Комментарий юриста

Комментарий юриста

Сайт журнала «Экологический Вестник России»

Font Size

Комментарий юриста

нефть. газ. химия: оос
Сможем ли мы быть в «плюсе» без «ОПЕКи»
обращение с отходами
«Процесс Ванюкова» без вреда для природы и людей ускорит уничтожение ТКО
гидрометбезопасность и чс
Декларации и реальность реформы контрольно-надзорной деятельности в Росгидромете
редакционная колонка
Некоторые мысли о смене власти в России и не только

Комментарий юриста

Поздравляем

Серова

Генадия Петровича,

члена редакционного совета, д.ю.н., к.т.н.,

профессора

с Днем рождения!

Желаем Геннадию Петровичу здоровья, счастья, благополучия,

новых успехов в информационном сотрудничестве с «ЭВР»,

в научной и преподавательской работе!

«Кодекс примирения»: комментарий юриста

В начале апреля 2013 года Михаил Прохоров представил свое видение государственно-конфессиональных отношений в статье «Религия и политика: Кодекс примирения» (Ведомости от 02.04.2013, №56 (3318)). Представляем вниманию читателей портала Православие.Ru комментарий к этой статье руководителя Юридической службы Московской Патриархии инокини Ксении (Чернеги).

Комментарий юриста
Инокиня Ксения (Чернега)

Автор статьи пишет о том, что государство «не замечает» конфессии, а конфессии «не замечают» государство.

Однако, похоже, сам М. Прохоров «не замечает» ни государства, ни конфессий, поскольку игнорирует в своей статье положения государственных законов, а к конфессиям относит Фонд Храма Христа Спасителя, который статусом религиозной организации не обладает и, соответственно, конфессией не является. Неясно, какое отношение к теме статьи имеет «бурная коммерческая деятельность» упомянутого Фонда и придуманное М. Прохоровым для развлечения неискушенного читателя применение Фондом вместо ценников «размера рекомендуемых пожертвований».

Автор ратует за заполнение имеющегося, по его мнению, правового вакуума в сфере государственно-конфессиональных отношений на основе принципа равенства конфессий перед законом, исключающего «даже постановку вопроса о привилегированном положении одной из них».

Между тем, правовой вакуум в этой сфере давно уже был заполнен Конституционным судом РФ, который в своем постановлении от 23.11.1999 № 16-П отметил, что равенство религиозных организаций перед законом вовсе не означает их равноправия. Неслучайно в преамбуле Федерального закона о свободе совести признается особая роль православия в истории России, в становлении ее духовности и культуры, декларируется уважение к христианству, исламу, буддизму, иудаизму и другим религиям, составляющим неотъемлемую часть исторического наследия России.

По существу, М. Прохоров, вопреки имеющимся нормам, пытается навязать России американскую модель государственно-конфессиональных взаимоотношений, основанную на равноправии всех конфессий. Европейский опыт наделения отдельных конфессий статусом «традиционных» или «официальных» ему очевидно претит.

В разделе «Семейное право» М. Прохоров драматизирует тему религиозного воспитания детей в семье. «Если один родитель требует от ребенка соблюдения религиозных правил и ритуалов, а другой выступает резко против, то ни одна инстанция не сможет разрешить этот спор на основании закона. Конечно, до позиции ребенка в этом вопросе вообще никому нет дела».

Так ли это в действительности? Согласно п. 2 ст. 65 Семейного кодекса РФ «все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию, исходя из интересов детей и с учетом мнения детей». А в силу ст. 57 кодекса «ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». Таким образом, родители (опекуны и попечители), суды и органы опеки обязаны выслушать и учесть мнение ребенка. Ну, а по мнению М. Прохорова, не утруждающего себя погружением в «тонкости» семейного права, «до позиции ребенка вообще никому нет дела».

Еще большее недоумение вызывает риторический вопрос о том, «как примирить» с законом «работу» несовершеннолетних в религиозной общине в качестве алтарников или пономарей. На самом деле, закон давно уже «в мире» с подобными ситуациями, не рассматривая, кстати, несовершеннолетних алтарников и пономарей в качестве «работников». В силу ст. 4 Закона о свободе совести малолетний ребенок, с согласия родителей, может участвовать в богослужении, в том числе в качестве алтарника или пономаря. Ну а ребенок, достигший 14-летнего возраста, вправе самостоятельно решать вопрос о том, помогать ему батюшке в алтаре или просто помолиться.

«Нахождение детей в монастырях, – пишет М. Прохоров, – находится в прямом противоречии с законом». Хотелось бы понять, на какой норме закона автор основывает свое утверждение? Если следовать логике Прохорова, детские дома и приюты при монастырях находятся «вне закона». Однако, на сегодняшний день ни один российский закон не устанавливает запрет на проживание детей в монастырях. Очевидно, М. Прохоров горит желанием такой запрет установить, для чего и разрабатывает проект «религиозного кодекса».

«Религиозные организации, взявшие на себя опеку над сиротами, не приобретают прав родителей, – утверждает автор статьи, – следовательно, религиозные организации не могут до наступления совершеннолетия вовлекать своих воспитанников в религиозную деятельность».

В качестве комментария приведем положение п. 5 ст. 3 Закона о свободе совести, согласно которому «запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле без согласия их родителей или лиц, их заменяющих». Под «лицами, заменяющими родителей», закон понимает опекунов малолетних детей и организации, которые, в силу ст. 155.2 СК, выполняют обязанности опекунов. К числу таких организаций, согласно той же статье, могут относиться любые некоммерческие, в том числе религиозные, организации, в которые помещены дети-сироты. Таким образом, организации, выполняющие функции опекунов, могут, с согласия ребенка, осуществлять его религиозное образование и воспитание.

В разделе «Сфера образования» г-н Прохоров заявляет, что государственное финансирование образовательных учреждений, созданных религиозными организациями, и имеющих государственную аккредитацию, противоречит Конституции РФ. Однако, чем же отличаются дети, обучающиеся в «религиозных школах», от прочих детей? Каждый, согласно Конституции, имеет право на получение бесплатного общего образования. Применение этого положения Конституции не зависит от того, в какой школе обучается ребенок. Г-н Прохоров забыл, что дискриминация граждан, в том числе детей, по признаку отношения к религии запрещена, кстати, не только Конституцией России, но и международными актами.

В разделе «Вопросы собственности» г-н Прохоров утверждает, что «сегодня по новому законодательству административные здания, служебные и технические помещения, а также оборонительные строения монастырей не передаются Церкви».

Действительно, закон ничего не говорит об «оборонительных строениях монастырей». Однако, в нем к имуществу, подлежащему передаче в собственность либо пользование религиозных организаций, отнесены здания, построенные для обеспечения монашеской жизнедеятельности (ст. 2 Закона о передаче религиозным организациям имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности), а также здания, связанные с имуществом религиозного назначения, образующие с ним единый культовый комплекс (ст. 5 закона).

Видимо, плохо г-н Прохоров знает «новое законодательство» …

Оспаривая право религиозной организации выбрать вид права на государственное имущество – в пользование либо в собственность получать объект – Прохоров забывает о том, что такое право предоставлено всем гражданам и организациям в России. При этом в ряде случаев (например, в отношении объектов ЮНЕСКО, музейных ценностей и другого государственного имущества, ограниченного в обороте) выбор ограничен: такое имущество может передаваться только в пользование.

Характеризуя экономические взаимоотношения государства и конфессий, Прохоров обвиняет Бюджетный кодекс в том, что он «не делает различий между общественными и религиозными организациями». Действительно, Бюджетный кодекс предусматривает предоставление субсидий за счет средств государственных и местных бюджетов любой НКО независимо от ее организационно-правовой формы (религиозной или общественной организации, фонду и т.д.).

Но, по мнению Прохорова, финансирование конфессий из бюджета противоречит Конституции и нескольким федеральным законам.

О каких законах идет речь, не вполне ясно. Нам известно два закона, которые прямо предусматривают такое финансирование. Во-первых, Закон о свободе совести, согласно которому «государство оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании» (ст. 4 закона). Во-вторых, Закон о НКО, в силу которого религиозные организации отнесены к числу социально ориентированных НКО, имеющих право на государственное финансирование и поддержку (ст. 2 закона о НКО).

Особого внимания заслуживает инициатива Прохорова распространить на религиозные организации нормы ГК о банкротстве, о порядке образования и компетенции органов управления религиозной организации.

Согласно Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений (провозглашена резолюцией 36/55 Генеральной Ассамблеи ООН от 25.11.81), согласно которой религиозные организации имеют право «избирать соответствующих руководителей согласно нормам той или иной религии».

В этой связи в п. 5 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержится следующая норма: «в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства, религиозное объединение создается и осуществляет свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно своим собственным установлениям». Именно поэтому на религиозные организации не распространяются и не должны распространяться нормы государственных законов, определяющие особенности управления юридическим лицом, в том числе и нормы о банкротстве, предусматривающие назначение для юридического лица-должника арбитражных управляющих.

Комментарий юриста

Как мы с сыном проходили ПМПК. Комментарий юриста ВООО АРДИ «Свет».

Каждая мама, воспитывающая ребенка с особенностями развития, знакома с таким термином как ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия). Родители начинают готовиться задолго до комиссии, и сколько сил и здоровья она отнимает, я думаю, со мной согласится большинство мам, воспитывающих «особых» детей. Как говорит моя подруга, воспитывающая ребенка с аутизмом: «Я за неделю до ПМПК готовлю себе речь, а по ночам её репетирую».

Моему сыну с особенностями развития исполнилось 7 лет, встал вопрос, в какую школу его отдать. Зная все стороны развития своего сына, я определилась со школой, выбор пал на коррекционную общеобразовательную речевую школу. Нам предстояло идти на ПМПК.

Учитывая опыт общения прошлых лет с ПМПК и серьёзные диагнозы моего сына, я понимала, что при хорошем раскладе, нам будут рекомендовано надомное обучение, при плохом – школу 8 вида. Оба эти варианта меня не устраивали. Начали готовиться к ПМПК. Первое, что я сделала: я обратилась к независимому педагогу – дефектологу, которая протестировала моего сына и дала заключение, что ребёнок может заниматься по программе общеобразовательной школы, но, учитывая некоторые его особенности развития, ему необходимо дополнительные индивидуальнее занятия. Эту рекомендацию я приобщила к другим документам из детского садика.

Есть русская поговорка «Один в поле не воин», и мне нужен был человек, который помог бы мне защитить право на то образование, которое я, как мама, считаю лучшим для моего сына. Вторым моим шагом было обращение к Уполномоченному по правам детей в г. Владимире, заместителю председателя Владимирской областной общественной организации «Ассоциация родителей детей-инвалидов «Свет» Кац Юрию Михайловичу с просьбой о его присутствии на комиссии. Он сразу откликнулся на мою просьбу.

Настал день, мы пришли на комиссию. По периметру класса стояли столы, за которыми сидели члены комиссии. Можно только догадываться, что чувствует ребенок в этот момент, когда все взоры устремлены на него. Признаюсь — я, взрослый человек, чувствовала себя не очень комфортно. Нас попросили сесть в отведенное для нас место и стали задавать сыну вопросы. Отношение к сыну было хорошее. Действительно пытались определить уровень знаний, которыми он обладает. В чём-то помогали, если ребёнок терялся. Я думаю, что мой сын справился хорошо, и комиссия это увидела.

Наверное, все члены комиссии — хорошие специалисты, хорошие люди. Но они работают в системе, которая не хочет меняться. И началось, то, чего я опасалась. Мне сразу сказали, да это «наша» школа, но моему сыну могут предложить, только надомное обучение. Приводились доводы, что ребёнок в силу своих особенностей развития не справиться с программой, будет отставать. Что ему требуется индивидуальные занятия.

Я не сторонник такого вида обучения, поэтому попыталась донести до членов комиссии свою точку зрения — что все дети должны ходить в школу, т. к школа — это не только изучение алгебры, геометрии, физики и т.д. В первую очередь, это возможность общение со своими сверстниками. На домашнем обучении ребёнок будет этого лишен. А чтобы ребёнок не отставал по программе, наверное, школа должна создать ему такие условия, при которых ребёнок сможет справиться с программой школы.

Взяв слово, председатель комиссии сказала, что мы можем, только рекомендовать, а родители в праве сами выбирать форму обучения для своих детей. И мой ребёнок был зачислен в школу.

Хочется верить, что в нашей стране происходят изменения в образовании детей с особенностями развития. Но я хорошо осознаю, что только присутствие Уполномоченного по правам детей города Владимира Кац Юрия Михайловича, не позволило нарушить право на образование моего сына.

Очень надеюсь, что наша победа послужит примером, и придаст уверенности другим родителям, воспитывающим детей с особенностями развития.

А.А.Орлова, мама ребенка с особенностями развития, член ВООО АРДИ «Свет».

Действительно, большинство родителей с особенным ребенком проходят психолого-медико-педагогическую комиссию.

Положения о психолого-медико-педагогической комиссии утверждено Приказом Минобрнауки России от 20.09.2013 N 1082.

В соответствии с Положением Комиссия создается в целях своевременного выявления детей с особенностями в физическом и (или) психическом развитии и (или) отклонениями в поведении, проведения их комплексного психолого-медико-педагогического обследования (далее — обследование) и подготовки по результатам обследования рекомендаций по оказанию им психолого-медико-педагогической помощи и организации их обучения и воспитания, а также подтверждения, уточнения или изменения ранее данных рекомендаций.

В состав комиссии входят: педагог-психолог, учителя-дефектологи (по соответствующему профилю: олигофренопедагог, тифлопедагог, сурдопедагог), учитель-логопед, педиатр, невролог, офтальмолог, оториноларинголог, ортопед, психиатр детский, социальный педагог. При необходимости в состав комиссии включаются и другие специалисты.

Родителю необходимо обратить внимание на следующие моменты:

1.​ Ст. 44 Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.07.2015), установлено, что родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют право выбирать до завершения получения ребенком основного общего образования с учетом мнения ребенка, а также с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (при их наличии) формы получения образования и формы обучения, организации, осуществляющие образовательную деятельность, язык, языки образования, факультативные и элективные учебные предметы, курсы, дисциплины (модули) из перечня, предлагаемого организацией, осуществляющей образовательную деятельность.

2. ​ В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.07.2015) в целях реализации права каждого человека на образование федеральными государственными органами, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления: создаются необходимые условия для получения без дискриминации качественного образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, для коррекции нарушений развития и социальной адаптации, оказания ранней коррекционной помощи на основе специальных педагогических подходов и наиболее подходящих для этих лиц языков, методов и способов общения и условия, в максимальной степени способствующие получению образования определенного уровня и определенной направленности, а также социальному развитию этих лиц, в том числе посредством организации инклюзивного образования лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации создают отдельные организации, осуществляющие образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам для глухих, слабослышащих, позднооглохших, слепых, слабовидящих, с тяжелыми нарушениями речи, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с задержкой психического развития, с умственной отсталостью, с расстройствами аутистического спектра, со сложными дефектами и других обучающихся с ограниченными возможностями здоровья.

3.​ В соответствии с п. 23 Положения о психолого-медико-педагогической комиссии, заключение комиссии носит рекомендательный характер.

Ст. 55 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.07.2015) указывает, что дети с ограниченными возможностями здоровья принимаются на обучение по адаптированной основной общеобразовательной программе только с согласия родителей (законных представителей) и на основании рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии.

Таким образом, если ребенку необходимы специальные условия, обучение по специальным коррекционным программам, то для зачисления в специальное коррекционное образовательное учреждение заключение комиссии обязательно.

В описанной ситуации, родитель ребенка говорит о необходимости специальной коррекционной программы для ребенка, называет вид этой программы. Важно так же и то, что родитель заранее подготовился к прохождению с ребенком ПМПК: мама ребенка, определилась с видом образовательного учреждения и формой получения образования, взяла дополнительные заключения у педагогов, которые занимаются с ребенком помимо детского сада.

Юридическая консультация ВООО АРДИ «Свет» рекомендует родителю идти на комиссию не одному. Конечно, не всегда с родителем может пойти Уполномоченный по правам ребенка, но достаточно, если вместе с родителем на ПМПК пойдет педагог, который занимается с ребенком, либо, просто друг семьи, который сможет помочь родителю справиться со стрессовой ситуацией во время ПМПК, осознать рекомендации ПМПК и согласиться или не согласиться с ними.

О.Г.Сторожук, юрист, член совета ВООО АРДИ «Свет».

Ответ подготовлен ВООО АРДИ «СВЕТ» с учетом законодательства на 15.07.2015 г.

Радник

§ 3. Правовые и политические идеи римских юристов

Юриспруденция в Древнем Риме развивалась в периоды прин­ципата и домината в связи с увеличением числа сделок, споров, исков, судебных решений. Римские юристы давали консультации по вопросам права, издавали учебники и комментарии римского права, преподавали в учебных заведениях. Консультации юристов по спорным вопросам обычно принимались судами и влияли на решение дел.

Рассвет римской юриспруденции относится к II—III вв. Юрис­ты Папиниан, Павел, Гай, Ульпиан, Модестик и некоторые другие занимали высокие должности; сборники их суждений и даже учеб­ники (Институции Гая 143 г.) были источниками права.

В V в. императоры придали юридическую силу сочинениям не­которых юристов, а в VI в. выдержки из сочинений юристов были включены в Дигесты Юстиниана.

При решении частных дел римские юристы избегали обобще­ний и общих определений. «Всякое определение в гражданском праве опасно: редко бывает, чтобы оно не могло быть опрокину­то», — писал Яволен Приск. Поэтому в их трудах нет определений таких понятий гражданского права, как собственность, договор, сер­витут, иск и т. п. Однако в их трудах немало общетеоретических положений, оказавших заметное влияние на развитие современной им и последующей общей теории и философии права.

К ним относится общее определение права: «Право есть наука о добром и справедливом». «Предписания права суть следующие: жить честно, не чинить вред другому, каждому воздавать то, что ему принадлежит».

Право они делили на публичное и частное. Публичное право относится к положению Римского государства, к общественной пользе: частое право относится к пользе отдельных лиц.

Частное право юристы делили на три части. Оно включает Есте­ственное право (ius naturale), присущее не только человеческому роду, но и всем животным (сюда относятся брак, продолжение рода, воспитание детей); Право народов (ius gentium), т. е. право, которым пользуются все народы (сюда относятся война, раздел

ение наро­дов, основание царств, разделение имущества, купля и продажа, рабство и освобождение от рабства и др.). Третья часть — Цивиль­ное право, То право, которое каждый народ установил для себя, собственное право государства, что-то добавляющее или исключа­ющее из общего права (естественного права и права народов).

Заметное влияние на эту классификацию, согласно которой «по естественному праву все рождаются свободными», оказала фило­софия стоиков, популярная в Риме того времени. Однако призна­ние естественной свободы всех людей вовсе не означало отрица­ния или осуждения рабства. «Основное деление, относящееся к пра­ву лиц, заключается в том, что люди суть или свободные, или ра­бы, — писали римские юристы. — . Рабство есть установление права народов, в силу которого лицо подчинено чужому владыче­ству вопреки природе».

В трудах римских юристов разработан ряд важнейших поло­жений общей теории права. Это, прежде всего, положение о нор­мативной сущности права. «Закон есть общее (для всех) предписа­ние, — писал Папиниан, — решение опытных людей, обуздание преступлений, совершаемых умышленно или по неведению, общее (для всех граждан) обещание государства».

Юристы Ульпиан, Цельс, Помпоний утверждали: «Права1 ус­танавливаются не для отдельных лиц, а общим образом. Права не устанавливаются исходя из того, что может произойти в единич­ном случае. Ибо право должно быть главным образом приспособ­лено к тому, что случается часто и легко, а не весьма редко».

Большое внимание римские юристы уделяли источникам (фор­мам) права. Они писали, что цивильное право происходит из зако­нов, плебисцитов, сенатусконсультов, декретов принцепсов, мне­ний мудрецов, решений преторов. К источникам права относится также обычай: «Обычай является лучшим толкователем закона»; обычаем следует руководствоваться в случаях, когда не имеется писаного закона.

К основному источнику публичного права Ульпиан относил ре­шения принцепса (императора): «То, что решил принцепс, имеет силу закона, так как народ предоставил принцепсу всю свою выс­шую власть и мощь. Таким образом, то, что император постано­вил путем письма и подписи или предписал, исследовав дело, или вообще высказывал, или предписал посредством эдикта, является законом». При этом сам император (принцепс) ставился выше дей­ствующих законов: «Принцепс свободен от (соблюдения) законов».

Творчество римских юристов оказало сильное влияние на пра­вовую и политическую мысль Европы. Труды римских юристов изучали, комментировали и преподавали юристы Средних веков. Тогда же, защищаясь от притязаний католической церкви на свет­скую власть, императоры ссылались на суждения Ульпиана об ис­точниках публичного права. Рецепция римского права повлияла на законодательство и правовую идеологию стран континентальной Европы; ряд положений, разработанных римскими юристами, на­шел воплощение во французском Гражданском кодексе 1804 г. (ко­декс Наполеона) и теоретическое развитие в доктрине юридичес­кого позитивизма XIX в. (см. гл. 18, 21).

Юриспруденция : Римские Юристы

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТОЛОГИИ

По курсу: “Римское право”

на тему: “Деятельность юристов в Древнем Риме”.

студент группы Ю-22

2-ого курса, дневного отделения

Преподаватель: Губанов А.В.

ТЕМА: Деятельность юристов в Древнем Риме.

2. Основные формы деятельности юристов в Древнем Риме.

3. Деятельность юристов в период республики.

4. Школы юристов.

5. Деятельность знаменитых юристов Древнего Рима.

6. Основные кодификации римского права.

Большой вклад в разработку римской юриспруденции, истолкование принципов

права внесли римские юристы. Вначале они действовали как своеобразные

советники. Римляне перед тем, как отважиться на какие-то важные дела:

купить или продать землю, заключить заем — шел за советом к юристу.

Составление таких документов требовало специальных знаний. Право

Древнего Рима имело строгий формальный характер, несоблюдение формы

документа, малейшая неточность лишали данный акт юридической силы. Сама

юридическая процедура, формализм совершения сделок требовали

неукоснительного знания ее словесной формулы и выполнение определенных

жестов и символов. В таких делах консультация юриста, точность правовой

формулы заключаемой сделки имели для клиента большое значение. Ошибки в

таком деле могли иметь роковые последствия для участников сделки.

В своей деятельности римские юристы превосходно сочетали теорию и

практику, отлично знали запросы жизни, правовые ситуации и конфликты,

обусловленные всепроникающими воздействиями частной собственности. Они

толковали право не по букве, а по смыслу, исходя из практической

целесообразности, признания римских граждан равноправными по закону и

справедливости. По Цицерону, деятельность юристов выражалась в трех формах:

а. выработке образцовых форм для различных юридических сделок;

б. консультациях по сложным вопросам;

в. советах процессуального характера.

Разработанные юристами формулы и определения достигли уровня искусства.

Четкость, лаконизм, афористичность правовых понятий поражали современников.

Римские юристы относились к своей деятельности как к своего рода искусству.

В отличии от ораторов, выступавших в судах за вознаграждение,

юристконсульты Рима давали консультации бесплатно, их удовлетворяли слава,

популярность, влияние, которое они приобретали в результате своей

Римская юристпруденция включала в себя не только практическую

деятельность по составлению исковых формул, обучению праву, но и толкование

законов, что весьма существенно. Это требовало в свою очередь не только

разъяснения отдельных норм, взятых изолированно друг от друга, но и

систематического сопоставления и даже сравнения с правом других народов.

Такая потребность стала ощущаться особенно заметно после того, как преторы

по делам перегринов вынуждены были все чаще обращаться к нормам права

В процессе толкования права юристы, особенно в сфере имущественных

отношений и судопроизводства, дополняли, изменяли, а порой фактически

отменяли устаревшие нормы, составляли новые. Творимое юристами право по

существу было таким же источником, как и обычное право.

Еще в древности юристы стали толковать, комментировать законы и обычаи с

целью их наилучшего применения в судебной практике. Так появились первые

примитивные систематизации и обобщения права — интерпретации и диспутации.

К концу третьего века до нашей эры юристпруденция перестала считаться

тайным искусством жрецов. Понтифики были вытеснены из сферы толкования

обычаев и права. Их место заняли светские юритсты.

Одним из крупных праповедов республики был Квинт Люций Сцевола, который

преподовал в юридической школе и написал 18 книг по цивильному праву. У

него учился знаменитый Цицерон.

Адвокаты, выступая в процессах, приобретали большую популярность,

ораторы в судах пользовались известным уважением, часть из них становились

магистратами, нарадными трибунами. Имелось немало продажных стряпчих, в их

числе бывшие адвокаты, которые в целях наживы выступали с ложными,

сфабрикованными обвинениями. Их усердие оплачивалось четвертой частью

Применительно к судопроизводству юристы предложили ряд точеных

формулировок: “Не должно быть позволено истцу, что не разрешено ответчику”.

Эта же мысль содержалась в другом правиле: “Да будет выслушана вторая

сторона”. Процедура судебного разбирательства тяжбы по имущественным спорам

предоставлялась юристам как разновидность борьбы: ичтцы вооружены исками,

ответчики — своими возражениями.

В период принципата юристы написали ряд сочинений в виде консультаций,

комментариев к цивильному праву, к преторским эдиктам, появились монографии

и даже учебники.

Во втором веке нашей эры юрист Клавдий Сатурнин разработал в помощь

судьям семь пунктов судоразбирательства: причина преступления, личность

преступника и потерпевшего, место, время, качество, количество,

последствия. Однако судьи — чиновники придерживались обвинительного уклона

и не всегда считали нужным следовать этим рекомендациям.

В “Дигестах” Юстиниана воспроизводились высказывания юристов о

необходимой обороне, о соответствии наказания преступлению, о том, что нет

вины там, где нет виновного намерения, каждый неосужденный рассматривался

как невиновный, судья виновный, когда виновный оправдан. Опьянение как

отягощает, так и обнажает преступление.

В период принципата сформировались два основных направления в римской

юристпруденции, две школы: прокулианская /по имени ее основателя Прокула/ и

сабианская, или касианская. Являясь приверженцами монархии, сторонники

первой допускали более широкое толкование республиканских правовых норм.

Сабинианцы в вопросах толкования права занимали более консервативную

позицию, отдавали предпочтение квиритскому праву. Самым знаменитым

представителем прокулианской школы был Лабеон, вторым — Капитон. К концу

третьего века нашей эры различия между этими направлениями в юристпруденции

Расцвет деятельности юристов относится к I-III вв. — эпохе начала

принципата. Авторитет юристов, их мнения, заключения по вопросам права

оценивались чрезвычайно высоко. Октавиан Август распорядился, чтобы ответ

или разъяснения по вопросам права, данные известными юристами, как бы

исходили от самого принципса. Со времен Тиберия виднейшие юристы были

наделены правом ответа, их заключения по конкретным делам имели официальную

силу, обязательный характер для тех судей, где рассматривалось дело, по

которому дана консультация. Такого же взгляда на роль юристов придерживался

император Адриан. Ответ юриста мог состоять из одного слова: да или нет.

При оценке тяжести преступления или правонарушения в судебном

разбирательстве считалось весьма важным обнаружить умысел, наличие злой

воли, отграничить вину от преступной небрежности, неосторожности, влияния

непреодолимых сил и т. д. “Где есть вина, там есть возмездие”. Большое

значение придавалось умыслу, злой воле. Цицерон указывал: “Погрешает дух, а

не тело, где нет намерения, умысла, там нет вины”. Из этого делается вывод,

чем злее воля, тем сильнее должно быть наказание. Добровольное признание

смягчает вину. Стала пословицей знаменитая формула: “Без закона нет

преступления, нет наказания”.

Закон, по мнению юристов, прежде всего нацелен на будущее, судья же

рассматривает прошлое, т.е. свершившийся факт. Из этого делается вывод:

правосудие эффективно там, где существует справедливый и скорый суд,

правосудие не может остановиться на полпути, всякое промедление, волокита

есть разновидность отказа от правосудия. Правосудие рассматривалось как

постоянное и вечное желание государства обеспечить каждому гражданину его

Авторитет закона усматривался в неуклонном его исполнении. Широкую

известность имела формула: “Да совершиться правосудие, чего бы это не

стоило, хотя бы и мир погиб.” и вместе с тем показания для решения суда

зачастую добивались от рабов путем жесточайших пыток. Свидетели, свободные

граждане, перед допросом давали присягу.

Римские юристы внесли большой вклад в разработку общих принципов

цивильного и преторского права. Это позволило властям дать официальное

согласие на сближение двух источников права. Огромную исследовательскую

работу по систематизации преторского права проделал Сальвий Юлиан. Его

теоретические разработки стали основой для официального сближения двух

источников права. Сальвий Юлиан систематизировал наиболее ценные в

юридическом отношении нормы преторского права, придал ему окончательную

редакцию.Составленный им сборник, в котором насчитавалось 90 книг, получил

название “Постоянный эдикт”. Ему была придана обязательная сила.

Впоследствии знаменитые праповеды Павел, Ульпиан написали к этому сборнику

множество комментариев, которые позже также были приравнены к источникам

римского права. Многие положения “Постоянного эдикта” вошли в свод

Знаменитый Ульпиан написал свыше ста крупных работ по данной

проблематике. Широкую известность имел его ученик Модестин. Его

высказывания о праве составили одну треть нормативных положений “Дигест” в

В начале пятого века императоры Феодосий второй и Валентиниан третий

издали эдикт, согласно которому цитаты из пяти знаменитых юристов —

Папиниана, Ульпиана, Павла, Модестина, Гая — имели для судей обязательную

Судьи принимали во внимание также комментарии ученых правоведов. Иногда

возникали разногласия. Император Константин предписал: “Воизбежание

бесконечных споров юристов уничтожить замечания Ульпиана и Павла к тексту

Папиниана, так как они не столько исправляют его, сколько портят во имя

В кодексе Феодосия первоначально канонизировались только пять классиков-

юристов Рима: Папиниан, Павел, Ульпиан, Модестин, Гай. При расхождении во

мнениях по рассматриваемому вопросу предпочтение отдавалось большинству.

При равенстве голосов решающим было мнение Папиниана.

Теоретические положения профессора Гая по римскому праву получили силу

закона в клдификации Юстиниана. Случай в юристпруденции редчайший.

Инструкции Гая — единственный источник классической юристпруденции, который

сохранился почти полностью. Они были самам распространенным учебным

пособием в школах империи.

Знаменитые ученые-правоведы, классики римского права, как правило, редко

выступали в суде, не занимались адвокатской практикой, их не привлекала

судебная риторика. Однако некоторые из них занимали важные государственные

Отдельные ученые-правоведы оправдывали неограниченный, божественный

характер власти императора. Ульпиан заявил, что поколько народ якобы

уступил свою власть императору, то последний вообще не связан законами. Ему

принадлежит формула: “Что угодно принцепсу, имеет силу закона”.

С другой стороны, история римской юристпруденции сохранила в памяти

мужество и стойкость истинных поборников законности и справедливости. К их

числу относится самый знаменитый ученый-правовед Эмилий Папиниан, который

за высочайшее умение решать архисложные юридические казусы имел прозвище —

Принцепсы-императоры, привлекали юристов к себе на службу, используя их

знания для обоснования своей власти. Многие знаменитые юристы разделяли

судьбу своих принципалов, гибли во время дворцовых переворотов. Роль ученых-

юристов падает в период подавления неограниченных правителей. Деспоты не

нуждались в советах и консультациях, действуя по формуле: “Я ему дело, а он

Несмотря на препятствия, трудности, порой действуя на свой страх и риск,

ученые-правоведы по собственной инициативе пытались осуществить

систематизацию римского права. Первые такие опыты проводились на рубеже 3-4

веков на востоке империи. Составителями первых сводов были Григориан и

Теоретические разработки ученых юристов, возможно, побудили императоров

провести кодификацию права. Такая комиссия при императоре Феодосии втором

изложила в определенном порядке все императорские конституции, начиная с

Константина. Этот свод является важнейшим источником для изучения

преобразованной сущности римского права.

Многие из высказываний и положений римских правоведов имели

теоретическое значение, и вряд ли они полностью применялись в судебной

практике, даже во времена республики. Однако часть сентенций ученых-юристов

по кодификации Юстиниана получила силу закона. Отдельные принципы

судопроизводства Древнего Рима оказали влияние на форму деятельности

1. Новицкий И.Б. Римское право. Москва, 1996 год.

2. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. Москва, 1996

3. Лисневский Э.В. История государства и права зарубежных стран. Ростов-на-

4. История политических и правовых учений. Москва, 1996 год.

Налоги на валютном рынке форекс:

Комментарий юриста: Васильева Ольга Владимировна

— Я собираюсь заключать сделки купли-продажи на рынке Forex как мне отчитываться перед налоговыми органами?

Сначала выясним являются ли такие операции объектом обложения для НДФЛ.
По ст. 209 объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в РФ и (или) от источников за пределами РФ (здесь и далее имеются резиденты РФ). При рассмотрении ст.208, где перечислены облагаемые виды доходов физического лица, можно отметить, что напрямую эти операции не указаны.
С одной стороны под такие операции подходит пп.5 п.1 ст.208, где указаны доходы от реализации иного имущества, принадлежащего физическому лицу, поскольку Гражданский кодекс РФ относит «деньги» к имуществу (ст. 128). П.3 ст. 38 НК РФ признает товаром в целях НК любое имущество, но по пп.1 п.3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров, работ или услуг осуществление операций, связанных с обращением российской или иностранной валюты, т.е. доходы, указанные в пп.5 п.1 ст. 208, не охватывают операции по купле-продаже валюты.. С другой стороны, пп. 10 п.1 ст.208 указывает на иные доходы, который охватывает все остальные возможные доходы. В определении от 5 июля 2001 г. N 162-О Конституционный суд указал, что, если в ст.208 не указан какой-либо доход, то следует считать, что он (доход) охватывается категорией «иные доходы» . В ст. 217, где перечислены операции, не подлежащие налогообложению , операции по купле-продаже иностранной валюты не упоминаются.
Итак, такие операции можно признать доходом в рамках 23 главы НК РФ.

Попробуем определить размер этого дохода (налоговая база).
Поскольку доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц» (ст. 41 НК РФ), то оценка (расчет) такого вида дохода должна быть предусмотрена 23 главой НК РФ. При прочтении данной главы, мы не обнаружим даже упоминания о таких операциях. Т.е. нарушен один из принципов налогообложения , озвученный в п.6 ст.3 НК РФ — акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он должен платить.

Данный пробел в законодательстве пытаются восполнить в своих разъяснениях налоговые органы. Так, в письме от 14 августа 2001 г. N ВБ-6-04/619 МНС РФ на вопрос: » Возникает ли у физических лиц, производящих обмен иностранной валюты одного иностранного государства на иностранную валюту другого государства по кросс — курсу Банка России, объект обложения налогом на доходы физических лиц?» — однозначно отвечает, что такая операция является объектом обложения налогом на доходы физических лиц, при этом не ссылаясь ни на одну норму налогового законодательства.

В своем письме от 12.09.01 N 01-3-03/1156-3915 в ответ на запрос Ассоциации российских банков МНС РФ еще раз указывает, что подлежат налогообложению курсовые разницы, возникающие у физических лиц при операциях по купле-продаже валюты. Здесь следует акцентировать внимание, что хотя понятие «курсовая разница» для целей 23 главы НК РФ не определено, но реально курсовая разница может возникнуть только при проведении операций по покупке и операций по продаже валюты. Если физическое лицо в отчетном периоде только покупало валюту, то ни о каком доходе не может идти и речи, поскольку для физического лица это расходная операция.

До вступления в силу 23 главы НК РФ, в п.4 инструкции Госналогслужбы РФ N35 гласил, что при продаже или покупке иностранной валюты по курсу, соответственно, ниже или выше установленного, налогооблагаемый доход определяется в виде разницы между курсом, установленным ЦБ РФ и курсом, по которому валюта была фактически продана или приобретена физическим лицом. Данный порядок оспаривался в судах, причем результаты были противоположны. Так, в постановлении ВАС от 10.05.95 NК4-Н-7/877 суд справедливо указал, что при приобретении валюты по курсу ниже ЦБ РФ физические лица не имеют ни реального, ни предполагаемого дохода. Противоположную позицию занял ВС РФ, который в решении от 4.12.98 NГКПИ 98-675 указал, что при покупке (продаже) валюты по курсу ниже (выше) курса ЦБ РФ, физическое лицо получает доход в денежной форме, равный разнице между указанными курсами.

Но такой порядок расчета не учитывает того, что на валютном рынке сама валюта выступает активом, т.е. по сути физическое лицо совершает срочные сделки базисным активом которых является валюта. Также нужно отметить, что операции могут быть и доходными, и убыточными.

При расчете дохода от операций по купле-продаже валюты нельзя использовать курс ЦБ РФ, поскольку для таких сделок курс является своеобразной «ценой» (эквивалентом обмена). Законом 86-ФЗ «О Центральном банке (Банке России)» предоставлено право ЦБ РФ устанавливать официальный курс рубля по отношению к иностранным валютам. Порядок расчета курса установлен Положением ЦБ РФ от 19.12.2001 г. N 169-П. В положении указано, что курс рубля к доллару США устанавливается на основе котировок внутреннего рынка, но на рынке FOREX физическое лицо может купить валюту на любой доступной бирже, необязательно на территории России. При установке кросс-курса (цена обмена иностранной валюты одного иностранного государства на иностранную валюту другого государства) ЦБ РФ использует официальный курс доллара к рублю и котировки иностранных информационных агентств. Таким образом, курсы, устанавливаемые ЦБ РФ, это не реальные рыночные курсы, которые возникают при взаимодействии спроса и предложения, а расчетная величина. Также следует отметить, что курсы валют, кроме долларов США, ЕВРО и еще 14 видов валют, ЦБ РФ устанавливает раз в месяц (п. 2.3 Положения), а за такой период курс определенной валюты может колебаться.

Т.о. действующее законодательство о налогах и сборах не содержит норм, позволяющих точно определить важный элемент налога — налоговую базу (размер дохода) от операций по купле-продаже валюты на международном валютном рынке, и, соответственно, такие операции не подлежат налогообложению НДФЛ в силу статей ст.3, 17, 41, 54, 212 НК РФ.

Целесообразнее было бы определять размер дохода при операциях купли-продажи валюты в порядке аналогичному порядку обложения операций физических лиц с ценными бумагами (ст. 214.1), при этом ценой сделки должен являться реальный курс покупки (продажи) валюты, но для этого необходимо внести поправки в Налоговый кодекс РФ.

Комментарий юриста Комментарий юриста

На основании какого документа СМИ нерекламного и неэротического характера получают справку из Министерства по делам печати о том, что они не являются таковыми для получения льгот в налоговых органах?

Такого документа не существует. Процедура получения справки для предоставления ее в налоговые органы сложилась на практике совершенно произвольно.

Из истории вопроса. В январе 1996г., после вступления в действие Федерального закона “О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания РФ”, в тогдашнем Комитете РФ по печати состоялась пресс-конференция для журналистов и издателей. Кто-то из издателей задал вопрос о том, где брать справки, которые требуют налоговые органы в доказательство того, что издания не являются рекламными и эротическими. Вице-премьер Правительства Игнатенко ответил: “Вот пусть Комитет по печати, как регистрирующий орган и выдает такие справки, как для таможенных, так и для налоговых органов”.

С тех пор органы печати и выдают такие справки, потому что потребность у СМИ в них существует, а законодательство эту проблему до сих пор никак не урегулировало.

Комментарий юриста

Подскажите, пожалуйста, работают ли в действительности льготы, предусмотренные ст. 5 Федерального закона о государственной поддержке СМИ? А именно – льготы при оплате услуг связи и аренде помещений?

Согласно ст.5 Федерального закона «О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации» редакциям СМИ, издательствам и телерадиокомпаниям дано право пользоваться услугами почтовой, телеграфной и телефонной связи по тарифам, предусмотренным для бюджетных организаций. Кроме того, в соответствии с Федеральным законом «О связи», государственное регулирование тарифов возможно независимо от форм собственности на сети и средства связи.

В п.2 данной статьи говорится о том, что редакции, издательства и телерадиокомпании «оплачивают аренду помещений в зданиях, являющихся федеральной собственностью, по тарифам и ставкам, не превышающим установленные для организаций сферы культуры». Однако п.3 ст.5 устанавливает, что редакциям СМИ, издательствам, информационным агентствам, телерадиовещательным компаниям «передаются в хозяйственной ведение помещения, которыми они владеют либо пользуются в процессе своей производственно-хозяйственной деятельности».

Поскольку помещение не может одновременно находиться в хозяйственном ведении редакции и быть ею арендовано, на практике возникают большие трудности с исполнением этих законодательных положений.

По всей видимости, п.2 ст.5 предоставляет льготы по оплате аренды только редакциям, занимающим помещения, находящиеся в федеральной собственности.

Что касается передачи редакциям или установления для них льгот по арендной плате в отношении помещений являющихся частной, муниципальной собственностью или собственностью субъекта Федерации, то такое распоряжение не может устанавливаться федеральными актами, а должно исходить от собственника конкретного помещения.

Тяжёлая травма в тверской маршрутке: комментарий юриста-правозащитника

Комментарий юриста

Несчастный случай произошёл 7 мая с 29-летней жительницей Твери Алиной в салоне маршрутного такси №8 около 9ч 10 мин на остановке Волоколамский проспект (напротив Кукольного театра).

После резкого торможения водителя сильно пострадала девушка-пассажирка, вышла из маршрутки в шоковом состоянии, но в этот же день оказалась в реанимации и по настоящее время проходит лечение в больнице после сложной операции (внутреннее кровоизлияние, множественные ушибы). Сейчас разыскиваются свидетели происшедшего.

Как защитить себя от несчастных случаев в общественном транспорте, повысить ответственность перевозчиков, — Об этом «Серебряному Дождю» в Твери рассказал руководитель Союза правозащитников Валерий Лысенко.

В данной правовой ситуации слишком многое придётся доказывать. Билеты в маршрутке, если и выдаются, то без привязки по времени и месту.

На сегодняшний день с точки зрения права тяжело доказать, что человек ехал в конкретной маршрутке, за исключением тех случае, когда водитель подтвердит факт травмы и признает свою вину. Тогда речь шла бы о компенсации вреда здоровью. Каждый водитель несёт ответственность за травмы внутри транспортного средства.

Законодательно необходимо проработать механизм реализации страхового обеспечения граждан, получивших травму в городском транспорте, будь то троллейбус или маршрутка. Пока такого механизма нет, люди не защищены

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *