Денежные растраты

Денежные растраты

Комментарии к СТ 160 УК РФ

Статья 160 УК РФ. Присвоение или растрата

Комментарий к статье 160 УК РФ:

1. В комментируемой статье регламентирована ответственность сразу за две самостоятельные формы хищения чужого имущества — его присвоение и растрату, каждая из которых имеет свои объективные особенности, присущие этим способам изъятия и обращения предметов посягательства в пользу виновного или других лиц.
При квалификации присвоения и растраты необходимо использовать разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (сайт Верховного Суда РФ: www.supcourt.ru).

2. Присвоение как самостоятельная форма хищения с объективной стороны представляет собой активные действия, выражающиеся в конечном счете в изъятии, обособлении вверенных виновному товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу либо в пользу других лиц путем установления над ними их незаконного владения. Сущность присвоения состоит в том, что имущество, правомерно вверенное виновному, экономически перемещается из владения собственника, теряющего над ним в силу этого свою власть, в незаконное физическое обладание преступника, который получает фактическую возможность распоряжаться и пользоваться им по своему усмотрению. Субъективные правомочия собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом преступно переходят в незаконную фактическую возможность субъекта присвоения действовать в отношении вверенного ему имущества таким же образом помимо воли лица, которому оно принадлежит на праве собственности или основанного на нем титульного владения.
В том случае, когда виновный похищает вверенное ему имущество, для того чтобы обратить его в свою пользу, предварительно неизбежно требуется обособить его от остального имущественного фонда собственника, переместить похищенное в пространстве и приобщить к своему личному имуществу, т.е. преступнику требуется сначала изъять предмет посягательства, а затем уже обратить его в свою пользу. Поэтому, вопреки широко распространенному мнению, присвоение — это не просто «удержание», «невозвращение», «уклонение от возврата» вверенного имущества, которые по своей психофизической ситуации, по своему операционному содержанию и форме всегда являются пассивным поведением, типичной разновидностью бездействия человека. Однако похитить что-либо путем бездействия, как это общепризнано, практически, да и теоретически, невозможно. Присвоение — тоже форма активного поведения, состоящего в обособлении, т.е. изъятии и обращении похищаемого имущества в свою пользу.

3. Определяющей особенностью присвоения как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищаемому имуществу, которое не затрагивает экономической и юридической природы самого предмета посягательства, продолжающего оставаться материальным субстратом чужой собственности.
Статья 160 УК, характеризуя это отношение, в общей форме говорит об имуществе, «вверенном виновному».

Таковым следует считать имущество, находящееся в правомерном владении лица, которое наделено в отношении этого имущества определенными правомочиями. Раскрывая содержание анализируемой формы хищения, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что как присвоение или растрата вверенного или находящегося в ведении лица имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою пользу или пользу другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения собственника осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).
Это правильное по существу разъяснение относилось к хищению в названных формах только государственного или общественного имущества, и поэтому в качестве носителей правомочий — возможных специальных субъектов преступления в Постановлении Пленума Верховного Суда названы некоторые штатные или нештатные работники соответствующих организаций, которые, присваивая или растрачивая вверенное им организацией имущество, неизбежно должны использовать свое служебное положение. Ситуация резко изменилась в связи с введением новым УК РФ уголовной ответственности и за присвоение или растрату имущества, принадлежащего отдельным гражданам. Эта категория потерпевших может вверить свое имущество и частным лицам, не являющимся работниками какой-либо организации, с наделением их определенными правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества. Такие правомочия в том или ином объеме могут быть переданы гражданином — собственником имущества другим гражданам на основании гражданско-правовых договоров подряда, аренды, комиссии, проката, аренды транспортных средств, включая и договора с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (ст. ст. 626 — 641 ГК), перевозки и хранения и т.д. Понятно, что частные лица, получившие определенные правомочия от собственника по гражданско-правовому договору, могут преступно злоупотребить ими и присвоить переданные им имущественные ценности или денежные суммы в целях реализации договорных прав и обязательств сторон.

Представляется, что именно эти случаи корыстного безвозмездного присвоения или растраты имущественных ценностей, вверенных собственником частному лицу, имеет в виду ч. 1 ст. 160 УК. Субъект же преступления, осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью (бригадир, экспедитор, агент по снабжению, должностное лицо и т.д.), присваивая переданные ему ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без факта занимаемой им должности. Эта криминальная ситуация охватывается, по нашему мнению, ч. 2 ст. 160 УК по признаку присвоения или растраты лицом с использованием своего служебного положения, причем этим субъектом квалифицированного вида комментируемого преступления может быть как должностное лицо (см. комментарий примечания к ст. 285 УК), так и рядовые работники, которые тем не менее осуществляли правомочия в отношении вверенного им имущества. Эту принципиально новую ситуацию, вытекающую из буквального толкования текста ч. ч. 1 и 2 ст. 160 УК, надо иметь в виду, квалифицируя действия лиц, совершивших присвоение или растрату чужого имущества.

4. Одним из центральных в применении на практике комментируемой статьи УК является вопрос о наличии или отсутствии у субъекта определенных правомочий в отношении переданных ему собственником товарно-материальных ценностей, имея в виду, что от его правильного разрешения органами следствия и судом зависит точная квалификация действий виновного по соответствующей статье гл. 21 УК РФ. В связи с этим к субъектам указанного преступления наряду с должностными лицами сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений должны быть отнесены экспедиторы, шоферы-экспедиторы, заведующие токами, складами и другие работники, которые осуществляли правомочия по отношению к похищаемому имуществу (БВС РСФСР. 1979. Т. 9. С. 7).
Вместе с тем действия шоферов, трактористов, комбайнеров, возниц гужевого транспорта, водителей малотоннажных речных транспортных средств (лодок, катеров, переправочных паромов), выразившиеся в корыстном, безвозмездном изъятии убранного зерна и другой сельскохозяйственной продукции при их перевозке к местам складирования или хранения, надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Если же указанные категории работников, помимо чисто производственных функций по транспортировке продукции, выполняли еще и обязанности экспедитора, т.е. были снабжены товарно-транспортной накладной либо иным официальным отчетным документом с указанием наименования, ассортимента, количества (веса), а иногда и стоимости имущества, их действия в подобных случаях должны рассматриваться как хищение вверенных им ценностей в форме присвоения или растраты (БВС СССР. 1985. Т. 1. С. 7).
По общему правилу те или иные правомочия лица в отношении вверенного ему имущества закрепляются в определенной документальной форме: форме распределения прав, обязанностей по должности, договора, соглашения, приказа или письменного распоряжения руководства организации, товарно-транспортной накладной или квитанции, выписанной уполномоченным должностным лицом на имя их конкретного исполнителя.

5. Специальным субъектом присвоения являются материально ответственные лица, которым непосредственно вверены товарно-материальные ценности и которые в силу этого постоянно или временно осуществляют в их отношении определенные полномочия. Субъектом рассматриваемого преступления могут быть как должностные, что на практике встречается значительно чаще, так и недолжностные лица, как штатные, так и нештатные работники различных организаций, в том числе и коммерческих структур, достигшие 16-летнего возраста. Субъектом данного преступления может быть и обычный гражданин, получивший определенные правомочия в отношении конкретного имущества от такого же обычного гражданина, но только собственника. Но и в этом случае «обычный» гражданин получает уголовно-правовой статус специального субъекта преступления, который сообщают ему специальные правомочия в отношении похищаемого имущества.

6. Присвоение как форма хищения признается оконченным с момента изъятия и обособления чужого имущества от остальной товарно-материальной массы, принадлежащей собственнику, и одновременного присоединения его к личному имуществу субъекта преступления с целью распорядиться им как своим собственным. Последующие действия виновного в виде того или иного неправомерного использования уже присвоенного имущества, над которым он установил свое незаконное владение, лежат за пределами состава преступления и не превращают присвоение в другую форму хищения — растрату. В противном случае мы должны были бы признать совокупность двух самостоятельных актов хищения, а второе из них квалифицировать по признаку неоднократности его совершения. Нет нужды говорить о том, что подобное решение — юридический нонсенс, т.е. полная бессмыслица.

7. Растрата — самостоятельная форма хищения, при которой имущество, вверенное виновному для осуществления определенных правомочий, незаконно и безвозмездно истрачивается, расходуется, продается, потребляется и иным образом посредством активных действий отчуждается им, например, передается третьим лицам.
Если установлен состав растраты имущества, то это автоматически означает, что в действиях виновного отсутствует состав присвоения того же самого имущества.

8. Растрата признается оконченным преступлением в момент незаконного распоряжения имуществом, вверенным виновному, т.е. тогда, когда завершился процесс его полного отчуждения в той или иной форме (потребления, израсходования, продажи, передачи другим лицам и т.д.). Чаще всего при совершении преступления в форме растраты начало и окончание деяния сливаются в единый акт отчуждения похищаемого имущества, что по самой физической природе процесса развития данного преступления исключает саму возможность говорить о том, что в течение определенного времени виновный незаконно владел похищенным. Например, кладовщик оптовой товарной базы продает гражданам вверенные ему материальные ценности, а полученные деньги обращает в свою собственность. В другом случае старший продавец мехового магазина безвозмездно передал нутриевую шубу своей сестре. Именно этим моментом растрата отличается от присвоения, которое всегда предполагает незаконное фактическое владение похищенным со стороны управомоченного лица — субъекта названного преступления в течение определенного периода времени.
Процесс незаконного распоряжения имуществом может и не носить одномоментного и одноактного характера, а слагаться из нескольких эпизодов его отчуждения, растянутых во времени. Это, однако, не меняет природы растраты как деяния, не связанного с установлением неправомерного владения над теми материальными ценностями, которые виновным еще не отчуждены. Растрата, слагающаяся из нескольких эпизодов, охватываемых единым умыслом субъекта, и имеющая общую цель незаконного обогащения за счет чужого имущества, должна признаваться оконченной в момент совершения последнего преступного акта отчуждения ценностей, как это свойственно единому продолжаемому хищению.

9. Присвоение и растрату чужого имущества следует отличать от кражи. Основным разграничительным признаком указанных форм хищения является отношение субъекта преступления к похищаемому имуществу. При присвоении или растрате имущество не только вверено виновному, находится в его правомерном владении, но он наделен относительно этого имущества и определенными правомочиями. При краже субъект либо вообще не имеет никакого отношения к похищаемому имуществу, либо получает лишь доступ к нему для выполнения чисто технических, производственных функций, которые, однако, не порождают никаких его правомочий по владению, пользованию, распоряжению или ответственной охране. Не является субъектом присвоения или растраты и должник, взявший у кого-либо взаймы определенную сумму денег, ибо их собственник никакими правомочиями в договоре займа другую сторону не наделяет, кроме обязанности вернуть долг в обусловленное сделкой время. Вместе с тем, если будет доказано, что некий гражданин, беря в долг деньги, с самого начала имел намерение не возвращать их собственнику и безвозмездно, с корыстной целью обратить в свою пользу, он совершает мошенничество (см. комментарий к ст. 159 Уголовного кодекса РФ). При отсутствии у должника умысла на хищение взятых взаймы денег и их невозвращение собственнику порождает гражданско-правовые отношения между кредитором и должником, которые разрешаются посредством предъявления первым соответствующего иска.

10. Часть 2 ст. 160 УК предусматривает ответственность за квалифицированные составы присвоения или растраты чужого имущества, если они совершены группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба гражданину. Данные признаки совпадают с аналогичными признаками квалифицированного состава кражи, которые были рассмотрены выше.

11. Часть 3 ст. 160 формулирует признаки особо квалифицированных составов присвоения или растраты, если они совершены: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) в крупном размере. Перечисленные признаки текстуально точно совпадают с одноименными признаками особо квалифицированного состава кражи (см. комментарий к статье 158 Уголовного кодекса РФ).

12. В ч. 4 ст. 160 УК речь идет о присвоении или растрате чужого имущества, если они совершены организованной группой или в особо крупном размере. Эти признаки также прокомментированы выше при анализе состава кражи.

Статья 160. Присвоение или растрата

1. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, — наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо лишением свободы на срок до трех лет.
2. Те же деяния, совершенные:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) лицом с использованием своего служебного положения;
г) с причинением значительного ущерба гражданину,
— наказываются штрафом в размере от пятисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти месяцев до одного года, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:
а) организованной группой;
б) в крупном размере;
в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство,
— наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

1. Настоящая статья предусматривает две формы хищения — присвоение и растрату. Законодатель исключил хищение с использованием служебного положения как самостоятельный состав и сохранил это обстоятельство в качестве квалифицирующего признака (п.«в» ч.2 ст.160).
2. В отличие от ранее действовавшей (отмененной Федеральным законом РФ от 1 июля 1994г.) ст.92 УК РСФСР 1960г. предметом присвоения и растраты может быть не только государственное, но и находящееся в частной собственности, кооперативное и иное имущество.
3. Присвоение представляет собой неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества с целью обращения его в свою пользу лицом, которому это имущество было вверено.
4. Растрата состоит в продаже, потреблении, отчуждении или передаче третьим лицам вверенного виновному чужого имущества. Случаи растраты очень близки к присвоению, отчуждению имущества: здесь неизбежно предшествует его удержание и установление над ним неправомерного владения.
5. При присвоении и растрате речь идет о чужом имуществе, вверенном виновному или находящемся в его должностном распоряжении. Полномочия в отношении имущества могут вытекать из должностного положения, договорных отношений или специальных поручений, закрепленных в документальной форме (договоре, акте, трудовом соглашении, накладной).
6. Поручителем для выполнения определенных операций с имуществом могут выступать собственник в лице государства, организации, в том числе и негосударственной, а также отдельные граждане. Присвоением следует считать, например, завладение имуществом, которое виновному поручено получать от граждан (мастера по ремонту техники, кондукторы и т.д.). Сюда же следует относить экспедиторов, шоферов-экспедиторов, заведующих складами и других работников, осуществляющих полномочия по распоряжению, управлению, доставке и хранению имущества. Хищение имущества, совершенное лицами, не обладающими указанными полномочиями, но имеющими доступ к имуществу в связи с выполняемой работой, надлежит квалифицировать как кражу (см. комментарий к ст.158).
7. Присвоение — это не только невозвращение вверенного данному лицу имущества, но и установление над ним неправомерного владения с целью обращения его в свою пользу. Если же невозвращение имущества явилось результатом его утраты, порчи, уничтожения, похищения другими лицами, ответственность за присвоение наступать не может.
8. Не следует смешивать присвоение с «временным позаимствованном» чужого имущества. Если лицо незаконно использовало вверенное ему имущество с намерением возвратить его или возместить его стоимость, то состава присвоения не будет, а действия виновного могут быть квалифицированы по ст.285 или 330 при наличии, конечно, признаков этих преступлений. О корыстных устремлениях виновного могут свидетельствовать крупный размер изъятых средств, отсутствие у лица реальных возможностей их возвратить, а также попытка представить подложные документы в оправдание недостачи.
9. Присвоением или растратой не может считаться злоупотребление служебным положением, хотя и совершенное по корыстным мотивам, но не связанное с безвозмездным обращением имущества в свою пользу. И наоборот, обращение в свою пользу имущества, накопленного путем нарушений норм расходования сырья, нарушения технологии производства, завышения норм естественной убыли, должны квалифицироваться по настоящей статье как присвоение или растрата.
10. Разновидностью присвоения или растраты является завышение должностным лицом объема выполненных работ с целью последующего получения от работников части переполученных ими денежных средств. Такие действия полностью охватываются ст.160 и не требуют дополнительной квалификации по ст.292 УК.
11. Нельзя усматривать присвоение или растрату в действиях должностного лица, извлекшего материальную выгоду путем уклонения от уплаты налога, использования рабочей силы или транспорта государственной или общественной организации, если эти действия не связаны с обращением чужого имущества в свою пользу. Аналогично решается вопрос и в тех случаях, когда незаконно расходуются государственные или общественные средства на организацию различных «мероприятий» для своего коллектива либо для приема различного рода комиссий, «гостей».
12. Внесение должностным лицом ложных сведений в официальные документы с целью облегчения или сокрытия совершенного присвоения или растраты требуют дополнительной квалификации по ст.292 УК (см. Бюл. ВС РСФСР, 1986, No.9, с.8).
13.
Квалифицирующие признаки присвоения и растраты, предусмотренные в ч.2 и ч.3 настоящей статьи, в основном совпадают с квалифицирующими признаками кражи (см. комментарий к ст.158). Некоторую особенность следует иметь в виду при квалификации групповых хищений. Поскольку субъектом данного преступления может быть специальный субъект (лицо, которому вверено или в ведении которого находится похищаемое имущество), лица, не являющиеся должностными, а также лица, которым имущество не было вверено или передано в ведение, но которые участвовали в хищении, несут ответственность по настоящей статье со ссылкой на ст.33.

Криминалистика

Криминалистика
Денежные растраты
Справочник криминалиста

Судебная медицина
Денежные растраты
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
Денежные растраты
Основы ОРД

Криминология
Денежные растраты
Курс криминологии

Право охранительные органы
Денежные растраты
Органы и судебная система

Каковы способы совершения присвоения или растраты имущества?

Выбор способа присвоения зависит от факторов , присущих как только данному предприятию, так и состоянию экономики в целом. К этим факторам относятся:

• уровень учета, контроля и охраны, на данном предприятии;

• компетентность и добросовестность руководителей пред­приятия;

• особенности личностей расхитителей, их организованность, информированность и техническая оснащенность;

• правовая защищенность данного направления предприни­мательства;

• наличие у правоохранительных органов необходимых сил и средств.

Характерным для способов присвоения и растраты является своеобразное сочетание способа совершения преступления со спосо­бом его сокрытия. В ряде случаев сокрытие выступает как усло­вие применения того или иного способа совершения преступле­ния: сначала принимаются меры маскировки подготовительных к хищению действий, например, составляются фиктивные акты на якобы имевшее место уничтожение мнимого технологиче­ского брака, а уже затем реально накопленную таким образом продукцию расхитители реализуют в свою выгоду.

Элементами способа хищения путем при­своения или растраты выступают :

• создание неучтенного резерва имущества;

• использование неучтенных ценностей;

• завладение материальными ценностями или хищение де­нежных средств.

Создание неучтенного резерва осуществля­ется посредством обмана поставщика (его обсчет, обмер, обвес), неоприходования полученного имущества или оприходования в меньшем количестве или сумме, завышения объема платежей за купленный товар; изготовления продукции из неучтенного сырья или по измененной технологии, дающей экономию сырья против установленных норм расхода и т.п.

Сокрытие образовавшейся недостачи имущества может маскироваться инсценировкой кражи, созданием видимости кредита (ложный кредит), составлением подложных актов на списание имущества, его уничтожения по легальным основаниям, созданием условий для уничтожения или порчи товаров (поджог, повреждение тары, увлажнение по­мещений, затопление, приведение в негодность холодильных установок и т.п.), списание ценностей по завышенным нормам расхода и др.

Завладение материальными ценно­стями или денежными средствами осущест­вляется путем оформления бестоварных накладных с последую­щей реализацией товара поставщиком в доле с получателем, пе­редачей товара получателю без документального оформления, выносом или вывозом имущества с территории без документов или по подложным документам, под видом отходов и т.п.; де­нежные средства присваиваются по подложным кассовым орде­рам; путем выплаты денег вымышленным лицам, составления подложных банковских поручений, списания похищенной сум­мы на различные счета кассового отчета; растраты авансовых средств, полученных в качестве предоплаты по договорам купли-продажи; списания денежных средств на непроизводившиеся рекламные, маркетинговые, транспортные, ремонтные и иные работы с последующим их присвоением.

В банковской деятельности имеют место: получение в целях хищения кредитов с использованием поддельной учредительной и бухгалтерской документации, гарантийных писем, залоговых и страховых документов; присвоение денежных средств, получен­ных по поддельным банковским документам и ценным бумагам (векселям, депозитным сертификатам, кредитовым авизо, рас­четным чекам, ордерам); хищения с использованием чужих или поддельных кредитных карточек; перевод и присвоение денеж­ных средств с применением банковских компьютерных сетей.

Неотработанность механизма реформирования делает весьма привлекательными для расхитителей сферы внешнеэкономиче­ской деятельности, приватизации; кредитно-банковскую сферу; деятельность, связанную с конверсией; рынок ценных бумаг. Подбирая для посягательства форму собственности, расхитители в первую очередь ориентируются на степень ее юридической и технической защищенности.

Разнообразны способы сокрытия присвое­ний , к числу которых можно отнести умышленное банкротство предприятия, перевод похищенных средств на банковские счета (в том числе за границей) других юридических и физических лиц, частую смену юридического адреса и фактического место­нахождения предприятия, его перерегистрацию с изменением названия и организационно-правовой формы, уничтожение бухгалтерских и прочих документов, содержащих следы пре­ступной деятельности, которое маскируется пожаром, затопле­нием помещений и др.

Присвоение или растрата

Денежные растратыРаботаю в банке. Работал… Доверительных отношений здесь не должно быть, но… кассир передала мне денег, не пересчитав. Я это заметил не сразу. Обнаружив излишки и думая, что это сбой в программе и что они могут «вылезти» позже, утаил их. Положил деньги, а это 100 тысяч рублей, в свой личный шкаф на рабочем месте. За пределы банка не выносил. Т.е. нарушил инструкцию, не показал их как излишки. В результате, когда все выяснилось, меня уволили по статье 81 п. 7. Мои действия банком признаны, как хищение, при этом пояснили, что не важно, вынесена ли данная сумма за пределы банка, растрачена и т.д. Является ли это крупным «хищением»? Или все-таки тут будет присвоение или растрата? Изучив ст. 158 УК РФ, выяснил, что крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — один миллион. Может ли данное дело быть передано правоохранительные органы? Или же это может закончиться дисциплинарным наказанием в виде увольнения по статье? Если будет суд, каковы меры наказания? Подскажите… Сижу дома в ожидании неизвестно чего. Сил нет ждать, думать, жить.

Все зависит от руководства банка — передадут информацию в полицию или нет. Хотя вряд ли они это сделают — зачем выносить сор из избы, деньги- то возвращены. Зачем им эти судебные тяжбы, бестолковая работа юристов банка, которые должны будут осуществлять полномочия представителей потерпевшего. Кроме того, эти же самые юристы наверняка понимают — совсем не факт, что данные действия будут однозначно признаны кражей, присвоением или растратой, да и вообще уголовно-наказуемым деянием. Второе подразумевает использование денежных средств, а вы их не тратили, даже из здания банка не выносили. Тут, вероятно, можно усмотреть простое нарушение финансовой дисциплины, за что, собственно, Вас и уволили.

Но дело в том, что это Сбербанк Банк России, который вряд ли захочет портить себе репутацию. Если все-таки дело будет передано в правоохранительные органы и в суд, могут ли меня лишить свободы? Мне очень важно Ваше мнение. Ваше объективное мнение…

Объективное мнение: если признают виновным в краже, а это будет статья 158 ч.1 УК РФ, то она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 2-х лет. Если обвинят за присвоение или растрату (статья 160 ч.3), то здесь уже до 6 лет лишения свободы. Если хотите субъективное мнение: вряд ли назначат наказание в виде реального срока, очень в этом сомневаюсь. Как такового материального ущерба нет, судимостей, надеюсь, у вас тоже нет. Уверен, что отделаетесь штрафом или годиком условно.

Нет у меня судимостей. Но еще вопрос: а тот факт, что деньги пролежали у меня несколько дней, может ли служить фактором, который может как-то еще более отрицательно повлиять на мою дальнейшую судьбу? Когда я была ознакомлен с приказом на увольнение, там было четко и ясно указано — хищение. Меня здорово запугали, что это особо крупное хищение. И еще, я знаю факт из реальной жизни, когда работник по приему коммунальных платежей, после их принятия, тут же отменял их. Присваивал эти деньги неоднократно. После служебного расследования, которое возникло в следствие обращения клиента по причине отсутствия данных о совершенных платежах в ЖКХ, работника осудили. Наказание: 3 года условно. Я больше ничего не знаю… но как профессионал своего дела, Вы можете ответить, что это за статья и схожа ли ситуация с моей?

Нет тут никакого крупного хищения (вы же сами писали), тем более для банка. Да, если б Вы их даже потратили, я все равно сомневаюсь, что по 158-й суд дал бы реальный срок. А вот по 160, с учетом отягчающего «использования служебного положения» — тут вполне возможно. Не накручивайте себя — дождитесь решения руководства банка и, в худшем исходе, возбуждения уголовного дела. А там уже смотрите на квалификацию, которую дал следователь.

Описанная ситуация и схожа с вашей, и нет. Он же тратил присвоенные деньги на личные нужды. Плюс неоднократность (хотя, скорее всего, ему вменили длящееся преступление). Потерпевшим был не банк, а несколько конкретных граждан. Для них ущерб вполне мог быть признан значительным. Статья однозначно была 160-ая.

Денежные растраты

Денежные растраты

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Денежные растраты

Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

5. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

6. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по части 1 статьи 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ.

В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ, а также частью 3 статьи 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью статьи 159 УК РФ.

7. Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.

8. В случаях создания коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющего целью хищение чужого имущества или приобретение права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества. Указанные деяния следует дополнительно квалифицировать по статье 173 УК РФ как лжепредпринимательство только в случаях реальной совокупности названных преступлений, когда лицо получает также иную, не связанную с хищением, имущественную выгоду (например, когда лжепредприятие создано лицом не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или прикрытия запрещенной деятельности, если в результате указанных действий, не связанных с хищением чужого имущества, был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, предусмотренный статьей 173 УК РФ).

Исходя из примечания к статье 169 УК РФ крупным ущербом в статье 173 УК РФ признается ущерб, превышающий двести пятьдесят тысяч рублей.

9. Если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например спиртсодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывая потребителей данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, содеянное образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 159 и 238 УК РФ.

10. Не образует состава мошенничества тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, то есть таких ценных бумаг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бумаг). Содеянное в указанных случаях надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества.

Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (то есть получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество.

11. Действия, состоящие в противоправном получении социальных выплат и пособий, денежных переводов, банковских вкладов или другого имущества на основании чужих личных или иных документов (например, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка, банковской сберегательной книжки, в которой указано имя ее владельца, или другой именной ценной бумаги), подлежат квалификации по статье 159 УК РФ как мошенничество путем обмана.

Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по части 1 статьи 325 УК РФ (если похищен официальный документ) либо по части 2 этой статьи (если похищен паспорт или иной важный личный документ).

Также как хищение чужого имущества в форме мошенничества надлежит оценивать действия, состоящие в получении социальных выплат и пособий, иных денежных выплат (например, предусмотренных законом компенсаций, страховых премий) или другого имущества путем представления в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать соответствующие решения, заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых согласно закону, подзаконному акту и (или) договору является условием для получения соответствующих выплат или иного имущества (в частности, о личности получателя, инвалидности, наличии иждивенцев, участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства, наступлении страхового случая), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат.

12. Как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять).

В соответствии со статьей 140 Гражданского кодекса Российской Федерации платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, то есть находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства.

Исходя из этого с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

В случаях, когда указанные деяния сопряжены с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных программ для электронно-вычислительных машин, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных программ для ЭВМ, содеянное подлежит квалификации по статье 159 УК РФ, а также, в зависимости от обстоятельств дела, по статьям 272 или 273 УК РФ, если в результате неправомерного доступа к компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.

13. Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части статьи 158 УК РФ.

Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной либо расчетной карты следует квалифицировать как мошенничество только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя).

14. Изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных или расчетных банковских карт квалифицируется по статье 187 УК РФ. Изготовление лицом поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения этим же лицом преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ, следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

Если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по независящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства, содеянное в зависимости от способа хищения следует квалифицировать как покушение на кражу или мошенничество по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 158 или статьи 159 УК РФ.

Сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по соответствующей части статьи 159 УК РФ. В случае, когда лицо изготовило с целью сбыта поддельные кредитные либо расчетные карты, а также иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, заведомо непригодные к использованию, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло их сбыть, содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что эти действия были направлены на совершение преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ.

15. Поскольку билеты денежно-вещевой и иной лотереи не являются ценными бумагами, то их подделка с целью сбыта или незаконного получения выигрыша может быть квалифицирована как приготовление к мошенничеству при наличии в действиях лица признаков преступления, предусмотренного частью 3 или 4 статьи 159 УК РФ. В случае сбыта фальшивого лотерейного билета либо получения по нему выигрыша содеянное следует квалифицировать как мошенничество.

16. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

17. В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

18. Противоправное безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата, при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по статье 158 УК РФ.

19. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 160 УК РФ, судам следует иметь в виду, что присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства).

Как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания вверенного имущества (его потребления, израсходования или отчуждения).

В том случае, когда лицо совершает с единым умыслом хищение вверенного ему имущества, одна часть которого им присваивается, а другая часть этого имущества растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений.

20. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц.

Направленность умысла в каждом подобном случае должна определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, например таких, как наличие у лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение им попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия.

При этом судам необходимо учитывать, что частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.

21. В соответствии с частью 2 статьи 35 УК РФ мошенничество, присвоение или растрата считаются совершенными группой лиц по предварительному сговору при условии, что в этих преступлениях участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении.

При рассмотрении дел об указанных преступлениях, совершенных двумя и более лицами, суду надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников. Кроме того, суду надлежит исследовать в судебном заседании и указать в приговоре доказательства, подтверждающие вину каждого из исполнителей и иных соучастников (организаторов, пособников, подстрекателей).

22. Исполнителем присвоения или растраты может являться только лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности. Исходя из положений части 4 статьи 34 УК РФ лица, не обладающие указанными признаками специального субъекта присвоения или растраты, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с лицом, которому это имущество вверено, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

Хищение вверенного имущества надлежит считать совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие указанным признакам специального субъекта присвоения или растраты (например, руководитель организации, в чьем ведении находится похищаемое имущество, и работник, несущий по договору материальную ответственность за данное имущество), которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

23. В соответствии с частью 3 статьи 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении. Исходя из этого в организованную группу могут входить лица, не обладающие полномочиями по распоряжению, управлению или пользованию вверенным имуществом, а также по его доставке либо хранению, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно части 4 статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники присвоения. Организаторы и руководители несут ответственность за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались их умыслом. Другие члены организованной группы привлекаются к ответственности за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (статья 35 УК РФ).

Исходя из части 2 статьи 33 УК РФ лицо, организовавшее совершение мошенничества, присвоения или растраты с участием лиц, которые не подлежат уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации обстоятельств, либо склонившее таких лиц к совершению данных преступлений, признается исполнителем содеянного.

24. Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей.

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части статьи 33 УК РФ и по части 3 статьи 159 или соответственно по части 3 статьи 160 УК РФ.

25. Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов.

При установлении размера, в котором лицом совершены мошенничество, присвоение или растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

26. Мошенничество, присвоение или растрата, совершенные с причинением значительного ущерба гражданину, могут быть квалифицированы как оконченные преступления только в случае реального причинения значительного имущественного ущерба, который в соответствии с примечанием 2 к статье 158 УК РФ не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

При решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба судам, наряду со стоимостью похищенного имущества, надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

27. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества, присвоения или растраты в крупном или особо крупном размере должен решаться в соответствии с примечанием 4 к статье 158 УК РФ. Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере.

Разрешая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших мошенничество, присвоение или растрату в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку «причинение значительного ущерба гражданину» либо по признаку «в крупном размере» или «в особо крупном размере», следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы.

28. При решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.

От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо присвоило вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных статьей 330 УК РФ, виновное лицо в указанных случаях должно быть привлечено к уголовной ответственности за самоуправство.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В. Демидов

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”

Текст постановления официально опубликован не был

Уголовная ответственность за хищение бюджетных средств.

Преступления, связанные с хищением бюджетных средств, занимают доминирующее положение среди других правонарушений в бюджетной сфере. Они совершаются путем мошеннических действий (ст.159 УК РФ предусматривает наиболее строгое наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет), присвоения или растраты (ст.160 УК РФ предусматривает наиболее строгое наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет) под видом либо в процессе законных хозяйственных операций.

В большинстве случаев, бюджетные средства похищаются посредством нецелевых или неправомерных расходов, а также при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, когда бюджетные средства выделяются для реализации федеральных и региональных целевых программ. При этом бюджету причиняется ущерб в крупном и особо крупном размере, который исчисляется миллионами рублей.

Так, за хищение мошенническим путем бюджетных денежных средств в особо крупном размере 102 811 159 рублей осуждены директор ООО «РемСтрой» Панков С.И. и директор ООО «ШТАЕР БАУ» Рагозин А.Е.. Данные денежные средства поступили в МО г.Донской Тульской области в виде субсидии по программе финансирования строительства муниципального жилья под переселение граждан из ветхого жилого фонда. При отсутствии реальной возможности произвести строительство многоквартирного жилого дома Панков С.И. принял на себя функции подрядчика, а Рагозин А.Е. – субподрядчика при исполнении муниципального контракта, фактически строительство жилого дома не завершили, произвели строительные работы не соответствующие нормам и правилам, в результате чего объект строительства признан негодным для использования, как угрожающий жизни и здоровью граждан. При этом они представили в администрацию МО г.Донской заведомо ложные сведения о выполнении всего комплекса строительных работ и их стоимости, на основании которых незаконно получили бюджетные средства за якобы исполненные обязательства по муниципальному контракту. Суд признал Панкова С.И. и Рагозина А.Е. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, назначил им наказание в виде лишения свободы со штрафом.

Довольно часто данные преступления имеют коррупционную составляющую, поскольку распоряжаться бюджетными деньгами могут только лица, наделенные специальными должностными полномочиями.

В совершении растраты бюджетных средств с использованием служебного положения судом признан виновным бывший директор Департамента здравоохранения Тульской области Юдин Е.В.. Целевые денежные средства, выделенные из бюджета области на закупку медицинского оборудования, были растрачены им при приобретении медицинского томографа для Тульской областной больницы по необоснованно завышенной цене, значительно превышающей его стоимость у производителя. В результате действий Юдина Е.В. бюджету Тульской области причинен ущерб в особо крупном размере на сумму 3 483 500 рублей. По ч.4 ст.160 УК РФ Юдину Е.В. назначено наказание в виде лишения свободы, со штрафом. Также он был лишен права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, либо выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

За хищение бюджетных денежных средств осужден директор педагогического училища г.Тулы Забиняк Н.Б. Используя свое служебное положение, он присвоил вверенные ему денежные средства в сумме 9 823 507 рублей, выделенные в качестве субсидий из бюджета Тульской области на оплату труда сотрудников колледжа, причинив Министерству образования Тульской области ущерб в особо крупном размере. За указанные действия Забиняк Н.Б. осужден по ч.4 ст.160 УК к лишению свободы и лишен почетного звания «Заслуженный учитель РФ».

Мошенничество в особо крупном размере было совершено председателем общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» Звягинцевым Н.П., который, используя свое служебное положение, обманным путем похитил денежные средства в размере 5 000 000 рублей, выделенные из федерального бюджета на государственную поддержку инвалидов. Звягинцев Н.П. представил фиктивные документы, содержащие сведения о целевом использовании 5 000 000 рублей на строительство комплекса с рабочими местами для инвалидов. Фактически никакие работы по строительству комплекса не производились, а бюджетные деньги были Звягинцевым Н.П. похищены. Судом Звягинцев Н.П. был признан виновным по ч.4 ст.159 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы, а также лишен права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий.

Хищению бюджетных средств способствовало отсутствие контроля за их использованием. Государственные и муниципальные заказчики не проверяли достоверность сведений подрядчиков о выполненных работах и их стоимости, не осуществляли приемку работ в установленном порядке, не проводили мониторинг цен на приобретаемое оборудование. Данные обстоятельства требуют вмешательства контролирующих органов для своевременного выявления нарушений, допущенных при использовании целевых бюджетных средств.

Прокурор уголовно-судебного отдела прокуратуры Тульской области Осотова А.В.

Денежные растраты

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагает, что в ст.160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты.

Однако до принятия нового УК РФ 1996 года в юридической литературе можно было встретить различные точки зрения по количеству форм хищения, предусмотренных в ст.92 (ст.147-1) УК РСФСР 1960 г. Так, Г.А. Матусовский считал, что в ст.92 (ст.147-1) УК РСФСР говорилось лишь об одной форме хищения, а понятия «присвоение», «растрата» и «хищение путем злоупотребления служебным положением», следует, по его мнению, рассматривать в качестве элементов внутри этой формы [1] .

Некоторые авторы предлагали выделять в рассматриваемой статье две самостоятельные формы хищения. Но и здесь не было единства мнений в том, какие две формы следует считать самостоятельными. Например, В. Фельдблюм придерживался позиции, что ст.92 (147-1) объединяет такие две формы хищения как присвоение и растрата, а понятие «злоупотребление служебным положением» является лишь характеристикой субъекта названного преступления [2] .

В.В. Устименко же считал, что «диспозиция ст.84 УК УССР (ст.147-1 УК РСФСР) по существу объединяет два самостоятельных преступления. Это хищение … путем присвоения или растраты . и хищение … путем злоупотребления служебным положением» [3] .

Научные выводы относительно содержания того или иного уголовно-правового понятия должны, по-нашему мнению, основываться на анализе различных обстоятельств, в том числе, и на толковании диспозиции исследуемой статьи уголовного закона. Проанализируем диспозицию части 1 статьи 160 УК РФ, которая гласит: «Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному». Очевидно, что общим, что объединяет присвоение и растрату является то, что похищается имущество, которое вверено виновному. Считается, что именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от всех остальных форм хищения. Хотя при мошенничестве путем злоупотребления доверием имущество также доверительно передается (вверяется) виновному для осуществления каких-либо действий (хранения, пользования и др.).

Прежде чем приступить к анализу данной нормы, хотелось бы обратить внимание на некоторую тавтологию при описании рассматриваемых форм хищения (да и не только рассматриваемых; это касается также кражи, мошенничества, грабежа и т.д.).

Понятия «присвоение» и «растрата» раскрываются через родовое понятие «хищение», под которым понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание 1 к ст.158 УК РФ). Поскольку такой признак как «чужое имущество» в качестве предмета преступления уже заложен в общее понятие хищения, постольку нет никакой необходимости напоминать о нем при описании конкретных форм хищения. Следовательно, кражу можно определить просто как тайное хищение, присвоение и растрату – как хищение путем злоупотребления доверием, мошенничество – как хищение или приобретение правоустанавливающих документов на чужое имущество путем обмана, грабеж – как открытое хищение, а разбой – как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия с целью хищения.

Возвращаясь к понятию «вверенное» имущество, следует отметить, что ни в научной литературе, ни в судебной практике нет единого мнения по вопросу: какое имущество считается вверенным виновному?

По мнению одних авторов, имущество следует считать вверенным лицу, если оно находилось под материальной ответственностью виновного [4] . Другие полагают, что понятие «вверенное имущество» предполагает осуществление правомочий при фактическом господстве над вещью [5] . Имущество вверено, считают третьи, когда «оно вручено с одновременным наделением определенными правомочиями и возложением обязанностей в отношении вверенного имущества; это должно быть надлежащим образом юридически оформлено путем приказа, заключения договора и т.д.» [6] .

В русском языке глагол «вверить», от которого происходит прилагательное «вверенное», означает – «на основании доверия отдать в чье-либо распоряжение, поручить чьим-либо заботам, попечению» [7] .

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

1. Такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;

2. Владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;

3. Правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

Таким образом, понятие «вверенное имущество» раскрывается исходя не из особенностей или специфических признаков какого-либо имущества, хищение которого должно квалифицироваться по ст.160 УК, а, по существу, характеризует положение субъекта данного посягательства по отношению к этому имуществу. «Чтобы признать имущество вверенным, — справедливо замечает Б.В. Волженкин, — мало установить, что он является его фактическим обладателем, «держателем». Необходимо, чтобы субъект на определенном правовом основании владел этим имуществом, осуществлял в отношении его соответствующие правомочия» [8] .

Итак, понятие «хищение вверенного имущества» означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т.е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

Следовательно, вторым общим признаком, непосредственно вытекающим из первого, характеризующим присвоение и растрату, является субъект посягательства.

В юридической литературе имеются точки зрения, согласно которым «субъектами присвоения и растраты могут быть должностные, материально-ответственные и иные лица, временно выполняющие определенную работу. Под материально-ответственным лицом понимается лицо, которое в государственной или общественной организации занимает определенную должность или осуществляет определенные полномочия по финансовому, административному или хозяйственному управлению (кассир, завскладом, завхоз, завмаг и др.), в связи с чем ему доверяются материальные или денежные средства» [9] . При этом круг «иных лиц», являющихся субъектами присвоения и растраты, не определяется.

«Субъектом присвоения и растраты, — считает П.С. Матышевский, — может быть лицо, наделенное определенными правомочиями (управления, пользования, распоряжения, владения) в отношении похищаемого им имущества» [10] .

Несколько у же определяет это понятие Ш.И. Чинхоев. По его мнению, «при присвоении и растрате виновное лицо непосредственно само владеет вверенным имуществом, и его правомочия в отношении вверенного имущества ограничиваются лишь правом владения, но не распоряжения» [11] .

Представляется, что такое ограничительное толкование данного понятия необоснованно. Субъектом присвоения и растраты является лицо, у которого «имущество находится в правомерном владении . и он (виновный. – О.Б. ) был наделен в отношении него правомочиями по распоряжению, управлению, доставке, хранению» [12] .

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально-ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

Однако следует отметить, что материально-ответственным лицо становится не с момента фактической передачи ему имущества в правомерное владение, а с момента заключения с ним письменного договора о полной материальной ответственности либо выдачи ему разовой доверенности или иного разового документа на получение товарно-материальных ценностей. А вверенным имущество становится именно с момента его фактической передачи виновному, даже если эта передача не была должным образом оформлена. Следовательно, прямой зависимости между понятиями «материально-ответственное лицо» и «вверенное имущество» нет. Как правило, имущество вверяется материально-ответственному лицу. Но возможны случаи, когда имущество может быть передано лицу, с которым договор о полной материальной ответственности вообще не заключен или заключен с нарушением закона. Например, в случае принятия на работу продавцом 16-17-летней девушки с заключением с ней договора о полной материальной ответственности, когда такой договор может быть заключен только с совершеннолетним лицом, и с фактической передачей ей товарно-материальных ценностей для работы. Присвоение или растрата вверенного ей товара или денежных средств, полученных от его реализации, следует квалифицировать по ст.160 УК РФ, независимо от того, что она не является материально-ответственным лицом.

Рассматривая вопросы применения судами законодательства об ответственности за хищения государственного или общественного имущества в сфере сельскохозяйственного производства, Пленум Верховного Суда СССР в п.4 своего Постановления от 19 июня 1979 г. № 2 отнес к субъектам присвоения и растраты наряду с должностными лицами сельскохозяйственных организаций, предприятий и учреждений экспедиторов, шоферов-экспедиторов, заведующих токами, складами и других работников, совершивших хищение вверенного им имущества, в отношении которого они осуществляли правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению [13] .

Анализируя проблему субъекта присвоения и растраты, Г.А. Кригер указывал, что рассматриваемые преступления могут иметь место и в случаях, когда имущество не было непосредственно вверено виновному, а находилось лишь в его ведении [14] . Аналогичную позицию занимает Г.Н. Борзенков. Он считает, что «преступник завладевает имуществом, которое ему вверено для хранения, реализации, ремонта, обработки, перевозки, временного пользования и т.д., а значит, находится в его правомерном владении, либо виновный в силу служебного положения наделен правом отдавать распоряжения по поводу использования данного имущества, которое таким образом находится в его ведении …, когда похищаемое имущество вверено не непосредственно виновному, а иным лицам» [15] .

В юридической литературе встречается и другая точка зрения, согласно которой «при любых обстоятельствах субъект рассматриваемых преступлений – это лицо, которому имущество вверено. Поэтому вряд ли можно считать соответствующим закону утверждение о том, что субъектом преступления…может быть также лицо, которому чужое имущество «непосредственно» не вверено» [16] .

Думается, буквальное толкование ст.160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному [17] . Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст.160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т.е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально-ответственным). И этимологически, и по содержанию понятия «находиться в ведении» и «быть вверенным» не одно и то же, их объемы не совпадают. В русском языке слово «ведать» означает «заведывать или править, управлять, распоряжаться по праву», а «вверить» – «поручить, доверив» [18] .

В российском законодательстве термин «ведение» встречается в гражданском праве в понятии « право хозяйственного ведения », что в соответствии с гл.19 ГК РФ означает способ осуществления хозяйственной деятельности государственными и муниципальными унитарными предприятиями с вверенным им имуществом, при котором предприятие владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в соответствии с условиями, предметом и целями деятельности, которые установлены собственником при передаче имущества предприятию. Право хозяйственного ведения на имущество собственника возникает у предприятия с момента фактической передачи этого имущества, если иное не установлено законом, иным правовым актом или решением самого собственника (п.1 ст.299 ГК) [19] .

Очевидно, что в гражданском законодательстве используется термин «ведение» применительно к имуществу, вверенному юридическим лицам для осуществления в отношении него правомочий по владению, пользованию и распоряжению, а в уголовном праве понятие «вверенное» употребляется применительно к имуществу, переданному физическому лицу для выполнения тех же правомочий. Это означает, что собственник передает ( вверяет ) имущество предприятию (юридическому лицу) для хозяйственного ведения (владения, пользования, распоряжения) этим имуществом со стороны руководителей и управленцев предприятия (физических лиц). Руководитель предприятия и иные лица, выполняющие управленческие функции, как физические лица ведают всем имуществом, которое собственник в(до)верил предприятию как юридическому лицу.

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, на наш взгляд, было бы логичным и правильным признавать также лиц, которым имущество непосредственно не вверено, но находится в их ведении. Однако во избежание распространительного толкования и искажения этимологического значения термина «вверенное имущество», было бы целесообразней диспозицию ч.1 ст.160 УК РФ после слов «вверенного виновному» дополнить словами: «или находящегося в его ведении».

До принятия УК РФ 1996 г. в юридической литературе господствующим было мнение о том, что «субъектом присвоения являются материально-ответственные лица, которым непосредственно вверены материальные ценности и которые в силу этого постоянно или временно осуществляют в отношении их определенные правомочия» [20] . В таком подходе усматривается следующая логическая последовательность: вверенным считается имущество, если оно передано в подотчет, т.е. под материальную ответственность, виновному лицу. Если имущество передано не материально-ответственному лицу, то не будет и состава преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ.

Однако анализ признаков понятия «материально-ответственное лицо» не позволяет согласиться с мнением, что фактическая «передача имущества в правомерное владение . означает, что . субъект несет за него полную материальную ответственность» [21] .

Трудовое законодательство, в частности, Положение о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации, устанавливает два вида материальной ответственности: ограниченную и полную. Согласно этому Положению материальную ответственность несут все рабочие и служащие, по вине которых причинен ущерб предприятию. Но материально-ответственным лицом по российскому законодательству признается только тот работник, которому вверены в связи с характером трудовых обязанностей имущественные ценности и на которого в соответствии с законодательством по специальному договору или по разовому документу возложена полная материальная ответственность за ущерб, происшедший по его вине.

В отношении названных работников такая ответственность наступает в следующих случаях:

— если между работником и предприятием (учреждением, организацией) в соответствии со ст.11 Положения заключен письменный договор о принятии на себя работником полной материальной ответственности за необеспечение сохранности имущества и других ценностей, переданных ему для хранения или других целей (п.1 ст.10 Положения);

— если имущество и другие ценности были получены работником под отчет по разовой доверенности или по другим разовым документам (п.2 ст.10);

— если в соответствии с действующим законодательством на работника возложена полная материальная ответственность за ущерб, причиненный предприятию (учреждению, организации) при исполнении трудовых обязанностей (п.6 ст.10) [22] .

Таким образом, материально-ответственным лицом работник признается только при наличии перечисленных выше условий; в первом случае — с момента подписания договора о полной материальной ответственности (который, как правило, предшествует либо сопровождается передачей лицу имущества); во втором случае — с момента получения имущества по разовой доверенности (другого разового документа); в третьем — с момента наступления ущерба, причиненного действиями перечисленных в п.6 ст.10 работников.

В соответствии со ст.244 Трудового кодекса РФ и согласно ст.11 Положения о материальной ответственности письменные договоры могут заключаться лишь с работниками, которым непосредственно вверяются ценности для хранения, обработки, продажи (отпуска), перевозки или применения в процессе производства, при условии, что работник:

а) достиг 18-летнего возраста;

б) непосредственно обслуживает или использует денежные, товарные ценности или иное имущество, т.е. занимает должность или выполняет работу, предусмотренную в специальных перечнях, утвержденных в устанавливаемом Правительством Российской Федерации порядке.

В противном случае договор не влечет за собой юридических последствий, т.е. работник не может быть признан материально-ответственным лицом, и нести полную материальную ответственность.

Однако сказанное не означает, что с уголовно-правовой точки зрения это лицо не может быть субъектом присвоения и растраты. Попробуем обосновать это на примере из судебной практики [23] . Так, с бригадой работников Рязанского горпромторга был заключен договор о полной материальной ответственности за переданные им под отчет товарно-материальные ценности. Впоследствии документальная ревизия установила недостачу на крупную сумму. Недостача была добровольно погашена всей бригадой, за исключением П. Удовлетворяя иск частично, суд указал, что в период заключения договора о полной материальной ответственности и возникновения недостачи П. была несовершеннолетней, и администрация не имела права заключать с ней такой договор.

В приведенном примере имущество фактически было вверено П., и в случае присвоения ею вверенных товарно-материальных ценностей, П. должна нести ответственность по ст.160 УК РФ, несмотря на то, что она материально-ответственным лицом не являлась.

Анализ перечня должностей и работ, требующих обязательного заключения договора о полной материальной ответственности, наводит на мысль, что, в основном, к ним относятся должности и работы, которые связаны с обслуживанием товарно-материальных ценностей либо в большом количестве, либо особой ценности, т.е. имеющих немалую стоимость. Так, при выполнении работ по обработке и применению в процессе производства драгоценных металлов, драгоценных камней, синтетического корунда и изделий из них, требуется обязательное заключение договора о полной материальной ответственности. Работы же по обработке недрагоценных металлов и камней в этом перечне не предусмотрены, и, следовательно, при их выполнении не требуется заключения такого договора. Однако это не означает, что названные предметы не вверяются лицу, работающему с ними, и оно не может быть субъектом присвоения или растраты указанных предметов.

Материально-ответственным признается также лицо, если им были получены товарно-материальные ценности по разовой доверенности или по другим разовым документам. Трудовое законодательство в зависимости от содержания полномочий различает три вида доверенностей:

1) разовые, которые выдаются на совершение одного действия (например, получение товара);

2) специальные, которые выдаются на совершение однородных действий в пределах определенного периода (например, получение с торговой базы определенного количества различных товаров в течение месяца);

3) общие, которые выдаются на право совершения различных сделок по управлению имуществом [24] .

Поскольку в соответствии с п.2 ст.10 Положения о материальной ответственности рабочие и служащие несут полную материальную ответственность (т.е. признаются материально-ответственными лицами) за ценности, полученные лишь по разовым доверенностям, постольку работники, получившие ценности по общей или специальной доверенности, не могут быть признаны материально-ответственными лицами. Однако в данном случае, очевидно, не вызывает сомнения тот факт, что имущество, полученное по общей или специальной доверенности, на законных основаниях вверено работнику.

Конечно, в реальной жизни общие и специальные доверенности выдаются лицам, с которыми заключен договор о полной материальной ответственности, и они по другому основанию признаются материально-ответственными лицами. Но, думается, нельзя полностью исключать возможность выдачи общей или специальной доверенности (по ошибке или незнанию) не материально-ответственным лицам. Особенно это актуально в настоящее время, когда в стране имеется большое количество индивидуальных предпринимателей, частных предприятий, акционерных обществ, товариществ и других организаций, присвоение и растрата имущества которых также охватывается диспозицией ст.160 УК РФ.

Таким образом, можно подытожить, что основанием для признания имущества вверенным виновному является не договор о полной материальной ответственности, не разовая доверенность, а факт передачи имущества во владение лицу для осуществления в отношении этого имущества правомочий, вытекающих из трудовых (функциональных, должностных) обязанностей виновного. Договор о полной материальной ответственности является основанием для признания работника материально-ответственным лицом с целью возмещения материального ущерба, причиненного по вине работника, в полном размере. Такой договор выступает в качестве правовой гарантии возмещения возможного в будущем ущерба. И в случае отсутствия или неправильного его оформления (например, с несовершеннолетним лицом) не будет основания для наступления полной материальной ответственности (возмещения вреда в полном объеме), однако присвоение (растрата) такого имущества при указанных обстоятельствах образует состав хищения, предусмотренного ст.160 УК РФ.

Вся деятельность человека в той или иной степени связана с владением, пользованием, распоряжением, обслуживанием или использованием имущества. Любая должность (работа), занимаемая (выполняемая) рабочими или служащими, так или иначе, требует необходимого набора имущественной атрибутики. Рабочих и служащих в зависимости от характера их деятельности (отношения к имуществу) можно условно подразделить на две категории:

1) работники, которые непосредственно обслуживают или используют товарно-материальные ценности ( хранение, обработка, продажа (отпуск), перевозка, применение или иное использование );

2) работники, которые непосредственно не обслуживают имущество, но связаны с его применением (использованием).

Как мы уже отмечали, в первом случае работники, как правило, признаются материально-ответственными лицами. Во втором, — для осуществления своих трудовых обязанностей работники должны иметь необходимый набор имущества, обусловленный спецификой выполняемой работы. К такому имуществу следует относить: к примеру, для водителя — автомашину и запчасти к ней, для секретаря-машинистки — пишущую машинку и расходный материал, для газоэлектросварщика — газоэлектросварочный аппарат, калькулятор для бухгалтера, электроприборы для электрика и т.д. Использование в своих интересах или передача другим лицам такого имущества (фактически вверенного указанным лицам), думается, должны квалифицироваться по ст.160 УК, как присвоение или растрата.

Признание вышеназванных лиц материально-ответственными практически лишено смысла, поскольку разумно предполагается, что они, зная о непосредственной зависимости оплаты их труда от количества и качества выполняемой работы, крайне заинтересованы в обеспечении полной сохранности вверенного им имущества. Однако в результате развития науки и техники может появиться такая высокотехнологичная и дорогостоящая аппаратура для выполнения работ, не связанных с обслуживанием или использованием имущества, что работники, её эксплуатирующие, будут признаваться по тому или иному основанию материально-ответственными лицами (к примеру, если вместо малоценных ведер и щеток уборщикам будут выдавать (вверять) дорогостоящую технику для выполнения тех же функций и т.п.).

При характеристике субъекта присвоения и растраты необходимо ответить на вопрос: влияет ли на квалификацию хищения факт документального оформления (либо не оформления) тех правомочий, которыми был наделен субъект? Частично мы касались этой проблемы. Однако она требует более внимательного рассмотрения.

По общему правилу правомочия лица в отношении вверенного ему имущества закрепляются (оформляются) в определенном документе: в договоре о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, в приказе администрации предприятия (учреждения, организации), в товарно-транспортной накладной, в доверенности на получение товарно-материальных ценностей, в трудовом договоре и др. Об уголовно-правовом значении документального оформления передачи лицу имущества в юридической литературе высказаны различные мнения.

Одни полагают, что «при всем разнообразии форм такой передачи она обязательно должна быть документально оформлена с указанием, по крайней мере, количества и веса передаваемого имущества» [25] .

Другие считают, что «только при наличии документа, определяющего конкретные права и обязанности лица в отношении переданного ему имущества, можно говорить, что оно ему вверено. Точно также, например, как незаключение письменного договора о полной материальной ответственности освобождает работника от возмещения ущерба в полном размере за недостачу материальных ценностей, так и отсутствие документально оформленных, конкретизированных прав и обязанностей в отношении похищаемого имущества должно исключать ответственность по ст.92 (ныне ст.160 УК РФ) УК РСФСР» [26] .

По мнению третьих, «ставить решение вопроса о передаче имущества во владение в зависимость от соблюдения надлежащей формы передачи-приема материальных ценностей было бы неправильным» [27] .

Думается, в последних двух случаях речь идет о разных ситуациях. В первом случае говорится о документальном оформлении трудовых отношений, возникающих между работодателем и работником, который наделяет последнего определенными правомочиями в отношении имущества. Во втором же — об оформлении конкретных операций, которые осуществляются в ходе обслуживания или использования имущества, уже вверенного виновному на основании документального оформления трудовых отношений.

На наш взгляд, в зависимости от того, являются ли правомочия в отношении имущества содержанием основной деятельности виновного или нет, субъектов присвоения и растраты можно подразделить на:

а) лиц, занимающих должность (выполняющих работу), связанную с обслуживанием или использованием имущества. Они, как правило, являются материально-ответственными. Ситуация в этом случае характеризуется тем, что с момента заключения с названными лицами трудового договора и договора о полной материальной ответственности любое имущество, попадающее на том или ином законном основании в сферу их деятельности (например, в результате совершения различных операций в отношении имущества), должно считаться вверенным им;

б) лиц, занимающих должность (выполняющих работу), не связанную с обслуживанием и использованием товарно-материальных ценностей, но временно осуществляющих определенные правомочия в отношении имущества, вверенного им по доверенности (иным документам), (например, получение инженером имущества по доверенности). Такие правомочия не входят в содержание основных трудовых обязанностей указанных работников. И судебная практика справедливо признает их субъектами присвоения и растраты только в тех случаях, «если такие действия совершены в отношении продукции, вверенной . на основании товарно-транспортной накладной либо иного документа с указанием количества (веса) продукции. » [28] .

Для правильной квалификации действий виновного необходимо точно установить, с какого момента имущество считается вверенным ему. Исходя из приведенной выше классификации, на наш взгляд, имущество следует считать вверенным, в первом случае — с момента фактической передачи его виновному при наличии заключенного трудового договора между работником и работодателем; во втором — с момента фактической передачи его виновному при наличии документально зафиксированных правомочий (например, доверенности).

Если имущество передается виновному без доверенности «под честное слово», но с последующим ее предоставлением, хищение полученного имущества следует рассматривать как присвоение или растрату. В данном случае оформление даже «запоздалой» (задним числом) доверенности все же свидетельствует о доверии (вверения) со стороны собственника (владельца) виновному лицу на получение товарно-материальных ценностей.

Следующим общим признаком рассматриваемых форм хищения является использование имеющихся у виновного определенных правомочий в отношении похищаемого имущества, или, как справедливо отмечают ученые-юристы, злоупотребление доверием, оказанным ему в связи с занимаемой должностью или выполняемой работой. Это проявляется в том, что лицо, которому имущество вверено для осуществления в отношении его определенных операций, необходимых для нормальной деятельности предприятия, учреждения, организации, начинает неправомерно использовать это имущество в своих корыстных интересах, пользуясь тем, что имущество находится в его фактическом обладании.

Круг предоставленных виновному правомочий достаточно широк и, по существу, мало чем отличается от правомочий собственника. Он может охватывать правомочия по владению, пользованию, распоряжению, управлению, доставке, хранению и иному обслуживанию имущества. По мнению В.А. Владимирова и Ю.И. Ляпунова, сюда можно отнести и правомочия по использованию имущества, за исключением чисто технического исполнения производственных операций [29] . Правомочия виновного производны от правомочий собственника (владельца) имущества и носят ограниченный характер. Они имеют строго целевое назначение, значительно уже по своему объему, сфере осуществления, свободе волеизъявления владельца товарно-материальных ценностей. Однако в пределах, установленных собственником, субъект присвоения и растраты в принципе может осуществлять любое правомочие, которым обладает та или иная организация. При этом представитель организации может быть наделен последней всей полнотой указанных правомочий, несколькими из них или всего одним (например, по доставке имущества).

При присвоении или растрате обязательным признаком злоупотребления правомочиями являются особые отношения доверия между виновным и потерпевшим, имеющие под собой определенное юридическое основание. Нам представляется, что сам факт передачи имущества в ведение виновного (вверение) является определенным актом доверия, поэтому последующее присвоение (растрата) вверенного имущества, есть одновременно злоупотребление оказанным доверием [30] .

С этимологической точки зрения понятие «вверенное» охватывает и то имущество, которое передается частному лицу (группе лиц) по договору хранения, бытового проката, аренды, доставки, перевозки и другим гражданско-правовым договорам с ним (ними). При хищении такого имущества тоже происходит злоупотребление оказанным доверием. В подобных случаях у виновных также имеются определенные правомочия в отношении имущества и они (до похищения) на законных основаниях владеют им.

Закономерно возникает вопрос: как квалифицировать подобные действия? Подпадают ли они под признаки преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ? Или здесь иное преступление? Например, мошенничество, совершенное путем злоупотребления доверием?

Нам представляется, что в подобных ситуациях (до тех пор, пока состав мошенничества предусматривает в качестве конструктивного признака злоупотребление доверием ) действия виновного должны квалифицироваться как мошенничество. Действительно, при всей схожести мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, с присвоением (растратой), на наш взгляд, имеется критерий, позволяющий, отграничить эти формы хищения друг от друга. Таковым является отрасль права (законодательства) , регулирующая отношения между виновным и потерпевшим на момент совершения хищения.

При присвоении (растрате), с нашей точки зрения, отношения между потерпевшим и виновным регулируются нормами трудового законодательства. Сюда же можно отнести нормы уставов различного рода организаций (государственных, муниципальных, общественных и иных организаций), инструкций по их применению и т.п. Предметом такого хищения является имущество, переданное виновному на законных основаниях в связи с исполнением служебных обязанностей по трудовому договору (контракту) либо по доверенности, выдаваемой в соответствии с нормами трудового законодательства.

Если же отношения между собственником (владельцем) имущества и виновным, которому оно было передано (вверено), регулируются нормами гражданского законодательства (аренда, прокат, безвозмездное пользование, хранение), то хищение имущества в такой ситуации, мы полагаем, следует считать мошенничеством.

К сожалению, в руководящих разъяснениях высших судебных органов на такой критерий отграничения названных составов преступлений внимание не акцентируется. Однако изучение следственно-судебной практики показало, что работники правоохранительных органов (скорее, интуитивно, чем с полным осмыслением), в основном, именно данный критерий кладут в основу отграничения присвоения (растраты) от мошенничества при квалификации действий виновных. Хотя и не дают подробной аргументации, почему в одном случае преступление квалифицируется по ст.160, а в другом – по ст.159 УК РФ.

Так, устное указание или простое письменное распоряжение начальника своему подчиненному, в трудовые обязанности которого не входит обслуживание имущества, доставить товарно-материальные ценности по назначению, даже с согласия виновного, думается, нельзя считать основанием для признания этого имущества вверенным последнему в смысле ст.160 УК. Хищение при указанных обстоятельствах, по нашему мнению, следует квалифицировать по ст. 159 УК РФ как мошенничество путем злоупотребления доверием.

Таким образом, мы считаем, что по действующему уголовному законодательству для разграничения присвоения (растраты) от мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, необходимо, прежде всего, установить, какой именно отраслью законодательства регулируются отношения между потерпевшим и виновным, при которых имущество поступило в правомерное владение последнего. Если имущество вверяется виновному в результате заключения гражданско-правовой сделки (по договорам аренды, проката, безвозмездного пользования, хранения), совершенное хищение следует рассматривать в свете положений ст.159 УК. Если похищается имущество, вверенное лицу, в трудовые обязанности которого входит осуществление в отношении него определенных правомочий, то налицо присвоение или растрата.

Конечно, было бы более правильным существующую коллизию между присвоением (растратой) и мошенничеством путем злоупотребления доверием разрешить в уголовном законодательстве посредством исключения признака «злоупотребление доверием» из состава мошенничества [31] . Тогда субъектом присвоения (растраты) признавалось бы любое лицо, которому имущество будет вверено на любых законных основаниях, предусмотренных как трудовым, так и гражданским законодательством.

Подводя итог вышесказанному, можно назвать следующие общие черты присвоения и растраты:

1) похищаемое имущество должно быть вверено виновному, т.е., как правило, (но не всегда) находиться под его полной материальной ответственностью;

2) субъектом хищения является только то лицо, которому имущество вверено;

3) виновное лицо похищает имущество путем злоупотребления правомочиями по отношению к вверенному ему имуществу (злоупотребляет оказанным ему доверием).

[1] См.: Матусовский Г.А. Экспертизы по делам о хищениях, совершаемых путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью. — Киев, 1983. — С. 118.

[2] См.: Фельдблюм В. Квалификация хищений, совершенных путем присвоения или растраты либо злоупотребления служебным положением // Советская юстиция. — 1975. — N 19. — С.19-20.

[3] Устименко В.В. Специальный субъект преступления. — Харьков, 1989. — С.84.

[4] См.: Хакимов И.Х. Борьба с хищениями, совершенными путем присвоения и растраты в системе государственной и кооперативной торговле. — Ташкент, 1964. — С.63.

[5] См.: Матышевский П.С. Ответственность за преступления против социалистической собственности. — Киев, 1983. — С.69.

[6] Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. — М., 1979. — С.51; Они же: Ответственность за корыстные посягательства социалистическую собственность. — М., 1986. — С.126-127.

[7] Словарь русского языка. — М., 1985. — T . I . — С.140.

[8] Волженкин Б.В. Квалификация хищений государственного или общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением. — Л.,1987. — С.6.

[9] Муллаев М. Преступления против социалистической собственности. — Душанбе, 1979. — С.27.

[10] Матышевский П.С. Указ. раб. — С.36.

[11] Чинхоев Ш.И. Квалификация хищений государственного и общественного имущества в особо крупных размерах. — Алма-Ата, 1983. — С.84.

[12] Андреева Л., Волженкин Б. Разграничение хищений путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением // Социалистическая законность. — 1983. — N 3. -С.34.

[13] См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1979. — N 9. — С.7.

[14] См.: Кригер Г.А. Указ. раб. — С.175.

[15] Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3. Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. — М.: ИКД Зерцало-М, 2002. – С.442-443. См. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М.: Зерцало, 1998. – С.378.

[16] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. — М., 2000. – С.196-197.

[17] Такая позиция объясняется тем, что в УК некоторых бывших союзных республик в статьях , соответствующих ст.92 УК РСФСР, говорилось об имуществе, не только вверенном, но и находящемся в ведении виновного.

[18] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка ( Internet : http :// www . yandex . ru) .

[19] См.: Суханов Е. #G0 Право хозяйственного ведения и право оперативного управления // Экономика и жизнь. — М., 1995. — № 27, 29.

[20] Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. — С.130.

[21] Волженкин Б.В. Указ. раб. — С.6.

[22] См.: Полетаев Ю.Н. Материально-ответственные лица: основные трудовые права и обязанности. — М., 1986. — С.6-7.

[23] См.: Полетаев Ю.Н. Указ. раб. — С.18.

[24] См.: Андрианов И.И. Материальная ответственность рабочих и служащих. — М., 1979. — С.68.

[25] Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. — М.,1974. — С.120.

[26] Плохова В.И. О продолжаемых хищениях, совершаемых в форме присвоения, растраты или злоупотребления должностного лица своим служебным положением // Межвузовский сборник научных трудов. — Свердловск, 1977. — Вып.54. — С.143.

[27] Андреева Л., Волженкин Б. Разграничение хищений путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением // Социалистическая законность. — 1983.- N 3. -С.35. См. также: Ляпунов Ю.И. Хищение как форма преступного использования служебного положения // Советское государство и право. — 1984. — N 10. — С.95-102.

[28] Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1985. — N 1. — С.7.

[29] См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Указ. раб. — С.128.

[30] См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. — М., 1971. — С.74.

[31] См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество. — М., 1971. — С.74.

Торгового представителя фирмы в Канске заподозрили в растрате 300 тыс. рублей

В Канске торговый представитель присвоил более 300 тыс. рублей, сообщили 1 октября в пресс-службе ГУ МВД России по Красноярскому краю.

29-летний житель Канска работал в местной торговой компании в должности торгового представителя. В его обязанности входил сбор дебиторской задолженности у клиентов за ранее поставленную продукцию, а также прием новых заявок. Однако собранные деньги не поступали в кассу, и руководство компании обратилось в полицию.

После изучения финансово-хозяйственной документации и опроса сотрудников было выявлено, что к растрате причастен торговый представитель. В течение июля он собирал денежные средства и присваивал их себе. «Своими действиями он причинил обществу с ограниченной ответственностью ущерб на сумму более 300 тысяч рублей. В отношении жителя Канска возбуждено уголовное дело по статье 160 УК РФ „Присвоение или растрата“. Максимальная санкция за совершение данного преступления — лишение свободы на срок до шести лет», — отметили в пресс-службе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *