Катерина Волконская — полная биография

Катерина Волконская — полная биография

Волконский Сергей Григорьевич

ПРЕДЫДУЩИЕ СТАТЬИ [ начало ]

[ конец ] ПОСЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ

Катерина Волконская - полная биография

В олконский, князь Сергей Григорьевич — декабрист. Родился в 1788 г. Отец его был видным боевым генералом. «Если мои последующие действия в гражданской жизни, — пишет Сергей Волконский, — были не на уровне гражданственных убеждений предков моих, тому причиной великие истины, озарившие современную эпоху». Образование Волконского было поверхностное. Во время войн 1807 — 1814 гг. он выделился как храбрый и дельный офицер; участвовал в 58 сражениях. 28 лет от роду он был генералом свиты Его Величества. В 1814 — 1815 гг. много путешествовал, многое видел, много думал. Из впечатлений войны и путешествия Волконский вынес прогрессивный образ мыслей. Назначенный бригадным генералом, он вносил много гуманности в отношения к подчиненным. В 1819 г., вследствие перевода его из одной части в другую без его согласия, он взял бессрочный отпуск. Вступив в «Союз Благоденствия», Волконский, по его закрытии, принял большое участие в основании и деятельности Южного Общества, будучи очень дружен с Пестелем Катерина Волконская - полная биография. В это время он вновь вернулся к командованию на юге России. В январе 1825 г. Волконский женился на М.Н. Раевской Катерина Волконская - полная биография. После 14 декабря Волконский привел свою бригаду к присяге, но уже в начале 1826 г. был арестован. На следствии Волконский вызвал замечание генерала Чернышева Катерина Волконская - полная биография: «Стыдитесь, прапорщики больше вас показывают». Волконский был признан виновным в том, что «участвовал согласием в умысле на цареубийство и истребление всей императорской фамилии; участвовал в управлении Южным Обществом и старался о соединении его с Северным; действовал в умысле на отторжение областей от империи и употреблял поддельную печать Полевого Аудиториата». Последние два обвинения были неосновательны. Отнесенный к 1 разряду, Волконский был приговорен к 20 годам каторги и вечному поселению. После работ в Нерчинске и на Петровском заводе Волконский с 1837 г. жил около Иркутска с семьей. В 1841 г. Волконскому было предложено отдать на воспитание сына и дочь в казенные заведения, но под условием лишения их фамилии. Волконский отказался. В 1856 г. Волконский вернулся в Россию, но состоял под надзором полиции. Волконский «возвратился в Москву маститым старцем, умудренным и примиренным, полным горячего, радостного сочувствия к реформам царствования Александра II, преимущественно к крестьянскому делу, полным незыблемой веры в Россию и любви к ней, и высокой внутренней простоты» (слова И. Аксакова Катерина Волконская - полная биография). Скончался в 1865 г. Оставил «Записки», обрывающиеся на полуслове на описании первого допроса. Они представляют первостепенный исторический документ. Живые, но спокойно написанные картины войны и мира, житейские встречи, интересные, острые наблюдения над жизнью России и Европы, короткие, но содержательные рассуждения очень умного человека по разным предметам — таково содержание «Записок». Они изданы сыном автора, князем М.С. Волконским (Санкт-Петербург, 1901; 2-е издание с послесловием издателя, Санкт-Петербург, 1902). — См. М. Н. В., «Записки» (ib., 1904); его же, в «Историческом Вестнике» (1884 т., XVIII); «День» (1865, № 50 — 51). А. Ел-ч.

См. также статьи:
Волконская Мария Николаевна Катерина Волконская - полная биография;
Волконские Катерина Волконская - полная биография;
Инзов Иван Никитич ;
Киселев Павел Дмитриевич Катерина Волконская - полная биография;
Тургенев Николай Иванович Катерина Волконская - полная биография.

НазадКатерина Волконская - полная биография Вперед

В работе над этим сайтом использовано бесплатное интернет-хранилище файлов Dropbox. Присоединяйтесь!

Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона ) или Нового Энциклопедического Словаря (). Тексты всех статей оставлены неизменными. Все ссылки, портреты, гербы и звуковые отрывки к статьям выполнены или подобраны авторами сайта «Русский Биографический Словарь». Подробнее…
Дополнительную информацию по теме статьи смотрите также в Русском Биографическом Словаре А. А. Половцова.

Наш проект в трех словах:
БИОГРАФИЯ. Сайт «Русский Биографический Словарь» является крупнейшим русским биографическим ресурсом Интернета.
РОССИЯ. Сайт содержит только русские биографии и биографии деятелей, имеющих непосредственное отношение к судьбам России.
ИСТОРИЯ. Наш сайт — исторический. Информация, которая здесь опубликована, касается исторической эпохи до 1917 года.

Знаете ли вы?

Ленин — псевдоним, под которым пишет политический деятель Владимир Ильич Ульянов. . В 1907 г. выступал без успеха кандидатом во 2-ю Государственную думу в Петербурге.

Алябьев, Александр Александрович, русский композитор-дилетант. … В романсах А. отразился дух времени. Как и тогдашняя русская литература, они сантиментальны, порою слащавы. Большая их часть написана в миноре. Они почти не отличаются от первых романсов Глинки, но последний шагнул далеко вперед, а А. остался на месте и теперь устарел.

Поганое Идолище (Одолище) — былинный богатырь…

Педрилло (Пьетро-Мира Pedrillo) — известный шут, неаполитанец, в начале царствования Анны Иоанновны прибывший в Петербург для пения ролей буффа и игры на скрипке в придворной итальянской опере.

Даль, Владимир Иванович
Многочисленные повести и рассказы его страдают отсутствием настоящего художественного творчества, глубокого чувства и широкого взгляда на народ и жизнь. Дальше бытовых картинок, схваченных на лету анекдотов, рассказанных своеобразным языком, бойко, живо, с известным юмором, иногда впадающим в манерность и прибауточность, Даль не пошел

Варламов, Александр Егорович
Над теорией музыкальной композиции Варламов, , совсем не работал и остался при тех скудных познаниях, которые могли быть вынесены им из капеллы, в те времена совсем не заботившейся об общемузыкальном развитии своих питомцев.

Некрасов Николай Алексеевич
Ни у кого из больших поэтов наших нет такого количества прямо плохих со всех точек зрения стихов; многие стихотворения он сам завещал не включать в собрание его сочинений. Некрасов не выдержан даже в своих шедеврах: и в них вдруг резнет ухо прозаический, вялый стих.

Горький, Максим
По своему происхождению Горький отнюдь не принадлежит к тем отбросам общества, певцом которых он выступил в литературе.

Жихарев Степан Петрович
Его трагедия «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, так как, по мнению князя Шаховского и откровенному отзыву самого автора, была смесью чуши с галиматьей.

Иван Васильевич
«Шервуд, — пишет один современник, — в обществе, даже петербургском, не назывался иначе, как Шервуд скверный… товарищи по военной службе чуждались его и прозвали его собачьим именем «фиделька».

Обольянинов Петр Хрисанфович
…фельдмаршал Каменский публично обозвал его «государственным вором, взяточником, дураком набитым».

Мария Николаевна Волконская

Описание основных событий биографии Марии Николаевны Волконской (Раевской) — дочери Н. Раевского и жены декабриста Волконского, за которым она поехала в Сибирь. Произведения Пушкина и Некрасова, посвященные княгине: «Таврида», «Буря», «Русские женщины».

РубрикаИстория и исторические личности
Видпрезентация
Языкрусский
Дата добавления24.01.2012
Размер файла355,9 K

Катерина Волконская - полная биография

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

HTML-версии работы пока нет.
Cкачать архив работы можно перейдя по ссылке, которая находятся ниже.

Подобные документы

Детство и юность Марии Николаевны Волконской. Свадьба с С.Г. Волконским. Восстание декабристов и ссылка мужа. Принятие решения следовать за мужем в ссылку. Жизнь в Иркутске. Смерть в Чернигове от болезни сердца. Произведения, посвященные М.Н. Волконской.

презентация [355,9 K], добавлен 24.01.2012

История зарождения декабристского движения в России как важного звена в революционном процессе XIX в., определение его целей. Жизненный сюжет и значимость в общественной деятельности жен декабристов Полины Анненковой и княгини Волконской Марии Николаевны.

реферат [48,7 K], добавлен 14.10.2010

Определение места князя Волконского в движении декабристов. Вступление в члены тайного общества, личные отношения с Муравьевым-Апостолом и Бестужевым-Рюминым, участие в восстании Черниговского полка. Провал заговора, жизнь Волконского после приговора.

статья [57,5 K], добавлен 21.05.2010

Е. Трубецкая как одна из первых жен декабристов, добивавшаяся выезда в Сибирь, ее краткая биография. Н. Шаховская как урождённая княжна Щербатова. Знакомство с А. Якушкиной — женой декабриста И. Якушкина. Жена декабриста Алексея Петровича Юшневского.

презентация [933,8 K], добавлен 14.05.2012

Малоизвестная царица XVII века Мария Петровна Буйносова-Ростовская как жена второго выборного царя Василия Ивановича Шуйского. Смерть первой дочери Марии и рождение Анастасии. Смерть князя Скопина, битва у села Клушино и полный разгром русской армии.

реферат [32,1 K], добавлен 01.07.2009

Организация и цель восстания декабристов. Отношение Пушкин А.С. к крепостному праву. Взгляды поэта на необходимость революционных преобразований. Стихи, посвященные его друзьям – декабристам. Краткие биографии А. Одоевского, И. Пущина, И.В. Кюхельбекера.

презентация [1,1 M], добавлен 07.11.2012

Жизнь и деятельность декабриста Михаила Михайловича Нарышкина. Крепостное право и самодержавие. Формирование взглядов декабристов. Создание тайной офицерской организации «Союз спасения». «Путь к свободе» по мнению М.М. Нарышкина. Ссылка в Сибирь.

реферат [37,7 K], добавлен 13.12.2011

Воспитание молодого Павла I. Первый брак и смерть Натальи Алексеевны. Императрица Мария Федоровна. Участие императрицы Марии Федоровны в русской государственной жизни. Фаворитки Павла I. Изменения при дворе под влиянием новой фаворитки Анны Лопухиной.

реферат [41,4 K], добавлен 28.11.2012

Возникновение системы социальных учреждений русской императрицы Марии Федоровны во второй половине XVIII — начале ХIХ века. Создание и развитие системы образовательных и медицинских учреждений. Реорганизация Опекунского Совета, сеть сельских школ.

курсовая работа [31,3 K], добавлен 07.07.2009

Причины событий войны 1812 г., политическое состояние России и Франции накануне войны. Проявление героизма русского народа. Партизанское движение как выражение народного характера Отечественной войны. Русские женщины делили все тяготы военной жизни.

реферат [28,0 K], добавлен 28.05.2002

Волконская Мария Николаевна

Волконская Мария Николаевна — Волконская, княгиня Мария Николаевна (1806 — 1863) — жена декабриста князя Сергея Григорьевича Волконского , добровольно разделившая с ним ссылку.

Дочь известного героя 1812 года, Н.Н. Раевского , она в 18 лет, по воле отца, вышла замуж за генерала князя С.Г. Волконского, бывшего гораздо старше ее. Как и жены других декабристов, она узнала о существовании тайного общества только тогда, когда большинство заговорщиков уже было в крепости.

Больная, едва оправившаяся от тяжелых первых родов, Волконская сразу, без колебаний, не только стала на сторону мужа и его товарищей, но и поняла, чего требует от нее голос долга. Когда стал известен приговор, она решила, что последует за мужем в Сибирь, и осуществила это решение вопреки всем препятствиям, исходившим от семьи Раевских и от правительства.

«Никто (кроме женщин) не смел показывать участия, произнести теплого слова о родных и друзьях.

Одни женщины не участвовали в этом подлом отречении от близких».

Так определяет общественное настроение после 14 декабря Герцен . Николай I , тотчас после казни пяти декабристов, писал: «Этих женщин я больше всего боюсь», а много лет спустя сказал: «Они проявили преданность, достойную уважения, тем более, что столь часто являлись примеры поведения противоположного».

Но в разгар преследования декабристов император был крайне недоволен этой преданностью.

Вопреки закону, разрешавшему женам ссыльнокаторжных ехать вслед за мужьями, каждая из них должна была добиваться отдельного позволения, причем безусловно запрещалось брать с собой детей. Волконская обратилась с письмом прямо к государю и получила от него собственноручную записку, где сквозь вежливость сквозят угрозы.

Оставив сына у сестры Волконского, она в декабре 1826 г. пустилась в путь. В Иркутске ее встретил губернатор Цейдлерт, имевший тайное предписание «употребить всевозможные внушения и убеждения к обратному отъезду в Россию жен преступников».

Волконская не вняла этим внушениям и подписала бумагу, где было сказано: «Жена, следуя за своим мужем и продолжая с ним супружескую связь, сделается естественно причастной его судьбе и потеряет прежнее звание, то есть будет уже признаваема не иначе, как женой ссыльнокаторжного, и с тем вместе принимает на себя переносить все, что такое состояние может иметь тягостного, ибо даже и начальство не в состоянии будет защищать ее от ежечасных могущих быть оскорблений от людей самого развратного, презрительного класса, которые найдут в том как будто некоторое право считать жену государственного преступника, несущую равную с ними участь, себе подобной».

Это было напрасное запугиванье, так как за все время своего двадцатидевятилетнего пребывания в Сибири Волконская если и подвергалась оскорблениям, то никак не со стороны уголовных каторжан, которые относились к декабристам и к их семьям с глубоким уважением.

Гораздо страшнее отречения от прав был краткий второй пункт подписки: «Дети, которые приживутся в Сибири, поступят в казенные заводские крестьяне».

Но у этих первых героинь русской истории XIX в. хватило мужества пренебречь и этой угрозой, которая, впрочем, никогда не была приведена в исполнение.

В Нерчинске от Волконской была отобрана вторая подписка, отдававшая ее в распоряжение коменданта Нерчинских заводов.

Он не только определял ее встречи с мужем, но наблюдал за ее личной жизнью, прочитывал всю ее переписку, имел реестр ее имущества и денег, которые выдавал ей по мере надобности, но не свыше сначала 10000 рублей ассигнациями в год; потом эту сумму сбавили до 2000. Никакие трудности и внешние унижения не могли сломить энергии, питавшейся глубокой религиозностью, героическим чувством долга и сознанием, что уже одно присутствие жен в оторванной от мира каторжной глуши не только придает нравственную силу их мужьям, но и отрезвляюще действует на облеченное безграничной властью начальство.

Барон Розен в своих записках так характеризует Волконскую: «Молодая, стройная, более высокого, чем среднего роста, брюнетка с горящими глазами, с полусмуглым лицом, с гордой походкой, она получила у нас прозванье дева Ганга. Она никогда не выказывала грусти, была любезна с товарищами мужа, но горда и взыскательна с комендантом и начальником острога».

Волконская нашла мужа в Благодатском руднике и поселилась рядом с ним, вместе с своей подругой, княгиней Е. Трубецкой, в маленькой избушке.

Бодро и стойко исполняли они свой долг, облегчая участь не только мужей, но и остальных узников.

К концу 1827 г. декабристов перевели в Читу, где вместо работы в рудниках их заставляли чистить конюшни, молоть зерно на ручных жерновах.

В 1830 г. их перевели на Петровский завод, где нарочно для них был выстроен большой острог; там разрешили поселить и жен их. Камеры были тесные и темные, без окон; их прорубили после долгих хлопот, по особому Высочайшему разрешению.

Но Волконская была рада, что может жить там с мужем, в их каморке, которую она украсила, чем могла; по вечерам собирались, читали, спорили, слушали музыку.

В 1837 г. Волконского перевели на поселение в село Урик, под Иркутском, а в 1845 г. ему позволили жить в самом Иркутске.

Эта вторая половина ссылки была бы гораздо легче первой, если бы не постоянная тревога за детей. Из четверых, родившихся у нее в Сибири, остались в живых только сын и дочь, и их воспитание наполняло ее жизнь. В 1847 г., с назначением генерал-губернатора Н.Н. Муравьева , их положение улучшилось.

По восшествии на престол Александра II последовала амнистия; Волконский с семьей вернулся на родину.

В 1863 г. Волконская умерла от нажитой в Сибири болезни сердца.

После нее остались записки, замечательный по скромности, искренности и простоте человеческий документ.

Когда сын Волконского читал их в рукописи Некрасову , поэт по несколько раз в вечер вскакивал и со словами: «Довольно, не могу», — бежал к камину, садился к нему, схватясь руками за голову, и плакал, как ребенок.

Эти слезы сумел он вложить в свои знаменитые, посвященные княгине Трубецкой и Волконской поэмы, на которых воспиталось несколько поколений русских женщин.

Благодаря Некрасову, пафос долга и самоотвержения, которым была полна жизнь Волконской и ее подруг, навсегда запечатлелся в сознании русского общества.

Картины, полные особенно красивого трагизма, разговор с губернатором, прощанье Волконской с отцом, прощальный прием у княгини Зинаиды Волконской в Москве, разговоры с Пушкиным, дорожные встречи, наконец, сцена в Благодатском руднике, где Волконская, стоя на коленях, целует оковы на ногах мужа — все это Некрасов взял прямо из жизни. И те слова, которые Некрасов вложил в уста княгине Трубецкой, «но сталью я одела грудь», применимы и к В. Недаром Н.Н. Раевский, со всей суровостью человека военной дисциплины пытавшийся удержать дочь от поездки в Сибирь, сказал перед смертью, указывая на ее портрет: «Это самая удивительная женщина, которую я знал». Ее написанные на французском языке «Записки» изданы ее сыном с переводом, приложениями и комментарием (Санкт-Петербург, 1904). — См. «Записки С.Г. Волконского»; В. Покровский «Жены декабристов»; П. Щеголев статья в сборнике «К свету».

Биография Волконская Мария Николаевна — Великие люди России

Волконская Мария Николаевна упоминается в следующих биографиях: Не найдено упоминаний в биографиях.
Попробуйте воспользоваться поиском

Катерина Грэхэм, биография, новости, фото

Катерина Волконская - полная биография

Имя: Катерина Грэхэм (Katerina Graham)

День рождения: 5 сентября 1989 (30 лет)

Место рождения: г. Женева, Швейцария

Рост: 163 см

Вес: 51 кг

Восточный гороскоп: Змея

Карьера: Иностранные актеры 606 место

Биография Катерины Грэхэм

Детство и семья Катерины Грэхэм

Катерина Грэхэм появилась на свет 5 сентября 1989 года в швейцарском городе Женева, однако уже в раннем возрасте переехала в США. Ее родной дед работал в Нью-Йорке послом ООН от Либерии. Из этого государства был родом также и отец нашей сегодняшней героини. В свою очередь мама будущей актрисы имела польские, русские и еврейские корни.

Из-за смешения различных кровей, Катерина Грэхэм всегда была довольно разносторонним ребенком. Уже в подростковом возрасте она сумела неплохо освоить сразу несколько различных языков — английский, испанский, польский, французский, иврит. Кроме того, многогранность девочки проявлялась также и в ее увлечениях. Уже с детских лет Катерина буквально разрывалась между классическими и современными танцами, музыкой и актерским мастерством. Именно поэтому долгое время девушка занималась в нескольких секциях сразу. Весьма примечательно, что рядом с искусством в жизни девушки всегда шел спорт. С детских лет Катерина Грэхэм регулярно занималась бегом и велоспортом.

Звездный путь актрисы Катерины Грэхэм

Несмотря на то, что актерская карьера Катерины Грэхэм всегда складывалась довольно успешно, занятий музыкой она никогда не бросала. «Это как родиться наполовину черной, наполовину белой», — говорит знаменитость. – «Это то, кто я есть. Не может быть одного без другого».

Именно поэтому, продолжая сниматься в кино, девушка также часто выступала на сцене. Некоторое время наша сегодняшняя героиня работала также и в качестве танцовщицы, занимаясь хореографическим мастерством в классе известной украинской дивы Елены Грицак. В мире музыки Катерине сопутствовал большой успех. В 2007-м году девушка даже сумела выпустить два успешных сингла (один совместно со Снуп Догом), а также объехать всю Америку в качестве одной из бэк-вокалисток группы «The Black Eyed Peas». Однако наибольшую популярность девушка получила все-таки в качестве актрисы.

Работа Катерины Грэхэм в «Дневниках вампира»

В «Дневниках вампира» также снимались Нина Добрев, Кэндис Аккола, Стивен Маккуин, Йэн Сомерхолдер и другие звезды.

В 2010-ом Грэхэм вновь снималась с Заком Эфроном. На этот раз картина называлась «Соседка по комнате». В 2011-ом она появилась в фильме «Лапочка 2».

Грэкхэм и музыка

Уже снимаясь в «Дневниках вампира», девушка вновь с головой ушла в мир музыки. В период с 2010-го по 2013-й девушка представила публике шесть своих новых синглов, каждый из которых стал довольно известен в США и Канаде. В 2012-м году наша сегодняшняя героиня записала и выпустила также свой первый студийный альбом, получивший название «Against The Wall», а также удостоенный многих хвалебных отзывов. После выпуска пластинки девушка дала ряд крупных концертов в различных городах США, однако впоследствии все-таки вернулась к съемкам.

В 2011-м году Катерина Грэхэм сыграла вместе с Лейтон Мистер в триллере «Соседка по комнате», а уже год спустя исполнила главные роли в музыкальном фильме «Лапочка-2: Город танца», комедии «Dance Fu» и фантастическом боевике «Boogie Town». Большинство из этих картин было довольно прохладно принято публикой, однако факт работы над столь крупными ролями уже сам по себе является весомым достижением.

В настоящее время Катерина Грэхэм все также как и прежде работает над самыми разными проектами. Она записывает песни, выступает с концертами, а также часто снимается для различных журналов в качестве модели. Кроме того, полным ходом идет также и ее актерская карьера. В 2014-м году девушка появится в новых эпизодах популярного сериала «Дневники вампира», а также сыграет вместе с Борисом Коджо главные роли в кинематографической драме «Зависимый». Релиз названной картины намечен на 5 сентября 2014 года. Насколько успешной окажется новая работа американской знаменитости – покажет время.

Личная жизнь Катерины Грэхэм

Катерина серьёзно увлекается музыкой. У неё своя звукозаписывающая студия, где и появляются её творения. Девушка знает несколько языков, среди них португальский, французский, английский, испанский, а так же немного иврит.

Известно, что оканчивая еврейскую школу, Катерина посещала Лос-анджелесский музыкальный институт. Актриса не любит шопинг. Ей нравится приобретать вещи на блошиных рынках. На первый взгляд абсолютно несовместимые вещи она умело одевает так, что они выглядят единым ансамблем. Ещё, она очень любит готовить. В 2009-ом девушка специально посещала кулинарные курсы.

Недавно Грэхэм взяла в приюте милую собаку, которую она назвала Пушистый МакГрафф. Своего нового питомца девушка уже берёт в путешествия.

В «Дневниках вампира» вместе с Катериной играет Коттрелл Гидри. Молодые люди встречаются с 2010-го года. Они объявили, что помолвлены и ведут активную подготовку к свадьбе.

Чтобы поддерживать себя в форме, Грэхэм не употребляет полуфабрикаты, старается кушать больше растительной и лёгкой пищи, отказалась от свинины, катается на велосипеде и по возможности больше гуляет. Чаще всего её перекус – это замороженный йогурт и молодые побеги пшеницы. Однако не отказывает себе актриса и во вредной пище, главное по её мнению, соблюдать меру. Для неё такой вредной любимой пищей являются кексы, а так же вся продукция Krispy Kremes.

Мария Николаевна Волконская

Биография

Катерина Волконская - полная биографияСлавная аристократическая фамилия Волконских известна многим, особенно по женской линии. Вспоминается сразу Зинаида Волконская, имевшая литературный салон начала XIX века, где бывали Пушкин и Баратынский, и ещё одна Зинаида — уже эмигрантка, оставившая воспоминания о Набокове. Но, пожалуй, самой значительной представительницей этого семейства, превзошедшей по славе даже своего отца, известного генерала Отечественной войны 1812 года Раевского, стала Мария Николаевна.

Дело, вероятно, не в том, что она одной из первых отправилась за своим мужем-декабристом Сергеем Волконским в Сибирь. И не в том, что её боготворил Пушкин. И уж, понятно, не в том, что она оставила интересные записки, рассказывающие о ссылке и каторге. А может быть, разгадка её популярности в словах собственного отца о своей дочери: «Я не знал женщины более замечательной». Генерал Раевский был скуп на похвалы и сентиментальные чувства. Когда-то в памятном 1812 году он бросил совсем юных мальчиков, собственных сыновей, на самый опасный участок войны. Дочь тоже воспитывали в строгости и послушании…

Ю. Лотман однажды сказал, что необычайный всплеск русской духовности XIX века был подготовлен женщинами, дамочками, зачитывающимися любовными романами и грезившими жертвенными подвигами. Это они, невинные и неискушённые, создали рафинированные понятия чести, долга, совести; внушили эти понятия своим детям, но, к сожалению, под давлением практицизма и материализма тихо, без борьбы ушли в небытие. Мария Волконская из таких кристально чистых и высоких духом женщин. Она, возможно, воплощает неповторимый идеал, от которого сегодня сохранилось немного насмешливое и сожалеющее прозвище: «декабристка».

Марию выдали замуж без любви и без её согласия. Не принято было в семье «тирана» Раевского интересоваться мнением «соплячки». Само собой разумелось, что свадьба играется для блага девушки, а уж она потом оценит «подарок» родителей. Мария действительно внимательно отнеслась к воле отца. Судя по всему, она ощутила себя свободной, став женой богатого помещика. И, видимо, решила, что принуждение к свадьбе будет последним принуждением её жизни. Но свободу Мария понимала не как случайную радость поступать по собственной прихоти, а как возможность в полной мере реализовать духовные ценности, о которых она имела вполне самостоятельное представление.

До декабрьского восстания 1825 года Мария видела мужа всего лишь три месяца из совместно прожитого года. Она не произнесла ни одного слова обиды, когда муж отвёз рожать Марию в «медвежий угол» к её родителям в деревню, где до ближайшего врача было 15 вёрст. Пережив тяжёлые роды, Волконская немедленно стала интересоваться судьбой своего супруга и, узнав, что он арестован, отправилась в Петербург. О силе её характера можно судить по тому, что она уехала с сильной болью в ноге и с младенцем на руках.

Волконский Сергей Григорьевич

Волконский Сергей Григорьевич (1788-1865)

Князь, декабрист. Отец его был видным боевым генералом.

Во время войн 1807—1814 гг. Волконский участвовал в 58 сражениях и выделился как храбрый и дельный офицер. 28 лет от роду был генералом императорской свиты. В 1814—1815 гг. много путешествовал, многое видел, много думал. Из этих впечатлений Волконский вынес прогрессивный образ мыслей. Назначенный бригадным генералом, он вносил много гуманности в отношения к подчиненным. В январе 1825 г. женился на М.Н. Раевской.

Вступив сначала в “Союз благоденствия”, Волконский позднее принял большое участие в основании и деятельности Южного общества, будучи очень дружен с Пестелем. После 14 декабря Волконский привел свою бригаду к присяге, но уже в начале 1826 г. был арестован. На следствии вызвал замечание генерала Чернышева: “Стыдитесь, прапорщики больше вас показывают”. Волконский был признан виновным в том, что “участвовал согласием в умысле на цареубийство и истребление всей императорской фамилии; участвовал в управлении Южным обществом и старался о соединении его с Северным; действовал в умысле на отторжение областей от империи и употреблял поддельную печать Полевого аудиториата”. Последние два обвинения были неосновательны.

Отнесенный к 1-му разряду виновности, Волконский был приговорен к 20 годам каторги и вечному поселению. После работ в Нерчинске и на Петровском заводе с 1837 г. жил около Иркутска с семьей. В 1841 г. Волконскому было предложено отдать на воспитание сына и дочь в казенные заведения, но под условием лишения их фамилии. Волконский отказался. В 1856 г. он вернулся в Россию, но состоял под надзором полиции. Волконский, по словам И. Аксакова, “возвратился в Москву маститым старцем, умудренным и примиренным, полным горячего, радостного сочувствия к реформам царствования Александра II, преимущественно к крестьянскому делу, полным незыблемой веры в Россию и любви к ней, и высокой внутренней простоты”. Он оставил “Записки”, обрывающиеся на полуслове в описании первого допроса. Они представляют первостепенный исторический документ. Живые, но спокойно написанные картины войны и мира, житейские встречи, интересные, острые наблюдения над жизнью России и Европы, короткие, но содержательные рассуждения очень умного человека по разным предметам — таково содержание “Записок”.

Биография

Волконская, княгиня Мария Николаевна (1806 — 1863) — жена декабриста князя Сергея Григорьевича Волконского , добровольно разделившая с ним ссылку.

Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография Катерина Волконская - полная биография

Дочь известного героя 1812 года, Н.Н. Раевского , она в 18 лет, по воле отца, вышла замуж за генерала князя С.Г. Волконского, бывшего гораздо старше ее. Как и жены других декабристов, она узнала о существовании тайного общества только тогда, когда большинство заговорщиков уже было в крепости. Больная, едва оправившаяся от тяжелых первых родов, Волконская сразу, без колебаний, не только стала на сторону мужа и его товарищей, но и поняла, чего требует от нее голос долга. Когда стал известен приговор, она решила, что последует за мужем в Сибирь, и осуществила это решение вопреки всем препятствиям, исходившим от семьи Раевских и от правительства. «Никто (кроме женщин) не смел показывать участия, произнести теплого слова о родных и друзьях. Одни женщины не участвовали в этом подлом отречении от близких». Так определяет общественное настроение после 14 декабря Герцен . Николай I , тотчас после казни пяти декабристов, писал: «Этих женщин я больше всего боюсь», а много лет спустя сказал: «Они проявили преданность, достойную уважения, тем более, что столь часто являлись примеры поведения противоположного». Но в разгар преследования декабристов император был крайне недоволен этой преданностью. Вопреки закону, разрешавшему женам ссыльнокаторжных ехать вслед за мужьями, каждая из них должна была добиваться отдельного позволения, причем безусловно запрещалось брать с собой детей. Волконская обратилась с письмом прямо к государю и получила от него собственноручную записку, где сквозь вежливость сквозят угрозы. Оставив сына у сестры Волконского, она в декабре 1826 г. пустилась в путь. В Иркутске ее встретил губернатор Цейдлерт, имевший тайное предписание «употребить всевозможные внушения и убеждения к обратному отъезду в Россию жен преступников». Волконская не вняла этим внушениям и подписала бумагу, где было сказано: «Жена, следуя за своим мужем и продолжая с ним супружескую связь, сделается естественно причастной его судьбе и потеряет прежнее звание, то есть будет уже признаваема не иначе, как женой ссыльнокаторжного, и с тем вместе принимает на себя переносить все, что такое состояние может иметь тягостного, ибо даже и начальство не в состоянии будет защищать ее от ежечасных могущих быть оскорблений от людей самого развратного, презрительного класса, которые найдут в том как будто некоторое право считать жену государственного преступника, несущую равную с ними участь, себе подобной». Это было напрасное запугиванье, так как за все время своего двадцатидевятилетнего пребывания в Сибири Волконская если и подвергалась оскорблениям, то никак не со стороны уголовных каторжан, которые относились к декабристам и к их семьям с глубоким уважением. Гораздо страшнее отречения от прав был краткий второй пункт подписки: «Дети, которые приживутся в Сибири, поступят в казенные заводские крестьяне». Но у этих первых героинь русской истории XIX в. хватило мужества пренебречь и этой угрозой, которая, впрочем, никогда не была приведена в исполнение. В Нерчинске от Волконской была отобрана вторая подписка, отдававшая ее в распоряжение коменданта Нерчинских заводов. Он не только определял ее встречи с мужем, но наблюдал за ее личной жизнью, прочитывал всю ее переписку, имел реестр ее имущества и денег, которые выдавал ей по мере надобности, но не свыше сначала 10000 рублей ассигнациями в год; потом эту сумму сбавили до 2000. Никакие трудности и внешние унижения не могли сломить энергии, питавшейся глубокой религиозностью, героическим чувством долга и сознанием, что уже одно присутствие жен в оторванной от мира каторжной глуши не только придает нравственную силу их мужьям, но и отрезвляюще действует на облеченное безграничной властью начальство. Барон Розен в своих записках так характеризует Волконскую: «Молодая, стройная, более высокого, чем среднего роста, брюнетка с горящими глазами, с полусмуглым лицом, с гордой походкой, она получила у нас прозванье дева Ганга. Она никогда не выказывала грусти, была любезна с товарищами мужа, но горда и взыскательна с комендантом и начальником острога». Волконская нашла мужа в Благодатском руднике и поселилась ряд

Катерина Волконская - полная биография Мария Волконская фотография

ом с ним, вместе с своей подругой, княгиней Е. Трубецкой, в маленькой избушке. Бодро и стойко исполняли они свой долг, облегчая участь не только мужей, но и остальных узников. К концу 1827 г. декабристов перевели в Читу, где вместо работы в рудниках их заставляли чистить конюшни, молоть зерно на ручных жерновах. В 1830 г. их перевели на Петровский завод, где нарочно для них был выстроен большой острог; там разрешили поселить и жен их. Камеры были тесные и темные, без окон; их прорубили после долгих хлопот, по особому Высочайшему разрешению. Но Волконская была рада, что может жить там с мужем, в их каморке, которую она украсила, чем могла; по вечерам собирались, читали, спорили, слушали музыку. В 1837 г. Волконского перевели на поселение в село Урик, под Иркутском, а в 1845 г. ему позволили жить в самом Иркутске. Эта вторая половина ссылки была бы гораздо легче первой, если бы не постоянная тревога за детей. Из четверых, родившихся у нее в Сибири, остались в живых только сын и дочь, и их воспитание наполняло ее жизнь. В 1847 г., с назначением генерал-губернатора Н.Н. Муравьева , их положение улучшилось. По восшествии на престол Александра II последовала амнистия; Волконский с семьей вернулся на родину. В 1863 г. Волконская умерла от нажитой в Сибири болезни сердца.

Волконская Зинаида

, княгиня писательница хозяйка литературно-музыкального салона у нее бывал А.С.Пушкин

Дмитрий Веневитинов (14.09.1805 — 15.03.1827) Зинаида Волконская (3.12.1789 — 5.02.1862) По московским гостиным начал блуждать злорадный шепоток, что-де у не первой молодости княгини объявился юный воздыхатель, давно в нее влюбленный, которому она оказывает нежную приязнь.

Автор: Роман Белоусов
Источник информации: кн.»Самые известные влюбленные», с.237-246.

Москва готовилась встречать траурный кортеж с телом императора Александра I, скончавшегося в Таганроге. От Серпуховской заставы до самого Кремля расчищали от сугробов дорогу, в витринах появились портреты покойного. На Кузнецком мосту шла торговля принадлежностями для траурного костюма. Можно было купить все — от платья из черного крепа до муаровой похоронной ленты.
Утром 3 февраля золотая колесница, покрытая черным балдахином, въехала в первопрестольную.
По обеим сторонам улиц от самой заставы до кремлевских ворот сплошной цепочкой стояли солдаты, причем, согласно секретному приказу, с заряженными ружьями. По городу усиленно муссировались слухи, будто во время проезда траурного кортежа произойдут выступления недовольных.
Ничего подобного, однако, не случилось. Процессия мирно проследовала через город. Вместе с ней проделали путь и «архивные юноши». Им, служащим Архива коллегии иностранных дел, как и представителям других ведомств, ведено было в мундирах явиться к Серпуховской заставе. Отсюда попарно они со всеми шли за катафалком.
Три дня город прощался с телом. Гроб был установлен в Архангельском соборе, где короновали и отпевали российских самодержцев. Один из «архивных юношей», Веневитинов, стоял неподалеку и потому хорошо видел, как дама в траурном платье, скрытая вуалью, подошла к гробу, поклонилась и положила венок из незабудок. Она показалась Дмитрию прекрасной и таинственной. Трудно было оторвать от нее взор. Она прошла мимо него, и Дмитрий, завороженный, не отрываясь, следил за ней глазами.
— Кто эта дама с незабудками? — вырвалось у него тихо, словно спросил он самого себя.
В ответ услышал от товарища по архиву:
— Княгиня Зинаида Волконская.
Лицо Дмитрия залилось краской. Вспомнил, что Одоевский как-то приглашал его к ней, да и другие «архивные юноши», он знал, регулярно бывали в известном на всю Москву доме, где вот уже более года жила княгиня.
Спустя пару дней Владимир Одоевский — завсегдатай ее вечеров и обедов — привел Дмитрия в дом на углу Тверской и Козицкого переулка.

Обеды Зинаиды Волконской — праздники не столько для желудка, сколько для души — славились на всю Москву, как, впрочем, и весь ее дом — оазис культурной жизни; академией искусств называли его современники. Шедевры, собранные здесь, словно бы продолжали самое хозяйку, отражали ее внутренний мир, полный поэтических стремлений. К ней тянулась вся Москва. И княгиня умела всех оценить и понять, ибо отличалась простотой и добросердечием, что, впрочем, не сделало ее счастливой в собственной жизни.
Выйдя замуж накануне нашествия Бонапарта, она долгое время не получала от мужа известий из действующей армии и решила, что он убит. От переживаний буквально впала в умопомешательство и в припадке отчаяния прокусила себе верхнюю губу. Небольшой шрам остался у нее навсегда. Муж между тем благополучно возвратился с поля брани. Однако последующая жизнь с ним не задалась. Он был вполне comme il faut (фр. — отвечал требованиям приличия), но, как выяснилось, совершенно противоположных ей взглядов, с иными интересами, характером и, если хотите, иным темпераментом. Но даже самой себе она не призналась бы, что вышла замуж за человека, который духовно неинтересен. Жили они чаще всего розно, внешне соблюдая приличия, чтобы не дразнить свет и не давать повода для пересудов. На этом настаивала прежде всего сама княгиня. Но могла ли она найти себе ровню?
Блистая красотой и грацией, ученостью и образованностью, сотканная из гармонии и тонких чувств, Волконская, несомненно, имела все права на пальму первенства среди русских женщин той эпохи. Коронованная вдохновением гениев — своих современников, она осталась жить в их стихах. Пушкин напишет о ней:

Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и бостона,
При бальном лепете молвы
Ты любишь игры Аполлона.
Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И под задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется и пылает гений.

Ее образ запечатлен в воспоминаниях, в портретах, исполненных с натуры, в звуках старинных клавесинов, в грезах романтического XIX века.

Сердце Дмитрия было полно чувством к княгине, а уста будто сковала печать молчания. Продолжая встречаться в свете, у нее в салоне, он, однако, не решался открыться. Только глаза, вопреки его воле, не могли скрыть того, что творилось в душе «архивного юноши». «Счастье в том, — мечтал он, — чтобы в других очах прочитать следы тех же чувств, подслушать сердце, бьющееся согласно с твоим сердцем».
Поначалу она заметно смущалась под обжигающим его взглядом, тень смятения и тревоги появлялась на ее лице. Возможно, это и останавливало Дмитрия от признания. Разница в возрасте его не смущала. Он даже не задумывался об этом. А она? Ей казалось, что полтора десятка лет, разделяющие их, служат надежным барьером от опасного с его стороны шага.
Веневитинов же начал замечать, что от встречи к встрече у него все больше и больше возникает, если можно так сказать, созвучие ума с княгиней, что они все лучше понимают друг друга. Оставалось лишь мечтать о созвучии чувств. Но в душе он уже знал, что отныне его муза может иметь лишь один облик — облик княгини Зинаиды; что именно она будет его вдохновительницей, единственной, кому он посвятит свой поэтический дар.

Однажды он пригласил княгиню на прогулку в Симонов монастырь.
Еще поутру заехал на Тверскую. Волконская, предупрежденная накануне, тотчас появилась, повергнув его в изумление: она была как никогда хороша и ослепительна.
Темно-коричневое платье, отделанное тесьмой, удачно вписывалось в золотые краски осени и выгодно оттеняло ее каштановые локоны, выбивавшиеся из-под модной шляпки — «гаитской розы» в виде бледно-зеленого атласного чепца с ниспадающими черными страусовыми перьями. А плечи прикрывала огромная кашемировая шаль (на случай, если погода начнет хмуриться и похолодает).
Ее прекрасные синие глаза излучали небесный свет, движения были грациозно-женственны, и вся она казалась какой-то неземной, улыбающейся феей, которая вот-вот улетит. У Дмитрия перехватило дыхание, и он почувствовал, что краснеет то ли от счастья, то ли от испытываемой неловкости: ему впервые довелось быть с княгиней тет-а-тет, а может быть, от мелькнувшей тщеславной мыслишки, что радом с ним сидит самая красивая женщина Москвы.
Погода благоприятствовала поездке. Стояло дивное бабье лето. Напоенный ароматами трав и цветов воздух, не успевший после небывалой в тот год жары утратить свой терпкий настой, бодрил и пьянил. Сердце щемило.
Пока ехали, Дмитрий начал рассказывать о своем замысле написать роман о молодом поэте и философе Владимире Паренском — так будут звать его героя.
Она слушала, наблюдая за ним и невольно проникаясь восхищением. Ее приводил в восторг сам рассказчик, его проникновенный, музыкальный, чуть томный голос, громадные, опущенные длинные ресницы, сияющие умом глаза. В них угадывалась пылкая натура искателя истины, чутко-нежная душа, возлюбившая все прекрасное. Она понимала: этот молодой Адонис, наделенный незаурядным умом и многими талантами, давно уже сделался близким ей по духу; мужская же его стать, делавшая Дмитрия подобием изваянного из мрамора греческого бога, вызывала в ней какое-то неясное чувство. Подчеркнуто не придавая особого значения пылким взглядам, которыми поэт одаривал ее, княгиня все же не могла не отмечать их, но принимала как знак поклонения юноши красивой женщине — не более.
Однако сейчас, в коляске, княгиня женским чутьем поняла, что приближается момент, когда долее не замечать этих пламенных взглядов станет невозможным. Припомнилось, как недавно кто-то в шутку, а может быть и нет, пытался ее предупредить, услужливо сообщив о злорадном шепотке, блуждавшем по московским гостиным, что-де у не первой молодости княгини объявился юный воздыхатель, нечто вроде Андре Шенье, давно в нее влюбленный, которому она оказывает нежную приязнь.
Было ясно, что поведение Веневитинова, его пылкие взгляды не остались не замеченными в свете.
. Кругом простирались луга, засеянные поля, вдали темнел сосновый бор, и за ним на горизонте виднелась колокольня села Коломенского. По ту сторону реки на лугах паслись стада и доносились голоса пастушеских свирелей.
Открывшаяся панорама сельской идиллии захватила восприимчивую к красотам природы Волконскую. И хотя этот северный пейзаж разительно отличался от обожаемого ею южного, итальянского ландшафта, лучезарно-волшебного, душа ее, склонная к романтической мечтательности, с восторгом созерцала открывшийся перед ней живописный вид.
Уловив ее настроение и сам очарованный картиной райских кущ и полей, взволнованный близостью обожаемой женщины, Дмитрий продекламировал:

. Люблю я цвет лазури ясный;
Он часто томностью пленял
Мои задумчивые вежды
И в сердце робкое вливал
Отрадный луч благой надежды.

Это было все равно что признание, и княгиня прекрасно поняла его. Тем более что, произнося эти когда-то сочиненные строки, он смотрел ей в глаза взором, исполненным чистой любви. Не выдержав этого взгляда, она в замешательстве потупилась, а он, счастливый, готов был видеть в этом робкий ответ на его порыв и даже, быть может, обещание большего.

Миновав главные ворота монастыря, коляска остановилась около соборной церкви. Только что отошла обедня, смолк оглашавший окрестности малиновым звоном благовест. На паперти появились одетые в черное богомольцы, неспешно покидавшие храм.
Княгиня, посетовав на то, что опоздали к службе, и искренне об этом сокрушаясь, изъявила желание осмотреть обитель. Веневитинов, выполняя обязанности чичероне, занимал княгиню рассказом о местных достопримечательностях. Оставив позади двухэтажную трапезную, пройдя мимо погребов и кладовых, они вышли на монастырское кладбище, где Волконская обратила внимание на захоронения рода Татищевых, к которому по материнской линии она принадлежала.
Неожиданно Веневитинов признался, что хотел бы здесь, под одной из берез или акаций, когда придет его час, найти вечный покой. Произнес он это достаточно серьезно, с каким-то даже, как ей показалось, отчаянием, за которым нельзя было не угадать чего-то такого, что его угнетало и мешало жить.
Княгиня укорила Дмитрия за мрачное настроение и, взяв под руку, поспешно повела, как ребенка, с кладбища, точно опасаясь, что сию минуту осуществится желание, столь странно прозвучавшее в устах молодого, полного сил красавца. Однако в приступе внезапно охватившей его черной меланхолии усмотрела княгиня еще одно подтверждение блуждающего по гостиным слушка о тайном ее воздыхателе. И мысль, которую она с самого начала поездки гнала от себя, мысль о том, что это подстроенное пылким Адонисом свидание не кончится так просто для них обоих, повергла ее в смущение. Она заторопила с возвращением в Москву.
Послышались раскаты приближающейся грозы. Со стороны Москвы надвигалась черно-лиловая туча. Заметно потемнело, поднялся ветер, тревожно зашумели березы. Надо было успеть вернуться к месту, где оставалась коляска. Едва отъехали, как очередной удар грома, казалось, прошелся прямо над ними. Княгиня вздрогнула, перекрестилась. При новом раскате от страха стиснула кулачки, прижав их один к другому на груди, и невольно прильнула плечом к Дмитрию. Как бы успокаивая, он взял ее за руку. Она не отняла ее. Так ехали некоторое время. Дождь монотонно барабанил по кожаному верху. Дмитрий молчал. И вдруг заговорил о том, что давно покорен ею, испытывает восторг перед ее божественной красотой, преклоняется перед умом, очарован талантами, грацией, голосом.
Слова обжигали, сердце ее трепетало, краска стыдливости — эта ливрея добродетели — залила лицо. Едва слышно она прошептала: «Боже благости, помоги. » Он не дал ей договорить, припав горячим поцелуем к ее губам.

На другой день вечером княгиня приняла Веневитинова с той благородной простотой, которая ему так нравилась в ней. К его удивлению, так же просто, без обиняков она заговорила о том, что есть препятствия, и он знает какие, не допускающие их соединения.
— Общество могущественно, его влияние огромно, оно привносит слишком много горечи в ту любовь, которая им не признана.
Ошеломленный таким поворотом, взволнованный, он не заметил, с каким трудом дались ей эти слова. Убеждая себя, она настаивала:
— Ни вы, ни я — мы не сможем переделать свет.
Он попытался было возразить: мол, надо слушаться своей души, следовать влечению сердца и не думать о пересудах. Но княгиня продолжала:
— Вы молоды, Дмитрий, — она впервые назвала его так. — Время лучший врачеватель. Оно залечит ваши раны, наилучший в мире друг мой. Вам следует уехать, — услышал он по-матерински нежный голос Волконской. — Почему бы вам не перейти на службу в Петербург, к Нессельроде?
— Есть разные лекарства от любви, но нет ни одного надежного, — ответил он словами известного афоризма.
— Хотите, я помогу вам?
Он показал жестом, что ему все равно. Она расценила это как согласие.
— Вот и прекрасно. Я похлопочу, — с облегчением сказала она. — А сейчас. как знак моей дружбы и. залог сострадания, возьмите этот перстень, отрытый в пепле Геркуланума. Пусть он будет вашим талисманом. Храни вас Бог.
Спустя некоторое время родятся строки его знаменитого стихотворения, обращенного к перстню:

Ты был отрыт в могиле пыльной,
Любви глашатай вековой,
И снова пыли ты могильной
Завещан будешь, перстень мой.

Волконская энергично принялась устраивать судьбу Дмитрия. По здравом размышлении он и сам решил, что ему лучше всего оставить Москву: вдали от предмета своей любви он скорее излечится от сердечной хвори.

. При въезде в Петербург Веневитинова неожиданно арестовали. Как потом выяснилось, из-за того, что по просьбе Волконской он взял попутчиком некоего Воше, провожавшего княгиню Трубецкую в Сибирь к мужу — государственному преступнику, а теперь возвращавшегося в столицу. Власти не без оснований опасались, что он везет что-либо недозволенное, например, письма декабристов к родным, что запрещалось.
Веневитинова подвергли унизительному обыску, допросу, продержав более суток в сыром, промозглом помещении. Вышел он оттуда простуженный, с кашлем и болью в груди, с настроением, хуже которого и не бывает.

Он начал ходить в присутствие — его определили в Азиатский департамент. Но ни работа, ни светские развлечения не спасали от тоски по Москве, по родным, по княгине. Заглушая душевный надлом, он часто спрашивает в письмах: «Что происходит на вечерах у княгини Зинаиды? Поют ли там, танцуют ли?» Для него отныне надежда — лучшее наслаждение на земле, она разбудила его дремавшую музу. Он пишет несколько стихотворений, посвященных Волконской, в глубине души надеясь, что стихи вызовут ответный пламень в ее груди.
Склонный к рефлексии, анализируя свои чувства и переживания, он приходит к меланхолическому выводу, что для человека поэтического сознания, человека мыслящего счастье невозможно. Тем более в холодном российском климате. Здесь у всех сочинителей одна судьба — терпеть от властей! И напоминает сам себе: Тредиаковский бит кнутом, Новиков посажен в крепость, Княжнин умер от пыток в тайной экспедиции, Радищев покончил с собой, а Батюшков покушался на самоубийство, Сумароков спился, Пушкин был сослан, Полежаев насильно отдан в солдаты. А Рылеев, Бестужев?
Человек — суверенное существо, он стремится к свободной жизнедеятельности, к гармонии между собой и миром. Когда этого нет, когда нравственная основа жизни нарушена, наступает отчаяние, безысходность. Тогда, желая освободиться от раздирающей сердце тоски, мысль бьется в поисках ответа: чем наполнить пустоту души? Как быть дальше? В чем спасение. На него находят минуты полнейшего отвращения к жизни. Тревожат мысли о неизбежности трагического финала.

. Наступил март 1827 года. Занялась было весенняя погода. Светило солнце, капель выбивала веселые нотки.
Здоровье Веневитинова между тем не улучшалось, напротив, несколько раз делался жар, врач определял лихорадку, укладывал в постель и пускал кровь. Она оказалась, по замечанию Федора Хомякова, истинно сочинительской, как чернила. Друзья просили его не перетруждать себя: болезненный вид Дмитрия по-прежнему вызывал беспокойство. На их встревоженные вопросы отвечал: «Тоска замучила меня».
Он продолжал жить думами о Волконской — она стала, как он когда-то и предначертал себе, его музой, вдохновительницей, той, кому посвящал свои творения. Любовь поселилась теперь в его стихах, любовь безрадостная, мучительная, которую он тщетно пытался изжить.

Любви волшебство позабыто,
Исчезла радужная мгла,
И то, что раем ты звала,
Передо мной теперь открыто.

Неожиданно ночами вернулись морозы, но днем воздух оставался по-весеннему сырым и промозглым.
7 марта у Ланских, где он жил, состоялся бал с танцами. В одной из дам, как ему показалось, он узнал Волконскую. «Неужто она здесь, в Петербурге?» — но тут же понял, что обознался. Не помня себя, он бросился к выходу, выбежал на крыльцо. Холод объял его. Не замечая стужи, подставил грудь сырому, колючему ветру. В голове вихрем пронеслось: «Зачем она врезалась в мое сердце, живет в памяти?! Зачем отравила все наслаждения жизни? И тот поцелуй, первый и последний, — зачем? Зачем питал надежды? Все пустое! Лучше умереть разом, как Вертер!»
Кто-то заботливо набросил на его плечи шинель. Он обернулся. Рядом стоял Федор Хомяков.
На другой день Веневитинов занемог жестокой простудой.
Явился Егор Иванович Раух, доктор из Обуховской больницы. Поставил диагноз: воспалительная горячка. Прописал капли и положительно удостоверил, что пациент скоро поправится.
Болезнь, однако, быстро прогрессировала. С каждым днем состояние Веневитинова делалось все хуже. Друзья не отходили от него, дежурили у постели. На шестой день был назначен консилиум. Собрались светила тогдашней медицины. Заключение врачей повергло всех в ужас: «Больному жить осталось день-два».
8 ночь на 15 марта около больного дежурил Хомяков. В соседней комнате находились близкие друзья.
Мерцала свеча на столике у кровати. Тусклый свет падал на пузырьки и флаконы. Пахло лекарствами, лампадным маслом.
Под утро началась агония. Дмитрий сделал усилие и, стараясь говорить внятно, попросил похоронить его в Симоновом монастыре. Это были последние его слова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *