Кристабель Пламмер — полная биография

Кристабель Пламмер — полная биография

Кристофер ПламмерChristopher Plummer

Кристабель Пламмер - полная биография

Фильмография Кристофера Пламмера

Кристабель Пламмер - полная биографияПоследняя крайняя мера (2019).Frank Pitsenbarger
Кристабель Пламмер - полная биографияНожи наголо (2019).Harlan Thrombey
Кристабель Пламмер - полная биографияHoward Lovecraft and the Kingdom of Madness (2018).Dr. Jeffrey West
Кристабель Пламмер - полная биографияГраницы (2018).Jack
Кристабель Пламмер - полная биографияВсе деньги мира (2017).J. Paul Getty
Кристабель Пламмер - полная биографияПутеводная звезда (2017).Herod
Кристабель Пламмер - полная биографияЧеловек, который изобрёл Рождество (2017).Scrooge
Кристабель Пламмер - полная биографияHoward Lovecraft & the Undersea Kingdom (2017).Dr. West
Кристабель Пламмер - полная биографияElegy (2017).актер
Кристабель Пламмер - полная биографияПоследний поцелуй кайзера (2016).Kaiser Wilhelm II

Биография Кристофера Пламмера

Кристофер Пламмер на протяжении 50-ти лет является одним из самых заметных актёров англоязычного театра и кино.

Обсуждения на форуме

На данный момент на форуме нет обсуждений Кристофера Пламмера. но вы можете создать свою тему на форуме

Обсуждение Кристофера Пламмера

Кристабель Пламмер - полная биография Кристабель Пламмер - полная биография Кристабель Пламмер - полная биография

Кристофер Пламмер в новостях:

  • Рецензия на фильм «Ножи наголо»: Последняя загадка Харлана Тромби
    5 декабря 2019, 01:15

Одним осенним утром все газеты и телеканалы заговорили о смерти выдающегося автора детективов Харлана Тромби, которого нашли мертвым в своем доме после празднования 85-летия в кругу семьи. Его родственники убиты горем и ждут объявления завещания, надеясь, что каждый получит лакомый кусочек наследства. Но вдруг в доме писателя появляется детектив Бенуа Бланк и заявляет, что смерть Харлана не была самоубийством, шокируя его семью и устраивая в доме шумный хаос.

Несмотря на то, что детектива в фильме «Ножи наголо» играет Дэниэл Крэйг, в новом фрагменте допрос устраивают именно ему. Да еще и не кто-то там, а сама Джейми Ли Кертис, которой в данном образе палец в рот не клади.

Сегодня вышел официальный трейлер военной драмы «Последняя крайняя мера», главную роль в которой исполняет звезда супергеройского блокбастера «Первый мститель: Противостояние» Себастиан Стэн.

Детективы собирают всех подозреваемых вместе и вежливо просят их не расходиться во втором фрагменте детективного фильма Райана Джонсона «Ножи наголо».

Кристофер Пламмер

Кристабель Пламмер - полная биография Один из самых известных актеров англоязычного театра и кино в течение пятидесяти лет – Кристофер Пламмер. Место рождение актера город Монреаль в Канаде, он родился тринадцатого декабря 1929 года. Благодаря стране рождения, где практически каждый гражданин говорит на двух языках, Кристофер начал свою карьеру актера и на английском и на французском. В то время он выступал и на сцене и вел несколько радиопередач. Интересный факт, за всю свою насыщенную карьеру Кристофер переиграл практически все классические роли в знаменитых на весь мир произведениях, а также снялся в более , чем ста фильмов, многие из которых стали достаточно известны.

Его первое выступление в Нью-Йорке было датировано 1954 годом, там он работал на Бродвее и сыграл во многих музыкальных постановках и мюзиклах. Позднее, за роли в спектаклях «Сирано» (1973) и «Барримор» (1997) Кристофер получает популярную премию «Тони». В Центре Линкольна он играет роль Короля Лира. Он участвовал в знаменитой постановке Бродвея – «Пожнешь бурю», эта роль преподнесла Пламмеру номинацию на премию «Тони» (уже седьмую!).

В настоящее время Кристофер Пламмер – ведущий актер Британского национального театра, которым управляет Лоуренс Оливье. Кроме того, он один из самых известных актеров Королевского шекспировского общества.
Также Кристофер работал в Канаде под руководством Тайрона Гатри, а потом и своего любимого учителя и Майкла Лэнгхэма. В это время он работает над становлением и воскрешением Старфордского фестиваля.

В 1957 год стал переломным годом в карьере Кристофера Пламмера. В этом году он снимается в фильме «Очарованный сценой», под режиссурой Сиднея Люмета. И после его удивительной игры в этом фильме, Кристофера стали приглашать на различные роли в самых кассовых и популярных фильмах: «Звуки музыки» (фильм получает Оскар за потрясающую игру актеров), «Человек, который хотел быть Королем», «Молчаливый партнер», «Звездный путь» и многие другие. Кроме того, он сыграл одну из главных ролей в фильме «Человек в кресле», который был оценен критиками очень высоко и получил значительное количество премий.

Он сыграл сразу две роли в киноленте «Последнее воскресение», а также в фильме с интригующим названием «Воображариум доктора Парнаса», последний фильм посмотрели миллионы зрителей по всему миру. Фильм участвовал в широком мировом прокате, начиная с 2009 года.
Кристофер Пламмер получил одну из самых известных наград в мире – Британскую награду за лучшую роль, данная премия носит название Evening Standard Best Actor Award а также был номинирован на нее второй раз. У Кристофера было шесть номинаций на мировую премию кино «Эмми» и два раза он получал эту премию. За фильм в котором он играет одну из главных ролей «Шерлок Холмс: убийство по приказу» Кристофер Пламмер был награжден мировой премией «Дженни», а после он награждается ею еще несколько раз за различные фильмы: «Дилетант», «Невежливый» и «Близзард».

У Кристофера Пламмера есть также такие награды как почетное звание Кавалера ордена Канады и рыцарское звание в Соединенном Королевстве Великобритании, перечисленные награды Кристофер получил по личному приказу королевы Елизаветы Второй.
Практически во всех городах, где выступал Кристофер, он получает подобные почетные награды, которые были даны ему за потрясающий и уникальный талант. В Нью-Йорке он получает степень почетного доктора искусств в Juilliard School. Интересно, что у него есть шесть докторских степеней, одна из них из Нью-Йорка, и пять из Канады, от самых известных и выдающихся университетов.
Имя актера было увековечено в Театральном зале славы и также вписано на Аллею Славы в его родной стране в Канаде

Кристофер Уокен, биография, новости, фото

Кристабель Пламмер - полная биография

Имя: Кристофер Уокен (Christopher Walken)

День рождения: 31 марта 1943 (77 лет)

Место рождения: г. Квинс, США

Рост: 183 см

Вес: 80 кг

Восточный гороскоп: Коза

Карьера: Иностранные актеры 428 место

Фото: Кристофер Уокен

  • Кристабель Пламмер - полная биография
  • Кристабель Пламмер - полная биография
  • Кристабель Пламмер - полная биография
  • Кристабель Пламмер - полная биография
  • Кристабель Пламмер - полная биография

Биография Кристофера Уокена

Детство и юность Кристофера Уокена

31 марта 1943 года в маленьком городке Квинс родился Кристофер Уокен (имя при рождении Рональд Уокен). С самого раннего детства мальчик увлекался театром и танцами. Он также любил ходить в кино. Его кумирами были Питер О’Тула, Кэтрин Хэпберн, Ричард Бартон, Кристофер Пламмер.

Ради собственного интереса маленький мальчик, тогда еще носивший имя Рональд, устроился на работу в цирке, но за участие в номерах ему не платили. Это было для него своего рода театральным образованием – еще одним шагом на пути к своей мечте.

В 10 лет ему посчастливилось встретиться с Джерри Льюисом на телевизионном шоу «The Colgate Comedy Hour». Именно в этот период он решил стать актером.

Кристофер Уокен в театре и на телевидении

В 16 лет Кристофер начал выступать на Бродвее. А в 18 лет отправился учиться в университете Хофстра. Там его сокурсницей была Лайзой Минелли.

Когда Кристоферу стукнуло двадцать, он отправился на гастроли по всей стране со своим танцевальным номером. Чуть позднее, в 1966 году, он исполнил ведущую роль в постановке «Льва зимой». Он также три раза побывал в образе Гамлета и великолепно исполнил главную роль в постановке «Ромео и Джульетта».

В это же время он продолжил свою карьеру на телевидение. В основном ему доставались небольшие роли. Самыми успешными его работами на тот момент можно назвать участие в фильмах «Зал славы Halmark» (продолжительность сериала составила 58 лет), «Направляющий свет» и «Отдел 5-O».

Кинокарьера Кристофера Уокена

В настоящем большом кино Кристофер Уокен начал сниматься в 1969 году. Первая кинокартина «Я и мой брат» стала началом в его карьере голливудского актера. Только никакой реакции от публики не поступило, хотя для Кристофера это был самым счастливым моментом в его жизни. Начинающего актера взяли на съемки фильма Сидни Люмета «Пленки Андерсона», где его партнером становится Шон Коннери.

В 1977 году, исполнив эпизодическую роль в фильме «Энни Холл» он привлек к себе внимание массу критиков, которые отозвались о нем как о талантливейшем актере.

Вслед затем он снялся в драме «Охотник на оленей», которая рассказывает о жизни «русских американцев». Его участие в этом фильме вызвало волну восторженной критики и у актера появилось множество поклонников. За безупречно исполненную роль Никанора Чеботаревича ему вручают «Оскара».

Кристофер Уокен в 1980-е годы

Мировая слава, естественно повлияла на яркость звезды – Кристофера начали брать на ведущие роли. Но в 1980 он принял участие в кинопроекте «Врата рая», который провалился. Уровень популярности актера существенно упал, но он продолжал получать предложения от менее известных режиссеров. Таким образом, Кристофер снялся в мюзикле «Песни небес», где мастерски продемонстрировал свои хореографические навыки.

Также актер часто снимался в ролях второго плана, в которых изображал персонажей потерявших рассудок, имеющих явные отклонения или таящих угрозу для окружающих.

Следующая ключевая роль Кристоферу досталась лишь в 1983 году в фильме «Мозговой штурм». Кинокартина получилась весьма успешной и получила оценку выше среднего. После этого актеру снова предложили сыграть неуравновешенного учителя в фильме «Мертвая зона — темная зона», но на этот раз роль оказалась более серьезной и Кристофер с успехом её исполнил.

Кристоферу Уокену также удается побыть в образе антигероя в фильме «Джеймс бонд: Вид на убийство». Вообще Кристофер исполняет свои роли в специфической манере. Ему всегда удавались эмоциональные роли злодеев или чудиков. У него было свое видение героя. Например, в 1988 году он исполнил небольшую роль в фильме «Домашний парень», где действовал не по сценарию, и показал совершенно иную сторону своего персонажа.

Еще одной особенностью актера является его танцевальный талант. Хореографические номера он пытался вставлять в практически каждую свою роль. Нужно отметить, что это ему неплохо удавалось и привлекало много зрителей.

В конце 80-х Кристофер с новой командой актеров начал работать над новой ролью в фантастическом боевике «Контакт», режиссером которого является Роберт Земекис.

Кристофер Уокен в 1990–е годы

В 90-е годы актер продолжил активно заниматься своей карьерой. Он не отвергнул ни одну из предложенных ему ролей, объясняя это тем, что каждое участие в фильме для него является ценным опытом.

В это время критики отзывались о нем, как об актере, который обрел популярность благодаря превосходной игре и способностям показать истинного злодея, человека с деструктивной психикой, вселяющего ужас в окружающих людей и в тоже время заслуживающего авторитета.

Но ведущих ролей у актера было по-прежнему мало. В 1992 году он снялся в нескольких фильмах в качестве «поддержки»: «Любовница», «День расплаты 2», «Бэтмен возвращается», «Настоящая любовь». В году Кристофер Уокен обретает репутацию культового актера на территории Америки и за её пределами.

Кристофер Пламмер

Кристабель Пламмер - полная биография

Родился канадский актер Кристофер Пламмер в декабре 1929. Его прадед был премьер-министром Канады, и после развода родителей он жил в поместье рода Абботов, расположенном недалеко от Монреаля. В выборе будущей профессии его не ограничивали. Увлекаясь игрой на фортепиано, Кристофер даже подумывал перевоплотиться в профессионального пианиста, но потом в его жизнь пришел театр, и он с головой погрузился в игру в спектаклях. Долгое время гастролировал с Канадским репертуарной труппой, играл на сцене Нью-Йорка, предпочитая исторических персонажей (Сомерсэт Моэм, Марк Антоний, Генрих V и др).

Его карьера в кино началась в 1950 годах. Сначала это были работы на телевидении, небольшие роли в сериалах, а затем в 1958 выходит первый полнометражный фильм с Кристофером Пламмером — Увлеченная сценой. После большого дебюта он продолжает играть в кино, правда, эти картины не пользовались большой популярностью у публики, и следующим крупным проектом актера стала лента, вышедшая через 6 лет после его первого фильма. Она называлась Падение Римской империи, и он, вместе с Софи Лорен, сыграл там одну из ведущих ролей. Затем были Звуки музыки — музыкальная драма, получившая в 1966 «Оскар» как лучший фильм ушедшего года. Чуть позже были главные роли в мелодраме Внутренний мир Дэйзи Кловер, культовой криминальной комедии Возвращение Розовой пантеры, приключенческом боевике Человек, который хотел быть королем. В 1983 выходит мини-сериал Поющие в терновнике, снятый по роману МакКалоу. Актеру досталась роль второго плана, за которую он был второй раз номинирован на Эмми (первый раз за мини-сериал Менялы в 1977, тогда он стал победителем в своей категории).

Всего он сыграл в 251 картине, у него были и взлеты и падения, он то взбирался на пик популярности, то, теряя землю под ногами, скатывался вниз к малобюджетным и малоизвестным лентам, однако за свою актерскую карьеру, длиной в более чем 60 лет, он внес достаточный вклад в кинематограф. Особенно стоит отметить следующие фильмы с участием Кристофера Пламмера: триллер Волк; драма, снятая по реальной биографии героя Рассела Кроу — Свой человек; Игры разума — лучший фильм 2001 года по мнению критиков Американской киноакадемии; криминальная лента Спайка Ли Не пойман — не вор; историческая драма об одном из периодов жизни Льва Толстого — Последнее воскресение (номинации на Оскар и Золотой глобус), а также фильм Начинающие, за который актер, наконец, был удостоен двух престижнейших наград в мире кино.

У Кристофера Пламмера голубые глаза, темный от природы цвет волос, светлая кожа и средние губы. Форма лица овальная, лоб высокий, волосы прямые, седые. Кристофер Пламмер не меняет цвет волос, отдавая предпочтение натуральному. У актера маленький прямой нос и округлый подбородок. Кристофер Пламмер иногда носит усы. Рост актера — 179 см, татуировок нет.

Не смей быть великим

Просмотр героического эпоса «Александр» – не подвиг, но в нем тоже есть что-то героическое. За 170 млн. долларов Оливер Стоун сделал 170 минут байопика, привычного для себя («Джон Ф. Кеннеди» /JFK/ (1991), «Никсон» /Nixon/ (1995)), но одного из самых занудных жанров кинематографа. Тем не менее, жанр имеет корни, а фильм, как ни крути, вышел режиссерский, что выгодно отличает его от «Трои» /Troy/ (2004) и «Короля Артура» /King Arthur/ (2004). Ведь снявший «Трою» Вольфганг Петерсен – недавний иммигрант и побаивается голливудских начальников, а снявший «Короля Артура» Антуан Фукуа слишком молод, чтобы питаться от корней. Стоун – американец, отродясь не боялся начальников, и ему под шестьдесят. Возраст, когда как раз у мужиков начинается вся лабуда с «остановиться, оглянуться», и если они владеют профессией, то снимают про это настоящее кино. Стоун владеет, пусть даже тинэйджерам в этой связи «Александр» может не понравиться. Большой вопрос, чья это проблема – фильма или тинэйджеров.

Кристабель Пламмер - полная биография

В русле детских эмоций фильм смотрится крайне неровно. Сначала коротенько минут на сорок старый Энтони Хопкинс в роли македонского полководца Птолемея, ставшего после смерти Александра Великого (Колин Фаррелл) египетским фараоном, читает научно-популярную лекцию о предыстории Македонии. Потом флэшбэк о предыстории их знакомства с героем идет в виде довольно разрозненных сцен: как пьяный папа Филипп Македонский (Вэл Килмер) избивал и насиловал маму Олимпию (Анджелина Джоли), как Александра учил Аристотель (Кристофер Пламмер), как он сошелся со своим вечным любовником Гефестионом (Джаред Лето), как спустя несколько лет укротил коня Буцефала. Затем на фоне географических карт Хопкинс комментирует первые военные походы по Греции и Египту, затем уж и в кадре – долгие разговоры, предваряющие одну из главных победных битв с персидским царем Дарием (Рэз Диган). Еще через полчаса начинается сама битва, демонстрирующая, на что истрачены миллионы, и убеждающая, что на съемках никто не воровал. К сожалению, вторая битва – в Индии, со слонами, произойдет еще лишь через полтора часа, больше баталий – самых захватывающих фрагментов фильма – не будет. В промежутках Александр Великий продолжает беседовать со сподвижниками во дворцах в горах и на дорогах, а комментатор рассказывает, что шли годы, македонское войско покорило Персию, Бактрию, всю Центральную Азию, пока не взбунтовалось. Потом, как водится, Александр скончался. Несколько бурных сцен – с женитьбой на азиатке Роксане (Розарио Доусон), с красивым убийством сподвижника Пармениона (Джон Кавана), с флэшбэком об убийстве Филиппа Македонского – не слишком нарушают монотонность и дикую «заговоренность» повествования.

Кристабель Пламмер - полная биография

К подобной безэмоциональности можно очень плохо отнестись и уйти. Единственный по-настоящему душераздирающий момент – гибель коня (лучшая роль в картине). К тому же текст слов до странности банален, а выбор для показа одних фрагментов биографии в ущерб другим, весьма и весьма существенным, совершенно не обоснован. Уж наверно увидеть, как Александр ездил к пирамидам, как рушил города, как строил другие города и как все время воевал, было бы занимательней, чем слушать рассуждения о доблести, о подвигах, о славе, о матери и о родине. К тому же ни к каким выводам рассуждения не приводят. Александр как был, так и остается загадкой до самого конца. Не сказано даже, что в оригинале он ростом был метр сорок (в Фаррелле метр семьдесят восемь). Не лучшее решение – Фаррелл, покрашенный в блондина и ставший оттого антипатичным. А в сподвижниках, в этих всех Птолемеях, Кассандерах, Антигонусах и Леоннатусах, без бутылки не разберешься – настолько они все на одно лицо. Можно счесть, что актеры просто не в курсе, что им играть, включая главных героев. Вроде бы только неузнаваемый Килмер похож на человека, остальные – полные придурки.

Кристабель Пламмер - полная биография

Тем не менее, если к восприятию «Александра» подключить интеллект, все далеко не так плохо. Что там происходило 2300 с лишним лет тому назад – оно и есть загадка, это его окончательная суть, и, может быть, Стоун хотел ее передать. Ну, не дожили древние греки до информационного взрыва, все у них по-другому было, сами были другие. Слова говорили не по психологии, а по риторике. Действовали не из принципа и даже не от бога, а по образу своих героических мифов. Думали тоже мифами, космогонично и эсхатологично. В этом аспекте Стоун достаточно деликатен. Беспорядочная вроде фрагментарность – на самом деле необходимая дистанция. Такими же кусками дошли до нас «Труды и дни» Гесиода, да и позднеримский «Сатирикон» Петрония. Лишний вроде комментарий – на самом деле возможная полнота. Так же подробно и безразлично писал Плутарх о других, не зная еще, что «я», «мне», «мое» – вот мера всех вещей. Беспомощные вроде бы актеры – на самом деле режиссерский принцип. Они статуарны, поскольку антипсихологичны, ведут себя «наподобие»: наподобие Геракла, Ахиллеса, Тесея, Медеи, Антигоны. В интеллектуальном аспекте «Александр» воспринимается хорошо и спокойно, правильно за редчайшим исключением. Американщина с голливудщиной пролезли лишь в восточных танцах-шманцах (танцоры тянут носок – бред), в некоторых деталях интерьера (настенные росписи с лошадями, фоном и перспективой – полный бред), в псевдогомосексуальных отношениях (у мужиков дальше массажа шеи дело не заходит, хотя с голой бабой Александр почти трахается в кадре – политкорректный бред).

Кристабель Пламмер - полная биография

Интерес при таком восприятии не становится острым, но и тупостью фильм не становится. Дистанции и подобия Стоун все же осовременил. Сквозь подчеркнуто «другую» биографию Александра, своего с детства любимого героя, он, скорей всего, просто смотрит со стороны на свою собственную биографию. По тому, что именно показывает байопик, лучше видно проблемы самого Стоуна. Мать героя была нестареющая колдунья, приучавшая сына дружить с ядовитыми змеями, которых разводила, а больше не верить никому. Битва при Гавгамелах (снятая, кстати, без дураков) видна с высоты птичьего полета, орлиными глазами. Орел долго клевал печень Прометея. Постоянный акцент на романе Александра с Гефестионом, хотя, помимо Роксаны, он потом взял еще двух жен, что лишь упомянуто, закругляет сюжет. Умер Гефестион – умер Александр. То есть речь идет о главенствующей роли детства во всей человеческой жизни, о навязчивой идее переспать с матерью и ненависти к ней, о поисках матери во всех женщинах и ненависти ко всем ним, о неизбежной вследствие того бездомности и неспособности любить кого-то, кроме самого себя, выраженной в любви к такому же мужику и еще к Буцефалу. О страхе постареть. Что ж, вполне современная подоплека покорения мира. Стоун был во Вьетнаме, дружит с Томми Ли Джоунсом не разлей вода, увлекается игрой в поло (футбол на лошадях).

Даже если будет совсем скучно, досидите до индийских боевых слонов. Они того стоят.

Кристабель Пламмер — полная биография

[Ите, Миде; ирл. Íte, Мíte, Míde] († 570 (?)), св. (пам. зап. 15 янв.), основательница монастыря Клуан-Кредал (Келл-Ите) близ совр. сел. Киллиди (графство Лимерик, Ирландия). Основной источник сведений об И.- ее Житие на лат. языке (BHL, N 4497-4498). По мнению Р. Шарпа, первоначальная редакция Жития И. была составлена не позднее XII в. (не сохр.). Самым близким к первоначальной редакции является неопубликованный текст из Большого Австрийского легендария (2-я пол. XII в.), куда включены жития нек-рых ирл. святых. В ряде рукописей Австрийского легендария Житие И. помещено под 8 марта (см.: AnBoll. 1898. T. 17. P. 50). К этой редакции близка версия из т. н. дублинского собрания житий ирландских святых (рукописи Dublin. Primate Marsh’s Library. Z 3.1.5 и Dublin. Trinity College Library. 175; обе XV в.), составленного, согласно Шарпу, в 20-х или в 30-х гг. XIII в. Здесь Житие И. помещено между Житием Киарана Старшего (5 марта) и Житием Молуа (4 авг.). Редакция Жития И. из дублинского собрания была опубликована в XVII в. Дж. Колганом ( Colgan J. Acta Sanctorum veteris et maioris Scotiae seu Hiberniae, Sanctorum insulae. Lovanii, 1645. P. 66-71) и болландистами (ActaSS. Ian. T. 1. P. 1062-1068), в нач. XX в. Ч. Пламмером. Вероятно, на редакции Жития И. из дублинской коллекции основана сокращенная версия (не опубл.) из т. н. оксфордского собрания ирл. житий (рукописи Bodl. Rawl. B 485 (XIV в.) и В 505 (нач. XV в.)). Краткое Житие И. было подготовлено Иоанном из Тайнмута для сборника житий англ., шотл., валлийских и ирл. святых (изд.: Nova Legenda Anglie. 1901. P. 543-544). Самая поздняя версия Жития И.- краткое сказание в легендарии, переписанном в Регенсбурге в 1434-1436 гг. (Monac. Cgm. 2928. Fol. 147v-148v; см.: Schneider K. Die deutschen Handschriften der Bayerischen Staatsbibliothek München: Die mittelalterlichen Handschriften aus Cgm 888-4000. Wiesbaden, 1991 2. S. 374-375). Наряду со сказанием об И. (под 8 марта) в легендарии содержатся краткие жития др. ирл. святых (Патрикия, Бригиты, Фланнана и проч.). Сведения об И. сохранились также в сборниках ирл. родословий, в мартирологах и в житиях др. ирл. святых.

Согласно редакции Жития из дублинского собрания, И. происходила из племенного объединения Десси, жившего на территории совр. графства Уотерфорд. Житие открывается кратким повествованием о переселении Десси из обл. Брега (совр. графство Мит) в обл. Муман. С детства И. отличалась скромностью, благочестием и стремлением к подвижничеству. На ее святость указывали разнообразные чудесные знамения. Ангел, явившийся И. во сне, вручил ей 3 драгоценных камня, символизировавших милость Св. Троицы. Когда отец отказался дать согласие на вступление И. в мон-рь, святая постилась 3 дня и 3 ночи и боролась с искушавшим ее диаволом, к-рый был вынужден признать свое поражение. После этого отцу И. явился ангел, повелевший не только разрешить дочери дать монашеские обеты, но и отпустить в др. племя, покровительницей к-рого ей суждено стать (matrona ipsius gentis ipsa erit). Получив согласие отца, И. стала монахиней (uelamen uirginitatis accepit). Святая молилась о том, чтобы Бог указал ей место для жительства, и тогда ангел велел ей направиться в зап. часть Мумана, в земли туата (племени) И Коналл Габра (ветвь крупного племенного объединения И Фидгенти). Там И. должна была основать церковь (ciuitas), а после смерти — стать покровительницей этого туата (вместе со св. Сенаном). По прибытии ангел указал ей место для обители, впосл. там собралось много монахинь из разных мест. Члены туата И Коналл во главе с правителем предложили святой земли вокруг обители, однако И. приняла только участок земли для разведения сада. Недовольный правитель обещал отдать обители все предложенные земли после кончины И., что впосл. и исполнил. Святая благословила туат И Коналл, а его члены почитали И. и богато одаривали обитель.

Основную часть Жития составляют не связанные между собой эпизоды, в к-рых описаны аскетическая жизнь И., совершенные ею чудеса, явления ей ангелов (Vita sancte Ite virginis. 10-35), в конце Жития — описание кончины И. (указана дата — 15 янв.). Главные мотивы Жития обычны для ирл. средневек. агиографии: И. изображена как подвижница, наставница монахинь и мирян, покровительница (matrona) «своего народа». Эти качества святой, а также пророческий дар и способность совершать чудеса (исцеление больных, воскрешение умерших) проявляются в ряде эпизодов, при описании которых широко использованы агиографические топосы. В Житии излагаются характерные для ирл. агиографии гиперболические ситуации. Так, И. предавалась настолько строгим постам, что ей явился ангел с повелением ослабить пост, а когда святая не согласилась, обещал приносить ей небесные яства, чтобы И. могла не прикасаться к земной пище. Согласно др. эпизоду Жития, зодчий (плотник — artifex) Беоан, построивший здания для обители И., принял участие в сражении между местными князьками, во время к-рого ему отсекли голову. По молитве И. голова подлетела к телу и вновь приросла к шее, после чего Беоан ожил. Св. аббат Комган, предвидя скорую кончину, пригласил И. и попросил в момент смерти возложить на него руку: «Ибо мне ведомо от ангела Божия, что душу того умирающего, на которого ты возложишь руки, ангелы Господни немедленно отнесут в Царство Божие».

Для изучения истории церковной общины Клуан-Кредал важны сведения об отношениях И. с представителями др. общин, особенно Клуан-Мокку-Носа (позднее Клонмакнойз, графство Оффали). Перед праздником (quodam sancto die) И. в сопровождении служанки отправилась в Клуан-Мокку-Нос, желая принять причастие от достойного священника. Чудесным образом присутствие И. и ее причащение остались незамеченными, на след. день святая вернулась в свою обитель. В Клуан-Мокку-Носе «исчезновение» причастия удивило клириков, по молитве к-рых ангел явился некоему благочестивому старцу и раскрыл тайну. Аббат Оэнгус послал к И. клириков, чтобы принять у святой благословение. По прибытии клириков И. попросила одного из них, благочестивого пресвитера, отслужить мессу и подарила ему облачения. Клирики отказались от подарка, т. к. аббат запретил что-либо от нее принимать, кроме молитвы и благословения. Возражая им, И. рассказала о том, что некогда аббат Оэнгус посетил обитель св. девы Кинрехи и та с помощью И. омыла ему ноги, однако аббат не знал о присутствии И. Святая сказала, что если клирики расскажут об этом аббату, то он с радостью примет ее дар. В др. эпизоде сообщается, что Мак Ниссе, аббат Клуан-Мокку-Носа, послал к И. за освященной водой для исцеления больного аббата Оэнгуса, но в соответствии с предсказанием И. Оэнгус скончался раньше, чем доставили воду. Вероятно, под именем Оэнгуса в Житии подразумевается Аэну, сын Эогана († 570), 2-й аббат Клуан-Мокку-Носа. Преемником Аэну был Мак Ниссе († 585). Возможно, сообщение о 2 аббатах Клуан-Мокку-Носа объясняется предположением агиографа о том, что Мак Ниссе был заместителем настоятеля (tánaise ab) при жизни Аэну. Исходя из сведений об отношениях между И. и настоятелями Клуан-Мокку-Носа, можно допустить, что во время составления первоначальной редакции Жития ц. Клуан-Кредал была связана с Клуан-Мокку-Носом и могла входить в состав парухии этой крупной общины (подробнее об особенностях ирл. церковного устройства см. в ст. Ирландия).

В Житии неоднократно упоминается о том, что И. занималась воспитанием детей. Среди них были св. Брендан Клонфертский мокку Алти († 577) и св. Мохоэмок († 649?), основатель обители Лиат-Мор (близ совр. г. Терлес, графство Типперэри). Упоминания о Брендане отрывочны, о Мохоэмоке сообщается, что он был сыном зодчего Беоана и сестры И. и родился по молитвам святой. В других эпизодах идет речь об отношениях между И. и представителями небольших церковных общин, о которых сохранилось мало сведений. Так, в Житии упоминается о некоей деве Рихене, жившей в долине р. Лиффи. Ее ученик и воспитанник Колумбан (Колман) посетил св. Колумбу в мон-ре Иона, был рукоположен там во епископа и вернулся на родину. В др. эпизоде говорится об обители Дайре-Кускрад, где произошла ссора между монахинями из-за кражи. Для разрешения конфликта монахини обратились к И., и та назвала виновную. Преступница была изгнана из обители, ушла к лесным разбойникам и стала вести распутную жизнь (apud siluaticos in fornicatione constuprata permansit). В др. раз св. аббаты Лухтигерн и Ласрен решили посетить И. Возражая им, некий юноша сказал: «Зачем вам, мужам великим и мудрым, ходить к этой древней старухе?». Тем не менее аббаты прибыли к И., и святая, обличив юношу, призвала его к покаянию.

В Житии присутствует традиционное для ирл. церковной лит-ры осуждение «мирской скверны» (illicita secularia) и распространенного в ирл. обществе вооруженного насилия. Агиограф вкладывает в уста И. обращенные к мирянам призывы покаяться и вести благочестивый образ жизни (ср. рассказ о том, как двоюродные братья И. благодаря раздаче милостыни постепенно освободили душу отца от адских мук). С резким осуждением агиограф упоминает о монахинях, к-рые нарушили обеты и были вынуждены оставить обитель, их последующая жизнь описана как исполненная греховной скверны. Одну из монахинь, нарушившую обет девственности, И. обличила, но монахиня не признала грех и покинула мон-рь. Она долго скиталась, была обращена в рабство и служила в доме друида (Vita sancte Ite virginis. 34; ср.: Ibid. 17). О связи Жития с традицией аскетической лит-ры свидетельствует ответ И. на просьбу св. Брендана назвать 3 вещи, угодные Богу, и 3 неугодные: «Истинная вера в Бога с чистым сердцем, простая жизнь с благочестием, щедрость с милосердием — эти три вполне угодны Богу. Уста, ненавидящие людей, упорная привязанность ко злу в сердце, доверие к волхвованию — эти три Богу совсем не угодны» (Ibid. 22). Перечисление и противопоставление добрых и дурных качеств может восходить к аскетическому трактату VII в. «Азбука благочестия» (см.: Hull V. E. Apgitir Chrábaid: The Alphabet of Piety // Celtica. 1968. Vol. 8. P. 44-89).

Один из важнейших мотивов Жития — покровительство И. туату И Коналл Габра, которое выражалось в духовном попечительстве святой над членами туата и совершенных для них чудесах. Когда на туат напал сильный враг, народ обратился к И. и по ее благословению одолел противника. Перед смертью И. благословила духовенство и мирян туата, к-рые приняли ее как покровительницу (que accepit eam matronam suam). Не вызывает сомнения факт, что Житие было составлено одним из членов туата, вероятно, жившим в общине Клуан-Кредал. В тексте говорится о том, что во время составления Жития якобы были живы люди, лично помнившие святую (Vita sancte Ite virginis. 28).

Упоминания об И. содержатся в Житиях др. ирл. святых, прежде всего в Житиях св. Брендана и св. Мохоэмока. В одной из лат. версий Жития св. Брендана сообщается, что крестивший его еп. Эрк передал младенца И., к-рая воспитывала его на протяжении 5 лет. Когда Брендан повзрослел, он по совету И. отправился в Британию, чтобы проповедовать среди местных жителей (Vita altera S. Brendani. 3, 10, 13 // Vitae Sanctorum Hiberniae ex codice Salmanticensi / Ed. W. W. Heist. Brux., 1965. P. 325, 328-329). Примерно так же говорится об И. в ирл. Житии св. Брендана (Betha Brenainn Clúana Ferta. 9, 10, 19, 92, 165 // Bethada Náem nÉrenn = Lives of Irish Saints / Ed. Ch. Plummer. Oxf., 1922. Vol. 1. P. 45-47, 64, 83; Vol. 2. P. 45-47, 62-63, 80). В др. лат. версии Жития упоминается, что «эта дева [Ита] воспитала многих святых Ирландии», а также со значительными изменениями изложен мотив чудесного причащения И. (она была перенесена по воздуху к св. Брендану в ц. Клуан-Ферта (ныне Клонферт, графство Голуэй)). На том месте, где И. опустилась на землю, Брендан установил памятный знак и отвел это место для погребения прокаженных (Vita prima S. Brendani. 3, 4, 8, 71, 92 // Vitae Sanctorum Hiberniae. 1910. T. 1. P. 99, 102, 136, 145).

В Житии св. Мохоэмока сообщается, что отец святого, Беоан, искусный плотник и каменщик, был вынужден покинуть родные места и поселился на землях, принадлежавших туату И Коналл Габра. Он полюбил Несс, сестру И., к-рая жила в мон-ре, и святая вопреки желанию Несс отдала ее в жены Беоану, т. к. предвидела, что их сын станет великим подвижником. Более подробно, чем в Житии И., повествуется о гибели Беоана и его воскрешении по молитве святой. После рождения ребенка родители назвали его Коэмгеном (Coemgen; это имя ирл. книжники переводили как «прекраснорожденный»), однако И. предпочитала называть его Мохоэмок (Mochoemóc — мой маленький красавчик, в Житии — «meus pulcer iuuenis»). 20 лет И. воспитывала Мохоэмока и подготовила его к церковному служению, а затем направила его к св. Комгаллу, известному наставнику монахов. Впосл. при помощи чудесного «кимвала» (cymbalum), подаренного И., Мохоэмок обрел место для основания церкви. Через много лет, когда Мохоэмок подвергался преследованиям со стороны Фальбе Фланна († 637 или 639), правителя Мумана, И. вместе с др. ирландскими святыми чудесным образом вступилась за подвижника. Правителю было видение, в к-ром вокруг крепости Кассил собралось множество праведников. Явившийся старец пояснил, что ирландские святые во главе с Патрикием и девы во главе с Бригитой и И. прибыли на помощь Мохоэмоку (Vita S. Mochoemog. 1-6, 8, 14, 15, 20 // Ibid. T. 2. P. 164-167, 170-171, 174-175).

Отдельные упоминания об И. сохранились в Житиях св. Картаха (Мохуту) и св. Маэдока. В лат. Житии св. Картаха изложено предание о пророчестве И., направленное на укрепление престижа церковной общины Лес-Мор (ныне Лисмор, графство Уотерфорд). Здесь сообщается о прибытии в обитель И. неких клириков в сопровождении мальчика, впосл. жившего в обители св. Картаха. И. предсказала, что земля кладбища (leuiciana), на к-ром будут погребены она и этот мальчик, не примет тел грешников: «И он был похоронен на кладбище града св. Мохуту, называемого Лес-Мор. как предсказала св. Ита» (Vita S. Carthagi siue Mochutu. 30 // Ibid. T. 1. P. 181). В лат. и ирл. версиях Жития св. Маэдока приводится рассказ о воскрешении монахини из обители И. с помощью посоха святого (Vita S. Aedani seu Maedoc. 45 // Vitae Sanctorum Hiberniae ex codice Salmanticensi. 1965. P. 245; Vita S. Maedoc episcopi de Ferna. 49 // Vitae Sanctorum Hiberniae. 1910. T. 2. P. 159-160; Betha Máedócc Ferna. 165, 184 // Bethada Náem nÉrenn. 1922. Vol. 1. P. 238, 242; Vol. 2. P. 231, 235).

Об И. и ее преемниках, не названных по имени, рассказывается в предании о рождении св. Куммене Фота († 662), к-рое известно в неск. вариантах. Так, в т. н. Книге гимнов в прологе к гимну в честь апостолов (инципит «Celebra Iuda»), авторство которого приписывалось Куммене, сообщается, что святой родился в результате кровосмесительной связи между правителем Фиахной и его дочерью. Младенца подбросили в обитель И., где он был воспитан преемниками святой. В прологе упоминается о чаше И., хранившейся в обители. Согласно ирл. Житию св. Куммене Фота, рождение святого произошло при жизни И., которая не посчитала кровосмешение грехом, т. к. оно привело к рождению великого подвижника (см.: Vitae Sanctorum Hiberniae. T. 1. P. CVI; Житие опубл.: The Life of Cuimine Fota / Ed. G. Mac Eoin // Béaloideas. 1971/1973. Vol. 39/41. P. 192-205).

Сведения об И. сохранились в средневековых ирландских мартирологах. В метрическом Мартирологе Оэнгуса (ок. 830) святой посвящена строфа под 15 янв.: «Она помогла от множества тяжелых болезней, / Она любила множество трудных постов, / Сияющее солнце женщин Мумана, / Ита из Клуан-Кредала». В более поздних глоссах к Мартирологу приведено предание о том, что И. страдала тяжелым заболеванием — огромный жук (dael) грыз бок святой, но она скрывала это от окружающих. Однажды монахини заметили жука и убили его. Узнав о гибели своего «воспитанника» (dalta), святая разгневалась и предсказала, что ни одна монахиня не станет ее преемницей (ní geba caillech tre bithu mo chomarbus issin n-gnim sin). В Мартирологе из Донегола, составленном в 1629-1630 гг. Михалом О Клери, сообщается, что И. претерпевала мучения от ужасного жука или червя, из-за к-рого у нее высох весь бок; об этом никто не знал, пока паразит не вырос до размеров поросенка. Болезнь И. интерпретируется нек-рыми исследователями как высокая стадия рака груди (см.: Baring-Gould, Fisher. 1911. P. 330).

В связи с этим преданием в глоссах к Мартирологу Оэнгуса приведено стихотворение «Маленький Иисус» (Ísucán; нач. X в.?), авторство к-рого приписывалось И. Сообщается, что И. была настолько удручена гибелью жука, что поклялась ничего не принимать от Бога, пока ей не явится младенец Христос. Когда ее желание было исполнено, И. сложила стихотворение — монолог святой, к-рая нянчит младенца Иисуса (1-я строка: «Маленький Иисус — вот кого я нянчу в своей маленькой пустыни. »). Легенда получила отражение в средневековой ирландской литературе, напр., в Инисфалленских анналах И. названа «приемной матерью Иисуса Христа и Брендана».

О строгом подвижничестве И. и о ее любви к воспитанию детей упоминается в гимне св. Куммене о святых Ирландии (XI-XII вв.): «Моя Ита любила великое воспитание, могучее смирение без унижения. » ( Stokes W. Cuimmín’s Poem on the Saints of Ireland. // Zschr. für celtische Philologie. 1897. Bd. 1. S. 59-73). В календаре из Кашела (2-я пол. XII в.) названо 2-е имя И.- Дейрдре или Доротея (Four Irish Martyrologies: Drummond, Turin, Cashel, York / Ed. P. Ó Riain. L., 2002. P. 170). В Мартирологе из Донегола приведено также объяснение имени И.- якобы от ирл. íota (жажда; древнеирл. ítu). В сборниках генеалогий, а также в глоссах к Мартирологу Оэнгуса и в календаре из Кашела сохранилось родословие И., согласно к-рому святая происходила из племени Десси. В перечне матерей ирл. святых упоминается «Нехт, мать Миде, дочери Кеннфаэлада».

В большинстве средневек. ирландских церковных календарей память И. помещена под 15 янв., в Мартирологе из Тамлахты под этой датой указано «успение Иты». Вместе с др. св. женами И. упоминается в каноне мессы ирл. Миссала Стоу (молитва «Memento etiam») (The Stowe Missal / Ed. G. F. Warner. L., 1915. Vol. 2. P. 14). В календаре из Кашела сообщается, что святая почиталась «в Клуан-Кредале в области Коналл Габра, в Мумане». Тем не менее почитание И. получило распространение не только в Ирландии, но и в ирл. мон-рях на континенте. Среди произведений Алкуина сохранилась стихотворная надпись для алтаря, посвященного святым Бригите и И. (MGH. Poet. T. 1. P. 342). Известно о почитании И. (Ситы, Доротеи) в Корнуолле, где в средние века ей было посвящено неск. церквей (см.: Baring-Gould, Fisher. 1911. P. 325, 330-331).

Большинство произведений, в которых упоминается И., были составлены через несколько веков после кончины святой, поэтому достоверность приведенных в них сведений может быть поставлена под сомнение. Самым значимым свидетельством в пользу историчности И. является запись о ее кончине в ирл. анналах под 569, 570 или 571 г. Это событие указано под 570 г. в Ольстерских анналах (Oena abb Cluana m. Nois & Ite Cluana Credhail dormierunt — The Annals of Ulster (To A. D. 1131) / Ed. S. Mac Airt, G. Mac Niocaill. Dublin, 1983. Vol. 1. P. 84) и в Инисфалленских анналах (Quies Itae Cluana .i. mumme Iesu Christi & Broendi. — The Annals of Inisfallen (MS Rawlinson B 503) / Ed. S. Mac Airt. Dublin, 1944. P. 74); под 569 г.- в Анналах Тигернаха (Ite Cluana Credil — The Annals of Tigernach / Ed. W. Stokes // Revue Celtique. 1896. T. 17. P. 149) и в Анналах Четырех наставников (S. Ite, ógh ó Cluain Credhail, d’écc an 15 Ianuarii. As di ba h-ainm M’Ide — Annala Rioghachta Eireann = Annals of the Kingdom of Ireland by the Four Masters / Ed. J. O’Donovan. Dublin, 1848. Vol. 1. P. 206); под 571 г.- в Хронике ирландцев (Ita Cluana Creadail quieuit — Chronicum Scotorum / Ed. W. M. Hennessy. L., 1866. P. 58-59). Летописная запись о кончине И. восходит к т. н. Хронике Ирландии, составление к-рой, вероятно, началось в мон-ре Иона во 2-й пол. VI в.

Под 553 г. в анналах сообщается о битве при Кулене, в к-рой племя Корку Охе потерпело поражение благодаря молитвам И. Считается, что это была битва, о к-рой упоминается в Житии И. и в к-рой верх одержали И Коналл Габра, впосл. подчинившие племя Корку Охе. Однако в сочинении о происхождении Корку Охе утверждается, что И. помогла этому племени победить «людей Ирландии» в сражении при Кул-Менде ( Meyer K. The Laud Genealogies and Tribal Histories // Zschr. für celtische Philologie. 1912. Bd. 8. S. 309). Кроме того, в Житии св. Мохоэмока племя, пользовавшееся покровительством И., названо Корку Баскинд (по мнению Ч. Пламмера, ошибочно, вместо Корку Охе). Разногласия источников позволили Э. Джонстон выдвинуть предположение о том, что первоначально И. считалась покровительницей племени Корку Охе, к-рое впосл. было подчинено правителями И Коналл Габра. Победители заимствовали почитание И. как св. покровительницы туата, после чего упоминания о связи И. с племенем Корку Охе были изъяты из большинства источников.

В агиографической лит-ре утверждается, что церковная община Клуан-Кредал была основана И. как жен. мон-рь, однако достоверные сведения об этом отсутствуют. В IX в. власть в общине принадлежала клирикам-мужчинам, о чем свидетельствуют упоминания о кончине настоятелей Катасаха (810) и Финнахты (833) в Анналах Четырех наставников. Согласно глоссам к Мартирологу Оэнгуса, И. разгневалась на монахинь и лишила их права занимать должность аббатисы. По мнению К. Харрингтон, Клуан-Кредал мог быть смешанной общиной или жен. обителью, во главе к-рой стоял аббат ( Harrington. 2002. P. 81, 177). Также вероятно, что к IX в. ц. Клуан-Кредал утратила исключительно монастырский характер и превратилась в обычное для раннесредневек. Ирландии церковное поселение, в составе которого могла существовать и община монахинь. Сведения об истории общины немногочисленны. В соч. «Война ирландцев с чужеземцами» (нач. XII в.) упоминается о том, что в IX в. ц. Клуан-Кредал была дважды разграблена скандинавами (Cogadh Gaedhel re Gallaibh = The War of the Gaedhil with the Gaill / Ed. J. H. Todd. L., 1867. P. 14-15, 18-19, 227, 229). Кроме названия Клуан-Кредал (ирл. Clúain Credail — святое поле) использовалось и другое — Келл-Ите (ирл. Cell Íte — церковь И.), от к-рого происходит название совр. сел. Киллиди. В XIII в. поселение временно вошло в состав англ. колонии, здесь был построен замок. О почитании И. в период англ. господства свидетельствует известие о том, что святая покарала Тордельбаха Ога О Бриана за осквернение ее храма (запись в Инисфалленских анналах под 1305 г.).

В наст. время на месте церковного поселения Клуан-Кредал находится кладбище с руинами средневек. церкви, а также источник И., по преданию, исцеляющий от оспы. До 1822 г. церковь использовалась англикан. приходом, затем храм и дом священника были разрушены повстанцами. В честь И. освящен ряд католич. храмов в Ирландии, в т. ч. 4 церкви на территории графства Лимерик — в селениях Раина и Ашфорд, входящих в состав прихода Киллиди, а также в селениях Килмиди и Фина (построены в XIX в.).

Кристофер Пламмер

Christopher Plummer

  • Биография
  • Фильмография
  • Фотографии

Кристабель Пламмер - полная биография

Кристофер родился 13 декабря 1929 г. в семье Марии и Джона Пламмер. Его прадедом по материнской линии был премьер-министр Канады сэр Джон Аббот. Поскольку вскоре после его рождения семья распалась, он жил у матери в доме Абботов рядом с Монреалем. В детстве он всерьез занимался музыкой и собирался стать пианистом, но увлекся театром и стал участвовать в школьных спектаклях. Для того чтобы набраться опыта, Пламмер колесил по Канаде с труппой Канадского репертуарного театра.

В 1954 году получил свою первую серьезную роль в нью-йоркской постановке пьесы Сомерсета Моэма «Верная жена».

С момента своего дебюта в Нью-Йорке в 1954 году он играл главные классические роли во многих престижных Бродвейских постановках, в том числе, в «Cyrano» (1973) и «Barrymore» (1997), за которые он получил награду Tony, а позже – исполнил роль Короля Лира в Линкольн-центре (2004).

В 2007 Пламмер исполнил главную роль в Бродвейской постановке «Пожнешь бурю»/ Inherit the Wind (2007), получив за нее седьмую по счету номинацию Tony.

Он является ведущим актером Британского Национального Театра под управлением Сэра Лоуренса Оливье, Королевской шекспировской компании под управлением Сэра Питера Холла, а в годы становления Страдфордского фестиваля в Канаде работал под руководством Сэра Тайрона Гатри и своего наставника Майкла Лэнгхэма.

Среди его многочисленных наград – Британская награда за лучшую роль Evening Standard Best Actor Award и одна номинация на нее, две награды и шесть номинаций на Эмми, награда Genie за «Убийство по приказу» /Murder by Decree, и номинации на Genie за «Дилетант»/Amateur, «Невежливый»/ Impolite, и «Близзард»/ Blizzard.

В 1968 по указу Королевы Елизаветы II ему присвоено звание Кавалера ордена Канады, эквивалентное почетному рыцарскому званию в Англии .
Он также получил награду Генерала-губернатора Life Achievement Award, степень почетного доктора искусств в Juilliard School в Нью-Йорке и степень почетного доктора в пяти ведущих университетах Канады.
Пламмер был включен в Театральный зал славы (1986) и Аллею славы Канады (1999).

Кристофер Пламмер был женат три раза, от первого брака есть дочь-актриса Аманда Пламмер.

Кристабель Пламмер — полная биография

Режиссер Кевин Спейси, сценарист Кристиан Форт, продюсеры Брэдли Йенкель, Брэд Кревов, Стивен Стэблер, композитор Майкл Брук, оператор Марк Пламмер, монтажер Джей Кэссиди, художник-постановщик Нельсон Коатес, художник Бертон Ренчер, костюмы — Изис Мюссенден.

В ролях Мэтт Диллон (Дова), Гари Синиз (Майло), Вильям Фихтнер (Лоу), Фэй Данауэй (Джанет Будро), Вигго Мортенсен (Гай Фокард), Джон Спенсер (Джек), Скит Ульрих (Дэнни Будро), Фрэнки Фэйсон (агент Марв Роуз), Мелинда МакГроу (Дженни Фергюссон), М. Эммет Волш (Дино), Джо Мантенья (агент Дж. Д. Браунинг)

США-Франция, 1996.

Продолжительность 97 минут.

Режиссерский дебют Кевина Спейси. Двое преступников, спасаясь от полиции, берут в заложники хозяини и немногочисленных посетителей маленького ночного бара. Стандартное поначалу противостояние бандитов и их жертв постепенно перерастает во что-то совершенно иное. Вигго играет одного из заложников по имени Гай Фокард, молчаливого человека в строгом костюме, который, оказывается, вовсе не тот, за кого себя выдает.

Драма ошибок

Если вас интересует тема «коза ностры», не соблазняйтесь звучанием названия фильма «Альбино Аллигатор» — итальянское там только имя одного из второстепенных персонажей, Дино, хозяина бара, где происходит дело. Если ваше любопытство пробудили первые кадры, показывающие полицейскую слежку, — вас, скорее всего, ждёт разочарование: это не триллер-детектив, несмотря на пару неожиданных поворотов сюжета. И – главное – если вас привлекают исключительно боевики, вам однозначно не стоит тратить время на такую «скукотищу»: выстрелов, мордобоя и прочего «экшена» будет не больше, чем в самой обычной, ПОВСЕДНЕВНОЙ жизни. Ну, может, совсем чуть-чуть больше.

Кристабель Пламмер - полная биографияЭто не фильм про Героя в привычном понимании (хотя само слово «герой» и всплывёт в финале). Так что же это? Есть такой термин «комедия ошибок». «Альбино Аллигатор» — это своего рода драма ошибок (от патетического слова «трагедия» воздержусь, несмотря на то, что выживших к концу не так уж много). Драма, «замес» которой основан в том числе и на понятии ценности человеческой жизни… Пожалуй, и это всё же слишком патетичное определение, на первый взгляд плохо вяжущееся с нарочитой обыденностью стилистики фильма. Но в том, наверно, и суть…

Впрочем, сначала всё действительно вполне детективно. Полиция выслеживает некоего преступника, судя по размаху развёрнутого наблюдения – преступника непростого. Правда, профессионализм копов оставляет желать лучшего – преступник замечает слежку, а сами копы не в состоянии точно идентифицировать марку автомобиля, на котором преступник скрывается. Тем временем – так как речь не о триллере, интригу можно немного и разоблачить – трое грабителей-дилетантов, потерпев неудачу в очередном (а может быть, «дебютном»?) «деле», мчатся на угнанной тачке, попутно сбивая парочку полицейских. Эта троица – почти что отражение классического «было у отца три сына…», разве что братьями являются только двое. С самого начала – ещё по их разговорам в злополучном авто — мы понимаем, что один – Умный (Майло, Гэри Синиз), другой – Симпатичный (Dova, Мэтт Дилон), а третий – просто Псих, законченный «криминальный элемент» (Лоу, Вильям Фихтнер). Так или иначе, Умный ранен и находится в бессознательном состоянии. Всего лишь затем, чтобы привести его в чувство, незадачливое трио вваливается в бар, находящийся, как сказали бы у нас, в полуподвальном помещении. Однако на вид они слишком уж отличаются от обычных припозднившихся посетителей, и хозяин бара делает попытку вызвать полицию…

И вот тут заканчивается триллер (почти заканчивается, как уже было сказано, пара сюрпризов ещё будет) и начинается драма. Причём драма ещё и в том смысле слова, что всё становится весьма похоже на театральное действо – если бы не планы разной крупности и не редкие кадры происходящего за стенами злополучного бара, уместно было бы вспомнить о распространённых в своё время телеспектаклях. Замкнутое пространство, достаточно небольшое количество «действующих лиц» и – разговоры, разговоры, разговоры. Что это – эксперимент Кевина Спейси по переносу столь любимой им ТЕАТРАЛЬНОЙ эстетики в кинематограф или всего лишь достаточно распространённый сценарный ход, когда экстремальная ситуация разворачивается на ограниченной «территории», что еще сильнее способствует раскрытию теневых сторон личностей персонажей? Нет смысла даже перечислять разнообразные произведения литературы, киноискусства и проч., где герои попадают в пустыню, на необитаемый остров, на затерянный во Вселенной космический корабль – или самый обычный корабль в самом обычном океане. Какая разница, впрочем? Главное, наверно, всё же не «что», а «как»…

Итак, полиция прибыла (только по вызову ли из бара?), следовательно, баррикада построена. Правда, поначалу кажется, что у этой баррикады три стороны – троица «бандитов», заложники и полицейские. Но у первых двух составляющих этого коктейля одна цель – просто выйти, выйти живыми. Копам же, похоже, важнее всего совершить, так сказать, поимку матёрого преступника… Заметим в скобках, что сей преступник – не маньяк-убийца, а – да простится мне такой оборот – всего лишь контрабандист. Да, крупный контрабандист. Да, главный его товар – оружие. Но – обратите внимание на маленькую реплику агента ФБР в исполнении Джо Мантенья (лично мне куда более привычного в ролях респектабельных мафиозо) – «наш «друг» никогда ранее не применял насилие»…

Трое «захватчиков» бара тоже, судя по всему, не большие любители насилия, по крайней мере – сознательного. Сбитые машиной полицейские «попали», в общем-то, случайно. И даже смерть того самого хозяина бара не вполне закономерна, этого могло и не случиться, если б не торопливость самого Дино (Эммет Уолш) и не взрывной характер Лоу. Кстати, имя это или кличка отщепенца, обозначенного нами в начале как «Псих», но в любом случае, тут в фильме присутствует некий намёк на так называемые говорящие имена: law — «закон». Больше того: в картине имеется ещё и агент ФБР по фамилии Браунинг. Эта игра с именами – единственное, что показалось мне несколько неоправданно-театральным, как будто из другого времени или жанра… Но мы отвлеклись. Итак, никто, в общем-то, не хочет кровопролития – из тех, кто находится в баре. И дилетанты-захватчики едва ли не в большей растерянности, чем заложники. Эти две противостоящих поначалу стороны начинают сближаться. Меняются интонации Джанет — героини блистательной Фэй Дануэй, от задиристости она переходит к попыткам душевных разговоров с братьями-«бандитами». Молодой человек Дэнни (Скит Ульрих), в момент захвата бара казавшийся наиболее напуганным, прямо пытается помочь преступникам найти выход, играет с одним из них в бильярд, следит за выпусками новостей по телевизору. Но наиболее разумную помощь пытается оказать, конечно же, некий молчаливый персонаж по имени Ги…

Кристабель Пламмер - полная биографияНдааа… Следующий пассаж этой, пожалуй, слишком подробной рецензии – для Вигго-ориентированной части аудитории. Погодите называть Ги «ботаником» и тараканом, не торопитесь признавать роль второстепенной и неинтересной. Если есть в этом фильме традиционное для театра висящее ружьё, которое должно выстрелить – это именно оно. И дело даже не в незаметно стыренном дротике для дартса (в конце концов, это окажется практически бесполезным действием), это «отложенное действие» – в глазах Ги. То, что персонаж окажется чуть ли не стержнем интриги – это же сразу понятно!

Более того, персонаж этот, как будет казаться почти до самого финала, в некотором роде даже заглавный. Вы ещё помните название фильма? Странное словосочетание «альбино аллигатор», как выясняется, символизирует жертву. Аллигатора-альбиноса, менее боеспособного, чем обычные аллигаторы, собратья по стае используют как отвлекающий фактор при войнах за территорию, говоря проще – отдают на съедение врагам. Я не биолог, так что не буду подвергать сомнению ни эту версию, ни версию нерушимой солидарности в животном мире, выдвинутую одним из персонажей рязановского «Гаража». Одно ясно – в человеческой стае такое жертвование неким «альбино аллигатором» — далеко не редкость. Другой вопрос – кто же окажется кинутым на съедение в данной ситуации? Долгое время зритель думает, что «альбино аллигатором» будет именно Ги. Но это было бы слишком картинно-красиво – в жизни и в хорошем кино так редко случается…

Возвращаясь непосредственно к Вигго и его персонажу, не могу не сказать, что пара моментов показались мне, как ни странно, достаточно забавными. Во-первых – это, конечно, для окончательно Вигго-ориентированных – до боли знакомая шерстяная шапочка из «Дневного света». Фильмы, кстати, одного года выпуска, что там раньше снималось – трудно сказать, но, так или иначе, — не слишком-то талисманистая шапчонка оказалась, ни от завалов, ни от полицейских пуль она героев Вигго не спасла. Второй момент более примечателен – путаница с произношением имени персонажа. Не знаю, кому этот трюк пришёл в голову – сценаристу, режиссёру или самому Вигго – но принцип тот же, что и в реальности: попробуйте объяснить рядовому американцу, что французское Guy – как и датское Viggo – произносится через «и», а не через «ай»! Но как очаровательно проскальзывающее на лице Вигго выражение почти детской обиды – «Меня зовут Ги, а не Гай!». На какую-то секунду кажется, что чёрт с ним, что журналистка «заложила» его в своём репортаже — имя-то зачем перевирать!

Правда, не очень понятно, на что рассчитывал Ги, предлагая «захватчикам» выйти, выдав себя за заложников – уж он-то точно должен был знать безо всяких выпусков новостей, по какому поводу у бара такое стечение полицейских сил. Не иначе как Ги такой же «хамелеон», как его исполнитель. А может, он вдохновлялся принципом «кто не рискует – тот не пьёт шампанское»… А в сцене, когда Лоу и Дова выясняют (не самыми гуманными способами), с кем их свели обстоятельства… не знаю, как кому, а мне показалось (хотя, возможно, именно что всего лишь показалось), что Вигго чуть-чуть вспомнил свой персонаж из «Пути Карлито»…

Кристабель Пламмер - полная биографияКстати, никакой практической пользы от вышеупомянутых «разборок» нет. В этой сцене другая смысловая нагрузка – во-первых, Лоу и Дова просто срывают зло на том, из-за кого, по их мнению, они сами так влипли. Так ведь часто бывает – нам мнится, что уничтожь причину – исчезнет и следствие. Но время необратимо, да и причина слишком часто оказывается не более чем поводом. А во-вторых – и это куда серьёзнее – эпизод с рукоприкладством именно и показывает, до какой степени сорваны уже все покровы человечности. Все в баре теперь — стая аллигаторов, осталось только альбиноса найти. Но этим альбиносом будет не Ги, а малозначительный до поры до времени персонаж по имени Джек (Джон Спенсер). Он действительно альбинос, он НЕ из стаи – так настойчиво этот пожилой сэр рвётся разоблачать любого рода преступников, вовсе не думая ни о своей шкуре, ни о жизнях других. Видимо, его принцип – «вор должен сидеть в тюрьме». Принцип далеко не всегда идущий рука об руку с гуманностью – в разных смыслах…

Так или иначе – узел затянут слишком крепко, его теперь можно только разрубить. И все сделают свой выбор, свой последний шаг в этом психологическом водовороте, а полиция и пресса, разумеется, отпразднуют победу. Финал фильма кажется на первый взгляд слишком стремительным, а потому смятым. Но, если вдуматься, классический театрально-голливудский «бог из машины» в виде подробно-напряжённого изображения полицейского штурма злополучного бара испортил бы всю картину. А здесь – полный реализм: утро бессонной ночи, все устали, всем уже почти что безразлично, что будет… Нечего резину тянуть. Мы на короткое время оказываемся по ЭТУ сторону, почти на месте полиции, мы слышим выстрел – это сигнал, больше ждать нечего…

И вот уже заботливо выводят из здания троих выживших, и вот тут-то и звучит главный, наверное, диалог. «Мы все здесь не герои», — говорит Джанет. «Мы-то с вами знаем, что это не так», — отвечает ей девушка-телерепортёр…

Герои или нет? «Плохие» или «хорошие»? Как определить это – не только в кино, но и в жизни? Копы во время штурма палят без разбора (тогда как гипотетически выхватить ружьё из рук бандита мог не только искомый крутой контрабандист Ги, но и любой из заложников!), а «псих» Лоу на минуту обретает почти человеческое лицо, когда узнаёт, что навёл пистолет не просто на женщину, а на МАТЬ (правда, мне с присущим мне сарказмом в этот момент вспомнилась фраза из «Людей в чёрном» о склонности матёрого бойцового таракана к сантиментам). Сама эта Мать, судя по всему – высоконравственная женщина (не даром же в самом начале её аттестуют посредством её документов как «донора органов»), — убивает невинного человека, пусть и ради спасения жизни (даже двух жизней – своей и сына), а «умный» преступник Майло изо всех сил пытается помешать кровопролитию, а будучи не в силах этого сделать вскрывает себе вены… Кстати, не могу не отметить, что творчество Гэри Синиза я более-менее стараюсь отслеживать, и в этом фильме он меня очень порадовал – может быть, даже не столько сам по себе, сколько в сопоставлении с его отличной работой в «Выкупе», снятом в том же году, что и «Альбино», и даже отчасти в той же грязновато-обыденной стилистике. В обоих фильмах персонажи Синиза – «мозговые центры» некоего преступного сообщества, оба они – те, кто в конце концов идёт в разрез со своими «соратниками». А вот разными получились не только ситуации, но и сами персонажи. За что Гэри Синизу честь и хвала.

И всё же… «Мы все здесь не герои», — говорит Джанет. И эхом проносится у меня в голове фраза совсем другого персонажа из совсем другого кино – «А я думаю, мы все герои, если нас застать в правильный момент». Это говорит Джон Баббер (в блистательном исполнении Энди Гарсия) в финале фильма «Герой», одного из самых моих любимых. Но это уже совсем другая история.

Посмотрите «Альбино Аллигатор», рекомендую. Только не настраивайтесь на лёгкое развлечение. Это не «киношка», это КИНО. И даже немного жаль, что после такого дебюта к режиссуре Кевин Спейси вернулся только сейчас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *