Леонид Добровский — полная биография

Леонид Добровский — полная биография

Леонид Добровский — бывший муж Ренаты Литвиновой

Личная жизнь Ренаты Литвиновой в последние годы интересует даже тех, кто никогда не являлся поклонником её таланта. СМИ упорно приписывают экстравагантной актрисе и режиссёру роман с певицей Земфирой, но официального подтверждения этой информации до сих пор не последовало. А ведь именно из-за этих слухов в 2007 году распался брак Литвиновой с бизнесменом Леонидом Добровским.

Леонид Добровский - полная биография

Мужья кинозвезды

В прошлом у Ренаты было 2 официальных брака. В 1996 году она вышла замуж за продюсера кинофильмов Александра Антипова. Семейная жизнь с этим человеком продлилась около года и закончилась разводом.

Вторым супругом Литвиновой стал видный московский предприниматель Леонид Добровский. В браке с ним Рената родила дочку Ульяну. Но семейная жизнь и в этот раз не принесла женщине счастья. Прожив с Добровским с 2001 по 2007 год, Рената ушла от него. Начался громкий бракоразводный процесс, сопровождающийся разделом имущества и настоящей войной за малолетнюю дочь.

Знакомство бизнесмена с Литвиновой

Кто же такой Леонид Добровский? Муж Литвиновой родился в 1965 году. К моменту знакомства с кинозвездой он являлся владельцем нескольких прибыльных заводов в России и к шоу-бизнесу никакого отношения не имел. Первая встреча будущих супругов произошла в конце 90-х годов. Их познакомили общие друзья. Раньше Леонид видел Ренату только с экрана телевизора и был очарован её красотой и утончённостью. Оказавшись рядом с любимой актрисой, Добровский начал за ней активно ухаживать. Неизвестно, каким образом невысокий и малопривлекательный Леонид смог покорить сердце королевы кино, но через некоторое время он сделал ей предложение и получил долгожданное согласие.

Леонид Добровский - полная биография

Первые годы после свадьбы

Бракосочетание кинодивы и предпринимателя состоялось 10 января 2001 года в Москве. После торжества счастливый Леонид перевёз жену в свой дом на Рублёвке и преподнёс ей презент в виде роскошного чёрного автомобиля марки «Мерседес». Он души не чаял в Ренате и не уставал заваливать её дорогими подарками. В июле 2001 года у супружеской пары родилась дочь Ульяна.

Добровский Леонид Юльевич сопровождал свою вторую половинку на многих звёздных тусовках, но всегда скромно держался в её тени. Будучи человеком непубличным, муж просил Ренату о том, чтобы та не слишком откровенничала о нём с журналистами. Литвинова так и делала, и на вопрос корреспондентов о деятельности супруга скромно отвечала, что он — инженер. А скромный работяга в то время являлся одним из крупнейших бизнесменов столицы. Поговаривали, что дом на Рублёвке, в котором он проживал вместе с Литвиновой, находился по соседству с особняком самого Путина.

Леонид Добровский - полная биография

Кризис в семейных отношениях

Со стороны казалось, что у Леонида Добровского и Ренаты Литвиновой идеальный брак. Но спустя несколько лет после свадьбы в отношениях супругов начались проблемы. У Добровского оказался вспыльчивый характер. Он придирался к Литвиновой по любому пустяку, мог повысить на неё голос и даже выругаться при ней матом. Леонид любил выпить, а в состоянии алкогольного опьянения он и вовсе переставал контролировать себя.

Ситуация обострилась после знакомства Ренаты с Земфирой Рамазановой. Дружба между женщинами показалась журналистам подозрительной, и они разглядели в ней нечто большее. Такого не мог выдержать Леонид Добровский. Бизнесмен пришел в ярость при мыслях о неверности жены и начал распускать руки. Дошло до того, что однажды он в припадке агрессии стал душить Литвинову, размахивая при этом ножом. Прислуге с трудом удалось оттянуть разъярённого Добровского от испуганной женщины. После этого происшествия актриса собрала вещи и вместе с дочкой ушла от бизнесмена к подруге Земфире. На этом её совместная жизнь с предпринимателем закончилась.

Леонид Добровский - полная биография

Бракоразводный процесс

Добровский никак не мог успокоиться после ухода Ренаты. Он нанял самых лучших московских адвокатов и стал готовиться к бракоразводному процессу. Обвинив Литвинову в аморальном поведении, он задумал лишить её материнских прав на дочку. Но актриса опередила Леонида и подала на развод первой. В исковом заявлении она просила суд расторгнуть её брак с Добровским и оставить Ульяну с ней. От мужа она требовала выплаты алиментов на содержание дочери в размере 120 тыс. рублей ежемесячно и раздела нажитого в браке имущества.

Потянулась череда судебных заседаний, на которых стороны не скупились на взаимные обвинения. Леонид считал Литвинову плохой матерью, которой нельзя доверить воспитание ребёнка. В отместку на такие заявления Рената обвиняла мужа в сокрытии от государства реальных доходов. Поставить точку в затянувшемся бракоразводном процессе удалось только после заключения между экс-супругами мирового соглашения. В соответствии с ним Ульяна оставалась жить после родительского развода с матерью, но в определённые дни отец мог забирать её к себе. Ренате удалось отсудить у Добровского алименты в указанном в иске размере.

Леонид Добровский - полная биография

Отношения экс-супругов после развода

Расторжение брака было окончательно оформлено в 2007 году. После того исчез из поля зрения СМИ Леонид Добровский. Муж Ренаты Литвиновой так и не привык к публичности и после развода посвятил себя работе и общению с дочерью.

Несмотря на то что супруги расстались врагами, вскоре им удалось восстановить нормальные отношения и даже цивилизованно проводить время вместе. Неожиданностью стало то, что в 2009 году свой день рождения Литвинова отметила в компании дочери, мамы, Земфиры и. Леонида Добровского. Бывший муж не только приехал на проходившее в ресторане торжество, но и полностью оплатил его. Такое изменение в отношениях людей, которые ещё недавно ненавидели друг друга, вызвало изумление у людей, обслуживающих мероприятие. Вполне возможно, что урегулировать конфликт бывшие супруги решили ради подрастающей дочери, но всё равно их поведение достойно похвалы.

Равнодушный пассажир. Дмитрий Быков о Ренате Литвиновой

Писатель Дмитрий Быков первое время терпеть не мог Ренату Литвинову, а потом как-то привык, успокоился и в чем-то даже полюбил. В данном случае это не интервью, а портрет – на фоне личных отношений.

На кинофоруме в Суздале в 1996-м она подошла ко мне – роскошная, высокая, колышущаяся на каблуках и, по тогдашней моде, слегка пьяная:

– Дима! Почему вы меня так не любите… бэби…

– Это у меня так проявляется любовь, – ляпнул я и убежал.

Чем случайней, тем вернее.

Было время, когда я терпеть не мог Ренату Литвинову, и даже широко писал об этом.

– Знаете, – говорю, – Рената, я так был неправ в отношении вас.

– Вот видите, – говорит она, – но вы хоть признаете.

С ней не больно-то подставишься. И тем не менее именно ей – как и другой женщине ее склада, Ахматовой, скажем, – я бы охотно рассказал всю свою жизнь, если б хоть на мгновение допускал, что им это зачем-нибудь нужно.

Сноба

Вообще-то я в симпатиях и антипатиях ошибаюсь редко. Скажем, не нравился мне на моем курсе один претенциозный мальчик, который все увлекался Сартром и Годаром и молодежными бунтами. Нос он задирал высоко, и я, скромный ботаник, казался ему конформистом. Теперь этот нонконформист правая рука Василия Якеменко, создателя «Наших» и как бы министра молодежи. И таких историй полно. Но с Литвиновой, кажется, меня что-то сбило – то ли потому, что ее самозабвенно хвалили неприятные мне люди, а иногда приятные, но глупые, то ли я слишком опирался на художественный результат. А художественный результат в ее случае не главное, потому что не она в нем виновата. Сценарии кромсали или ставили по-своему, актерские ее данные использовали кто во что горазд, и в неталантливых руках она действительно выглядела «нашей свежезамороженной Мэрилин Монро из Урюпинска», как написал один критик, тоже ее не любивший. Теперь-то я люблю Ренату Литвинову, на многое для нее готов, – но, господа, я ведь и к девяностым в девяностые относился хуже некуда. А теперь кажется – очень даже ничего.

Вообще быть современником сноба – ничего хорошего. Сноб во всем чрезмерен, слишком ярко настаивает на своем, на каждом шагу доходит до самопародии – и у него серьезные проблемы со вкусом. Моднику важно, как он выглядит, но умирать за это он не готов. А снобу это до такой степени важно, что жизнь ему относительно недорога. Скажем больше: любой эстетически последовательный человек отличается высокой личной храбростью и презрением к опасности, да и к самой жизни. Литвинова – замечательный человек для экстремальных ситуаций: ей так важно себя уважать, что она из-за одного этого не сделает никакой гадости. Как показывает практика, эгоизм – более надежный стимул, чем любовь к людям. Я больше доверяю тем, кто хочет хорошо выглядеть и честно в этом признается. Когда другая претенциозная женщина, тоже с изломанностью, эстетством, но без литвиновского таланта, рассказывает, как она помогает бомжам, потому что любит людей, я в это никак поверить не могу, и мне не нравится, что она возвышает себя за счет бомжей. А если бы она сказала, что это у нее от желания хорошо выглядеть, я бы ее зауважал, не говоря уж о том, что это было бы честно.

Вот у Литвиновой все честно.

Литвинова – замечательный человек для экстремальных ситуаций: ей так важно себя уважать, что она из-за одного этого не сделает никакой гадости

Я заметил эту черту еще у Алены Витухновской, которая тоже не должна была мне нравиться по определению: стихи авангардные, неровные, крикливые, и внешность крикливая, и презрение ко всему живому так и сочится из ее пор. Но то, как она сидела, никого не сдавая, и то, как вела себя потом, – аргумент серьезный. Я понял, что она не лукавит, действительно не любит жизнь, совершенно ею не дорожит, короче, ей действительно важно хорошо себя вести, потому что иначе она не сможет себя любить, а это в ее случае единственная живая эмоция. У Литвиновой, я думаю, примерно та же история – с поправкой на то, что некоторых она все же любит, даже больше, чем себя, но градус безумия у этих людей должен соответствовать ее собственному. А когда появилась Земфира, стало понятно, что литвиновский максимализм еще и относителен, что она, в общем, белая и пушистая на фоне другой ураганной девочки, а художественный результат сопоставим.

Искусственная шизофрения

Я не буду тут пересказывать ее биографию, которой, в сущности, почти и нет: родилась в 1967 году, в январе (а я, кстати, в декабре, очень приятно), росла без отца, названа в честь дяди Рината, мать – врач. Что важно: дома была медицинская энциклопедия, и Литвинова с детства любила слушать прилагавшиеся к ней гибкие грампластинки с записью шизофренического бреда.

Не зря шизофрения превратилась в литературный миф, считается чуть ли не обязательной спутницей гениальности; сразу скажем, что в девяти случаях из десяти нас не ждет никаких открытий, но шизофрения, пожалуй, единственная душевная болезнь, позволяющая свихнуться со знаком «плюс».

Это ненадолго, как всякое болезненное цветение; подступает умственная деменция, распад личности, человек перестает следить за собой, а там и соображать. Но поначалу, когда интеллект еще не затронут, появляются удивительные идеи. Я вот в детстве тоже очень любил читать старинный, пятидесятых годов, учебник «Психиатрия» со стенографическими записями разных бредов: параноидальные были, как правило, логичны и скучны, сопряжены с бредом величия и мало отличались от застольных бесед Гитлера (вот уж точно невыносимое чтение – и скучное, и страшное).

Шизофреники бредят бескорыстнее, веселей, слова у них ставятся не в линейку, а под углом, как у Платонова, и особенно прелестны мгновенные и внезапные перескоки с предмета на предмет, композиционные ходы, до которых рациональный ум не додумается. Литвинова именно тогда научилась своим точным и неправильным словесным конструкциям – именно точным и именно неправильным: «После родов у меня в теле имеются жирные моменты»… Скажи иначе – и будет непохоже, общо. Или знаменитое «все в мире так закрючковано»… Про человека, который одновременно с Литвиновой сделался символом и знаменем отечественной молодой кинематографии, – про Охлобыстина, конечно, – сценарист Александр Александров замечательно сказал: «Он сошел с ума на имитации сумасшествия». У Литвиновой иначе – она привила его себе, как врач прививает чуму для изучения симптомов; и ее сдвинутая речь стала для сдвинутой реальности девяностых годов так же адекватна, как платоновская для двадцатых. Литвинова продемонстрировала на себе все болезни эпохи – но, разумеется, никогда не отдавалась этому эксперименту до конца. Зачем она все это делала? Ну это был такой, если хотите, наш ответ прагматизму и обогащению, наш голос непродавшихся и незарабатывающих, демонстративно отстраненных на грани аутизма. Наша попытка самоутверждения маргинальных. Вы вот так, а мы вот так. Мы никогда не будем делать того, что некрасиво, а если нам предлагается жить некрасиво, мы умрем. Во времена, когда затаптывали слабых и безумных (а в девяностых это было, нечего кривиться), мы демонстративно будем слабы и безумны. Этой слабостью и безумием мы вас покорим, и вы будете нам ножки целовать.

Сценарист

Интересно, что во ВГИКе она дружила и потом общалась как раз не с иконами стиля, не с гламурными красавицами, а с жесткими профессионалами. Скажем, ее очень любили Петр Луцик и Алексей Саморядов, самый талантливый сценарный тандем после Дунского и Фрида, – Саморядов упал с балкона гостиницы «Ялта» во время Ялтинского кинофорума в 1994 году, а Луцик умер шесть лет спустя, успев правильно реализовать один из их любимых сценариев, «Окраину» («Добрые люди»). У них была та же вечная сценарная проблема – все их ставили не так. Они вообще мало с кем дружили, а Литвинова была для них своя. Литвинова вспоминает про Саморядова абсурдный, недостоверный эпизод, но с ним ведь все было недостоверно: однажды они купили пельменей, стали их варить, а пельмени какие-то были очень тяжелые и никак не всплывали. Оказалось, они набиты шариками от подшипников – в начале девяностых практиковалось такое, для веса. Саморядов очень расстроился и предложил Литвиновой хоть водки, но без закуски она не пила.

Что касается ее собственных сценариев того времени – они были не особенно рассчитаны на постановку. Но у Литвиновой было то, из чего делается кино, – герой. Этого героя она чувствует, умеет описать, он живой. Особенно ценно, что он разный: страшная медсестра из «Офелии, безвинно утонувшей», которую она сама же и сыграла. А что это за персонаж? Литвинова его в разговоре со мной определяла так:

– Она не борец. А таких неборцов всегда подхватывают либо темные, либо счастливые воды, и они плывут, не сопротивляясь. Чаще темные. Они попадают под влияние каких-то монструозных персонажей. Скорее всего, толстеют, злобнеют, спиваются, бытовеют… и исчезает волшебство. Талантов в них, пожалуй, нет. Скорей всего, какой-то шарм, блескучесть… то, что нельзя определить словами. Что исчезает раньше всего. И то, что неборцы, конечно. Сегодняшний вариант этого типа, может быть, Клавдия Коршунова, которая у Миндадзе в «Отрыве». Черненькая такая лань, на цыганку похожа. Сейчас все, кого в звезды назначают, ужасно фальшивые. А она не фальшивая, страшно, чтобы не испортилась.

Она привила сумасшествие себе, как врач прививает чуму для изучения симптомов; и ее сдвинутая речь стала для сдвинутой реальности девяностых годов

Я даже думаю, что Литвинова вообще – сценарист для сценаристов, как Хлебников для поэтов. Можно брать и подхватывать какие-то ее идеи, которые у нее изложены в невыносимо концентрированном, недостоверном виде, и, разбавив бытом или просто занудством, переносить в кино, и всем понравится. Вот сняла она фильм «Богиня. Как я полюбила» – дикую совершенно сказку про прекрасную милиционершу, все сделано на очень простом контрасте неземной платиновой блондинки с кровавыми губами и ее чудовищно скучной и пошлой службы, еще там любовная линия с Максимом Сухановым, сумасшедшим миллионером, разыскивающим жену на том свете. Смотрелось это как нормальный шизофренический бред с гибкой грампластинки, но о времени, как ни странно, свидетельствовало – потому что доминирующей интонацией этой картины была брезгливость, некоторый ужас перед миром, в который вброшена Фаина, вечный ребенок. Потом приходит Николай Хомерики, снимает гиперреалистическую «Сказку про темноту», про красавицу-милиционершу, с такими же разговорами в курилке, – и смотреть это невозможно, а Литвинову смотришь. Потому что яркость есть яркость, и это привлекает вне зависимости от того, хорошо или плохо получилось. Я вообще с годами все меньше верю в критерии «хорошо-плохо». На вкус и цвет товарищей нет, но если есть свой голос – уже спасибо. Думаю, что все поставленные сценарии Литвиновой как раз и есть разбавленный литвиновский концентрат – в чистом виде он невыносим, а в разбавленном исчезает главное, та самая мгновенная и безусловная узнаваемость. Наверное, ее надо все-таки судить по особым законам, признав существование жанра «Литвинова» – и честно сказав, что никто другой из работающих в этом жанре (а пытались многие) так ничего серьезного и не сделал.

Кстати, беда была именно в том, что Литвинову пытались принимать очень уж всерьез. Серьезное восприятие Литвиновой приводило к восторженным статьям вроде первого материала о ней, который в «Столице» опубликовал в 1993 году Денис Горелов. Эта статья начиналась словами «она умрет скоро». Понятно было, что речь об авторском мифе, о лирической героине, и Денис, написавший так восторженно, ждал в ответ чего-нибудь не менее восторженного, а получил ледяной взгляд. Потому что Литвинова все еще хотела быть отдельно, и смириться с прирастанием маски ей пришлось только после муратовских «Увлечений», когда ее стали снимать постоянно и все в одном амплуа. Тогда ее речь и стала похожа на монологи безумной медсестры. Это все не от хорошей жизни. Она в одном интервью честно сказала, что на конструирование собственного имиджа тратит больше времени и сил, чем на литературу, а толку меньше, и ее бы воля – она бы вообще все время тратила на «бумажки». А приходится на обложки сниматься.

Леонид Добровский - полная биография

Женщина

И еще вот эти все разговоры про то, что Литвинова – гений чистой красоты, в смысле, чистейшей прелести чистейший образец. Я не эксперт по части женской красоты, но, по-моему, Литвинова с точки зрения канона скорей не красавица и уж во всяком случае ничего даже отдаленно сопоставимого с Монро или Дитрих в ее облике нет. И сексапильности особой я в ее прохладном имидже не вижу. Но что есть и чего не отнять, так это абсолютная последовательность: как говорил в одном романе модельер, красив не тот, кто красив, а тот, у кого хватает последовательности быть до конца некрасивым. Еще Юрий Гладильщиков удивлялся в журнале «Сеанс»: как это Литвинова так сумела навязать всему обществу свои достаточно маргинальные вкусы? Отвечаю: в маргинальности все и дело. Как говорит другой талантливый и профессиональный, но совершенно невыносимый друг Литвиновой, актер и режиссер Александр Баширов: за маргиналами будущее, их мало, но они интенсивны. В случае Литвиновой самая карикатурность образа действует так сильно, что ее уже не забудешь, а запомнив – начнешь инстинктивно подражать. Чем она расплачивается за такую густоту бытия – отдельная тема, но в реальности девяностых она безусловно уловила важный, простите за выражение, тренд.

Какой именно? Я так прямо не скажу. Но, наверное, это такая поруганная красота, вынужденная спасаться под маской; беспомощность всех, кто не зверь, невостребованность и неуместность всех, кто в более мягкие времена нормально бы себе встроился в реальность. Безумие одиноких, несвоевременность одаренных, вынужденность поведения всех сколько-нибудь нестандартных. Литвинова вынуждена осуществляться во времена, когда человек менее упорный и самодостаточный был бы сожран, когда единственной формой бытования сценариста (кинематографа-то нет – сначала рухнул прокат, потом производство) становится светская жизнь либо исполнение гротескных ролей. Типаж, надо полагать, Бланш Дюбуа: «Я всегда зависела от доброты первого встречного. » Но в российских девяностых нельзя быть Бланш Дюбуа, это вам не американские сороковые, можно быть только клоуном; на этом пересечении сентиментальности и шутовства существуют и Муратова, и Литвинова, но Муратова про это снимает, а Литвинова в этом существует. Я ее как-то спросил, не боится ли она конца света.

– А, все равно ничего сделать нельзя. Все ухудшается, климат тоже, ну и конец света, ну и что, я в этом живу.

Вероятно, именно поэтому ни один из ее телепроектов не продержался долго. В них есть вызывающая неформатность, пафос в сочетании с пародией, а этого на нынешнем телевидении, не только на отечественном, не терпят.

Жена

С личной жизнью там тоже много всего было, пересуды возникали бесконечные, и читатель, наверное, ждет с самого начала, что вот сейчас я наконец-то расскажу все как есть. А я ничего не расскажу, потому что рассказывать почти нечего. Литвинова очень много работала – два сценария в год, до десятка киноролей, в том числе больших и неожиданных, как в «Жестокости», – а поскольку ставить ее оригинальные сценарии перестали очень быстро, да и большого успеха они не имели, кроме «Нелюбви», ей приходится все меньше писать и все больше играть. При таком напряженном графике какая же личная жизнь? Она ее и не афишировала особо. Литвинова никогда не делала карьеры через постель, скорей уж ею пытались воспользоваться, поскольку в славу она вошла очень рано, брака же у нее было два, и оба распались. Про второй, правда, точных сведений нет.

Первый муж – Александр Антипов, продюсер, вожделенный компромисс между кинематографом и состоятельностью. Познакомились они на фильме по сценарию Литвиновой «Злая Фаина, добрая Фаина». Ставить его собиралась Муратова с Ренатой в главной роли, Антипов выступал продюсером, Муратова настаивала, чтобы в эротической сцене Литвинова непременно снималась сама и по возможности откровенно, а Литвинова не захотела. Литвинова максималист, Муратова совсем максималист, короче, коса на камень. Они не поссорились, но разошлись – это не помешало Литвиновой сыграть едва ли не лучшую свою роль в «Настройщике», где именно Рената придумала обыграть стоявшую неподалеку косу и явилась перепуганной Алле Демидовой в образе гламурной смерти. Но до «Настройщика» было еще четыре года. Из «Фаины» потом получилась «Богиня» – без всякой эротики, – а в «Настройщике» эротика как раз есть, но сквозь ночную рубашку. А в том конфликте продюсер взял сторону Литвиновой – мол, если не хочет, пусть не снимается, – и это их, стало быть, сблизило. Брак продлился два года и распался без скандала. Впрочем, в других источниках утверждается, что и брака никакого не было, или он был гражданский, а Литвинову я расспрашивать не хочу, потому что она или что-нибудь сочинит по обыкновению, или вообще ничего не скажет. Про детство она рассказывает охотно, а про личную жизнь – никогда.

На конструирование собственного имиджа она тратит больше времени и сил, чем на литературу, а толку меньше, и ее бы воля – она бы вообще все время тратила на «бумажки». А приходится на обложки сниматься

Второй муж – бизнесмен Леонид Добровский, ныне заместитель гендиректора ОАО «Мостотрест». Человек не бедный. Дача на Николиной горе, элитная, как пишут в желтых листках, квартира в Толмачевском переулке. Повод для развода – скандалы, повод для скандалов – бурная светская жизнь Литвиновой. Пошли слухи о лесбийском романе с Земфирой, обеим они прибавили скандальной славы, насколько все это справедливо – я комментировать не берусь, и это неинтересно. Многие обсуждали роковой вопрос «Что нашла Литвинова в Добровском?» (будучи выше его на голову и знаменитей в разы). Говорили про деньги, но Литвинова не стала бы выходить замуж за деньги – таких предложений было достаточно, она и так протянула с замужеством до 33 лет. Полагаю, что нашла надежность, и полагаю, что переоценила ее, – это все к вопросу о «доброте первого встречного»: восхищаться Ренатой Муратовной готовы тысячи, а вот обеспечить ей сносную жизнь с повседневной заботой никто не рвался. Короче, этот брак шесть лет спустя закончился громким разводом, причем Литвинова опротестовала первое решение суда об алиментах, упрекнув мужа в сокрытии истинных доходов и потребовав ежемесячно немалую сумму – те же желтые листки называли 120 тысяч рублей, и она не опровергала. Цитируемое в прессе исковое заявление Литвиновой – о том, чтобы оставить с ней дочь Ульяну, разрешив мужу дважды в неделю с ней общаться, – не носит ни малейших следов ее обычной стилистики, чем наглядно доказывает, что Литвинова вполне себе способна обходиться без маски: «Следует учитывать, что отец ребенка Добровский Л. Ю. – бизнесмен и в силу своего менталитета большую часть времени думает и печется о работе, в связи с чем он не сможет уделять Ульяне достаточного внимания, столь необходимого ребенку в ее возрасте». Она явно писала это сама, без помощи юристов, «думает и печется» выдает ее с головой, но если надо, может имитировать любой слог, хоть канцелярит. Настоящие великие безумцы – Пушкин, Хлебников – не могли написать официальную бумагу, не подпустив чего-нибудь исключительно своего. «Саранча летела, летела и села. Села, посидела, все съела и вновь улетела».

Ульяна, 2001 года рождения, блондинка в Ренату, но круглолицестью и курносостью похожа скорей на отца. О будущей профессии ребенка Литвинова не распространяется и, по собственному признанию, не задумывается.

– Вы хотите для нее вашей судьбы?

– Я хочу, чтобы она не обабилась, вот и все. Женщины, которые много рожают и проваливаются в быт, превращаются в такие… детородные органы, а с мозгами что-то происходит. Наверное, я неправильно говорю…

Что до романа с Земфирой, ну, товарищи, это так неинтересно! Земфира, по-моему, вообще очень неинтересна во всем, кроме сцены, музыки, аранжировок и т. д. Не читал ни одного ее содержательного интервью. Может, это она такая замкнутая – говорила же Цветаева: «Сдержанный человек – значит, есть что сдерживать». Но пока я там не вижу этой особой глубины (в текстах тоже), а вижу эпатаж, большой талант и некоторую потерянность. Сближает их с Литвиновой, думаю, максимализм и брезгливость – женщины часто именно от брезгливости живут вместе, мужчины им противны чисто эстетически, – так что ничего не исключаю, но ничего и не предполагаю. Меня никогда не занимала однополая любовь, даже женская и даже теоретически. И какая разница? На качестве текстов это в обоих случаях не отразилось. Пока заметно одно: и Земфиры, и Литвиновой стало гораздо меньше.

Земфира записала последний альбом два года назад и что-то ничего сенсационного с тех пор не продемонстрировала. Литвинова пробует себя в качестве модельера и тоже ничем особенным на этой ниве не прославилась. Вообще их молчание красноречивей любых слов, потому что в новом времени им уже категорически нет места: не по политическим мотивам, конечно, а по общечеловеческим. Чтобы оценить Литвинову и Рамазанову, нужна хоть капля идеализма, а этого сегодня не осталось совсем, как не осталось нескомпрометированных слов. Можно ставить их под любыми углами – искра не высекается. Литвинова права, относя себя скорее к поколению людей сороковых-пятидесятых, о которых она и сняла свой единственный покамест документальный фильм – «Нет смерти для меня».

– А чем отличаются люди девяностых от нынешних?

– Наши иногда за деньги продавались, а эти даром отдаются.

Девушка, катастрофа, яблоко

Вот этот ее ответ и заставил меня наконец понять, как сильно я все-таки ее люблю. И за что именно. Кстати, сходные чувства испытал к ней Никита Михалков, который ее терпеть не мог, но после совместной работы на фильме «Мне не больно» как-то проникся. Как раз в этом смысле она и сыграла смерть своего типажа – из реальности он тоже куда-то делся. Или, точней, сейчас уже всем не больно.

Такие женщины, как героиня Литвиновой, приближают крах эпохи – а в другой эпохе существовать уже не могут, крах. Это и есть главная проблема femmefatale. Всю жизнь играть в смерть, а потом умирать по-настоящему.

И хотя вся наша фатальность девяностых годов была очень третьего сорта, Литвинова, кажется, действительно умудрилась приблизить время, в котором ей нет больше места.

А точней всех сказал про нее Нагибин, хоть это и про Ахмадулину. Он там в дневнике спрашивает себя, за что он ее все-таки любит. А вот за то, что если самолет будет падать и все побегут спасаться в хвост, где якобы безопасней, Ахмадулина останется сидеть на своем месте и грызть яблоко.

Литвинова потом именно это сыграла в фильме «Небо. Самолет. Девушка».

Я так ее и воспринимаю – сидит в кресле и грызет яблоко. А куда летит этот самолет – какая уже, к черту, разница.

Фото: Владимир Клавихо-Телепнев

Опубликовано в журнале «Медведь» №141, 2010

Личная жизнь знаменитостей.

Интересные факты из жизни звезд

  • Главная
  • /
  • Блог
  • /
  • Рената Литвинова: личная жизнь

Леонид Добровский - полная биография

Рената Литвинова: личная жизнь

Личная жизнь Ренаты Литвиновой богата на разные события, небезынтересные для публики. Она очень рано начала самостоятельную жизнь, в восемнадцать лет покинув родительский дом. У Ренаты всегда было много поклонников, но ни один из них не задерживался рядом с ней надолго. В двадцать лет она решилась связать себя узами брака с кинопродюсером Александром Антиповым, познакомившись с ним на вечеринке в одном из питерских ночных клубов. Антипов был покорен сногсшибательной Ренатой и уже через несколько встреч предложил ей выйти за него замуж. Антипов окружил свою жену вниманием и заботой, много помогал ей в профессии, раскручивая ее кинопроекты. Неизвестно, чего еще Ренате не хватало, но через год после свадьбы она ушла от Антипова.

Она не могла подолгу находиться в одиночестве и очень скоро в личной жизни Ренаты Литвиновой снова произошли изменения – актриса вышла замуж за своего давнего поклонника Леонида Добровского. Состоятельный бизнесмен, владеющий немалым состоянием и четырьмя заводами, покорил Ренату своими ухаживаниями и дорогими подарками, и она сразу ответила согласием на его предложение выйти замуж. Но в семейной жизни Добровский не был таким благородным, как в романтичный период ухаживаний. Супруги без конца ссорились, а мужу ничего не стоило поднять на Ренату руку. И даже родившаяся дочь Ульяна не помогла родителям сохранить брак.

Муж Ренаты Литвиновой в присутствии ребенка мог ударить жену, а однажды на глазах у дочки начал душить Ренату и бросаться на нее с ножом. В гневе он был страшен, и даже сбегавшейся на шум прислуге не удавалось успокоить разбушевавшегося хозяина, сыпавшего отборным матом. Пять лет личная жизнь Ренаты Литвиновой была похожа на сплошной кошмар, а когда они решили разойтись, муж чуть было не забрал у нее дочь, но вовремя одумался.

По слухам, главной причиной страшных скандалов, которые Александр Добровский закатывал своей жене, стала ее связь с певицей Земфирой, с которой ее все чаще стали видеть на светских мероприятиях и клубных тусовках. Литвинова начала снимать для своей подруги клипы, фильмы, и проводила с ней больше времени, чем с семьей. После развода с Добровским в личной жизни Ренаты Литвиновой больше не было браков, к которым она теперь относится с недоверием, считая, что если любишь, то необязательно выходить замуж.

Сенсационные детали развода Литвиновой

Мы уже писали о том, что развод Ренаты Литвиной и бизнесмена Леонида Добровского был весьма непростым. Судебная тяжба между бывшими супругами закончилась только на днях. Причем Литвиновой, претендовавшей на полное опекунство над дочерью, от своих требований пришлось отказаться.

Уже известны сенсационные подробности соглашения между бывшими супругами, касающиеся дальнейшей судьбы их маленькой дочери Ульяны.

Рената и Леонид детально расписали, когда и с кем из родителей девочка сможет проводить время и каково будет теперь ее содержание, пишет «Комсомольская правда».

После фактического распада семьи Рената сама обратилась в суд с заявлением о расторжении брака. Актриса пыталась добиться полного опекунства над дочкой и планировала получить долю совместного имущества, среди которого числилась квартира в Малом Толмачевском переулке Москвы, долю в бизнесе мужа и место в подземном паркинге.

Но в итоге Ренате пришлось отказаться от значительной части своих требований и, как следствие, отказаться от ребенка на время осенних и весенних каникул, треть летних каникул. Даже свой день рождения девочка тоже будет проводить с папой: 26 июля с 11 часов утра до восьми вечера Ульяна будет с папой, а потом он обязан отвезти ее домой.

Всего Ульяна может быть с отцом восемь дней в месяц, но по желанию она сама может поменять «график общения» с папой.

Леонид Добровский имеет право в первую и третью пятницу каждого месяца забирать дочь из детсада и проводить с ней выходные. А утром в понедельник обязан отвезти малышку обратно в садик, где ему позволят сопровождать ее на занятиях. Вечером папа вновь сможет взять Ульяну к себе, а уже на следующий день во вторник девочку из садика заберет Рената.

Добиться таких результатов отцу девочки удалось, ответив на иск Ренаты о праве полного опекунства встречным заявлением. В этих бумагах бизнесмен утверждал, будто его бывшая жена ведет аморальный образ жизни, и это не лучшим образом скажется на ребенке.

В своем соглашении бывшие супруги учли все детали, даже предполагаемые внешкольные занятия, которые в будущем захочет посещать их дочка. По договору Добровский обязан полностью обеспечить для Ульяны посещение курсов, которые выберет ребенок. Однако их стоимость не должна превышать 3500 долларов в месяц. Рената же обязана ежемесячно предоставлять мужу квитанции об оплате занятий дочки.

Вывозить ребенка за пределы России можно будет только с согласия обоих родителей.

Леонид Добровский — полная биография

Леонид Добровский - полная биографияРодился 06.11.1950 в г.Одесса, в семье профессиональных музыкантов. Мать закончила Киевскую консерваторию по классу вокала (колоратурное сопрано). Отец преподавал в школе танцев.

В 70-х годах был солистом ВИА»Сверчки» (г.Одесса), работал при Доме народного творчества, а после при Одесской филармонии. В 1977 имигрировал в США. С 1977 по 1983 пел в ресторанах г.Чикаго. В 1983 переехал в г.Торонто (Канада) где работал в ресторане с итальянскими,испанскими,русскими музыкантами.

В 1985 записал свой первый альбом «На пол пути», 1987-«Ночные звёзды», 1988-«Будь со мной», 1989-«А жизнь идёт»,1991-«Симфония любви», 1994-«стоп-кадр», 1995-«Дай мне надежду», 1996-«Сын и дочь», 1997-«Давай разойдёмся», 2003-«Жизнь идёт» (сборник хитов), 2008-«Кто тебя создал такую». В 1990 выиграл фестиваль итальянской песни в Канаде. В 1992-Филипп Киркоров,после приезда от меня из Канады выпустил совместный виниловый диск «Москва-Торонто». В 1994 приехал в Москву,где снял клип на песню»Сын и дочь» (режиссёр Т.Кеосаян), 1995-клип «Старый друг» (режиссёр Т.Кеосаян), 1998 Михаил Танич и Игорь Димарин написали для меня замечательную песню «Давай разойдёмся», на которую был снят одноименный клип (режиссёр Андрей Орлов, оператор Павел Тимофеевич Лебешев), с 1999 по 2002 гастролировал по городам Израиля, Германии, Америки, Канады.После столь продолжительных гастролей в мае 2002 вернулся в Россию (Москва), где живу, работаю и занимаюсь творчеством по сегодняшний день.

источник: оф. сайт исполнителя of your page —>

Леонид Михельсон, биография, новости, фото

Леонид Добровский - полная биография

Имя: Леонид Михельсон (Leonid Mihelson)

Отчество: Викторович

День рождения: 11 августа 1955 (64 года)

Место рождения: г. Каспийск

Рост: 175 см

Вес: 78 кг

Восточный гороскоп: Коза

Биография Леонида Михельсона

Леонид Михельсон – это один из богатейших людей России. Его жизнь и судьба – яркий пример стойкости, целеустремленности и недюжинного трудолюбия. Он начинал свой карьерный путь с должности простого прораба и уже некоторое время спустя достиг просто фантастических высот. Сегодня он является генеральным директором и крупнейшим акционером компании «Новатэк», а также председателем совета директоров нефтехимического холдинга «СИБУР». Его имя значится в перечне богатейших людей России, а личное состояние оценивается в миллиарды долларов.

Но как произошли подобные метаморфозы? В данной статье мы расскажем о жизненном и карьерном пути одного из самых успешных предпринимателей России.

Детство и юность Леонида Михельсона

Окончив школу №8 в родном Новокуйбышевске, Леонид поступил в Куйбышевский инженерно-строительный институт, где стал учиться на инженера-строителя. В 1977-м году Михельсон получил диплом и в качестве молодого специалиста отправился в Сибирь, где стал заниматься строительством первой ветки крупного газопровода «Уренгой – Челябинск». В этом месте он работал в качестве прораба, однако уже в скором времени стал делать серьезные успехи на службе, которые не остались без внимания начальства. Михельсон заслужил уважение среди коллег и стал стремительно подниматься по карьерной лестнице.

В 1983-м году Леонид Михельсон занял пост начальника линии на строительстве одной из веток газопровода, которое проводилось под эгидой компании его отца. Таким образом, будущий миллиардер стал работать на «Куйбышевтрубопроводстрое». Однако уже два года спустя был переведен в Рязань, где занял пост главного инженера «Рязаньтрубопроводстроя».

Дальнейший карьерный путь Леонида Михельсона

Переломным в карьере молодого управленца стал 1987-й год. В этот период отец Леонида Михельсона скоропостижно скончался, и его сын стал одним из главных кандидатов на должность руководителя «Куйбышевтрубопроводстроя». В конечном итоге сюрприза не случилось, и пост главы компании занял именно Михельсон-младший.

С этого момента в жизни Леонида Викторовича наметились существенные перемены. Он стал одним из самых влиятельных людей в регионе, а потому с его мнением приходилось считаться всем и каждому. В 1991-м году «с подачи» Михельсона «Куйбышевтрубопроводстрой» стал первым в России приватизированным предприятием, которое в этот же момент получило новое название — «Самарское народное предприятие »Нова»». В этот непростой для всей отрасли период Леонид Викторович сумел сместить вектор хозяйственной деятельности фирмы на Тюменскую область, где очень скоро получил право контроля над крупным газовым месторождением, относящимся к Восточно-Таркосалинскому участку. Весьма примечательно, что данное месторождение было одним из немногих, не доставшихся «Газпрому».

Леонид Михельсон сейчас

Однако, так или иначе, в скором времени Леонид Михельсон стал одним из наиболее влиятельных людей в России. Созданная им компания «Новатэк» на данный момент является второй в РФ по количеству добываемых углеводородов. После фактического усиления «Газпрома» в начале 2000-х годов, предприятие Михельсона является единственным независимым игроком на нефтегазовом рынке России.

В настоящее время помимо названной компании Леониду Михельсону принадлежит также порядка 75-ти процентов крупного самарского банка ОАО «Первобанк». Кроме того, бизнесмен является крупнейшим держателем акций и председателем совета директоров компании «СИБУР», также работающей в нефтехимическом секторе.

В 2013-м году имя Леонида Михельсона располагалось на третьем месте в общем рейтинге двухсот богатейших людей России. По данным журнала Forbes личное состояние российского бизнесмена оценивается в 15,4 млрд. долларов.

Добровский Йосеф — Биография

Йо́сеф (Йозеф, Иосиф) До́бровский (чеш. Josef Dobrovský, 17 августа 1753 — 6 января 1829) — чешский филолог, лингвист, литературовед, фольклорист, историк и просветитель, одна из важнейших фигур Чешского национального возрождения. Обычно считается основателем славянского языкознания как науки, ещё при жизни его называли «отцом», «патриархом»славистики. Внёс основополагающий вклад в изучение старославянского и кодификацию чешского литературного языка

Родился близ Рааба (Дьёра) в Венгрии, где служил его отец, вахмистр драгунского полка австрийской армии Якуб Доубравский; родным языком Йосефа (получившего фамилию Добровский из-за ошибки в документах) был немецкий. Семья часто в связи с новыми назначениями отца переезжала из города в город. Учился в немецкой школе в Бишофтейнице (Горшовском Тыне), где познакомился с чешским языком. Научился свободно на нём говорить с 10-летнего возраста (1763) в августинской гимназии в городе Дойчброд (Немецкий Брод, ныне Гавличкув Брод), затем учился у иезуитов в Клаттау (Клятовы) в 1767—1769 и на философском факультете Пражского университета с 1769. В университете привлёк внимание преподавателей успехами в богословских дисциплинах и умением участвовать в дискуссиях. В 1772 в Брюнне вступил в новициат ордена иезуитов, готовясь отправиться миссионером в Индию, но уже в 1773 буллой Климента XIV орден был распущен, и Добровский вернулся в Прагу, где продолжил обучение уже на богословском факультете.

Окончив университет, долгое время (1776—1786) был учителем математики и философии у детей пражского мецената и сторонника идей Просвещения, президента чешского губернаториума графа Бедржиха Яна Ностица. В этот период (с 1779) под влиянием другого частого гостя Ностица, Франца Пельцля, также учившего его детей, Добровский (начинавший научную деятельность как библеист) занялся исследованием чешских древностей и литературы. Затем был назначен вице-ректором семинарии в Градище (ныне часть Оломоуца), Моравия; в 1786 принял священный сан, а в 1789 стал ректором. Добровский участвовал в спорах о положении духовенства, о целибате и был сторонником церковно-правовых реформ Иосифа II. Кроме того, он с рационалистической точки зрения критиковал культ св. Яна Непомуцкого — с его точки зрения, личность этого святого полностью легендарна, а представления о нём созданы во время Контрреформации.

Но вновь его духовная карьера быстро прервалась из-за внешних причин: в 1790 во всей монархии Габсбургов указом Леопольда II семинарии были закрыты, и отец Йосеф Добровский вернулся в пражский дом Ностица, занимаясь частным преподаванием и научно-общественной работой. В 1792 пражское Королевское общество науки отправило его для сбора и изучения славянских рукописей, похищенных из Праги шведами во время Тридцатилетней войны, в Стокгольм, Або, Петербург и Москву; учёный посетил на обратном пути также Варшаву и Краков.

За короткий период пребывания в России Добровский смог ознакомиться примерно с 1000 древних рукописей. Работал в библиотеках Петербургской академии наук, Александро-Невского монастыря, в собрании Святейшего Синода (куда по указу Екатерины II в 1791 были собраны древние рукописи из монастырей по всей России) и в частных коллекциях, в том числе в московском собрании графа А. И. Мусина-Пушкина. В 1793 совершил также научное путешествие по Венгрии, Австрии и Италии; постоянно бывал в рабочих поездках по Чехии и Моравии. Опубликовал отчёт о шведско-русской командировке: «Litterarische Nachrichten von einer Reise nach Schweden und Russland» (1796).

В том же 1795 году психическое здоровье Добровского пошатнулось, во время помрачения рассудка он сжёг несколько рукописей, в том числе свой словарь лужицких языков. Граф Ностиц поселил своего друга в небольшом особняке у Лихтенштейнского дворца — так называемом доме Добровского (в 1947 перед зданием поставлен памятник учёному). К 1803 Добровский полностью выздоровел. В дальнейшем он жил в Праге или в замках Ностица и другого приятеля, аристократа Чернина, продолжая активную научную деятельность. В 1828 поехал в Брюнн для изучения трудов, хранившихся в местной библиотеке. Там же заболел и умер.

Кроме историко-филологических изысканий, занимался также ботаникой (Entwurf eines Pflanzensystems nach Zahlen und Verhältnissen, 1802).

Изак Ян Леонидович

Биографическая справка

Ян Изак — один из основателей корпорации «Петербургская недвижимость», созданной в 1994 году. В 2005 году компания была преобразована в холдинг Setl Group, в котором Ян Изак стал гендиректором и членом Совета директоров.

В 2014 году один из собственников Setl Group, Вячеслав Семененко, продал свои 18% совладельцам холдинга Яну Изаку и Максиму Шубареву, по оценкам экспертов, за 4 млрд рублей. В результате Изак увеличил свой пакет с 18% до 25%.

Занимал 93 место в «Рейтинге миллиардеров ДП — 2015». Состояние оценивалось в 8,1 млрд рублей. Основные активы: Холдинг Setl Group.

Занимал 94 место в «Рейтинге миллиардеров ДП — 2016». Состояние оценивалось в 8 млрд рублей. Основные активы: Setl Group.

Занимал 67 место в «Рейтинге миллиардеров ДП — 2017». Состояние оценивалось в 15 млрд рублей. Основные активы: Setl Group.

Занимал 63 место в «Рейтинге миллиардеров ДП — 2018». Состояние оценивалось в 15,2 млрд рублей. Основные активы: Setl Group.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *