Катрин Гиммлер — полная биография

Катрин Гиммлер — полная биография

Биография

Один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943). № в СС — 168.

Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография Катрин Гиммлер - полная биография

Родился в семье тайного советника по ведомству просвещения Гебхарда Гиммлера. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Катрин Гиммлер - полная биография Генрих Гиммлер фотография

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям.

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Послевоенные годы

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер принял предложение отца выучится на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собрал гербарий, к тому был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений.

Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачно: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении.

Лучшие дня

Владислав Третьяк: ‘Русская стена’
Посетило:299
Катрин Гиммлер - полная биография
Женщины маршала Буденного
Посетило:187
Катрин Гиммлер - полная биография
Юрий Яковлев: ‘В кино я гость, в театре я на равных’
Посетило:158
Катрин Гиммлер - полная биография

Тогда Гиммлер 18 октября 1919 поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

16 мая 1920 Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады 1 винтовку и 50 патронов к ней, 1 каску, 2 патронташа и 1 мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической борьбы

В январе 1922 состоялась встреча с Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер[2]. Было очень приятно. Рём пессимистически настроен по отношению к большевизму».

5 августа 1922 сразу после сдачи выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге. Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.

8 ноября 1923 Гиммлер, как обычно, пришёл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути поступил приказ захватить здание военного министерства, что удалось без проблем. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и полиции, и захватчикам пришлось капитулировать.

Через 21 год, не поехавший в Мюнхен Гитлер, поручит выступить вместо себя Г. Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 г. Именно Г. Гиммлер стал последним из руководителей Третьего Рейха завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке «Крон» официальные празднования годовщин пивного путча 1923 г.

После провала Пивного путча Гиммлер и вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практический всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. Тем не менее, Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре, ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Гёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём Грегора Штрассера, руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

Во главе СС

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в своём письме к руководству НСДАП ландсфюрером Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, а в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую черную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во все землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагери. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Последние дни жизни (по официальной версии)

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становились все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Голштейна. Однако Дёниц категорически отказался предоставить Гиммлеру хоть какой-нибудь пост.

Граф Шверин фон Крозиг посоветовал ему не прятаться, а добровольно сдаться и понести ответственность за злодеяния подчинённых. Но Гиммлер поступил как раз наоборот. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера, незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял шефа III управления РСХА (СД) Отто Олендорфа, начальника своего секретариата Рудольфа Брандта, своего лечащего врача (он же — главный военный клинический врач при имперском враче СС и исполнительный президент Германского Красного Креста) Карла Гебхардта, а также адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу. 21 мая 1945 у местечка Мойнштадт они были арестованы бывшими советскими военнопленными из состава патруля английской военной полиции и отправлены в сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.

Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Майкл Мерфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер.

Тело Гиммлера было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.

Катрин Гиммлер — полная биография

Катрин Гиммлер - полная биографияСм. в Википедии Генрих Луйтпольд Гиммлер

Генрих Луйтпольд Гиммлер (нем. Heinrich Luitpold Himmler, 7 октября 1900 года, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945 года, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) — один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1933), начальник РСХА(1942—1943). Личный номер в СС — 168.

Родился в консервативной римско-католической семье среднего класса. Отец — Гебхард Гиммлер, был учителем, мать — Анна Мария Гиммлер (урождённая Гейдер). Кроме него, в семье было ещё два брата — старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде, братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.
Своё имя получил в честь покровителя семьи, принца из династии Виттельсбахов Генриха, школьным учителем которого был отец Гиммлера. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.
Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал стать полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:

Банкирский дом «И. Н. Оберндёрфер», Сальваторштрассе, 18, уполномочен перечислить вам 1000 рейхсмарок из 5 % военного займа. Примите эту сумму в качестве дара вашему сыну Генриху от его крестного отца — скоропостижно ушедшего от нас его королевского высочества принца Генриха.

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919 года, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 года направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.
После неудачи с военной службой Гиммлер внял совету отца и выучился на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собирал гербарий, к тому же был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений. Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачной: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении. 18 октября 1919 года Гиммлер поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.
Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фраки цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил в различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.
16 мая 1920 года Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады винтовку, 50 патронов к ней, каску, 2 патронташа и мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 года Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

В январе 1922 года состоялась встреча с Эрнстом Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер. Было очень приятно. Рём настроен по отношению к большевизму пессимистически».
5 августа 1922 года сразу после выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхаймепо совету Рёма вступил в Рейхсфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.
В конце августа 1923 года Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге. Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.
8 ноября 1923 года Гиммлер, как обычно, прибыл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском военном флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути им пришлось изменить направление движения, чтобы выполнить приказ и захватить здание баварского военного министерства. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и баварской полиции, и нацистам пришлось капитулировать.
Через 21 год не поехавший в Мюнхен Гитлер поручит выступить вместо себя Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 года. Именно Генрих Гиммлер стал последним из руководителей Третьего рейха, завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке Кроне официальные празднования годовщин Пивного путча 1923 года.
После провала Пивного путча Гиммлер вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практически всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.
Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. В то же время Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.
В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Хёсс, будущий комендант Освенцима.
Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.
В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии Грегора Штрассера, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.
Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.
3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера, Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в письме к руководству НСДАП ландсфюрера Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.
Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую чёрную форму, вместо прежней коричневой.
С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом, возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.
Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. Специальное подразделение СС было создано 15 марта 1933 под названием «Führerschutzkommando» («команда защиты фюрера») под командованием Ганса Раттенхубера, в 1935 оно было переименовано в Reichssicherheitsdienst («Имперская служба безопасности»).
1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.
Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагеря. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.
Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.
Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июняон сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.
28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:

Лагерное руководство, представленное порядочными людьми, не считает необходимым введение каких-либо дополнительных мер. Ваше предложение разрешить заключённым пользоваться юридической помощью, то есть адвокатами, я доложил фюреру и канцлеру 01.11.1935. Фюрер запретил привлекать адвокатов и поручил мне сообщить вам о его решении.

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:

Отделение политической полиции от государственного управления приведёт к осложнениям длительного порядка, которые вам, господин премьер-министр, должны быть известны. Нарушение управленческой целостности вызвано господством партии в государстве… Поэтому необходимо покончить с понятием «политическая целесообразность», поскольку оно является основой для все более растущего недоверия и недопонимания, которые только затрудняют работу государственного аппарата.

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:

Считаю сложившиеся ныне отношения между оберпрезидентом Восточной Пруссии и начальником тамошнего управления государственной тайной полиции недопустимыми, поскольку это влияет отрицательно на авторитет государства.

Гиммлер ответил как обычно:

Фюрер принял решение ничего не менять в управлении государственной полиции Кёнигсберга.

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.
Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер своим постановлением от 26 июня 1936 года провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).
2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.
В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуальности. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.
После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.
«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих не евреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в защиту последнего, и затея провалилась.

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.
Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.
Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:

Изрыгая ругательства, Гиммлер стал бить связанного Эльзера сапогами, затем приказал обработать его в соседней комнате (тот взвыл, видимо, от ударов плёткой или чего-то подобного). Когда его снова доставили к Гиммлеру, рейхсфюрер опять стал наносить ему удары сапогами и ругаться.

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.
Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.
В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.
Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.
И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.
После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.
Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Мейера-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.
Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.
Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.
Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.
Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.
В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».
Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга — Фрича он пытался договориться с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.
Чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера, на должности руководителей гражданских администраций на оккупированных территориях назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.
Отношение Гиммлера к славянским народам как нельзя лучше характеризует его речь в Познани, произнесённая 4 октября 1943 года перед высшими иерархами СС.

Что происходит с русскими, что происходит с чехами — мне в высшей степени безразлично, всю хорошую в нашем понимании кровь, что есть у других народов, мы будем себе забирать, если понадобится, будем красть их детей и воспитывать у нас, но будут ли жить другие народы в довольстве или они будут дохнуть с голода, интересует меня лишь в том смысле, в каком для нашей культуры потребуются рабы. Остальное мне безразлично. Если при постройке противотанкового рва 10 тысяч русских женщин помрут от истощения, я проявлю интерес лишь к одному — построен ли будет для Германии противотанковый ров.
Людмила Чёрная. Коричневые диктаторы. 1992

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. чел. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире, да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы приуменьшить масштабы злодеяний.
В ответ на предложение Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:

Это приказ фюрера! Евреи — носители большевизма… Попробуйте только отдёрнуть свои пальчики от еврейского вопроса, тогда увидите, что будет с вами.
Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. Под Минском он присутствовал на расстреле 200 евреев. Служебное расписание рейхсфюрера сухо фиксирует в графике на пятницу 15 августа 1941 года:

До обеда. Присутствие на казни партизан и евреев недалеко от Минска. Посещение транзитного лагеря военнопленных.

По свидетельству очевидцев, один из карателей выстрелил в голову жертве, и кусочки мозга отлетели в Гиммлера. Известная фотография зафиксировала рейхсфюрера вытирающим лоб платком как раз в этот момент. В итоге ему стало нехорошо и его вырвало. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.
Вскоре им было придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.
Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.
Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные преступления. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.
2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Хёссом, которого очень ценил Гиммлер.

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.
Однако расширение сферы влияния неизбежно приводило к конфликту между СС и НСДАП.
Мартин Борман, занявший после бегства Гесса второе место в партийной иерархии и взявший на себя решения вопросов, связанных с ведением войны, начал кампанию против СС, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители парторганизаций, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:

Недавно я уже обращал ваше внимание, что у многих гауляйтеров сложилось впечатление, будто бы СД видит свою главную задачу в наблюдении за политическим руководством и слежкой за работой партии. Мне представляется необходимым, чтобы вы в ближайшее же время направили всем гауляйтерам циркулярное письмо с объяснением истинного положения дел.

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.
Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.
Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.
Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, начальник Главного управления СС по делам расы и поселений) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.
В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.
26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт с Даллесом.
Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхсканцелярию.
События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя, он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.
Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены.
В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я — дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.
В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.
Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Красной армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригадефюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.
Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.
19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадотом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Швецию. После этой встречи Шелленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.
Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложил графу стать посредником в переговорах.
Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, в свою очередь, предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и отказался встречаться с Гитлером. Вольф отправился в ставку фюрера, который, выслушав объяснения Вольфа, отпустил его.
Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.
Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.
28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками относительно его предложения о капитуляции Германии и полученном от них ответе, что они согласны вести переговоры, если к этому привлекут третьего партнёра — СССР. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:

Перед своей смертью исключаю бывшего рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера из партии и снимаю со всех государственных постов… Геринг и Гиммлер вели тайные переговоры с врагом без моего согласия и против моей воли, а также пытались взять в свои руки власть в государстве, чем нанесли стране и всему народу невосполнимый ущерб, не говоря уже о предательстве по отношению к моей личности…

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становились все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Гольштейна. Однако Дёниц категорически отказался предоставить Гиммлеру хоть какой-нибудь пост в своём правительстве. После этого Гиммлер принял решение скрыться. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера, незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял шефа III управления РСХА (СД) Отто Олендорфа, начальника своего секретариата Рудольфа Брандта, своего лечащего врача (он же — главный военный клинический врач при имперском враче СС и исполнительный президент Германского Красного Креста) Карла Гебхардта, а также адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу. 21 мая 1945 у местечка Мойнштадт они были арестованы двумя бывшими советскими военнопленными В. И. Губаревым и И. Е. Сидоровым из состава патруля английской военной полиции и отправлены в сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.
Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Роберт Мёрфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер. (Смерть была констатирована в 11:04 23 мая 1945 года). После исследования тела, англичане погребли тело Гиммлера в парке г.Люнебурга. Однако через некоторое время возникла необходимость повторного исследования тела, поскольку появились сомнения в идентичности личности Гиммлера. С этой целью тело было эксгумировано и повторно исследовано, после чего было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.

Публикации
Прижизненные
Bauer, wach auf! // Der Nationale Sozialist für Sachsen. 1.8. 1926.
Der Reichstag 1930: Das sterbende System und der Nationalsozialismus // Nationalsozialistische Bibliothek — Heft 25. München: Eher, 1931.
Heinrich I. Rede des Reichsführers-SS im Dom zu Quedlinburg am 2. Juli 1936. Berlin: Nordland-Verl. 1936.
Die Schutzstaffel als antibolschewistische Kampforganisation. München: Eher, 1936 (переиздавалось в 1936, 1937, 1939 гг.).
Die Schutzstaffel. Grundlagen, Aufbau und Wirtschaftsordnung des national-sozialistischen Staates. Berlin: Industrieverl. Spaeth & Linde, [1938].
Sicherheitsfragen: Vortrag, gehalten auf der Befehlshabertagg in Bad Schachen am 14. Okt. 1943. [Berlin]: NS-Führungsstab d. Oberkommandos d. Wehrmacht, 1943.
Die Behandlung der Kinder und Jugendlichen bei der Polizei: [RdErl. d. RFSS u Ch d Dt. Pol. v. 3.1.1944] Berlin: Kriminal-Wissenschaft u. -Praxis Verl., 1944.

Посмертные
Reichsführer. Briefe an und von Himmler. Hrsg. von H. Heiber. Stuttgart: Deutsche Verlagsanstalt, 1968.
Heinrich Himmler. Geheimreden 1933 bis 1945 und andere Ansprachen. Frankfurt am Main: Propylaen, 1974.

ПИОСС

Элита

Реклама

Прямой эфир

iafet 22 апреля 2013, 02:33

Garald1 17 февраля 2013, 01:53

BoutiQue 13 февраля 2013, 04:05

Rusnotslave 1 января 2013, 16:07

kozak1123 26 сентября 2012, 19:30

EntonSky 13 сентября 2012, 01:14

OPOK 3 августа 2012, 13:23

Samsebe99 29 февраля 2012, 14:34

Shumi2010 22 февраля 2012, 06:33

sheih_merden 5 февраля 2012, 18:31

Svoboda 22 января 2012, 18:09

anola2009 12 января 2012, 10:03

Politolog 11 декабря 2011, 14:29

STOP_VTO 20 ноября 2011, 05:57

Politolog 13 ноября 2011, 21:40

koller 27 октября 2011, 15:12

Yrka58 23 октября 2011, 19:36

Yrka58 11 октября 2011, 22:58

Блоги

  • Факультет истории, политологии и права МГОУ24.71
  • Тайные организации15.62
  • Новости9.53
  • Выборы и кадровая политика9.46
  • Партии и движения9.14
  • Юмор в политике9.08
  • Политтехнологии и Пиар8.81
  • Международные отношения и конфликты7.75
  • Балканистика6.63
  • Империи и сверхдержавы5.88

Генрих Гиммлер

Катрин Гиммлер - полная биография
Генрих Гиммлер (правильнее Хайнрих Химмлер, нем. Heinrich Luitpold Himmler, 7 октября 1900, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943). № в СС — 168.

Детство и юность

Родился в семье Гебхарда Гиммлера, директора гимназии в Ландсхуте. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:
Банкирский дом «И. Н. Оберндёрфер», Сальваторштрассе, 18, уполномочен перечислить вам 1000 рейхсмарок из 5 % военного займа. Примите эту сумму в качестве дара вашему сыну Генриху от его крестного отца — скоропостижно ушедшего от нас его королевского высочества принца Генриха.

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер принял предложение отца выучится на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собрал гербарий, к тому был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений.

Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачно: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении.

Тогда Гиммлер 18 октября 1919 поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

16 мая 1920 Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады 1 винтовку и 50 патронов к ней, 1 каску, 2 патронташа и 1 мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической борьбы

В январе 1922 состоялась встреча с Э.Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер. Было очень приятно. Рём пессимистически настроен по отношению к большевизму».

5 августа 1922 сразу после выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге. Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.

8 ноября 1923 Гиммлер, как обычно, пришёл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском военном флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути поступил приказ захватить здание военного министерства, что удалось без проблем. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и баварской полиции, и нацистам пришлось капитулировать.

Через 21 год, не поехавший в Мюнхен Гитлер, поручит выступить вместо себя Г. Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 г. Именно Г. Гиммлер стал последним из руководителей Третьего Рейха. завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке «Крон» официальные празднования годовщин Пивного путча 1923 г.

После провала Пивного путча Гиммлер и вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практический всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. Тем не менее, Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре, ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Гёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём Грегора Штрассера, руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в своём письме к руководству НСДАП ландсфюрером Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, а в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую чёрную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во все землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагери. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:
Лагерное руководство, представленное порядочными людьми, не считает необходимым введение каких-либо дополнительных мер. Ваше предложение разрешить заключённым пользоваться юридической помощью, то есть адвокатами, я доложил фюреру и канцлеру 01.11.1935. Фюрер запретил привлекать адвокатов и поручил мне сообщить вам о его решении.

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:
Отделение политической полиции от государственного управления приведёт к осложнениям длительного порядка, которые вам, господин премьер-министр, должны быть известны. Нарушение управленческой целостности вызвано господством партии в государстве… Поэтому необходимо покончить с понятием «политическая целесообразность», поскольку оно является основой для все более растущего недоверия и недопонимания, которые только затрудняют работу государственного аппарата.

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:
Считаю сложившиеся ныне отношения между оберпрезидентом Восточной Пруссии и начальником тамошнего управления государственной тайной полиции недопустимыми, поскольку это влияет отрицательно на авторитет государства.

Гиммлер ответил как обычно:
Фюрер принял решение ничего не менять в управлении государственной полиции Кёнигсберга.

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции общественного порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась.

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Катрин Гиммлер - полная биография
План «Ост». Обсуждение проектов новых немецких поселений. фотография с выставки «Планирование и построение нового порядка на Востоке» (март 1941 г.).

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:
Изрыгая ругательства, Гиммлер стал бить связанного Эльзера сапогами, затем приказал обработать его в соседней комнате (тот взвыл, видимо, от ударов плёткой или чего-то подобного). Когда его снова доставили к Гиммлеру, рейхсфюрер опять стал наносить ему удары сапогами и ругаться.

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Мейера-Хетерлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга-Фрича он пытался договорится с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Розенберг не назначал главами оккупационных администраций эсэсовцев, чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера. На должности генеральных комиссаров назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Окончательное решение еврейского вопроса

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы уменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:
Это приказ фюрера! Евреи — носители большевизма… Попробуйте только отдёрнуть свои пальчики от еврейского вопроса, тогда увидите, что будет с вами.

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. В Минске он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им было придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные нарушения воинской дисциплины. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.

2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Гёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния СС неумолимо подталкивало Гиммлера к столкновению с верхушкой НСДАП.

Мартин Борман, заменивший Гесса на посту заместителя фюрера по партии, взял на себя решения вопросов, связанных с ведением войны. Его влияние росло с каждым новым поражением германского оружия. Помимо этого, Борман начал компанию по отстранению СС от власти, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители НСДАП, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:
Недавно я уже обращал ваше внимание, что у многих гауляйтеров сложилось впечатление, будто бы СД видит свою главную задачу в наблюдении за политическим руководством и слежкой за работой партии. Мне представляется необходимым, чтобы вы в ближайшее же время направили всем гауляйтерам циркулярное письмо с объяснением истинного положения дел.

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, преемник Дарре на посту начальника Главного расово-поселенческого управления СС) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт в Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхскацелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены.

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.

Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Советской армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригаденфюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадоттом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Норвегию. После этой встречи Шелленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложить графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, поняв, что его «прижали к стенке», предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и ехать не захотел. Гитлер удовлетворился объяснениями Вольфа и отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.
Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками и о его предложении о капитуляции. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:
Перед своей смертью исключаю бывшего рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера из партии и снимаю со всех государственных постов… Геринг и Гиммлер вели тайные переговоры с врагом без моего согласия и против моей воли, а также пытались взять в свои руки власть в государстве, чем нанесли стране и всему народу невосполнимый ущерб, не говоря уже о предательстве по отношению к моей личности…

Последние дни жизни (по официальной версии)

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становились все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Голштейна. Однако Дёниц категорически отказался предоставить Гиммлеру хоть какой-нибудь пост.

Граф Шверин фон Крозиг посоветовал ему не прятаться, а добровольно сдаться и понести ответственность за злодеяния подчинённых. Но Гиммлер поступил как раз наоборот. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера, незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял шефа III управления РСХА (СД) Отто Олендорфа, начальника своего секретариата Рудольфа Брандта, своего лечащего врача (он же — главный военный клинический врач при имперском враче СС и исполнительный президент Германского Красного Креста) Карла Гебхардта, а также адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу. 21 мая 1945 у местечка Мойнштадт они были арестованы двумя бывшими советскими военнопленными В.И. Губаревым и И.Е. Сидоровым из состава патруля английской военной полиции и отправлены в сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.

Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Майкл Мерфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер.

Катрин Гиммлер - полная биография
Найденное тело Гиммлера

Тело Гиммлера было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.

Отзывы о Гиммлере людей, знавших его лично

Адольф Гитлер:
Гиммлера никогда не признает партия, да и вообще он абсолютно нетворческая личность.

Фридрих Хоссбах, бывший адъютант Гитлера:
Этот человек — злой дух Гитлера, холодный, расчётливый, жаждущий власти. Он являлся, пожалуй, наиболее целеустремлённой и одновременно зловещей фигурой третьего рейха.

Карл Буркхардт, верховный комиссар Лиги Наций по Данцигу:
Этого человека характеризовали гипертрофированное чувство субординации, узколобая исполнительность, нечеловеческая методичность с элементами автоматизма.

Альфред Розенберг:
Мне ни разу не удалось поймать взгляд Гиммлера. Его глаза вечно бегали и моргали, скрываясь за стеклами пенсне. Сейчас же они смотрят на меня прямо с фотографии, и мне кажется, что я в них кое-что смог-таки разглядеть — коварство.

Вальтер Дорнбергер:
Он казался мне похож на интеллигентного школьного учителя, вовсе не способного к насилию … обладал редким талантом внимательного слушателя … был человеком без нервов.

Граф Фольке Бернадот:
Я не нашёл в нём ничего демонического, он был весьма любезен в общении, показал, что обладает чувством юмора, иногда окрашенного в чёрные цвета, с удовольствием прибегал к анекдотам, чтобы поднять общее настроение.

Альберт Кребс, гауляйтер Гамбурга с 1926 по 1928 годы:
Речи Гиммлера казались мне смесью воинственной демагогии, обывательской застольной болтовни и проповеди фанатика-сектанта.

Альберт Шпеер:
Наполовину школьный учитель, наполовину взбалмошный дурак.

Жизнь и деятельность Генриха Гиммлера

Детство и юность Генриха Гиммлера. Покровительство виттельсбахского принца Генриха. Поступление на службу в сухопутные войска. Обучение агротехнике. Начало политической деятельности. Путь к вершинам власти. Окончательное решение еврейского вопроса.

РубрикаИстория и исторические личности
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления08.05.2011
Размер файла35,5 K

Катрин Гиммлер - полная биография

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Украины

Общеобразовательная школа №5 г. Изюма

На тему: Жизнь и деятельность Генриха Гиммлера

По предмету: Всемирная история

Генрих Гимммлер ( правильнее Хайнрих Химмлер, нем. Heinrich Luitpold Himmler ) Родился 7 октября 1900 года в Мюнхене, Бавария, Германская империя. Один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943).

Детство и юность

Родился в семье Гебхарда Гиммлера, директора гимназии в Ландсхуте. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:

Банкирский дом «И. Н. Оберндёрфер», Сальваторштрассе, 18, уполномочен перечислить вам 1000 рейхсмарок из 5 % военного займа. Примите эту сумму в качестве дара вашему сыну Генриху от его крестного отца — скоропостижно ушедшего от нас его королевского высочества принца Генриха.

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919 года, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 года направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер принял предложение отца выучиться на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собрал гербарий, к тому же был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений.

Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачной: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении.

18 октября 1919 года Гиммлер поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил в различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

16 мая 1920 года Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады винтовку, 50 патронов к ней, каску, 2 патронташа и мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 года Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение.

Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической деятельности

В январе 1922 состоялась встреча с Э.Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер. Было очень приятно. Рём настроен по отношению к большевизму пессимистически».

5 августа 1922 сразу после выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 года Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге. Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.

8 ноября 1923 Гиммлер, как обычно, пришёл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском военном флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути им пришлось изменить направление движения, чтобы выполнить приказ и захватить здание баварского военного министерства. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и баварской полиции, и нацистам пришлось капитулировать.

Через 21 год, не поехавший в Мюнхен Гитлер, поручит выступить вместо себя Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 г. Именно Г. Гиммлер стал последним из руководителей Третьего рейха, завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке Кроне официальные празднования годовщин Пивного путча 1923 г.

После провала Пивного путча Гиммлер вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практически всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. В то же время Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Гёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии Грегора Штрассера, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в письме к руководству НСДАП ландсфюрера Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую чёрную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во всех землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагеря. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:

Лагерное руководство, представленное порядочными людьми, не считает необходимым введение каких-либо дополнительных мер. Ваше предложение разрешить заключённым пользоваться юридической помощью, то есть адвокатами, я доложил фюреру и канцлеру 01.11.1935. Фюрер запретил привлекать адвокатов и поручил мне сообщить вам о его решении.

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:

Отделение политической полиции от государственного управления приведёт к осложнениям длительного порядка, которые вам, господин премьер-министр, должны быть известны. Нарушение управленческой целостности вызвано господством партии в государстве… Поэтому необходимо покончить с понятием «политическая целесообразность», поскольку оно является основой для все более растущего недоверия и недопонимания, которые только затрудняют работу государственного аппарата.

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру: “Считаю сложившиеся ныне отношения между оберпрезидентом Восточной Пруссии и начальником тамошнего управления государственной тайной полиции недопустимыми, поскольку это влияет отрицательно на авторитет государства.”

Гиммлер ответил как обычно: “Фюрер принял решение ничего не менять в управлении государственной полиции Кёнигсберга”.

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер своим постановлением от 26 июня 1936 года провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась.

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:

Изрыгая ругательства, Гиммлер стал бить связанного Эльзера сапогами, затем приказал обработать его в соседней комнате (тот взвыл, видимо, от ударов плёткой или чего-то подобного). Когда его снова доставили к Гиммлеру, рейхсфюрер опять стал наносить ему удары сапогами и ругаться.

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Мейера-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга — Фрича он пытался договориться с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера, на должности руководителей гражданских администраций на оккупированных территориях назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Окончательное решение еврейского вопроса

гиммлер политический власть еврейский

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы уменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:

Это приказ фюрера! Евреи — носители большевизма… Попробуйте только отдёрнуть свои пальчики от еврейского вопроса, тогда увидите, что будет с вами.

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. В Минске он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им было придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные преступления. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.

2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Гёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния неизбежно приводило к конфликту между СС и НСДАП.

Мартин Борман, занявший после бегства Гесса второе место в партийной иерархии и взявший на себя решения вопросов, связанных с ведением войны, начал компанию против СС, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители парторганизаций, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:

Недавно я уже обращал ваше внимание, что у многих гауляйтеров сложилось впечатление, будто бы СД видит свою главную задачу в наблюдении за политическим руководством и слежкой за работой партии. Мне представляется необходимым, чтобы вы в ближайшее же время направили всем гауляйтерам циркулярное письмо с объяснением истинного положения дел.

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Hцherer SS- und Polizeifьhrer). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, преемник Отто Гофмана на посту начальника Главного управления СС по делам расы и поселений) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт с Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхскацелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены.

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Советской армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригаденфюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадотом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Швецию. После этой встречи Шелленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложить графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, в свою очередь, предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и отказался встречаться с Гитлером, который удовлетворился объяснениями Вольфа и отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.

Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками относительно его предложения о капитуляции Германии и полученном от них ответе, что они согласны вести переговоры, если к этому привлекут третьего партнёра — Россию. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:

Перед своей смертью исключаю бывшего рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера из партии и снимаю со всех государственных постов… Геринг и Гиммлер вели тайные переговоры с врагом без моего согласия и против моей воли, а также пытались взять в свои руки власть в государстве, чем нанесли стране и всему народу невосполнимый ущерб, не говоря уже о предательстве по отношению к моей личности…

Последние дни жизни (по официальной версии)

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становились все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Голштейна. Однако Дёниц категорически отказался предоставить Гиммлеру хоть какой-нибудь пост.

Граф Шверин фон Крозиг посоветовал ему не прятаться, а добровольно сдаться и понести ответственность за злодеяния подчинённых. Но Гиммлер поступил как раз наоборот. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера, незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял шефа III управления РСХА (СД) Отто Олендорфа, начальника своего секретариата Рудольфа Брандта, своего лечащего врача (он же — главный военный клинический врач при имперском враче СС и исполнительный президент Германского Красного Креста) Карла Гебхардта, а также адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу. 21 мая 1945 у местечка Мойнштадт они были арестованы двумя бывшими советскими военнопленными В. И. Губаревым и И. Е. Сидоровым из состава патруля английской военной полиции и отправлены в сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.

Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Майкл Мерфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Социально-экономические процессы, происходившие во Франции до восшествия Генриха на престол. Факторы, повлиявшие на формирование личности будущего короля. Психологический портрет Генриха Наваррского, государственные преобразования в период его правления.

дипломная работа [98,0 K], добавлен 21.11.2013

Особенности внешней политики Генриха VIII как одного из ключевых моментов истории Англии: «равновесие сил», подчинение Ирландии и отношения с Османской империей. Династические браки Генриха VIII и оценка их значения в истории государства и общемировой.

курсовая работа [53,2 K], добавлен 23.12.2014

Реформы Генриха I. Социальная и военная реформа. Система управления государством. Управление страной на местах. Финансовая, судебная и церковная реформы. Изменения в жизни крестьян и горожан. Составление «Книги Судного Дня». Присяга в Солсбери.

курсовая работа [52,1 K], добавлен 28.06.2011

Политическое и социальное положение в Англии в XII веке, противостояние короля Генриха II со своей женой Элеонорой и его военные последствия. Крестовый поход, возглавляемый сыном Генриха Ричардом Львиное Сердце, и его восшествие на английский престол.

реферат [14,2 K], добавлен 06.04.2010

Английская монархия к середине XVI столетия, правление Генриха VIII. Елизавета I — королева Англии: путь к власти, основные направления внутренней и внешней политики. Общество и двор елизаветинской эпохи. Придворная жизнь и личное счастье королевы.

дипломная работа [117,2 K], добавлен 14.06.2017

Путь Цезаря к власти. Детство и юность правителя, начало политической деятельности. Республиканские должности Цезаря, заговор Катилины. Сопротивление сената, создание первого триумвирата. Противостояние Цезаря и Помпея, начало междоусобной войны.

курсовая работа [44,4 K], добавлен 27.06.2013

Малогерманская школа и ее политическая программа. Жизненный путь Генриха фон Зибель. Немецкая рейнская ассоциация для борьбы с ультрамонтанством. Переход от оппозиции Бисмарку к компромиссу с юнкерством. Прусско-монархический путь объединения Германии.

реферат [31,3 K], добавлен 19.04.2009

Детство, юность Владимира Ленина. Начало революционной деятельности. II Съезд РСДРП 1903 г., революция 1905 – 07 г.г., борьба за укрепление партии, годы нового революционного подъема, период первой мировой войны, революция 1917 г. Основание СССР (1922 г

реферат [33,0 K], добавлен 08.01.2006

Предпосылки «португальского морского прорыва». Деятельность Генриха Мореплавателя. Путешествие Васко да Гама. Основание португальских колоний в акватории Атлантического и Индийского океанов, их административно-политическая и экономическая организация.

курсовая работа [908,6 K], добавлен 18.10.2016

История создания благотворительных организаций в России. Деятельность принца П. Ольденбургского, императрицы Марии, благотворительность купечества. Создание и содержание приютов, богаделен, больниц, училищ. Меценатство, покровительство искусствам, наукам.

презентация [10,9 M], добавлен 05.04.2015

Катрин Гиммлер — полная биография

Генрих Гиммлер Хайнрих Химмлер, нем. Heinrich Luitpold Himmler, 7 октября 1900, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943). № в СС — 168.

Детство и юность

Катрин Гиммлер - полная биография

Родился в семье тайного советника по ведомству просвещения Гебхарда Гиммлера. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:
Банкирский дом «И. Н. Оберндёрфер», Сальваторштрассе, 18, уполномочен перечислить вам 1000 рейхсмарок из 5 % военного займа. Примите эту сумму в качестве дара вашему сыну Генриху от его крестного отца — скоропостижно ушедшего от нас его королевского высочества принца Генриха.

Катрин Гиммлер - полная биография

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер принял предложение отца выучится на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собрал гербарий, к тому был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений.

Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачно: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении.

Тогда Гиммлер 18 октября 1919 поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

16 мая 1920 Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады 1 винтовку и 50 патронов к ней, 1 каску, 2 патронташа и 1 мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической борьбы

В январе 1922 состоялась встреча с Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер. Было очень приятно. Рём пессимистически настроен по отношению к большевизму».

5 августа 1922 сразу после сдачи выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге. Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.

8 ноября 1923 Гиммлер, как обычно, пришёл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути поступил приказ захватить здание военного министерства, что удалось без проблем. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и полиции, и захватчикам пришлось капитулировать.

Через 21 год, не поехавший в Мюнхен Гитлер, поручит выступить вместо себя Г. Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 г. Именно Г. Гиммлер стал последним из руководителей Третьего Рейха завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке «Крон» официальные празднования годовщин пивного путча 1923 г.

После провала Пивного путча Гиммлер и вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практический всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. Тем не менее, Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре, ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Гёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём Грегора Штрассера, руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Катрин Гиммлер - полная биография

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в своём письме к руководству НСДАП ландсфюрером Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, а в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую черную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности[3]. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во все землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагери. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:
Лагерное руководство, представленное порядочными людьми, не считает необходимым введение каких-либо дополнительных мер. Ваше предложение разрешить заключённым пользоваться юридической помощью, то есть адвокатами, я доложил фюреру и канцлеру 01.11.1935. Фюрер запретил привлекать адвокатов и поручил мне сообщить вам о его решении.

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:
Отделение политической полиции от государственного управления приведёт к осложнениям длительного порядка, которые вам, господин премьер-министр, должны быть известны. Нарушение управленческой целостности вызвано господством партии в государстве… Поэтому необходимо покончить с понятием «политическая целесообразность», поскольку оно является основой для все более растущего недоверия и недопонимания, которые только затрудняют работу государственного аппарата.

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:
Считаю сложившиеся ныне отношения между оберпрезидентом Восточной Пруссии и начальником тамошнего управления государственной тайной полиции недопустимыми, поскольку это влияет отрицательно на авторитет государства.

Гиммлер ответил как обычно:
Фюрер принял решение ничего не менять в управлении государственной полиции Кёнигсберга.

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции общественного порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась.

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:
Изрыгая ругательства, Гиммлер стал бить связанного Эльзера сапогами, затем приказал обработать его в соседней комнате (тот взвыл, видимо, от ударов плёткой или чего-то подобного). Когда его снова доставили к Гиммлеру, рейхсфюрер опять стал наносить ему удары сапогами и ругаться.

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Майер-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга-Фрича он пытался договорится с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Розенберг не назначал главами оккупационных администраций эсэсовцев, чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера. На должности генеральных комиссаров назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Окончательное решение еврейского вопроса
Холокост

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы уменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:
Это приказ фюрера! Евреи — носители большевизма… Попробуйте только отдёрнуть свои пальчики от еврейского вопроса, тогда увидите, что будет с вами.

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. В Минске он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им были придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные нарушения воинской дисциплины. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.

2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Гёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния СС неумолимо подталкивало Гиммлера к столкновению с верхушкой НСДАП.

Мартин Борман, заменивший Гесса на посту заместителя фюрера по партии, взял на себя решения вопросов, связанных с ведением войны. Его влияние росло с каждым новым поражением германского оружия. Помимо этого, Борман начал компанию по отстранению СС от власти, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители НСДАП, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:
Недавно я уже обращал ваше внимание, что у многих гауляйтеров сложилось впечатление, будто бы СД видит свою главную задачу в наблюдении за политическим руководством и слежкой за работой партии. Мне представляется необходимым, чтобы вы в ближайшее же время направили всем гауляйтерам циркулярное письмо с объяснением истинного положения дел.

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, преемник Дарре на посту начальника Главного расово-поселенческого управления СС) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт в Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхскацелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены[5].

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.

Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Советской армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригаденфюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадоттом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Норвегию. После этой встречи Шеленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложить графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, поняв, что его «прижали к стенке», предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и ехать не захотел. Гитлер удовлетворился объяснениями Вольфа и отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.

Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками и о его предложении о капитуляции. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:
Перед своей смертью исключаю бывшего рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера из партии и снимаю со всех государственных постов… Геринг и Гиммлер вели тайные переговоры с врагом без моего согласия и против моей воли, а также пытались взять в свои руки власть в государстве, чем нанесли стране и всему народу невосполнимый ущерб, не говоря уже о предательстве по отношению к моей личности…

Гиммлер

Генрих Гиммлер
Heinrich Luitpold Himmler
Катрин Гиммлер - полная биография
рейхсфюрер СС
4-й рейхсфюрер СС
6 января 1929 — 29 апреля 1945
Предшественник:Эрхард Хайден
Преемник:Карл Ханке
2-й начальник РСХА
4 июня 1942 — 30 января 1943
Предшественник:Рейнхард Гейдрих
Преемник:Эрнст Кальтенбруннер
министр внутренних дел Третьего рейха
24 августа 1943 — 29 апреля 1945
Премьер-министр:Адольф Гитлер
Президент:Адольф Гитлер (фюрер)
Предшественник:Вильгельм Фрик
Преемник:Вильгельм Штуккарт
Партия:НСДАП
Образование:сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете
Профессия:агроном
Национальность:немец
Рождение:7 октября 1900
Катрин Гиммлер - полная биография Мюнхен, Бавария, Германская империя
Смерть:23 мая 1945
Катрин Гиммлер - полная биография Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх
Отец:Гебхард Гиммлер-старший
Супруга:Маргрета фон Боден
Дети:Гудрун (от Маргреты фон Боден), Хельге, Нанетта-Доротея (от Хедвиги Хёсхен Поттхаст)
Военная служба
Годы службы:1917—1918
Принадлежность:Катрин Гиммлер - полная биография Германская империя
Род войск:армия
Звание:подпрапорщик

Генрих Гиммлер (правильнее Хайнрих Химмлер, нем. Heinrich Luitpold Himmler , 7 октября 1900, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943). № в СС — 168.

Содержание

Биография

Детство и юность

Родился в семье тайного советника по ведомству просвещения Гебхарда Гиммлера. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 г. его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за наличия близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:

В конце 1917 Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге с 15 июня по 15 сентября, затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Послевоенные годы

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

Тогда Гиммлер по совету отца 18 октября 1919 поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения».

16 мая 1920 Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады 1 винтовку и 50 патронов к ней, 1 каску, 2 патронташа и 1 мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической борьбы

В январе 1922 состоялась встреча с Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер 1 . Было очень приятно. Рём пессимистически настроен по отношению к большевизму».

5 августа 1922 сразу после сдачи выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге. Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге.

8 ноября 1923 Гиммлер, как обычно, пришёл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском флаге, который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути поступил приказ захватить здание военного министерства, что удалось без проблем. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и полиции, и захватчикам пришлось капитулировать.

После провала Пивного путча Гиммлер и вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. Тем не менее, Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре, ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Гёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём Грегора Штрассера, руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

Во главе СС

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в своём письме к руководству НСДАП ландсфюрером Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейсхфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, а в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

По результатам «Национальной революции» 30 января 1933 года Гиммлер не смог получить какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во все землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагери. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:

Гиммлер ответил как обычно:

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции общественного порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения о охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась.

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх про программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Майер-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга-Фрича он пытался договорится с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Розенберг не назначал главами оккупационных администраций эсэсовцев, чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера. На должности генеральных комиссаров назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Окончательное решение еврейского вопроса

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы уменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гимллер закричал:

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. В Минске он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им были придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные нарушения воинской дисциплины. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

  1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.
  2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Гёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния СС неумолимо подталкивало Гиммлера к столкновению с верхушкой НСДАП.

Мартин Борман, заменивший Гесса на посту заместителя фюрера по партии, взял на себя решения вопросов, связанных с ведением войны. Его влияние росло с каждым новым поражением германского оружия. Помимо этого, Борман начал компанию по отстранению СС от власти, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители НСДАП, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer ). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, преемник Дарре на посту начальника Главного расово-переселенческого управления СС) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на эти переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт в Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхскацелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены.

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Ему была доверена большая честь — произнести традиционную речь в пивной «Бюргербройкеллер» в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог это сделать по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.

Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Советской армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригаденфюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадоттом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Норвегию. После этой встречи Шеленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложить графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, поняв, что его прижали к стенке предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и ехать не захотел. Гитлер удовлетворился объяснениями Вольфа и отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.

Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками и о его предложении о капитуляции. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:

Последние дни жизни

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становили все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Голштейна. Когда же фленсбургское правительство пало, Гиммлер оказался в состоянии, близком к панике.

Граф Шверин фон Крозиг посоветовал ему не прятаться, а добровольно сдаться и понести ответственность за злодеяния подчинённых. Но Гиммлер поступил как раз наоборот. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера, незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял Олендорфа, секретаря Брандта, Карла Гебхардта и адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу, но 23 мая 1945 года они был арестованы британскими военными властями и отправлены сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.

Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Майкл Мерфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер.

Катрин Гиммлер - полная биография

Катрин Гиммлер - полная биография

Тело Гиммлера было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.

Катрин Гиммлер — полная биография

Ге́нрих Лу́йтпольд Ги́ммлер (нем. Heinrich Luitpold Himmler , 7 октября 1900, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) — один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1933), начальник РСХА (1942—1943). Личный номер в СС — 168.

Содержание

Биография

Детство и юность

Родился в семье Гебхарда Гиммлера, директора гимназии в Ландсхуте. Кроме него, в семье было ещё два брата — старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи, принца из династии Виттельсбахов Генриха, школьным учителем которого был отец Гиммлера. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал стать полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах» [1] .

Послевоенные годы

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919 года, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 года направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер внял совету отца и выучился на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собирал гербарий, к тому же был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений. Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачной: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении. 18 октября 1919 года Гиммлер поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил в различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

16 мая 1920 года Гиммлер записался в айнвонервер и получил на складе 21-й стрелковой бригады винтовку, 50 патронов к ней, каску, 2 патронташа и мешок для сухарей старого образца. 1 декабря 1921 года Гиммлеру присвоено звание прапорщика запаса. Примерно в то же время он участвовал в подготовке бегства из тюрьмы убийцы Курта Эйснера графа Антона фон Арко ауф Валлей, которое было отменено в связи с заменой графу смертной казни на пожизненное заключение. Гиммлер записал в своём дневнике: «Что ж, как-нибудь в другой раз».

Начало политической деятельности

В январе 1922 года состоялась встреча с Эрнстом Рёмом, ставшая поворотной в биографии Гиммлера: «Там также присутствовали капитан Рём и майор Ангерер [2] . Было очень приятно. Рём настроен по отношению к большевизму пессимистически». [3]

5 августа 1922 года сразу после выпускных экзаменов и устройства на работу в фирму «Штикштофф-Ланд ГмбХ» в Шляйсхайме по совету Рёма вступил в Рейсхфлагге [3] [4] . Получив форму, он по вечерам с упоением стал заниматься военной подготовкой.

В конце августа 1923 года Гиммлер переехал из Шляйсхайма в Мюнхен. К тому времени Рейсхфлагге после внутренних раздоров была переименована в Рейхскригсфлагге [3] [5] . Тогда же Гиммлер вступил в НСДАП.

8 ноября 1923 года Гиммлер, как обычно, прибыл на собрание Рейхскригсфлагге в пивную «Лёвенбройкеллер». Очень скоро пришло сообщение, что Гитлер в «Бюргербройкеллере» начал Пивной путч. Собравшихся охватило всеобщее ликование. Все присягнули на имперском военном флаге [3] , который был торжественно вручён Гиммлеру. Затем все, построившись в колонну, двинулись к «Бюргербройкеллеру», но по пути им пришлось изменить направление движения, чтобы выполнить приказ и захватить здание баварского военного министерства. Однако на следующий день дом был окружён превосходящими силами рейхсвера и баварской полиции, и нацистам пришлось капитулировать.

Через 21 год не поехавший в Мюнхен Гитлер поручит выступить вместо себя Гиммлеру на, как оказалось, последнем праздновании годовщины пивного путча 1923 года. Именно Генрих Гиммлер стал последним из руководителей Третьего рейха, завершившим 12 ноября 1944 года своим выступлением в цирке Кроне официальные празднования годовщин Пивного путча 1923 года.

После провала Пивного путча Гиммлер вступил в «Национальное освободительное движение» — одну из двух (наряду с «Великогерманским народным объединением») партий, созданную вместо разогнанной НСДАП. Его фактический руководитель Грегор Штрассер заметил организаторские способности Гиммлера и привлёк его к агитационной работе. Во время предвыборной кампании 1924 года Гиммлер на мотоцикле объездил практически всю Нижнюю Баварию, выступая с речами.

Гиммлер также пытался реализовать на практике идею «крестьянского государства» и даже нашёл людей, готовых его поддержать. Они купили для него хозяйство в Нижней Баварии, однако необходимого числа последователей собрать так и не удалось. В то же время Гиммлер смог ознакомиться с реальным положением дел в немецкой деревне, однако из увиденного он сделал своеобразные выводы. Основными причинами бедственного положения немецкого крестьянства, по его мнению, были не низкая рентабельность, связанная с кустарными методами производства, а происки «мирового еврейства». Примерно в тот же период у Гиммлера сформировались представления о славянах, как о врагах.

В 1924 году Гиммлер примкнул к ордену артаманов и, вскоре ему удалось добиться высокого положения в ордене: он стал гауфюрером Баварии, установил контакты с руководителями других региональных отделений, среди которых был Рудольф Хёсс, будущий комендант Освенцима.

Там же он встретил Рихарда Дарре, который привёл разрозненные представления Гиммлера о теории «крови и земли» в стройную систему.

В августе 1925 года вступил в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, воссозданную Адольфом Гитлером, и был назначен секретарём руководившего в то время пропагандой в Нижней Баварии Грегора Штрассера, который возложил на Гиммлера задачу поддержания контактов с отделениями партии на местах. Через некоторое время он был назначен управляющим делами гау Нижняя Бавария и заместителем рейхсляйтера партии по пропаганде.

Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

Во главе СС

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера, Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в письме к руководству НСДАП ландсфюрера Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую чёрную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности. [6] Специальное подразделение СС было создано 15 марта 1933 под названием «Führerschutzkommando» («команда защиты фюрера») под командованием Ганса Раттенхубера, в 1935 оно было переименовано в Reichssicherheitsdienst («Имперская служба безопасности»).

1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагеря. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.

Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:

Гиммлер ответил как обычно:

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер своим постановлением от 26 июня 1936 года провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась. [7]

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Катрин Гиммлер - полная биография

Катрин Гиммлер - полная биография

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Мейера-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга — Фрича он пытался договориться с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера, на должности руководителей гражданских администраций на оккупированных территориях назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Отношение Гиммлера к славянским народам как нельзя лучше характеризует его речь в Познани, произнесённая 4 октября 1943 года перед высшими иерархами СС.

Окончательное решение еврейского вопроса

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире, да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы приуменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. Под Минском он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным [8] . Служебное расписание рейхсфюрера сухо фиксирует в графике на пятницу 15 августа 1941 года:

До обеда. Присутствие на казни партизан и евреев недалеко от Минска. Посещение транзитного лагеря военнопленных [9] .

По свидетельству очевидцев, один из карателей выстрелил в голову жертве, и кусочки мозга отлетели в Гиммлера. Известная фотография зафиксировала рейхсфюрера вытирающим лоб платком как раз в этот момент. В итоге ему стало нехорошо и его вырвало. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им было придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные преступления. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.

2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Хёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния неизбежно приводило к конфликту между СС и НСДАП.

Мартин Борман, занявший после бегства Гесса второе место в партийной иерархии и взявший на себя решения вопросов, связанных с ведением войны, начал компанию против СС, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители парторганизаций, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer ). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, начальник Главного управления СС по делам расы и поселений) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт с Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхсканцелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя, он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены [10] .

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я — дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.

Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Красной армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригадефюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадотом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Швецию. После этой встречи Шелленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложил графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, в свою очередь, предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и отказался встречаться с Гитлером. Вольф отправился в ставку фюрера, который, выслушав объяснения Вольфа, отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.

Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками относительно его предложения о капитуляции Германии и полученном от них ответе, что они согласны вести переговоры, если к этому привлекут третьего партнёра — СССР [11] . В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:

Последние дни жизни

Оставшись без фюрера, но не без иллюзий, Гиммлер начал строить новые планы. Он уже видел себя фюрером послевоенной Германии. Но с продвижением войск союзников его претензии становились все меньше и меньше: он хотел быть канцлером при рейхспрезиденте Дёнице, затем — начальником полиции и, наконец, — премьер-министром Шлезвиг-Гольштейна. Однако Дёниц категорически отказался предоставить Гиммлеру хоть какой-нибудь пост в своём правительстве. После этого Гиммлер принял решение скрыться. Надев повязку на глаз и мундир унтер-офицера полевой жандармерии, он 20 мая направился к датской границе с чужим паспортом на имя Генриха Хицингера [12] , незадолго до этого расстрелянного и немного похожего на Гиммлера. С собой он взял шефа III управления РСХА (СД) Отто Олендорфа, начальника своего секретариата Рудольфа Брандта, своего лечащего врача (он же — главный военный клинический врач при имперском враче СС и исполнительный президент Германского Красного Креста) Карла Гебхардта, а также адъютанта Гротмана. Им удалось переправиться через Эльбу. 21 мая 1945 у местечка Мойнштадт они были арестованы двумя бывшими советскими военнопленными В. И. Губаревым и И. Е. Сидоровым из состава патруля английской военной полиции и отправлены в сборный контрольный лагерь номер 031 под Люнебургом.

Комендант лагеря капитан Том Сильвестр сразу обратил внимание на троих из новоприбывших арестантов: «двое были высокорослыми, а третий — маленький, невзрачный и убого одетый мужчина». Отправив первых двух в отдельные камеры, он решил побеседовать с третьим. Неожиданно он снял повязку с глаза, надел очки и сказал: «Я — Генрих Гиммлер». Сильвестр тут же позвонил в секретную службу, откуда пришли два офицера, одним из которых был Хаим Герцог. Вечером прибыл Роберт Мёрфи — начальник секретной службы при штабе Монтгомери. Подозревая, что Гиммлер мог иметь при себе яд для самоубийства, Мерфи приказал обыскать его. При обыске была обнаружена ампула с ядом. Затем врач заметил во рту Гиммлера посторонний предмет и решил подвести его поближе к свету. Тогда Гиммлер сжал челюсти, раскусил ампулу с цианистым калием и через несколько секунд умер [13] . После исследования тела, англичане погребли тело Гиммлера в парке г.Люнебурга. Однако через некоторое время возникла необходимость повторного исследования тела, поскольку появились сомнения в идентичности личности Гиммлера. С этой целью тело было эксгумировано и повторно исследовано, после чего было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.

Катрин Гиммлер - полная биография

Катрин Гиммлер - полная биография

Гиммлер в произведениях культуры

В кинофильмах

  • Петр Березов («Секретная миссия», 1950, «Урок истории», 1956)
  • Вячеслав Дугин («Щит и меч», 1968)
  • Александр Бершадский («Блокада», 1972)
  • Эрих Тиде («Освобождение», 1970—1972; «Сталинград», 1989)
  • Николай Прокопович («17 мгновений весны», 1973; «Дума о Ковпаке», 1973—1976)
  • Ульрих Нойтен («Бункер», 2004)
  • Алексей Федотов («Легенда об Ольге», 2009)
  • Александр Мякушко («Контригра», 2011)

Интересные факты

  • Согласно служебному расписанию Гиммлера, завтрак обычно в 9-9:30, обед в 14, а ужин в 20:00. Почти всегда во время приема пищи он встречался с сотрудниками или представителями других ведомств для переговоров [14] .

Сочинения

  • Der Reichstag 1930: Das sterbende System u. d. Nationalsozialismus // Nationalsozialistische Bibliothek — Heft 25. München: Eher, 1931.
  • Heinrich I. : Rede des Reichsführers-SS im Dom zu Quedlinburg am 2. Juli 1936. Berlin: Nordland-Verl. 1936.
  • Die Schutzstaffel als antibolschewistische Kampforganisation. München: Eher, 1936 (переиздавалось в 1936, 1937, 1939 гг.).
  • Die Schutzstaffel. Grundlagen, Aufbau und Wirtschaftsordnung des national-sozialistischen Staates. Berlin: Industrieverl. Spaeth & Linde, [1938].
  • Sicherheitsfragen: Vortr., geh. auf d. Befehlshabertagg in Bad Schachen am 14. Okt. 1943. [Berlin]: NS-Führungsstab d. Oberkommandos d. Wehrmacht, 1943.
  • Die Behandlung der Kinder und Jugendlichen bei der Polizei: [RdErl. d. RFSS u Ch d Dt. Pol. v. 3.1.1944] Berlin: Kriminal-Wissenschaft u. -Praxis Verl., 1944.

Литература

  • Хайнц Хёне.Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М .: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — 542 с. — 6000 экз. — ISBN 5-224-03843-X
  • Гиммлер. Впечатления Свена Гедина
  • Гордиенко А. Н. Командиры Второй мировой войны. Т. 2., Мн., 1998. ISBN 985-437-627-3

Примечания

Портал «Нацистская Германия»
Генрих Гиммлер в Викицитатнике ?
Генрих Гиммлер на Викискладе ?
Катрин Гиммлер - полная биографияПроект «Фашизм»
  1. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Исследования ]- Хёне Х. Чёрный орден СС
  2. Бывший ротный командир Гиммлера
  3. 1234Хайнц Хене. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. Глава 2. Генрих Гиммлер
  4. Historisches Lexikon Bayerns — Reichsflagge, 1919—1927 (нем.)
  5. Historisches Lexikon Bayerns — Reichskriegsflagge, 1923—1925 (нем.)
  6. Линдер И. Б., Чуркин С. А., Абин Н. Н. «Диверсанты», РИПОЛ Классик, Москва, 2009
  7. Хайнц Хёне. Чёрный орден СС. История охранных отрядов. — М .: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 303.
  8. «Аналитическая газета «Секретные исследования»
  9. РГВА. Ф. 1372k, Оп. 5, Д. 23, Л. 434.
  10. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Исследования ]- Хёне Х. Чёрный орден СС
  11. «Агония и смерть Адольфа Гитлера». М., «Издательский дом «Звонница», с. 251.
  12. Longerich, Peter (2011). Heinrich Himmler: A Life. Oxford University Press. ISBN 978-0-19-959232-6.
  13. Fraenkel, Heinrich; Manvell, Roger (1965). Himmler, Kleinbürger und Massenmörder. Ullstein.
  14. РГВА. Ф. 1372k, Оп. 5, Д. 23, Л. 46.

Теория

Основные принципыНационализм · Империализм · Авторитаризм · Однопартийная система · Диктатура · Социальный дарвинизм · Социальный интервенционизм · Индоктринация · Пропаганда · Антиинтеллектуализм · Евгеника · Героизм · Милитаризм · Экономическое вмешательство · Антикоммунизм
ТемыОпределение · Экономика · Фашизм и идеологии · Фашизм в мире · Символика
ИдеиАктуалистический идеализм · Классовое сотрудничество · Корпоративизм · Героический капитализм · Национал-социализм · Национал-синдикализм · Государственный капитализм · Государственный социализм · Суперкапитализм · Третий путь · Тоталитаризм
Движения
АфрикаСерорубашечники · Оссевабрандваг
АзияBrit HaBirionim · Ganap Party · Национальная политика Японии в ранний период Сёва
Западная ЕвропаАксьон франсез · Breton Social-National Workers’ Movement · British Fascists · British People’s Party (1939) · Британский союз фашистов · La Cagoule · Clerical People’s Party · Новое государство · Faisceau · Испанская фаланга · Flemish National Union · General Dutch Fascist League · Имперская фашистская лига · National Fascisti · National Front (Switzerland) · Nationalist Party (Iceland) · Национал-социалистическая нидерландская рабочая партия · National Socialist League · Национал-социалистическое движение (Нидерланды) · National Socialist Movement of Norway · National Syndicalists (Portugal) · National Union (Portugal) · Новая партия · Народная Французская Партия · Рексизм · Чёрный фронт · Национал-социалистическая рабочая партия Дании
Центральная Европа4th of August Regime · Скрещенные стрелы · Австрийский национал-социализм · Отечественный фронт (Австрия) · Greater German People’s Party · Greek National Socialist Party · Hungarian National Socialist Party · Итальянский фашизм · Итальянская социальная республика · Nasjonal Samling · National Fascist Community · Национальная фашистская партия · National Socialist Bloc · National Socialist Workers’ Party (Sweden) · Нацизм · НСДАП · Перконкрустс · Республиканская фашистская партия · Фашистская партия Сан-Марино · Судето-немецкая партия · Усташи · ZBOR
Восточная ЕвропаАлбанская фашистская партия · Crusade of Romanianism · Железная Гвардия · Lapua Movement · Национальное фашистское движение · Национальное итало-румынское культурное и экономическое движение · Национальное движение возрождения · Национально-радикальный лагерь · Румынская национальная фасция · Фронт национального возрождения · Патриотическое народное движение (Finland) · Romanian Front · Российская фашистская партия · Российское Женское Фашистское Движение · Глинкова словацкая народная партия · Union of Bulgarian National Legions
Северная АмерикаФашизм в Канаде · Канадский союз фашистов · Общенациональная социал-христианская партия · Красные рубашки · Золотые рубашки · Германо-американский союз · Серебряные рубашки
Южная АмерикаФалангизм в Латинской Америке · Бразильский интегрализм · Боливийская социалистическая фаланга · Национал-социалистическое движение Чили
Личности
Абба Ахимеир · Ион Антонеску · Садао Араки · Золтан Бесерменьи · Корнелиу Кодряну · Марселу Каэтану · Густав Целминьш · Энрико Коррадини · Марсель Деа · Леон Дегрель · Джованни Джентели · Генрих Гиммлер · Адольф Гитлер · Икки Кита · Димитрие Лётич · Арнольд Лиз · Иоаннис Метаксас · Освальд Мосли · Бенито Муссолини · Оуэн О’Даффи · Анте Павелич · Уильям Дадли Пелли · Видкун Квислинг · Хосе Антонио Примо де Ривера · Константин Родзаевский · Антониу ди Оливейра Салазар · Плиниу Салгаду · Ференц Салаши · Анастасий Вонсяцкий
Работы
СкульптураAllach
ФильмыПобеда веры · День Свободы: Наши Вооруженные Силы · Триумф воли · Марш для вождя · Вечный жид · Еврей Зюсс · Ханс Вестмар — один из многих · Штурмовик Бранд
ЛитератураДоктрина фашизма · Итальянский расовый манифест (англ.) · Манифест фашизма · Манифест фашистских интеллектуалов · Моя борьба · Моя жизнь · Миф двадцатого века · Восстание против современного мира · Цвайтес Бух · Современная иудаизация мира или еврейский вопрос в XX-м столетии (Завещание русского фашиста)
Газеты, журналыLa Conquista del Estado · Das Reich · Der Angriff · Deutsche Allgemeine Zeitung (Берлин) · Deutsche Zeitung in Norwegen · Deutsche Zeitung in den Niederlanden · Figli d’Italia · Fronten · Gândirea · Gioventù Fascista · Je suis partout · La france au travail · Münchener Beobachter · Novopress · NS Månedshefte · Norsk-Tysk Tidsskrift · Das Schwarze Korps · Der Stürmer · Il Popolo d’Italia · Sfarmă-Piatră · Signal · Vlajka · Völkischer Beobachter · Наш Путь · Фашист · Нация (газета) · Нация
ДополнительноИскусство Третьего рейха · Фашистская архитектура · Героический реализм · Архитектура эпохи национал-социализма в Германии · Кинематограф Третьего рейха · Перемещённые культурные ценности · Мультипликация Третьего рейха
Организации
ОсновныеПалата фасций и корпораций · Большой фашистский совет · Imperial Way Faction · Итальянская националистическая ассоциация · Квадрумвиры
АктивистыГермано-американский союз · Всероссийская фашистская организация · Союз Фашистской Молодёжи · Союз Юных Фашистов — Авангард · Союз Юных Фашисток — Авангард · Союз Фашистских Крошек
ВоенизированныеАлбанская милиция · Чёрные бригады · Чёрнорубашечники · Синерубашечники · Айнзатцгруппы полиции безопасности и СД · Золотые рубашки · Зелёнорубашечники · Серорубашечники · Гитлерюгенд · Хеймвер · Железный волк · Красные рубашки · Серебряные рубашки · Штурмовые отряды · Lăncieri · Национальный союз (Португалия) · Makapili · Португальская молодежь · Войска СС ·
МеждународныеСтраны Оси и их союзники · NSDAP/AO · ODESSA (организация)
История
1910еАрдити дель Пополо · Фашо
1920еАвентин Сецессион (XX век) · Закон Ачербо · Марш на Рим · Пивной путч · Итальянские экономические битвы
1930еМарш железной воли · Кризис 6 февраля 1934 года · Фашистская конференция в Монтрё (1934)
1940еВторая мировая война · Холокост · Веронский конгресс · Денацификация · Нюрнбергский процесс
Списки
Антифашисты · Книги о Гитлере · Британские фашистские партии · Фашистские движения по странам · Нацистские идеологи · Нацистские лидеры · Выступления Гитлера · Состав СС
Дополнительно
Антифашизм · Антинацистская лига · Всемирный союз национал-социалистов · Христофашизм · Клерикальный фашизм · Криптофашизм · Экофашизм · Эзотерический нацизм · Фашист (эпитет) · Глоссарий нацистской Германии · Нацистское приветствие · Итальянизация · Итальянизация Южного Тироля · Ку-клукс-клан · Левый фашизм · Неофашизм · Неонацизм · Римский салют · Социал-фашизм · Синархизм · Объединимся против фашизма · Фёлькише бевегунг
Портал:Фашизм • Проект «Фашизм» п · о · р
Катрин Гиммлер - полная биография Нацизм
ОрганизацииНационал-социалистическая немецкая рабочая партия (NSDAP) · Штурмовые отряды (SA) · Schutzstaffel (SS) · Гитлерюгенд (HJ) · Национал-социалистическое имперское объединение гимнастики (NSRL)
ИсторияРанняя хронология · Приход Адольфа Гитлера к власти · Перевооружение · Третий рейх · Ночь длинных ножей · Съезды НСДАП · Территория съездов НСДАП в Нюрнберге · Хрустальная ночь · Холокост · Нюрнбергский процесс · Бывшие нацисты
Идеология и религияГляйхшальтунг · «Домой в Рейх» · «Жизненное пространство на Востоке» · «Миф двадцатого века» · «Моя борьба» · План «Ост» · Политические взгляды Гитлера · Программа «25 пунктов» · Религия в нацистской Германии · Нацистский оккультизм · Кинематограф Третьего рейха · Нацистская архитектура · Столица мира Германия · Зал Народа
Расовая политика«Кровь и почва» · Нацистская евгеника · Нацистская медицина · Нацистская расовая политика · Нюрнбергский процесс · Нюрнбергский процесс над врачами · Эксперименты нацистов над людьми · Окончательное решение еврейского вопроса
За пределами
Германии
Австрийский национал-социализм · Американская нацистская партия · Венгерская национал-социалистическая партия · Германо-американский союз · Канадская национал-социалистическая единая партия · Национал-социалистическая рабочая партия Дании · Национал-социалистический блок (Швеция) · Национал-социалистическое движение (Нидерланды) · Национал-социалистическая партия Новой Зеландии · Национал-социалистическое движение (США) · Национальное движение Швейцарии · Национальное единение (Норвегия) · НСДАП/AO (1972) · Оссевабрандваг (ЮАР) · Скрещённые стрелы (Венгрия) · Усташи (Независимое государство Хорватия) · Новая Швабия (Антарктида)
СпискиСписок книг об Адольфе Гитлере · Список лидеров и должностных лиц нацистской партии · Список речей Адольфа Гитлера
Связанные темыStormfront · Национал-социалистический блэк-метал · Неонацизм · Ультраправые · Фёлькише бевегунг · Эзотерический нацизм · Язык нацистской Германии · Дневники Гитлера · Золото НСДАП
Портал «Нацистская Германия» • Портал «Фашизм»

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Гиммлер, Генрих» в других словарях:

Гиммлер, Генрих — (Himmler) (1900 45) руководитель СС с 1929, шеф гестапо с 1936. Один из инициаторов создания системы немецко фашистских концентрационных лагерей. С 1943 министр внутренних дел. В мае 1945 покончил жизнь самоубийством. На Нюрнбергском процессе… … Политология. Словарь.

Гиммлер Генрих — (Himmler, Heinrich) (1900 45), шеф нацистской полиции Германии. Фермер птицевод из Баварии, он одним из первых вступив в нацистскую партию, принял участие в мюнхенском пивном путче (1923). С 1929 г. руководитель СС. С помощьюГейдриха основал в… … Всемирная история

Гиммлер Генрих — (Himmler) (1900 1945), руководитель СС с 1929, шеф гестапо с 1936. Один из инициаторов создания системы немецко фашистских концентрационных лагерей. С 1943 министр внутренних дел. В мае 1945 покончил жизнь самоубийством. На Нюрнбергском процессе… … Энциклопедический словарь

Гиммлер Генрих — Гиммлер (Himmler) Генрих (7.10.1900, Мюнхен, ≈ 23.5.1945, Люнебург), один из главных военных преступников фашистской Германии. После 1 й мировой войны 1914≈18 в рядах фашистских банд участвовал в подавлении рабочего движения в Германии. Был в… … Большая советская энциклопедия

гиммлер, генрих — (Himmler), (1900 1945), один из главных политических и военных деятелей нацистской Германии, рейхсфюрер СС. Родился 7 октября 1900 в Мюнхене в семье баварского учителя. Собирался стать профессиональным офицером, но после окончания военного… … Энциклопедия Третьего рейха

Гиммлер Генрих — … Википедия

Гиммлер — Гиммлер, Генрих В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гиммлер (значения). Генрих Гиммлер Heinrich Luitpold Himmler … Википедия

Генрих I Птицелов — нем. Heinrich der Vogeler … Википедия

Генрих — Иноязычные аналоги: англ. Henry Генри арм. Henry Հենրիկ белор. Генрых исп. Enrique Энрике итал. Enrico … Википедия

Гиммлер (значения) — Гиммлер (нем. Himmler) немецкая фамилия, происходящая от слова небо (нем. Himmel). Известные носители фамилии Генрих Гиммлер рейхсфюрер СС Гудрун Гиммлер дочь Генриха Гиммлера Гиммлер, Катрин немецкий политолог,… … Википедия

Генрих Гиммлер : биография

Катрин Гиммлер - полная биография

один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха

Биография

Детство и юность

Родился в семье Гебхарда Гиммлера, директора гимназии в Ландсхуте. Кроме него, в семье было ещё два брата: старший Гебхард и младший Эрнст. Согласно семейной легенде братья Генриха Гиммлера были технократами, далёкими от политики, однако в 2005 году его внучатая племянница Катрин Гиммлер выпустила книгу о нём и его братьях с жёсткой критикой нацизма, где показала, что это далеко не так.

Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:

В конце 1917 года Гиммлер был зачислен в 11-й пехотный полк «Фон дер Танн». После полугодовой начальной подготовки в Регенсбурге Гиммлер проходил обучение в школе подпрапорщиков в Фрайзинге (с 15 июня по 15 сентября), затем с 15 сентября по 1 октября — на пулемётных курсах в Байройте, а через два месяца был демобилизирован. Несмотря на то, что Гиммлер не смог принять участие в боевых действиях, впоследствии он рассказывал о своих «фронтовых подвигах».

Генрих Гиммлер Адвокат дьявола

Послевоенные годы

Второй шанс поступить на службу в армию представился весной 1919 года, когда стал формироваться фрайкор для борьбы с Баварской Советской республикой. Гиммлер было записался в отряд Лаутенбахера, но и в этот раз до участия в боевых действиях дело не дошло. И тем не менее, Гиммлер 17 июня 1919 года направил в штаб 11-го пехотного полка письмо с просьбой выдать ему его документы «в связи с тем, что через несколько дней я поступаю на службу в рейхсвер». Однако идея с рейхсвером тоже не удалась. Одной из причин этого было то, что после Ноябрьской революции семья Гиммлеров потеряла всех высокопоставленных покровителей.

После неудачи с военной службой Гиммлер принял предложение отца выучиться на агронома, тем более что сельское хозяйство также интересовало его: в детстве он собрал гербарий, к тому же был приверженцем фитотерапии. Уже став рейхсфюрером, Гиммлер станет широко использовать труд заключённых для выращивания лекарственных растений.

Попытка начать обучение агротехнике в крупном хозяйстве под Ингольштадтом оказалась неудачной: Гиммлер заболел тифом, после чего лечащий врач настоятельно порекомендовал ему очное обучение в учебном заведении.

18 октября 1919 года Гиммлер поступил на сельскохозяйственное отделение высшего технического училища при Мюнхенском университете.

Политические взгляды Гиммлера в этот период можно охарактеризовать как региональный национализм. Он взял напрокат фрак и цилиндр, чтобы проводить в последний путь короля Людвига III, но на выборах проголосовал за общегерманскую правогосударственническую коалицию. Его антисемитизм был весьма умерен. И хотя Гиммлер и выказал удовлетворение убийством Вальтера Ратенау, но сразу же добавил, что покойный был «весьма толковым человеком». Вольфганга Халльгартена, своего бывшего одноклассника и идеологического противника, называл «вшивым еврейчиком» скорее в шутку, а Инге Барко, танцовщицу-еврейку, изгнанную из семьи за связь с немцем, считал «девушкой, достойной всяческого уважения». Он также вступил в различные общественные организации, такие как Немецкое общество разведения домашних животных, Немецкое сельскохозяйственное общество, Объединение друзей гуманитарной гимназии, стрелковое общество «Свободный путь» Старобаварский стрелковый союз, Общество ветеранов войны Мюнхенской высшей технической школы, мюнхенская секция Альпийского общества, Немецкий клуб туризма, спортивное общество «1860» г. Ландсхута, Объединение офицеров бывшего 11-го Королевского баварского пехотного полка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *