Елена Арутюнова — полная биография

Елена Арутюнова — полная биография

Александр Лебедев

English version →

Медиа

11 декабря 2006 в 12:01

«КП» публикует статью журнала «Форбс» о бизнесе Елены Батуриной — супруги Юрия Лужкова. Из-за этого материала выпуск декабрьского номера журнала был временно приостановлен

Елена Арутюнова - полная биография«КП» публикует статью журнала «Форбс» о бизнесе Елены Батуриной — супруги Юрия Лужкова. Из-за этого материала выпуск декабрьского номера журнала был временно приостановлен.

Не верьте разговорам о том, что Елена Батурина покинет столичные земли, как только Юрий Лужков перестанет быть мэром. Хозяйка «Интеко» приложила все силы для того, чтобы сохранить свою финансово-строительную империю в границах города.

Мюнхен. Тёплый осенний день. Открытие RealExpo–2006, крупнейшего форума европейских строителей и девелоперов. «Рад приветствовать московского мэра господина Юрия Лужкова», — говорит с трибуны под аплодисменты министр экономики Баварии. «И его супругу госпожу Елену Батурину», — продолжает немец. Вновь аплодисменты. Юрий Лужков стоит в первом ряду и готовится к ответной речи. А где же Батурина? Рядом с мужем её нет. Чтобы найти её в толпе, надо постараться. Вот она. Кивком головы подзывает то одного, то другого менеджера «Интеко», вполголоса даёт краткие указания. Пока Лужков произносит речь, Батурина успевает переговорить с полудюжиной подчинённых, которые тут же стремительно удаляются выполнять поручение или хватаются за телефон.

Давно прошли времена, когда «Интеко» была известна как производитель «прибамбасов из пластмассы» (один из ранних рекламных слоганов компании) и гремела в газетных статьях по случаю победы в скандальном конкурсе на поставку сидений для стадиона «Лужники». Даже «одна из крупнейших в Москве строительных компаний» — далеко не самое точное определение для бизнеса Батуриной сегодня. Проще всего сказать так: супруга столичного мэра — единственный (официально) бенефициар компании с активами стоимостью свыше $3 млрд. Что входит в их число? Земельные участки в Москве и за её пределами. Акции Сбербанка и «Газпрома» более чем на $1,5 млрд. Строительное подразделение, возводящее объекты, реализация которых приносит в год около $600 млн. Гольф-клуб в Австрии, конный завод в Калининградской области, 25% производства одноразовой посуды в России и многое, многое другое.

Империя разрослась и требует неустанной заботы. Это поважнее, чем стоять рядом с мужем на презентациях. Хотя, как признаёт Батурина в интервью Forbes, совсем уйти от обязанностей супруги градоначальника ей не удаётся: «Никто не снимал с меня ответственности присутствовать в качестве жены мэра на официальных мероприятиях». Но неужели лишь этим ограничивается влияние на бизнес «Интеко» семейного положения его владелицы?

Батурина не устает повторять, что развитие компании «Интеко» никак не связано с личностью её мужа, что никаких преференций от столичных властей она не имеет. Её коллеги, московские застройщики, с этим обычно не спорят. «Все разговоры о том, что она пользуется административным ресурсом, — это мифы. Команде, которую она создала, 90% компаний просто позавидуют», — расточает комплименты Сергей Полонский, президент крупной девелоперской фирмы Mirax Group.

Не все согласны с такой оценкой. Депутат Госдумы Александр Лебедев, баллотировавшийся на выборах мэра Москвы в 2003 году, — один из яростных оппонентов. «Это же моё экономическое открытие: новый экономический уклад, называется «семейно-государственное партнёрство», — рассказывает Лебедев в интервью Forbes. В прошлом году он написал открытое письмо Борису Грызлову, лидеру партии «Единая Россия», в которую входит сам и в которой состоит Лужков, попросив обратить внимание на особые отношения «Интеко» и столичных властей. Батурина в ответном письме отмела обвинения в том, что её фирма зарабатывает деньги за счёт преференций московской мэрии, и погрозилась подать против Лебедева иски. До судебного разбирательства, впрочем, дело не дошло.

Кто же прав: Батурина или её оппоненты? Этот вопрос по-прежнему волнует многих.

Найти ответ на него не так-то просто. Тот же Лебедев, если вчитаться в формулировки письма, не смог представить хотя бы одно серьёзное доказательство получения Батуриной каких-то льгот. Вот фраза из его обращения: «Лужков. регулярно и собственноручно подписывает распорядительные документы московского правительства, предоставляющие ЗАО «Интеко» возможность развивать свой бизнес и получать ощутимую прибыль». Всё так: любое строительство в Москве требует многочисленных согласований с властями, и всё, что строит Батурина, одобрено Юрием Лужковым или его непосредственными подчинёнными. Но «Интеко» не получает от города откровенных «подарков» в виде земельных участков или подрядов на льготных условиях — Батурина действует аккуратнее.

Возьмём появление у «Интеко» новых проектов. В Москве существует несколько способов получения участка для застройки. Во-первых, мэрия проводит инвестиционные конкурсы, выставляя на них свободные земли. Выигрывает тендеры тот, кто согласится отдать большую долю построенного городу (по крайней мере, таковы правила). Во-вторых, существуют специальные программы правительства Москвы по выводу промзон, сносу пятиэтажек и т.д. В-третьих, можно приобрести землю у федеральных ведомств и организаций — Министерства обороны, Федеральной службы охраны, МВД, высших учебных заведений, в столице они владеют гигантскими территориями. Наконец, есть вторичный рынок, на котором можно купить участок или право на его 49-летнюю аренду.

«Мы не очень часто сотрудничаем с городом», — утверждает Батурина в интервью Forbes. Так оно и есть: сейчас «Интеко» строит или готовится построить в столице 27 объектов (по официальным данным). И лишь для четырёх из них компания получила участки напрямую у московских властей: это проект «Молжаниново» — 225 га под жилую застройку за кольцевой автодорогой в районе аэропорта «Шереметьево» и три участка под гостиницы в различных районах Москвы. Итого 500 000 кв. м жилья и около 150 000 кв. м отелей.

Гораздо большие объёмы недвижимости «Интеко» возводит на землях, полученных от организаций федерального подчинения. Так компания приобрела участок под строительство жилого комплекса «Шуваловский» (230 000 кв. м) недалеко от Воробьёвых гор. Раньше эта земля принадлежала Московскому государственному университету, в качестве компенсации за участок «Интеко» профинансировала строительство новой библиотеки и жилья для преподавателей.

Другой пример — «Аэро–Парк» (950 000 кв. м гостиниц, офисов, апартаментов и торговых площадей) и «Гранд–Парк» (420 000 кв. м жилья). Эти комплексы строятся на территории аэродрома имени Фрунзе, некогда принадлежавшего Минобороны (более известен как Ходынское поле). «[Схема с участием федеральных ведомств] наиболее сложна, так как в работу вовлечено множество заинтересованных сторон: пользователь имущества, отраслевое ведомство, Росимущество, правительство Москвы», — описывает подобные проекты один из крупнейших московских строителей. На Ходынке «Интеко» выступает не главным инвестором, а действует на паях с другой столичной компанией — «Мосфундаментстрой–6». Виктор Нестеренко, директор и основной совладелец МФС–6, с конца 1990-х бился над тем, чтобы начать освоение бывшего аэродрома. Но лишь в 2002 году, когда в проекте появилась «Интеко», стройка закипела.

Также на паях, но с упоминавшейся уже Mirax Group и «Федеральной сетевой компанией» («дочка» РАО ЕЭС) Елена Батурина застраивает участок на севере Москвы, по которому проходит высоковольтная линия электропередачи. Представьте себе масштаб работ и согласований: провода нужно убрать под землю, а на освободившейся территории построить жилой комплекс.

Жилой комплекс в Гранатном переулке на территории Московского гуманитарного педагогического института «Интеко» возводит совместно с «СТ–Групп» известного московского предпринимателя Александра Чигиринского.

Почему строители охотно берут Батурину в партнёры? О том, что это помогает «утрясать» проблемы с согласованиями проектов, никто официально не скажет. «Вы можете сказать, что Батурина «выпускает» постановления правительства Москвы и их продаёт. Но вы хоть один пример знаете?», — задаёт вопрос глава Mirax Group Полонский. И сам же на него отвечает: «Я не знаю».

Несколько гектаров земли Елена Батурина купила в самом центре столицы, на Садовнической набережной, у Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Стоимость покупки составила $14 млн. А здание на Ильинке («Тёплые торговые ряды», середина XIX века), где «Интеко» планирует построить пятизвёздную гостиницу, было приобретено у Сбербанка. «Почему я не могу купить площадку у Сбербанка или Внешторгбанка?», — говорит Батурина.

Одно дело купить, другое — построить. Второй после «Аэро–Парка» по масштабам проект «Интеко» — 570 000 кв. м офисов и гостиниц на Минской улице рядом с парком Победы. Сейчас здесь заросшее высокой травой пологое поле, спускающееся к речке Сетунь. В прошлом году на 1 Мая школьники посадили тут три сотни деревьев. «Дубы были, ясени. Хотели сделать парковую зону», — вспоминает Владимир Слободян, сотрудник дирекции заказника «Долина реки Сетунь», в состав которого тогда входил участок. Однако через несколько месяцев деревья выкопали. Почему? Как утверждает Слободян, на руководство заказника «надавили» из столичного департамента природопользования. Тут-то Слободян и выяснил, что участок уже давно принадлежит «Интеко».

Пятнадцать лет назад земли по берегам Сетуни использовались как сельскохозяйственные угодья. Совхоз «Матвеевское» выращивал там овёс и косил сено. В 1990-х совхоз, переименованный в АОЗТ «Матвеевское», стал лакомым кусочком. Его земли стоят баснословных денег. Шутка ли: зелёная территория вблизи элитного Кутузовского проспекта, рядом знаменитая ближняя дача Сталина. За совхоз развернулась нешуточная борьба. В 1996-м в своей машине выстрелом в голову был убит директор «Матвеевского» Николай Дубовский. Через три года в подъезде собственного дома застрелили его преемника Виктора Бабынина. Убийц ни в том, ни в другом случае так и не нашли. Сменив не одного владельца, «Матвеевское» в 2004 году перешло под контроль структур чукотского губернатора Романа Абрамовича.

Но ещё до прихода Абрамовича самые ценные земли «Матвеевского» — ожерелье участков, нанизанных на речушки Сетунь и Раменка, приобрела Батурина. Их общая площадь около 180 га; стоимость покупки «Интеко» не раскрывает, но рыночная цена этих земель, по оценке Vesco Consulting, составляет свыше $1 млрд.

Бывшие сотрудники совхоза, владельцы земельных паев, до сих пор требуют от нынешнего директора «Матвеевского» Николая Кырина расторгнуть сделки, которые привели к тому, что их общая земля сменила собственника. «Офис себе новый отгрохал, десять охранников у него только на улице, не подберёшься», — кипятится Антонина Фёдорова, представляющая интересы нескольких пайщиков совхоза. Она и ещё несколько активистов пытаются доказать, что паи у них были украдены. Фёдорова бомбардирует письмами президентскую администрацию и прокуратуру. Результат: сегодня «Матвеевское» проверяют ОБЭП и прокуратура Одинцовского района Московской области (часть земель совхоза расположена за чертой города).

Рассерженные пайщики — не единственная проблема. Ещё в 1990-е годы часть земель «Матвеевского» была включена в состав заказника «Долина реки Сетунь». Что это означало? На территории заказника можно заниматься сельским хозяйством, а вот строить здесь нельзя.

Точнее, нельзя было раньше. В июне 2006 года правительство Москвы постановило произвести следующий обмен. Часть заказника, состоящая в основном из земель «Интеко», перестала быть природоохранной территорией. Вместо этого к заказнику прикреплялись новые земли, расположенные пятью километрами юго-западнее. На карте всё выглядит отлично: новые наделы по площади примерно такие же, на них зеленеют деревья и поля, есть несколько прудов и тоже протекает речка. Но если выехать на место, можно увидеть, что территория, переведённая в разряд природоохранной, частично застроена складами и гаражами, а прямо на границе её дымит гигантская ТЭЦ. Участки явно неравноценные, уверяет Галина Морозова, сопредседатель Московской экологической федерации.

Что бы там ни говорили экологи, «Интеко» уже вовсю рекламирует свой новый проект, который появится на территории бывшего заказника. Елена Батурина планирует возвести на берегу Сетуни четыре футуристических здания под стеклянными куполами — торгово-офисный комплекс «Космо–Парк». Объём инвестиций более $1 млрд.

Насколько осложнилась бы реализация проекта, занимайся им не «Интеко», а другой крупный застройщик? Трудно сказать. Вольная трактовка московскими строителями и властями вопросов экологии — притча во языцех. Но вспомним слова Слободяна из дирекции сетуньского заказника: освободить территорию от только что посаженных деревьев его попросили из правительства Москвы. А менеджеры «Интеко», говорит представитель заказника, занимали скорее нейтральную позицию. «В «Интеко» нам сказали: ребята, можете не торопиться. Ещё неизвестно, когда мы выйдем на площадку», — вспоминает Слободян. Возможно, сотрудники московского правительства просто решили выслужиться перед мэром, зная, что его супруге предстоит вести на этих площадях строительство.

Получается ли у «Интеко» так же успешно работать за пределами Москвы? Ещё пару лет назад казалось, что экспансию компании не остановить. Батурина купила полдюжины объектов в Сочи, занялась сельским хозяйством в Белгородской области, начала строительство целого жилого квартала в Киеве, но говорить о грандиозных успехах пока рано.

Как развивается сельское хозяйство? «Спросите у Виктора Николаевича. Сейчас это его бизнес», — говорит глава «Интеко». Виктор — родной брат Елены Николаевны. Он занимался покупкой земли на Белгородчине и в других российских регионах. Приобрести удалось более 100 000 га, однако права на половину этих угодий надо ещё доказать в суде. В той же Белгородской области «Интеко» вошла в жёсткое противостояние с местными властями. Эскалация конфликта привела едва ли не к боевым действиям — менеджеры московской компании стали мишенью вооружённых нападений, адвокат «Интеко» Дмитрий Штейнберг был убит. Батурина в итоге решила из бизнеса выйти: земли и сочинские проекты, где «Интеко» тоже сталкивалась с проблемами, забрал себе Виктор Батурин.

Киев? Всего в столице Украины «Интеко» планировала построить до 150 000 кв. м жилья. Согласования были начаты в 2004 году накануне «оранжевой революции». «Проект пока развивается медленно», — констатирует Батурина. Ещё бы: достаточно вспомнить, в каких выражениях Юрий Лужков отзывался об украинских революционерах, к числу которых относится и мэр украинской столицы Леонид Черновецкий.

Другое дело, когда с властями удаётся договориться. Наиболее успешным среди проектов «Интеко» за пределами Москвы можно считать строительство офисно-гостиничного центра в Астане, столице Казахстана. «Там достаточно хорошо продвигаются все согласования. Правительство Астаны курирует Нурсултан Назарбаев, и это, конечно, оказывает магическое влияние на чиновников. Заставляет их работать очень быстро», — говорит владелица «Интеко».

Батурина расширяет границы бизнеса, по возможности, не ввязываясь в политические и корпоративные конфликты. «Интеко» запустила пару проектов в Петербурге и Ленинградской области, купила участки под гостиницы в чешских Карловых Барах и австрийском Китцбюэле. Изучает рынок в Китае на предмет строительства там отелей. В 2005 году компания продала часть строительных активов и весь цементный бизнес. Полученные в результате средства, около $1 млрд., были инвестированы в акции государственных компаний — «Газпрома» и Сбербанка.

Сухой остаток: компания «Интеко» в ближайшие годы не планирует оставлять свой родной город. К 2010 году около 90% бизнеса «Интеко» территориально будет по-прежнему сосредоточено в Москве. Кроме недвижимости, он будет включать в себя инвестиционный блок (управление пакетами акций крупных компаний, котирующихся на бирже) и нефтехимию (то, что выросло из бизнеса по производству одноразовой посуды и пластиковой мебели). Всем этим хозяйством надо эффективно управлять и надёжно его защитить от политических рисков. Срок Юрия Лужкова заканчивается в 2007 году. Вне зависимости от того, кто придёт ему на смену, не только «Интеко» — любой крупной московской компании стоит задуматься о своём будущем.

Пару лет назад Батурина называла «Интеко» просто «семейной компанией». Активы распределялись среди сотен юридических лиц. Производство изделий из пластика, московские стройки, цемент, сельскохозяйственные проекты — всё варилось в одном котле. Нити управления этой запутанной системой держали в руках два человека — Елена и Виктор Батурины.

«Я сидел на хозяйстве», — утверждает Батурин в интервью Forbes. Имеется в виду, что именно он возглавлял компанию «Интеко», принимал решения по оперативному управлению бизнесом, подыскивал новые проекты. Но последнее слово оставалось за Еленой. «Естественно, я готовил доклады сестре», — говорит Батурин, уверяя, впрочем, что ни разу не было такого, чтобы его решения отменялись.

В конце 2005 года, в разгар земельного конфликта на Белгородчине, Батурин вышел из совместного с сестрой бизнеса, получив, помимо сельхозпроектов, примерно $20 млн. компенсации. Что именно вызвало размолвку между братом и сестрой, стороны не комментируют. Но именно после «увольнения» брата Батурина взялась за реструктуризацию бизнеса, пригласив для этих целей молодого инвестиционного банкира Алексея Чаленко, бывшего главного исполнительного директора по управлению частными инвестициями ФК «Уралсиб». «Здесь сначала принимается решение, а потом всё остальное», — описывает Чаленко свои первые ощущения от работы на Батурину. Ни долгих посиделок с консультантами, ни тщательно прописанных концепций и планов развития.

Батурина управляет «Интеко» через «бюджетный комитет»: для каждого из крупных подразделений компании (строительство, переработка пластмасс и т.д.) на год верстается бюджет с расходной и доходной частью. Каждый месяц выполнение этих смет рассматривается на бюджетном комитете под председательством владелицы компании. Любая корректировка требует её визы. Теперь в дополнение к бюджетному комитету в «Интеко» создаётся инвестиционный. Если раньше решения входить или выходить из проектов принимались едва ли не по наитию, то теперь, надеется Чаленко, это будет жёстко регламентированный процесс.

Следующий пункт реформ — новая система владения активами. Десятки проектов «Интеко», которые сегодня причудливо перемешаны, планируется разделить непроницаемыми перегородками. Активы будут упакованы в несколько закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФ). Это внесёт в структуру собственности прозрачность, в том числе для государства. Новый подход позволяет сэкономить на налогах. Дело в том, что налогом облагаются лишь дивиденды, выплачиваемые бенефициарам фонда. Но если владелец решает всю прибыль оставлять в фонде, увеличивая, таким образом, его стоимость, то и налог платить не с чего. По крайней мере, до тех пор, пока фонд не будет расформирован и его участники не разделят доход за весь период существования ЗПИФа.

Уже создан фонд под названием «Континенталь» для управления инвестициями в ценные бумаги. Его объём 86 млрд. рублей. Туда планируется перевести акции «Газпрома» и Сбербанка. На эти бумаги придётся около 50% стоимости активов фонда. Есть и немного акций «Роснефти» — Батурина приобрела их в ходе IPO государственной нефтяной компании. Ещё около $1 млрд. в активах «Континенталя» составят собственно акции ЗАО «Интеко».

Все перечисленные бумаги в фонд пока не переведены: часть акций котируемых компаний заложена по кредитам (их главный источник — всё тот же Сбербанк). Первоклассный залог даёт возможность привлекать деньги под чрезвычайно низкие для строителей 7% годовых в валюте. Но по мере высвобождения акций «голубых фишек» из-под залога бумаги будут переводиться в ПИФ. Играть на курсах входящих в него бумаг «Интеко» не собирается. Для этих целей планируется открыть два фонда, чьи активы, как говорит Чаленко, должны со временем также вырасти до $3 млрд.

Если взглянуть на будущее глазами Батуриной, картина предстаёт вполне безоблачная. «Интеко» образца 2010 года по-прежнему будет заниматься в основном недвижимостью. Доходы от этой деятельности составят около $1,2 млрд. (сейчас около $600 млн.). Но если на текущий момент 100% выручки приносит продажа жилья, уже через четыре года доля этой статьи упадёт до 60%. Более $500 млн. Батурина планирует получать от сдачи в аренду собственных бизнес-центров и управления гостиницами.

Это колоссальные изменения. Бизнес в жилой недвижимости сродни езде на велосипеде, который не падает до тех пор, пока крутишь педали: есть возможность получать всё новые и новые участки-все нормально, как только поток земли иссякает — кризис не за горами. Другое дело коммерческая недвижимость: построенный торговый центр, офисный комплекс или гостиница дают стабильный доход, если ими хорошо управлять. Вопросы предоставления новых участков под застройку и согласование параметров строительства целиком находятся в ведении московских властей. Рынок офисных и торговых площадей зависит только от количества арендаторов.

Параллельно Батурина начала заниматься общественной деятельностью. Она, единственная из числа руководителей строительных компаний, была включена в состав рабочей группы по национальному проекту «Доступное и комфортное жильё». У Батуриной есть собственная концепция, как сдержать рост цен. По мнению хозяйки «Интеко», если и можно как-то обеспечить массовое строительство дешёвого жилья в России, то только модернизировав промышленность домостроения. А для этого нужно вдохнуть новую жизнь в захиревшие заводы по производству соответствующего оборудования: бетономешалок, дробилок, опалубки и т.д. И увеличить производство цемента. По словам Батуриной, все средства хороши — государство должно субсидировать процентную ставку, помогать привлекать дешёвое финансирование. Или даже строить заводы за свой счёт и затем передавать их предпринимателям на условиях выкупа, лизинга или концессии. В обмен — требовать поставок части продукции государству. Почему Батурина с такими воззрениями продала свои цементные заводы? «Ну, кто же знал, что меня пригласят заниматься национальным проектом», — смеётся президент «Интеко».

Всё вместе: участие в проекте «Доступное жильё», демонстративно прозрачная организация системы владения бизнесом через зарегистрированный в России фонд, увеличение доли доходов от коммерческой недвижимости-шаги в одном направлении. Елена Батурина снижает риски ведения бизнеса.

Даже вечный оппонент Лужкова и Батуриной Александр Лебедев признаёт, что у «Интеко» вряд ли возникнут проблемы после смены столичного градоначальника. «Я думаю, что мэром будет какой-нибудь человек, согласованный с ними», — говорит депутат.

А что думает сама Батурина? Её возмущают даже намёки на то, что будущее «Интеко» может оказаться под угрозой, когда Лужков покинет кресло московского градоначальника. «Ну и что? — рассуждает она. — У нас же не революция планируется в 2007 году, не захват власти военным путём». «Мне, как и любому инвестору, гарантирована защита моих прав», — говорит Батурина.

Если так, то, может, она гарантирует мужу после выхода в отставку должность в своей компании? Владелица «Интеко» на секунду задумывается и выдаёт ответ: «Такие люди должны работать на государство».

Хроники бизнеса «Интеко»

1991 Свадьба Юрия Лужкова (55 лет, вице-мэр Москвы) и Елены Батуриной (28 лет, предприниматель). В том же году Батурина создаёт компанию «Интеко», выпускающую пластмассовые бытовые товары: вёдра, тазы, одноразовую посуду и др.

1992 Гавриил Попов, первый мэр столицы, избранный голосованием москвичей, уходит в отставку. На его место президент Борис Ельцин своим указом назначает Юрия Лужкова.

1995 «Интеко» создаёт дочернюю компанию «Интекострой». Специализация — отделка и реконструкция фасадов зданий. Компания участвует в муниципальных программах восстановления «исторического облика города». Несколько типов красок, разработанных «Интекостроем», включены в городской заказ и рекомендованы для использования строительными компаниями.

1998 Завершена реконструкция принадлежащего правительству Москвы стадиона «Лужники». «Интеко» выигрывает конкурс на поставку для стадиона 85 000 пластиковых кресел на общую сумму около $700 000. «Более выгодных условий не предложил никто», — оправдывается Юрий Лужков после того, как история попадает в газеты.

2001 «Интеко» приобретает акции «Домостроительного комбината № 3» (ДСК–3) у вдовы его директора Юрия Свищева, погибшего за два года до этого в результате покушения. Под контролем Батуриной оказывается 20% московского рынка панельного домостроения.

2002 За $90 млн. приобретён «Осколцемент», один из крупнейших цементных заводов в России. Поглотив ещё несколько заводов, «Интеко» становится вторым по объёму (11% рынка) производителем цемента в России.

2003 «Интеко» размещает облигационный заем. Компания впервые идёт на официальное раскрытие информации о владельцах. В отчётности сообщается, что Батурина получает зарплату около $150 000 в месяц и владеет 99% акций «Интеко», 1% оформлен на её брата Виктора Батурина.

2004 Конфликт с властями Белгородской области, где «Интеко» инвестирует в сельское хозяйство. Белгородские чиновники называют «Интеко» «социально безответственным инвестором». В 2005-м адвокат «Интеко» Дмитрий Штейнберг, представлявший компанию в процессах, связанных с белгородскими проектами, избит неизвестными и умер в больнице.

2005 ДСК–3 за $300 млн. продан группе «ПИК», цементное подразделение за $800 млн. покупает предприниматель Филарет Гальчев. Часть вырученного тратится на покупку акций «Газпрома» и Сбербанка (нынешняя стоимость около $1,5 млрд.).

2010 Согласно планам «Интеко», через четыре года компания будет зарабатывать на недвижимости $1,2 млрд. в год, половину этой суммы составят доходы не от строительства, а от сдачи в аренду офисов и от управления гостиницами.

Юрий Лужков о бизнесе своей жены

«АОЗТ «Интеко» предложило кресла (для «Лужников») по 50 000 рублей, и более выгодных условий не предложил никто. Это простая арифметика, и она исчерпывающим образом отвечает на ваш вопрос». — «Новая газета»

«Она не нуждается в моей помощи или протекции. Это квадратная голова, она родилась с мужским умом». — La Stampa

«Почему же она, успешный, мощный бизнесмен, должна отказываться от любимого дела? Как я могу её остановить, какое я право имею?» — «Известия»

«Действительно, многие склонны приписывать все успехи этой талантливой деловой женщины моему влиянию. Вам стоит самим поговорить с ней, и вы увидите, какой уникальный у неё потенциал».

«Я восхищаюсь своей женой не только как супругой и матерью моих детей, но и её уникальным деловым чутьём». — Der Spiegel

Елена Батурина шесть лет возглавляла национальную федерацию конного спорта, но сейчас предпочитает гольф. Президент «Интеко» регулярно выходит на поле и тренируется, загоняя мяч в лунку. Уровень мастерства Батуриной позволяет ей соревноваться на равных с «продвинутыми любителями» — участниками гольф-турниров, которые проводятся в Москве. Например, выступая в мае этого года на турнире «Московского городского гольф-клуба», посвящённом открытию сезона, супруга столичного мэра заняла четвёртое место среди сорока пяти участников.

Юрий Лужков поддерживает жену в её увлечении. Московское правительство приняло амбициозную программу строительства полей для гольфа. В пределах города будет построен десяток полей. А в октябре 2006-го мэрия организовала семинар «Новые горизонты российского гольфа». Расходы на его проведение взял на себя городской бюджет.

Если об успехах Елены Батуриной на зелёных полях может узнать любой желающий, просто заглянув на сайт столичного гольф-клуба, то плоды другого увлечения хозяйки «Интеко», фотографии, могут оценить лишь избранные. Уже несколько лет Батурина издаёт лучшие свои фотоработы в виде календаря и дарит их партнёрам «Интеко». Сюжеты фотографий незамысловаты, но съёмка проведена профессионально. Кроме того, Батурина ходит в тир, где стреляет из мелкокалиберной винтовки. Ещё одно хобби — коллекционирование русского фарфора. А верховая езда?

«Честно говоря, я не езжу сейчас верхом», — говорит Елена Батурина. Хотя о конном заводе в Калининградской области супруга московского мэра заботится по-прежнему.

Михаил КОЗЫРЕВ
Мария АБАКУМОВА
© «Русский Forbes», декабрь 2006

Комментарии 0

Ваш комментарий

Для того чтобы оставлять комментарии на сайте, необходимо авторизоваться

Жизнь как текст

Биография С.А.Арутюнова – женская версия.

Влекущий колесницу глупости

Сергей Александрович Арутюнов:

к 75-летию со дня рождения

Многие из тех, кто переписывался с Сергеем Александровичем Арутюновым по электронной почте, задавались вопросом: а что значит его логин – gusaba ? Зная о широчайшем языковом спектре известного ученого, каждый предполагет свое: может быть, это что-то значит по-грузински, по-армянски, или… На самом деле, ответ лежит в дальневосточной культуре: gusaba по-японски – «влекущий колесницу глупости». Японская самоирония, дзэнский стиль. Зачем волочет? Из почтения к знанию и в силу служебных обязанностей.

Сергей Александрович Арутюнов, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН. Заведующий Отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН. Этнограф с богатейшим опытом полевой работы, энциклопедическими познаниями в области лингвистики, археологии, ботаники, географии, истории. Ученый с мировым именем. Поэт. Учитель.

Сама его жизнь движется закономерно, более или менее укладываясь в двенадцатилетние циклы. А уж как она полна интересными подробностями – об этом лучше умеет рассказать он сам! Повествование о жизни — и увлекательный, и поучительный рассказ, наводящий на глубокие размышления.

Круг первый (1932-1944)

В изначальном развитии благоприятствует стойкость»

Имеется такое наблюдение, что этнографами в основном становятся маргиналы. Правда, сторонники всякой «исконности» считают, что метисное потомство – плохое, ущербное, однако антропологические данные говорят об обратном. Что же касается Сергея Александровича, он так говорит о себе: «более метисного и маргинального человека чем я, найти трудно! Все мои предки были метисы и маргиналы».

Его отец, Александр Сергеевич Арутюнов, вырос в семье виноделов и виноторговцев, не очень значительных, но все же состоятельных. Отчий дом находился в селе Карданахи Восточной Грузии. Это была грузино-армянская семья (в основном армянская по происхождению, но культурно совершенно огрузинившаяся). «Они принадлежали армянской апостольской церкви, но их повседневный быт был устроен по-грузински. Они все делали как грузины: выпивали, закусывали как грузины, пели грузинские песни, гордились деловыми успехами своих предков (хотя это была не дворянская, а скорее купеческая гордость, свойственная по духу больше армянским семьям). Жизненные ценности их тоже были связаны с нравами торгово-купеческого сословия».

Мать, Ольга Петровна Саломон, принадлежала русской дворянской семье. Но и тут не все так просто! «Семья Саломон, и поэтому многие считают меня человеком с еврейским происхождением; тем не менее, это не так. Шаломон было имя, которое дал одному знатному печенегу, крестившемуся в 12 в. в Венгрии, король Геза Второй. Древнееврейские имена тогда были в моде! От него и пошел небогатый дворянский венгерский род Шаломонов. Когда цесаревич Алексей был женат на принцессе Габсбургского дома, некоторое количество австрийских подданных попало на русскую службу. Среди них был и Шандор Шаломон, от которого отсчитывается дворянский русский род Саломонов. Предки мои по этой линии жили в Рязанской губернии и в Санкт-Петербурге».

Прапрадед Сергея Александровича, Петр Иванович Саломон (1819 – 1905), был членом Государственного Совета, и помощником К.П. Победоносцева по Священному Синоду (он изображен на знаменитой картине И.Е. Репина «Заседание Государственного Совета», рядом с В. Коковцовым). Он и его старший сын Александр (позднее – тоже член Госсовета) в основном занимались реформой пенитенциарной системы: ограничение карательных акций, всякого рода усовершенствования, отмена каторги, введение цивилизованных черт в тюремные уставы.

Младший из сыновей Петра Саломона, Андрей Петрович, в молодом возрасте уехал в Италию, где и остался. «Человек он был – не то чтобы непутевый, но увлекающийся. Жил в Неаполе, увлекся археологией, и растратил все свое состояние (довольно приличное, кстати говоря!) на финансирование раскопок Помпеи. Подрядчики итальянцы его безбожно надували: подсовывали подделки, которым он безумно радовался, платил наградные, и таким образом создал коллекцию «античных вещей», которая вся оказалась поддельной! Женился на итальянке – Луизе Терезии Каппаччо, незнатной и небогатой (чем российские родственники были крайне недовольны; к тому же жена ведь была католичкой). У них были дети – моя двоюродная бабушка Софья (тетя Соня), и мой дед – Петр Андреевич. Оба выросли в Италии, но потом переехали в Россию. Тетя Соня вышла замуж за моряка, капитана дальнего плавания Доброфлота. Оба — полурусские-полуитальянцы, с венгерско-печенежскими корнями, православные российские подданные».

«Дед Петр, — рассказывает Сергей Александрович, — поступил в СПб университет и по юности связался там с народовольческими или даже марксистскими организациями в 1890-ые гг. Тогда и Ленин начинал свою деятельность; кто знает, может быть, они даже встречались на кружковской почве. Дедушку замели, лишили прав состояния, дворянства, и сослали, правда, в Кутаисскую губернию, — тогда туда еще ссылали! Тем временем его старый дед П.И. Саломон (ему уже было почти 80 лет) хлопотал за него перед государем, так что вскоре деду Петру пришло высочайшее прощение, восстановление в правах, в дворянстве. В канцелярии наместника Его Императорского Величества сочли, что у него есть влияние при дворе, так что он начал быстро расти по службе. К моменту октябрьской революции и началу советизации Грузии, он уже был в должности действительного статского советника (что соответствовало генерал-майору), заведовал департаментом землеустройства. К тому же, он удачно женился. Его женой стала Антонина Ивановна Кириченко-Штайнгофф, дочь от брака богатого украинского землевладельца с дочерью не менее богатых немецких колонистов. Она путешествовала по Грузии, и, обуреваемая романтическими идеалами, встретила красивого юношу, тогда еще прозябавшего наборщиком в какой-то Кутаисской газетенке, безумно в него влюбилась, и вопреки негодованию родственников вышла за него замуж – за «прощелыгу, каторжника»! И кто же знал, что скоро он будет прощен, переедет в Тифлис, и начнет делать чиновничью карьеру. У них родились три дочери: средняя, моя мама, Ольга (внешне — чистая итальянка), и мои тети – старшая, Таня (похожая на немку) и младшая, Людмила (типичная славянка). Такая была семья!

Брак моих родителей тоже оказался маргинальным. Дворянка, дочь статского советника, вышла замуж за сына нешибко видного армянского купца! Но тогда была послереволюционная обстановка, 1920-ые гг., и моя мама, и обе тети — все вышли замуж за армян; в то время в Тифлисе больше выходить замуж было не за кого: более – менее родовитые грузины женились в основном на грузинках, а русских женихов было очень мало».

Сергей Александрович родился 1 июля 1932 г. Вот что он рассказывает о своей детской жизни: «были две семьи – мамы и ее сестер, где говорили по-русски, по-французски, по-итальянски, по-немецки. Немецкому меня целенаправленно обучали, по-французски и по-итальянски же говорили, когда пытались от меня что-то скрыть. Правда, я все отлично понимал, и по сей день прилично знаю французский, хотя никогда его не изучал. При этом семья была русская, православная, там было немало икон, перед которыми молились, зажигали лампады. Соблюдался определенный этикет. Во второй семье – семье родственников отца — все было устроено по-грузински, и говорили там по-грузински. Даже после раскулачивания в Карданахи у нас остался маленький домик с садиком, там жила бабушка (дед умер перед войной). До смерти бабушки в 1960 г . все свои отпуска я проводил там. Так, я вырос в грузинской среде, где обучился, среди прочего, застольному этикету и познал искусство произносить тосты».

Тифлис 1930-ых гг. Многоэтничный город! Дворовая компания, школа – там были дети из польских, еврейских, греческих, немецких семей. Звучали разные языки, в семьях соблюдали разные обычаи. Но что же интересовало маленького Сергея больше всего? Оказывается, энтомология. Сочинения Жана Анри Фабра были его любимыми детскими книгами. Осы, муравьи… в общем, жизнь насекомых. Особый, далекий от человеческого, мир. Сергей Александрович признает, что насекомых и людей сопоставить нельзя; ведь у мух общества нет, они не коллективные животные. А улей или муравейник – это не общества, это, скорее своего рода «организмы», состоящие из отдельных особей подобно тому, как мы состоим из клеток.

А вот зоология, орнитология, это области, стоящие уже гораздо ближе к антропологии; полученные здесь данные могут дать очень многое исследователю людей. «Антрополог изучает людей в какой-то мере так же, как орнитолог – птиц. При этом важно знать, что птица не станет орнитологом, и орнитолог не должен стремиться стать птицей. Наверное, и антрополог в какой-то мере не должен быть просто «человеком», но должен воспитывать в себе особые духовные черты добра, эмпатии, альтруизма. Но это я понял уже позднее».

Круг второй (1944-1956)

«Нет глади, которая осталась бы без выбоин, нет ухода без возвращения. Если в начальных трудностях будешь стойким – хулы не будет»

Следующий жизненный этап Сергея Арутюнова начался на исходе войны. Вот что он об этом рассказывает: «В войну мои бабушка и мама скончались, отец пришел в 1944 г . ослепшим. Мне было 12 лет, это был момент невероятных трудностей, чудовищного жизненного перелома, когда я понял, что вдруг, в одночасье стал взрослым. И в этот же год понял, что буду востоковедом».

То же, с помощью чего это произошло, тоже пришло из семьи. «Тетя Соня была замужем за капитаном дальнего плавания Доброфлота, который командовал пароходом «Петербург» (на нем однажды А.П. Чехов возвращался с Сахалина в Одессу). Пароход ходил между Владивостоком и Одессой с заходом в Нагасаки, Сингапур, Коломбо, Аден, Суэц. Дедушкин зять, капитан Егоров, много накупил там японских и других восточных вещей. Когда тетя Соня овдовела, она переехала из Одессы к нам, в тифлисский дом; детей у нее не было. Она привезла массу японского барахла, среди которого я и вырос. В войну почти все распродали (кроме нескольких картин, на которые не нашли покупателя): лаковые столики, стульчики, шкафчики — все было обменено на продовольствие. Меня страшно интересовал мир, который был изображен на этих предметах: люди в странных костюмах, с огромными зонтами, домики, сосны, хризантемы. Незадолго до своей смерти (мне было лет одиннадцать) мама определила меня в библиотеку Дома офицеров в Тифлисе, и я стал целенаправленно искать книги с похожими картинками, а также начал читать японскую и китайскую литературу – все, что можно было найти в переводах. Это меня очень заинтересовало, и лет в двенадцать я решил, что вырасту и изучу этот непонятный загадочный мир. В пятнадцать лет (это был 1947 год) я вдруг увидел в магазине японско-русский словарь, купил его и начал по нему пытаться изучать японский язык. В дальнейшем, когда в 1950 г . я поступил на японское отделение Восточного факультета, это мне очень помогло: самое трудное для всех студентов была работа с японским словарем. Слова в нем распределены по ключам, а ключ в иероглифе надо уметь выявить. Я же уже года три мусолил словарь, и систему эту понял. Все однокурсники приходили ко мне консультироваться».

Закончив университет в 1954 г ., Сергей Арутюнов поступает в аспирантуру Института этнографии (ныне – ИЭА РАН). Все это было воплощением того, о чем он решил еще в двенадцать лет. Он получил образование востоковеда, стал заниматься наукой, приступил к изучению этногенеза японцев.

Круг третий (1956-1968)

«Две луны, и ночи чернота.

Я такого чуда не видал!

Справа – под покровом красота,

Слева – красота без покрывал…»

(из современной поэзии на урду)

Следующий жизненный цикл Сергея Александровича начался в 1956 г . Тогда ему исполнилось 24 года, он заканчивал аспирантуру и находился под определяющим влиянием своего учителя, человека, сыгравшего наибольшую роль в его профессиональной жизни, проф. М.Г. Левина (тот тогда писал работу по антропологии Японии, и аспирант, знающий японский язык, ему тоже был полезен). Другими своими учителями Арутюнов считает Г.Ф. Дебеца (с которым он формально связан не был, но от которого многое почерпнул) и Н.Н. Чебоксарова (зав. Сектором Восточной Азии и своего непосредственного начальника), а также Евгения Михайловича Жукова (специалиста по новой истории Японии и формального научного руководителя кандидатской диссертации Арутюнова). По сей день этим людям Сергей Александрович благодарен за участие и помощь; в его кандидатской диссертации «Древний восточно-азиатский и айнский компоненты в этногенезе японцев» был активно использован обширный лингвистический и археологический материал (по ряду причин защищена она была только в 1962 г .). В это же время молодой ученый занимался разработкой алгоритма русско-японского перевода в Институте точной механики и вычислительной техники.

Каждое из событий этого периода жизни Арутюнова было раздвижением новых и новых горизонтов. В 1957 г . в Москве прошел Международный фестиваль молодежи и студентов, повлиявший на судьбы очень многих людей: закрытая страна стала вдруг относительно открытой. Сергей работал в организации фестиваля, а также выступал как переводчик с японского (а потом побывал и в Киеве на форуме Международного студенческого союза).

В этот же 1957 год далеко и от Москвы, и от Японии, случилось необыкновенное событие, перевернувшее жизнь С. Арутюнова, и еще больше расширившее его горизонты. Открылся мир древнеэскимосской культуры. В 1956 г . Дорианом Сергеевым (учеником А.П.Окладникова, археологом, работавшим тогда сельским учителем на Чукотке) были обнаружены древнеэскимосские могильники, Уэленский и Эквенский. С. Арутюнов примкнул к начавшей работу в 1957 г . чукотской экспедиции М.Г. Левина, где работал до 1987 г . (когда произошел последний плановый выезд, и Сергей Александрович передал разработанную исследовательскую технологию своим ученикам). Это были уникальные памятники, где найдены и стратиграфически определены разные компоненты древнеэскимосской культуры; единственным зарубежным аналогом им является Ипиутакский могильник на Аляске.

В ходе этих работ совместно с Д. Сергеевым (М.Г. Левин скончался в 1963 г .) были сделаны открытия, которые Сергей Александрович считает самыми главными в своей научной жизни. Он разработал типологическую схему гарпунных наконечников, более 1000 которых было найдено в двух могильниках. С. Арутюнов их распределил по группам, выявил их встречаемость, сочетаемость, и пришел к заключениям — что они собой представляли, как они были увязаны с хронологией, экологией, родовой структурой населения. В классификации и датировке этих наконечников позднее участвовал ученик Арутюнова, М.М. Бронштейн, разработавший эволюционную схему орнаментов. Публикации результатов этих экспедиций — «Уэленский могильник» (1969), «Эквенский могильник» (1975) – важнейшая часть мировой эскимологии; невозможно говорить о культуре и хозяйстве арктических морских охотников, не ссылаясь на эти работы (они были переведены на английский язык и известны в электронной версии довольно давно, а в 2007 году полностью выходят в США в английском переводе, дополненные и осовремененные С.А. Арутюновым) .

Другим уникальным памятником, на котором работал Сергей Александрович, стала Китовая аллея. Исследования 1977 г ., осуществленные вместе с И. Крупником и М. Членовым, показали, что до наступления «малого ледникового периода» (14-18 вв.) эскимосское общество было куда более стратифицировано, чем это считалось. Тут зарождалась своеобразная цивилизация, но она находилась на грани человеческих возможностей; небольшое ухудшение экологии отбросило общество назад, к атомарному состоянию. Во многом это было выявлено уже при исследовании материалов могильников.

Параллельно он продолжал заниматься и Японией. В 1960 году впервые попал в Японию, где начал проводить полевые сезоны. Японские газеты писали, что появился молодой иностранный ученый, который говорит на японском языке и следует нормам японского этикета так, как это начало становиться редкостью уже в самой Японии.

Основы японской религиозной культуры Сергей Арутюнов познавал в ходе общения с дзэнским монахом, Арига Кендзабуро, которого он тоже считает своим учителем. Встречи с ним отмечали важные вехи в жизни самого Сергея Александровича.

Круг четвертый (1968-1980).

«Когда рвут тростник, другие стебли тянутся за ним; ведь он растет пучком»

1968 год; Сергею Александровичу 36 года. Выходит его книга «Современный быт японцев» (М., 1968 г .), в которой на основании обширного этнографического материала выявлены закономерности взаимодействий традиционной и так называемой интернациональной культур. Это легло в основу предложенного и описанного Сергеем Александровичем ротационного механизма преобразований в культуре, когда заимствованные элементы перестают быть новинкой и диковинкой, традиционализируются, иногда даже становятся незаметными на общем культурном фоне, а к почти исчезнувшим старым элементам вновь возвращается их престижная функция. Вскоре в соавторстве с Г. Светловым (Комаровским) Арутюнов выпускает известную научно-популярную книгу «Старые и новые боги Японии» ( 1969 г .). В мае 1970 г . состоялась защита докторской диссертации — «Процессы изменения и развития бытовой сферы в современной японской культуре».

Этот период жизни Сергея Александровича был насыщен экспедициями: на Печору, на Обь и Енисей (с 1972 по 1986 гг., совместно с В.И. Васильевым), в Японию (1968-1972 гг.), в Армению (с 1974 по 1988 гг., совместно с Ю.И. Мкртумяном), в Индию (с 1974 по 1983 г г., с В.П. Алексеевым, М.Г. Абдушелишвили и И.М. Семашко). В иные годы в экспедициях проходило по семь-восемь месяцев в году!

Происходило освоение огромного этнографического и физико-антропологического материала. И хотя в этот период Сергей Арутюнов крайне редко возвращался к кабинетному образу жизни, именно тогда возникла самая известная из выдвинутых им теорий – информационная теория этноса. Впервые она была представлена в написанной совместно с Н.Н. Чебоксаровым статье «Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества», опубликованной в «Расах и народах» 1972 г .

Круг пятый (1980-1992)

«Просило сердце у меня то, чем само владело:

В волшебной чаше увидать весь мир оно хотело»

Продолжаются длительные экспедиционные выезды, а тем временем появляются публикации их результатов. На основе армянских исследований выходит совместная монография «Культура жизнеобеспечения и этнос», в соавторстве с Э.С. Маркаряном, Ю.И. Мкртумяном и другими участниками комплексного исследования (Ереван, 1983).

Сергей Александрович выступает редактором и соавтором сборников материалов по этногенезу и этнической истории народов Южной Азии, куда вошли уникальные данные индийско-советских экспедиций (1971-1983 гг.) — «Истоки формирования современного населения Южной Азии» (М., Наука, 1990) и «Этногенез и этническая история народов Южной Азии» (М., Наука, 1994).

Выходит множество других публикаций Сергея Александровича по более частным вопросам, в советских и в зарубежных этнографических и антропологических изданиях.

В 1989 г . публикуется монография «Народы и культуры», где подробно описана еще одно важнейшая общая культурная закономерность — ареальная стабильность, обусловленная рядом факторов (микро- и макротопографическими особенностями ландшафта, избирательностью контактов, «пропускной возможностью» всевозможных культурных каналов связи). Эта теория была подкреплена, в частности, на материале лингвистических, археологических и этнографических исследований культурных ареалов Японии. В 2000 г . книга «Народы и культуры» в переработанном, дополненном виде была издана в США под названием «Культуры, традиции и их развитие и взаимодействие» (“ The Edwin Mellen Press ”, Lewiston – Queenston – Lampeter ).

Март 1984 год. Блестящее выступление Сергея Арутюнова на конференции в Осаке с докладом о параллелях в процессах урбанизации Японии и Армении, опубликованном на японском языке в книге «Тосики-но-буммэйгаку» («Культурология урбанизации», Токио, 1985). Тесное общение с ведущими японистами мира. Все, происходившее там, стало очевидным признанием С.А. Арутюнова как выдающегося российского ученого, снискавшего не только уважение, но и искреннюю симпатию и восхищение коллег из многих стран.

Однако в тот же визит в Японию состоялось еще одно важное событие в жизни С. Арутюнова, его новая встреча с Арига-сенсеем, и получение первого дзэнского посвящения. Через пять лет, еще в этот же зодиакальный цикл, состоялась и его последняя встреча с японским мастером. В декабре 1989 г ., в 57 лет, Сергей Александрович получил от учителя некоторые пророчества и напутствия, и навсегда попрощался с этим человеком, который вел и хранил его на пути внутреннего, личного совершенствования.

Начали меняться и области научной деятельности Арутюнова. Хотя он и раньше занимался кавказскими исследованиями, участвовал в экспедициях в Армении, теперь именно эти интересы становились приоритетными. В 1985 г . Сергей Александрович стал заведующим Сектором Кавказа. Так, словно бы произошло «возвращение» в реальный культурный ареал его детства.

Круг шестой (1992-2004)

«Меняют города, но не меняют колодец.

Уйдешь и придешь, но колодец останется колодцем»

Жизнь шла своим чередом. Зодиакальные циклы сменяли друг друга уже не так резко, как в детстве и юности. Сергей Александрович по-прежнему много ездил – один (в 1995- 1996 г . работал в эскимосских поселках на Аляске), а иногда и вместе со своей супругой, выдающимся этнографом с не меньшим, чем у самого Арутюнова, опытом полевой работы, исследователем культуры монгольских народов, Наталией Львовной Жуковской. Осень и зиму 1996-1997 гг. они провели в Саппоро (Япония), в Славянском центре Университета Хоккайдо, и выезжали в полевую экспедицию по тем же айнским поселкам, где С.А. Арутюнов работал тридцать семь лет тому назад, в 1960 г .

В конце шестого жизненного круга, в ноябре 2003 гг. Сергей Александрович в сотрудничестве с Международным научно-исследовательским институтом народов Кавказа (МНИИНК, Тбилиси, научный руководитель проф. Лия Меликишвили) организовал и провел Конгресс кавказоведов в Нахабино. На этом Конгрессе удалось собрать более ста этнографов, социологов, религиоведов изо всех регионов Кавказа, как Северного, так и Южного, и более 30 гостей из дальнего зарубежья; в работе его приняли участие также десятки московских и петербургских ученых. Из более чем ста представленных докладов многие позже были опубликованы, в частности, в альманахе «Расы и народы» (том 31, 2006 г .). Но главное, что встретились и восстановили свои связи ученые разных регионов, которые силой обстоятельств после распада СССР долгие годы были разобщены.

Само руководство Отделом Кавказа в эти годы предполагает не только спокойную плановую академическую работу, но и активное вовлечение в общественные дискуссии, участие в многочисленных телевизионных и радио программах, интервью и подготовку газетных публикаций. Сергею Александровичу нередко приходится давать экспертные заключения и выступать на судебных процессах по вопросу о разжигании межнациональной розни. Его блестящая речь, фундаментальные знания, максимально возможно объективная точка зрения на самые сложные, противоречивые проблемы современности производят глубокое впечатление на слушателей.

С. А. Арутюнов продолжает руководить аспирантами и докторантами; широта его познаний и интересов может быть оценена и по тому спектру областей и проблематики, в которых работают его ученики (исследователи эскимосской культуры М.М. Бронштейн и К.А. Днепровский, С.И. Рыжакова, изучающая балтийские и южноазиатские культуры, японист и исследователь экстремальных групп современной России К.Л. Банников, кавказоведы А.О. Булатов, Р.Х. Тазиев, М.Д. Каракетов, Н.М. Абдушелишвили, Л.А. Тедеева, религиовед Е.С. Сафронова и другие, всего).

Иди к нам, строгий суфий! Бокалы не пусты.

Вино, коль приглядеться, — зерцало чистоты.

Спроси у пьяных риндов о тайнах бытия:

Вовек их не узнают, те, кто блюдет посты.

Я прекратил погоню за мудростью, когда

Вдруг ощутил поводья любви и красоты.

Хафиз – мюрид Джамшида: он в чашу до зари

Глядит и с шейхом Джамом беседует на «ты»…

В 2004 г . Сергею Александровичу исполнилось 72 года, и тогда же он отметил пятидесятилетие своего вступления в мир этнографии. Это стало началом его нового жизненного круга. Он продолжает ездить в разные страны мира, где выступает с как правило нетривиальными докладами на конференциях, конгрессах (« благородный человек до конца деятелен», говорит «Книга Перемен»!).

Он много преподает — в России (МГУ, другие университеты), в Армении, ранее также в университетах Кембриджа, Берна, Питтсбурга, Аризоны (Темпе), Аляски (Фербенкс), Стэнфорда, Джорджтауна, Калифорнии (Беркли), Хоккайдо. Его выступления и лекции остаются в памяти слушателей надолго, многие из них приходят повторно. Слушая Сергея Арутюнова, ты словно погружаешься в кабину самолета, обладающего свойствами машины времени, который проносится над странами и эпохами: видишь, слышишь народы, людей… почти что запах и вкус этих культур чувствуешь! Подобно Брониславу Малиновскому, он умеет объяснить конкретно и просто сложнейшие понятия, разобрать теории. Особенности эскимосского языка – через китовую охоту, специфику социальной организации общества айнов — на примере ловли лосося, разрушение большой семьи у горных народов Вьетнама — на формах развития личной инициативы путем выращивания гусят и поросят.

Широчайший круг интересов, творческий подход ко всему, богатый жизненный опыт, внутренняя сосредоточенность, умение видеть закономерности за разрозненными явлениями, врожденное чувство юмора, сочетающееся с талантом к ироническому высказыванию, жизнелюбие, коммуникабельность, активная жизненная позиция – все это делает Сергея Александровича постоянно востребованным в научных и общественных кругах.

Это привлекает к нему и студентов и аспирантов, и молодых (и не очень) ученых, и журналистов, и общественные организации, и научные фонды, которые находят в нем консультанта с энциклопедическими знаниями, независимого эксперта по самым различным вопросам, прекрасного, тонкого собеседника, и истинного Учителя.

Сергей Александрович относится с удивительным вниманием к идеям (даже не очень-то зрелым, но все же содержащим полезное зерно) своих коллег и даже учеников. Таким образом, он наслаивает диахронные связи, не отметая старое; а ведь так и только так создается и культурная и научная традиция. При этом, Сергею Александровичу не чужд и постмодернизм (в конце концов, это ведь часть дзэнской культуры); самое главное, он не склонен абсолютизировать ни одну из теорий. Все-таки, все они суть инструменты перед –«Его Величеством фактом»! Не менее важна и его интерпретация.

Не менее внимательно и уважительно Сергей Александрович относится к вещам. Это не удивительно, учитывая его многолетний опыт изучения и описания материальной культуры разных народов. Два священных образа – буддийская хранительница тайного знания, Гухьяджняна дакини, и идол северных хантов и лесных ненцев (возможно, образ Мисхума) были спасены им с Наталией Львовной от гибели и теперь находятся в их московской квартире. Хозяева – этнографы ничего не просят у них, но хранят, как библиотеки или музеи хранят бесценную информацию, пока она не будет востребована. Ведь ничто не исчезает бесследно, и ничто не возникает из ничего…

Сергей Александрович верит в перерождение души. Какой опыт предыдущих рождений он сам несет в себе? С.А. Арутюнов находится в родстве со многими религиями и народами – кровно и культурно. А уж со сколькими знаком «на короткой ноге» — и не сосчитаешь. Возможно, каждая из его бесчисленных поездок и познанных земель была вызвана ниточкой связи, протянутой из глубокого прошлого. Некоторые обстоятельства указывают на его особую духовную связь с Италией. Незадолго до его рождения умер двоюродный брат одной из его прабабушек, итальянки, офицер итальянской армии. Не его ли душа возродилась в Тифлисе 1932 г .?

Судя по этапам его жизненного пути, мы видим, как мало случайного в нем было. Силой духа, благодаря многим талантам, но не в меньшей степени и постоянной работе, произошло сложение, переработка, развитие, осмысление всего того, что судьба предоставила в распоряжение СА.

В этом году мы с чувством глубокого уважения, признания и любви отмечаем юбилейную дату С.А. Арутюнова. 75 лет – что это значит? Я бы сказала — «Прошедший треть седьмого круга великого земного бытия…».

Сергей Александрович — выдающийся ученый с мировым именем, эрудит, блестящий оратор, общение с которым безмерно обогащает и в какой-то мере утешает, поскольку его жизненный опыт и аналитический склад ума позволяют увидеть в тревожных событиях и переменах сегодняшнего дня незыблемые устои и гармонию мирового устройства.

Мы желаем ему здоровья, творческих успехов и вдохновения!

2007 г. Статья написана для «Этнологического обозрения», №4, 2007.

Александр Арутюнов: Если Елена Батурина не будет допрошена, то уголовное дело в отношении Андрея Бородина придется прекратить?!

28 ноября 2011 года на сайте Rambler.ru со ссылкой на Regions.ru появилась новость: «Лужков признан «ненадлежащим лицом» для вручения повесток Батуриной на допрос». Сообщается, что по версии защиты Батуриной следствие передало повестку ненадлежащему лицу, нарушив тем самым ст. 456 УПК РФ, регламентирующую порядок вызова свидетелей, находящихся за границей. «Ненадлежащим лицом» адвокаты Батуриной назвали Лужкова, которому следствие поручило передать жене повестку.
Нам представляется, что адвокаты Елены Батуриной, безусловно, правы, а сарказм следствия относительно утверждения «ненадлежащее лицо» не может быть принят. Юрий Лужков, по нашему мнению, допустил ошибку, когда взял повестку о вызове Елены Батуриной на допрос, потому что экс-мэр Москвы не является ни почтальоном, ни курьером, ни посыльным.

Как пишет сайт FederalPost, ссылаясь на «Коммерсантъ», в следственном департаменте согласны выслать Елене Батуриной официальную повестку, как того требует ст. 456 УПК: «Но вся проблема заключается в том, что мы не знаем, где она. Слов Лужкова о том, что его супруга проживает в Лондоне, недостаточно для того, чтобы сформулировать запрос в эту страну». Очевидно, что изложенный довод не выдерживает критики.

Нельзя согласиться и с доводом следствия о том, что «если Лужков и Батурина считают себя невиновными, то они заинтересованы в сотрудничестве со следствием». Интересно, почему свидетели должны быть заинтересованы в сотрудничестве со следствием? Оказывается, отмечают в следственном департаменте, «мы пока (. ) не утверждаем, что Елена Батурина однозначно в чем-то виновна. >>. Надо полагать, что если свидетели не проявят заинтересованность в сотрудничестве со следствием, то их статус может кардинально поменяться? Свидетели превратятся в подозреваемых, обвиняемых!? Что же, «объективный» подход.

Газета далее пишет, что вопросов к Батуриной у следствия накопилось много. Ведь именно она, по версии следствия, вела переговоры с Банком Москвы о получении кредита.

Такая позиция следствия, по меньшей мере, удивляет! Всем известно, что экс-главе Банка Москвы Андрею Бородину уже давно предъявлено обвинение, хотя, как оказалось и признается самим следствием, до сих пор не допрошен ключевой свидетель — Елена Батурина. Почему же следствие так поспешило с предъявлением обвинения Андрею Бородину? Рассчитывали, что Елену Батурину все-таки допросят? Пока, как видим, не складывается, а без показаний последней, на наш взгляд, дело в отношении Андрея Бородина не выдержит судебной проверки. Отсюда можно сделать вывод, что если Елена Батурина так и не будет допрошена, то дело в отношении Андрея Бородина, похоже, придется прекратить.

Александр Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук
Праворуб.ру

Елена Арутюнова — полная биография

Когда в 1944 году молодому Сергею едва исполнилось 12 лет, умерла его мать и бабушка, а отец вернулся с полей сражений Великой отечественной войны ослепшим. Как позже вспоминал ученый:то был момент невероятных трудностей, чудовищного жизненного перелома, когда я понял, что вдруг, в одночасье стал взрослым. Однако в это же время будущий академик осознал, то что его призвание «востоковедение», а толчком к выбору призвания послужил переезд в Тбилиси тёти Сони. Вдова бывшего капитана дальнего следования с собой привезла множество японских вещей, купленных ей её супругом. Увидев все эти вещи Сергей Александрович сделал свой выбор. [2]

Научная деятельность

Закончив школу, в 1950 году Сергей Арутюнов поступает на японское отделение в Московский Институт Востоковедения. Окончив в 1954 году с отличием институт поступает в аспирантуру Института этнографии (ныне – ИЭА РАН).В 1956 году в возрасте 24 лет, он закончил аспирантуру. В это же время молодой ученый занимался разработкой алгоритма русско-японского перевода в Институте точной механики и вычислительной техники.
В 1957 году после того как в Москве прошел международный форум молодежи и студентов Арутюнов примкнул к чукотской экспедиции Максима Левина, где работал до 1987 года. В ходе работ в составе экспедиции Сергей Арутюнов разработал типологическую схему гарпунных наконечников, более 1000 которых было найдено в двух могильниках. Молодой ученный их распределил по группам, выявил их встречаемость, сочетаемость, и пришел к заключениям — что они собой представляли, как они были увязаны с хронологией, экологией, родовой структурой населения. Позже им на основе данных полученных во время экспедиции были написаны труды «Уэленский могильник» (1969), «Эквенский могильник» (1975).
В 1962 году защитил кандидатскую диссертацию «Древний восточноазиатский и айнский компоненты в этногенезе японцев», под научным руководством его учителя и главы экспедиции Максима Григорьевича Левина.

1968 год ознаменовался выходом книги Сергея Арутюнова — «Современный быт японцев» , в которой на основании обширного этнографического материала выявлены закономерности взаимодействий традиционной и так называемой интернациональной культур. В 1969 году в соавторстве с Г. Светловым выходит его книга «Старые и новые боги Японии», а спустя год в 1970 году Арутюнов защитил докторскую диссертацию «Процессы изменения и развития в современной бытовой японской культуре». В этот период жизни он совершил ряд экспедиций: на Печору, на Обь и Енисей, в Японию, в Армению и Индию. Несмотря на то, что Сергей Арутюнов крайне редко возвращался к кабинетному образу жизни, именно в это время возникла самая известная из выдвинутых им теорий – информационная теория этноса. Впервые она была опубликована в написанной совместно с Н.Чебоксаровым статье «Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества», вышедшей в свет в 1972 году в «Расах и народах». [2]
К середине 60-х годов у молодого востоковеда Сергея Арутюнова завязались тесные профессиональные отношения с армянскими коллегами. В течение всех последующих лет эти отношения углублялись и развивались. По этому поводу Арутюнов говорил следующее: Я убежден, что грузинские и армянские интеллигенты были одновременно и русскими интеллигентами, именно русскими, а не российскими. Наша культурная трагедия заключается в разведении этих понятий. Из под его пера вышли многие десятки работ, посвященные проблемам Кавказа в целом и культуры армянского этноса — в частности [3]

В начале 80-х продолжая длительные экспедиционные выезды появляются публикации их результатов. На основе армянских исследований в 1983 году в соавторстве с Э. Маркаряном, Ю.Мкртумяном и другими участниками комплексного исследования выходит совместная монография «Культура жизнеобеспечения и этнос». Сергей Александрович выступает редактором и соавтором сборников материалов по этногенезу и этнической истории народов Южной Азии, куда вошли уникальные данные индийско-советских экспедиций — «Истоки формирования современного населения Южной Азии» и «Этногенез и этническая история народов Южной Азии». В марте 1984 года Сергей Арутюнов выступил на конференции в Осаке с докладом о параллелях в процессах урбанизации Японии и Армении, опубликованном на японском языке в книге «Тосики-но-буммэйгаку» («Культурология урбанизации», Токио, 1985). Четыре года спустя,в 1989 году публикуется монография «Народы и культуры», где подробно описана еще одно важнейшая общая культурная закономерность — ареальная стабильность, которая была подкреплена материалами лингвистических, археологических и этнографических исследований культурных ареалов Японии. В 2000 году книга «Народы и культуры» в переработанном, дополненном виде была издана в США под названием «Культуры, традиции и их развитие и взаимодействие» (“The Edwin Mellen Press”, Lewiston – Queenston – Lampeter). [2]

Отойдя от японской тематики и бросив свой взор на Кавказа, Арутюнов с 1985 года по настоящее время является заведующим отделом Кавказа ИЭА РАН
В 1990 года был избран членом-корреспондентом Отделения историко-филологических наук Российской академии наук (РАН). В 1991 — 1997 годах – заместитель академика-секретаря Отделения истории. С 1991 – по настоящее время – член бюро Отделения. Первый президент Всероссийской Ассоциации этнологов и антропологов России (1990 — 1994).

В ноябре 2003 года Сергей Александрович в сотрудничестве с Международным научно-исследовательским институтом народов Кавказа организовал и провел Конгресс кавказоведов в Нахабино. На этом Конгрессе удалось собрать более ста этнографов, социологов, религиоведов изо всех регионов Кавказа, как Северного, так и Южного, и более 30 гостей из дальнего зарубежья. В работе его также приняли участие также десятки московских и петербургских ученых. [2]

Семья

  • Отец – Арутюнов Александр Сергеевич, инженер;
  • мать – Салломон Ольга Петровна, микробиолог;
  • жена – Наталья Львовна Жуковская, этнограф.

Научные публикации

Имеет более 490 публикаций, в том числе 15 монографий (как индивидуальных, так и в соавторстве). Основные научные труды:

1. Современный быт японцев. М., 1968.
2. Старые и новые боги Японии. М., 1968. (в соавт. с Г. Е. Светловым). Пер. на польский яз.: Starzy i nowi bogowie Japonii. Warszawa, 1973.
3. Древние культуры азиатских эскимосов. М., 1969. (в соавт. с Д. А. Сергеевым).
4. Проблемы этнической истории Берингоморья. М., 1975. (в соавт. с Д. А. Сергеевым).
5. У берегов Ледовитого океана. М., 1984.
6. Святые реликвии: миф и действительность. М., 1987. (в соавт. с Н. Л. Жуковской).
7. В краю гор, садов и виноградников. М., 1987. (в соавт. с В. П. Кобычевым).
8. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989.
9. Япония: народ и культура. М., 1991. (в соавт. с Р. Ш. Джарылгасиновой).
10. Культура жизнеобеспечения и этнос. Ереван, 1983. (в соавт. с Э. С. Маркаряном).
11. Этнография питания народов стран Зарубежной Азии. М., 1981. Отв. ред.
12. Народы Кавказа. Антропология, лингвистика, хозяйство (в соавт. с М. Г. Абдушелишвили, Б.А.Калоевым.) М., 1994.
13. Культуры, традиции, их развитие и взаимодействие. Люистон, 2002. Изд-во Эдвин Меллен Пресс.
14. Культурная антропология. М.: Весь мир, 2004. (в соавт. с С. И. Рыжаковой).

Елена Арутюнова — полная биография

Добавлены сведения о месте заключения.

11.02.2018 в 14:03

Елена Арутюнова - полная биография

Гурам Арутюнов (Гурам Кобулетский) и Арсен Чхаидзе (Арсен Батумский), Грузия, ИТК-39; Ксани
Елена Арутюнова - полная биография8409

Елена Арутюнова - полная биография

Гурам Арутюнов (Гурам Кобулетский) и Арсен Чхаидзе (Арсен Батумский), Грузия, ИТК-39; Ксани
Елена Арутюнова - полная биография7810

Елена Арутюнова - полная биография

Дядя Гурам умер в Кобулети и там же похоронен его семя до сехьпор пор проживает там

GURAM BIL I BUDET NASHOM SVETOMOM BRATOM CARSTVA NEBESNO KEROP JAN

Для добавления комментария авторизуйтесь на сайте.

Елена Арутюнова - полная биография

Copyright © 2006 — 2020 ИА «Прайм Крайм» | Свидетельство о регистрации СМИ ИА ФС№77-23426

Все права защищены и охраняются законом.

Допускается только частичное использование материалов сайта после согласования с редакцией ИА «Прайм Крайм».

При этом обязательна гиперссылка на соответствующую страницу сайта.

Несанкционированное копирование и публикация материалов может повлечь уголовную ответственность.

Елена Арутюнова — полная биография

Елена Арутюнова - полная биография

Сергей Трофимов (Трофим) — российский автор песен и исполнитель, поэт, композитор. Родился в Москве 4.11.1966 года. С 7-летнего возраста пел в хоре мальчиков, был солистом хоровой капеллы до самого совершеннолетия. В 19 лет занимался учебой на кафедре теории и композиции в Московской государственной консерватории, а также посещал Московский государственный институт культуры. На XII по счету Всемирном фестивале молодежи и студентов (Москва) стал обладателем диплома. С 1986 года начал заниматься трудовой деятельностью в московском ресторане.

Дебютировал в качестве музыканта в 1987 году, жанр — рок-музыка и бардовская песня. Был неписан неизданный альбом под названием «Такая разная весна» вместе с группой «Эроплан». До начала 90-х годов Сергей занимался сольной деятельностью, выступал на концертах в Москве.

Затем последовал период церковной службы на должности певчего регента подьячего (1991 — 93 гг.), работа на альбомом российской певицы С. Владимирской (вышел в 1993 году). В 1993 году участвовал в хоровом пении на Пасхальной всенощной в столице.

Под псевдонимом Трофим

Первые гастроли начались в 1994 году, в период которых были написаны стихи и музыка к песне «Вот и всё, сказал мудрец и в воду канул». Трофимов скооперировался с продюсерским центром С. Разина, где издавал собственные релизы и писал для других исполнителей. Так, в 1994-м в сотрудничестве с исполнителем Александром Ивановым вышел релиз «Грешной души печаль»; в 1995-м году удалось поработать с исполнительницами Каролиной и С. Алмазовой.

Переход в жанр поп-музыки произошел в 1996 году, когда Трофим работал с А. Горбачевой над ее проектом «Голос». В 1988 году к композитору еще раз обратилась певица Каролина и был издан ее очередной альбом «Королева». Сольный релиз Трофима «Вести из колючего далека» дал начало бурной концертной деятельности по российским городам. 1999 год был успешным для кинематографической деятельности Трофима: она участвовал в команде для написания саундтрека к американскому фильму «Ночной перекресток». На телевидение дебютировал в проекте «Музыкальный Ринг».

Творческая карьера Сергея Трофимова – веха биографии

Сергей Вячеславович вошел в Союз писателей России в 2001 году, а в следующем был отмечен премией «Шансон года». Военно-художественная студия писателей наградила автора Всероссийской литературной премией имени генералиссимуса Суворова в 2005-м. В честь 10-летия творческой деятельности Трофимова был организован концерт в Кремле с участием эстрадных звезд (2005 год). Стихотворное издание «240 страниц» вышло в 2006 году.

Премия Золотой граммофон доставалась С. Трофимову несколько раз в категории «Лучшая песня»:

  • за композицию «Московская песня» в 2007 году;
  • за «Город Сочи» в 2008-м;
  • «Ветер в голове» был отмечен наградой в 2010-м;
  • песня «Интернет» принесла Трофимову приз в 2014 году.

За поэтическое воспевание деятельности органов ФСБ России Трофимов стал лауреатом премии ФСБ (песня «Кем мы были для Отчизны»).

Концертная деятельность в Соединенных Штатах пришлась на 2010 и 2011 годы. Большой сольный концерт Сергея Трофимова состоялся в Кремле 21.04.2012 года, а на следующий для поклонников выступили звезды российской эстрады на творческом бенефисе.

Описание имени Елена

Елена Арутюнова - полная биография

Елена чаще всего похожа на отца, особенно по характеру. Но на нее оказывает еще влияние собственное имя: оно щедро наделяет эту натуру такими чертами, как эмоциональность и категоричность. Причем последнее качество, проявляемое уже в детстве, с годами ощущается все заметнее.

Тому, кто долго не видел хорошо знакомую Елену, при встрече не миновать удивления: надо же, с какой уверенностью и убежденностью она стала судить обо всем! Не обманывайтесь, это вовсе не означает, что она приобрела достаточный опыт и знания. Все дело в том, что ее категоричность растет и крепнет вместе с нею.

А вот в жизни Елены не очень счастливы, так как сильно подвержены сменам настроения, которое управляет их поведением как в быту, так и на работе. Такое сочетание взбалмошности с принципиальностью, сильно развитым чувством ответственности и все той же категоричностью буквально разрывает Елену. При этом Лены — люди целеустремленные. Нередко талантливые. Они, как правило, отличные работники, поскольку быть иными им просто не позволяет чувство гордости, они заботливые матери и жены.

Еленам ни в коем случае не стоит становиться педагогами, ибо их характер находится в полном противоречии с требованиями, предъявляемыми к этой профессии.

Значение имени человека

Как имя человека влияет на его судьбу — Михаил Матаев:

Понравилась статья? Лайкайте, комментируйте, делитесь с друзьями! Получите +1 к Карме 🙂

И чуть ниже оставьте комментарий.

Следите за нами:Елена Арутюнова - полная биография Елена Арутюнова - полная биография Елена Арутюнова - полная биография Елена Арутюнова - полная биография Елена Арутюнова - полная биография Елена Арутюнова - полная биография

Найти ещё что-нибудь интересное:

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Когда-нибудь Ваши дети [en] -внуки зайдут сюда и увидят знакомое имя.

Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Биография Маньенан Елены Вячеславовны

Елена Арутюнова - полная биография

Биография Маньенан Елены Вячеславовны

Биография, история жизни Маньенан Елены Вячеславовны

Всем известна фраза «пути Господни неисповедимы», авторство которой приписывается св. апостолу Павлу. Она в полной мере относится к Елене Вячеславовне Маньенан, долгие годы прожившей на чужбине, но сумевшей раскрыть свой потенциал, вернувшись на родину.

Детство и юность

Елена Вячеславовна родилась в Москве 13 июля 1957 года. Через 7 лет она поступила в общеобразовательную школу. В 1978 году Елена получила высшее образование.

Вскоре после окончания института Елена вышла замуж, родив вскоре двух сыновей. Однако в середине 80-х годов отношения с мужем испортились до такой степени, что они разошлись. В это же время она познакомилась с французским журналистом Андре Маньенаном. Они поженились вскоре после развода Елены. Для ее второго мужа этот брак также не был первым. Незадолго до их встречи он развелся. Его первой женой была скромная, по словам Андре, библиотекарша Людмила, с которой он познакомился в середине 60-х годов. Свою вторую жену вместе с сыновьями он в 1988 году увез во Францию. Там у пары родился еще один сын – Даниэль.

Возвращение на Родину

Семья переехала в Россию, в общем-то, случайно. В 1997 году Елена, Андре и их младший сын Даниэль отправились погостить у ее родных. В России у мужа возникла идея написать книгу о жизни в русской глубинке. Семейство довольно долго кочевало по деревням, пока не оказалось в одной из них – Меленки Ивановской области. Через пять лет они переехали в небольшой город Плес. Здесь они купили дом, построенный более 140 лет тому назад. Он был переоборудован под частный гостевой дом. Бизнес оказался более чем успешным. Этому в немалой степени способствовало развитие информационных технологий – постояльцы активно делились в Интернете отличными впечатлениями от пребывания в нем. Широкую известность гостевому дому «Частный визит» принесла показанная в 2011 году телепередача Михаила Ширвиндта «Хочу все знать». Через год в ресторане при этом мини-отеле отужинал Дмитрий Медведев с женой. Его резиденция располагалась неподалеку от Плеса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *