Наука

Наука

Наука

Физическая Антропология. Иллюстрированный толковый словарь . 2013 .

Смотреть что такое «Наука» в других словарях:

НАУКА — особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Взаимодействует с др. видами познавательной деятельности: обыденным, художественным, религиозным, мифологическим … Философская энциклопедия

НАУКА — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет. Лев Арцимович Искусство это «я»; наука это «мы». Клод Бернар Жизнь коротка, а наука долга. Лукиан из Самосаты Мы как карлики на плечах гигантов, и потому можем видеть… … Сводная энциклопедия афоризмов

Наука — Наука ♦ Sciences Строго говоря, разумнее употреблять это слово во мно жественном числе – науки. Науки как таковой не существует; есть науки, различающиеся между собой предметом и методами исследования. Однако раз есть множественное число,… … Философский словарь Спонвиля

НАУКА — жен. учение, выучка, обучение. Жизнь наука, она учит опытом. Отдать кого, пойти, или взять кого в науку. Не для муки, для науки. Кнут не мука, вперед наука. Наука не мука (не бука). Наука учит только умного. Дураку наука, что ребенку огонь. Не… … Толковый словарь Даля

НАУКА — область культуры, связанная со специализированной деятельностью по созданию системы знания о природе, об ве и человеке. Совр. научное знание представлено совокупностью естеств., обществ и гуманитарных дисциплин. Каждая из них… … Энциклопедия культурологии

наука — Учение, дисциплина, доктрина, предмет (учебный); памятка, пример, урок, нравоучение, мораль. Испугался бездны премудрости. Вот тебе, щука, наука! Это мне памятка вперед. Ср … Словарь синонимов

НАУКА — НАУКА, науки, жен. 1. только ед. Система знаний о закономерностях в развитии природы, общества и мышления и о способах планомерного воздействия на окружающий мир. «Наука потому и называется наукой, что она не признает фетишей, не боится поднять… … Толковый словарь Ушакова

наука — НАУКА особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности. Как … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

наука — вовсе не состоит исключительно из готовых решений, найденных ответов, истинных положений, достоверных законов и знаний. Она включает в себя в равной мере и поиски истины, процессы открытия, предположения, опыт и риск. Научная мысль тем и… … Словарь Л.С. Выготского

НАУКА — НАУКА. Сфера человеческой деятельности, функция которой – выработка и систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания. Самостоятельной наука считается, если у нее имеется свой объект, предмет исследования … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

наука — Сфера деятельности, основная функция коей выработка знаний о мире, их систематизация, на основе чего возможны построение образа мира научная картина мира, и способов взаимодействия с миром научно обоснованная практика. Конечно, знания,… … Большая психологическая энциклопедия

Наука

Наука Наука Наука Наука

Значение слова «Наука» в Большой Советской Энциклопедии

Наука, сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретической систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания.

В ходе исторического развития Наука превращается в производительную силу общества и важнейший социальный институт. Понятием «Наука» включает в себя как деятельность по получению нового знания, так и результат этой деятельности — сумму полученных к данному моменту научных знаний, образующих в совокупности научную картину мира. Термин «Наука» употребляется также для обозначения отдельных отраслей научного знания.

Непосредственные цели Наука— описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет её изучения на основе открываемых ею законов, т. е. в широком смысле — теоретическое отражение действительности.

Наука и другие формы освоения действительности. Будучи неотъемлемой от практического способа освоения мира, Наука как производство знания представляет собой весьма специфическую форму деятельности, существенно отличную как от деятельности в сфере материального производства, так и от др. видов собственно духовной деятельности. Если в материальном производстве знания лишь используются в качестве идеальных средств, то в Наука их получение образует главную и непосредственную цель, независимо от того, в каком виде воплощается эта цель — в виде ли теоретического описания, схемы технологического процесса, сводки экспериментальных данных или формулы какого-либо препарата. В отличие от видов деятельности, результат которых в принципе бывает известен заранее, задан до начала деятельности, научная деятельность правомерно называется таковой лишь постольку, поскольку она даёт приращение нового знания, т. е. её результат принципиально нетрадиционен. Именно поэтому Наука выступает как сила, постоянно революционизирующая др. виды деятельности.

От эстетического (художественного) способа освоения действительности, носителем которого является искусство, Наука отличает стремление к обезличенному, максимально обобщённому объективному знанию, в то время как в искусстве результаты художественного познания неотделимы от индивидуально-неповторимого личностного элемента. Часто искусство характеризуют как «мышление в образах», а Наука — как «мышление в понятиях», имея целью подчеркнуть, что первое развивает преимущественно чувственно-образную сторону творческой способности человека, а Наука — в основном интеллектуально-понятийную. Однако эти различия не означают непроходимой грани между Наука и искусством, которые объединяет творчески-познавательное отношение к действительности. С одной стороны, в построениях Наука, в частности в конструкции теории, в математической формуле, в схеме эксперимента или его идее, существенную роль нередко играет эстетический элемент, что специально отмечали многие учёные. С др. стороны, произведения искусства несут, помимо эстетической, и познавательную нагрузку. Так, первые шаги К. Маркса в понимании социально-экономической сущности денег в буржуазном обществе опирались, в частности, на анализ произведений И. В. Гёте и У. Шекспира (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произв., 1956, с. 616—20).

Сложный характер имеет взаимосвязь между Наука и философией как специфическими формами общественного сознания, философия всегда в той или иной мере выполняет по отношению к Наука функции методологии познания и мировоззренческой интерпретации его результатов, философию объединяет с Наука также стремление к построению знания в теоретической форме, к логической доказательности своих выводов. Высшего воплощения это стремление достигает в диалектическом материализме — философии, которая сознательно и открыто связывает себя с Наука, с научным методом, делая предметом своего изучения наиболее общие законы развития природы, общества и мышления и, опираясь при этом на результаты Наука Благодаря прямой связи философии с мировоззрением, различные философские направления в условиях классово-антагонистического общества по-разному относятся к Наука и принятым ею способам построения знания. Одни из этих направлений настроены к Наука скептически (например, экзистенциализм) или даже открыто враждебно, другие, напротив, пытаются полностью растворить философию в Наука (позитивизм), игнорируя тем самым мировоззренческие функции философии. Только марксизм-ленинизм даёт последовательное решение проблемы соотношения философии и Наука, принимая от Наука её метод, полностью используя её результаты, но, одновременно учитывая специфику предмета и социальной роли философии; это и делает его подлинно научной философией. Через философию и общую теорию общественной Наука вся Наука связана с идеологией и политикой. В условиях классовых антагонизмов это обусловливает классовый характер тесно примыкающих к философии общественных Наука, их партийность и важную мировоззренческую роль естественных Наука

Наука, ориентированная на критерии разума, по своему существу была и остаётся противоположной религии, в основе которой лежит вера в сверхъестественные начала, Если Наука изучает действительность, исходя из неё самой, требует рационального обоснования и практического подтверждения, получаемых ею знаний, то религия свою главную опору усматривает в откровении, в апелляции к сверхразумным доводам и к непререкаемости авторитета канонических текстов. В современных условиях, однако, религия вынуждена считаться с огромными успехами Наука и ростом её реальной социальной роли и потому пытается найти (разумеется, тщетно) какие-то способы согласования своего учения с истинами Наука или даже приспособить последние к своим нуждам.

Основные этапы развития науки. Истоки Наука уходят своими корнями в практику ранних человеческих обществ, в которой были нераздельно сплавлены познавательные и производственные моменты. «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей является здесь еще непосредственным порождением их материальных действий» (Маркс К. и Энгельс Ф., Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений, 1966, с. 29). Первоначальные знания носили практический характер, выполняя роль методических руководств конкретными видами человеческой деятельности. В странах Древнего Востока (Вавилонии, Египте, Индии, Китае) было накоплено значительного количество такого рода знаний, которые составили важную предпосылку будущей Наука Отдалённой предпосылкой Наука можно считать и мифологию, в которой впервые была реализована попытка построить целостную, всеобъемлющую систему представлений об окружающей человека действительности. В силу своего религиозно-антропоморфного характера эти представления, однако, очень далеко отстояли от Наука и, более того, формирование Наука требовало в качестве предварительного условия критики и разрушения мифологических систем. Для возникновения Наука были необходимы также определённые социальные условия: достаточно высокий уровень развития производства и общественных отношений (приводящий к разделению умственного и физического труда и тем самым открывающий возможность систематических занятий Наука), а также наличие богатой и широкой культурной традиции, допускающей свободное восприятие достижений разных культур и народов.

Эти условия сложились к 6 в. до н. э. в Древней Греции, где и возникли первые теоретические системы (Фалес, Демокрит и др.), в противовес мифологии объяснявшие действительность через естественные начала. Отделившееся от мифологии теоретическое натурфилософское знание (см. Натурфилософия) на первых порах синкретически соединяло в себе собственно Наука и философию в её самых умозрительных вариантах. Тем не менее, это 958 было именно теоретическое знание, в котором на первый план выдвигались его объективность, логическая убедительность, Древнегреческая Наука (Аристотель и др.) дала первые описания закономерностей природы, общества и мышления, которые, конечно, были во многом несовершенны, но, тем не менее, сыграли выдающуюся роль в истории культуры; они ввели в практику мыслительной деятельности систему абстрактных понятий, относящихся к миру в целом, превратили в устойчивую традицию поиск объективных, естественных законов мироздания и заложили основы доказательного способа изложения материала, что составило важнейшую черту Наука В эту же эпоху от натурфилософии начинают обособляться отдельные области знания. Эллинистический период древнегреческой Наука ознаменовался созданием первых теоретических систем в области геометрии (Евклид), механики (Архимед), астрономии (Птолемей).

В эпоху средневековья огромный вклад в развитие Наука внесли учёные арабского Востока и Средней Азии (Иби Сина, Ибн Рушд, Бируни и др.), сумевшие сохранить и развить древнегреческую традицию, обогатив её в ряде областей знания. В Европе эта традиция была сильно трансформирована господством христианской религии, что породило специфическую средневековую форму Наукасхоластику. Подчинённая нуждам религии, схоластика основное внимание уделяла разработке христианской догматики, но вместе с тем она внесла значительный вклад в развитие мыслительной культуры, в совершенствование искусства теоретических споров и дискуссий. Созданию базы для Наука в современном смысле слова способствовало также развитие алхимии и астрологии; первая заложила традицию опытного изучения природных веществ и соединений, подготовив почву для возникновения химии, а вторая стимулировала систематические наблюдения за небесными светилами, содействуя развитию опытной базы для астрономии.

В современном её понимании Наука начала складываться в новое время (с 16—17 вв.) под влиянием потребностей развивавшегося капиталистического производства. Помимо накопленных в прошлом традиций, этому содействовали два обстоятельства. Во-первых, в эпоху Возрождения было подорвано господство религиозного мышления, а противостоящая ему картина мира опиралась как раз на данные Наука, иными словами, Наука начала превращаться в самостоятельный фактор духовной жизни, в реальную базу мировоззрения (Леонардо да Винчи, Наука Коперник). Во-вторых, наряду с наблюдением Наука нового времени берёт на вооружение эксперимент, который становится в ней ведущим методом исследования и радикально расширяет сферу познаваемой реальности, тесно соединяя теоретические рассуждения с практическим «испытанием» природы. В результате резко усилилась познавательная мощь Наука Это глубокое преобразование Наука в 16—17 вв. было первой научной революцией (Г. Галилей, И. Кеплер, У. Гарвей, Р. Декарт, Х. Гюйгенс, И. Ньютон и др.).

Быстрый рост успехов Наука, занятие ею ведущих позиций в формировании новой картины мира привели к тому, что Наука начала выступать в новое время как высшая культурная ценность, на которую так или иначе стало ориентироваться подавляющее большинство философских школ и направлений. В области познания явлений общественной жизни это проявилось в поисках «естественных начал» религии, права, морали и т.п., опиравшихся на представления о «человеческой природе» (Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк и др.). Несущая «свет разума» Наука рассматривалась как единственная антитеза всем порокам социальной действительности, преобразование которой не мыслилось иначе, как на ниве просвещения. «Мыслящий рассудок стал единственным мерилом всего существующего» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 16).

Успехи механики, систематизированной и завершенной в своих основаниях к концу 17 в., сыграли решающую роль в формировании механистической картины мира, которая вскоре приобрела универсальное мировоззренческое значение (Л. Эйлер, М. В. Ломоносов, П. Лаплас и др.). В её рамках осуществлялось познание не только физических и химических, но также и биологических явлений — в том числе и объяснение человека как целостного организма (концепция «человека-машины» Ж. Ламетри). Идеалы механистического естествознания становятся основанием теории познания и учения о методах Наука, которые как раз в этот период получают быстрое развитие. Возникают философские учения о человеческой природе, обществе и государстве, выступающие в 17—18 вв. как разделы общего учения о едином мировом механизме.

Опора Наука нового времени на эксперимент, развитие механики заложили фундамент для установления связи Наука с производством, хотя прочный и систематический характер эта связь приобрела лишь в конце 19 в.

На базе механистической картины мира к началу 19 в. был накоплен, систематизирован и теоретически осмыслен значительный материал, относящийся к отдельным областям действительности. Однако этот материал всё более явно не укладывался в рамки механистического объяснения природы и общества и требовал нового, более глубокого и широкого синтеза, охватывающего полученные разными Наука результаты. Открытие закона сохранения и превращения энергии (Р. Майер, Дж. Джоуль, Г. Гельмгольц) позволило поставить на общую основу все разделы физики и химию. Создание клеточной теории (Т. Шванн, М. Шлейден) показало единообразную структуру всех живых организмов. Эволюционное учение в биологии (Ч. Дарвин) внесло в естествознание идею развития. Периодическая система элементов (Д. И. Менделеев) доказала наличие внутренней связи между всеми известными видами вещества. В середине 19 в. создаются социально-экономические, философские и общенаучные предпосылки для построения научной теории общественного развития, реализованные основоположниками марксизма. К. Маркс и Ф. Энгельс осуществили революционный переворот в развитии общественной Наука и философии, приведший также к созданию методологической базы для формирования комплекса Наука об обществе. Новый этап в истории Наука об обществе связан с именем В. И. Ленина, развившего в новую историческую эпоху все составные части марксизма (см. Диалектический материализм, Исторический материализм, Марксизм-ленинизм, Научный коммунизм, Политическая экономия).

Крупные изменения в основах научного мышления, а также ряд новых открытий в физике (электрона, радиоактивности и др.) привели на рубеже 19—20 вв. к кризису классической Наука нового времени и, прежде всего к краху её философско-методологической основы — механистического мировоззрения. Сущность этого кризиса была раскрыта В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Кризис разрешился новой революцией в Наука, которая началась в физике (М. Планк, А. Эйнштейн) и охватила все основные отрасли Наука

Сближение Наука с производством во 2-й половине 19 в. привело к тому, что в ней резко вырос объём коллективного труда. Это потребовало новых организационных форм её существования. Наука 20 в. характеризуют тесная и прочная взаимосвязь с техникой, всё более глубокое превращение Наука в непосредственную производительную силу общества, возрастание и углубление её связи со всеми сферами общественной жизни, усиление её социальной роли. Современная Наука составляет важнейший компонент научно-технической революции, её движущую силу. «Точки роста» Наука 20 в. находятся, как правило, на пересечении внутренней логики её развития с диктуемыми современным обществом всё более многообразными социальными потребностями. К середине 20 в. на одно из первых мест в естествознании выдвинулась биология, в которой совершены фундаментальные открытия (например, Ф. Криком и Дж. Уотсоном установлена молекулярная структура ДНК, открыт генетический код и др.). Особенно высокие темпы развития характерны для тех направлений Наука, которые, интегрируя достижения различных её отраслей, открывают принципиально новые перспективы решения крупных комплексных проблем современности (создание новых источников энергии и материалов, оптимизация отношений человека с природой, управление большими системами, космические исследования и т.п.).

Закономерности и тенденции развития науки. Более чем двухтысячелетняя история Наука отчётливо обнаруживает ряд общих закономерностей и тенденций её развития. Ещё в 1844 Ф. Энгельс сформулировал положение об ускоренном росте Наука «. Наука движется вперёд пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения. » (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 1, с. 568). Как показали современные исследования, это положение может быть выражено в строгой форме экспоненциального закона, характеризующего возрастание некоторых параметров Наука, начиная с 17 в. Так, объём научной деятельности удваивается примерно каждые 10—15 лет, что находит выражение в ускорении роста количества научных открытий и научной информации, а также числа людей, занятых в Наука По данным ЮНЕСКО, за последние 50 лет (до начала 70-х гг.) ежегодное увеличение числа научных работников составляло 7%, в то время как численность всего населения возрастала лишь на 1,7% в год (в 70-е гг. показатели роста Наука в США и некоторых др. капиталистических странах стали уменьшаться — начал обнаруживаться эффект так называемого насыщения Наука). В результате число ныне живущих учёных и научных работников составляет свыше 90% от общего числа учёных за всю историю Наука

Развитию Наука свойствен кумулятивный характер: на каждом историческом этапе она суммирует в концентрированном виде свои прошлые достижения, и каждый результат Наука входит неотъемлемой частью в её общий фонд, не перечёркиваясь последующими успехами познания, а лишь переосмысляясь и уточняясь.

Преемственность Наука приводит к единой линии её поступательного развития и необратимому его характеру. Она обеспечивает также функционирование Наука как особого вида «социальной памяти» человечества, теоретически кристаллизующей прошлый опыт познания действительности и овладения её законами.

Процесс развития Наука находит своё выражение не только в возрастании суммы накапливаемых положительных знаний. Он затрагивает также всю структуру Наука На каждом историческом этапе научное познание использует определённую совокупность познавательных форм — фундаментальных категорий и понятий, методов, принципов и схем объяснения, т. е. всего того, что объединяют понятием стиля мышления. Например, для античного стиля мышления характерно наблюдение как основной способ получения знания; Наука нового времени опирается на эксперимент и на господство аналитического подхода, направляющего мышление к поиску простейших, далее не разложимых первоэлементов исследуемой реальности; современная Наука характеризует стремление к целостному и многостороннему охвату изучаемых объектов. Каждая конкретная структура научного мышления после своего утверждения открывает путь к экстенсивному развитию познания, к его распространению на новые сферы реальности. Однако накопление нового материала, не поддающегося объяснению на основе существующих схем, заставляет искать новые, интенсивные пути развития Наука, что приводит время от времени к научным революциям, т. е. радикальной смене основных компонентов содержательной структуры Наука, к выдвижению новых принципов познания, категорий и методов Наука Чередование экстенсивных и революционных периодов развития, характерное как для Наука в целом, так и для отдельных её отраслей, рано или поздно находит своё выражение также и в соответствующих изменениях форм организации Наука

Всю историю Наука пронизывает сложное диалектическое сочетание процессов дифференциации и интеграции; освоение всё новых областей реальности и углубление познания приводят к дифференциации Наука, к дроблению её на всё более специализированные области знания; вместе с тем потребность в синтезе знания постоянно находит выражение в тенденции к интеграции Наука Первоначально новые отрасли Наука формировались по предметному признаку — сообразно с вовлечением в процесс познания новых областей и сторон действительности. Для современной Наука становится всё более характерным переход от предметной к проблемной ориентации, когда новые области знания возникают в связи с выдвижением определённой крупной теоретической или практической проблемы. Так возникло значительное количество стыковых (пограничных) Наука типа биофизики и т.п. Их появление продолжает в новых формах процесс дифференциации Наука, но вместе с тем даёт и новую основу для интеграции прежде разобщённых научных дисциплин.

Важные интегрирующие функции по отношению к отдельным отраслям Наука выполняют философия, которая обобщает научную картину мира, а также отдельные научные дисциплины типа математики, логики, кибернетики, вооружающие Наука системой единых методов.

Структура науки. Научные дисциплины, образующие в своей совокупности систему Наука в целом, весьма условно можно подразделить на 3 большие группы (подсистемы) — естественные, общественные и технические Наука, различающиеся по своим предметам и методам. Резкой грани между этими подсистемами нет — ряд научных дисциплин занимает промежуточное положение. Так, например, на стыке технических и общественных Наука находится техническая эстетика, между естественными и техническими Наука — бионика, между естественными и общественными Наука — экономическая география. Каждая из указанных подсистем, в свою очередь, образует систему разнообразным способом координированных и субординированных предметными и методическими связями отдельных Наука, что делает проблему их детальной классификации крайне сложной и полностью не решенной до сегодняшнего дня (см. ниже раздел Классификация наук).

Наряду с традиционными исследованиями, проводимыми в рамках какой-либо одной отрасли Наука, проблемный характер ориентации современной Наука вызвал к жизни широкое развёртывание междисциплинарных и комплексных исследований, проводимых средствами нескольких различных научных дисциплин, конкретное сочетание которых определяется характером соответствующей проблемы. Примером этого является исследование проблем охраны природы, находящееся на перекрёстке технических наук, биологии, наук о Земле, медицины, экономики, математики и др. Такого рода проблемы, возникающие в связи с решением крупных хозяйств, и социальных задач, типичны для современной Наука

По своей направленности, по непосредственному отношению к практике отдельные Наука принято подразделять на фундаментальные и прикладные. Задачей фундаментальных Наука является познание законов, управляющих поведением и взаимодействием базисных структур природы, общества и мышления. Эти законы и структуры изучаются в «чистом виде», как таковые, безотносительно к их возможному использованию. Поэтому фундаментальные Наука иногда называют «чистыми». Непосредственная цель прикладных Наука — применение результатов фундаментальных Наука для решения не только познавательных, но и социально-практических проблем. Поэтому здесь критерием успеха служит не только достижение истины, но и мера удовлетворения социального заказа. На стыке прикладных Наука и практики развивается особая область исследований — разработки, переводящие результаты прикладных Наука в форму технологических процессов, конструкций, промышленных материалов и т.п.

Прикладные Наука могут развиваться с преобладанием как теоретической, так и практической проблематики. Например, в современной физике фундаментальную роль играют электродинамика и квантовая механика, приложение которых к познанию конкретных предметных областей образует различные отрасли теоретической прикладной физики — физику металлов, физику полупроводников и т.п. Дальнейшее приложение их результатов к практике порождает разнообразные практические прикладные Наука — металловедение, полупроводниковую технологию и т.п., прямую связь которых с производством осуществляют соответствующие конкретные разработки. Все технические Наука являются прикладными.

Как правило, фундаментальные Наука опережают в своём развитии прикладные, создавая для них теоретический задел. В современной Наука на долю прикладных Наука приходится до 80—90% всех исследований и ассигнований. Одна из насущных проблем современной организации Наука — установление прочных, планомерных взаимосвязей и сокращение сроков движения в рамках цикла «фундаментальные исследования — прикладные исследования — разработки — внедрение».

В Наука можно выделить эмпирический и теоретический уровни исследования и организации знания. Элементами эмпирического знания являются факты, получаемые с помощью наблюдений и экспериментов и констатирующие качественные и количественные характеристики объектов и явлений. Устойчивая повторяемость и связи между эмпирическими характеристиками выражаются с помощью эмпирических законов, часто имеющих вероятностный характер. Теоретический уровень научного знания предполагает наличие особых абстрактных объектов (конструктов) и связывающих их теоретических законов, создаваемых с целью идеализированного описания и объяснения эмпирических ситуаций, т. е. с целью познания сущности явлений. Оперирование с объектами теоретического уровня, с одной стороны, может осуществляться без обращения к эмпирии, а с другой — предполагает возможность перехода к ней, реализующуюся в объяснении уже имеющихся и предсказании новых фактов. Наличие теории, единообразным способом объясняющей подлежащие её ведению факты, является необходимым условием научности знания. Теоретическое объяснение может быть как качественным, так и количественным, широко использующим математический аппарат, что особенно характерно для современного этапа развития естествознания.

Формирование теоретического уровня Наука приводит к качественному изменению эмпирического уровня. Если до формирования теории эмпирический материал, послуживший её предпосылкой, получался на базе обыденного опыта и естественного языка, то с выходом на теоретический уровень он «видится» сквозь призму смысла теоретических концепций, которые начинают направлять постановку экспериментов и наблюдений — основных методов эмпирического исследования. На эмпирическом уровне познания широко используются сравнение, измерение, индукция, дедукция, анализ, синтез и др. Для теоретического уровня характерны также такие познавательные приёмы, как гипотеза, моделирование, идеализация, абстракция, обобщение, мысленный эксперимент и т.п.

Все теоретические дисциплины так или иначе, уходят своими историческими корнями в практический опыт. Однако в ходе развития отдельных Наука отрываются от своей эмпирической базы и развиваются сугубо теоретически (например, математика), возвращаясь к опыту только в сфере своих практических приложений.

Развитие научного метода долгое время было привилегией философии, которая и сейчас продолжает играть ведущую роль в разработке методологических проблем, являясь общей методологией Наука В 20 в. методологические средства становятся гораздо более дифференцированными и в конкретном своём виде всё чаще вырабатываются самой Наука Таковы новые категории, выдвигаемые развитием Наука (например, информация), а также специфические методологические принципы (например, соответствия принцип). Важную методологическую роль играют в современной Наука такие её отрасли, как математика и кибернетика, а также специально разрабатываемые методологические подходы (например, системный подход).

В результате структура отношений между Наука и её методологией весьма усложнилась, а разработка методологических проблем занимает всё более важное место в системе современных исследований.

Наука как социальный институт. Организация и управление в науке. Оформление Наука в качестве социального института произошло в 17 — начале 18 вв., когда в Европе были образованы первые научные общества и академии и началось издание научных журналов. До этого сохранение и воспроизводство Наука как самостоятельного социального образования осуществлялись преимущественно неформальным образом — путём традиций, передаваемых с помощью книг, преподавания, переписки и личного общения учёных.

До конца 19 в. Наука оставалась «малой», занимая в своей сфере относительно небольшое число людей. На рубеже 19 и 20 вв. возникает новый способ организации Наука — крупные научные институты и лаборатории, с мощной технической базой, что приближает научную деятельность к формам современного индустриального труда. Тем самым происходит превращение «малой» Наука в «большую». Современная Наука всё глубже связывается со всеми без исключения социальными институтами, пронизывая собой не только промышленное и с.-х. производство, но и политику, административную и военную сферу. В свою очередь, Наука как социальный институт становится важнейшим фактором социально-экономического потенциала, требует растущих затрат, в силу чего политика в области Наука превращается в одну из ведущих сфер социального управления.

С расколом мира на два лагеря после Великой Октябрьской социалистической революции Наука как социальный институт стала развиваться в принципиально различных социальных условиях. При капитализме, в условиях антагонистических общественных отношений достижения Наука в значительной мере используются монополиями для получения сверхприбылей, усиления эксплуатации трудящихся, для милитаризации экономики. В условиях социализма развитие Наука планируется в общегосударственном масштабе в интересах всего народа. На научной основе осуществляется плановое развитие экономики и преобразование общественных отношений, благодаря чему Наука играет решающую роль как в деле создания материально-технической базы коммунизма, так и в формировании нового человека. Развитое социалистическое общество открывает широчайший простор для новых успехов Наука во имя интересов трудящихся.

Возникновение «большой» Наука в первую очередь было обусловлено изменением характера её связи с техникой и производством. Вплоть до конца 19 в. Наука играла вспомогательную роль по отношению к производству. Затем развитие Наука начинает опережать развитие техники и производства, складывается единая система «Наука — техника — производство», в которой Наука принадлежит ведущая роль. В эпоху научно-технической революции Наука постоянно трансформирует структуру и содержание материальной деятельности. Процесс производства всё более «. выступает не как подчинённый непосредственному мастерству рабочего, а как технологическое применение науки» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 46, ч. 2, с. 206).

Наряду с естественными и техническими Наука всё большее значение в современном обществе приобретают общественные Наука, задающие определённые ориентиры для его развития и изучающие человека во всём многообразии его проявлений. На этой основе происходит всё большее сближение естественных, технических и общественных Наука

В условиях современной Наука первостепенное значение приобретают проблемы организации и управления развитием Наука Концентрация и централизация Наука вызвала к жизни появление общенациональных и международных научных организаций и центров, систематическую реализацию крупных международных проектов. В системе государственного управления сформировались специальные органы руководства Наука На их базе складывается механизм научной политики, активно и целенаправленно воздействующий на развитие Наука Первоначально организация Наука была почти исключительно привязана к системе университетов и др. высших учебных заведений и строилась по отраслевому признаку. В 20 в. широко развиваются специализированные исследовательские учреждения. Обнаружившаяся тенденция к снижению удельной эффективности затрат на научную деятельность, особенно в области фундаментальных исследований, породила стремление к новым формам ор

НАУКА

Смотреть что такое «НАУКА» в других словарях:

НАУКА — особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Взаимодействует с др. видами познавательной деятельности: обыденным, художественным, религиозным, мифологическим … Философская энциклопедия

НАУКА — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет. Лев Арцимович Искусство это «я»; наука это «мы». Клод Бернар Жизнь коротка, а наука долга. Лукиан из Самосаты Мы как карлики на плечах гигантов, и потому можем видеть… … Сводная энциклопедия афоризмов

Наука — Наука ♦ Sciences Строго говоря, разумнее употреблять это слово во мно жественном числе – науки. Науки как таковой не существует; есть науки, различающиеся между собой предметом и методами исследования. Однако раз есть множественное число,… … Философский словарь Спонвиля

НАУКА — жен. учение, выучка, обучение. Жизнь наука, она учит опытом. Отдать кого, пойти, или взять кого в науку. Не для муки, для науки. Кнут не мука, вперед наука. Наука не мука (не бука). Наука учит только умного. Дураку наука, что ребенку огонь. Не… … Толковый словарь Даля

НАУКА — область культуры, связанная со специализированной деятельностью по созданию системы знания о природе, об ве и человеке. Совр. научное знание представлено совокупностью естеств., обществ и гуманитарных дисциплин. Каждая из них… … Энциклопедия культурологии

наука — Учение, дисциплина, доктрина, предмет (учебный); памятка, пример, урок, нравоучение, мораль. Испугался бездны премудрости. Вот тебе, щука, наука! Это мне памятка вперед. Ср … Словарь синонимов

НАУКА — НАУКА, науки, жен. 1. только ед. Система знаний о закономерностях в развитии природы, общества и мышления и о способах планомерного воздействия на окружающий мир. «Наука потому и называется наукой, что она не признает фетишей, не боится поднять… … Толковый словарь Ушакова

наука — НАУКА особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности. Как … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

наука — вовсе не состоит исключительно из готовых решений, найденных ответов, истинных положений, достоверных законов и знаний. Она включает в себя в равной мере и поиски истины, процессы открытия, предположения, опыт и риск. Научная мысль тем и… … Словарь Л.С. Выготского

НАУКА — НАУКА. Сфера человеческой деятельности, функция которой – выработка и систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания. Самостоятельной наука считается, если у нее имеется свой объект, предмет исследования … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

наука — Сфера деятельности, основная функция коей выработка знаний о мире, их систематизация, на основе чего возможны построение образа мира научная картина мира, и способов взаимодействия с миром научно обоснованная практика. Конечно, знания,… … Большая психологическая энциклопедия

Различие научных и мистических теорий

Наука (вот что это такое) не возникла сразу, внезапно, у нее были свои переходные формы и поэтому было бы неправильно пытаться одним словом «наука» определить все то, что в какой-то мере обладает свойствами науки, по которым ее обычно различают. У науки была долгая история ее формирования до той степени, когда она в полной мере и бескомпромиссно может быть названа наукой: История Научной Революции.
В конце XVI столетия типичный хорошо образованный европеец (Вуттон ради определенности говорит о британском джентльмене) почти наверняка допускал существование ведьм и оборотней и не сомневался в надежности алхимии и астрологии. Он верил, что природа боится пустоты, магниты теряют силу под действием чеснока, труп кровоточит в присутствии убийцы, кометы предвещают бедствия, а правильно понятые сновидения предсказывают будущее. Он принимал как аксиом у, что Земля неподвижна и пребывает в центре мироздания (хотя, возможно, кое-что слышал о Копернике). Он считал Аристотеля величайшим интеллектуальным авторитетом во всей истории человечества, а его познания о природе ограничивались изучением трудов Плиния Старшего, Галена и Птолемея или, что вероятней, их популярных изложений. У него была и личная библиотека — два-три десятка книг.
В течение времени становления все более целостно и системно формировалась модель методов науки, и с какого-то момента эта модель становится достаточно взвешенной и формализ ованной так, что доступна всем людям в виде текстов. С этого момента можно говорить о науке без натяжек, а до этого стоило бы называть это явление протонаукой.

Итак, наука — то, что использует научный метод познания с целью расширения аксиом атической базы с ее корректной формализ ацией. Понятно, что такой сущности нет в природе, что знания метода в виде навыков его использования составляют личную адаптивн ость, т.е. носителями науки являются ученые, — в отличие от формализ ованных научных сведений.

Вы видели какой-нибудь фильм, читали ли книгу, где ученые не выглядели бы довольно опасными и непредсказуемыми полудурками? 🙂 Или, в крайнем случае, забавными чудиками? Может быть, кто-то сможет вспомнить телепрограмму, которая не создавала бы такой образ? Со времен передачи Капицы Очевидное-невероятное такого не случалось.
Вместе с тем, мы абсолютно зависим от этой самой науки, мы плотно подсели на все ее достижения и обойтись без них часто чревато безвременной кончиной.
Несмотря на это, науку большинство недолюбливает, опасаются или вовсе не понимает. Расхожее мнение о ней застилает глаза. Почему? Да потому, что всегда хочется найти легкий путь, или посулить кому-то легкий путь, и не важно, насколько он окажется правильным.
Мистика сегодня предлагает путь романтической идиллии. Это раньше йоги посвящали жизнь изнурительной практике. Сейчас, чтобы вознестись к высшей истине, достаточно совсем немного и множество мист ических теор ий предлагают самые разные рецепты.
А наука — это слишком сложно, слишком непонятно и занудно. Она не прощает неточностей и малейшей небрежности. Но почти все мист ические теор ии называют себя научными.
В чем разница?
Вот то, что видно без всякого анализа: в науке постоянно есть новости, почти каждый день совершаются открытия или публикуются значим ые достижения (см. журнал Достижения науки, техники и культур ы). Мистика и религия живет вчерашним днем, историей, мифами. Тут ничего не происходит и не совершается кроме очередных скандалов 🙂
Соприкасаясь с действительностью, мы приобретаем знания о ней — свой жизненный опыт. А наука призвана научить эффективно делать этот опыт достоверно воспроизводимым, чтобы использовать его практически, и описать этот опыт для того, чтобы, используя эти сведения, каждый мог бы прикинуть в каком месте и как соприкоснуться с действительностью, чтобы на опыте приобрести обещанное знание. В том числе наука формализ ует и опыт наиболее эффективного приобретения опыта — наука о науке.
Наука основывается на методе познания, строго использующем принципы научной методолог ии. Эта методолог ия основывается на аксиом е, что в определенных условиях конкретный процесс будет строго воспроизводимым, если только свойства этого процесса (исходные воздействующие факторы) ограничены рамками выбранных условий. Другими словами, в пробирке, при данной температуре, радиации и тяготении, два вещества всегда будут приводить за определенное время к определенному результату, если только нет чего-то, что сможет повлиять извне (например, изменяющееся электрическое поле).
Важно, что это определение научной методолог ии не зависит от решения вопроса субъективности или объективности мира. Просто весь опыт наблюдений показывает, что эта воспроизводимость всегда строго соблюдается, иначе невозможно было бы существование жизни на Земле (биохимические системы — очень тонко сбалансированные системы нескончаемых цепочек реакций). Поэтому можно говорить о такой вот базовой аксиом е науки.
Воспроизводимость экспериментов оценивает конкретный экспериментатор. Если мама в детстве говорила, что, переходя дорогу, нужно посмотреть по сторонам, не проезжают ли слишком близко тачки, то, всякий раз, ты должен бы оценить действенность сведений о таком способе не попасть под колеса и убеждаться в том, что какой бы личностной ни была твоя картина реальности, но тачки в ней до того нафиг реальны, что тут лучше не шутить и забыть хотя бы на время всю мист ическую лабуду.
То, что исследуется с опорой на конкретный эмпирическ ий опыт для выработки адекватн ых действительности поведенческих реакций в данных конкретных условиях — это наука. Когда ребенок пытается разобраться как устроена игрушка и потом даже ее переделывает, добиваясь новой функциональности, это — наука. Когда же ребенок просто мечтает о классной игрушке, толком даже не в силах представить, какой именно, но чтобы такой больше ни у кого не было, — это — мист ика. Когда стучишь по клаве, набирая текст, кушаешь витаминные комплексы, летаешь в самолете, пользуешься пластмассами, тефлоновыми сковородками, микроволновками, мобилами и т.д. и т.п. — это — использование плодов науки, которая развивается не без фантазии, подчас мист ической, но приведенной к совершенно практическому результату, настолько согласующемуся с реальностью, насколько технические достижения не подводят нас.
При этом все, что использует научную методолог ию исследований, не может опровергать предыдущие результаты столь же
корректных исследований. В книге С. Вайнберг Мечты об окончательной теор ии:
. можно вообразить категорию экспериментов, которые опровергают давно принятые теор ии, ставшие частью стандартного физического мировоззре ния. Я не могу поместить в эту категорию ни одного опыта за последние сто лет. Конечно, можно привести примеры, когда выяснялось, что теор ии имеют более узкую область применимости, чем считалось до этого. Ньютоновская теор ия движения неприменима при больших скоростях. Четность, симметрия между правым и левым, нарушается в слабых взаимодействиях. И так далее. Но в ХХ в. не было такого случая, чтобы теор ия, принятая мировым физическим сообществом как правильная, вдруг оказывалась просто ошибкой, как это в свое время случилось с птолемеевской теор ией эпициклов, придуманной для объяснения движения планет, или с теор ией, что теплота есть калорическая жидкость. Однако в ХХ в., как мы видели в случаях общей теор ии относительности и электрослабой теор ии, признание физических теор ий часто достигалось на основе эстетических суждений, прежде чем появлялись по-настоящему убедительные экспериментальные свидетельства в их пользу.
В отличие от расфантазировавшегося мист ика, самозабвенно полюбившего свою идею и готового быть фанатично верным ей до конца, исследователь, взявшийся за данное научное направление, обязан сначала сам убедиться во всех его звеньях, проведя нужные эксперименты. Он должен любить не свою идею и быть преданным ей, а сам процесс приобретения нового личного и значим ого для него опыта. Поэтому настоящий исследователь обязан тщательно рассмотреть все варианты других возможных объяснений, противоречащие его предположению, и привести все эти доводы вместе со своими рассуждениями, почему эти варианты им отвергнуты, чтобы все могли убедиться в этом так же.
Если исследователь просто будет верить своим предшественникам, даже многочисленным, то будет основываться не на лично приобретенных знаниях, даваемых только личным опытом, а на вере в публикуемые сведения (так, к сожалению, бывает очень часто). Носителем же науки как и языка является не научное сообщество, а отдельный человек.
Подробнее о тесных взаимоотношениях мист ики и науки читайте в статье Мистика и наука (здесь же существенное дополнение представлений о науке, включая описание сути научной методолог ии).
Иследователь может оказаться самой невысокой квалификации и, приступив к проверке чьих-то опытов строго по приведенной методике (вот это и есть главное в публикациях), получает то, что о них пишут и его уверенность возрастает. Или не получает и становится противником. Но это — его личные знания, правильные или нет, его личный опыт, с которым он продолжает исследовать выбранное направление. Публикует результаты. Другие проверяют, если они их заинтересовали их значим остью. И так постоянно в данном направлении.
И потому как наука — дело очень личностное, в отличие от ее формализ ации в виде публикаций, рядом с наукой постоянно соседствует весь жизненный опыт человека, каким бы он ни был, в том числе и неизбежная его религиозная составляющая. Мистика – неотъемлемая часть развития любого индивида, повторяющего развитие вида. Только многие так и застревают на этой детской стадии. Еще там оказываются слабые и сломленные, которые нашли такой способ ухода от суровой действительности. (см. О религии).
Значимость научного направления напрямую определяется личной системой значим ости исследователя и его творческими способностями. В этом отношении исследователей условно можно подразделить на тех, кто очень хорошо научился ставить корректные эксперименты с методиками, обеспечивающими их воспроизведение, и тех, кто очень хорошо научился сопоставлять результаты таких экспериментов, формализ уя их в общей картине описания действительности. И те и другие должны еще обладать прогнозирующим творческим воображением, позволяющим предполагать возможные направления получения нового жизненного опыта, вплоть до самых необузданных фантазирований в выборе вариантов и путей (подробнее о нейрофизиологических механизмах психи ки и творчества: О системной нейрофизиологии и Творчество и вдохновение).
Наука потому надежна, что начинает развитие своих представлений не с сотворения мира, не с решения основного вопроса философии, а с достоверно проверенных аксиом , т.е. направленность изучения мира противоположна мист ике.
Для каждого процесса можно выделить (абстрагировать) те условия, которые влияют на его
протекание. И потому как невозможно описывать явление, рассматривая все вообще условия во вселенной сразу, то наука прибегает к методу абстрагирования: выделения только тех условий, которые влияют на данное явление. Так, для классической механики общим ограничением является «не релятиви стское» значение относительных взаимных скоростей объектов и пространственно-временные промежутки — несоизмеримо большие, чем субатомные.
Понятно, что если игнорировать принцип строгой воспроизводимости явлений, то ничто не может быть познано, ведь все, что мы узнаем тогда было бы неверным по прихоти этой невоспроизводимости. Вот почему только научная методолог ия может обеспечить познание, и, если разобраться, именно она реализована в биологических системах восприятия-действия.

Итак, что же такое наука? Это — система проверенных личным опытом знаний (а не сведений!), формализ уемая в виде публикаций (сведений), которая пополняется методами, определяемыми научной методолог ией.
Методология науки — тоже является системой знаний, но уже специфической, о методах исследования мира. Это самая базовая система, наиболее выверенная опытом все предшествующих исследователей. Она не проста для понимания с лету и о ней я сейчас говорить не буду.
Знания могут принадлежать только личности, в отличие от сведений, которые формализ уются в виде записей. В записях — не наука, а лишь ее формализ ация, т.е. максимально возможное приближение к общепонимаемому, которое позволяет использование слов.
Поэтому носителями науки, как носителями языка, могут быть только люди, а не справочники. Но справочники (а точнее, формализ ация научных сведений) необходима для общения носителей науки (научников 🙂 ) между собой.
Строгость формализ ации призваны обеспечивать термины — полностью и до конца определенные понятия. Если термин определен частично, то он может пониматься по-разному и не содержит строгого смысл а. Это «виртуальные шаблоны понятий», которыми и пользуются мист ики, в отличие от терминов, которыми пользуются научники. Мистики в общении могут пользоваться и терминами, но в научной формализ ации пользуются ТОЛЬКО терминами, иначе это уже не будет строго формализ ованными сведениями.
Итак, чтобы понять предмет науки, нужно понять, что такое знания. Упрощенно можно сказать, что знания — это личные представления о свойствах и законах мира.
Т.е. наука — это система личных представлений о свойствах и законах мира, построенная в строгом соблюдении научной методолог ии.
Часто к науке относят гипотез ы. Однако, это — лишь творческие предположения, нуждающиеся в проверке реальностью и пока не являющиеся научными знаниями.
Точно так же постул аты, на основе которых могут развиваться проверочные гипотез ы, нуждаются в проверке реальностью. И такая проверка — неотъемлемая часть научного метода познания.
Веками все считали, что у мухи восемь ног, только потому, что никто и не подумал усомниться в книге Великого Аристотеля. А ведь достаточно было проверить сведения опытным путем. Многие иллюзии даже опытным путем проверить очень трудно и поэтому люди веками думали, что Земля плоская, а Солнце и звезды вращаются вокруг. Для таких случаев нужно суметь выйти за рамки действия этих представлений и взглянуть более широко. Тогда возможен следующий уровень понимания. А без этого, без практической проверки и убежденности, что в данных условиях все всегда воспроизводится, невозможно судить о мире и не обжигаться.
Хотя Земля — не шар, и поверхность ее не ровная как глобус, но в определенных случаях можно и нужно считать Землю даже просто материальной точкой, имеющей массу. И тогда можно считать взаимное слияние планет.
В общем, здесь не так все сложно, как можно напридумывать. Правило одно: соответствие мыслимым абстракциям проверяется только в рамках, ограничивающих эти абстракции. И тогда закон Ньютона все еще окажется очень полезным и нисколько не противоречит теор ии относительности. Закон имеет смысл , только если определены границы его использования. Примерно так же как слово приобретает смысл только в границах обсуждаемого, в контекст е обсуждаемого.

Наука (точнее ученые — носители науки) занимается описанием наиболее общих закономерностей причинно-следственного характера. Как неизбежное зло, приходится делить это общее на более частные описания, ограниченные предметными областями исследований. В рамках предметных областей такие описания способны иметь определенный смысл у каждого, кто способен воспринять формализ ованные описания, а вне таких рамок становятся некорректными.
Поэтому наука не занимается объяснениями — т.е. описаниями, предназначенными для какого-то определенного случая: объяснением причины и каким образом эта причина порождает данное следствие. У объяснения слишком узкий круг условий применимости: для несколько других условий оно может оказаться порочным.
Так, в статье Понимание. Умение понимать. Общение. приводится пример из книги А.Брудного:
Главный кораблестроитель британского флота сэр Уильям Уайт, который «открыл эру кораблей волнующей красоты и мощи», докладывал о постройке гигантских линкоров типа «Маджестик». Адмирал Бересфорд все выслушал, «посмотрел морским глазом» и сказал:
— Мы будем тонуть на этих кораблях, а сэр Уильям будет объяснять, почему мы потонули.
В первом же бою «Маджестик» получил пробоины, опрокинулся и затонул.
Бересфорд понимал. Уайт объяснял. Разница весьма велика. Бересфорд чувствовал, что «Маджестик» опрокинется. Он не умел объяснить, почему. Но он знал!
Такое знание — или понимание более общих причинно-следственных связей, в которых данный случай оказывается частным явлением, — всегда результат личного опыта, результат проверки жизнью множества раз. Оно может и не быть формализ овано в словах, способных объяснить, но оно есть в виде более общих и более глубоких, чем любые слова, личных представлений. Такого опыта не было у Уайта.
Объяснив конкретный случай конкретной причиной, он вовсе не обязательно мог бы обеспечить непотопляемость всех других кораблей того же типа. Рамки применимости его объяснения ограничились бы только данным случаем.

В науке есть множество удивительных свойств, вытекающих из главных принципов. Но, самое главное — вполне определенная польза от применения ее теор ий. Они напрямую рассчитаны именно на такое описание законов мира, на которое можно положиться при использовании этих законов. Мистические же теор ии в этом плане принципиально бесполезны (те чисто эмпирическ ие практики, что сопутствуют этим теор иям, к самим теор иям отношения не имеют, кроме голословного утверждения об обратном).
Как во всем этом можно разобраться? Например, начать с ознакомления с некоторыми статьями этого сайта.

На сайте любому предоставлена техническая возможность побыть ученым-исследователем. Для этого создана Система ведения личной аксиом атики, которая позволяет не просто оформить обоснования своим теор етическим утверждениям, но и предоставляет возможность оптимизировать обобщение с помощью корректировки мнением сообщества, конечно, при условии, что его работа вообще кого-то заинтересует (Пример).

Продолжение — в статье Мистика и наука.
И далее — в статье Ученый.

>> вопреки традиционной пространственной парадигме причинного анализа массовых болезней с неизвестной этиологи ей, я сделал вывод, что общепринятая методолог ия может быть также субъективной и, в конце концов, уступить место новой методолог ии .

Если говорить о парадигме, т.е. понятии, введенном мист ическим философом Т.Куном, то да: как бы существует множество авторских концепций, которые эволюционируют. Представления о парадигме опроверг основатель классической научной методолог ии И.Лакатос ( про это ). На самом деле научная методолог ия опирается на системы аксиом атики предметных областей, которые опровергнуть принципиально невозможно, а можно лишь расширять границы описания (ну как классика Ньютона расширена до СТО). Поэтому принципы научной методолог ии как раз и предназначены для того, чтобы отсеять не адекватн ую реальности субъективность ( как именно — об этом ).

>> «критерием безупречности» могут быть только результаты природосообразной практики

А эмпирическ ие данные тоже необходимо корректно обрабатывать, чтобы оценить ошибки и верифицировать результат, для этого существует целая система последовательности формирования модели явлений и их формализ ации до уровня общепризнанной аксиом ы .

>> Кун никогда не был мист ическим философом

Он был философом. Философия бывает опирающаяся на реалии причин и следствий материального мира (материалистическая) и философия, основывающаяся на недоопределенных, несуществующих в природе субъективных образований (идеалистическая или мист ическая). Концепция парадигмы — как раз такое самопридуманное, несуществующее в реальности образование.

Лакатос писал в работе «Фальсификация и методолог ия программ научного исследования» (1970): » согласно теор ии Куна, научная революция иррациональна, в ней можно увидеть лишь материал приспособления к психологии толпы. В мист ическом обращении от одной парадигмы к другой, по Куну, нет рациональных правил, и потому Кун постоянно попадает в сферу социальной психологии открытия. Научные мутации начинают походить на разновидность религиозного обращения. «

И в самом деле, парадигмы бы не были столь популярны, если бы идею не подхватили миистики, обрадовавшиеся, что вот, смотрите, ученые сами говорят, что нет незыблемых научных знаний, они постоянно опровергаются, нужно просто подождать, когда текущая парадигма прокиснет и будет отброшена. В огромном числе текстов мист ических философов и просто мошен ников идея парадигмы была использована именно для такого отрицания научных представлений.

Так что не по названию, а по сути, парадигма Куна — мист ическое, антинаучное образование. Поэтому с ней и боролись научные методолог и.

>> >>> На самом деле научная методолог ия опирается на системы аксиом атики предметных областей, которые опровергнуть принципиально невозможно, а можно лишь расширять границы описания (ну как классика Ньютона расширена до СТО

Я не могу точно сказать о Лакатосе. Но этот взгляд совершенно точно раскритикован другими философами науки . Я очень удивлюсь, если Лакатос его придерживается. Тк это инструментализм .

Это, по-сути, как просто обозвать кого-то дураком, без пояснения, в чем именно он дурак 🙂 Но от названия, каким бы оно ни было суть утверждения не меняется. Если ты видишь, что утверждение неверное, то нужно не просто обзываться, а показать почему именно ты так считаешь, в крайнем случае привести чужие такие обоснования. Так что именно не верно в моем утверждении? Ты далее много написал, но так и не сказал, что именно не так.

>> это не одна аксиом атика, а целая группа взглядов, в том числе теор ия измерений, методолог ия .

А я утверждал, что в науке нет ничего кроме аксиом атики? А общепризнанная часть методолог ии или теор ии измерений не является аксиом атически выверенной?

>> Это жесткое ядро фактически не может быть фальсифицированно

Аксиоматика — именно то в науке, что может быть и должно быть фальсифицируемо. Это то общее среди самых разных программ исследований, что и делает науку общей в ее фальсифицируемых выводах.

>> Тезис Дюэма — Куайна — утверждение о невозможности окончательного определения истинности научной теор ии

Теория, включающая в себя систему предположений, основанную на надежной аксиом атике, может оказаться в чем-то неверной и будет скорректирована в части дополнительных исследования предполагаемого. Теория — модель системы взаимодействующих причинно-следственных факторов и важно выявить все такие факторы, взаимно влияющие в этой системе, ограниченной ее самодостаточностью в данных условиях. Но в других условиях эта самодостаточность описания взаимодействий может оказаться неполной и тогда возникает необходимость расширения теор ии. Но верно ограниченная область системы уже не будет опровергнута принципиально потому, что она является описание реально существующих взаимодействий в данных условиях.

>> Любое утверждение может рассматриваться как истинное, несмотря ни на что, если мы сделаем достаточно решительные корректировки в каком-то ином фрагменте системы .

Ты можешь предположительно посчитать за истину любую свою идею, какой бы идиотской они ни была, это называется постул ирование. Но реальность может фальсифицировать эту идею как не адекватн ую существующему в рамках заявленных границ применения. Ну а если ты еще не заявил граничные условия, то просто сделал некорректную, бесполезную формализ ацию, т.е. ты — просто фантаст.

>> Например, концепция парадигмы, на мой взгляд, это тонкое понятие, если не интересоваться теор ией сознания, не думаю, что можно понять эту концепцию правильно .

Идея парадигмы — типично мист ические, субъективно продуцированное, оторванное от реальности понятие. Конечно, не бывает никаких субъективных идей, не основывающихся на элементах реальности (откуда бы они могли взяться), но тут — полный отрыв от реальности в пользу своей красивой объяснительной теор ии — чистого улета фантазии. Можно красиво смаковать ее элементы и это будет даже эстетично, но реальностью от этого она не станет.

>> У Лакатоса всё-таки о другом, он не стремится изобрести методолог ию, это пытался сделать Поппер . . только у Поппера были какие-то представления о том какой должна быть методолог ия

Никто не может сказать за них, что они хотели следать, куда именно стремились, даже они бы не смогли это сказать 🙂 Но факт, что в результате появилась система взаимодополняющих и согласованных представлений научной методолог ии. Причем, Лакатос о смысл ивал уже то, что было сказано Поппером, т.е. сделал более высоркоуровневые сопоставления и обобщения и создал более взвешенную методолог ию исследовательских программ. Конечно, они оба в своих рассуждениях совершали множество неточностей и ошибок, что всегда сопутствует любым рассуждениям. Но модель представлений обрела черты уже не философствования, а системы непротиворечивых иерархически взаимосвязанных утверждений. Поэтому его можно называть основателем, классиком научной методолог ии.

>> Нас не должно вводить в заблуждение то обстоятельство, что, когда одна теор ия сменяет другую, используются одни и те же термины или слова; из этого вовсе не следует, что более поздняя теор ия является улучшением предыдущей. Например, такие выражения как масса, импульс, скорость, время, пространство фигурируют как в современной физике, так и в прежних физических теор иях, однако, означают они совершенно разные вещи, что связано со всем теор етическим контекст ом, будь то картезианская, ньютонианская или эйнштейновская физические концепции .

Термин массы у Ньютона имел функцию обозначить то, что входило в систему его аксиом и было ограничено рамками до релятиви стских условий. Термин массы у Эйнштейна расширял эти представления до релятиви зма, но не не квантовой механики. Сегодня этот термин обозначает систему представлений еще более расширенную. Но нигде нет описания сути того, что такое масса. Термин — всего лишь абстрактный символ для обозначения системы представлений. И всякий раз мы видим, что система корректно расширяемых представлений не отрицает предыдущую, а включает ее в себя. И не нужно здесь напускать философского тумана там, где философия уже не нужна как ранняя стадия о смысл ения чего-то.

>> ты пытаешься выдать этот подход за общеразделяемый

Откуда ты это взял? Я описываю свою модель представлений, не выдавая ее за признанную всеми и не говоря от имени науки. Я даже тебя не намерен убеждать, хотя заинтересован в том, чтобы ты правильно понял суть моей модели. К сожалению, этого пока не удается сделать. На деле получается, что ты выхватываешь что-то тобой узнаваемое и спешишь объявить это одним из философских течений. Это удручает потому как я вижу, ты не говоришь по существу.

Все же, попробуй сказать конкретно в чем именно не верны утверждения: » На самом деле научная методолог ия опирается на системы аксиом атики предметных областей, которые опровергнуть принципиально невозможно, а можно лишь расширять границы описания (ну как классика Ньютона расширена до СТО «. Я это утверждение еще разъяснил дополнительно с учетом твоих замечаний. Опровергни без ссылок на авторитеты, своими словами, именно по существу, чтобы не нужно было бесконечно разбирать завалы уже прошлых исторических споров. Мы ведь на вершине истории и можем использовать это преимущество. Не разбавляй смысл фразами типа » В реальности это не работает «, а конкретно говори, что именно и почему не работает в реальности, учитывая, что в моей модели науки аксиом атика, как уже говорил, не является единственной составляющей. Не спеши, если нужно спроси про особенности моей модели прежде с наскока ее пытаться опровергать.

Другой вопрос, если ты имеешь основания защищать идею парадигмы Куна, невзирая на ту ее отрицательную роль, которая она привнесла через мист ические философии, с которой боролись методолог и науки, то так же нужно четко высказать, почему ты считаешь верным, что наука может опровергаться следующим ее развитием. Я уже показал почему твоя попытка сослаться на высказывание » такие выражения как масса, импульс, скорость, время, пространство фигурируют как в современной физике, так и в прежних физических теор иях, однако, означают они совершенно разные вещи » несостоятельна.

>> Я указал лишь на то, что твой подход едва ли можно соотнести с Лакатосом .

Его едва ли можно соотнести еще и с Аристотелем 🙂 или любыми другими высказываниями того времени, ведь те мыслители не обладали теми знаниями, которые есть у меня. Они толком не понимали, что такое творчество, в частности научное, но очень много рассуждали невпопад об этом. Они, соответственно, не понимали толком, что такое наука и как она представительствует в головах ее носителей. Мне неинтересно сопоставлять их устаревшие представления с моей современной моделью, но было бы интересно сопоставить то, что есть в твоей голове. Поэтому я предлагал тебе говорить своими словами.

Другое дело, если бы мне вдруг загорелось проследить как развивалась исторически то или иное философское направления вплоть до того, как оно обрело черты научно выверенных систем представлений. Вот тогда пришлось бы копать все древние высказывания и их взаимное влияние. Тем более мне пофиг на мист ические заскоки Фейерабенда, Бехтеревой и кого бы то ни было. С мист икой уже на сайте разобрались достаточно плотно и давно.

Ты сказал, что за Куновскми парадигмами есть что-то полезное сегодня. Я не понял, что именно, а с этого начались твои рассуждения. Я считаю их сугубо вредным для науки образованием, отрицающим саму основу науки.

>> На примере этих материалов хорошо видно, насколько базовое ядро научных теор ий оказывалось несовместимым между собой, насколько сложно было продвигать новые взгляды .

Не видно, если не посчитать Аристотеля и Платона учеными, а не донаучными мыслителями (философами). Вот этот тот случай, когда нужно строгое определение науки. В моей системе представлений наука — то, что строго следует научной методолог ии. База научных теор ий — это выверенные между передовыми носителями науки аксиом атические истины. Они никогда никем не опровергались и в своем принципе не могут опровергаться потому, что непосредственно описывают систему причинно-следственных зависимостей в определенных условиях, а такие зависимости не меняются, если не изменились условия.

Но если ты дашь альтернативное определение науки, то и выводы могут оказаться другими. Как назовешь, так и поплывет.

>> На мой взгляд, наука — это социо культур ный феномен, который характеризуется намерением некой группы лиц получить и разделить с другими объективные представления о мире .

Тут нет различия между философией и наукой и даже просто детским любопытством.

Можно ли то, что попирает научную методолог ию назвать научным? Нет безусловно. Все же, методолог ия — самая важная характеристика научности. Смотрим утверждения, его контекст (условия применимости), смотрим, что оно ни в чем не противоречит научной методолог ии, делаем вывод о научной корректности и неважно кто автор, пусть хоть кот ученый или марсианин или гениальное озарение аундеркинда. В противном случае это — ненаучно. Этот критерий годится не только для отдельных утверждений, но и для целых предметных областей творческой деятельности (художественное творчество, философия, математика и т.п. — не научны).

Это четко разграничивает донаучные размышлизмы и научные теор ии.

>> у тебя тогда выпадают Эйнштейн, Бор, Галилей, Кеплер да и ты сам .

Не выпадает ничего, что согласуется с научной методолог ией. Но у любого человека не бывает так, что все его мысли согласуются с ней. И еще есть существенная разница между теми, кто случайно делает корректные утверждения и теми, у кого есть своя модель представлений системы принципов научной методолог ии. первые оказываются в согласии с требованиями науки случайно, вторые — произвольно и намерено. Первые — не ученые, возможно крутые и интересные философы. Вторые — носители научной методолог ии — ученые. Бывают ученые только по корочке, по званию, но нифига не носители модели методолог ии. От того, что их называют учеными их суть не изменится.

Так же как методолог ия подразделяется на методолог ию исследования (получения данных), методолог ию обработки результатов исследований, на метрологию сопоставлений и обобщений, на методы корректной формализ ации, — так же подразделяются научные специализации ученых (редко бывает те, у кого в моделях представлений научная методолог ия представлена в полном виде).

А те «ученые», у которых нет ни одной выверенной части таких представлений, просто дурачат коллег и себя, в том числе философствованием о парадигмах, о мист ике и просто выдавая брак в своей работе.

В целом возникает взаимодополняющее научное сообщество предметных областей.

Любая область научной методолог ии ориентирует на объективность полученных результатов.

>> При этом методолог ия получения знаний, стандарты, могут меняться со временем и определяются текущей проблематикой общества

Готов до конца оспаривать это утверждение в части научной методолог ии. Она в основе имеет свою аксиом атику — формализ ацию причинно-следственных связей реального мира в действиях исследователя и его прагматических выводов. Это не меняется так же, как не меняются физические законы мира.

>> Хорошим примером разного содержания определяемого историческим контекст ом служит парадокс с теор емой Эйлера, когда теор ема доказанная в начале столетия оказалась неверной в конце столетия .

Теорема Эйлера не является аксиом атическим представительством какой-то части объективной реальности, а оперирует с абстракциями. Это — субъективное образование, со всеми присущими возможностями быть неверным. Такого никогда не может случиться с выделенными объектами причинно-следственных явлений типа законов Ньютона.

Конечно, и в области предположительных обобщений бывают ошибки так, что сначала многие из научного сообщества даже подтверждают неверные предсказания, но быстро восстанавливается объективность (например, с заявлением о превышении скорости света).

При этом все аксиом ы являются, все же, выделенными абстракциями, произвольно оцененными как верные объективной действительности. Поэтому всегда есть ненулевая вероятность ошибки, а субъективная уверенность поддерживается все новыми проверками. Но то, что на самом деле описывает объективную реальность, не меняется в данных условиях, так что задача науки — как можно большее соответствие аксиом атической базы предметных областей объективной реальности чтобы на это можно было уверенно полагаться.

>> Ты описываешь критерии, которые каждый понимает «кто во что горазд» .

Вот прикинь, хороший математик, у которого есть развитая модель понимания математической логики, моментально увидит методические ошибки в построениях и скажет: «Нет, это — не математика». Но нет книги, в которой бы описывалась вся математика, и, тем более, нет книги, в которой бы описывалась методолог ия мат.логики так, чтобы можно было бы любому формально применить это, не раздумывая и делать верные суждения. Модели понимания мат логики нарабатываются индивидуально, и они развиваются вместе с развитием самой мат.логики так, что последующее не опровергает предыдущее, а эволюционно все более совершенствует и дополняет. Поэтому математика несомненно развивается и прогрессирует, а не просто попирает старые догмы.

Точно так же обстоит дело с научной методолог ией. Хороший методолог сразу видит грубые ошибки. Если тебе покажут данные, в которых взято только удачно подтверждающиеся результаты и игнорируются «плохие» (ну или другие примеры грубого нарушения принципов научной методолог ии), ты скажешь, что это — не наука. На сайте есть тест , позволяющий оценивать ненаучность по некоторых основным критериям.

Не «кто во что горазд», если не говорить о диванных экспертах, а сегодня среди ученых есть общепризнанные аксиом ы соответствия научности. Но есть такие пока не очевидные принципы и их системы, которые все еще что туманно воспринимаются многими учеными и те совершают соответствующие ошибки. Общее представление и культур а применения методолог ии в науке прогрессирует и развивается, а не отрицает старые догмы.

>> Вот описание реального научного открытия у Даниэла Кинимана

Давай не путать применение научной методолог ии и творческий процесс исследования. Это — совершенно разные вещи. Чем более ученый владеет системой принципов научной методолог ии, тем меньше грубых ошибок он совершает. Для этого и нужна эта методолог ия. А «интеллектуальные миры» ученых в самом деле разняться очень сильно, в том числе и представительство научной методолог ии в разных головах.

>> мы начали с тщательной проверки собственных интуитивных предпочтений

Потенциал понимания и подготовленности людей различается настолько, что результатом интуиции может быть совершенно разные выводы при одном и том же наблюдении. Это еще не методолог ия или аксиом атическая база. Это начинается с первичных распознавателей и систем значим ости, с рефлексов и предпочтений — до уровня о смысл ения. Некоторым долго не приходит в голову совершенно очевидное для другого и нет сил им это показать, пока не будет наговорено много слов и проделано много действий или вообще никогда. У каждого своя очевидность.

>> Твой подход примерно никак не описывает процесс этого открытия, разработанный авторами метод исследования и этапы / причины принятия гипотез ы другими учеными. Ровно наоборот , если бы ученые пытались двигаться по описанному тобой методу , они бы получили когнитивные искажения . движение к научному открытию и его принятие в научной среде, идёт нетривиальным образом .

Я не понял, о каком именно моем подходе ты говоришь. Мы говорили о неопровержимости аксиом , и я показал, почему именно они неопровержимы в случае их соответствия объективной реальности. У меня нет подхода, регламентирующего как делать научные открытия или как вообще заниматься наукой. Но у меня есть статьи, показывающие механизмы эвристических откровений.

Если ты хочешь сказать, что если бы ученые строго следовали научной методолог ии и не опирались бы на аксиом атику, то получали бы когнитивные искажения, то это — серьезное заблуждение.

Что касается аксиом , конечно, не следует безусловно верить в аксиом ы, тем более подсказанные другими в качестве сведений, которые еще не стали твоими знаниями и поэтому их постоянно перепроверяют. Следует избегать полагаться на пока еще слабо верифицированные аксиом ы, — это вопрос личного опыта ученого, научной психогигиены. А методолог ия создана для того, чтобы минимизировать иллюзии и ошибки, которые возникают у любых исследователей, чего бы они ни исповедали.

>> Три сложности: 1) Показать существование объективной реальности. На сегодня это никем не доказано и является предметом личного убеждения.

По отношению к каждому из нас объективность, безусловно, есть и с этим нужно считаться и приспосабливаться к ней, какой бы она ни была. Утверждение об отсутствии чего-то вне твоей субъективности — бес смысл енно, что показано в статье про реальность .

>> 2) Сейчас в литературе вопрос о том, что мы живём в виртуальной реальности или симуляции широко рассматривается.

Ну и пусть эмуляция, за тысячелетия физические законы ни в чем не поменялись (а изучение последствий существующего говорят, что за миллиардолетия). Вообще теор ия эмуляции столь же глупа, высосана из пальца и не обоснована, как и любая другая теор ия сотворения всего. Она ставит столь же много вопросов типа, а что там до эмуляции — ведь должна быть порождающая реальность. Она ни в чем не определенна и поэтому ее нельзя исследовать — как нельзя исследовать бога или несуществующее, т.е. такие теор ии — вне науки. То, что ее муссируют, причем иногда авторитетные люди не делает ее ни в чем более обоснованной, а причины такой увлеченности — самые разные, вплоть до желания связать свое имя с сенсацией. Возможно ты возбудишься такой оценкой, но можем подробно это рассмотреть в отдельной теме. Эмуляция не рассматривается сегодня никем на уровне науки и даже на уровне серьезной философии. Все примеры рассмотрения и обсуждения — авантюристичны, а обоснования — нелепы и абсурдны ( 1 , 2 , 3 . ).

>> 3) » в случае их соответствия » — критерий соответствия .

Есть такой критерий. Он не дает сразу окончательное значение, а приближает к нему с каждой новой верификацией независимым исследователем. И когда постоянные перепроверки доказывают постоянность и незыблемость, то что еще нужно? Раз постоянство, то нет никакого резона и возможности ему не довериться. Да вообще нет альтернативы.

>> верификация является субъективным процессом и никак не показывает конечную истину .

Процесс верификации совершается в объективной реальности, а интерпретация результатов — в субъективной. Верификацией ты затрагиваешь причины и следствия физического мира. А методолог ия должна обеспечить адекватн ую ему интерпретацию. И с этим в науке все лучше и лучше, если отбросить явные шизо-философии, от которых никогда не было практического толка. Наше существование и способность приспосабливаться доказывает верность принципов индивидуальной адаптивн ости, выработанных природой и незачем им противопоставлять философский абсурд всяких псевдо- теор етиков.

Наука

Нау́ка — сфера человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Человек, занимающийся наукой — учёный.

Содержание

Цитаты [ править ]

В науке первым часто оказывается не тот, кто сказал «А», а тот, кто сказал «Я». [1]

В науку нет коротких путей.

Моя вера – это вера в то, что счастье человечеству даёт прогресс науки.

Наука и искусство так же тесно связаны между собой, как легкие и сердце, так что если один орган извращен, то и другой не может правильно действовать [2] [3] .

Единственное, чему научила меня моя долгая жизнь: что вся наша наука перед лицом реальности выглядит примитивно и по-детски наивно — и всё же это самое ценное, что у нас есть. [4]

Наука интернациональна. Наука в своем лучшем виде — это также братство. Как и в других областях деятельности, мы должны признать, что в достижении наших целей мы стоим на плечах наших предшественников и товарищей.

Science is international. Science at its best is also a fraternity. As in other fields of endeavor, we must recognize, that in reaching for our objectives we stand on the shoulders of our predecessors and companions [5] .

Наука в принципе не может заменить практической деятельности и не призвана её заменять. Она её анализирует.

Наука может быть создана только теми, кто насквозь пропитан стремлением к истине и пониманию. Но источник этого чувства берёт начало из области религии. Оттуда же — вера в возможность того, что правила этого мира рациональны, то есть постижимы для разума. Я не могу представить настоящего учёного без крепкой веры в это. Образно ситуацию можно описать так: наука без религии — хрома, а религия без науки — слепа. [6]

— Альберт Эйнштейн

Примечание: Часто цитируется лишь последняя часть, лишённая контекста: «Наука без религии — хрома, а религия без науки — слепа».

Религия, искусство и наука — это ветви одного и того же дерева.

Надо понять, что труд учёного – достояние всего человечества и наука является областью наибольшего бескорыстия. [7] :72

Наука, так долго находившаяся под запретом, наука, преследуемая в течение всего средневековья, отвоевала свою независимость ценою тех услуг, которые она оказала людям. [7] :160

Наука, повторяю, была источником всех успехов, достигнутых человечеством, начиная с его колыбели, теряющейся во мраке. [7] :160

Подлинная наука безбожественна. [8] также: Наше незнание — бог, наше знание — наука.

Я непоколебимо верю, что наука и мир восторжествуют над невежеством и войной [9] .

Je crois invinciblement que la science et la paix triompheront de l’ignorance et de la guerre [10] .

Первые понятия, с которых начинается какая-нибудь наука, должны быть ясны и приведены к самому меньшему числу. Тогда только они могут служить прочным и достаточным основанием учения. [7] :103

. Нет никаких «прикладных наук», есть только одна Наука и её плоды, – как дерево и плоды, им порождённые. [7] :172

Время – лучший ценитель научных работ. [7] :172

Жизнь коротка, наука бесконечна. [7] :98

. Надо же помнить, что не люди существуют для науки и искусства, а что наука и искусство вытекли из естественной потребности человека наслаждаться жизнью и украшать её всевозможными средствами. [7] :80

Наука — всегда не права. Она не в состоянии решить ни одного вопроса, не поставив при этом с десяток новых. [11]

Чем более всеобъемлющ смысл, тем менее он постижим. Бесконечный смысл необходимо лежит вне постижения конечного существа. Это пункт, где наука уступает и мудрость берёт верх.

Бог создал объём, а поверхность — порождение Дьявола. — Образное выражение о поверхности полупроводников, которые можно рассматривать как дефекты, нарушающие трансляционную симметрию и из-за этого значительно затрудняющие расчёты.

Стыдно должно быть тому, кто пользуется чудесами науки, воплощёнными в обыкновенном радиоприёмнике, и при этом ценит их так же мало, как корова те чудеса ботаники, которые она жуёт [12] .

Sollen sich auch alle schämen, die gedankenlos sich der Wunder der Wissenschaft und Technik bedienen und nicht mehr davon geistig erfasst haben als die Kuh von der Botanik der Pflanzen, die sie mit Wohlbehagen frisst [13] .

Но ещё позорнее, питаясь плодами древа науки, подрывать его корни, будучи не в состоянии поднять рыло вверх и увидеть, где эти плоды зреют [12] .

Умному наука — радость, дураку — горе.

— Древняя восточная мудрость

Наука и религия никогда не противостояли друг другу. Просто наука очень молода, чтобы понять это.

Наука в странах, недружественных США, рассматривается как стратегическая опасность для США.

Жизнь коротка, а наука долга. [11]

Всякая наука есть предвидение. [11]

Наука непогрешима, но учёные часто ошибаются. [11]

Наука не отвечает на все вопросы, зато помогает понять бессмысленность многих из них. [11]

Наука, как и добродетель, сама себе награда. [11]

Науку часто смешивают с знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, т.е. уменье пользоваться знанием как следует. [11]

Кажется, дело идёт к тому, что Наука откроет Бога. И я заранее трепещу за его судьбу. [11]

У входа в науку, как у входа в ад, должно быть выставлено требование: «Здесь нужно, чтоб душа была тверда; здесь страх не должен подавать совета».

Всякое начало трудно,— эта истина справедлива для каждой науки.

В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть её сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по её каменистым тропам.

— Карл Маркс. Предисловие к французскому изданию [«Капитала»] (18 марта 1872 г.).— К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 23, с. 25.

Наука — это как магия, только с электричеством.

Я уже не говорю о том, что сказанное наукой слово почти никогда не бывает последним. Истина, добытая на одном уровне знаний, может быть опровергнута на более высоком. [14]

— Еремей Парнов, «Александрийская гемма», 1990

…Наука всегда предположительна — она признаёт, что изменение существующих на данный момент теорий рано или поздно окажется необходимым: сам ее метод не допускает полного и окончательного доказательства.

— Бертран Рассел, «Наука и религия»

Ричард Фейнман [ править ]

У Природы свой путь, и когда мы собираемся исследовать этот путь, нет смысла ставить конкретные задачи, нужно просто попытаться как можно больше узнать о мире, в котором мы живём. Может статься, что мы не сумеем получить ответы на все свои вопросы, но я этого и не жду. Моё любопытство в науке состоит в том, чтобы просто узнать о мире что-то новое, и чем больше я узнаю, тем будет лучше для познания.

— «Радость познания» (в переводе Т. А. Ломоносовой)

Научное знание — это способность делать либо хорошее, либо плохое, но оно не содержит инструкции по своему использованию. Ценность такой способности очевидна, даже несмотря на то, что она может быть сведена на нет тем, что человек с ней делает.

— «Какое тебе дело до того, что думают другие?» (в переводе Н. А. Зубченко)

Научное знание — это нечто, состоящее из утверждений разной степени определённости, некоторые из которых далеки от уверенности, другие близки к ней, а третьи являют собой абсолютную определённость.
Мы, учёные, к этому привыкли и считаем само собой разумеющимся, что быть неуверенным в чём-то абсолютно нормально, что вполне возможно жить и не знать. Но я не знаю, понимает ли истинность этого каждый. Наша свобода сомневаться родилась из борьбы против авторитетов в самые ранние дни науки. Это была очень долгая и ожесточённая борьба: позволить нам оспаривать — подвергать сомнению — быть неуверенными. Я думаю, что важно не забывать об этой борьбе, потому что, в противном случае, мы потеряем то, что получили.

— «Какое тебе дело до того, что думают другие?» (в переводе Н. А. Зубченко)

Станислав Лем [ править ]

Наука интересуется фактами об атомах, молекулах, звёздах, а не нами, во всяком случае, мы интересуем науку не настолько, чтобы её компасом служила непосредственная полезность результатов. Следует отметить, что в древности бескорыстие теоретических изысканий было более явным, чем сейчас. Опыт научил нас, что нет бесполезной науки в самом прагматичном значении слова «польза», потому что никогда не известно заранее, какая информация о природе пригодится, более того, окажется необыкновенно нужной и важной.

. любая, даже самая точная наука развивается не только благодаря новым теориям и фактам, но и благодаря домыслам и надеждам учёных. Развитие оправдывает лишь часть из них. Остальные оказываются иллюзией и потому подобны мифу.

Наука вырастает из технологии и, окрепнув, берёт её на буксир.

— Пускай сделает Науку.
Машина заурчала, и вскоре площадь перед домом Трурля заполнилась толпой учёных. Одни потирали лбы, писали что-то в толстых книгах, другие хватали эти книги и драли в клочья, вдали виднелись пылающие костры, на которых поджаривались мученики науки, там и сям что-то громыхало, возникали странные дымы грибообразной формы, вся толпа говорила одновременно, так что нельзя было понять ни слова, составляла время от времени меморандумы, воззвания и другие документы, а чуть поодаль сидели несколько одиноких старцев; они беспрерывно мелким бисерным почерком писали на клочках рваной бумаги.
— Ну, скажешь, плохо? — с гордостью воскликнул Трурль. — Признайся, вылитая наука!
Но Клапауций не был удовлетворён.
— Что? Вот эта толпа и есть наука? Наука — это нечто совсем иное!

— Dobrze. Niech zrobi naukę.
Maszyna zawarczała i po chwili plac przed domostwem Trurla wypełnił się tłumem naukowców. Wodzili się za łby, pisali w grubych księgach, inni porywali te księgi i darli je na strzępy, w dali widać było płonące stosy, na których skwierczeli męczennicy nauki, tu i ówdzie coś hukało, powstawały jakieś dziwne dymy w kształcie grzybów, cały tłum gadał równocześnie, tak że słowa nie można byłe zrozumieć, od czasu do czasu układając memoriały, apele i inne dokumenty, w odosobnieniu zaś, pod nogami wrzeszczących, siedziało kilku samotnych starców i bez przerwy maczkiem pisało na kawałkach podartego papieru.
— No co, może złe?! — zawołał z dumą Trurl. — Wykapana nauka, sam przyznasz!

Наука? Это прежде всего капитуляция. Обычно подчёркивают её успехи, но они приходят не сразу и всё равно не покрывают громадных потерь. Ведь наука — это согласие на бренность и ничтожество индивидуума, который и возникает-то в результате статистической игры сперматозоидов, борющихся за первенство в оплодотворении яйца. Это согласие на бренность, на необратимость, на отсутствие возмездия и высшей справедливости и предельного познания, предельного понимания всего сущего, — и такое согласие могло бы быть даже героическим, когда б не то, что сами творцы науки так часто не отдают отчёта в том, что они действительно творят!

Наука в поэзии [ править ]

Ереси и расколы суть науки дети;
Больше врёт, кому далось больше разумети;
В безбожие приходит, кто над книгой тает, ―
Говорит тот, кто и сам мало бога знает. [15]

— Антиох Кантемир, «Сатира I. На хулящих учение. К уму своему», 1731

Науки все корысть на свет произвела,
Поэзия одна от чувств произошла. [16]

Наука

Нельзя думать, что фундаментальные научные знания могут быть вредными. Основная часть работ физиков-теоретиков адекватно отражает физическую реальность и формирует основу наших знаний о природе. Однако в ХХ веке появилось несколько физических теорий, которые, хотя и считаются общепринятыми, не подтверждаются данными экспериментов, а потому должны быть признаны лженаучными и вредными.

Научные журналы

Сегодня почти на каждом приусадебном участке можно встретить лишь простейшую «солнечную установку» – зачерненную бочку для нагрева воды для душа. В то же время можно предложить несложные солнечные установки, которые гораздо эффективнее используют экологически чистую и бесплатную солнечную энергию.

Все статьи по рубрикам с аннотациями:

Раритетные издания

Научная информация является одним из важных национальных ресурсов, эффективное использование которого определяется умением обрабатывать информацию: искать, отбирать, анализировать и использовать ее. Объем сведений, необходимых для каждого человека, стремительно возрастает и сегодня невозможно делать ставку на усвоение определенной суммы фактов. Важно уметь самостоятельно пополнять свои знания, ориентироваться в стремительном потоке научной и политической информации. Решению этой задачи способствует ознакомление с книгой «Популярная информатика».

Нобелевские лауреаты

Барух БЛАМБЕРГ. Нобелевская премия по физиологии и медицине, 1976 г.

Барух Бламберг удостоен премии за открытия, касающиеся новых механизмов происхождения и распространения инфекционных заболеваний. Выделил антиген у носителей вируса гепатита В, который оказался безвредной и эффективной вакциной. Разработки Бламберга побудили к созданию вакцин вырабатываемых бактериями, измененными с помощью методов генной инженерии.

Все статьи по рубрикам с аннотациями:

Научно-популярные статьи

Все мы – покупатели. У вас нет средств поверки весов, и вы не хотите носить с собой гири. Перед вами весы, а по ту сторону прилавка продавец. Несложный прием не позволит вас обвешивать в магазине, на базаре.

Информационное издание

Книги знакомят читателей с химическими источниками тока – неизменными спутниками бытовой техники, существующим состоянием энергетики, традиционными и перспективными технологиями преобразования энергии, средствами и методами охраны жилища и имущества.

Наука

Для того чтобы жить и трудиться, человек должен создавать себе средства существования: питание, одежду, жилища и т. п.

Всё, что нужно человеку для жизни, природа – не даёт ему даром. Человек не может ждать милостей от природы, он должен сам их взять у неё.

Для производства средств существования люди создавали различные орудия производства. Вначале такими орудиями были простая палка и камень; затем появились каменные и металлические орудия – топоры, ножи, лопаты и др., и, наконец, современные машины.

Добывая средства существования и воздействуя при этом на природу, люди познавали явления природы, и таким образом постепенно возникли науки о природе: физика, химия, астрономия, ботаника, зоология и др.

Изучая явления природы, наука установила, что все они происходят не случайно, а закономерно, в тесной связи одно с другим. Падение тел, например, происходит вследствие притяжения их Землёй, смена времён года на Земле связана с движением Земли вокруг Солнца, движение воздуха – ветер – вызывается неравномерным нагреванием его и т. д. Цель наук о природе заключается в том, чтобы открыть, изучить её законы и практически использовать их.

Законы природы, т. е. взаимные связи различных явлений, совершенно независимы от воли и желания людей. Как бы нам ни хотелось, например, чтобы скорее наступила весна и было много солнечных дней, весна наступит в строгом соответствии с положением Земли относительно Солнца, а погода будет такой, какую создадут сложившиеся в атмосфере условия.

Однако независимость законов природы от желаний людей вовсе не означает, что люди бессильны перед природой. Наоборот, наука именно для того и нужна обществу, чтобы вооружить его знанием законов природы для использования их в интересах общества.

Весенний разлив рек и связанные с ним наводнения – закономерное явление природы, не зависящее от воли и желаний людей. Однако, умело применяя открытые законы природы, люди, научились сооружать плотины, каналы и водохранилища, регулировать огромную силу разливающихся рек и использовать её.

Наука помогает переделывать природу в интересах людей.

Биология — наука о жизни. Среди всех современных наук биология занимает особое место.

Химия — наука о веществах. Термин химия предположительно произошёл от др. греч.

Физика — наука о природе. Занимается изучением законов природы, вселенной и т.д.

География — наука об изучении земли. Занимается исследованием законов географической среды нашей планеты.

Астрономия — наука о Вселенной. Изучает строение, движение, свойства и образование небесных тел.

Зоология — наука о животных. Занимается изучением происхождения и развития беспозвоночных и позвоночных животных.

Разрешено частичное копирование статей с обязательной ссылкой на источник

Наука

Основная форма человеческого познания — наука — в наши дни оказывает все более значимое и существенное влияние на реальные условия нашей жизни, в которой нам так или иначе надлежит ориентироваться и действовать. Философское видение мира предполагает достаточно определенные представления о том, что такое наука, как она устроена и как развивается, что она может и на что позволяет надеяться, а что ей недоступно.

У философов прошлого мы можем найти много ценных предвидений относительно усиливающегося значения науки. Однако они представить не могли такого массированного, подчас неожиданного и даже драматического воздействия научно-технических достижений на повседневную жизнь человека, которое приходится осмысливать сегодня. И такое осмысление целесообразно начать с рассмотрения социальных функций науки.

Социальные функции науки не есть нечто раз и навсегда заданное. Напротив, они исторически изменяются и развиваются, представляя собой важную сторону развития самой науки.

Современная наука во многих отношениях существенно, кардинально отличается от той науки, которая существовала столетие или даже полстолетия назад. Изменился весь ее облик и характер ее взаимосвязей с обществом.

Говоря о современной науке в ее взаимодействии с различными сферами жизни общества и отдельного человека, можно выделить три группы выполняемых ею социальных функций. Это, во-первых, функции культурно-мировоззренческие, во-вторых, функции науки как непосредственной производительной силы и, в-третьих, ее функции как социальной силы, связанные с тем, что научные знания и методы ныне все шире используются при решении самых разных проблем, возникающих в жизни общества.

Порядок, в котором перечислены эти группы функций, в сущности отражает исторический процесс формирования и расширения социальных функций науки, то есть возникновения и упрочения все новых каналов ее взаимодействия с обществом. Так, в период становления науки как особого социального института (это период кризиса феодализма, зарождения буржуазных общественных отношений и формирования капитализма, то есть эпоха Возрождения и Новое время) ее влияние обнаруживалось прежде всего в сфере мировоззрения, где в течение всего этого времени шла острая и упорная борьба между теологией и наукой.

Дело в том, что в предшествовавшую эпоху средневековья теология постепенно завоевала положение верховной инстанции, призванной обсуждать и решать коренные мировоззренческие проблемы, такие, как вопрос о строении мироздания и месте человека в нем, о смысле и высших ценностях жизни и т. п. В сфере же зарождающейся науки оставались проблемы более частного и «земного» порядка.

Великое значение коперниковского переворота, начавшегося четыре с половиной столетия назад, состоит в том, что наука впервые оспорила у теологии ее право монопольно определять формирование мировоззрения. Именно это стало первым актом в процессе проникновения научного знания и научного мышления в структуру деятельности человека и общества; именно здесь обнаружились первые реальные признаки выхода науки в мировоззренческую проблематику, в мир размышлений и устремлений человека. Ведь для того чтобы принять гелиоцентрическую систему Коперника, необходимо было не только отказаться от некоторых догматов, утверждаемых теологией, но и согласиться с представлениями, которые резко противоречили обыденному мировосприятию.

Должно было пройти немало времени, вобравшего в себя такие драматические эпизоды, как сожжение Дж. Бруно, отречение Г. Галилея, идейные конфликты в связи с учением Ч. Дарвина о происхождении видов, прежде чем наука смогла стать решающей инстанцией в вопросах первостепенной мировоззренческой значимости, касающихся структуры материи и строения Вселенной, возникновения и сущности жизни, происхождения человека и т. д. Еще больше времени потребовалось для того, чтобы предлагаемые наукой ответы на эти и другие вопросы стали элементами общего образования. Без этого научные представления не могли превратиться в составную часть культуры общества. Одновременно с этим процессом возникновения и укрепления культурно-мировоззренческих функций науки само занятие наукой постепенно становилось в глазах общества самостоятельной и вполне достойной сферой человеческой деятельности. Иначе говоря, происходило формирование науки как социального института в структуре общества.

Что касается функций науки как непосредственной производительной силы, то нам сегодня эти функции, пожалуй, представляются не только наиболее очевидными, но и первейшими, изначальными. И это понятно, если учитывать беспрецедентные масштабы и темпы современного научно-технического прогресса, результаты которого ощутимо проявляются во всех отраслях жизни и во всех сферах деятельности человека.

В период становления науки как социального института вызревали материальные предпосылки для осуществления такого синтеза, создавался необходимый для этого интеллектуальный климат, вырабатывался соответствующий строй мышления. Конечно, научное знание и тогда не было изолировано от быстро развивавшейся техники, но связь между ними носила односторонний характер. Некоторые проблемы, возникавшие в ходе развития техники, становились предметом научного исследования и даже давали начало новым научным дисциплинам. Так было, например, с гидравликой, с термодинамикой. Сама же наука мало что давала практической деятельности — промышленности, сельскому хозяйству, медицине. И дело было не только в недостаточном уровне развития науки, но прежде всего в том, что практическая деятельность, как правило, не умела, да и не испытывала потребности опираться на завоевания науки или хотя бы просто систематически учитывать их. Вплоть до середины XIX века случаи, когда результаты научных исследований находили практическое применение, были эпизодическими и не вели ко всеобщему осознанию и рациональному использованию тех богатейших возможностей, которые сулило их практическое использование.

Со временем, однако, становилось очевидным, что сугубо эмпирическая основа практической деятельности слишком узка и ограниченна для того, чтобы обеспечить непрерывное развитие производительных сил, прогресс техники. И промышленники, и ученые начинали видеть в науке мощный катализатор процесса непрерывного совершенствования средств производственной деятельности. Осознание этого резко изменило отношение к науке и явилось существенной предпосылкой для ее решающего поворота в сторону практики, материального производства. И здесь, как и в культурно-мировоззренческой сфере, наука недолго ограничивалась подчиненной ролью и довольно быстро выявила свой потенциал революционизирующей силы, в корне меняющей облик и характер производства.

Важной стороной превращения науки в непосредственную производительную силу является создание и упрочение постоянных каналов для практического использования научных знаний, появление таких отраслей деятельности, как прикладные исследования и разработки, создание сетей научно-технической информации и другие. Причем вслед за промышленностью такие каналы возникают и в других отраслях материального производства и даже за его пределами. Все это повлекло за собой значительные последствия и для науки, и для практики.

Если говорить о науке, то она прежде всего получила новый мощный импульс для своего развития. Со своей стороны практика все более явно ориентируется на устойчивую и непрерывно расширяющуюся связь с наукой. Для современного производства, да и не только для него, все более широкое применение научного знания выступает как обязательное условие самого существования и воспроизводства многих видов деятельности, возникших в свое время вне всякой связи с наукой, не говоря уже о тех, которые ею порождены.

Сегодня, в условиях научно-технической революции, у науки все более отчетливо обнаруживается еще одна группа функций — она начинает выступать и в качестве социальной силы, непосредственно включаясь в процессы социального развития. Наиболее ярко это проявляется в тех довольно многочисленных в наши дни ситуациях, когда данные и методы науки используются для разработки масштабных планов и программ социального и экономического развития. При составлении каждой такой программы, определяющей, как правило, цели деятельности многих предприятий, учреждений и организаций, принципиально необходимо непосредственное участие ученых как носителей специальных знаний и методов из разных областей. Существенно также, что ввиду комплексного характера подобных планов и программ их разработка и осуществление предполагают взаимодействие общественных, естественных и технических наук.

Очень важны функции науки как социальной силы в решении глобальных проблем современности. В качестве примера здесь можно назвать экологическую проблематику. Как известно, бурный научно-технический прогресс составляет одну из главных причин таких опасных для общества и человека явлений, как истощение природных ресурсов планеты, растущее загрязнение воздуха, воды, почвы. Следовательно, наука — один из факторов тех радикальных и далеко не безобидных изменений, которые происходят сегодня в среде обитания человека. Этого не скрывают и сами ученые. Напротив, именно они были в числе тех, кто стал первым подавать сигналы тревоги, именно они первыми увидели симптомы надвигающегося кризиса и привлекли к этой теме внимание общественности, политических и государственных деятелей, хозяйственных руководителей. Научным данным отводится ведущая роль и в определении масштабов и параметров экологических опасностей.

Наука в данном случае отнюдь не ограничивается созданием средств для решения поставленных перед ней извне целей. И объяснение причин возникновения экологической опасности, и поиск путей ее предотвращения, первые формулировки экологической проблемы и ее последующие уточнения, выдвижение целей перед обществом и создание средств для их достижения — все это в данном случае тесно связано с наукой, выступающей в функции социальной силы. В этом качестве наука оказывает комплексное воздействие на общественную жизнь, особенно интенсивно затрагивая технико-экономическое развитие, социальное управление и те социальные институты, которые участвуют в формировании мировоззрения.

Возрастающая роль науки в общественной жизни породила ее особый статус в современной культуре и новые черты ее взаимодействия с различными слоями общественного сознания. В этой связи остро ставится проблема особенностей научного познания и его соотношения с другими формами познавательной деятельности (искусством, обыденным сознанием и т. д.). Эта проблема, будучи философской по своему характеру, в то же время имеет большую практическую значимость. Осмысление специфики науки является необходимой предпосылкой внедрения научных методов в управление культурными процессами. Оно необходимо и для построения теории управления самой наукой в условиях ускоренного научно-технического прогресса, поскольку выяснение закономерностей научного познания требует анализа его социальной обусловленности и его взаимодействия с различными феноменами духовной и материальной культуры.

НаукаНазад НаукаОглавление НаукаВперед Наука

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *