Елена Квитко — полная биография

Елена Квитко — полная биография

Елена Головина

Елена Квитко - полная биография

фотографии >>

Елена Квитко - полная биография

Елена Квитко - полная биография

Елена Квитко - полная биография

Елена Квитко - полная биография

биография

Головина Елена Анатольевна

Родилась 7 сентября в Киеве.

Окончила актёрскую студию при Киевском театре оперетты.

С 1984 года — актриса Одесского украинского музыкально-драматического театра им. В.Василько.

София — «Бесталанная», И.Тобилевич;
Учительница — «Наплачемся вместе», Р.Отколенко;
Галя — «Розовая паутина», Я.Мамонтов;
Таня — «Провинциалки», Я.Стельмах;
Девушка — «Синее небо, а в нем облака», В.Арро;
Галя — «За двумя зайцами», М.Старицкий;
Жена — «Украинский декамерон», КЛИМ;
Присинька — «Шельменко-денщик», Г.Квитко-Основьяненко;
Уляна — «Сватанье на Гончаровке», Г.Квитко-Основьяненко;
Старшая дочь Малахия — «Народный Малахай», Н.Кулиш;
Мадам д’Эрбле — «Дамский мастер», Ж.Фейдо;
Соседка — «Счастье рядом» по пьесе И.Франко «Украденное счастье»;
Лисица — «Медвежьи слезы», В.Ткаченко;
Мотря — «Кайдашева семья», Иван Нечуй-Левицкий.

Антреприза:
«Ехать надо»
«Жил-был двор»
«Одесские дачи»
«7.40 или погуляем по-одесски»
«7.42», «Бычки в томате»
«Сумасшедший день»

Александр Лебедев

English version →

Медиа

11 декабря 2006 в 12:01

«КП» публикует статью журнала «Форбс» о бизнесе Елены Батуриной — супруги Юрия Лужкова. Из-за этого материала выпуск декабрьского номера журнала был временно приостановлен

Елена Квитко - полная биография«КП» публикует статью журнала «Форбс» о бизнесе Елены Батуриной — супруги Юрия Лужкова. Из-за этого материала выпуск декабрьского номера журнала был временно приостановлен.

Не верьте разговорам о том, что Елена Батурина покинет столичные земли, как только Юрий Лужков перестанет быть мэром. Хозяйка «Интеко» приложила все силы для того, чтобы сохранить свою финансово-строительную империю в границах города.

Мюнхен. Тёплый осенний день. Открытие RealExpo–2006, крупнейшего форума европейских строителей и девелоперов. «Рад приветствовать московского мэра господина Юрия Лужкова», — говорит с трибуны под аплодисменты министр экономики Баварии. «И его супругу госпожу Елену Батурину», — продолжает немец. Вновь аплодисменты. Юрий Лужков стоит в первом ряду и готовится к ответной речи. А где же Батурина? Рядом с мужем её нет. Чтобы найти её в толпе, надо постараться. Вот она. Кивком головы подзывает то одного, то другого менеджера «Интеко», вполголоса даёт краткие указания. Пока Лужков произносит речь, Батурина успевает переговорить с полудюжиной подчинённых, которые тут же стремительно удаляются выполнять поручение или хватаются за телефон.

Давно прошли времена, когда «Интеко» была известна как производитель «прибамбасов из пластмассы» (один из ранних рекламных слоганов компании) и гремела в газетных статьях по случаю победы в скандальном конкурсе на поставку сидений для стадиона «Лужники». Даже «одна из крупнейших в Москве строительных компаний» — далеко не самое точное определение для бизнеса Батуриной сегодня. Проще всего сказать так: супруга столичного мэра — единственный (официально) бенефициар компании с активами стоимостью свыше $3 млрд. Что входит в их число? Земельные участки в Москве и за её пределами. Акции Сбербанка и «Газпрома» более чем на $1,5 млрд. Строительное подразделение, возводящее объекты, реализация которых приносит в год около $600 млн. Гольф-клуб в Австрии, конный завод в Калининградской области, 25% производства одноразовой посуды в России и многое, многое другое.

Империя разрослась и требует неустанной заботы. Это поважнее, чем стоять рядом с мужем на презентациях. Хотя, как признаёт Батурина в интервью Forbes, совсем уйти от обязанностей супруги градоначальника ей не удаётся: «Никто не снимал с меня ответственности присутствовать в качестве жены мэра на официальных мероприятиях». Но неужели лишь этим ограничивается влияние на бизнес «Интеко» семейного положения его владелицы?

Батурина не устает повторять, что развитие компании «Интеко» никак не связано с личностью её мужа, что никаких преференций от столичных властей она не имеет. Её коллеги, московские застройщики, с этим обычно не спорят. «Все разговоры о том, что она пользуется административным ресурсом, — это мифы. Команде, которую она создала, 90% компаний просто позавидуют», — расточает комплименты Сергей Полонский, президент крупной девелоперской фирмы Mirax Group.

Не все согласны с такой оценкой. Депутат Госдумы Александр Лебедев, баллотировавшийся на выборах мэра Москвы в 2003 году, — один из яростных оппонентов. «Это же моё экономическое открытие: новый экономический уклад, называется «семейно-государственное партнёрство», — рассказывает Лебедев в интервью Forbes. В прошлом году он написал открытое письмо Борису Грызлову, лидеру партии «Единая Россия», в которую входит сам и в которой состоит Лужков, попросив обратить внимание на особые отношения «Интеко» и столичных властей. Батурина в ответном письме отмела обвинения в том, что её фирма зарабатывает деньги за счёт преференций московской мэрии, и погрозилась подать против Лебедева иски. До судебного разбирательства, впрочем, дело не дошло.

Кто же прав: Батурина или её оппоненты? Этот вопрос по-прежнему волнует многих.

Найти ответ на него не так-то просто. Тот же Лебедев, если вчитаться в формулировки письма, не смог представить хотя бы одно серьёзное доказательство получения Батуриной каких-то льгот. Вот фраза из его обращения: «Лужков. регулярно и собственноручно подписывает распорядительные документы московского правительства, предоставляющие ЗАО «Интеко» возможность развивать свой бизнес и получать ощутимую прибыль». Всё так: любое строительство в Москве требует многочисленных согласований с властями, и всё, что строит Батурина, одобрено Юрием Лужковым или его непосредственными подчинёнными. Но «Интеко» не получает от города откровенных «подарков» в виде земельных участков или подрядов на льготных условиях — Батурина действует аккуратнее.

Возьмём появление у «Интеко» новых проектов. В Москве существует несколько способов получения участка для застройки. Во-первых, мэрия проводит инвестиционные конкурсы, выставляя на них свободные земли. Выигрывает тендеры тот, кто согласится отдать большую долю построенного городу (по крайней мере, таковы правила). Во-вторых, существуют специальные программы правительства Москвы по выводу промзон, сносу пятиэтажек и т.д. В-третьих, можно приобрести землю у федеральных ведомств и организаций — Министерства обороны, Федеральной службы охраны, МВД, высших учебных заведений, в столице они владеют гигантскими территориями. Наконец, есть вторичный рынок, на котором можно купить участок или право на его 49-летнюю аренду.

«Мы не очень часто сотрудничаем с городом», — утверждает Батурина в интервью Forbes. Так оно и есть: сейчас «Интеко» строит или готовится построить в столице 27 объектов (по официальным данным). И лишь для четырёх из них компания получила участки напрямую у московских властей: это проект «Молжаниново» — 225 га под жилую застройку за кольцевой автодорогой в районе аэропорта «Шереметьево» и три участка под гостиницы в различных районах Москвы. Итого 500 000 кв. м жилья и около 150 000 кв. м отелей.

Гораздо большие объёмы недвижимости «Интеко» возводит на землях, полученных от организаций федерального подчинения. Так компания приобрела участок под строительство жилого комплекса «Шуваловский» (230 000 кв. м) недалеко от Воробьёвых гор. Раньше эта земля принадлежала Московскому государственному университету, в качестве компенсации за участок «Интеко» профинансировала строительство новой библиотеки и жилья для преподавателей.

Другой пример — «Аэро–Парк» (950 000 кв. м гостиниц, офисов, апартаментов и торговых площадей) и «Гранд–Парк» (420 000 кв. м жилья). Эти комплексы строятся на территории аэродрома имени Фрунзе, некогда принадлежавшего Минобороны (более известен как Ходынское поле). «[Схема с участием федеральных ведомств] наиболее сложна, так как в работу вовлечено множество заинтересованных сторон: пользователь имущества, отраслевое ведомство, Росимущество, правительство Москвы», — описывает подобные проекты один из крупнейших московских строителей. На Ходынке «Интеко» выступает не главным инвестором, а действует на паях с другой столичной компанией — «Мосфундаментстрой–6». Виктор Нестеренко, директор и основной совладелец МФС–6, с конца 1990-х бился над тем, чтобы начать освоение бывшего аэродрома. Но лишь в 2002 году, когда в проекте появилась «Интеко», стройка закипела.

Также на паях, но с упоминавшейся уже Mirax Group и «Федеральной сетевой компанией» («дочка» РАО ЕЭС) Елена Батурина застраивает участок на севере Москвы, по которому проходит высоковольтная линия электропередачи. Представьте себе масштаб работ и согласований: провода нужно убрать под землю, а на освободившейся территории построить жилой комплекс.

Жилой комплекс в Гранатном переулке на территории Московского гуманитарного педагогического института «Интеко» возводит совместно с «СТ–Групп» известного московского предпринимателя Александра Чигиринского.

Почему строители охотно берут Батурину в партнёры? О том, что это помогает «утрясать» проблемы с согласованиями проектов, никто официально не скажет. «Вы можете сказать, что Батурина «выпускает» постановления правительства Москвы и их продаёт. Но вы хоть один пример знаете?», — задаёт вопрос глава Mirax Group Полонский. И сам же на него отвечает: «Я не знаю».

Несколько гектаров земли Елена Батурина купила в самом центре столицы, на Садовнической набережной, у Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Стоимость покупки составила $14 млн. А здание на Ильинке («Тёплые торговые ряды», середина XIX века), где «Интеко» планирует построить пятизвёздную гостиницу, было приобретено у Сбербанка. «Почему я не могу купить площадку у Сбербанка или Внешторгбанка?», — говорит Батурина.

Одно дело купить, другое — построить. Второй после «Аэро–Парка» по масштабам проект «Интеко» — 570 000 кв. м офисов и гостиниц на Минской улице рядом с парком Победы. Сейчас здесь заросшее высокой травой пологое поле, спускающееся к речке Сетунь. В прошлом году на 1 Мая школьники посадили тут три сотни деревьев. «Дубы были, ясени. Хотели сделать парковую зону», — вспоминает Владимир Слободян, сотрудник дирекции заказника «Долина реки Сетунь», в состав которого тогда входил участок. Однако через несколько месяцев деревья выкопали. Почему? Как утверждает Слободян, на руководство заказника «надавили» из столичного департамента природопользования. Тут-то Слободян и выяснил, что участок уже давно принадлежит «Интеко».

Пятнадцать лет назад земли по берегам Сетуни использовались как сельскохозяйственные угодья. Совхоз «Матвеевское» выращивал там овёс и косил сено. В 1990-х совхоз, переименованный в АОЗТ «Матвеевское», стал лакомым кусочком. Его земли стоят баснословных денег. Шутка ли: зелёная территория вблизи элитного Кутузовского проспекта, рядом знаменитая ближняя дача Сталина. За совхоз развернулась нешуточная борьба. В 1996-м в своей машине выстрелом в голову был убит директор «Матвеевского» Николай Дубовский. Через три года в подъезде собственного дома застрелили его преемника Виктора Бабынина. Убийц ни в том, ни в другом случае так и не нашли. Сменив не одного владельца, «Матвеевское» в 2004 году перешло под контроль структур чукотского губернатора Романа Абрамовича.

Но ещё до прихода Абрамовича самые ценные земли «Матвеевского» — ожерелье участков, нанизанных на речушки Сетунь и Раменка, приобрела Батурина. Их общая площадь около 180 га; стоимость покупки «Интеко» не раскрывает, но рыночная цена этих земель, по оценке Vesco Consulting, составляет свыше $1 млрд.

Бывшие сотрудники совхоза, владельцы земельных паев, до сих пор требуют от нынешнего директора «Матвеевского» Николая Кырина расторгнуть сделки, которые привели к тому, что их общая земля сменила собственника. «Офис себе новый отгрохал, десять охранников у него только на улице, не подберёшься», — кипятится Антонина Фёдорова, представляющая интересы нескольких пайщиков совхоза. Она и ещё несколько активистов пытаются доказать, что паи у них были украдены. Фёдорова бомбардирует письмами президентскую администрацию и прокуратуру. Результат: сегодня «Матвеевское» проверяют ОБЭП и прокуратура Одинцовского района Московской области (часть земель совхоза расположена за чертой города).

Рассерженные пайщики — не единственная проблема. Ещё в 1990-е годы часть земель «Матвеевского» была включена в состав заказника «Долина реки Сетунь». Что это означало? На территории заказника можно заниматься сельским хозяйством, а вот строить здесь нельзя.

Точнее, нельзя было раньше. В июне 2006 года правительство Москвы постановило произвести следующий обмен. Часть заказника, состоящая в основном из земель «Интеко», перестала быть природоохранной территорией. Вместо этого к заказнику прикреплялись новые земли, расположенные пятью километрами юго-западнее. На карте всё выглядит отлично: новые наделы по площади примерно такие же, на них зеленеют деревья и поля, есть несколько прудов и тоже протекает речка. Но если выехать на место, можно увидеть, что территория, переведённая в разряд природоохранной, частично застроена складами и гаражами, а прямо на границе её дымит гигантская ТЭЦ. Участки явно неравноценные, уверяет Галина Морозова, сопредседатель Московской экологической федерации.

Что бы там ни говорили экологи, «Интеко» уже вовсю рекламирует свой новый проект, который появится на территории бывшего заказника. Елена Батурина планирует возвести на берегу Сетуни четыре футуристических здания под стеклянными куполами — торгово-офисный комплекс «Космо–Парк». Объём инвестиций более $1 млрд.

Насколько осложнилась бы реализация проекта, занимайся им не «Интеко», а другой крупный застройщик? Трудно сказать. Вольная трактовка московскими строителями и властями вопросов экологии — притча во языцех. Но вспомним слова Слободяна из дирекции сетуньского заказника: освободить территорию от только что посаженных деревьев его попросили из правительства Москвы. А менеджеры «Интеко», говорит представитель заказника, занимали скорее нейтральную позицию. «В «Интеко» нам сказали: ребята, можете не торопиться. Ещё неизвестно, когда мы выйдем на площадку», — вспоминает Слободян. Возможно, сотрудники московского правительства просто решили выслужиться перед мэром, зная, что его супруге предстоит вести на этих площадях строительство.

Получается ли у «Интеко» так же успешно работать за пределами Москвы? Ещё пару лет назад казалось, что экспансию компании не остановить. Батурина купила полдюжины объектов в Сочи, занялась сельским хозяйством в Белгородской области, начала строительство целого жилого квартала в Киеве, но говорить о грандиозных успехах пока рано.

Как развивается сельское хозяйство? «Спросите у Виктора Николаевича. Сейчас это его бизнес», — говорит глава «Интеко». Виктор — родной брат Елены Николаевны. Он занимался покупкой земли на Белгородчине и в других российских регионах. Приобрести удалось более 100 000 га, однако права на половину этих угодий надо ещё доказать в суде. В той же Белгородской области «Интеко» вошла в жёсткое противостояние с местными властями. Эскалация конфликта привела едва ли не к боевым действиям — менеджеры московской компании стали мишенью вооружённых нападений, адвокат «Интеко» Дмитрий Штейнберг был убит. Батурина в итоге решила из бизнеса выйти: земли и сочинские проекты, где «Интеко» тоже сталкивалась с проблемами, забрал себе Виктор Батурин.

Киев? Всего в столице Украины «Интеко» планировала построить до 150 000 кв. м жилья. Согласования были начаты в 2004 году накануне «оранжевой революции». «Проект пока развивается медленно», — констатирует Батурина. Ещё бы: достаточно вспомнить, в каких выражениях Юрий Лужков отзывался об украинских революционерах, к числу которых относится и мэр украинской столицы Леонид Черновецкий.

Другое дело, когда с властями удаётся договориться. Наиболее успешным среди проектов «Интеко» за пределами Москвы можно считать строительство офисно-гостиничного центра в Астане, столице Казахстана. «Там достаточно хорошо продвигаются все согласования. Правительство Астаны курирует Нурсултан Назарбаев, и это, конечно, оказывает магическое влияние на чиновников. Заставляет их работать очень быстро», — говорит владелица «Интеко».

Батурина расширяет границы бизнеса, по возможности, не ввязываясь в политические и корпоративные конфликты. «Интеко» запустила пару проектов в Петербурге и Ленинградской области, купила участки под гостиницы в чешских Карловых Барах и австрийском Китцбюэле. Изучает рынок в Китае на предмет строительства там отелей. В 2005 году компания продала часть строительных активов и весь цементный бизнес. Полученные в результате средства, около $1 млрд., были инвестированы в акции государственных компаний — «Газпрома» и Сбербанка.

Сухой остаток: компания «Интеко» в ближайшие годы не планирует оставлять свой родной город. К 2010 году около 90% бизнеса «Интеко» территориально будет по-прежнему сосредоточено в Москве. Кроме недвижимости, он будет включать в себя инвестиционный блок (управление пакетами акций крупных компаний, котирующихся на бирже) и нефтехимию (то, что выросло из бизнеса по производству одноразовой посуды и пластиковой мебели). Всем этим хозяйством надо эффективно управлять и надёжно его защитить от политических рисков. Срок Юрия Лужкова заканчивается в 2007 году. Вне зависимости от того, кто придёт ему на смену, не только «Интеко» — любой крупной московской компании стоит задуматься о своём будущем.

Пару лет назад Батурина называла «Интеко» просто «семейной компанией». Активы распределялись среди сотен юридических лиц. Производство изделий из пластика, московские стройки, цемент, сельскохозяйственные проекты — всё варилось в одном котле. Нити управления этой запутанной системой держали в руках два человека — Елена и Виктор Батурины.

«Я сидел на хозяйстве», — утверждает Батурин в интервью Forbes. Имеется в виду, что именно он возглавлял компанию «Интеко», принимал решения по оперативному управлению бизнесом, подыскивал новые проекты. Но последнее слово оставалось за Еленой. «Естественно, я готовил доклады сестре», — говорит Батурин, уверяя, впрочем, что ни разу не было такого, чтобы его решения отменялись.

В конце 2005 года, в разгар земельного конфликта на Белгородчине, Батурин вышел из совместного с сестрой бизнеса, получив, помимо сельхозпроектов, примерно $20 млн. компенсации. Что именно вызвало размолвку между братом и сестрой, стороны не комментируют. Но именно после «увольнения» брата Батурина взялась за реструктуризацию бизнеса, пригласив для этих целей молодого инвестиционного банкира Алексея Чаленко, бывшего главного исполнительного директора по управлению частными инвестициями ФК «Уралсиб». «Здесь сначала принимается решение, а потом всё остальное», — описывает Чаленко свои первые ощущения от работы на Батурину. Ни долгих посиделок с консультантами, ни тщательно прописанных концепций и планов развития.

Батурина управляет «Интеко» через «бюджетный комитет»: для каждого из крупных подразделений компании (строительство, переработка пластмасс и т.д.) на год верстается бюджет с расходной и доходной частью. Каждый месяц выполнение этих смет рассматривается на бюджетном комитете под председательством владелицы компании. Любая корректировка требует её визы. Теперь в дополнение к бюджетному комитету в «Интеко» создаётся инвестиционный. Если раньше решения входить или выходить из проектов принимались едва ли не по наитию, то теперь, надеется Чаленко, это будет жёстко регламентированный процесс.

Следующий пункт реформ — новая система владения активами. Десятки проектов «Интеко», которые сегодня причудливо перемешаны, планируется разделить непроницаемыми перегородками. Активы будут упакованы в несколько закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФ). Это внесёт в структуру собственности прозрачность, в том числе для государства. Новый подход позволяет сэкономить на налогах. Дело в том, что налогом облагаются лишь дивиденды, выплачиваемые бенефициарам фонда. Но если владелец решает всю прибыль оставлять в фонде, увеличивая, таким образом, его стоимость, то и налог платить не с чего. По крайней мере, до тех пор, пока фонд не будет расформирован и его участники не разделят доход за весь период существования ЗПИФа.

Уже создан фонд под названием «Континенталь» для управления инвестициями в ценные бумаги. Его объём 86 млрд. рублей. Туда планируется перевести акции «Газпрома» и Сбербанка. На эти бумаги придётся около 50% стоимости активов фонда. Есть и немного акций «Роснефти» — Батурина приобрела их в ходе IPO государственной нефтяной компании. Ещё около $1 млрд. в активах «Континенталя» составят собственно акции ЗАО «Интеко».

Все перечисленные бумаги в фонд пока не переведены: часть акций котируемых компаний заложена по кредитам (их главный источник — всё тот же Сбербанк). Первоклассный залог даёт возможность привлекать деньги под чрезвычайно низкие для строителей 7% годовых в валюте. Но по мере высвобождения акций «голубых фишек» из-под залога бумаги будут переводиться в ПИФ. Играть на курсах входящих в него бумаг «Интеко» не собирается. Для этих целей планируется открыть два фонда, чьи активы, как говорит Чаленко, должны со временем также вырасти до $3 млрд.

Если взглянуть на будущее глазами Батуриной, картина предстаёт вполне безоблачная. «Интеко» образца 2010 года по-прежнему будет заниматься в основном недвижимостью. Доходы от этой деятельности составят около $1,2 млрд. (сейчас около $600 млн.). Но если на текущий момент 100% выручки приносит продажа жилья, уже через четыре года доля этой статьи упадёт до 60%. Более $500 млн. Батурина планирует получать от сдачи в аренду собственных бизнес-центров и управления гостиницами.

Это колоссальные изменения. Бизнес в жилой недвижимости сродни езде на велосипеде, который не падает до тех пор, пока крутишь педали: есть возможность получать всё новые и новые участки-все нормально, как только поток земли иссякает — кризис не за горами. Другое дело коммерческая недвижимость: построенный торговый центр, офисный комплекс или гостиница дают стабильный доход, если ими хорошо управлять. Вопросы предоставления новых участков под застройку и согласование параметров строительства целиком находятся в ведении московских властей. Рынок офисных и торговых площадей зависит только от количества арендаторов.

Параллельно Батурина начала заниматься общественной деятельностью. Она, единственная из числа руководителей строительных компаний, была включена в состав рабочей группы по национальному проекту «Доступное и комфортное жильё». У Батуриной есть собственная концепция, как сдержать рост цен. По мнению хозяйки «Интеко», если и можно как-то обеспечить массовое строительство дешёвого жилья в России, то только модернизировав промышленность домостроения. А для этого нужно вдохнуть новую жизнь в захиревшие заводы по производству соответствующего оборудования: бетономешалок, дробилок, опалубки и т.д. И увеличить производство цемента. По словам Батуриной, все средства хороши — государство должно субсидировать процентную ставку, помогать привлекать дешёвое финансирование. Или даже строить заводы за свой счёт и затем передавать их предпринимателям на условиях выкупа, лизинга или концессии. В обмен — требовать поставок части продукции государству. Почему Батурина с такими воззрениями продала свои цементные заводы? «Ну, кто же знал, что меня пригласят заниматься национальным проектом», — смеётся президент «Интеко».

Всё вместе: участие в проекте «Доступное жильё», демонстративно прозрачная организация системы владения бизнесом через зарегистрированный в России фонд, увеличение доли доходов от коммерческой недвижимости-шаги в одном направлении. Елена Батурина снижает риски ведения бизнеса.

Даже вечный оппонент Лужкова и Батуриной Александр Лебедев признаёт, что у «Интеко» вряд ли возникнут проблемы после смены столичного градоначальника. «Я думаю, что мэром будет какой-нибудь человек, согласованный с ними», — говорит депутат.

А что думает сама Батурина? Её возмущают даже намёки на то, что будущее «Интеко» может оказаться под угрозой, когда Лужков покинет кресло московского градоначальника. «Ну и что? — рассуждает она. — У нас же не революция планируется в 2007 году, не захват власти военным путём». «Мне, как и любому инвестору, гарантирована защита моих прав», — говорит Батурина.

Если так, то, может, она гарантирует мужу после выхода в отставку должность в своей компании? Владелица «Интеко» на секунду задумывается и выдаёт ответ: «Такие люди должны работать на государство».

Хроники бизнеса «Интеко»

1991 Свадьба Юрия Лужкова (55 лет, вице-мэр Москвы) и Елены Батуриной (28 лет, предприниматель). В том же году Батурина создаёт компанию «Интеко», выпускающую пластмассовые бытовые товары: вёдра, тазы, одноразовую посуду и др.

1992 Гавриил Попов, первый мэр столицы, избранный голосованием москвичей, уходит в отставку. На его место президент Борис Ельцин своим указом назначает Юрия Лужкова.

1995 «Интеко» создаёт дочернюю компанию «Интекострой». Специализация — отделка и реконструкция фасадов зданий. Компания участвует в муниципальных программах восстановления «исторического облика города». Несколько типов красок, разработанных «Интекостроем», включены в городской заказ и рекомендованы для использования строительными компаниями.

1998 Завершена реконструкция принадлежащего правительству Москвы стадиона «Лужники». «Интеко» выигрывает конкурс на поставку для стадиона 85 000 пластиковых кресел на общую сумму около $700 000. «Более выгодных условий не предложил никто», — оправдывается Юрий Лужков после того, как история попадает в газеты.

2001 «Интеко» приобретает акции «Домостроительного комбината № 3» (ДСК–3) у вдовы его директора Юрия Свищева, погибшего за два года до этого в результате покушения. Под контролем Батуриной оказывается 20% московского рынка панельного домостроения.

2002 За $90 млн. приобретён «Осколцемент», один из крупнейших цементных заводов в России. Поглотив ещё несколько заводов, «Интеко» становится вторым по объёму (11% рынка) производителем цемента в России.

2003 «Интеко» размещает облигационный заем. Компания впервые идёт на официальное раскрытие информации о владельцах. В отчётности сообщается, что Батурина получает зарплату около $150 000 в месяц и владеет 99% акций «Интеко», 1% оформлен на её брата Виктора Батурина.

2004 Конфликт с властями Белгородской области, где «Интеко» инвестирует в сельское хозяйство. Белгородские чиновники называют «Интеко» «социально безответственным инвестором». В 2005-м адвокат «Интеко» Дмитрий Штейнберг, представлявший компанию в процессах, связанных с белгородскими проектами, избит неизвестными и умер в больнице.

2005 ДСК–3 за $300 млн. продан группе «ПИК», цементное подразделение за $800 млн. покупает предприниматель Филарет Гальчев. Часть вырученного тратится на покупку акций «Газпрома» и Сбербанка (нынешняя стоимость около $1,5 млрд.).

2010 Согласно планам «Интеко», через четыре года компания будет зарабатывать на недвижимости $1,2 млрд. в год, половину этой суммы составят доходы не от строительства, а от сдачи в аренду офисов и от управления гостиницами.

Юрий Лужков о бизнесе своей жены

«АОЗТ «Интеко» предложило кресла (для «Лужников») по 50 000 рублей, и более выгодных условий не предложил никто. Это простая арифметика, и она исчерпывающим образом отвечает на ваш вопрос». — «Новая газета»

«Она не нуждается в моей помощи или протекции. Это квадратная голова, она родилась с мужским умом». — La Stampa

«Почему же она, успешный, мощный бизнесмен, должна отказываться от любимого дела? Как я могу её остановить, какое я право имею?» — «Известия»

«Действительно, многие склонны приписывать все успехи этой талантливой деловой женщины моему влиянию. Вам стоит самим поговорить с ней, и вы увидите, какой уникальный у неё потенциал».

«Я восхищаюсь своей женой не только как супругой и матерью моих детей, но и её уникальным деловым чутьём». — Der Spiegel

Елена Батурина шесть лет возглавляла национальную федерацию конного спорта, но сейчас предпочитает гольф. Президент «Интеко» регулярно выходит на поле и тренируется, загоняя мяч в лунку. Уровень мастерства Батуриной позволяет ей соревноваться на равных с «продвинутыми любителями» — участниками гольф-турниров, которые проводятся в Москве. Например, выступая в мае этого года на турнире «Московского городского гольф-клуба», посвящённом открытию сезона, супруга столичного мэра заняла четвёртое место среди сорока пяти участников.

Юрий Лужков поддерживает жену в её увлечении. Московское правительство приняло амбициозную программу строительства полей для гольфа. В пределах города будет построен десяток полей. А в октябре 2006-го мэрия организовала семинар «Новые горизонты российского гольфа». Расходы на его проведение взял на себя городской бюджет.

Если об успехах Елены Батуриной на зелёных полях может узнать любой желающий, просто заглянув на сайт столичного гольф-клуба, то плоды другого увлечения хозяйки «Интеко», фотографии, могут оценить лишь избранные. Уже несколько лет Батурина издаёт лучшие свои фотоработы в виде календаря и дарит их партнёрам «Интеко». Сюжеты фотографий незамысловаты, но съёмка проведена профессионально. Кроме того, Батурина ходит в тир, где стреляет из мелкокалиберной винтовки. Ещё одно хобби — коллекционирование русского фарфора. А верховая езда?

«Честно говоря, я не езжу сейчас верхом», — говорит Елена Батурина. Хотя о конном заводе в Калининградской области супруга московского мэра заботится по-прежнему.

Михаил КОЗЫРЕВ
Мария АБАКУМОВА
© «Русский Forbes», декабрь 2006

Комментарии 0

Ваш комментарий

Для того чтобы оставлять комментарии на сайте, необходимо авторизоваться

Биография Маньенан Елены Вячеславовны

Елена Квитко - полная биография

Биография Маньенан Елены Вячеславовны

Биография, история жизни Маньенан Елены Вячеславовны

Всем известна фраза «пути Господни неисповедимы», авторство которой приписывается св. апостолу Павлу. Она в полной мере относится к Елене Вячеславовне Маньенан, долгие годы прожившей на чужбине, но сумевшей раскрыть свой потенциал, вернувшись на родину.

Детство и юность

Елена Вячеславовна родилась в Москве 13 июля 1957 года. Через 7 лет она поступила в общеобразовательную школу. В 1978 году Елена получила высшее образование.

Вскоре после окончания института Елена вышла замуж, родив вскоре двух сыновей. Однако в середине 80-х годов отношения с мужем испортились до такой степени, что они разошлись. В это же время она познакомилась с французским журналистом Андре Маньенаном. Они поженились вскоре после развода Елены. Для ее второго мужа этот брак также не был первым. Незадолго до их встречи он развелся. Его первой женой была скромная, по словам Андре, библиотекарша Людмила, с которой он познакомился в середине 60-х годов. Свою вторую жену вместе с сыновьями он в 1988 году увез во Францию. Там у пары родился еще один сын – Даниэль.

Возвращение на Родину

Семья переехала в Россию, в общем-то, случайно. В 1997 году Елена, Андре и их младший сын Даниэль отправились погостить у ее родных. В России у мужа возникла идея написать книгу о жизни в русской глубинке. Семейство довольно долго кочевало по деревням, пока не оказалось в одной из них – Меленки Ивановской области. Через пять лет они переехали в небольшой город Плес. Здесь они купили дом, построенный более 140 лет тому назад. Он был переоборудован под частный гостевой дом. Бизнес оказался более чем успешным. Этому в немалой степени способствовало развитие информационных технологий – постояльцы активно делились в Интернете отличными впечатлениями от пребывания в нем. Широкую известность гостевому дому «Частный визит» принесла показанная в 2011 году телепередача Михаила Ширвиндта «Хочу все знать». Через год в ресторане при этом мини-отеле отужинал Дмитрий Медведев с женой. Его резиденция располагалась неподалеку от Плеса.

ייִדישער פּאָעט לייב קוויטקאָ
ЕВРЕЙСКИЙ ПОЭТ ЛЕВ КВИТКО

главнаяновоегде учат идишзолотые правилавсе языкиавторметодиканачинающимдетямсловарифорумы,блогиграмматикаалфавит
БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Еврейский поэт Лев Моисеевич Квитко (15.10.1890 — 12.8.1952) родился в местечке Голосков (ныне село Голосково Хмельницкой области). Рано осиротев, Квитко некоторое время посещал хедер, а с 10 лет начал работать, сменил множество профессий, попутно занимаясь самообразованием.
Стихи Квитко писал с 12 лет. В 1915 г. в Умани познакомился с Д. Бергельсоном, каковой ввел его в литературные круги. Дебютировал в мае 1917 г. в социалистической газете «Дос фрае ворт» («Свободное слово»). В том же году вышел сборник стихов для детей «Лидэлэх» («Песенки»).
В 1917 г. Квитко поселился в Киеве. Публикация его стихов в сборнике «Эйгнс» («Родное») выдвинула его (вместе с Д. Гофштейном и П. Маркишем) в триаду ведущих поэтов «киевской группы». Написанная им в октябре 1918 г. поэма «Ройтэр штурэм» («Красная буря»; газ. «Дос ворт», 1918, и журн. «Багинэн» («Рассвет»), 1919) явилась первым произведением на идише об Октябрьской революции и пролетарской дружбе народов: «От моего брата пахнет соломой, от нас обоих пахнет борьбой!» Однако в сборниках «Трит» («Шаги», 1919) и «Лирик. Гайст» («Лирика. Дух», 1921) рядом с юношески задорным восприятием Октября звучало тревожное смятение.
В стихах Квитко тех лет простосердечный взгляд на мир (наделяющий особой привлекательностью все его творчество для детей), глубина мировосприятия, поэтическое новаторство и экспрессионистические искания сочетались с прозрачной ясностью народной песни. Их язык богат и идиоматически колоритен. Лирика Квитко согрета свежим, добрым юмором.
В середине 1921 г. поэт поселился в Берлине, где вышли его сборники «Грингроз» («Зеленая трава», 1922) и «1919» (1923, посвящен погромам в годы гражданской войны). Затем переехал в Гамбург, где работал в советском торговом представительстве, публикуя свои произведения как в советских («Штром», «Гейендик»), так и в западных («Милгройм», «Цукунфт») периодических изданиях. В Гамбурге Л.Квитко вступил в компартию Германии и вел пропагандистскую работу среди торговых рабочих.
В 1925 г., опасаясь ареста, Квитко вернулся в СССР, вошел в литературную ассоциацию «Октябрь» и редколлегию журнала «Ди ройтэ вэлт» («Красный мир»), в котором были напечатаны его рассказы о жизни в Гамбурге «Риограндэр фэл» («Рио-Грандский мех», 1926; отд. изд. 1928), автобиографическая повесть «Лям ун Пэтрик» («Лям и Петрик», 1928-29, отд. изд. 1930, в рус.пер. 1958) и другие произведения.
За один 1928 г. вышло 17 книг Квитко для детей.
Сатирические стихи Квитко в «Ди ройтэ вэлт», которые впоследствии составили раздел «Шаржн» («Шаржи») в его сборнике «Герангл» («Схватка», 1929), особенно стихотворение «Дэр штинклфойгл Мойли» («Вонючая птица Мой[ше] Лит[ваков]») против диктата деятелей Евсекции, вызвали разгромную кампанию: «пролетарские» писатели обвинили Квитко в «правом уклоне» и добились исключения его из редакции журнала.
В 1931 г. Квитко поступил рабочим на Харьковский тракторный завод. Но его сборник «Ин трактор-цех» («В тракторном цеху», 1931) также не удостоился одобрения «пролетарской» критики.
Лишь после ликвидации в 1932 г. литературных ассоциаций и группировок Квитко занял одно из ведущих мест в советской еврейской литературе, главным образом как детский поэт.
С 1936 г. Квитко жил в Москве. Его «Геклибэнэ вэрк» («Избранные сочинения», 1937) уже всецело отвечали требованиям соцреализма. В 1939 г. он вступил в КПСС. Автоцензура сказалась и на его автобиографическом романе в стихах «Юнге йорн» («Годы молодые», о событиях 1918 г.; сигнальные экземпляры появились в Каунасе накануне вторжения гитлеровских войск; 16 глав на идише опубликованы в 1956-63 гг. в «Паризэр цайтшрифт» («Парижском журнале»); по-русски издан в 1968 г.).
В годы войны Квитко был членом Еврейского антифашистского комитета и редколлегии газеты «Эйникайт», в 1947-48 гг. — литературно-художественного альманаха «hэймланд» («Родина»). Его сборники стихов «Фаер аф ди соним» («Огонь по врагам», 1941) и другие призывали к борьбе против нацистов. Стихи 1941-46 гг. составили сборник «Гезанг фун майн гемит» («Песнь моей души», 1947; рус. пер. 1956).
22 января 1949 г. Квитко был арестован, а 12 августа 1952 г. — расстрелян в числе ведущих деятелей ЕАК.
Лит.: В.Смирнов, Лев Квитко. Критико-биографический очерк, М.,1957; К.Чуковский, Современники. Портреты и этюды, М.,1962; Г.Ременик, Дихтунг фун рэволюцьёнэрн умру, «Советиш hэймланд», 1970, №11; Г.Ременик, Очерки и портреты, М.,1975; Краткая еврейская энциклопедия, т.4, Иерусалим, 1988.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТВОРЧЕСТВА КВИТКО (по статье Г. Ременика)

Из советских еврейских писателей Лев Квитко, наверное, самый популярный. Известность он получил главным образом благодаря своим детским стихотворениям. Но, говоря о мастерстве Квитко, критики нередко забывали, что его изумительные, признанные классическими стихи, на которых выросло несколько поколений советской детворы, — только одна из граней его таланта.
Л.Квитко провозглашал своей песней гибель старого и рождение нового мира. Эту важнейшую всемирно-историческую проблему ХХ столетия Квитко выразил в такой неповторимо-своеобразной форме, что до сих пор его поэзия свежа и эмоционально-действенна, каким бывает настоящее искусство.
Истоки оригинальности Квитко, неповторимости его индивидуального стиля лежат в его народности. Конечно, народным в лучших своих образцах было и творчество Ошера Шварцмана, Давида Гофштейна, Переца Маркиша, вместе с которыми Квитко возводил фундамент новой еврейской литературы, но для него народность — все его существо художника.
По непосредственности, естественности выражения мысли и чувства Льва Квитко можно сравнить с Шолом-Алейхемом. Шолом-Алейхем трансформировал народное творчество в искусство, фольклор — в литературу; Квитко продолжил эту традицию.
Поговорка и пословица, фразеологический оборот и старое мудрое изречение приобрели в стихах Квитко новое значение благодаря своей революционной направленности. Ритмы народной песни у Квитко насыщаются громами и молниями социальных потрясений.
В стихотворении 1917 года «Я иду с тобой» Квитко провозглашает общность своего пути с рабочим классом:
Рабочий народ, трудящийся класс!
И старики с тобой,
И дети,
Вчера еще был я слеп
И слепа моя ненависть,
Теперь я вижу всё
И с тобой иду, мой класс.
С меня свалилась бед гора,
Банда хозяев,
Начальников,
Духота и воздух нищеты
В норе,
Где юность моя пробивалась.
Мне посчастливилось опять —
Я твердо теперь стою на ногах.
И жизнь я приветствую!
Для стиля Квитко характерно расширение среды, где происходят события. Из узкого круга, из комнатной обстановки, где царят мгла, одиночество и тоска, действие переносится на улицу, где развертывается борьба масс. Шумы городской улицы — это топот народных масс. Свою первую книгу стихов поэт так и назвал — «Шаги» (1919):
Будем гордые шагать по улицам,
По праздничным площадям.
Было бы, однако, неправильно рисовать образ поэта прямолинейно, обходя внутренние противоречия, умолчав о сомнениях. Квитко не был склонен упрощать ситуацию в первое послереволюционное время. Поэт знал, что «сотни тысяч людей изучают вслепую, ощупывают мир со всех сторон, каждый шаг его, ищут лицо мира, не находят».
Поэт тосковал в одиночестве; позиция стороннего наблюдателя претила ему. Он благословляет бурю, которая гонит тоску:
Пусть хлынет гроза.
Пусть ветер с пылью соединится
И ударят улицы в лицо
И скажут Творцу: у нас уже есть силы,
Мы можем уже без тебя обойтись.
Ранний Квитко изображал силу пришедшего в движение народа и вместе с тем его слабость. Он показал революционное пробуждение масс, их стихийную силу, еще скованную пережитками прошлого. Поэт пишет и о тех, кто блуждает, не видя еще ясного пути в будущее. Не всё в те годы было ясно и самому Квитко. Недаром в его первой книге так часто (в различных вариациях) встречается слово «слепо».
«Слезы радости и слезы страданий, как нежные голуби на пуховой постели, сердцем согреты, взором ласкаемы. Одинаково дОроги тебе эти слезы, и знаешь это родное, родное, это богатство твое». Это не раздвоение личности поэта, а доказательство его стремления к правдивому отражению жизни.
Революционная поэма «Красная буря» — произведение не о праздниках и триумфах, а о буднях и противоречиях революции, о «всех страданиях, всех болях в их тысячных превращениях». Остро врезается мотив борьбы нового со старым: «Когда настает миг покоя, наступает боль».
Революция — это не прямолинейное шествие по пути, усеянному победами. Она имеет свои противоречия, зигзаги, острые повороты, переломы. Таков же путь поэта.
Наступил 1919 год, и вместе с ним — огненные бури гражданской войны. Классовая борьба приняла самые острые формы, включая еврейские погромы. И поэт создал гневную и горестную книгу стихов «1919». В предисловии к ней Квитко пишет: «Со всех сторон к нашей стране тянулись бронированные руки убийства и разбоя».
Герой стихотворения «Благословенная голова» освобождается от страха и рвется в бой с погромщиками:
Благословенная голова,
Нежно-трепетная ру
ка —
Освободи меня!
Ты запрись с ребенком
За глухой стеной,
Искусанными губами страху скажи:
«Мой муж там».
.
Отпусти меня!
Я всю желчь свою
С болезненным гневом
Выплюну в лицо врагу!

«Болезненный гнев», накопленный в сердце, доходит до взрыва. Это гордость поэта, вместе со своим народом в час испытаний встречающего грудью бедствие.
Гнев и ненависть отнюдь не составляют основной пафос поэзии Квитко. Главное в его стихах — любовь к человеку. Поэт-гуманист, он убежден, что подлинная человеческая любовь может и должна прийти в мир, пусть даже через борьбу и страдания, сражения и войны.
Стихотворение «Закаленная история» выражает глубокое понимание сущности исторического развития:Закаленная история войны и любви на бродячей земле. О моя единственная! Пойдем, мы старые кузнецы, пойдем, мы история войны и любви, мы живем с начала мирозданья с каждым поколеньем. Мы были уже тихими и похороненными в тихом месте. Мы были уже бойцами и разорваны в куски, нас бросали в ямы — братские могилы. Я и ты на бродячей земле, мы несем войну и любовь».

В дни Второй мировой войны Квитко создает пламенные патриотические стихи, призывает народ к героическому отпору гитлеровским захватчикам («Огонь по врагам!», «Накануне», «Лес», «Плач матери Лейзера Паперника», «Михаил Плоткин затемняет Берлин», «Он платит» и др.).
Талант Квитко особенно ярко раскрылся в его поэзии для детей и о детях. Здесь он не знает себе равных во всей еврейской литературе. Это тоже связано с его тнародностью, генетически восходящей к традициям Шолом-Алейхема.
Мир человека из народа, по мысли Шолом-Алейхема, аналогичен миру ребенка. Дети — будущее народа, его бессмертие. Интерес Шолом-Алейхема к детской психологии явился выражением его любви к народу и человеку. В этом заключается и суть детской поэзии Льва Квитко.
Мир детей в поэзии Квитко — широкий и просторный, светлый и беззаботно-свободный. Душа ребенка, как и душа народа, была открыта для поэта, и он читал в ней, как в своей собственной душе. Не только содержание, действие, психология, но и манера речи — все натурально в детских стихах Квитко.
Корней Чуковский, друг и почитатель Льва квитко, писал: «Очарованность окружающим миром сделала его детским писателем; от имени ребенка, под личиной ребенка, устами пятилетних, шестилетних, семилетних детей ему легче было выразить свою любовь к жизни, свою простую веру в то, что жизнь создана для беспредельной радости».

. В августе 1952 года Льва Квитко расстреляли вместе с поэтом Перецем Маркишем, режиссером разогнанного Еврейского театра Вениамином Зускиным и другими деятелями еврейской культуры.
Вскоре умер Сталин, и после его смерти первая группа советских писателей отправилась в поездку по США. В их числе был Борис Полевой — автор «Повести о настоящем человеке», будущий редактор журнала «Юность». В Америке его спросил писатель-коммунист Говард Фаст: куда девался Лев Квитко, с которым я подружился в Москве и потом переписывался? Почему он перестал отвечать на письма? Здесь распространяются зловещие слухи. «Не верь слухам, Говард, — сказал Полевой. — Лев Квитко жив-здоров. Я живу на одной площадке с ним в писательском доме и видел его на прошлой неделе».
Когда Говард Фаст порвал с коммунизмом, он рассказал этот эпизод в книге «Голый бог».

Источник (снабженный подробными комментариями к каждому письму): judaica.kiev.ua

ЖИЗНЬ БЫЛА БЫ ВЕЛИКОЛЕПНА.

Письма Льва Квитко М. Хащеватскому и А. Гурштейну

Лейб Квитко, или, как принято во всех украинских и русских переводах, Лев Квитко — один из наиболее значительных идишских поэтов двадцатого столетия, видная фигура так называемой «киевской группы» еврейских писателей, прославленный автор стихов, известных едва ли не каждому ребенку в СССР, особенно в тридцатые довоенные годы, в многочисленных переводах на десятки языков огромной страны. Начало его литературного пути необычно, а конец трагичен. Он начинал со стихов для детей, и только после шести детских книг начал публиковать произведения, которыми зарекомендовал себя как тонкий лирик, талантливо сочетающий литературную традицию с фольклорной. Вместе с друзьями и коллегами по Еврейскому антифашистскому комитету он был расстрелян в подвалах Лубянки 12 августа 1952 года. Эта дата стала началом конца еврейской литературы в СССР: Гитлер убил ее читателей, Сталин убил ее писателей.
Вместе с писателями погибли их книги и архивы — изымались и уничтожались. Лишь ничтожное количество документов чудом сохранилось: ищущий жертв кагебистский глаз не все замечал, чекистские «чистые руки» (то есть хорошо отмытые от крови) дотягивались не до всего. Предлагаемые подборки писем Льва Квитко Михаилу Хащеватскому и Арону Гурштейну уникальны: они дошли до нас именно потому, что были забыты в закутках архивохранилищ, а все бумаги личного архива поэта, изъятые в момент ареста Льва Квитко, сгинули безвозвратно.
Еврейский поэт, драматург и переводчик Михаил Хащеватский (1897 — 1943) погиб как солдат в боях за освобождение Белоруссии. Его многолетняя дружба с Квитко завязалась в самом начале литературного пути обоих: сверстники, земляки и поэты, они вместе постигали азы литературного дела и тайны поэтического искусства. При этом обоим, по-видимому, не казалось странным, что самоучка, живущий в провинции («в голованевском болоте», по его собственным словам), Квитко выступает как наставник своего друга — петроградского студента.
В ранних письмах Квитко обращает на себя внимание резкое противоречие между тягостным полунищенским бытом молодого поэта и высокой напряженностью его духовного бытия. Решить сложнейшие проблемы искусства и достать кусок хлеба — вот над чем бьется в те годы Квитко. Письмо от 18 февраля 1917 года — своеобразная декларация молодого поэта: «Жизнь была бы великолепна, если бы мы сами не портили ее». Он провозглашает своей литературной верой романтизм, открывающий оптимистические перспективы. Нужно понять, в каком окружении рождалась эта декларация: она противопоставлена не реализму с его широким охватом действительности, а, скорее, приземленному, бескрылому этнографизму и натурализму. Ценным биографическим документом является письмо из Берлина от 22 октября 1922 года, содержащее характеристику эмигрантских кругов.
Письма Квитко к Хащеватскому — самые ранние из всех дошедших до нас его писем: эта переписка началась перед самой февральской революцией, охватывает период гражданской войны и не прерывается годами, проведенными Л.Квитко в Германии. Здесь публикуется наиболее интересная в историко-литературном отношении часть этих писем.
Арон Гурштейн (1895 — 1941) — критик и литературовед, автор многих работ о еврейской литературе и театре, написанных на русском и еврейском языках. Ему принадлежат статьи о творчестве Бергельсона, Фининберга, Галкина, об актерском мастерстве Михоэлса и Зускина — и книги: «Вопросы марксистского литературоведения» (1931), «Шолом-Алейхем» (1939), «Проблемы социалистического реализма» (1941). Осенью 1941 года Гурштейн погиб в боях под Москвой. Квитко познакомился с Гурштейном во второй половине 1920-х годов. По сохранившимся письмам Квитко к Гурштейну видно, как знакомство переходит в дружбу — официальные обращения заменяются дружескими, они переходят на «ты». Харьковчанин, а затем киевлянин Квитко все смелей обращается за помощью к москвичу Гурштейну и сам готов помогать ему. Квитко информирует Гурштейна о литературной жизни на Украине, сообщает ему автобиографические сведения, делится общими соображениями о литературе, доверяет ему редактирование своих стихотворений, но при этом не скрывает от друга, что по его, Квитко, мнению, вкус Гурштейна обеднен рационализмом. Письма Квитко (ответные письма не сохранились) рисуют обоих участников переписки — их горячую заинтересованность в развитии литературы, глубокую принципиальность.
В одной из статей о Квитко Гурштейн писал: «Несмотря на знание жизни, Квитко сохранил в своем мировосприятии чрезвычайную непосредственность. Он продолжает
воспринимать явления мира с простодушием и изумлением, словно видит их в первый раз. Вот почему, между прочим, его так любят дети. Ему органически близко детское сознание, широко раскрывающееся навстречу миру и жадно впитывающее в себя его явления. Но простодушие поэта, имеющее своей основой глубоко народный оптимизм, исчезает без следа, как только Квитко сталкивается с социальным злом, с притеснением человека человеком, с уродствами капиталистического общества» («Огонек», 1941, №11, стр.15). Оригиналы писем А.Гурштейну находятся в РГАЛИ (ф. 2270, оп.1, ед.хр.131).
Все письма переведены с идиш Х. Бейдером в 1975 году.

Л. Квитко — М. Хащеватскому

I
Голованевск, 13 февраля 1917 г.
Дорогой Миша!
Твое письмо меня очень обрадовало: во-первых, в моем голованевском бытии оно было для меня хорошим подарком, а во-вторых, внутренний переворот в тебе, твой энергичный взгляд на работу, на творчество — обрадовали и изумили меня. Ты с такой силой прокукарекал мне в ухо свои стихи, что я забыл обо всем на свете.
Слушай, дорогой, я отвечу тебе по всем пунктам (от аза до ижицы). Мне жизнь представляется полной неразберихой, но в ней скрыты жемчужины, это — жемчужины романтизма. Жизнь была бы великолепна, мир — изумителен, если бы мы сами не угробили все это. Мы забрели куда-то в сторону, а потом шли этим путем все дальше и дальше, с расширенными от страха глазами, наполовину захлебнувшиеся в той зловонной пропасти, куда мы сами себя загнали, и все же — мы унесли с собой ядрышко нашего прошлого счастья, одну жемчужину нашего сгинувшего богатства — романтизм. Его мы должны беречь, как зеницу ока, как бережет обнищавший богач последний золотой кубок, напоминающий ему о былом, дарующий надежду на будущее. Настоящий художник обнаруживает все романтические искры, возводит чудесную башню и показывает нам, какой жизнь была и какой она может быть. Кто создал романтизм, если не сама жизнь? И.-Л. Перец был одним из тех гениев, которые это осознали, и он оставил нам его в наследство.
Я верю, что подлинный облик жизни и мира скрыт от нас, искажен. Где-то под руинами веков лежит забытый истинный оригинал — настоящая жизнь. Если телега жизни не потащит нас на дно и мир спохватится и вспомнит, чем он должен был стать, — то, я верю, некто великий придет, чтобы взять в свои руки этот заколдованный ключ и извлечь из-под тяжести вековых руин жизнь настоящую, романтическую, фантастическую.
А теперь о рифме и звуке: да, милый Миша, я и сам знаю, что музыка стиха выражает настроение поэта и что настроение является самой необходимой частью содержания. Гейне даже говорил, что хорошая рифма — это поцелуй свежих губок (кажется, так?). Все же я думаю, что поэзия, жертвующая содержанием ради формы, — это не поэзия, а карточный домик. Слава всевышнему, мы, евреи, обладаем особенностью не только глядеть на стенки сосуда, но и заглядывать внутрь. Возьми, например, любой жанр еврейской литературы: разве они не отличались своим содержанием, а не только формой, начиная с древних религиозных книг и кончая современной поэзией? Даже такой поэт, как Бялик, по форме не совершенен, Шнейур5 — тоже не больно блестящ (хотя его поэзия — не специфически еврейская).
Я думаю, что такой близкий к эллинам народ, как русский, создал поэзию, полную смысла. А вот тебе пример новой русской поэзии, которую ты так боготворишь:
Качели, качели, печали качели,
печали качели: «Молчи».
И в плаче печали качели качали.
качали качели в ночи.
(К. Большаков, «Солнце на взлете»)
Замечательно, не правда ли? Видишь, до какого пустословия можно дойти? А если еврейский поэт пойдет этим путем, он и вовсе забудет о содержании. Это будет выглядеть, как морская пена, которая исчезает от одного дуновения ветра: Я о многом еще хотел тебе сказать, но что-то лень на меня нашла. Я здесь натолкнулся на одну скульпторшу, она делает хорошие вещи из глины, но они у нее распадаются. Сообщи мне адрес какого-нибудь художника, она очень нуждается в совете. Жизнь моя здесь очень горькая, я отягощен бедами, все же много работаю. Стихи-однодневки меня не удовлетворяют, я работаю над большой вещью. Ценность произведения я теперь понимаю много лучше и на свою работу смотрю намного критичнее. Мне кажется, у меня теперь получится нечто удачное. А пока посылаю тебе «Мое сокровище», которое я очень люблю. Вчитайся в него, Миша, и полюби его тоже.
Если я неожиданно не разбогатею, то письма тебе не отправлю, сам понимаешь — марки! Эзра ничего мне не пишет. О Бергельсоне я на днях узнаю. Д. Эйнгорн издает в Женеве журнал. Каким образом к нему можно добраться?
Твой Лейб
Только что получил твое последнее письмо. Я очень рад. Завтра пошлю тебе ответ.

II
Дорогой Миша!
Получив твое письмо, я пустился в пляс. Твой первый литературный опыт прекрасен, пожелай и мне такого же. Дай бог тебе здоровья, уж очень ты меня растрогал.
Как видишь, посылаю тебе несколько стихотворений. Если что-нибудь из этого пойдет в Петрограде, пришлю поэмы, у меня уже много написано и кое-что неплохо. Пусть Нигер мне напишет, может, я еще сумею попасть в Киев, это ведь не от меня зависит. Я-то готов.
У меня много стихов для детей, спроси Нигера, как мне с ними быть. Добрушин просит, чтобы я прислал что-нибудь для сборника, но на это я не очень надеюсь, а может, и пошлю что-нибудь.
Еще у меня есть недавно написанная поэма «Похороны». Это вещь!
Ты пишешь, что можешь мне прислать кое-что из своих стихов. О, прошу, прошу, с большим удовольствием. Ох, что же будет с моими детскими стихами, с моими поэмами? Может, они выручат мой бедный желудок? Я задыхаюсь здесь и напрягаю все силы, чтобы вырваться, вырваться отсюда, но что толку? Отвечай поскорей.
Твой Лейб
Повидайся с Нигером.
Шмуэль Нигер (С.Чарный, 1883 — 1955) — еврейский критик и публицист. В ту пору, к которой относится письмо Л. Квитко, играл видную роль в национальной периодике Москвы и Вильно; впоследствии эмигрировал в США.

III
[1917-1918]
Мишук!
Я откопал для тебя целый клад «бабушкиных словечек», и вот из этого лепета нанизал тебе целую связку рифм в подарок, мой дорогой. Они как раз такие, как ты любишь! Подобных жемчужин могу насобирать для тебя еще несколько связок, ты их вполне заслужил.
Правда, я тебе и сейчас не написал бы, но, так как тебя постигло несчастье — ты поступил на службу, следовательно, стал богачом в нашей семье, — то я и решил поклониться тебе в пояс. И я, бедный рифмач, склоняю теперь свою голову перед пылью твоих ног, о великий мой богач! А если кроме шуток — пришли что-нибудь из твоих последних стихотворений — в этом рассоле я все-таки огурец!
Пиши мне.
Лейб

IV
[Начало 1918 г.]
Дорогой Миша!
Слово честного еврея — я не фальшивил, но пойми: ты мне слишком дорог, чтобы не быть на тебя в обиде за то, что ты уехал, не простившись со мной, — понял, умник мой? Представь себе парня, который, можно сказать, оторвался от всего света, потерял свое последнее имя — из «Оленя» превратился в «Льва», возненавидел дорогую ему прежде литературную среду, утратил свою любимую бабушку, но по сей день еще ни одного пессимистического стихотворения не написал, — представь, такой человек получает письмо от своего хорошего друга черт знает из какой дали, — что ж, ты думаешь, он читает его? Да нет, он пускается в пляс!
Хочешь знать что, кто и почему? Отвечаю: Мишук, боюсь, что я «заэзрился». Я еще слишком зеленое яблоко для этого мутно-местечкового кваса. Я порвал связь с писательским миром. Отличить свое хорошее стихотворение от неудачного я уже и сам в состоянии. Материально они мне тоже ничем не помогают, я вынужден сам промышлять со своей музой, сам добывать копейку. И, по-видимому, из-за своего благословенного положения стал терять (тсс! это секрет!) веру в себя. Да, дорогой Мишук, я вдруг настроился философски, ищу абсолютную истину, нашел уже и абсолютную ложь. Видишь, куда я забрался? Мишук, новость! Это все вздор, что я до сих пор наболтал. Мне очень хорошо, ох, как хорошо.
Посылаю тебе два-три стихотворения с условием, что ты ответишь немедленно.
Теперь о твоих стихах. Стихотворение «Как Самсон» — ново и сильно, ясно и лаконично. Первое стихотворение из «Алтварг» («Старье») — живое, освеженное, это старое дерево с новой сильной корой; стихотворение дышит энергией и мужеством. Второе из «Старья» — гармонично, народно. Приглядись: у тебя в «Нашем марше» — сила народная, трубный зов под стенами Иерихона. Здесь я чую у тебя боевой дух в начале восстания. «Глухой» немного затуманен, а «Я ищу» мне вовсе не нравится. Но как хорош твой «Самсон», просто чудесен!
Послушай: Эзра примирился с «моим» романтизмом и пишет очень хорошие стихи. Вне романтизма, говорит он, нет литературы. Недавно он гостил у меня, и нам так нехватало тебя, ой, как нехватало! Он опустошен, совсем опустошен, ему ничего не нужно, ничего не хочется. Трудно быть с ним рядом. Его адрес прост: Фининбергу — и все.
Твой Лейб.
Пиши немедленно, пойми меня.
Голованевское болото, среда, сумерки.
Я хотел бы послать некоторые мои стихи, сообщи кому. Тут есть одна простая девушка с талантом скульптора, лепит из глины. Что ей делать.
(В Псалтири олень противопоставляется льву как невинность и кротость — опытности и грубой силе. Кроме того, Гирш (буквально «олень») — юношеский псевдоним Л.Квитко. Подразумевается, что став «Львом» (Лейб) из «оленя», он достиг зрелости, стал самим собой.)

V
[Берлин, 22 октября 1922 г.]
Ох, друзья мои дорогие, Эзра и Миша!
Знали бы вы, как горько у меня на душе в этой самой «середке Европы». Кроме кучки зануд, эмигрантских козлов, от которых разит за версту, кроме «Романишес кафе», кроме мук-терзаний о заработке, — меня уже вовсе пришибла весть о том, что мой единственный, как я полагал, выживший брат давным-давно умер в Америке, так же, как и мой лучший друг, с которым мы, бывало, в одну ямку писали. Для моей русско-украинской головы это уж слишком. К тому же, здесь родственники жены собираются в Аргентину, и всякий раз у них что-нибудь разлаживается, расползается по швам; то документы, то деньги, — и все это я, горемыка, должен взять на себя. Но, как говорится, «любишь жену, люби и ее родню».
И все же голосковское несчастье — моя сестра — это всем бедам беда. Могу ли я позволить себе вздохнуть свободно? Я просил Добрушина отсылать мой гонорар сестре. Вам я выслал материал для детского журнала и пришлю еще. Прошу Вас устроить мне книгу стихов, я буду присылать вам материал, но при условии: гонорар будут переводить сестре. Я был бы рад взять сюда хоть двоих из ее детей, но это невозможно. Не знаю, к кому обратиться, у кого клянчить. Все пришиблены, кроме тех, что наживаются на погромах. Это дело верное, и в их лавчонках всегда прорва товару. Кого надо упрашивать, чтобы взяли детей сестры в детский дом? Сжальтесь, дорогие, ведь вы на месте, во имя всего святого — не отказывайте мне, Эзра и Миша. Передайте от моего имени, что я заплачу за содержание детей. Я обкорнаю свое скудное существование, но буду посылать им. Меня пригласили сотрудничать в киевском журнале для детей, но я не пошлю им стихов, пока не умолю их устроить детей сестры в детский дом на как можно более долгий срок.
О литературе и литераторах, обо всей этой пестрой компании — в следующий раз.
Дорогой мой, многие «из наших» уже стали залеживаться и даже начали попахивать вместе со своими прекрасными перьями в руках.
Зимовать мы будем еще здесь, а весной возвратимся домой.
Сердечный привет всем, скоро напишу.
Лейб Квитко
Моя сестрица Лийка играет со мной в прятки. Где она обретается?
(Письмо адресовано М. Хащеватскому и Э. Фининбергу. «Романишес кафе» в Берлине — место встречи писателей, художников, а также еврейских эмигрантов.)

I
Харьков, 19.III.1929.
Мне нелегко ответить на Ваши вопросы. В каком году я родился, я и сам не знаю. Я рос без родителей и вне дома. В моих бумагах путаница. Мне должно быть года 33-34, может быть — 35.
Почему Вы так редко бываете в нашем журнале?
С приветом
Ваш Л.Квитко

II
Киев, 18.XI.1932.
Сердечное спасибо, мой дорогой Арон, за оба твои письмеца. Береговский мне привез деньги — очень кстати. У меня уже не было ни копейки. Но при расчете меня обвели вокруг пальца.
От института я уже совсем свободен. Это дело решенное. Официально подтверждено, что моя просьба об освобождении из института удовлетворена. Ты не можешь даже представить себе, как мне это тя-жело досталось. Я изнурен, как после целого года напряженной работы. Поскольку я считаюсь ответственным работником, мне нужно иметь разрешение партийных органов на переезд в Москву. Думаю, это разрешение скоро будет получено.
Теперь о нашей книге. Ты хочешь изъять свою статью о Нусинове.
По существу ты, может быть, прав. Статья эта похожа скорее на доклад и не глубока. Все же для меня это несколько неудобно, так как получается, что я даю критику лишь двух книг — Вевьёрки и Дунеца. Дунец может обеспокоиться и вообще могут возникнуть претензии: почему только вот эти двое. Впрочем, это не может быть доводом против твоего намеренья, поскольку я тоже считаю, что статья слаба или мало обработана. А дополнительная работа над нею, по-видимому, исключается. Это было бы лучшим выходом, но возможно ли это сейчас? Наверно, нет. Я заранее согласен с твоим решением, а ты делай, как понимаешь. Если решишь статью изъять, то предисловие нужно будет подправить и перенумеровать оставшиеся страницы. Я слышал, что ты получил какой-то глупый курс лекций в театральном педтехникуме. Это полное безумие. Не мог ли ты найти что-нибудь получше? Допустим, сейчас это для тебя важно и целесообразно. Но этими лекциями ты связал свое время, не приобрел ощутимого заработка и лишился возможности писать. Что с тобой творится? Если уж ты решил читать лекции, то почему не на русском отделении вуза? Боже мой, что с тобой творится?
Из «Литературного Наследства» у меня был №3 (где помещены письма Маркса и Энгельса о Лассале). Мы ведь купили два экземпляра, разве ты не помнишь? Или это я запамятовал?
Я работаю понемногу, но недоволен. Мало что удается. Неопределенное положение между Киевом и Москвой раздражает меня. Будь здоров и могуч. Привет Любе и Меиру.
Твой Лейб

III
10.ХII.1932.
Милый Гурштейн!
Я чувствую себя виноватым перед Вами за то, что до сих пор не писал. Все хлопочу, все занят, а чем — спрашивается? Черт его знает! Меир был у нас некоторое время. Только вчера уехал. Нам с ним было отлично.
На мне «выравнивают линию». А она все не выравнивается. Выравниватели втихомолку продолжают старое. У нас положение намного сложнее. Нас, всю массу еврейских писателей на Украине, представляет общественности один человек. А этому одному недостает ни ума, ни такта, ни таланта. Особенно таланта и дальновидности. Ограниченность, мелкая зависть и неприязнь могут привести только туда, где мы очутились. Большого искусства большого времени под таким руководительством не создашь. А работать хочется — очень и очень. Я же работаю немного. Винера я читал.
Милый Гурштейн, большое Вам спасибо за Ваши хлопоты в «Федерации». Это очень кстати в нынешние нелегкие для меня времена. Мне только очень неловко беспокоить Вас. Я отблагодарю Вас сторицей при первой же возможности.
Еще раз благодарю. Приезжайте в Киев ко мне в гости. Скучать не будете.
Сердечный привет Вашим.
Ваш Л. Квитко

IV
4.2.1933.
Милый Гурштейн!
Я не знаю, почему я кажусь себе виноватым перед Вами, но такое у меня чувство. Хотелось бы сделать для Вас что-то весомое.
Здесь, на пленуме украинского оргкомитета, я познакомился с Эриком. Он боялся со мной разговаривать, чтобы не заразиться моей «неблагонадежностью». Вообще, бросается в глаза его неискренность. Выступал он на пленуме бледно и всех разбранил за недостаточную марксистскую выдержанность.
Я понемногу работаю, начальные главы моей новой работы опубликованы в первом номере журнала «Фармест». Хотелось бы узнать Ваше мнение.
Меир еще в Узком? Я напишу ему на днях. В ЛИМе хочу добиться высылки ему гонорара. Меня радует, что он спокоен и работает.
Дорогой мой, договор с «Федерацией», кажется, у Вас. Будьте добры, пришлите его мне. Я слышал, что это издательство планирует выпустить серию книжек писателей нацменшинств, но не знаю, включена ли в план и моя книга. Приехать в Москву в ближайшее время не удастся. Хочу посидеть немного, поработать. Я очень отстаю.
Сердечный привет Вам и Вашим, Меиру и Тамаре.
Ваш Лейб Квитко
(Макс Эрик (1898 — 1937) — еврейский литературовед)

V
31.ХII.1933
Милый Арон!
Что Вы скажете о Вашем госте? Приехал и поселился. Дневал и ночевал. Заговорил всех до полусмерти и еще стащил у Вас перчатки. Красиво поступил этот Квитко, нечего сказать. Ноах Лондон сейчас здесь. Он москвич — передаю с ним перчатки, чтобы Ваши руки не мерзли. Я утопаю в работе. Читаю хорошие книги и бегаю по коридорам «Нацмениздата», выпрашиваю еще копейку, но безуспешно.
Дома у нас тепло. Есть белая бумага, хорошие чернила, интересные газеты, веселый Бокаччо, великолепный Шолом-Алейхем. Приезжайте, как мы договорились. Вы будете хорошо себя чувствовать, выспитесь, на саночках покатаемся. У Вас будет «птичье молоко» и другие блюда.
Глаза мои работают хорошо, дорогой доктор, но ночью, во сне — они прыгают. Брату привет, Арон, и будьте здоровы все.
Ваш Л. Квитко

VI
23.2.1936.
Мой дорогой Арон!
Я много работаю. Мне кажется, получается что-то путное. Хорошо было бы, если бы и ты выбрался наконец из твоей перегруженности и суеты и принялся за спокойную желанную работу.
Я не могу освободиться от чувства, которое возникло у меня, когда я видел тебя в Минске — рассеянного, озабоченного, придавленного грузом дел, не дающих спать по ночам, лишенного возможности вникнуть хотя бы в одну работу. Нужно создать себе хоть небольшой островок покоя (как умно придуман круг для милиционера-регулировщика на центральной площади — этот круг не переступает никто).
Напиши, дорогой, прислал ли Чуковский материал о моих трудах. Какое впечатление произвели переводы Маршака? Эти два больших писателя азартно ставят на меня как на козырную карту. Я опасаюсь провала. Потерпевшим, боюсь, буду я. Люди, которые хотели бы подставить мне ножку, стоят наготове.

VII
12.IX.1936.
Милый мой Арон!
Кончилось проклятье, тяготевшее надо мной многие годы. Завершен «Иона». Через неделю-другую я привезу его в Москву — показать тебе, Меиру и Ойслендеру. Я вложил в эту работу всего себя — думаю, она того стоит. Больше, чем когда-либо, я обеспокоен тем, чтобы мою работу увидели и прочли.
Я получил письмо от ленинградского писателя Заболоцкого, серьезного человека и очень хорошего, оригинального поэта. Он очень хочет перевести что-нибудь из моих стихов, так что серьезный переводчик у меня, верно, будет.
Здесь у нас в писательской среде интереса к работе собрата нет. Руководство мою работу не замечает. Удалась ли мне работа или меня постигла неудача — никто и не спросит.
Умудряются замалчивать достижения других — и собственные грехи.
Яркий пример тому — книга Копыленко «Дуже добре». Нужная, хорошо написанная книга. На школьную тему книг почти нет. А ее замалчивают. Вместо того, чтобы радоваться, стимулировать, помогать расти, как того желают партия и народ, — хозяйничают деляги и мешают расцвету большой литературы. Я посылаю тебе письмо Чуковского к Копыленко о его книге. Чуковский лучший у нас знаток этого рода литературы. Как резко отличается его отношение от упорного замалчивания, характерного для литературной жизни у нас на Украине. Думаю, что тебя это заинтересует, и Лежнев выяснит это положение. Через неделю Чуковский приедет в Москву и непременно будет у вас. Вы сможете лично и подробно узнать у него о книге Копыленко.
Ты, видно, по-прежнему очень занят и загнан. Будь здоров, мой дорогой. Сердечные приветы твоим.
Ответь, прошу тебя.
Твой Лейб

VIII
7.Х.1938.
Милый Арон!
Я отослал тебе исправленные стихи. Ты их, вероятно, уже получил. Я работаю. Готовлю еще несколько вещей, в которых нужно исправить мелочи, доработать, чтобы книга имела цельный вид, а интересного в ней еще недостаточно. Думаю, что новый цикл сделает ее привлекательней. Твое редактирование — правильно. Ты исключил то, что послабее. Твой вкус верен, но, мне кажется, недостаточно широк. Ты исключаешь из поэзии (то есть из жизни) элементы, которые существуют и своим существованием привлекают и волнуют. Они двигают сердца, вызывают радость или слезы, ненависть или любовь, — одним словом, будят человеческие страсти. О том, видишь ли ты их или нет, свидетельствует снятое тобой стихотворение «Я не знаю, где ты живешь». Я считаю его одним из лучших своих стихов, удачей, какая мне редко достается. В нем раскрываются значительные человеческие чувства.
Я, упаси Бог, не агитирую тебя. Я просто сожалею, что оно до тебя не дошло.
На пляже в разгаре лето. Оно разлеглось в трусиках и без. Оно купается два раза в день и ничуть не обеспокоено тем, что происходит в Чехословакии, тем, что змеи рвут ее на части. Но лето не тешит мое сердце. Что-то бродит, поднимается во мне и не дает мне покоя.
Чувствую, что делаю не то, что нужно. А как делать то, что нужно,- не знаю. Время идет, а я верчусь на месте.
Ну, будь здоров, дорогой. Я уже слышу, как ты, по своему обычаю, утешаешь меня. Ты говоришь, что, мол, это все, во-первых, мне только кажется, а во-вторых, — ничего, дескать, устроится.
Твой Лейб Квитко

Биография Елены Ваенги. Елена Ваенга: биография, муж, дети

Биография Елены Ваенги, а также ее творчество вызывают много пересудов. Как любая яркая личность, исполнительница провоцирует бурю эмоций: у одних людей – положительных, у других – отрицательных. Как прошла юность певицы, и как ей удалось попасть на звездный музыкальный Олимп?

Елена Ваенга: биография, национальность, параметры

Елена Квитко - полная биография

Ваенга – это псевдоним исполнительницы. Так назывался до 50-х гг. город Североморск, в котором она родилась в 1977 г.

Елена Ваенга, биография которой вызывает интерес у ее поклонников, по знаку зодиака Водолей.

Рост певицы – 176 см, вес – 63 кг. Размер обуви Ваенга носит 38.

Настоящий цвет волос – черный, цвет глаз – зеленый.

По национальности Елена русская.

Детство и юность

Биография Елены Ваенги началась на далеком севере. Всё детство и юность она провела в поселке Вьюжный на побережье Кольского полуострова. Население местечка составляло всего 5 тысяч жителей.

Отец Ваенги – инженер, мать – химик. Оба родителя трудились на судоремонтном заводе «Нерпа».

У Елены также есть младшая сестра Татьяна, которая проживает на данный момент в Санкт-Петербурге и работает в сфере дипломатии.

Начало творческой деятельности

Елена Квитко - полная биография

Елена Ваенга, биография и жизнь которой складывались отнюдь не гладко, начала приобщаться к музыке рано – в три года. Сначала она научилась играть на фортепиано. А в девять лет уже делала первые шаги в композиторском деле. Ей даже удалось в юношеском возрасте выиграть с песней «Голуби» конкурс молодых композиторов на своем родном полуострове.

Отец, по словам самой Елены, долгое время не признавал композиторского таланта дочери. Он ставил ей в пример Анну Герман, Раймонда Паулса и советовал равняться на них.

Ваенга старалась участвовать во всевозможных конкурсах, чтобы получить бесценный опыт сценических выступлений. А когда пришло время выбирать профессию, ни минуты не сомневалась, что будет поступать в музыкальное училище.

Санкт-Петербург

Первое образование Елены не было связано с вокалом – она стала профессиональной пианисткой, окончив Санкт-Петербургское музыкальное училище имени Н. А. Римского-Корсакова. Биография Елены Ваенги долгое время оставалась в тени, ведь успех к ней пришел не сразу. По словам самой певицы, пианистка из нее получилась, что называется, средней руки. Трудности, с которыми столкнулась молодая студентка, заключались в отсутствии начального музыкального образования. Также свое влияние оказал и незнакомый и не всегда доброжелательный большой город.

Почему Ваенга выбрала именно класс фортепиано? Певица признается, что ей нужен был диплом. И в первое время он ей действительно пригодился – она немного преподавала в музыкальной школе. Параллельно брала уроки вокала.

В Питере Елена сначала жила у своей бабушки, которая впоследствии стала самой ярой поклонницей ее творчества. А затем певица вышла замуж за Ивана Матвиенко и переехала к нему.

Ваенга не могла забыть свою детскую мечту стать актрисой, поэтому после училища отправилась постигать азы актерского мастерства в Петербургскую Театральную академию.

Однако там она проучилась всего несколько месяцев. Ее песни заинтересовали московского продюсера, и она отправилась в столицу записывать свой дебютный альбом.

Первый неудачный опыт в шоу-бизнесе

Елена Квитко - полная биография

Биография Елены Ваенги как автора-исполнителя началась не очень удачно. По приглашению некоего Степана Разина она приехала в Москву записывать свой первый альбом. Не имея должного опыта, Елена подписала не очень выгодный для себя контракт.

Альбом был записан. Елена выпустила дебютный клип на песню «Длинные коридоры». Клип попал в ротацию телеканалов в 2000 г. Но внезапно Ваенга сбегает от своего продюсера. По ее словам, она была поражена тем, как устроен шоу-бизнес, и не смогла принять это. Степан Разин, в свою очередь, не растерялся: он перепродал песни Елены многим популярным исполнителям:

  • Александру Маршалу – композицию «Невесту»;
  • Татьяне Тишинской – композиции «А ты налей мне белого вина», «Угостите даму сигаретой»;
  • группе «Стрелки» — композицию «Тонкую веточку»;
  • поп-группе «Божья Коровка» — композицию «Самая любимая моя».

Елену Ваенгу это задело, но она не стала подавать в суд на бывшего продюсера. Скорее всего, так она поступила из-за того, что право на распоряжение ее песнями было закреплено контрактом.

После возвращения в Питер Ваенга все-таки получила диплом по специальности «драматическое искусство». Затем она выступала на различных концертных площадках и песенных конкурсах, пока ее продюсированием не занялся собственный муж – Иван Матвиенко.

Успех

Елена Квитко - полная биография

Написание песен – вот чему теперь посвятила себя Елена Ваенга. Биография, личная харизма певицы, все жизненные перипетии находили отражение именно в них.

В 2003 г. Ваенга выпускает альбом «Портрет». Затем следуют один за другим альбомы «Флейта 1» и «Флейта 2». Выпущенный в 2005 г. альбом «Белая птица» сделал ее по-настоящему популярной в России. Песни «Тайга», «Желаю», «Аэропорт» и другие были у всех на слуху. Появились первые настоящие поклонники.

В 2006 г. в свет выходит альбом «Шопен», в 2007 г. сразу два альбома – «Абсент» и «Дюны». На экранах появляются видеоклипы «Дюна» и «Белая птица».

Первый «Золотой граммофон» Ваенга получила в 2009 г., когда ей было уже 32 года. Тогда награду ей вручили за песню «Курю», а в 2010 г. – за «Аэропорт». В том же году она приняла приглашение выступить на большом концерте «Песня года». 2010 г. вообще стал знаковым для Елены, поскольку она начала подготовку к своему первому сольному концерту в стенах Государственного Кремлёвского Дворца. Он состоялся в январе 2011 г. и транслировался по «Первому каналу».

Начиная с 2011 г., популярность артистки только росла. Теперь номинации на «Золотой граммофон» и концерты в Кремле для нее становятся обычным делом. Последний альбом певицы вышел в 2014 г. и назывался «Нева». На данный момент Елена Ваенга продолжает активно гастролировать по стране.

Мнение коллег «по цеху»

Елена Квитко - полная биография

Среди публичных персон, которые положительно отзываются о творчестве Елены Ваенги, – продюсер Иосиф Пригожин, музыкальный критик Артемий Троицкий, музыкальный журналист Гуру Кен, Владимир Пресняков-старший. Ваенгу часто сравнивают по популярности со Стасом Михайловым, а по обаянию личности с Григорием Лепсом.

Илья Резник и Раймонд Паулс восхищаются творчеством Ваенги. Когда есть такая возможность, они посещают концерты певицы. А недавно мэтры решились написать для нее песню. Правда, новый хит еще не представили публике.

Отрицательных отзывов о творчестве Елены Ваенги тоже много. Среди открытых критиков ее музыки и текстов можно выделить Ксению Собчак, Николая Фандеева, Евгения Гришковца. Также несколько лет назад имел место скандал, связанный с Сергеем Лазаревым, который нелестно отозвался о её музыкальной деятельности. Елена Ваенга также не сдержалась и в одном из телевизионных интервью прокомментировала нанесенную обиду. Сергей Лазарев после этой перепалки извинился перед исполнительницей публично.

Политические взгляды

В 2012 г. Ваенга участвовала в предвыборном ролике в поддержку Путина. Также в своём блоге она яростно высказалась насчет демонстрации Pussy Riot, устроенной в Храме Христа Спасителя.

Елена Ваенга: биография, муж, дети

Елена Квитко - полная биография

Певица и композитор прожила с Иваном Матвиенко более 16 лет. Муж был старше певицы на целых 20 лет. Он был рядом с ней в самые трудные минуты жизни, уверяет Елена Ваенга. Биография, личная жизнь певицы не развивались бы так удачно, если бы не поддержка Ивана. Однажды певица призналась, что он в какой-то мере жертвовал собой ради нее.

Иван вкладывался в свою жену не только эмоционально, но и финансово, насколько это было возможно. Журналисты в своих статьях разводили пару несколько раз. Елена переживала на этот счет и защищала их отношения, как могла. Но уже в 2012 г. Иван Матвиенко подтвердил, что они расстались официально, и инициатором развода стала именно Елена Ваенга.

Биография, дети в которой пока что не фигурировали, менялась на глазах и пополнялась новыми пикантными фактами. В 2012 г. Ваенга родила первенца, но не от бывшего мужа. Отца ребенка она не представила публике, но по некоторым данным им является барабанщик из ее коллектива. Ее новый избранник на шесть лет младше, чем сама Елена Ваенга. Биография, муж, дети певицы, громкий развод – всё это по сей день обсуждается в прессе.

Социальные сети

Елена Квитко - полная биография

Елена Ваенга в одном из интервью призналась, что сейчас ни в одной социальной сети у нее нет аккаунта. Раньше был, однако общаться таким образом с поклонниками оказалось неудобно. После продолжительных концертов, репетиций артистка заходила на свою страницу и видела ежедневно около 1800 сообщений. Поскольку отвечать каждому преданному поклоннику Ваенга считает делом обязательным, то поняла, что просто не справится с наплывом приветственных сообщений. После этого аккаунт был удален. Теперь единственный способ общения с певицей – это ее официальный сайт в сети Интернет.

Описание имени Елена

Елена Квитко - полная биография

Елена чаще всего похожа на отца, особенно по характеру. Но на нее оказывает еще влияние собственное имя: оно щедро наделяет эту натуру такими чертами, как эмоциональность и категоричность. Причем последнее качество, проявляемое уже в детстве, с годами ощущается все заметнее.

Тому, кто долго не видел хорошо знакомую Елену, при встрече не миновать удивления: надо же, с какой уверенностью и убежденностью она стала судить обо всем! Не обманывайтесь, это вовсе не означает, что она приобрела достаточный опыт и знания. Все дело в том, что ее категоричность растет и крепнет вместе с нею.

А вот в жизни Елены не очень счастливы, так как сильно подвержены сменам настроения, которое управляет их поведением как в быту, так и на работе. Такое сочетание взбалмошности с принципиальностью, сильно развитым чувством ответственности и все той же категоричностью буквально разрывает Елену. При этом Лены — люди целеустремленные. Нередко талантливые. Они, как правило, отличные работники, поскольку быть иными им просто не позволяет чувство гордости, они заботливые матери и жены.

Еленам ни в коем случае не стоит становиться педагогами, ибо их характер находится в полном противоречии с требованиями, предъявляемыми к этой профессии.

Значение имени человека

Как имя человека влияет на его судьбу — Михаил Матаев:

Понравилась статья? Лайкайте, комментируйте, делитесь с друзьями! Получите +1 к Карме 🙂

И чуть ниже оставьте комментарий.

Следите за нами:Елена Квитко - полная биография Елена Квитко - полная биография Елена Квитко - полная биография Елена Квитко - полная биография Елена Квитко - полная биография Елена Квитко - полная биография

Найти ещё что-нибудь интересное:

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Когда-нибудь Ваши дети [en] -внуки зайдут сюда и увидят знакомое имя.

Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Елена Квитко — полная биография

«Я решил ни одной минуты из этих постылых 6ти месяцев не потерять даром. Я у них шкуру сдеру и живой им в руки не дамся. Я с остервенением сажусь за свои книги. Я бесконечно учу слова (их уж очень немного), я читаю в постели, за обедом, на улице. В музей я прихожу в 9–10, а ухожу после звонка»

«Отражение личности писателя в языке его произведений и называется его индивидуальным стилем, присущим ему одному. Потому-то я и говорю, что, исказив его стиль, мы тем самым исказим его лицо»

«Если вам захочется пристрелить музыканта, вставьте заряженное ружье в пианино, на котором он будет играть. Сделайте так, чтобы ружье было нацелено прямо в лоб музыканту. Ничего не подозревая, он сядет за ваш инструмент сыграть ну хотя бы Бетховена, но только нажмет педаль, пианино выстрелит, и нет музыканта»

«А в деревне бабы рожают, петухи кричат, голопузые дети дерутся на солнце, — крепкий народ, правильный народ, он поставит на своем, не бойтесь. Хоть из пушек в него пали, а он будет возить навоз, любить землю, помнить зимних и вешних Никол, и ни своих икон, ни своих тараканов никому не отдаст»

«В нашем классе я считался чемпионом диктовки. Не знаю отчего, но чуть не с семилетнего возраста я писал без единой ошибки самые дремучие фразы. В запятых не ошибался никогда»

«Л.Н. вернулся с прогулки очень усталый, но даже не присел отдохнуть, а тотчас же стал перечитывать рукопись и, сделав в ней своею рукой много поправок, очень четко и твердо подписал свое имя. Несмотря на все последующие события, Л.Н. не раз возвращался к своей статье»

«Каждая сказка моя (за исключением «Телефона») театральна по своей импровизации. Словно на сцене развертывается каждый сюжет. Чтобы детская поэма дошла до большей аудитории ребят, я строю ее, как театральную пьесу: в каждой есть завязка, коллизия враждующих сил и драматургическое разрешение этой коллизии»

Елена Квитко — полная биография

Елена Квитко - полная биография

Алексей Брянцев – талантливый молодой исполнитель, всколыхнувший мир шансона. Родился он в 1981 году в Воронеже, городе который до сих пор остается ему родным. Он окончил Воронежскую политехническую академию и имеет диплом инженера по нефти и газу. Однако вверх взяла музыка. И хотя Алексей окончил всего лишь музыкальную школу, он решил связать свою жизнь именно с пением, и теперь он с успехом гастролирует по просторам родной России и иностранным государствам.

Алексей является дальним родственником своего не менее знаменитого тезки – продюсера Алексея Брянцева, который известен не только участием в таком успешном проекте, как «Бутырка» в качестве продюсера-аранжировщика, но и авторством песен для других исполнителей. Алексей «младший» пришел к нему на прослушивание после окончания учебного заведения в возрасте 22 лет, ведомый желанием петь с большой сцены многотысячной публике. Еще в детстве он любил исполнять песни под гитару у костра. Его великолепный баритон сразу поразил именитого тезку. При этом продюсер отметил изюминку исполнителя: внешне юный мужчина исполнял композиции голосом зрелого 50-летнего человека. Однако взять «в обойму» молодого исполнителя он не решался. Причиной тому была потрясающая схожесть голоса Алексея и популярнейшего шансовика Михаила Круга. После трагической смерти исполнителя «Владимирского централа» на российских ценах запестрели многочисленные клоны, которые специально подражали и манере исполнения популярного артиста, и аранжировке. В этот период было рискованно выходить на сцену и становится «еще одним» а-ля Круг. Но известный продюсер не мог позволить прекрасному баритону долго оставаться незамеченным и он пишет песню специально под вокал младшего Алексея. Песня «Привет, малыш» изначально была дуэтной, но первой исполнительницей была воронежская певица Елена Касьянова. Но счастливое стечение обстоятельств привели к образованию нового дуэта, где с Алексеем Брянцевым спела вдова Михаила Круга – Ирина Круг.

Дуэт оказался более чем успешным и плодотворным. Два альбома «Привет, малыш» (2007) и «Если бы не ты» (2010), где Алексей и Ирина вместе исполняют песни о любви, практически сметались с прилавков музыкальных магазинов, а композиции становились лидерами хит-парадов.

Первое выступление артиста состоялось на сцене киевского дворца «Украина» во время празднования 9-летия радио «Шансон». Алексей после признался, что очень волновался, и сколько бы ему раз не приходилось выходить к зрителю, он всегда будет помнить те первые ощущения страха и восторга, которые испытал, стоя на главной сцене Украины.
В 2012 году Алексей выпустил долгожданный сольный альбом «Твое дыхание», который и критики, и поклонники восприняли великолепно, о чем говорит и уровень продаж, и количество мобильных телефонов, во время звонка из которых раздаются песни с диска.
Алексей считает себя обыкновенным незвездным человеком. Не скрывает своей любви к футболу, в частности к командам из Италии, предпочитает жить на природе. Будучи студентом, открыл точку быстрого питания, но вскоре охладел к ней, хотя та и была прибыльной. Теперь фаст-фудом руководит его мама.

Елена Квитко - полная биография

У артиста большие творческие планы, но он не собирается останавливаться. Он жаждет развития, и хочет это делать по-своему, только в ему присущей манере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *