ее в ряд самостоятельных.

Рис. 1.3. Модель формирования стратегического плана по Г. Стейнеру

Во-вторых, Г. Стейнер в своей модели достаточно четко и однознач­но указывает на связь стратегического планирования (как долгосроч­ного) со среднесрочным и тактическим, что имеет принципиальное значение для моделирования процесса формирования стратегическо­го плана. Автор так описывает их соотношение: «долгосрочное — сред­несрочное — тактическое планирование» [33].

Предметом стратегического планирования может стать любая де­ятельность, касающаяся предпринимательства. Среди объектов при­ложения присутствуют: прибыльность, капитальные вложения, орга­низация производственного процесса, ценообразование, трудовые отношения, маркетинг, финансы, персонал, технологические возмож­ности, улучшение товара, НИОКР и т. д.

Среднесрочное планирование есть процесс, в котором детализиро­ванные, скоординированные планы создаются для выбранных сфер бизнеса, для использования ресурсов по достижению целей путем ре­ализации стратегий. Все среднесрочные программы и планы должны охватывать один и тот же период времени.

Краткосрочные бюджеты и детализированные функциональные планы включают в себя краткосрочные плановые задания для продав­цов, бюджеты для специалистов по материально-техническому обеспе­чению, планы рекламных кампаний и т. д.

Контур стратегического планирования

Как уже отмечалось, за прошедшие более чем три десятилетия после создания описанных выше трех базовых моделей процесса форми­рования стратегического плана многие исследователи пытались вне­сти свою лепту в данную область стратегического менеджмента. Однако, как показывает анализ литературы по данному направлению, большинство из предлагаемых моделей в своей основе имеют принци­пиальные подходы или Гарвардской группы, или И. Ансоффа, или Г. Стейнера. Наиболее типичным примером такой модели может слу­жить концептуальная модель К. Боумэна [61].

Попытка изобразить процесс стратегического планирования при помощи логических схем является очень заразительной, поэтому мы тоже решили «внести свой вклад» и предложить собственный подход к моделированию процесса формирования стратегического плана, представленный в виде контура.

Прежде всего при построении контура стратегического планирова­ния учтены общепризнанные требования: полнота, информативность и простота модели. Однако важными для нас становятся и качествен­ные, сущностные предпосылки, которые лежат в основе последова­тельности блоков и их взаимосвязи.

В основе предлагаемого нами контура стратегического планирова­ния лежат следующие постулаты.

Процесс стратегического планирования представляет собой после­довательность трех этапов: анализ, целеполагание и выбор.

Стратегии предприятия строятся по иерархическому принципу. Это означает, что все структурные подразделения имеют свои собственные стратегии развития, «поглощаемые» стратегией раз­вития предприятия в целом и скоординированные между собой.

Стратегическое планирование есть непрерывный процесс, кото­рый не заканчивается моментом формирования плана. Более того, сам план имеет смысл для руководства предприятия, если он будет реализован, при необходимости скорректирован либо полностью переформулирован.

Базовые модели

Рис. 1.4. Контур стратегического планирования

Как видно из приведенной схемы, процесс формирования стратеги­ческого плана развития предприятия начинается с этапа анализа. По своей сути последний является этапом предплановых исследований, на котором системно анализируются факторы внешней, деловой ок­ружающей среды и ресурсного потенциала предприятия (внутренних возможностей) для определения «текущего состояния дел» на пред­приятии и выявления факторов его дальнейшего успешного развития.

Целеполагание представляет собой следующий этап формирования плана. Результатом действий на данном этапе должно стать представ­ление о желаемом состоянии предприятия, которого оно должно достиг­нуть через определенный промежуток времени. Для определения желаемого состояния важнейшим моментом становится выбор на­правления развития, которое, в свою очередь, существенно зависит от миссии предприятия. Ценности руководства, естественно, также влияя на выбор направления развития, оказывают свое воздействие на разработку системы конкретных показателей, позволяющих формали­зовать процесс целеполагания, т. е. количественно определить те по­зиции, которые предприятие должно иметь в качестве целей реализа­ции разрабатываемого плана.

Принципиальное отличие контура стратегического планирования от изложенных выше моделей формирования плана заложено на эта­пе выбора. Использование принципа иерархичности построения стра­тегий означает, что процесс планирования начинается с разработки базовой стратегии, понимаемой как основной курс действий по реали­зации приоритетных целей развития предприятия в рамках имеющих­ся ресурсов альтернатив конкретных решений. Другими словами, базовая стратегия разрабатывается для предприятия в целом. Запад­ные исследователи называют такую стратегию корпоративной. Мо­дели Гарвардской школы бизнеса и Г. Стейнера останавливаются на данном уровне рассмотрения проблемы, в модели И. Ансоффа деком­позиция корпоративной стратегии осуществляется в большей мере в плане диверсификации деятельности, а их корпорация рассматрива­ется в аспекте получения системного (синергического) эффекта.

Принцип иерархичности построения стратегического плана озна­чает, прежде всего, что одновременно с корпоративной (базовой) стратегией разрабатываются стратегии развития каждого крупного структурного подразделения предприятия. При этом в качестве клас­сификационного признака, определяющего качественные отличия в принципе разработки стратегии, берется деление структурных еди­ниц предприятия на линейные и функциональные. Линейные под­разделения отвечают на предприятии за производство конкретной продукции, поэтому конкретизируют базовую стратегию по характери­стике «продукт/рынок». Функциональные подразделения отвечают на предприятии за эффективность использования какого-либо опреде­ленного вида ресурса или сферу деятельности и поэтому конкре­тизируют базовую стратегию по характеристике «ресурсы/воз­можности». В соответствии с вышесказанным в рамках линейных подразделений разрабатываются конкретные бизнес-проекты, охва­тывающие весь жизненный цикл конкретного продукта (товара). Функциональные подразделения разрабатывают, соответственно, функциональные стратегии. При этом определенный матричный ха­рактер формирования бизнес-проектов и функциональных страте­гий (ресурсы используются при производстве каждого из продуктов, и критерием нахождения компромисса является наиболее эффек­тивное их использование) позволяет говорить о возможности сходи­мости процедуры согласования данных стратегий и соответствия их базовой стратегии предприятия.

Наконец, процесс формирования плана не есть самоцель, а только начальная точка отсчета долгого процесса его реализации. Причем конкретные действия по реализации плана осуществляют как высшее руководство предприятия, так и руководители крупных структурных подразделений. Поэтому необходимо осуществлять контроль и оцен­ку эффективности реализации разработанной стратегии. При этом могут возникнуть две противоположные ситуации. В случае, если эффективность реализации плана высока, осуществляются даль­нейшие конкретные действия в соответствии с выбранной концепци­ей. Если же эффективность реализации стратегического плана оцени­вается как недостаточная в силу ряда причин (например, изменений внешней деловой окружающей среды, ресурсного потенциала пред­приятия, ценностей руководства и т. д.), то возникает необходимость в переформулировании базового плана и разработке нового, т. е. про­цесс формирования стратегического плана повторяется в той же последовательности. Переформулирование базового плана необходи­мо также и тогда, когда он полностью реализован.

Базовые модели

Базовые модели

Базовая эталонная модель OSI является концептуальной основой, определяющей характеристики и средства открытых систем. Она определяет взаимодействие открытых систем, обеспечивающее работу в одной сети систем, вьшускаемых различными производителями, и координирует:

• взаимодействие прикладных процессов;

• формы представления данных;

• единообразное хранение данных;

• управление сетевыми ресурсами;

• безопасность данных и защиту информации;

• диагностику программ и технических средств.

Распределенные системы обработки данных

Модель разработана международной организацией стандартов (МОС) — ISO и широко используется во всем мире как основа концепций информационных сетей и их ассоциации. На базе этой модели задаются правила и процедуры передачи данных между открытыми системами. Рассматриваемая модель так же описывает структуру открытой системы и комплексы стандартов, которым она должна удовлетворять. Основными элементами модели являются уровни, объекты, соединения, физические средства соединения.

В модели OSI средства взаимодействия делятся на семь уровней:

  • прикладной,
  • представительный,
  • сеансовый,
  • транспортный,
  • сетевой,
  • канальный,
  • физический.

Каждый уровень имеет дело с одним определенным аспектом взаимо действия сетевых устройств.

Модель OSI описывает только системные средства взаимодействия, реализуемые ОС, системными утилитами, системными аппаратньш[и средствами. Модель не включает в себя средства взаимодействия приложений конечных пользователей. Свои собственные протоколы взаимодействия приложения реализуют, обращаясь к системным средствам. Поэтому нужно различать уровень взаимодействия приложений и прикладной уровень.

Необходимо также иметь в виду, что приложение может взять на себя функции некоторых верхних уровней модели OSI. Например, некоторые СУБД имеют встроенные средства удаленного доступа к файлам. В этом случае приложение, выполняя доступ к удаленным ресурсам, не использует системную файловую службу. Оно обходит верхние уровни модели OSI и обращается напрямую к системным средствам, ответственным за транспортировку сообщений по сети, которые располагаются на нижних уровнях модели.

Пусть приложение обращается с запросом к прикладному уровню, например к файловой службе. На основании этого запроса ПО прикладного уровня формирует сообщение стандартного формата. Обычное сообщение состоит из заголовка и поля данных. Заголовок содержит служебную информацию, которую необходимо передать через сеть прикладному уровню машины-адресата, чтобы сообщить ему, какую работу надо вьшолнить. В нашем примере заголовок, очевидно, должен содержать информацию о месте нахождения файла и о типе операции, которую необходимо над ним вьшолнить. Поле данных сообщения может бьггь пустым или содержать какие-либо данные, например те, которые необходимо записать в удаленный файл. Для того, чтобы доставить эту информацию по назначению, предстоит решить еще много задач, ответственность за которые несут нижележащие уровни модели OSI.

После формирования сообщения прикладной уровень направляет его вниз по стеку представительному уровню. Протокол представительного уровня на основании информации, полученной из заголовка прикладного уровня, вьшолняет требуемые действия и добавляет к сообщению собственную служебную информацию — заголовок представительного уровня, в котором содержатся указания для протокола представительного уровня машины-адресата. Полученное в результате сообщение передается вниз сеансовому уровню, который, в свою очередь, добавляет свой заголовок, и т. д.

В модели OSI различаются два основных типа протоколов:

• с установлением соединения (connection-oriented);

• без предварительного установления соединения (connectionless).

В протоколах с установлением соединения перед обменом данными отправитель и получатель должны сначала установить соединение и, возможно, выбрать некоторые параметры протокола, которые они будут использовать при обмене данными. После завершения диалога они должны разорвать это соединение.

Протоколы без предварительного установления соединения называют также дейтаграммными протоколами. Отправитель просто передает сообщение, когда оно готово. Опускание письма в почтовый ящик является примером связи без предварительного установления соединения. При взаимодействии ЭВМ в РСОД используют протоколы обоих типов.

Уровни модели OSI

Физический уровень.

Физический уровень (Physical layer) имеет дело с передачей битов по физическим каналам связи, таким, например, как коаксиальный кабель, витая пара, оптоволоконный кабель или радиосреда. К этому уровню имеют отношение характеристики физических сред передачи данных, такие, как полоса пропускашся, помехозащищенность, затухание и др.

Канальный уровень.

Одной из задач канального уровня (Data Link layer) является проверка доступности среды передачи, так как физическая среда может быть занята одной из нескольких пар попеременно взаимодействующих компьютеров. Другой — реализащм механизмов обнаружения и коррекщш ошибок. Для этого на канальном уровне биты группируются в наборы, назьгоаемые кадрами. Канальный уровень обеспечивает корректность передачи каждого кадра, для вьщеления обрамляя его специальной последовательностью битов, а также вычисляет контрольную последовательность, добавляя ее к кадру.

При получении кадра адресат снова вычисляет контрольную последовательность. Если принятая с кадром и вычисленная контрольные последовательности совпадают, кадр считается правильным и принимается. Если же они не совпадают, то фиксируется ошибка. Канальный уровень может не только обнаруживать ошибки, но и исправлять их за счет повторной передачи повреждершых кадров. Необходимо отметить, что функция исправления ошибок не является обязательной для канального уровня, поэтому в некоторых протоколах этого уровня она отсутствует, например, в Ethernet и Frame relay.

В компьютерах локальных сетей функции канального уровня реализуются совместными усилиями сетевых адаптеров и их драйверов. Канальный уровень обеспечивает доставку кадра между любыми двумя узлами локальной сети той топологии, для которой он бьш разработан. К таким типовым топологиям, поддерживаемым протоколами канального уровня локальных сетей, относятся общая шина, кольцо и звезда, а также структуры, полученные с помощью мостов и коммутаторов. Примерами протоколов канального уровня являются протоколы Ethernet, Token Ring, FDDI, lOOVG-AnyLAN.

В глобальных сетях, которые редко обладают регулярной топологией, канальный уровень часто обеспечивает обмен сообщениями только между двумя соседними компьютерами, соединенными индивидуальной линией связи. Примерами протоколов «точка-точка» (так часто называют такие протоколы) могут служить широко распространенные протоколы РРР и LAP-B.

Сетевой уровень.

Сетевой уровень (Network layer) служит для образования единой транспортной системы, объединяющей несколько сетей, причем эти сети могут использовать различные принципы передачи сообщений между конечными узлами и обладать произвольной структурой связей.

Базовые модели аппликаторов

Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели
Базовые модели аппликаторов
3015-ND 3111-NV 3111-HS 3111/3114-EAS 3114-NV 3114-DAT 3115-NV 3125 3135 3139/15 3155
Базовые модели
Принтер-аппликаторы (Print&Apply)
3038-ST 3138-NDAT 3138-NM 3138-NPU 3138-NV 3139/38-N
Базовые модели
RFID-аппликаторы
2139 RFID 3115 RFID 3115/11 RFID 3115/14 RFID 3138-N RFID

Рис. 14

Рис. 13

Дополнительное оборудование
Стенд 2700 Н-образное основание Н-образное основание типа Low Boy Основание типа Low Boy W-образное основание U-образное основание Размочик двойного действия NSDU

Базовые модели

3015-ND

Аппликатор этикеток 3015-ND представляет собой универсальную и экономичную модель промышленного автоматического аппликатора, который реализует контактный метод этикетирования (Wipe-On) с использованием валика или щетки. Легко перестраивается из правосторонней (Right Hand) в левостороннюю (Left Hand) и наоборот. Обеспечивает скорость подасчи этикеток до 25 м/мин. Данный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно и применяться при боковом, верхнем и нижнем этикетировании.

Базовые модели

3111-NV

Аппликатор этикеток 3111-NV представляет собой скоростной промышленный автоматический аппликатор, который реализует бесконтактный метод этикетирования (Aire Blow) с неподвижного держателя этикеток под действием сжатого воздуха. Обеспечивает скорость подасчи этикеток до 50 м/мин. Данный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая высокую скорость наклеивания этикеток различных размеров.

Базовые модели

3111-HS

Высокоскоростной промышленный аппликатор этикеток 3111-HS (HS- High Speed), который реализует бесконтактный метод этикетирования (Aire Blow) с неподвижного держателя этикеток под действием сжатого воздуха. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 127 м/мин. Данный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая высокую скорость наклеивания этикеток различных размеров.

Базовые модели

3111/3114-EAS

Аппликатор этикеток 3111/3114-EAS (EAS — Electronic Article Surveillance) предназначен для наклейки электронных защитных меток, которые широко применяются в торговых предприятиях. Имеются конфигурация на базе модели 3111 (Aire-Blow) для наклейки защитных меток компании Checkpoint и конфигурация на базе модели 3114 (Tamp-Blow) для наклейки защитных меток компании Sensormatic. Данный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) обеспечивает высокую точность при скорости наклейки до 300 меток/мин.

Базовые модели

3114-NV

Аппликатор этикеток 3114-NV реализует бесконтактный метод этикетирования (Tamp Blow) с подвижного держателя этикеток под действием сжатого воздуха. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая высокую точность нанесения этикеток различных размеров и различной толщины при скорости подачи этикеток до 50 м в минуту.

Базовые модели

3114-DAT

Аппликатор этикеток 3114-DAT (Dual Action Tamp) реализует бесконтактный метод этикетирования двойного действия с подвижного держателя этикеток под действием сжатого воздуха. Конструкция данного промышленного автоматического этикетировщика позволяет наклеивать этикетки на смежные стороны (переднюю и боковую или боковую и заднюю) объекта маркировки, движущегося по конвейеру. При этом возможно за один проход объекта перед аппликатором наклеивать как одну этикетку либо на переднюю (боковую), либо на боковую (заднюю) стороны, так и две этикетки последовательно на обе указанные стороны.

Базовые модели

3115-NV

Аппликатор этикеток 3115-NV реализует контактный метод этикетирования (Wipe-On) с использованием валика или щетки. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 50 м/мин. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая при сравнительно небольших затратах эффективную, с высокой точностью наклейку этикеток различных размеров на поверхности различной формы.

Базовые модели

Аппликатор этикеток 3125 реализует контактный метод этикетирования (Wipe-On) с использованием валика или щетки. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 63 м/мин. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая при сравнительно небольших затратах эффективную, с высокой точностью наклейку этикеток различных размеров на поверхности различной формы.

Базовые модели

Аппликатор этикеток 3135 реализует контактный метод этикетирования (Wipe-On) с использованием валика или щетки. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 88,9 м/мин. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая при сравнительно небольших затратах эффективную, с высокой точностью наклейку этикеток различных размеров на поверхности различной формы.

Базовые модели

3139/15

Аппликатор этикеток 3139/15 на основе контактного метода этикетирования (Wipe-On) обеспечивает наклейку одной этикетки на углы или двух этикеток на смежные стороны коробок или паллет, двигающихся по конвейеру. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 38 м/мин. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая высокую скорость наклейки этикеток различных размеров с высокой точностью на поверхности различной формы.

Базовые модели

Аппликатор этикеток 3155 реализует контактный метод этикетирования (Wipe-On) с использованием валика или щетки. Обеспечивает скорость подачи этикеток до 127 м/мин. Данный промышленный автоматический аппликатор этикеток (этикетировщик) может работать круглосуточно, обеспечивая при сравнительно небольших затратах эффективную, с высокой точностью наклейку этикеток различных размеров на поверхности различной формы.

Базовые модели

3.2. Базовые модели политической коммуникации

Знаменитая статья Г. Лассуэлла «Структура и функция коммуникации в обществе», впервые опубликованная в 1948 г. и фактически положившая начало оформлению политической коммуникативистики в самостоятельное направление политологии, начиналась с достаточно простой логической схемы: «Наиболее подходящий способ описания коммуникационного акта состоит в том, чтобы ответить на следующие вопросы: “Кто?” – “Что сообщает?” – “По какому каналу?” – “Кому?” – “С каким результатом?”» [350, р. 37]. Впоследствии данная конструкция, получившая название формулы Лассуэлла, обычно применялась в качестве иллюстрации круга основных проблем, находящихся в поле зрения политической коммуникативистики: изучения коммуникаторов, исследования сообщений (контент-анализ), средств коммуникации, аудитории и результатов информационного воздействия.

Формула Лассуэлла трактует политическую коммуникацию преимущественно как императивный, побудительный процесс: коммуникатор, отправитель сообщения, в той или иной степени стремится оказать влияние на аудиторию, выступающую в роли адресата. Впоследствии многие исследователи, не отрицая определенной инструментальной полезности этой схемы, справедливо отмечали, что в теоретическом плане она является весьма существенным упрощением социально-политической действительности. Некоторые из них предлагали дополнить формулу Лассуэлла новыми компонентами. Так, по мнению Р. Брэддока, описание процесса политической коммуникации должно включать еще два принципиально важных момента: при каких обстоятельствах и с какой целью направляется данное сообщение (см.: [251]). Между тем и такой интерпретации политико-коммуникационного процесса присуще одно далеко не бесспорное допущение, которое заключается в том, что передаваемые сообщения всегда вызывают определенный ожидаемый эффект. Данная модель, несомненно, имеет тенденцию преувеличивать результативность воздействия передаваемых сообщений, особенно когда речь идет о средствах массовой коммуникации. [c.116]

Обобщенная модель коммуникационного процесса, предложенная Дж. Гербнером, по своей логической структуре отчасти напоминает формулу Лассуэлла: «Некто (1) – воспринимает какое-либо событие (2) – и реагирует (3) – на ситуацию (4) – путем использования некоторых средств (5), – чтобы сделать доступными материалы (6), – в той или иной форме (7) – и обстановке (8) – передающие содержание (9) – с определенными последствиями (10)» [293, р. 171]. Специфическая особенность этой модели, имеющей, согласно замыслу автора, широкий диапазон применения, заключается в том, что она может принимать различные формы – в зависимости от того, какую коммуникативную ситуацию она отображает. Ее отдельные элементы могут использоваться в качестве описания как относительно простых, так и достаточно сложных процессов коммуникации, связанных не только с созданием и восприятием сообщений, но также и с пониманием событий, в связи с которыми эти сообщения создавались и распространялись.

На рис. 13 представлены не все элементы этой модели, однако его можно рассматривать в качестве иллюстрации начальной стадии коммуникационного процесса. Индивид М (man) воспринимает событие Е (event) как некое изменение своего состояния, как некое ощущение E1 в форме зрительного, слухового или иного восприятия. Соотношения между Е, М и E1, как отмечал сам Дж. Гербнер, можно рассматривать с двух точек зрения – транзакциональной и психофизической. В первом случае восприятие E1 интерпретируется преимущественно как производное от предположений, мнения, жизненного опыта индивида М и других подобных факторов; иными словами, с чем именно будет ассоциироваться данное восприятие, зависит главным образом от особенностей самого индивида. Во втором случае ключевым фактором, вызывающим при благоприятных условиях адекватное восприятие, выступает событие E (подробнее см.: [293, р. 172-174]). Что конкретно воспримет индивид М, предопределяется его собственным отбором некоего события Е из числа остальных, обстановкой, в которой это событие произошло и в которой М обратил на него внимание, а также степенью доступности данного события по сравнению с другими. [c.117]

Базовые модели

Далее, как следует из структуры модели, индивид М, основываясь на своем восприятии E1, намеревается сообщить кому-нибудь о событии E. Он создает некое сообщение SE (statement about event), где S обозначает форму, а Е – содержание данного сообщения. При этом, как подчеркивал Дж. Гербнер, форма сообщения никогда не бывает произвольной: с одной стороны, она зависит от содержания, а с другой – от возможностей использования индивидом М тех или иных средств создания и каналов распространения сообщений.

В свою очередь, сообщение SE может быть воспринято другим участником коммуникационного процесса M2 как некое ощущение или изменение своего состояния SE1 – аналогично тому, как ранее индивид М воспринял событие E в форме E1. [c.118] Соотношения между SE, M2, и SE1 так же можно интерпретировать как с транзакциональной, так и психофизической позиции. В результате модель отображает процесс коммуникации как последовательность «восприятие события – создание сообщения – восприятие сообщения».

Базовые модели

Сам Дж. Гербнер приводил в качестве иллюстрации достаточно простой пример (см. рис. 14): событие E «конденсация влаги в воздухе» понимается индивидом M как E1 «дождь»; далее на основе этого восприятия создается сообщение SE, имеющее форму речевой конструкции (фраза) и содержание «идет дождь», которое передается при помощи наиболее доступного в той ситуации средства – голоса и воспринимается слуховыми рецепторами другого участника коммуникации M2 как фраза [c.119] «Идет дождь». Очевидно, что эта модель может описывать коммуникационный процесс и в политическом контексте: например, событие E «появление агитационно-пропагандистских плакатов и листовок» воспринимается M как E1 «приближение выборов», на основании чего создается сообщение SE «скоро выборы» и т.д.

Преимущество модели Гербнера заключается в том, что она, с учетом возможностей использования коммуникаторами различных средств создания и распространения сообщений, может быть одинаково применима для иллюстрации как естественных, так и технически опосредованных коммуникационных процессов, как межличностной, так и групповой и массовой коммуникации. Одновременно эта модель напоминает, что восприятие и интерпретация событий и сообщений участниками коммуникационного процесса несет на себе известный отпечаток субъективизма, что может привести к смысловому несоответствию между событием и описывающим его сообщением. Вместе с тем она не учитывает возможного искажения сообщений в ходе их передачи по коммуникационным каналам.

На учет указанного фактора при разработке моделей политико-коммуникационных процессов оказали заметное влияние идеи К. Шеннона, известного математика и одного из основоположников теории информации. В конце 40-х гг., будучи сотрудником знаменитой лаборатории «Белл Телефон», он занимался решением прикладных инженерно-технических задач, связанных с проблемами передачи сообщений по различным каналам связи. Тем не менее, графическая интерпретация коммуникационного процесса, предложенная К. Шенноном и его коллегой У. Уивером применительно к вопросам технико-технологического характера (см.: [399, р. 5]), практически сразу привлекла внимание политологов и специалистов в области СМК.

Модель Шеннона – Уивера, как и формула Лассуэлла, описывает коммуникацию как линейный и однонаправленный процесс (рис. 15). Вначале коммуникатор создает сообщение (в более общем случае – последовательность сообщений), которое затем поступает в передатчик, где принимает форму сигнала, адаптированного для передачи по каналу связи, ведущему к [c.120] приемнику. Приемник восстанавливает сообщение из полученного сигнала. Затем восстановленное сообщение достигает адресата. В процессе передачи сигнал обычно искажается шумом, или помехами, которые возникают, например, при одновременной передаче нескольких сообщений по одному каналу. Наложение помех приводит к тому, что переданный и полученный сигнал будут в большей или меньшей степени отличаться друг от друга. Соответственно, сообщение, созданное источником информации, и сообщение, которое получил адресат как сигнал, восстановленный приемником, так или иначе будут иметь разное содержание, вплоть до того, что иногда они даже могут не совпадать в смысловом отношении.

Базовые модели

По сравнению с формулой Лассуэлла, модель Шеннона – Уивера оказывается значительно ближе к действительности. Она наглядно демонстрирует, что передаваемые по каналам связи сообщения отнюдь не всегда приводят к ожидаемому результату. Однако здесь так же, как и в формуле Лассуэлла, отсутствуют принципиально важные для властно-управленческих отношений элементы обратной связи. В результате процесс коммуникации предстает лишь как единичный и далеко не всегда эффективный акт: коммуникатор не имеет возможности контролировать действия адресата и, соответственно, корректировать свои последующие управляющие воздействия таким образом, чтобы поведение «управляемого» все более и более приближалось к заданному. [c.121]

Базовые модели

На необходимость существования обратной связи одним из первых обратил внимание У. Шрамм (см.: [400]). Несмотря на то, что в его модели делается акцент на поведении участников коммуникационного процесса (см. рис. 16), тогда как в центре внимания К. Шеннона и У. Уивера находились главным образом каналы связи, опосредующие воздействие коммуникатора на адресата, между двумя этими подходами существует определенное сходство. К. Шеннон и У. Уивер различают функции, которые выполняют отправитель и получатель сообщений на начальном и конечном отрезках процесса. В модели У. Шрамма, хотя автор и не использует понятия «коммуникатор» и «адресат», описывая действия участников коммуникационного процесса как одинаковые, симметричные, представлены практически те же самые функции: «кодирование» объединяет в себе создание сообщения и его преобразование в передаваемый сигнал, «расшифровка» и «интерпретация», в свою очередь, аналогичны восстановлению адресатом смыслового содержания сообщения из полученного сигнала. [c.122]

Критикуя традиционную линейную модель коммуникации за то, что она однозначно фиксирует и отделяет друг от друга роли отправителя и адресата сообщений, У. Шрамм в порядке комментария отмечал, что «фактически это приводит к ошибочным представлениям о том, что коммуникационный процесс где-то начинается и где-то заканчивается. В действительности он бесконечен. Каждый из нас является маленьким распределительным центром по управлению и переадресации огромного, бесконечного информационного потока…» [400, р. 58]

Появление модели Шрамма знаменовало собой отход от упрощенной линейной трактовки политико-коммуникационных процессов. Но в то же время эта модель имеет тенденцию преувеличивать симметричность коммуникации, своего рода равенство ее участников. Применительно к сфере политики, несмотря на то, что «управляющие» и «управляемые» и в самом деле выполняют тождественные – с точки зрения анализа процессов информационного воздействия и взаимодействия – функции, условно обозначаемые в модели как кодирование, расшифровка и интерпретация смысла распространяемых сообщений, говорить о равенстве участвующих в коммуникации сторон и о симметричности циркулирующих между ними информационных потоков в большинстве случаев не приходится.

В середине 60-х гг. М. Дефлёр предложил существенно видоизменить модель Шеннона – Уивера. Новая интерпретация коммуникационного процесса выдвигает на первый план проблему соотношения двух смысловых значений – первоначального сообщения, отправленного «источником», и восстановленного сообщения, поступающего к «управляемому адресату». При этом сам термин «коммуникация» понимается как результат достижения соответствия между исходным и конечным «значениями» [268, р. 90–91].

По сравнению с исходной моделью, схема коммуникационного процесса дополнена петлей обратной связи. Процесс, как следует из концепции М. Дефлёра, начинается с того, что коммуникатор формулирует некоторое смысловое «значение» в виде «сообщения», которое направляется в передатчик, где оно, соответственно, преобразуется в «информацию», адаптированную для передачи по [c.123] каналам связи. В свою очередь, «информация» проходит через какой-либо канал (в роли канала, в частности, могут выступать и СМИ) и поступает в приемник, где происходит расшифровка «информации»: она превращается в «сообщение», которое затем преобразуется «управляемым» адресатом в «значение» (рис. 17).

Базовые модели

Проблема возможного несоответствия между исходным и восстановленным «значениями» решается в модели Дефлёра путем использования линии обратной связи, включающей в себя такую же последовательность компонентов. Коммуникатор, имеющий непосредственную связь с «управляемым» адресатом, формулирует о нем содержащее определенную смысловую нагрузку «сообщение», которое поступает в передатчик и преобразуется в «информацию». По каналу обратной связи «информация» поступает в приемник, где из нее восстанавливается «сообщение», которое получает адресат, имеющий двухстороннюю связь с инициатором коммуникационного акта. В результате инициатор получает возможность контролировать и при необходимости корректировать ход коммуникационного процесса, увеличивая тем самым вероятность достижения соответствия между «значениями» двух «сообщений» – исходного и поступающего к «управляемому» адресату.

Таким образом, развитие М. Дефлёром идей К. Шеннона, У. Уивера и У. Шрамма, позволяет преодолеть очевидные недостатки исходной модели – линейность, однонаправленность и отсутствие обратной связи. Однако, как нетрудно заметить, и здесь в центре внимания оказывается прежде всего проблема [c.124] промежуточных преобразований и неизбежных искажений передаваемого «сообщения». При этом функции инициатора коммуникации, только формулирующего некоторое «смысловое значение» в виде передаваемого «сообщения», и управляемого адресата, только восстанавливающего это «значение» из принятого «сообщения», оказываются жестко зафиксированными и четко разграниченными.

При исследовании эволюции способов политической коммуникации некоторые авторы делают основной акцент на анализе отношений управляющих и управляемых в коммуника-тивном плане. Ж.-М. Коттре предложил рассматривать их в следующей парадигме:

1) отношения идентичности: управляющие идентичны управляемым;

2) отношения включения: все управляющие являются членами политического общества, но не все управляемые являются членами руководящего круга (эти отношения заключают в себе взаимопроникновение и взаимовлияние управляющих и управляемых);

3) отношения пересечения, которые складываются в условиях расширения политического общества: класс управляющих частично отделяется от класса управляемых, и коммуникация между ними все более приобретает опосредованный характер – через процедуры референдума или выборов, а также через посредство СМИ, политических и неполитических организаций (см. [262, р. 7–13], рис. 18).

Базовые модели

В ряде моделей политической коммуникации обращается внимание на роль элиты, которая осуществляет свою власть над остальной частью общества не непосредственно, а через промежуточные звенья – бюрократический аппарат и СМК. На рис. 19 приводится модель К. Синна, в которой показывается, что между политической элитой, бюрократией и массами происходит непрерывный информационный обмен, причем элиты всегда конструируют и передают «вниз» информацию, которая бы укрепляла их собственную легитимность (см.: [403, р. 73]).

Базовые модели

А.И. Соловьев обращает внимание на «неадекватность трактовки массовых политических коммуникаций как взаимо-действия различных элитарных и неэлитарных группировок, на чем настаивают, в частности, Ж. Коттре… и К. Синн». По мнению российского ученого, не выдерживает критики и позиция тех исследователей, которые, слегка модернизируя такую трактовку, предлагают рассматривать в качестве структурно значимых акторов массовой ИКС «лидеров, медиа, граждан»: «Очевидно, что концепт “социальной группы” (фиксирующий помимо статусных параметров функциональное назначение общности) неприменим к анализу информационного пространства, ибо данная конструкция описывает лишь содержательные основания представленных в политико-информационном пространстве [c.126] интересов корпуса граждан, не раскрывая деятельности тех акторов, которые на практике выражают интересы макрообщностей. В политике никакие социальные общности (как консолидированные акторы) непосредственно не участвуют в информационных обменах. Соответственно, политические коммуникации формируются в результате взаимодействия образований иного уровня социальной организации» [182, с. 13].

Вместе с тем, на наш взгляд, было бы неверно анализировать политико-коммуникационные отношения только по вертикальному принципу «правящие элиты – управляемые массы» еще и по другой причине. Чем демократичнее общество, тем большее значение приобретает горизонтальный уровень обмена потоками политической информации, сопряжение господствующего коммуникационного потока, инициируемого государством, с информационными потребностями и приоритетами гражданского общества, формирующимися на более широкой ценностной основе. Кроме того, следует учитывать и влияние новых электронных средств связи, которые делают привычным набор телекоммуникационных услуг, позволяющей своим пользователям более свободно отправлять и принимать информацию как личного, так и общественного характера. Так, персональный компьютер, подключенный к Интернету, позволяет индивидам не только общаться друг с другом, но и получать в зависимости от их желания или потребностей необходимую информацию из какого-либо банка данных. Наряду с этим использование электронной почты, мобильных телефонов и других новейших средств, со всей очевидностью, способствуют усилению межличностного взаимодействия.

Сущность изменений в области политической коммуникации, которые позволяют (по крайней мере, в принципе) преодолеть доминирование и жесткий контроль отправителя информации над адресатом, достаточно наглядно иллюстрируется при помощи моделей альтернативных видов движения информации, предложенных голландскими исследователями Й. Бордвиком и Б. ван Каамом (см.: [248, 249]). [c.127]

Базовые модели

Модель вещания (рис. 20а) предполагает распространение информации из центра одновременно многим абонентам на периферии. Эта ситуация встречается достаточно часто: например, во время лекции или официального доклада, когда слушатели сосредоточены в какой-либо аудитории, а также в случае телерадиопередачи, когда некоторое сообщение одновременно принимается достаточно большим количеством людей, находящихся в разных местах. Характерными чертами данной модели как типичной односторонней коммуникации являются относительно малая возможность личной обратной связи (особенно, если речь идет о СМИ), а также то обстоятельство, что время и место коммуникации определено отправителем.

Диалоговая модель (рис. 20б) относится к случаю распространения информации в реальной коммуникационной сети: индивиды общаются непосредственно между собой, игнорируя центр или посредников и самостоятельно выбирая время, место и тему информационного обмена. Эта модель также имеет широкий круг применения: от простой личной переписки и телефонных переговоров до использования электронной почты и Интернета. Характерное отличие диалоговой модели состоит в том, что она предполагает своеобразное горизонтальное равенство участников информационного обмена, в противоположность вертикальному принципу руководства – подчинения, присущему модели вещания. Несомненно, коммуникация подобного вида не исключает участия и более двух сторон (например, небольшая встреча, телефонная конференция, дискуссия на Интернет-форуме и т.д.), однако увеличение количества участников и, в частности, появление «ведущего» приводит к сближению данной модели с моделью вещания.

Консультационная модель (рис. 20в) также соотносится с большим числом ситуаций, при которых индивид, находящийся на периферии коммуникационной линии, ищет необходимые сведения в центральном информационном хранилище (сервер Интернета или иной банк данных, в наиболее простом варианте – работа с книгами, газетами и иной печатной продукцией [c.129] в библиотеке). В отличие от модели вещания здесь место и время консультации, а также тема сообщения определяются не центром, а периферийным пользователем, обладающим максимальной свободой.

Регистрационная модель движения информации (рис. 20г) является логической противоположностью консультационной модели. В ней центр запрашивает и получает информацию от периферийного источника. Данная модель применяется, например, в случае, когда индивиду закрыт доступ к центральному банку данных, а также при автоматической записи телефонных сообщений, во всех системах электронной сигнализации и наблюдения. При этом сосредоточение информации в центре нередко происходит помимо желания индивида или без согласования с ним. Хотя данная схема исторически не нова, ее возможности значительно возросли вследствие компьютеризации и расширения телекоммуникационных сетей. Типичным для регистрационной модели является то обстоятельство, что центр имеет больший контроль над определением направления информационного потока, чем находящийся на периферии коммуникационной сети индивид.

Базовые модели

Рис. 21

Приведенные модели информационных потоков не так резко отличаются друг от друга, как это могло бы показаться на первый взгляд, и на практике они отчасти перекрывают и взаимодополняют друг друга. К тому же существующие сегодня компьютерные технологии могут обеспечить пользователя инструментарием для каждой из этих четырех моделей. Й. Бордвик и Б. ван Каам показали их логическую взаимосвязь, избрав в качестве критериев характер контроля как за хранением информации, так и за выбором времени и предмета сообщения (см. рис. 21). Стрелки графика показывают перераспределение движения информации от модели вещания к диалоговой и консультационной моделям. В общем плане это подразумевает изменение баланса информационного потока от отправителя к адресату, что, однако, может быть уравновешено увеличением потока регистрации и новыми формами вещания, которое не утрачивает своих нынешних объемов, а все больше ориентируется на удовлетворение специфических интересов и потребностей сравнительно небольших аудиторий (например, кабельное телевидение). Тем не менее, нетрудно заметить, что наблюдаемые изменения ведут к постепенному замещению «униполярной» коммуникации «вещательного» типа диалоговой, консультационной и регистрационной моделями, а также «направленным» вещанием, учитывающим запросы аудитории, что предполагает обязательное наличие устойчивой обратной связи между участниками политико-коммуникационных процессов. [c.131]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *