Майем Бялик — полная биография

Майем Бялик — полная биография

На пляже / Beaches

информация о фильме

Другое название: Берега

Сценарист: Мэри Агнес Донохью

Оператор: Данте Спинотти

Художник: Элберт Бреннер

Продюсеры: Ник Эбдо , Бонни Брукхаймер , Бетт Мидлер , Тери Шварц , Маргарет Соут

Премьера: 21 декабря 1988

Актеры: Бетт Мидлер , Барбара Хёрши , Джон Хёрд , Сполдинг Грэй , Лэйни Казан , Джеймс Рид , Майем Бялик , Марси Лидс , Кэрол Уиллиард , Аллен Кент , Фил Лидс , Линда Гудфренд , Роберт Болл , Фрэнк Кампанелла , Дайана Фрейзен , Майкл Элиас , Патрик Ричвуд , Трэйси Рейнер , Закари Вайнтрауб , Никки Блэр , Лори Маршалл , Дженифер Льюис , Шарлотта Кроссли , Чарльз Макгоун , Кэйтлин МакЛин , Джо Грифаси , Грэйс Джонстон , Билл Эпплбаум , Эдди Мекка , Карин Калабро , Кейт МакДэниэл , Люсинда Кросби , Джудит Болдуин , Майкл Френч , Дорис Хесс , Джейн Дало , Лиза Сэвадж , Фрэнк Бакстон , Стив Рестиво , Джули Пэрис , Барбара Маршалл , Синди Ригель , Мэрианн Аалда , Энн Бетанкур , Харви Кинэн , Арнольд МакКаллер , Карла Эрл , Кен Гиббел , Стивен Маевич , Харви Миллер , Мона Лайден , Бо Сабато , Майкл А. Сальсидо

Жанр: драма, комедия, музыкальный фильм

Любители мелодрамы получат удовольствие, следя за долгими, более 30-летними, взаимоотношениями двух непохожих друг на друга подруг (Бет Мидлер и Барбара Херши). Их дружба полна счастливых и горьких минут.

Рейтинг: 8 / 5 голосов

последнее обновление информации: 25.09.12

Майем Биэлик

Майем Бялик - полная биография

Майем Бялик - полная биография

Полное имя: Майем Хойя Биэлик. Дата рождения: 12 декабря, 1975. Рост: 169 см. Цвет глаз: Зелёный. Цвет волос: Каштановый. Знак зодиака: Стрелец. Семейное положение: Замужем за Майклом Стоуном (Michael Stone). Персонаж: Эми Фара Фаулер.

Есть определённая закономерность в том, что Майем Биэлик начала сниматься в фильме об интеллектуалах — в «Теории большого взрыва».

Имеем честь представить актрису и доктора философии (аналог нашего кандитата наук), которая получила степень в 2008 году. Диссертация её была посвящена синдрому Прадера-Вилли (Prader-Willi syndrome).

Причём, девушку непрочь были принять Йельский и супер элитный Гарвардский университеты. Но, Майем Биэлик оказалась трогательно привязана к семье и выбрала Калифорнийский Университет в Лос-Анджелесе, потому что он был ближе к дому.

Она имеет степень бакалавра по неврологии, с дополнительной специализацией в иврите и иудаизме. Изучала неврологию по аспирантской программе.

Отец Майем Биэлик, Джон Биэлик, был учителем в старших классах, а мать, Барбара Биэлик, директором школы. Надо полагать, девочка имела возможность хорошо усвоить школьную программу. Было кому помочь!

Родители Джона Биэлик и Барбары Биэлик, прибыли в Америку в конце 30 годов из Европы, так что предки Майем Биэлик жили в Польше, Чехословакии и Венгрии. Её воспитывали в духе реформированного иудаизма.

200 лет назад в Германии начали изобретать новое мировоззрение. Потом назвали его “реформированный иудаизм” и отказались от основ, на которых строятся еврейское мировоззрение и образ жизни. (Отказались от соблюдения шаббата, не соблюдают кашрут и едят свинину и т.п.).

В интервью 2002-го актриса заявила, что к ортодоксальным евреям себя не причисляет. Она изучает Тору со своим учителем и другом Эллисон Джозефс. Актерскую карьеру Майем начала в конце восьмидесятых. Пожалуй самой яркой работой стала роль в сериале «Блоссом» (Blossom, 1991-1995).

31-го августа 2003-го актриса вышла за Майкла Стоуна. Свадебная церемония была выполнена с элементами национальных еврейских обрядов. Сейчас у Майем Биэлик двое детей – Майлс Рузвельт Биэлик Стоун и Фредерик Хешель Биалиак Стоун.

Маим Бялик: биография, фильмография, фото, личная жизнь

Майем Бялик - полная биография

Маим Бялик биография

Маим Бялик — голливудская киноактриса, получившая широкую известность по роли Эми Фара Фауллер в ситкоме «Теории большого взрыва».

Маим родилась в городе Сан-Диего в семье Барри Бялика и Беверли Винкелман. Свою актерскую карьеру Маим Бялик начала еще ребенком, сыграв роль в ужастике «Тыквоголовый», а после появилась в сериале «Красавица и чудовище». Вообщем с конца 80-х Маим довольно часто появлялась на экранах ТВ, учавствуя в сериалах компании NBC и FOX TV. До 2010 года она снималась в основном во второстепенных и эпизодических ролях. В 2010 году режиссер Чак Лорри пригласил Маим на съёмки сериала «Теории большого взрыва» на роль чудаковатой девушки — биолога. По ходу сериала она становится девушкой главного героя Шелдона Купера (Джим Парсонс), таким образом Маим играет свою первую главную роль на ТВ. Фактом является то, что в сериале она играет нейробиолога, которым является и в реальной жизни — имеет степень доктора наук по нейробиологии (2008).

Эми Фара Фауллер из «Теории большого взрыва» внушила надежду в сердца всех заучек мира. Если сегодня вы выглядите так же, как Эми, это вовсе не значит, что вы не сможете быть, как мисс Бялик, завтра.

Ученый и публицист – Марат

Марат — выдающийся деятель французской буржуазной революции конца ХVIII в., учёный и публицист. Родился в Швейцарии, в городе Будри в семье преподавателя иностранных языков. В молодости изучал новые и древние языки, произведения античных писателей. В 16 лет Марат покинул отцовский дом, жил во Франции, Голландии, Ирландии и Англии, изучал медицину, физику и философию. В 1773 году опубликовал двухтомный труд по физиологии “Философский опыт о человеке”
, за которым последовал ряд других научных работ. В 1775 году шотландский университет присвоил Марату звание доктора медицины
. Дижонская и Руанская академии присудили Марату премию за работы по физике. В 1774 году вышел в свет (в Англии) памфлет Марата “Цепи рабства”
— выдающееся политическое произведение, направленное против абсолютизма и английской парламентской системы и выдвигавшее идеи вооружённого восстания и вооружённой диктатуры. С 1776 года Марат проживал в Париже, занимался медицинской практикой.

1780 — политико-юридический трактат “Планы уголовного законодательства”
.

С начала революции во Франции конца XVIII в. В защиту широких народных масс.

Сентябрь 1789 года — начало издания газет “Друг народа”
.

1790 год — Марат вошёл в состав Клуба кордельеров
.

Преследуемый за свою революционную деятельность жил тяжёлой жизнью полной опасности, нужды и лишений. С связи с усилившимися проявлением реакционности Учредительного собрания и контрреволюционными замыслами дворян Марат выступил с требованием организации гражданской войны против врагов революции. После попытки Людовика XVI к бегству из революционного Парижа Марат выступал с требованием низложения короля и ареста министров. После расстрела на Марсовом поле республиканской демонстрации (17 июля 1791 года) типография, в которой печатался “Друг народа”
, была разгромлена и сам Марат, больной и измученный, был вынужден до низвержения монархии скрываться от преследований контрреволюционных элементов. Неутомим

В первые недели якобинской диктатуры тяжело больной Марат призвал к энергичной борьбе против врагов революции и выражал решительное недовольство политическим курсом Дантона, пытавшегося найти пути примирения с жирондистами. 13 июля 1793 года жизнь пламенного революционера трагически оборвалась : его кинжалом убила Шарлотта Корде, связанная с жирондистами.

Материал взят из Большой Советской Энциклопедии.

Бялик Хаим Нахман

X. Н. Бялик (1903). — выдающийся поэт; род. в 1873 г. в деревне Рады (Волынской губ.). Отец Бялика, мечтатель-неудачник, принужден был, для прокормления семьи, содержать корчму.

Живописная, лесистая местность, где протекло раннее детство Б., зародила во впечатлительном ребенке глубокое понимание природы и чувство нежной любви к ней, которыми проникнуто все творчество Б. Общение с природой не прекратилось также с переездом семьи в Житомир, где она поселилась на окраине города, на живописных берегах Тетерева.

Лишившись в семилетнем возрасте отца, Б. провел полное тяжелых лишений детство, которое он с щемящей грустью описал в поэме «Schirati» («Моя муза»). Жизнерадостный от природы мальчик, отданный на воспитание своему суровому, строго-ортодоксальному деду, подвергался за каждую шалость суровой каре. Б. рано обнаружил склонность к мечтательности и, лишенный возможности развлекаться обычными забавами детей, с тем большим увлечением отдавался игре своего воображения.

В свободное от учения время любимым занятием Б. было забыться в укромном уголке, за городом, в созерцании природы.

Эти редкие радостные минуты детства Б. впоследствии описал в одной из лучших своих «Песен света» — в «Zohar», и затем в высокохудожественной поэме «Habrecho» («Пруд»). Б. проявил раннюю умственную зрелость и уже на двенадцатом году читал средневековые философские сочинения Кузари, Море Небухим и др. Особенно увлекался Б. каббалистическими и хасидскими книгами, которые давали обильную пищу его фантазии и поэтическому чувству.

Когда Б. исполнилось 13 лет, он оставил хедер и принялся за самостоятельное изучение Талмуда в бет-гамидраше.

Заброшенный на окраине города бет-гамидраш по будням никем не посещался, и чувство одиночества, испытанное в мрачном здании этой школы, нашло впоследствии яркое выражение в поэзии Бялика.

Случайно подвернувшиеся сочинения новоеврейской литературы возбудили в Б. жажду знания, и он поехал в воложинский иешибот, предполагая, что там преподаются также общие предметы.

Убедившись в своей ошибке, Б. после кратковременного увлечения богословской наукой стал заниматься самообразованием.

Из новоеврейской литературы особенное впечатление произвели на него появившиеся тогда первые статьи Ахад-Гаама (см.), оказавшего наибольшее влияние на мировоззрение Б., который благоговейно величает его своим «учителем» и «путеводной звездой» (см. стихотворение «Le-Achad ha-Am»). Б. стал без посторонней помощи изучать русский язык, и первой прочитанной им русской книгой были стихотворения Фруга. Он тогда же написал свое первое национально-сионистское стихотворение «El Zipori» («Моей птичке»), которым дебютировал в еврейской литературе (Pardes, I). Чтобы пополнить свои знания, Б. переехал в Одессу, где жил в крайней нужде. Весть о болезни деда заставила его вернуться в Житомир и лишила его надежды когда-нибудь выбиться в люди. Ярким отражением пережитого поэтом являются стихотворения этого периода: «Mischut bamerchakim» («После скитания на чужбине»), «Bitschuwati» («Мой возврат») и «Hirhure lailah» («Ночные думы»). После смерти деда (в 1891 г.) Б. некоторое время торговал лесом, а позже переехал в Сосновицы, где стал заниматься уроками, посвящая досуг литературе.

За нежно-грустным «Basade» («В поле») и бодрым «Birchat am» («Привет землепашцам в Палестине»), последовала нашумевшая поэма «Hamatmid» («Прилежный»), после грациозно-музыкальных «Gamade lau» («Ночные карлики»), появилось его грозно обличительное «Achen chazir ha-Am» («Народ — траве засохшей подобен»), произведшее огромное впечатление.

Популярность Б. быстро возрастала, и по предложению группы видных литераторов Б. переехал в Одессу, где первое время состоял преподавателем в основанном обществом «Hachinuch» образцовом хедере.

Совместно с Равницким и Бен-Ционом (см.) Б. основал издательство «Moria», в котором редактировал книги для детей. В то же время Б. принимал близкое участие в журнале Ахад Гаама «Haschiloach», где, кроме целого ряда стихотворений, поместил рассказ «Mischelanu» и обширную бытовую повесть «Arje Baal ha-Guf», одну из наилучших в этом жанре в еврейской литературе (вышла отдельным изданием в 1905 г.). В 1903 г. Б. после кишиневского погрома поехал в Кишинев и под свежим впечатлением виденной им картины разрушения написал потрясающую поэму «Bair ha-Haregah» («В граде избиения»), появившуюся впервые, по цензурным условиям, под заглавием «Massa Nemirow» — «Немировская хроника»; поэма сделала Б. популярнейшим поэтом новейшей еврейской литературы.

С 1904 г. Б. редактирует беллетристический отдел журнала «Haschiloach», продолжая в то же время деятельность в издании «Moria», где, между прочим, принимает участие в составлении хрестоматий и книг для детского чтения.

В 1908—9 гг. Б., совместно с Равницким, выпустил в двух томах собрание лучших талмудических легенд в популярной и общедоступной форме (Sefer ha-Agadah). В 1909 г. Б. посетил Палестину, где еврейское население чествовало его с большой торжественностью, как национального поэта. Стихотворения Б. впервые изданы в 1902 г. (изд. Тушия) в двух небольших выпусках, а в 1908 г. — в одном томе. Многие из них переведены на русский и на другие языки. Поэма «Bair ha-Haregah» переведена самим автором на жаргон и вместе с другой поэмой, «Dos lezte Wort», издана под общим заглавием «Vun Zaar un Zorn» (1906). Б. вполне верно определяет себя, говоря: «Искра, в глубине моего сердца сокрытая, вся моя она, ни у кого не заимствовал ее». Б. — наиболее самобытный и в то же время наиболее национальный поэт новоеврейской литературы.

Даже в тех немногих стихотворениях первого периода, в которых еще заметны влияние и манера поэтов предыдущей эпохи, индивидуальность Б. проявляется вполне рельефно.

Уже в «Al saf bet hamidrasch», последние строфы которого напоминают рассудочную риторику старой поэтической школы, и в поэме «Hamatmid», где местами слышатся обличительные ноты Л. Гордона против гнета мертвой буквы и застывшей обрядности, вполне явно звучит один из основных мотивов поэзии Б.: тоска по утраченной цельности жизни старого еврейства с его глубокой верой в свою великую миссию и беззаветной любовью к традициям прошлого.

Как сын «переходной эпохи» с ее богатой галереей раздвоенных мятущихся душ, являющихся жертвами рокового столкновения старого с новым, Б., тоскуя по цельной гармоничной жизни, бесстрашно обнажает весь трагизм еврейской национальной жизни своей эпохи. Он подчеркивает весь ужас сознания бесцельности этих национальных мук и страданий, «лишенных ореола святости» — «и жертвы ваши — напрасные жертвы! Ни я, ни вы не ведаем, зачем и во имя чего вы погибли, и нет смысла в вашей смерти. как нет смысла в вашей жизни». И в этой национальной трагедии Б. видит не только «великое страдание», но и «великий позор»; к чувству скорби и жалости у поэта примешивается чувство презрения к «битым рабам», в которых беспримерная национальная катастрофа не в силах зажечь огонь негодования, вызвать протест против великой несправедливости.

И чтобы заклеймить дряблость и бессилие своего поколения, мягкая и нежная лирическая муза Б. превращается в музу гнева и презрения, достигающую потрясающей силы в «Bair ha-Haregah», самом мрачном произведении новоеврейской литературы.

У Б. национальные мотивы тесно переплетаются с общечеловеческими; ассимиляцию он клеймит не потому только, что она является изменой родной нации: он видит в ней разрушительный элемент, опустошающий человеческую душу. И глубокой, доходящей до отчаянья скорбью веет от мощных строф поэта, где он беспощадно обнажает эту великую трагедию человеческой личности, это «Божье наказание» («Achen gam se mussar Elohim»). В противовес раздвоенным, обезличенным людям, которым Б. бросает в лицо свое гневное пророческое «последнее слово», поэт в изумительной по своей красоте поэме «Messei Midbar» рисует грозно-спокойных в своем неукротимом протесте «мертвецов пустыни». И чем меньше поэт находит гармонии в жизни, тем более приковывает его внимание природа; в ней он ищет то, чего не находит среди людей своего поколения.

Отсюда его фанатическое обожание природы, страстное проникновение ее красотой и мощью. Тоскуя в мрачном гетто по свету и простору, Б. становится восторженным певцом солнца и слагает целый цикл бодрых и радостных «Песен света» («Zaphririm», «Ira pethichat hachalon», «Paame-abib», «Im Schemesch», «Zohar»). Он слагает гимны и зиме («Mischire ha-choref»), потому что от ее морозного дыхания, по мнению поэта, человек становится смелее, сильнее и жизнерадостнее.

В такой же степени, как в гневно-обличительных творениях национальное гармонично сливается с общечеловеческим, так в чисто лирических стихотворениях Б. личные душевные переживания тесно переплетаются с национальными мотивами.

То является к поэту муза, облаченная в траур, и скорбит о его безотрадной доле (Bejom setaw), то припадает он к сырой земле с потрясающим воплем: «О скажи мне, мать-земля, отчего ты и мне, жаждущему и изнывающему, не протягиваешь грудь свою?», то жалуется на горькую свою жизнь, «жизнь голодного пса, прикованного цепью» («Kochab nidach»), или скорбит о том, что Господь «дал ему в руки посох и сказал: Иди!» («Hirhure laila»); всюду личное горе неразрывно слито с национальным.

С особенной яркостью проявляется национальный характер творчества Б. в наиболее интимных стихотворениях, в песнях любви. Хотя цикл этих песен сравнительно обширен, Б. вполне прав, заявляя, что он «одной только песни не знал — песни юности и любви». Воспитанный в традициях старого еврейства с его исключительной духовностью и пренебрежением ко всему чувственному и земному, Бялик, столь рвущийся к свету и всестороннему проявлению жизни, видит в порыве страсти нечто низменное, «греховное», оскверняющее душу (см. стихотворение «Haeinajim hareheboth», «Алчные очи»; русский перевод в «Евр. жизни», 1904, X). — Романтико-мистический дух средневековой каббалы с ее тоской по Божеству в модернизированном виде проявляется в лучших лирических стихотворениях Б. И для него любовь — это томление по идеалу, по возвышенному и прекрасному.

Этому томлению по бесплотному «чистому и святому» образу посвящены такие высокохудожественные образцы еврейской лирики, как «Hachnissini», «Ajech», «Michtav katon», «Im dimdume ha-Chama». Скорбя o чрезмерных напрасных жертвах, приносимых еврейским народом на алтарь отвлеченной идеи, сам Б., однако, весь проникнутый идеями и традициями старого иудаизма, не в силах освободиться от идеала подвижничества и мечтает о великой искупительной жертве во имя светлой, но абстрактной идеи. Раздвоенность эпохи сказывается на самом поэте, на его бессилии произвести синтез плоти и духа: небесное и земное остаются для него двумя враждебными мирами.

Поэтому центральная фигура поэмы «Megillath Esch» («Огненная хартия», русский малоудачный перевод в «Евр. жизни», 1906, VIII—IX), «светлоглазый юноша», в уста которого поэт влагает свои сокровенные мысли, «страшно боится самого себя», боится «хаоса» собственной души: «Увидел я душу свою, и она одновременно черна и беда, смесь света со тьмой; я сердце свое узрел — оно и пещера змеиная, и гнездо орлиное». Б. играет важную роль в усовершенствовании еврейского языка и стихотворных форм. По богатству красок, удивительной гибкости и силе стиха Б. не имеет себе равного в новоеврейской литературе.

Ранее в еврейской поэзии преобладал библейский язык, Б. же с большим искусством ввел в нее и последовавшие за библейским периодом формы, чем значительно расширил запас слов и понятий, сделал язык более современным и несравненно более гибким. — Ср.: J. Klausner, Haschiloach, 1902, XII; его же, Achiassaf, 1903; Г. Красный, «X. Бялик, поэт-националист», «Будущность», 1902, №№ 18, 19, 20; D. Frischmann, Haolam, 1907, № 25; С. Нигер, «Евр. мир», 1908, VIII. С. Цинберг. <Евр. энц.>Бялик, Хаим Нахман — знаменитый гебраистский (пишущий на древнееврейском языке) поэт. Родился 1873 в дер. Рады, на Волыни.

Рано потерял родителей.

Прошел суровую школу бедности.

Воспитывался у своего деда (в Житомире), вводившего Б. в мир оторванной от жизни схоластики и средневекового аскетизма.

Учился сначала в хедере, затем в талмудическом ин-те (Воложинском иешиботе).

От неприглядной личной жизни, от ужасов положения бесправной еврейской бедноты в царское время Бялик искал забвения в каббалистических книгах и хасидских сказаниях.

По окончании иешибота он уезжает в Одессу, бывшую в ту пору центром еврейской сионистической мысли. Там окончательно оформляется его националистическое сознание.

Бялик отворачивается от живого языка и культуры еврейских народных масс. Ему чужда борьба этих масс за освобождение в странах, где они живут столетиями.

Мессианистская мечта влечет Б. к «Сиону». — Основные произведения Б. написаны под влиянием Кишиневского погрома (1903) и полосы погромов, последовавших за манифестом 17/30 октября 1905. Они полны негодования против тех, кто пал пассивной жертвой, а не погиб в смелой активной борьбе («Beir Hahareigo» — «В городе резни», 1903, рус. перевод В. Жаботинского под заглавием «Сказание о погроме»). Б. со скорбью и презрением говорит о слабости и трусости сынов «малодушного века», противополагая их героям прошлого — людям воли, дерзновения и трагической судьбы («Mgilas Hoeisch» — «Свиток о пламени»; «Meisey Midbor» — «Мертвецы пустыни»). Б. шлет своему народу последнее проклятие «последнего не услышанного пророка» («Dos letzte wort» — «Последнее слово» — написано по-еврейски);

Бялик в отчаянии заявляет, что самому творцу не дано искупить пролитую кровь старика и младенца («El Haschomaim» — «К небесам»); он наконец доходит до пессимистического утверждения, что в мироздании нет ни смысла ни цели («A freilichs» — «Живей, радостней»). Все творчество Бялика по существу является ярким, насыщенным глубокой скорбью, бунтом еврейского мещанства против своей обреченности, против своего исторического бессилия.

Образы поэзии Б. соответствуют содержанию и тону его произведений — они гиперболичны, как образы книг библейских пророков: позовет бежать в пустыню, разорвать душу на тысячу частей, бросить сердце диким псам и т. д. Бялик создал цикл стихотворений, посвященных синагогально-иешиботскому прошлому («Habrecha» — «Пруд», «Hamasmid» — «Подвижник» и др.)» цикл глубоко искренних лирических произведений («Hachnisini» — «Приюти меня», «Michtow Koton» — «Письмецо» и др.). Бялик талантливый пейзажист («Schirei Haehoref» — «Зимние песни»). Ему принадлежит и ряд значительных прозаических произведений, отчасти чисто автобиографического, отчасти бытового характера («Marinka», «Arje Baal-guf»); он перевел на еврейский язык («идиш») произведения средневековых древнееврейских поэтов — Иегуды Галеви, Ибн-Эзры. Вместе с Ш. Абрамовичем (см.) и И. Равницким Б. перевел на еврейский язык «Талмудические сказания», 6 тт. — В последние годы Бялик почти ничего не пишет. Живет он в Палестине.

Занят сионистической деятельностью, ведет пропаганду против СССР, в частности — против помощи еврейским массам, переходящим в СССР к земледельческому труду. На русский язык Б. переводили К. Бархин, В. Я. Брюсов, Д. Выгодский, Вл. Жаботинский, Вяч. Иванов, Я. Иоффе, Ф. Сологуб, В. Ходасевич и др. Лит.: Бялик X. Н., Песни и поэмы, дерев. Вл. Жаботинского, СПб, 1914; Rеуsin Z., Leksikon von der iidischer Literatur, Presse un Filologie, т. I, Вильно, 1926. И. Нусинов.

Бялик, Хаим Нахман [1873—] — крупнейший представитель современной гебраистской (на древнееврейском языке) литературы.

Род. на Волыни в семье бедного корчмаря.

Б. вступил на литературное поприще в 90-х гг., когда определился процесс социальной дифференциации еврейства.

Одновременно с зарождением еврейского рабочего движения буржуазный политический сионизм приходил на смену палестинофильству и «духовному сионизму». Бялик связал свою литературную судьбу с ростом буржуазной сионистской идеологии, развивавшейся под лозунгом нерушимого единства еврейского народа.

Это наложило на произведения Б. печать одностороннего косного национализма.

В своей поэзии Бялик звал в синагогу, хотя большей частью потрясал основы «еговизма», патетически боролся против наивно-персонифицированного Еговы. По выражению И. М. Нусинова, «все творчество Бялика по существу является ярким, насыщенным глубокой скорбью, бунтом еврейского мещанства против своего исторического бессилия». Примитивное богоборчество поэта лишено философской значимости, а призыв в синагогу — в сущности — утверждение фетишизированной поэтом «священной книги». Тяготение Бялика к синагоге — стремление к философски прокламированной им в одной из своих статей «галахе» [законности, разуму, активному реализму в еврейской культуре (см. «Агада»)], которая в его поэзии потеряла свой реализм, свою активность и превратилась лишь в консервативно-охранительное, пассивно-романтическое начало.

Но если в своей лирике Б. страшился эмоционально-динамической стихии в еврейской культуре, ее «взрывчатых веществ», которые являются угрозой национализму, то в своей прозе он приблизился к иным настроениям.

В рассказе «За оградой» Бялик изображает любовь еврейского мальчика Ноя и крестьянской девочки Маринки; он вскрывает и подчеркивает глубокую естественность подобной любви, — естественность тяготения людей разных национальностей друг к другу. В другом рассказе он дает яркие картины сближения в соответствующих бытовых условиях евреев и «неевреев» (Петька, Явдуха).

Вся проза Б. полна глубоких жизненных инстинктов, нарастающей эмоциональной стихии, подтачивающей замкнутость нации, и категорически отрицает консервативную романтику национализма, нашедшую свое яркое выражение в его поэзии.

Пассивно-романтической оказалась прокламированная поэтом «активная», «реалистическая» «галаха», и исполненной творческого активного реализма стала якобы пассивная, эмоциональная стихия — «агада» (см.). Изображая «последнего» корчмаря, вытесняемого полицейским режимом из деревни, Б. одновременно выявлял углублявшиеся социальные противоречия еврейства: в образе «Арье-Бал»агуф» (Арье кулак) он создал тип нарождающейся кулацкой буржуазии, терроризировавшей мелкую буржуазию, к-рая все же уживалась с первой на началах шаткого компромисса.

В своей поэзии Б. воспринимал еврейскую нацию как неделимо целостный коллектив, скованный библейскими традициями; в своей художественной прозе он остро ощущал социальную дифференциацию еврейства.

Это противоречие все более и более углублялось.

Он долго колебался между романтическими и реалистическими элементами, неизменно подменяя их, и эти колебания достаточно выявляли неустойчивую классовую природу его творчества.

В результате — романтическая поэзия Б. заглушила его реалистическую прозу, от которой он все более и более отдалялся.

Б. — преимущественно поэт, и как таковой замкнулся в свою романтику консервативного национализма, которая по существу базируется на буржуазных позициях, завуалированных идеей национального единства.

Основные темы в поэзии Бялика: национальная катастрофа — погромы, бытовая сатира, проблема исторической судьбы еврейского народа, космическая лирика на национальном фоне и национальная лирика на космическом фоне. Б. «реставрировал» пророческий стиль, но в поэтических произведениях, связанных с бытом, эта «реставрация» потерпела полное крушение.

В этом отношении особенно характерно прославившее Б. «Сказание о погроме», отклик на кишиневский погром 1903. Б. дал жуткую картину погрома, жалкой беспомощности евреев, избиваемых хулиганами.

Но в поэме нет никакой социальной перспективы, и вся мощь библейского слова направлена не на вскрытие сущности национальной трагедии, а на бичевание жертв, бессильных оказать сопротивление громилам.

Б. «пророчески» проклинает забитых лавочников, не пожелавших стать «Маккавеями». Этот «пророческий» стиль здесь не оправдан, он получил неверное применение.

У пророков ненависть к обреченным граничит с сильной, сокровенной любовью, у Б. — ненависть на грани истерии: моментами поэт точно юродивый бьется в бессильной ярости и презрении к жертвам.

Пророки выражали веру в будущее всего человечества, Б. не видит никакого выхода из положения.

Поэт обобщил кишиневский эпизод в трагедию национального бессилия, не узрел медленно вскрывавшихся революционных потенций, не почувствовал нарастания еврейского рабочего движения, новой социальной силы, шедшей навстречу русской революции.

В 1905 социально созревшая еврейская рабочая масса героически реагировала на волну погромов, организовала самооборону и самоотверженно отбивала не только громил, но в некоторых случаях и царские «роты». Вот этот героизм еврейских трудящихся Б. обошел полным молчанием, он не ощутил человеческого и национального достоинства еврейской массы в периоды ее сознательных социально-политических устремлений.

Ближайшие годы после кишиневского погрома, годы революции, опровергли и разоблачили «пророческий» стиль Бялика, доказали его полную несостоятельность.

Художественной высоты Б. достигает в своих образах «вечной пустыни» и воспоминаниях детства.

С образами «пустыни» связана у Б. проблема об исторических судьбах еврейского народа: «Мертвецы пустыни» не воскресли в творчестве Б. Чем дальше, тем более суживался национальный кругозор Б., и национализм его срастался с безвыходным пессимизмом.

Он остается крайним пессимистом и метафизиком, представляющим бытие еврейства лишь как статику, провидящим в мучительной безнадежности «голод о Мессии», голод и жажду, никем и ничем не утоляемые.

И если у Б. есть какой-либо выход из национальной трагедии, то это только «дедовская книга», обращенная им в религию без веры, религию, к-рую должно бесконечно изучать, когда вера иссякла; она бальзамирована поэтом, превращена в мумию, покоится надгробным памятником «Мертвецам пустыни». Б. — крупный поэт с мощной языковой стихией, сложными ритмами и инструментовкой библейской речи, творчески ее преобразивший.

К недостаткам его стиля следует отнести: некоторую превыспренность в форме риторических вопросов, слишком частое употребление канонизированных библейских понятий и образов, как «святость», «ангел» и др. Это зачастую придает его стилю оттенки риторического гиперболизма.

На русский яз. Б. переводили: К. Бархин, В. Я. Брюсов, Д. Выгодский, В л. Жаботинский, Вяч. Иванов, Л. Яффе, Ф. Сологуб, В. Ходасевич.

Библиография: X. Н. Бялик, Песни и поэмы, дерев. Вл. Жаботинского, СПб., 1914; Сборн. рассказов Бялика издан в Москве в 1918, в изд. «Сафрут»; см. Rеіsеn . Lexikon fun der jidischen Literatur, Presse und Filologie, т. I, Вильно, 1926. Ш. Гордон. <Лит. энц.>Бялик, Хаим Нахман Род. 1873, ум. 1934. Еврейский поэт и прозаик, писал преимущественно на иврите.

Автор поэм «Мертвецы пустыни» (1902), «Сказание о погроме» (1904), «Огненная хартия» (1905). С 1920 г. в эмиграции, с 1924 жил в Палестине.

Zahav. Карман

Карман

Музыкальные уик-энды в гостинице «Пастораль»

Открывается 12-й сезон «Музыкальной пасторали» — уик-эндов, посвященных культуре, в которых прозвучат произведения выдающихся израильских авторов — Рахели, Х.Н.Бялика и Эуда Манора.

Майем Бялик - полная биография

Израильская поэзия

Рахель, Бялик, Манор — музыкальный уик-энд

С чт. по сб. 24-26.10.13 гостиницa «Пастораль» в Кфар Блюме.

Открывается 12-й сезон «Музыкальной пасторали» — уик-эндов, посвященных культуре, в которых прозвучат произведения выдающихся израильских авторов — Рахели, Х.Н.Бялика и Эуда Манора. Исполнители — Рони Сомак, братья Асанер, Ребекка Зоар, Ади Коэн, Лирон Лев, Ионит Шакед-Голан, д-р Рохама Алабаг и др.

Петь с Рахелью

Музыка Ниба Кауфманна. Концерт с любовью к поэтессе Рахель.

Индивидуальная переработка известных стихотворений: «Певец Венеры» («Услышь мой голос»), «Может быть», «Кинерет» («Там Голанские высоты»), «Запертый сад», «Не однажды летом» и др.

В программу концерта включены письма Рахели, эпизоды ее биографии, чтение стихов, песни на ее тексты и ее переводы.

Исполнители: Керен Адар, поэт Рони Сомак, Омари Розенцвайг, Ади Холан, Эти Ваканина и Асанат Харель.

Х.Н. Бялик — «Автобиография», слова и жизнь

Эпизоды биографии Бялика, отразившиеся в его творчестве. Начиная с его первого стихотворения «Посвящение птице» и до отрывков из его знаменитого стихотворения «Сиротство». Его личность, стиль, персональный и творческий мир, включая его рассказы раскрывают сущность национального поэта.

Лектор: д-р Рохама Алабаг, преподаватель всемирной и израильской литературы.

Мой Бялик — Х.Н. Бялик как национальный поэт

Стихи, с которыми знакомы все израильские родители. Маленькие израильтяне сталкиваются с его творчеством примерно в том же возрасте, в котором советские малыши сталкивались со стихами Маршака и Барто. Бялик считается национальным поэтом, поскольку его творчество сильно завязано на события в израильской истории.

«Мой Бялик» — это концерт, в котором прозвучат как широко известные, так и забытые произведения поэта, поданные в индивидуальной манере.

Ионит Шакед Голан и певец Цвика Левин, а также молодые певцы под управлением Нои Агаровой и Эяля Хабиба исполнят стихи и песни Бялика.

«Дни Биньямины» — из стихотворений Эуда Манора

«Что случилось с ребенком, который разговаривал со звездами и делился секретами с чайками и одуванчиками?»

Концерт посвящен поэту-песеннику Эуду Манору, лауреату израильской Госпремии. Избранные стихотворения в подлиннике и в переводах.

Участники: бр. Асанер, Ребекка Зоар, Ади Коэн и Лирон Лев.

Кроме того, состоится автобусная экскурсия с гидом по памятным местам — посещение кладбища кибуца Кинерет, где похоронены Нами Шамар и Рахель.

Музыкальный уик-энд «Израильская поэзия» — с 24 октября по 26 октября (чт.-сб.) 2013 г. в гостинице «Пастораль» в Кфар Блюме.

Цена участия (2 ночи на полном пансионе) 1,900 шекелей.

Справки и заказы по тел. 04-683661, сайт www.kfarblum-hotel.co.il

Майем Бялик - полная биография

Одной из фирменных «фишек» отеля «Пастораль» являются тематические уик-энды, посвященные событиям в мире культуры. Смотрите фотогалерею здесь.

Читайте также

Самое интересное

  • Майем Бялик - полная биография

Зачем Кремль борется с коронавирусом на Ближнем Востоке

Майем Бялик - полная биография

О чем свидетельствует вскрытие тел жертв коронавируса

Майем Бялик - полная биография

Париж сверху оптимистичнее. Турист выглянул на Монмартр

Майем Бялик - полная биография

Новая батарея для электрокаров обещает запас хода в 2000 км

Майем Бялик - полная биография

Изменит ли эпидемия COVID-19 наше отношение к смерти?

Майем Бялик - полная биография

Коронавирус и мода: фэшн-индустрия уже не будет прежней

Майем Бялик - полная биография

Амстердам: туристам приготовили новые ограничения

Майем Бялик - полная биография

Деревенский модник: 5 фактов о новом Land Rover Defender

Copyright © 2018 Walla! Communications LTD. All rights reserved

Кэти Бэйтс, биография, новости, фото

Майем Бялик - полная биография

Имя: Кэти Бэйтс (Kathy Bates)

День рождения: 28 июня 1948 (71 год)

Место рождения: г. Мемфис, Теннеси, США

Рост: 160 см

Вес: 80 кг

Восточный гороскоп: Крыса

Карьера: Иностранные актеры 650 место

Биография Кэти Бэйтс

Ранние годы, детство и семья Кэти Бэйтс

Возвращаясь непосредственно к нашей сегодняшней героине, отметим, что заниматься театральным искусством Кэти начала еще в юности. В школьные годы она принимала активное участие в деятельности местного театрального кружка, а впоследствии, получив диплом о среднем образовании, стала учиться в Южном методистском университете. Именно здесь в 1969-м году начинающая актриса получила степень по театральному искусству. Практически сразу после этого Кэти Бэйтс отправилась покорять Нью-Йорк.

Однако Большое Яблоко оказалось довольно сложной целью для молодой провинциалки. Ролей в театре и кино ей практически не предлагали, а потому долгое время Кэт была вынуждена работать кассиром и разносчицей еды. В определенный момент в душе девушки стали даже появляться сомнения касательно правильности сделанного выбора. Но в 1980-м году (спустя десять лет после переезда в Нью-Йорк!) наша сегодняшняя героиня все-таки сумела громко заявить о себе.

Карьера Кэти Бэйтс в мире кино и театра

Что касается первых экранных ролей, то в этом плане все складывалось для нашей сегодняшней героини довольно неоднозначно. В 1971-м году Кэти Бэйтс сыграла в фильме Милоша Формана «Отрыв». Однако впоследствии данная роль была признана неудачной, а потому актриса больше не снималась в кино около семи лет. В этот период она время от времени появлялась в эпизодах некоторых телевизионных сериалов, но более-менее крупная роль появилась в ее фильмографии лишь в 1977-м, после релиза проекта «Доктора». До этого времени актриса снималась очень редко, а потому едва сводила концы с концами. Ситуация стала исправляться лишь в 1977-м году, после совместной работы с Дастином Хоффманом в картине «Исправительный срок». Данный проект позволил актрисе пробиться на бродвейскую сцену, а затем разжиться и несколькими другими крупными ролями в кино. Среди таковых были ленты «Приходи ко мне на встречу, Джимми Дин, Джимми Дин», «Летняя жара», «Мужчины не уходят», «Бездомные» и некоторые другие. Благодаря этим ролям, уже в

восьмидесятые годы Кэти Бэйтс стала впервые известна как актриса. Однако настоящую славу нашей сегодняшней героине принесло все-таки новое десятилетие. В 1990-м году актриса сыграла одну из своих самых ярких ролей – в картине «Мизери». И данная актерская работа буквально перевернула ее жизнь. За данный проект Кэти Бэйтс была номинирована на премию «Сатурн», а затем получила Оскар и «Золотой глобус» как лучшая актриса. Сыграв сумасшедшую фанатку, держащую у себя взаперти известного писателя, женщина моментально стала настоящей звездой. А потому о новых ролях Кэтлин могла больше не волноваться.

Уже в ближайшие несколько лет наша сегодняшняя героиня снялась в таких известных фильмах как «Жареные зеленые помидоры», «Норт», «Долорес Клейборн», «Полночная смена», «Основные цвета». Каждая из названных ролей принесла актрисе те или иные престижные номинации. Две же картины, названные в общем списке последними, стали особенно удачными и принесли Кэти Бэйтс еще один «Золотой глобус», а также две премии Гильдии киноактеров США. После этого наша сегодняшняя героиня прочно утвердилась в числе наиболее смелых и характерных актрис своего времени.

В 1998-м актриса сыграла добрую аристократку, помогающую главному герою (Леонардо Ди Каприо) в фильме «Титаник». Данная роль принесла ей еще несколько престижных номинаций. Однако в тот раз награды достались другим актерам. На стыке тысячелетий Кэти Бэйтс сыграла еще несколько крупных ролей в картинах «Третья планета от Солнца», «Энни», «О Шмидте», «Страж сестры моей», а также сумела громко заявить о себе как о талантливом режиссере. Работать в качестве постановщика фильмов наша сегодняшняя героиня начала несколько раньше, однако именно в конце девяностых – начале двухтысячных годов на экраны вышли ее самые известные работы. Среди таковых телевизионные ленты «Клиент всегда мертв», «Тюрьма ОЗ», «Любовь вдовца», «Скорая помощь» (2005). В общей же сложности за свою карьеру режиссер приложила руку к созданию одиннадцати фильмов. Абсолютное большинство из них были сняты для телевидения.

Кэти Бэйтс в настоящее время

Начиная с середины 2000-х, наша сегодняшняя героиня часто работает на ТВ и в качестве актрисы. Среди ее лучших работ сериалы «Алиса в стране чудес», «Закон Хэрри», «Американская история ужасов». Каждая из названных актерских работ принесла ей те или иные престижные номинации. В качестве приглашенной звезды актриса появилась также в известном комедийном проекте «2,5 человека». Данная работа впоследствии сделала ее лауреатом премии Эмми.

В конце 2013 года актриса снималась в двух полнометражных фильмах – комедии «Тэмми» и семейной ленте «Великолепная Гилли Хопкинс». Релиз обеих картин намечен на 2014-й год.

Личная жизнь Кэти Бэйтс

В апреле 1991 года талантливая американская актриса сочеталась браком со своим коллегой Тони Кампизи. Их любовный союз просуществовал шесть лет. О последующих романах знаменитости ничего не известно.

В 2003-м году у Кэти Бэйтс были отмечены серьезные проблемы со здоровьем. У нее был диагностирован рак яичника, который потребовал длительного лечения. Болезнь находится в ремиссии.

Безглазый Джек

Котенок по кличке Джек родился совершенно безглазым. Его мать – одна из кошек на частной американской конюшне. Джек с рождения был в окружении других кошек, котят и детей и рос прекрасно социально адаптированным. Тем не менее, когда пришло время подыскивать ему новый дом, никто из окружения семьи не захотел взять безглазого питомца. К счастью, после многочисленных попыток пристроить котенка хозяева конюшни обратились с предложением к дальней знакомой Джемми, и та, на удивление, без раздумий ответила, что сможет обеспечить Джека любовью и должным уходом. Котенок быстро адаптировался к новому дому и двору и, по словам хозяйки, бегает на предельной скорости. Иногда Джек натыкается на какой-нибудь предмет, но тут же разворачивается и бежит в другом направлении. Недавно Джемми взяла в дом еще одного кота по кличке Бэа. Два четвероногих сорванца быстро нашли общий язык. Джек несмотря на отсутствие зрения всегда знает, где находится его приятель. Он напролом бежит через весь двор и падает к лапам Бэа. Вдоволь набегавшись друг за другом усатые товарищи вместе отдыхают на траве. Джемми с полной уверенностью утвержадает, что Джек – абсолютно счастливый кот, не нуждающийся в ничьей жалости. Его жизнь полна приключений и он знает, что есть другие коты такие же как он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *