Обвинения

Обвинения

Лекция 1: Понятие и сущность уголовного процесса

1.4. Уголовное преследование и его виды

К числу важнейших понятий состязательного процесса, введенных УПК РФ, следует отнести «уголовное преследование».

Уголовное преследованиепроцессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Данная деятельность направлена на изобличение подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, т. е. связана с преследованием конкретного лица, уже поставленного в положение подозреваемого или обвиняемого.

В понятии «уголовное преследование» отражается суть состязательного способа подготовки и поддержания обвинения. В состязательном процессе это делает сторона обвинения (обвинительная власть) посредством досудебной подготовки оснований уголовного иска, его предъявления и поддержания в суде.

Законодатель в п. 56 ст. 5 УПК РФ разъясняет, что уголовное судопроизводство включает в себя досудебное и судебное производство по уголовному делу. Уголовное преследование в досудебный период есть деятельность, направленная на процессуальную подготовку, обоснование материально-правовых притязаний обвинительной власти.

Досудебное производство — это уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу (п. 9 ст. 5 УПК РФ). Следует связывать уголовное преследование со всем досудебным судопроизводством, включая кроме стадий предварительного расследования и возбуждения уголовного дела допроцессуальную проверку оснований для возбуждения уголовного дела. В частности, деятельность, предшествовавшую составлению рапорта об обнаружении преступления, можно считать уголовным преследованием.

В основе классификации видов уголовного преследования (обвинения) лежат публичное и частное начала. Отличительными признаками «вида обвинения» являются интерес, который преследуется обвинителем, и правовой статус субъекта обвинительной функции.

Имеются три основных вида обвинения: частное, когда уголовное преследование осуществляется частным лицом, пострадавшим от преступления, в частных интересах; публичное, когда идеальным субъектом права на уголовное преследование выступает общество или государство во имя отвлеченного блага и общественных интересов; и частно-публичное, в котором сочетаются два первых вида.

В современном публичном уголовном процессе частное обвинение играет незначительную роль и производится только по узкой категории уголовных дел. Часть 2 ст. 20 УПК РФ допускает частное обвинение только по четырем составам преступлений, предусмотренным ст. 115 УК РФ (Легкий вред здоровью), 116 УК РФ (Побои), ч. 1 ст. 129 УК РФ (Клевета) ч. и ст. 130 УК РФ (Оскорбление).

Дела частного обвинения — это такие дела, возбуждение и производство по которым полностью зависит от воли потерпевшего от преступного деяния. Роль государства в лице мирового судьи сводится единственно к принятию надлежаще оформленного заявления, созданию условий для состязания сторон и разрешению уголовно-правового спора между частными лицами.

Потерпевший, являющийся частным обвинителем, обладает полной свободой распоряжения обвинением. По его волеизъявлению частное уголовное преследование возбуждается мировым судьей. Согласно ч. 6 ст. 144 УПК РФ заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения рассматривается судьей в соответствии со ст. 318 УПК РФ.

Порядок возбуждения и производства по делам частного обвинения регламентирован ст. 318, 319 УПК РФ. Потерпевший вправе в любой момент судебного разбирательства (но до момента удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора) отказаться от обвинения, в том числе путем примирения с обвиняемым, что влечет прекращение уголовного дела.

Доминирующим видом обвинения в уголовном процессе является публичное обвинение. Публичный характер уголовного преследования заключается в том, что оно осуществляется от имени государства уполномоченными на то органами и должностными лицами (прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель). Таким образом, уголовное преследование осуществляется компетентными органами в интересах всего общества, государства, а не только в интересах потерпевшей стороны. Это вытекает из положения Конституции РФ, возлагающей на государство обязанности защищать права и свободы человека и гражданина и гарантирующей каждому судебную защиту.

Частно-публичное обвинение является ничем иным, как способом ограничения частного обвинения потерпевшего должностным обвинением прокурора. Частное лицо здесь имеет только инициативу в возбуждении уголовного преследования, но само при этом не приобретает черт частного обвинителя, и дальнейшее производство по данному делу производится независимо от его воли.

Частно-публичное уголовное преследование проводится по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч. 3 ст. 20 УПК РФ. Право распоряжения обвинением по делам данной категории принадлежит частному обвинителю только частично. По его волеизъявлению возбуждается уголовное дело. Без заявления потерпевшего деяние не может считаться преступным, и уголовное дело не может быть возбуждено.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ к уголовным делам частно-публичного обвинения относятся дела о преступлениях, предусмотренных следующими статьями УК РФ: ч. 1 ст. 131 УК РФ (Изнасилование); ч. 1. ст. 132 УК РФ (Насильственные действия сексуального характера); ч. 1 ст. 136 УК РФ (Нарушение равноправия граждан); ч. 1 ст. 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни); ч. 1 ст. 138 УК РФ (Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений); ч. 1 ст. 139 УПК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища); ст. 145 УК РФ (Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременных женщин или женщин, имеющих детей до трех лет); ч. 1 ст. 146 УК РФ (Нарушение авторских и смежных прав); ч. 1 ст. 147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав).

Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, относящимся к частному и частно-публичному обвинению и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Дела частного обвинения

В уголовном праве есть категория дел частного обвинения, судебное разбирательство в отношении которых начинается и заканчивается по желанию потерпевшего. Как правило, дела частного обвинения затрагивают интересы определенного круга лиц и не отличаются большой общественной опасностью. Рассмотрим порядок возбуждения и прекращения таких дел.

К делам частного обвинения относятся: умышленное причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ), побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ), клевета без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 129 УК РФ), а также оскорбление (ч. 1 ст. 130 УК РФ), в том числе выраженное публично и в средствах массовой информации (ч. 2 ст. 130 УК РФ). Все перечисленные преступления относятся к преступлениям небольшой тяжести. Уголовные дела в отношении таких преступлений возбуждаются, за некоторым исключением, по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, которое возможно вплоть до удаления суда в совещательную комнату (ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Заявление по делу частного обвинения подается непосредственно мировому судье в соответствии с правилами территориальной подсудности с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело (ч. 6 ст. 318 УПК РФ). Заявление должно соответствовать установленным законом требованиям и содержать: наименование суда, в который оно подается, описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения, просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству, данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность, данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд, и подпись лица, подавшего заявление (ч. 5 ст. 318 УПК РФ). Часто потерпевший не располагает данными о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, тогда мировой судья отказывает в принятии заявления и направляет его руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление (ч. 1.1 ст. 319, ч. 1 ст. 147 УПК РФ).

Установив, что заявление по форме и содержанию соответствует установленным требованиям, мировой судья принимает заявление к своему производству, и потерпевший обретает статус частного обвинителя (ч. 7 стр. 318, ч. 1 ст. 43 УПК РФ). Если заявление не отвечает указанным требованиям, судья выносит постановление о его возвращении, в котором предлагается исправить заявление и устанавливается для этого срок (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления (ч. 2 ст. 321 УПК РФ). В течение 7 суток мировой судья вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления, разъясняет права подсудимого в судебном заседании и выясняет, кого необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты (ч. 3 ст. 319 УПК РФ). Часто лицо, в отношении которого подано заявление, подает встречное заявление, которое может быть соединено в одно производство с первоначальным, при этом рассмотрение дела может быть отложено на срок не более 3 суток (ч. 3 ст. 321 УПК РФ).

В процессе подготовки и проведения судебного заседания мировой судья по ходатайству сторон может оказать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно (ч. 2 ст. 319 УПК РФ). Он также разъясняет сторонам возможность примирения и иные процессуальные права и обязанности. В случае поступления заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается (ч. 5 ст. 139, ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Судебное следствие начинается с изложения заявления частным обвинителем или его представителем. Частный обвинитель вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого, а также отказаться от обвинения (ч. 5 ст. 321 УПК РФ). Стоит отметить, что участие частного обвинителя в судебном заседании обязательно и, если он не является в суд без уважительных причин, судья выносит постановление о прекращении уголовного дела (ч. 3 ст. 249, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Выделим ряд моментов, на которые стоит обратить внимание при участии в деле частного обвинения.

Во-первых, при оправдании подсудимого суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство (ч. 9 ст. 132 УПК РФ).

Во-вторых, в случае прекращения дела примирением сторон к подсудимому может быть предъявлен гражданский иск о возмещении морального и материального ущерба, и постановление о прекращении уголовного дела будет одним из доказательств по гражданскому делу.

В-третьих, дело частного обвинения может быть возбуждено и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя следователем или с согласия прокурора дознавателем, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также при совершении преступления лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). К доказательствам беспомощности состояния относятся медицинские документы, свидетельствующие о нетрудоспособности и инвалидности, сведения о том, что лицо состоит на учете в психоневрологическом диспансере, судебные решения о признании лица недееспособным и об установлении над ним опеки либо попечительства. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, описанном выше (ч. 2 ст. 318 УПК РФ). Если дело возбуждено прокурором или следователем, а также дознавателем с согласия прокурора, то обвинение поддерживает государственный обвинитель. Вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение (ч. 4 ст. 318 УПК РФ).

И, наконец, потерпевшие не всегда знают, что заявление о преступлении должно подаваться мировому судье, и идут в милицию или прокуратуру. В случае поступления сообщения о совершении преступления в орган дознания, дознавателю, следователю или прокурору указанные лица должны принять решение о передаче сообщения в суд, о чем уведомляется заявитель, либо объяснить потерпевшему порядок направления таких заявлений (ч. 2 ст. 20, п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). В любом случае они должны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а также меры по сохранению следов преступления (п. 3 ст. 145 УПК РФ).

Анна Белицкая, юрисконсульт компании «Гарант»

Обвинение

Обвинение — обдуманное возложение вины на другого, как правило настаивание на намеренности, а то и преднамеренности совершенного проступка.

Обвинение и бытовые обвинения

Обвинение, как обдуманный поступок, следует отличать от бытовых обвинений, когда упреки и недовольства кидаются по сути необдуманно, в режиме межличностной игры, по привычке или из-за плохого настроения. Смотри Обвинение и бытовые обвинения

Обвинение другого — серьезный поступок. Это уже не укол, а удар. Дети готовы, не задумываясь, кидать друг другу бытовые обвинения, но останавливаются перед вопросом: «Ты действительно хочешь сказать, что твой брат сломал твою игрушку нарочно? Если ты так скажешь, он будет серьезно наказан. Он будет стоять в углу полчаса, и вы не будете играть». Как правило, после такого серьезного запроса обвинение не подтверждается. Смотри Обвинения

Вина — то, что налагается на человека вследствие нанесения им ущерба, нарушения законов или договоре.

Воспитанные люди упреки и обвинения используют редко. Учиться общаться без обвинений — стоит. Пока о.

Словом можно задеть, словом можно ударить. Слова, интонации и обороты, задевающие собеседника и напр.

Когда мы чем-то недовольны, хочется найти в этом виновного — и не важно, правы мы или нет. Люди, кот.

Ненужные конфликты лучше предупредить: избежать конфликтной ситуации вообще или погасить нарождающий.

Я-высказывание — форма высказывания, когда человек говорит о своих намерениях, своем видении, своем.

Проступок — поступок, нарушающий нормы и правила поведения. Неслучайный выход за рамки своих прав, з.

Статья 246 УПК РФ. Участие обвинителя (действующая редакция)

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратил силу. — Федеральный закон от 30.10.2009 N 244-ФЗ.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 246 УПК РФ

1. Согласно пункту 6 ст. 5 государственный обвинитель — это поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры (см. п. 4 ком. к ст. 5). Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, поскольку без этого невозможно обеспечить состязательность процесса. Кроме того, именно государственный обвинитель начинает судебное следствие, излагая предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1 ст. 273). Государственный обвинитель в судебном разбирательстве является стороной обвинения, а не органом надзора за законностью. Поэтому он, в частности, высказывает суду лишь свое мнение по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, а не дает заключения, как это имело место по старому уголовно-процессуальному закону (ч. 1 ст. 248 УПК РСФСР).

2. Наряду с государственным обвинителем обвинение, в т.ч. по делам частно-публичного и публичного характера, вправе поддерживать потерпевший (п. 16 ч. 2 ст. 42). Это т.н. добавочное (дополнительное) обвинение, когда потерпевший наделен определенным объемом прав (по заявлению ходатайств и отводов, представлению и исследованию доказательств, участию в судебных прениях, обжалованию решений суда), но в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения не может продолжать поддерживать его самостоятельно.

3. Ком. статья различает отказ (полный или частичный) государственного обвинителя от обвинения (часть 7) и изменение им обвинения (часть 8). Отказ от обвинения может быть связан с убеждением обвинителя в отсутствии события преступления или состава преступления в деянии подсудимого (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24) либо в непричастности его к совершению преступления, а также с истечением сроков давности уголовного преследования, смертью подсудимого и другими обстоятельствами, исключающими уголовное преследование. Частичный отказ от обвинения может иметь место, когда названные основания касаются только некоторых вменявшихся ранее в вину эпизодов деятельности подсудимого либо только отдельных подсудимых, если их несколько. Отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой полное или частичное прекращение уголовного дела. Вынесение оправдательного приговора в этом случае законом не предусмотрено (Определение ВС РФ N 78-о03-12 по делу Ременюка). Отказ от обвинения может быть заявлен вплоть до удаления суда в совещательную комнату, в том числе во время выступления в судебных прениях (БВС РФ. 2003. N 7).

4. Изменение государственным обвинителем обвинения в смысле данной статьи не ведет ни к полному, ни к частичному прекращению уголовного дела. Под исключением из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание (п. 1 ч. 8 данной статьи), следует понимать исключение из обвинения не обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст. 63 УК и п. 7 ч. 1 ст. 220 УПК (они не охватываются квалификацией преступления), а признаков квалифицированного состава преступления, включающего предусмотренные соответствующей частью статьи уголовного закона отягчающие обстоятельства (например, признака особой жестокости, хулиганских побуждений при обвинении в убийстве по ч. 2 ст. 105 УК и т.п.).

Исключение из обвинения ссылки на какую-либо норму УК (п. 2 ч. 8) является основанием для изменения государственным обвинителем обвинения только в том случае, если деяние подсудимого полностью охватывается составом другого преступления, которое изначально было указано (вменялось обвиняемому) в обвинительном заключении или обвинительном акте, — в противном случае будет иметь место фактически либо полный или частичный отказ от обвинения (ч. 7 ком. статьи), либо переквалификация обвинения, если соблюдены условия, предусмотренные для применения п. 3 ч. 8 ком. статьи). То есть переквалификация деяния на новое преступление, обвинение в котором ранее не предъявлялось и не было указано в обвинительном заключении или акте, может быть, но, во-первых, не по п. 2 ч. 8 ком. статьи, а во-вторых, если только это не означает поворот обвинения к худшему ввиду перехода к более тяжелому обвинению или нарушения права подсудимого на защиту (см. об этом ком. к ст. 252). «Основным ограничением при переквалификации преступления в суде является требование о том, чтобы объем нового обвинения составлял лишь часть прежнего обвинения, т.е. статья Особенной части, на которую переквалифицируются действия лица, должна предусматривать такое преступление, состав которого может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления». Мера наказания также не может быть повышена по сравнению с ранее назначенной.

Если же исключение из обвинения ссылки на норму УК вообще не сопровождается оставлением в нем ссылки на другое инкриминируемое подсудимому преступление, то в этом случае следуют полный отказ государственного обвинителя от обвинения и прекращение судом уголовного преследования (дела).

5. Переквалификация государственным обвинителем деяния в соответствии с нормой УК, предусматривающей более мягкое наказание (п. 3 ч. 8), также означает изменение им обвинения. При этом, однако, следует учитывать общий запрет на изменение (поворот) обвинения к худшему, предусмотренный ч. 2 ст. 252. Если статья или часть статьи УК, на которую переходит обвинитель, хотя и предусматривает более мягкое наказание, но включает такой состав, который не может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления, а значит, сопровождается и существенным изменением на деле фактических обстоятельств, то изменение обвинения практически равнозначно отказу обвинителя от обвинения, поскольку в таком случае суд вынужден будет оправдать подсудимого по этому новому обвинению, дабы избежать нарушения права обвиняемого на защиту. Так, например, изменение обвинения в вымогательстве, предусмотренном п. «б» ч. 3 ст. 163 УК (в целях получения имущества в крупном размере), на п. «в» ч. 2 той же статьи (вымогательство с применением насилия) — это, без сомнения, переквалификация в соответствии с нормой, предусматривающей более мягкое наказание (часть третья статьи 163 УК предусматривает максимальное наказание до 15 лет лишения свободы, тогда как часть вторая — лишь 7 лет). Однако новое обвинение существенно отличается по квалифицирующим признакам и фактической фабуле от прежнего, оно не было заранее известно и предъявлено обвиняемому, поэтому осуждение его по измененному таким образом обвинению было бы неправомерным.

6. Государственный обвинитель должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания. При этом суд должен рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания. Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Обвинения

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции :

Михайлов, А. А.
Изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. УПК РФ 2001г. по сравнению с УПК РСФСР 1960г. существенным образом изменил регламентацию производства по уголовному делу в суде первой инстанции. Не составили исключения и институты изменения обвинения и отказа от обвинения. Их реформирование было проведено в целом в духе состязательности и обеспечения прав и законных интересов такого участника уголовного судопроизводства как подсудимый.

В то же время согласно ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Соответственно, уголовно-процессуальное законодательство должно обеспечить такое регулирование отношений, связанных с изменением обвинения и отказом от обвинения в суде первой инстанции, которое направлено на реализацию обеих вышеуказанных сторон назначения уголовного судопроизводства, что также требуется в целях обеспечения права лиц, вовлеченных в уголовный процесс, на судебную защиту (ч.1 ст.46 Конституции РФ) и права потерпевших на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст.52 Конституции РФ). При этом необходимость совместного исследования изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции обусловливает то обстоятельство, что они по действующему УПК РФ представляют собой распорядительные полномочия прокурора в отношении обвинения в суде первой инстанции. Кроме того, и в теории уголовного процесса, и на практике данные институты нередко четко не разграничиваются, а в их регламентации в УПК РФ имеются пробелы и недостатки, не способствующие правильному применению норм уголовно-процессуального закона, относящихся к обоим данным институтам.

Обозначенные причины требуют комплексного исследования изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции, направленного на решение вопросов, связанных с устранением указанных пробелов и недостатков и обеспечением такой регламентации

изменения прокурором обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции в уголовно-процессуальном законе, которая позволила бы гарантировать защиту прав и законных интересов потерпевших, не нарушая при этом прав и законных интересов подсудимых.

Степень разработанности темы исследования. Проблемы изменения обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции привлекали внимание ученых-процессуалистов в дореволюционный и советский периоды развития отечественного уголовного процесса и продолжают оставаться предметом дискуссии в современной уголовно-процессуальной науке.

Среди дореволюционных авторов данные вопросы исследовались, в частности, Н.А. Буцковским, А.Ф. Кони, Э.Я. Немировским, Н.Н. Розиным, В.К. Случевским, Г.С. Фельдштейном. В советский период к их рассмотрению в своих трудах обращались М.И. Бажанов, В.И. Басков, В. Блинов, М.М. Выдря, И.М. Гальперин, П.М. Давыдов, Т.Н. Добровольская, B.C. Зеленецкий, А.Б. Зозулинский, Н.Я. Калашникова, Я.О. Мотовиловкер, И.Д. Перлов, Г.М. Резник, В.М. Савицкий, И.М. Садовский, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, А.Л. Цыпкин, М.А. Чельцов, М.Л. Шифман.

В современный период развития уголовного процесса России отдельные аспекты изменения прокурором обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции затрагиваются в работах таких ученых, как А.С. Александров, К.Н. Амирбеков, О.И. Андреева, О.Я. Баев, Б.Т. Безлепкин, С.А. Бояров, О.В. Волынская, С.М. Даровских, И.Ф. Демидов, В.В. Кальницкий, Н.П. Кириллова, Г.Н. Королев, В.Ф. Крюков, Л.А. Курочкина, Н.Е. Петрова, И.Л. Петрухин, М.Е. Пучковская, А.А. Тарасов, А.А. Тушев, А.Г. Халиулин, Д.П. Чекулаев, Ю.К. Якимович и др.

На диссертационном уровне различные стороны и проблемы изменения обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции рассматривали A.M. Баксалова, М.П. Бобылев, Р.Г. Бубнов, Е.А. Бравилова, Н.Ю. Букша, А.В. Землянухин, Н.А. Кириллова, В.М. Колпашникова, Е.В. Колузакова, Х.М. Лукожев, В.В. Ровнейко, В.Г. Ульянов, В.Ш. Харчикова, Ф.М. Ягофаров и некоторые др.

Не отрицая безусловную значимость вклада указанных ученых в разработку вопросов, касающихся изменения обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции, следует отметить, что в теории уголовного процесса

остается не разрешенным ряд проблем, связанных с регламентацией данных институтов в уголовно-процессуальном законе, а по некоторым из них, в том числе по вопросу о возможности наделения потерпевшего правом поддерживать обвинение в случае отказа от него прокурора, ведется широкая дискуссия.

Изложенное обусловило выбор темы диссертационного исследования, его структуру и содержание.

Цель и задачи исследования . Целью диссертационного исследования является системный анализ совместно институтов изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции и разработка на основе его результатов теоретических положений, позволяющих разграничить данные институты и сформулировать предложения по их дальнейшему совершенствованию[1].

Для достижения указанной цели требуется решить следующие задачи:

— определить понятие обвинения, раскрыв его соотношение с понятием «уголовное преследование», сущность и правовую природу, а также исследовать структуру, содержание и виды обвинения;

— выяснить, чем обусловлены и в чем заключаются пределы прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции, исследовав отношение прокурора (государственного обвинителя) к обвинению в суде первой инстанции в уголовном процессе зарубежных стран и России;

— исследовать понятие, пределы, виды и способы изменения прокурором обвинения, понятие и виды отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции;

— определить основания изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции, выяснить их соотношение с причинами и мотивами изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции;

— провести анализ процессуального порядка и правовых последствий изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции;

— на основе разработанных теоретических положений об изменении прокурором обвинения и отказе прокурора от обвинения в суде первой инстанции, а также анализа практики применения норм действующего УПК РФ, относящихся к указанным институтам, сформулировать конкретные предложения по внесению изменений в действующий уголовно-процессуальный закон, а также по совершенствованию правоприменительной практики должностных лиц прокуратуры и судей.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является совокупность правоотношений, складывающихся между судом, прокурором, потерпевшим и другими участниками уголовного судопроизводства, являющимися сторонами, в связи с изменением прокурором обвинения и отказом прокурора от обвинения в суде первой инстанции. Предмет исследования — совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих данные правоотношения, практика применения указанных норм судами и прокурорскими работниками, поддерживающими обвинение в суде, труды ученых, касающиеся рассматриваемых в диссертации проблем.

Методология и методика исследования. Исследование основывается на диалектическом методе познания объективной действительности.

В исследовании использовались общенаучные и частно-научные методы познания, в том числе анализ и синтез, системный, исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, методы конкретно-социологических исследований и др.

Теоретическую базу при подготовке диссертации составили труды дореволюционных, советских и современных отечественных ученых в области уголовного и гражданского процесса, уголовного права, а также зарубежных авторов, посвященные рассматриваемым в диссертации вопросам.

Нормативно-правовая база диссертации состоит из Конституции РФ, ранее действовавшего и действующего отечественного и зарубежного уголовно-процессуального, гражданского процессуального законодательства, постановлений и определений Конституционного Суда РФ, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам уголовно-процессуального права.

Эмпирической базой диссертационного исследования явились опубликованные и размещенные в компьютерной сети Internet решения

Верховного суда РФ, касающиеся вопросов изменения обвинения и отказа от обвинения в суде первой инстанции, результаты изучения 210 уголовных дел, по которым прокурор изменял обвинение или отказывался от обвинения, рассмотренных в 2002-2007гг. судами г. Кемерово и Кемеровской области, г. Томска и Томской области, в том числе 179 уголовных дел, по которым прокурор изменял обвинение, и 82 уголовных дела, по которым прокурор отказался от обвинения[2], обобщения практики, проведенные прокуратурами Кемеровской и Томской областей.

В исследовании использованы результаты анкетирования 184 практических работников г.Кемерово и Кемеровской области, г.Томска и Томской области, г.Магадана и г.Москвы, в том числе 102 должностных лиц прокуратуры, поддерживающих обвинение в суде, 45 судей, 37 адвокатов.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой монографическое исследование совместно институтов изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции. При этом рассмотрение и анализ указанных институтов произведены на диссертационном уровне с учетом выяснения пределов прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции, что позволило определить направление реформирования обоих институтов в сторону обеспечения большей защиты прав и законных интересов потерпевших при наделении подсудимых гарантиями, позволяющими реализовать их право на защиту, а также сформулировать авторские предложения по совершенствованию норм обозначенных институтов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Сущность уголовного преследования заключается в формулировании и обосновании с помощью обвинительных доказательств в ходе предварительного расследования и в суде уполномоченными (управомоченными) в соответствии с уголовно-процессуальным законом участниками уголовного процесса утверждения о совершении определенным лицом преступления в целях привлечения его к уголовной ответственности.

2. Обвинение — это выдвинутое в установленном уголовно-процессуальным законом порядке государственными органами (должностными

лицами), осуществляющими уголовное преследование, или потерпевшим утверждение о совершении определенным лицом преступления и наличии, соответственно, основания привлечения данного лица к уголовной ответственности. Обвинение в уголовном процессе России имеет самостоятельную правовую природу, отличную от правовой природы иска. В то же время действующий УПК РФ, конструируя институт обвинения, включает в него отдельные элементы классической конструкции иска, регламентируя, в частности, отказ от обвинения по делам, по которым уголовное преследование осуществляется в публичном и частно-публичном порядке. В наибольшей степени черты иска присущи частному обвинению.

3. Пределы прав прокурора (государственного обвинителя) в отношении обвинения в суде первой инстанции определяются целями, которые имеет уголовный процесс того или иного государства, степенью реализации публичности в деятельности суда, а также тем, как решен на доктринальном уровне и в законодательстве соответствующего государства вопрос о возможности распоряжения прокурором (государственным обвинителем) материальным правом государства на наказание лица, совершившего преступление.

Пределы прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции в уголовном процессе России заключаются, во-первых, в необходимости обеспечения реализации публичных интересов при поддержании обвинения и, во-вторых, в недопустимости нарушения при распоряжении обвинением прав других сторон.

4. Изменение прокурором обвинения в суде первой инстанции в современном уголовном процессе России представляет собой процессуальное решение прокурора, заключающееся во внесении в обвинение в определенных уголовно-процессуальным законом пределах и порядке поправок, сказывающихся на существе и (или) объеме обвинения. Изменение прокурором обвинения в суде первой инстанции при наличии установленных законом оснований должно являться обязанностью прокурора.

5. Исходя из различия оценки доказательств по внутреннему убеждению и правовой оценки фактических обстоятельств уголовного дела, убежденность прокурора при отказе от обвинения может выражаться в убежденности не только в том, что представленные доказательства не подтверждают

фактическую фабулу обвинения, но и в том, что правовые признаки преступления, примененные к установленным по делу фактическим обстоятельствам, не соответствуют фактической фабуле обвинения и не образуют состав преступления.

6. Отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции в современном уголовном процессе России представляет собой вытекающее из сформировавшегося в ходе рассмотрения дела в суде убеждения и базирующееся на установленных уголовно-процессуальным законом основаниях процессуальное решение прокурора, означающее прекращение им полностью или частично (в части одного или нескольких из обвинений) обвинительной деятельности по уголовному делу в отношении подсудимого. Отказ от обвинения должен являться обязанностью прокурора в случаях, когда имеются установленные УПК РФ основания для принятия данного решения.

7. Основаниями изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции являются следующие недостатки обвинения: 1) несоответствие фактической фабулы обвинения собранным по уголовному делу доказательствам; 2) несоответствие юридической формулировки и (или) правовой квалификации фактической фабуле обвинения; 3) несоответствие правовой квалификации фактической фабуле и юридической формулировке обвинения.

Основаниями отказа прокурора от обвинения следует считать только обстоятельства, указанные в пунктах 1 и 2 ч.1 ст.24 и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ.

8. В целях обеспечения интересов правосудия и потерпевшего в случаях, когда после направления уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд возникает необходимость изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, в УПК РФ необходимо вновь ввести институт возвращения уголовного дела для дополнительного расследования по указанному основанию. При этом возвращение уголовного дела для дополнительного расследования в связи с необходимостью изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам возможно только по ходатайству таких участников уголовного судопроизводства, осуществляющих уголовное преследование, как прокурор и потерпевший.

9. В УПК РФ необходимо закрепить норму, в соответствии с которой в случае, если потерпевший возражает против изменения прокурором обвинения в сторону смягчения и принимает на себя поддержание обвинения в прежних пределах, суд должен продолжить рассмотрение дела в данных пределах. В УПК РФ также следует внести изменения, закрепляющие право потерпевшего поддерживать обвинение в случае отказа от него прокурора.

10. Последствием частичного отказа прокурора от обвинения является частичная реабилитация подсудимого. Частичная реабилитация должна во всех случаях включать в себя возмещение морального вреда в установленном законом порядке. Возмещение имущественного вреда может происходить лишь с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела.

Предложения по совершенствованию регламентации в УПК РФ изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции сформулированы в виде проекта федерального закона, изложенного в приложении к диссертации.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что ее выводы могут быть использованы для дальнейшего разрешения проблем науки уголовного процесса, а теоретические положения исследования — при преподавании курсов «Уголовный процесс» и «Прокурорский надзор», а также в разработке учебной и учебно-методической литературы по указанным курсам.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования сформулированных в нем положений и выводов при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, а также в ходе правоприменительной деятельности должностных лиц прокуратуры и судей.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности Юридического института Томского государственного университета, где она докладывалась и обсуждалась. Результаты проведенного исследования докладывались на 7 научно-практических конференциях, проводившихся в 2006-2008 гг. в г. Томске, в том числе одной международной. Основные выводы диссертации опубликованы в 8 научных статьях, 2 из которых — в научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России: 1. Михайлов А.А. Правовая природа и сущность обвинения в уголовном процессе

России// Вестник Томского государственного педагогического университета. -2006. — Вып. 11 (62). — Серия Гуманитарные науки (Юриспруденция). — С. 89-91; 2. Михайлов А.А. Сущность изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции// Вестник Томского государственного университета. — 2007. -№302.-С. 134-135.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, семи параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

Во введении обосновываются актуальность темы и научная новизна диссертации, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, указываются теоретическая, нормативно-правовая, методологическая и эмпирическая основы работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, апробация его результатов.

Первая глава — «Понятие обвинения. Пределы прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции» — состоит из двух параграфов.

В первом параграфе — «Понятие обвинения» рассматривается понятие обвинения через выяснение его соотношения с понятием «уголовное преследование», исследование его сущности и правовой природы, что необходимо, в частности, в целях определения в дальнейшем сущности, оснований и правовых последствий изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции.

На основе анализа дореволюционного, советского и современного уголовно-процессуального законодательства, а также точек зрения ученых-процессуалистов на понятие «уголовное преследование» автор приходит к выводу о том, что сущность уголовного преследования заключается в формулировании и обосновании с помощью обвинительных доказательств в ходе предварительного расследования и в суде уполномоченными (управомоченными) в соответствии с уголовно-процессуальным законом участниками уголовного процесса утверждения о совершении определенным

лицом преступления в целях привлечения его к уголовной ответственности. В связи с этим уголовное преследование имеет место только в основных производствах, имеющих своим предметом установление наличия уголовно-правового отношения между государством и лицом, совершившим преступление. В содержание уголовного преследования не включается деятельность по установлению события преступления до момента появления в уголовном процессе лица, подлежащего изобличению в совершении преступления. Применение мер уголовно-процессуального принуждения органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, с учетом целей и оснований применения данных мер, также не входит в уголовное преследование, однако указанные меры при их применении в отношении подозреваемых и обвиняемых, прежде всего, охраняют уголовное преследование, обеспечивая, тем самым, его нормальное течение.

Обвинение представляет собой выдвинутое в установленном уголовно-процессуальным законом порядке государственными органами (должностными лицами), осуществляющими уголовное преследование, или потерпевшим утверждение о совершении определенным лицом преступления и наличии, соответственно, основания привлечения данного лица к уголовной ответственности. Оно является предметом уголовного преследования, а в дальнейшем также предметом рассмотрения и разрешения в суде. Обвинение, будучи выдвинутым, придает уголовному преследованию более четкие границы. Изменение этих границ возможно уже только с учетом изменения обвинения в установленных уголовно-процессуальным законом пределах и порядке. Соответственно, обвинение призвано обеспечить законность и обоснованность уголовного преследования, побуждая органы и лиц, осуществляющих уголовное преследование, принимать меры к его надлежащему обоснованию.

Исследуя правовую природу обвинения, автор производит его сравнение с классической конструкцией иска, которая изначально была сформирована под влиянием элементов диспозитивности, наиболее ярко выраженных в выработанных еще в древнеримском праве формулах: nemo invitus agere cogitur — никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли. В силу этого же правила отказ стороны от иска прекращает дело; nemo yudex sine actore — нет судьи (процесса) без истца; judex ne eat ultra petita partium — суд не

может выйти за рамки требований сторон (правило о тождестве иска). Кроме того, признание иска является распорядительным актом, влекущим за собой принятие судом решения об удовлетворении иска.

В отличие от классической конструкции иска обвинение есть «продукт» публичности, которая тесно связана с всесторонностью, полнотой и объективностью исследования обстоятельств уголовного дела. Конструкция обвинения в чистом виде, служащая обеспечению всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, обусловливает то, что обвинение должно всегда подлежать разрешению по существу судом, а свобода распоряжения им обвинителем должна быть если не исключена, то сведена к минимуму. Во многом указанная конструкция обвинения объясняется сложностью установления и конкретизации уголовно-правового отношения, которое возникает в связи с совершением преступления, а также характером деятельности государственных органов и лиц, осуществляющих уголовное преследование, по формированию и обоснованию обвинения, в том числе в досудебном производстве. Эта деятельность осуществляется независимо от воли и желания частных лиц, и ее ход обеспечивается применением мер уголовно-процессуального принуждения.

В то же время, действующий УПК РФ, конструируя институт обвинения, включил в него отдельные элементы классической конструкции иска. Это проявляется, например, в регламентации отказа государственного обвинителя от обвинения, который влечет за собой безусловное прекращение судом уголовного дела и (или) уголовного преследования (ч.7 ст.246 УПК РФ). В большей степени черты уголовного иска находят проявление в обвинении по делам, уголовное преследование по которым осуществляется в частном порядке. Уголовный иск является сущностью обвинения также в англосаксонском типе уголовного судопроизводства.

Различие сущности и правовой природы обвинения и иска обусловливает различие их структуры. Обвинение имеет трехчленную структуру, которую образуют части обвинения (фактическая фабула обвинения, юридическая формулировка, правовая квалификация), представляющие собой, в свою очередь, системы соответствующих элементов (фактических обстоятельств; правовых признаков состава преступления, под которые

подпадают данные обстоятельства; пунктов, частей статей и статей уголовного закона).

При рассмотрении используемых в уголовно-процессуальной литературе и законодательстве понятий, относящихся к обвинению, исходя из анализа норм УПК РФ, указывается, что существо и объем обвинения следует считать соответственно качественной и количественной характеристиками конкретного обвинения. При этом существо обвинения определяется как совокупность наиболее существенных элементов конкретного обвинения, отражающих его индивидуальный характер и признаки преступного деяния, инкриминируемого обвиняемому, а объем обвинения — как совокупность всех элементов конкретного обвинения (фактических обстоятельств, правовых признаков, пунктов, частей статей и статей уголовного закона).

Во втором параграфе «Пределы прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции» определяется отношение прокурора к обвинению в зарубежном и российском законодательстве. Исходя из анализа зарубежного уголовного процесса, в том числе уголовного судопроизводства Англии и Уэльса, США, Франции и Германии, делается вывод о том, что пределы прав прокурора (государственного обвинителя) в отношении обвинения в суде первой инстанции определяются целями, которые имеет уголовный процесс того или иного государства, степенью реализации публичности в деятельности суда, а также тем, как решен на доктринальном уровне и в законодательстве соответствующего государства вопрос о возможности распоряжения прокурором (государственным обвинителем) материальным правом государства на наказание лица, совершившего преступление.

Отношение государственного обвинителя к обвинению в суде в англосаксонском уголовном процессе (Англия и Уэльс, США) обусловлено следующими обстоятельствами. Основной целью уголовного процесса англосаксонского типа является разрешение конфликта, существующего в связи с совершением преступления, а активность суда проявляется в основном только в руководстве процессом, в доказывании же обстоятельств уголовного дела суд пассивен. Государственный обвинитель является представителем государства, обладающим всеми правами по распоряжению обвинением -уголовным иском, в том числе материальным правом государства на наказание

лица, совершившего преступление. При этом указанные права носят дискреционный характер.

Отношение прокурора к обвинению в суде в уголовном судопроизводстве континентального типа (Франция, Германия) предопределяется тем, что в нем основной целью является достижение объективной (материальной) истины, ответственность за достижение которой в суде первой инстанции возложена на сам суд. В связи с этим суд является активным субъектом доказывания и должен во всех случаях по существу рассмотреть обвинение, что говорит о высокой степени проявления публичности в деятельности суда. Прокурору в континентальном уголовном процессе государство и общество не предоставляет возможность распоряжаться материальным правом на наказание лица, совершившего преступление, исходя из чего, прокурор не имеет и распорядительных полномочий в отношении обвинения.

Уголовный процесс ряда государств (Австрия, Республика Беларусь, Украина) предусматривает право потерпевшего поддерживать обвинение в случае отказа от него прокурора в суде первой инстанции. В некоторых государствах (Армения, Казахстан, Узбекистан, Украина) распорядительные полномочия прокурора в отношении обвинения в суде формулируются не как дискреционные права, а как его обязанности принять соответствующее решение при наличии установленных законом оснований. Это существенно ограничивает усмотрение прокурора в отношении обвинения в суде первой инстанции и говорит о том, что прокурор в суде первой инстанции здесь не может распоряжаться материальным правом государства на наказание лица, совершившего преступление. Однако полномочия прокурора в отношении обвинения здесь все же носят распорядительный характер. В связи с этим представляется, что прокурор в таких случаях распоряжается исключительно процессуальным правом поддержания обвинения, которым его наделило государство, но не материальным правом на наказание лица, совершившего преступление, которое ему государство не передавало.

Исходя из закрепленного в ст.6 УПК РФ назначения уголовного судопроизводства, а также статуса прокурора, поддерживающего в суде обвинение от имени государства, автором делается вывод о том, что пределы прав прокурора в распоряжении обвинением в суде первой инстанции в

уголовном процессе России заключаются, во-первых, в необходимости обеспечения реализации публичных интересов при поддержании обвинения и, во-вторых, в недопустимости нарушения при распоряжении обвинением прав других сторон. Указанные пределы являются общими и могут быть конкретизированы применительно к отдельным распорядительным полномочиям прокурора (в частности, в отношении изменения обвинения), исходя из их специфики.

Глава вторая — «Понятие и основания изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции» -включает в себя три параграфа.

Параграф первый «Понятие, пределы, виды и способы изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции» посвящен рассмотрению обозначенных вопросов.

Автор в ходе анализа понятия изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции, опираясь на действующий УПК РФ и практику его применения, приходит к выводу о том, что изменение прокурором обвинения в суде первой инстанции в современном уголовном процессе России представляет собой процессуальное решение прокурора, заключающееся во внесении в обвинение в определенных уголовно-процессуальным законом пределах и порядке поправок, сказывающихся на существе и (или) объеме обвинения. Отличие изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции как процессуального решения от мнения прокурора о необходимости изменить обвинение, как это было в производстве по делу в суде первой инстанции в дореволюционном и советском уголовном процессе, заключается в том, что первое должно иметь установленные законом основания и мотивировку, отражающую его обоснованность, а порядок принятия указанного решения и его форма, которая, по обосновываемому в работе мнению диссертанта, должна быть письменной, необходимо регламентировать в уголовно-процессуальном законе.

Автором обосновывается, что изменение прокурором обвинения в суде первой инстанции при наличии установленных законом оснований должно являться обязанностью прокурора.

В диссертации отмечается, что англосаксонский и континентальный типы уголовного судопроизводства в ходе своего исторического развития

разработали собственные правила, относящиеся к институту изменения обвинения в суде первой инстанции. Англосаксонский уголовный процесс, не допуская в суде первой инстанции полную и значительную изменяемость обвинения, а также изменение обвинения в сторону ухудшения положения подсудимого, в то же время предусматривает иные правила и средства, позволяющие в определенной степени обеспечить интересы уголовного правосудия и достижение его целей. К числу таких правил (средств) относятся делимость утверждений, содержащихся в обвинении, вытекающая из учения о подразумеваемых («включенных») преступлениях, институт альтернативных обвинений, возможность в отдельных случаях уголовного преследования и осуждения за то же самое деяние. В отличие от этого континентальный уголовный процесс, перед которым стоит цель достижения объективной (материальной) истины, допускает возможность более широкой изменяемости обвинения, в том числе в сторону, ухудшающую положение подсудимого, устанавливая при этом отдельные правила, обеспечивающие право обвиняемого на защиту.

Рассматривая вопрос о пределах изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции в отечественном уголовном процессе, автор отмечает, что не включение в УПК РФ критериев, позволяющих определить, в каких случаях ухудшается положение обвиняемого и нарушается его право на защиту, не может считаться положительным нововведением. С учетом этого в уголовно-процессуальном законодательстве России необходимо вновь закрепить критерии сравнительной тяжести обвинений и существенного изменения фактических обстоятельств. При этом сущность критерия сравнительной тяжести обвинения можно отразить в следующем: изменение обвинения на более тяжкое имеет место в тех случаях, когда измененное обвинение по сравнению с ранее предъявленным (поддерживаемым) может повлечь за собой для подсудимого более строгое уголовное наказание либо иные неблагоприятные уголовно-правовые, а наряду с ними и уголовно-процессуальные последствия. Изменение обвинения является существенным в тех случаях, когда оно вызвано обнаружением в суде новых фактических обстоятельств, которые не подпадают под признаки состава преступления, вменяемого в вину подсудимому, и не включены в содержание предъявленного подсудимому обвинения, а подсудимый при изменении обвинения с учетом

указанных обстоятельств в ходе дальнейшего производства по делу не сможет воспользоваться всеми предусмотренными уголовно-процессуальным законом средствами для защиты от обвинения, которые он мог иметь, если бы измененное обвинение было ему предъявлено в установленном порядке в досудебном производстве.

Рассматривая виды изменения обвинения, автор отмечает, что с учетом того, что существуют различные правила изменения обвинения в ходе предварительного расследования и в суде, производимое в теории уголовного процесса деление обвинения на первоначальное и окончательное имеет значение только в пределах конкретной стадии уголовного судопроизводства. Большее значение с точки зрения решения проблем изменения обвинения, вопросов разграничения изменения обвинения и отказа от обвинения имеет классификация обвинения на простое и сложное.

От видов изменения обвинения следует отличать способы изменения обвинения, то есть конкретные приемы, посредством которых в обвинение вносятся изменения. Способы изменения прокурором обвинения в сторону смягчения в суде первой инстанции изложены в ч.8 ст.246 УПК РФ. Однако в диссертации отмечается, что законодателем они указаны недостаточно точно. Во-первых, в указанной выше норме говорится об исключении признаков преступления, отягчающих наказание, из юридической квалификации, тогда как они включаются в юридическую формулировку обвинения, а не правовую квалификацию. Во-вторых, в ч.8 ст.246 УПК РФ не говорится о таком способе изменения прокурором обвинения в сторону смягчения, как исключение из фактической фабулы обвинения фактических обстоятельств, которые, будучи включенными в обвинение, делают его более тяжким.

Во втором параграфе «Понятие и виды отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции» выясняется понятие, и анализируются виды отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции.

И в дореволюционном, и в советском, и в современном (ч.7 ст.246 УПК РФ) уголовно-процессуальном законодательстве отказ прокурора от обвинения связывается с оценкой доказательств, которые выступают основанием обвинения. В то же время, как отмечает диссертант, доказательства являются средством установления только фактических обстоятельств уголовного дела, часть из которых, подпадающая под конструктивные признаки состава

обвинения, входит в содержание фактической фабулы обвинения. При определении правовых признаков преступления и правовых норм, под которые подпадают установленные с помощью доказательств фактические обстоятельства, имеет место правовая оценка, а не оценка доказательств. Соответственно, различается внутреннее убеждение при оценке доказательств и убеждение в правильности правовой оценки установленных фактических обстоятельств уголовного дела. Отсюда делается вывод о том, что убежденность прокурора при отказе от обвинения может выражаться в убежденности не только в том, что представленные доказательства не подтверждают фактическую фабулу обвинения, но и в том, что правовые признаки преступления, примененные к установленным по делу фактическим обстоятельствам, не соответствуют фактической фабуле обвинения и не образуют состав преступления.

По результатам исследования вопроса о характере убежденности прокурора при отказе от обвинения, когда представленные доказательства не подтверждают фактическую фабулу обвинения, отмечается, что такой характер может выражаться не только в безусловной убежденности в невиновности подсудимого, но и в наличии у прокурора неустранимых сомнений в виновности подсудимого.

Соответственно, по такому признаку как вид и характер убеждения прокурора, можно выделить следующие виды отказа от обвинения: 1) отказ от обвинения, основанный на неустранимых сомнениях в виновности подсудимого и, соответственно, в законности и обоснованности фактической фабулы обвинения в целом; 2) отказ от обвинения, основанный на безусловной убежденности в невиновности подсудимого и, соответственно, в незаконности и необоснованности фактической фабулы обвинения; 3) отказ от обвинения, основанный на убежденности в незаконности юридической формулировки обвинения (и, соответственно, правовой квалификации) и отсутствии состава преступления.

На основе исследования норм дореволюционного, советского и действующего уголовно-процессуального законодательства об отказе от обвинения, точек зрения авторов по данному вопросу, существенных признаков отказа прокурора от обвинения, дается его определение. Отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции в современном уголовном процессе России

представляет собой вытекающее из сформировавшегося в ходе рассмотрения дела в суде убеждения и базирующееся на установленных уголовно-процессуальным законом основаниях процессуальное решение прокурора, означающее прекращение им полностью или частично (в части одного или нескольких из обвинений) обвинительной деятельности по уголовному делу в отношении подсудимого. Отказ от обвинения должен являться обязанностью прокурора в случаях, когда имеются установленные УПК РФ основания для принятия данного решения.

Рассматривая полный и частичный виды отказа прокурора от обвинения, автор делает вывод о том, что частичный отказ от обвинения представляет собой исключительно отказ от одного из обвинений при наличии в рамках уголовного дела совокупности (множественности) обвинений. Таким образом, понятие «частичный отказ от обвинения» является в значительной мере условным.

Третий параграф — «Основания изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции. Их соотношение с причинами и мотивами изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции».

Обвинение не требует внесения в него изменений, когда оно основывается на совокупности достаточных, относимых и допустимых доказательств, подтверждающих совершение обвиняемым преступления, и когда его составные части соответствуют друг другу. Соответственно, основаниями изменения обвинения являются недостатки обвинения, указывающие на рассогласованность обвинения и его основания (совокупности собранных по делу доказательств) и (или) на то, что его составные части не соответствуют друг другу, притом, что основа обвинения (событие преступления и виновность лица в его совершении) является законной.

Недостатки обвинения могут выражаться, во-первых, в несоответствии фактической фабулы обвинения собранным по уголовному делу доказательствам. Фактические обстоятельства уголовного дела могут быть установлены органами предварительного расследования правильно и подтверждаться совокупностью достаточных, относимых и допустимых доказательств. Однако юридическая формулировка и (или) правовая квалификация могут неверно отражать установленные по делу фактические

обстоятельства, а правовая квалификация, кроме того, может не соответствовать и включенным в обвинение правовым признакам преступления. Поэтому другими основаниями изменения обвинения являются несоответствие юридической формулировки и (или) правовой квалификации фактической фабуле обвинения, а также несоответствие правовой квалификации фактической фабуле и юридической формулировке обвинения.

Исходя из анализа точек зрения отечественных ученых на основания отказа прокурора от обвинения, а также норм действующего УПК РФ, делается вывод о том, что основаниями отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции выступают только обстоятельства, указанные в пунктах 1 и 2 ч.1 ст.24 и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, поскольку при отказе прокурора от обвинения только по указанным основаниям присутствует такой существенный признак отказа прокурора от обвинения, как отрицательное отношение к обвинению. Одновременно представляется необходимым предусмотреть декриминализацию деяния в качестве самостоятельного основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в ч.1 ст.24 УПК РФ. В указанном случае прокурор должен ходатайствовать перед судом о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Основания изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения, раскрывая недостатки обвинения, не позволяют, однако, увидеть, что привело к образованию данных недостатков. Получить ответ на данный вопрос можно с помощью анализа причин изменения прокурором обвинения и отказа от обвинения.

В соответствии с таким критерием как изменение в суде первой инстанции фактических обстоятельств уголовного дела, установленных на момент окончания предварительного расследования, выделяются причины изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции, не связанные и связанные с изменением указанных выше фактических обстоятельств уголовного дела. К числу первых относятся 1) изменение уголовного закона и (или) законодательства, к которому отсылает уголовный закон; 2) изменение уголовно-процессуального законодательства; 3) необходимость исправления неправильной правовой оценки фактических обстоятельств уголовного дела, когда сами фактические обстоятельства установлены верно.

Причины изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции, связанные с изменением фактических обстоятельств уголовного дела, можно подразделить на две группы в зависимости от того, чем вызвано такое изменение: 1) выявление следственной ошибки, которая повлияла на правильное и полное установление фактических обстоятельств уголовного дела, и необходимость устранения ее последствий. Указанные причины изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции в дальнейшем можно классифицировать в зависимости от вида следственной ошибки, последствия которой требуется устранить; 2) выявление в суде первой инстанции новых фактических обстоятельств уголовного дела, не установление которых на стадии предварительного расследования не является результатом следственной ошибки.

В соответствии с указанным выше критерием автором подразделяются и причины отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции на связанные и не связанные с изменением в суде первой инстанции фактических обстоятельств уголовного дела, установленных на момент окончания предварительного расследования. Причины, не связанные с изменением фактических обстоятельств уголовного дела, в зависимости от того, какая оценка была произведена неправильно (правовая оценка фактических обстоятельств уголовного дела либо оценка доказательств по внутреннему убеждению), подразделяются на два вида: 1) неправильная оценка следователем (дознавателем) и прокурором, утвердившим обвинительное заключение (обвинительный акт), фактических обстоятельств уголовного дела; 2) неправильная оценка следователем (дознавателем) и прокурором, утвердившим обвинительное заключение (обвинительный акт), доказательств, имеющихся в уголовном деле.

Причины отказа прокурора от обвинения, связанные с изменением фактических обстоятельств уголовного дела, установленных на момент окончания предварительного расследования, в зависимости от характера изменения указанных обстоятельств подразделяются наследующие группы: 1) установление новых обстоятельств уголовного дела в связи с предоставлением суду сторонами новых доказательств; 2) признание фактических обстоятельств уголовного дела, входящих в содержание обвинения, неустановленными в результате того, что отдельные доказательства либо их совокупность признаны

недопустимыми; 3) признание фактических обстоятельств уголовного дела, входящих в содержание обвинения, неустановленными в результате выявления неполноты проведенного предварительного расследования.

В зависимости от того, с незаконностью и необоснованностью каких частей обвинения они связаны, причины отказа прокурора от обвинения подразделяются на следующие виды: 1) недоказанность фабулы обвинения; 2) неправильное включение в юридическую формулировку и правовую квалификацию правовых признаков и норм уголовного закона, при исключении которых из объема обвинения отсутствует состав преступления.

Мотивами изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции являются доводы, приводимые в пользу принятия данных решений. Ими выступают, прежде всего, доводы, указывающие на наличие причин, которые побудили прокурора принять соответствующее решение. В то же время мотивировка изменения прокурором обвинения либо отказа прокурора от обвинения, как и мотивировка любого другого процессуального решения, представляющая выражение обоснованности данного решения, должна включать в себя также доводы, указывающие на наличие оснований принятия соответствующего решения.

Глава третья — «Процессуальный порядок и правовые последствия изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции».

Первый параграф — «Процессуальный порядок изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции» .

Нормы УПК РФ, регламентирующие изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции, в основном направлены на обеспечение защиты прав и законных интересов подсудимого. В то же время в регламентации порядка принятия указанных решений должна находить отражение и другая сторона назначения уголовного судопроизводства России — необходимость обеспечения защиты прав и законных интересов потерпевшего, а также интересов правосудия.

В диссертации указывается на то, что в настоящее время существует объективная потребность в закреплении в УПК РФ механизма, позволяющего изменить обвинение после направления уголовного дела с обвинительным

заключением (актом) в суд на более тяжкое или существенно отличающееся по своим фактическим обстоятельствам. Это, в частности, подтверждается существующей практикой использования института возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ для изменения обвинения на более тяжкое. Кроме того, отсутствие подобного механизма привело к тому, что Конституционный Суд РФ фактически вынужден приспосабливать для обеспечения интересов правосудия и потерпевшего иные институты в случаях, когда существует необходимость изменения обвинения на более тяжкое. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 мая 2007г. №6-П таким институтом становится возобновление производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, которое, исходя из позиции Конституционного Суда РФ, может использоваться при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления.

В целях обеспечения интересов потерпевшего и правосудия в случаях, когда после направления уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд возникает необходимость изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, в УПК РФ необходимо вновь ввести институт возвращения уголовного дела для дополнительного расследования по указанному основанию. При этом возвращение уголовного дела для дополнительного расследования в связи с необходимостью изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, возможно, допустить только по ходатайству прокурора и (или) потерпевшего.

В работе также указывается, что в действующем УПК РФ (в редакции Федерального закона от 5 июня 2007г. №87-ФЗ) предусмотрен аналог указанного института в досудебном производстве — возвращение прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого или пересоставления обвинительного заключения (п.2 чЛ ст.221 УПК РФ).

Диссертантом вносится ряд предложений, чтобы устранить или минимизировать возможность появления у возвращения уголовного дела для дополнительного расследования по вышеуказанному основанию недостатков, которыми обладал соответствующий институт, предусмотренный УПК РСФСР

1960г. В числе указанных предложений — недопустимость продления срока, на который возвращается уголовное дело (один месяц), запрет на прекращение уголовного дела, возвращенного для дополнительного расследования.

Права и законные интересы потерпевшего должны в полной мере учитываться не только в случае, когда имеется необходимость изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, но и при изменении прокурором обвинения в суде первой инстанции в сторону смягчения. Изучение уголовных дел показало, что мнение потерпевшего относительно изменения прокурором обвинения зачастую не находит отражения в протоколе судебного заседания. В этой ситуации обжалование потерпевшим судебного решения, когда оно обусловлено необоснованным изменением прокурором обвинения, вряд ли в большинстве случаев будет иметь положительный для потерпевшего исход. С учетом этого диссертантом обосновывается необходимость закрепления в УПК РФ нормы, в соответствии с которой в случае, если потерпевший возражает против изменения прокурором обвинения в сторону смягчения и принимает на себя поддержание обвинения в прежних пределах, суд должен продолжить рассмотрение дела в данных пределах.

Автором подвергается критике позиция ученых, выступающих против предоставления потерпевшему права поддерживать обвинение в случае отказа от него прокурора. Обвинение по действующему УПК РФ исчезает в связи с отказом прокурора от обвинения как раз в силу того, что отсутствует другой субъект уголовного преследования, которому уголовно-процессуальный закон предоставлял бы право поддерживать обвинения после отказа от него прокурора. То, что преступления, по которым производство по делу осуществляется в публичном и частно-публичном порядке, имеют большую, по сравнению с преступлениями, по которым дела рассматриваются в частном порядке, общественную опасность, не исключает возможность расширения форм участия потерпевшего в уголовном преследовании по таким делам. Кроме того, имеющиеся у потерпевшего права обжаловать решение суда, обусловленное отказом прокурора от обвинения, а также подать иск в порядке гражданского судопроизводства не во всех случаях способны обеспечить защиту его интересов. Поэтому в УПК РФ необходимо внести изменения,

закрепляющие право потерпевшего поддерживать обвинение в случае отказа от него прокурора.

Второй параграф — «Правовые последствия изменения прокурором обвинения и отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции».

Основным последствием изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции по УПК РФ является изменение пределов судебного разбирательства. Исходя из этого, отмечается, что ч.10 ст.246 УПК РФ не предоставляет потерпевшему гарантий защиты его прав и законных интересов на возмещение вреда, причиненного преступлением, так как в случае изменения прокурором обвинения, в том числе необоснованного, обстоятельства уголовного дела будут устанавливаться судом и считаться установленными только в пределах поддержанного прокурором обвинения.

Ч.10 ст.246 УПК РФ не гарантирует права потерпевшего и при отказе прокурора от обвинения, в связи с чем ее следует исключить из УПК РФ, не боясь при этом нарушить права и законные интересы потерпевшего.

Общим для всех случаев отказа прокурора от обвинения правовым последствием в соответствии с ч.7 ст.246 УПК РФ является прекращение судом уголовного дела (уголовного преследования) полностью или в соответствующей части по установленным в законе основаниям. Автор не соглашается с мнением ученых, считающих, что в случаях отказа прокурора от обвинения суд должен выносить оправдательный приговор. О вынесении приговора, в том числе оправдательного, может идти речь только тогда, когда суд производит оценку доказательств по своему внутреннему убеждению и разрешает дело. При вынесении решения, обусловленного отказом прокурора от обвинения, если суд не согласен с выводами прокурора, выражение такого несогласия в решении суда невозможно.

Одним из основных последствий отказа прокурора от обвинения, который влечет за собой прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования, является реабилитация подсудимого. В теории уголовного процесса является дискуссионным вопрос о частичной реабилитации подсудимого в случае частичного отказа прокурора от обвинения. При этом большинство опрошенных практических работников считает, что подсудимый в случае частичного отказа прокурора от обвинения не должен иметь право на частичную реабилитацию. Такого мнения придерживаются 58,8% работников

прокуратуры, поддерживающих обвинение в суде. 7,9% работников прокуратуры полагают, что подсудимый должен иметь соответствующее право только тогда, когда отказ от обвинения был по наиболее тяжкому обвинению. Среди опрошенных судей 60%, а среди адвокатов 43,2% придерживаются мнения о том, что частичный отказ от обвинения не должен влечь за собой частичную реабилитацию подсудимого. Однако возможность частичной реабилитации вытекает из п.4 ч.2 ст.133 УПК РФ, и, кроме того, признается Конституционным Судом РФ, который в Определении от 20 июня 2006г. №270-О[3] указывает, что ни статья 133, ни статьи 134 и 246 УПК РФ не содержат положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления. С учетом этого автор отстаивает позицию, в соответствии с которой частичная реабилитация должна являться последствием частичного отказа прокурора от обвинения и во всех случаях включать в себя возмещение морального вреда в установленном законом порядке. Возмещение имущественного вреда в случае частичного отказа прокурора от обвинения может происходить лишь с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела.

В Заключении диссертационного исследования сформулированы основные выводы по теме работы. .

В Приложении с учетом выводов диссертационного исследования приводится проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Научные статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Михайлов А.А. Правовая природа и сущность обвинения в уголовном процессе России// Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2006. — Вып. 11 (62). — Серия Гуманитарные науки (Юриспруденция). — С. 89-91. — 0,29 п.л.

2. Михайлов А.А. Сущность изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции// Вестник Томского государственного университета. — 2007. -№302.-С. 134-135.-0,23 п.л.

Научные статьи в вузовских сборниках:

1. Михайлов А.А. Уголовное преследование и уголовно-процессуальное принуждение: вопросы соотношения// Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. ст.ст. — 4.30. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2006. С. 33-37. -0,28 п.л.

2. Михайлов А.А. К вопросу о начале и содержании уголовного преследования в уголовном процессе России// Российское правоведение: Трибуна молодого ученого: Сб.ст. Вып. 6, т.2 — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2006. -С. 131-133.-0,15 п.л.

3. Михайлов А.А. Частичный отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции// Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. ст. Ч. 38. — Томск, 2007. — С. 139-141. — 0,1 п.л.

4. Михайлов А.А. Основания и причины изменения прокурором обвинения в суде первой инстанции// Российское правоведение: трибуна молодого ученого: Сб. ст. — Томск, 2007. — С. 178-179. — 0,1 п.л.

5. Михайлов А.А. Мотивировка прокурором отказа от обвинения и ее влияние на права и законные интересы участников уголовного судопроизводства// Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика: Сб. ст. по мат. международ, науч.-практ. конф. (г. Томск, 20-22 сентября 2007г.). — Томск: Изд-во Том. унта, 2007. — С. 122-129. — 0,4 п.л.

6. Михайлов А.А. Убеждение прокурора при отказе от обвинения в суде первой инстанции// Российское правоведение: Трибуна молодого ученого: Сб. ст. Вып. 8. — Томск, 2008. — С. 163-164. — 0,1 п.л.

Общий объем опубликованных работ- 1,65 п.л.

[1] С учетом значительного числа проблем, связанных с изменением прокурором обвинения и отказом прокурора от обвинения в суде первой инстанции, в диссертации в основном исследуются вопросы, относящиеся к обозначенным институтам, когда уголовное преследование по делам, рассматриваемым судом первой инстанции, осуществляется в публичном и частно-публичном порядке.

[2] По 51 изученному уголовному делу одновременно имели место изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения.

[3] По жалобе гражданина Романова Игоря Валерьевича на нарушение его конституционных прав пунктами 2 части второй статьи 133, части первой статьи 134 и части седьмой статьи 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также положениями ряда правовых актов, определяющих порядок возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда: Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006г. №270-0 // Гарант [Электронный ресурс]: справ, правовая система. -Сетевая версия. — Электрон, дан. — М., 1990 — Режим доступа: Компьютера Сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та, свободный.

Сопутствующие материалы:
| Защита диссертаций

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Обвинения

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

АР
Е721 Ермакова, Т. А. (Татьяна Алексеевна).
Поддержание обвинения прокурором :Теория,
законодательство, практика : Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук. 12.00.
09. — Уголовный процесс ; Криминалистика и судебная
экспертиза ; Оперативно-розыскная деятельность /М. И.
Воронин ; Науч. рук. П. А. Лупинская. -М.,2009. -32 с.-
Библиогр. : с. 32.6. ссылок Материал(ы):

    Поддержание обвинения прокурором : Теория, законодательство, практика
    Ермакова, Т. А.

Поддержание обвинения прокурором : Теория, законодательство, практика : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Закрепление в ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 года конституционного принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ 1993 года) обусловило разграничение процессуальных функций обвинения, зашиты и разрешения уголовного дела, осуществление их различными субъектами уголовного судопроизводства и обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве. Этот принцип повышает ответственность государственного обвинителя за полное и объективное установление обстоятельств уголовного дела в суде, эффективность уголовного преследования, неотвратимость наказания виновных за совершенные преступления, а равно — за освобождение от ответственности лиц необоснованно обвиненных в совершении преступления. В связи с этим отказ прокурора от предъявленного подсудимому обвинения приобрел для суда обязательную силу. В виду существенного изменения процессуального статуса прокурора на судебных стадиях процесса, участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами признано «одним из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры РФ»[1].

Вопрос о роли прокуратуры в системе уголовного правосудия постоянно является предметом рассмотрения международных организаций. Так, в рекомендации Комитета министров Совета Европы от 6 октября 2000 года N R (2000)19 «Комитет министров — государствам-членам о роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» отмечается, что во время выполнения своих обязанностей на прокурора возлагается основная ответственность за обеспечение уважения прав человека и эффективность деятельности системы уголовного правосудия. Европейские стандарты в области осуществления

правосудия закреплены также в Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 27 мая 2003 года «О роли прокуратуры в демократическом правовом обществе», в Европейских руководящих принципах по этике и поведению для прокуроров, принятых на 6-й Конференции генеральных прокуроров Европы в Будапеште 31 мая 2005 года и других документах.

Совершенствование организации и деятельности прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел в соответствии с внутренним российским законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права привело к возрастанию значения деятельности прокурора по поддержанию государственною обвинения в суде для выполнения назначения уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, изучение судебной практики, накопленной за годы действия УПК РФ 2001 года, свидетельствует о том, что в деятельности государственных обвинителей возникает целый ряд организационно-правовых и процессуальных вопросов, связанных с поддержанием обвинения в суде. Актуальными являются, например, вопросы о времени, отведенном прокурору, получившему поручение о поддержании обвинения в суде, для ознакомления с материалами уголовного дела; об ответственности прокурора за надлежащее поддержание обвинения в суде и обоснованный отказ от обвинения.

Опрошенные при анкетировании 70% судей районных судов указали на необходимость повышения профессионализма прокуроров, выступающих в суде в качестве государственных обвинителей. Судьи отмечают в качестве недостатков участия в суде государственных обвинителей незнание материалов уголовного дела, приводящее зачастую к пассивному поведению прокурора в ходе судебного следствия; заявление ходатайств без достаточного их обоснования; необоснованное возражение против ходатайств, заявленных стороной защиты; отсутствие всестороннего анализа доказательств в судебной речи и другие недостатки. Пассивная позиция государственного обвинителя в ходе судебного следствия неизбежно влечет за собой повышение активности суда в исследовании доказательств, в том числе, по доказыванию обвинения.

что не допустимо в состязательном процессе. В этой связи Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27.06.2005 года отмечал, что суд, «осуществляющий судебную власть посредством, в частности, уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия ,»[2].

Процессуальный статус государственного обвинителя в судебном разбирательстве по УПК РФ 2001 года не только повышает его личную ответственность за эффективность уголовного преследования в суде, но и требует совершенствования правовой регламентации: порядка поручения должностному лицу прокуратуры поддержания обвинения в суде по конкретному уголовному делу, участия прокурора в предварительном слушании и в ходе судебного разбирательства. Эффективное представление и исследование доказательств государственным обвинителем в суде требует надлежащей подготовки его к участию в судебном заседании.

Все выше сказанное обусловило выбор темы диссертации, ее структуру и содержание. В данной работе не рассматриваются особенности поддержания государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей, поскольку рассмотрение дела в суде присяжных заседателей имеет свои существенные процессуальные особенности, которые определяют и особенности деятельности в этом суде государственного обвинителя.

В диссертации рассматриваются, как общие вопросы, регламентирующие участие прокурора в суде в качестве государственного обвинителя, так и организационные, и процессуальные вопросы, возникающие у прокурора в городской (районной), межрайонной прокуратуре при получении поручения на поддержание обвинения в суде.

Степень научной разработанности темы. Исследованию вопросов участия прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел посвятили свои работы такие известные дореволюционные процессуалисты, как Н.А. Буцковский, А Ф. Кони, Н.В. Муравьев. ПИ. Сергеич, В.К. Случевский, И.Я. Фойницкий.

Исследованию проблем поддержания государственного обвинения в суде по законодательству СССР и РСФСР были посвящены работы: Л.Е. Ароцкера, В.И. Баскова, В.А. Болдырева, ВВ. Гаврилова, П.М. Давыдова, Л.К. Добровольской, 3.3. Зинатуллина, Ю.В. Кореневского, Н.П. Кирилловой, ПИ. Кудрявцева, МП. Малярова, И.Д. Перлова, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, Ф.Н. Фаткуллина, МЛ Шифмана и других.

Эти проблемы по законодательству РФ были предметом исследования в работах: О.Я. Баева, З.Ш. Гатауллина, О.В. Гладышевой и ХМ. Лукожева. НЮ. Дупак и О.В. Медведевой, Н.П. Кирилловой, Г.Н. Королева. В.А. Лазаревой, А.А. Тушева, В.Г. Ульянова.

Вопросы государственного обвинения в суде были предметом кандидатских диссертаций: М.Б. Улищенко ( 1998 г .), Н.Г. Антиповой ( 2004 г .), В.О. Трофимова ( 2005 г .), Н.Ю. Дупак ( 2005 г .), ХМ. Лукожева ( 2006 г .), В.М. Колпашниковой ( 2006 г .), С.А. Щемерова ( 2007 г .), З.Ш. Гатауллина ( 2007 г .), Л.С. Ондар ( 2009 г .).

Последние из указанных работ отличаются от представленной диссертации кругом рассмотренных проблем. Так, диссертационная работа Л.С. Ондар посвящена теоретическому исследованию понятия «государственное обвинение» и исследованию особенностей участия государственного обвинителя в стадии судебного разбирательства по уголовно-процессуальному законодательству России, Белоруссии, Казахстана и Молдавии.

В представленном исследовании предпринята попытка комплексного рассмотрения вопросов участия государственного обвинителя в суде с учетом исторического опыта деятельности прокуратуры в России, в зарубежных государствах и государствах СНГ. В результате анкетирования, проведенного

диссертантом, судей, прокуроров, адвокатов, а также непосредственного участия автора в поддержании обвинения в районных судах, изучения прокурорской и судебной практики выявлены данные, которые позволили вынести на защиту ряд предложений, касающихся организации деятельности государственных обвинителей, их профессиональной подготовки и решения процессуальных вопросов, возникающих в ходе участия прокурора в качестве государственного обвинителя в суде.

Теоретическая и практическая значимость ранее проведенных исследований предполагает дальнейшее изучение проблем поддержания государственного обвинения в суде и в настоящее время. Новизна в исследовании этой проблемы вызвана также существенным изменением процессуального статуса прокурора в досудебном производстве в соответствии с Федеральным законом № 87-ФЗ от 5.06.2007 года «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и закон «О прокуратуре Российской Федерации», с чем связаны и определенные проблемы подготовки к участию прокурора в суде.

Цели и задачи диссертационного исследования. Цель работы заключается в исследовании процессуальных, организационных и методических вопросов поддержания государственного обвинения в суде на основе современного законодательства о прокуратуре и УПК РФ 2001 года. Автор особо выделяет организационные трудности и недостатки в деятельности государственного обвинителя районной (городской), межрайонной прокуратуры, и на основе проведенных исследований предлагает ряд мер организационного, и процессуального характера. направленных на совершенствование деятельности по поддержанию государственного обвинения в суде.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: — провести исторический и сравнительно-правовой анализ связи между типом уголовного процесса и процессуальной функцией прокурора в суде;

выявить сущность и содержание понятия «поддержание

государственного обвинения» в суде;

— изучить порядок поручения должностному липу прокуратуры поддержания от имени государства обвинения в суде и организацию деятельности прокурора, получившего такое поручение по подготовке к судебному разбирательству;

— рассмотреть полномочия государственного обвинителя в контексте проблемы повышения эффективности деятельности прокурора по уголовному преследованию в суде;

— предложить рекомендации организационного характера и разработать предложения по совершенствованию УПК РФ, направленные на обеспечение совершенствования ознакомления с материалами уголовного дела прокурора получившего поручение о поддержании обвинения в суде, обеспечение его активного участия в предварительном слушании и в судебном следствии;

— высказать рекомендации, направленные на улучшение подготовки судебной речи государственным обвинителем, ее содержания и формы

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие в связи с действиями и решениями прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, в том числе его решением о том какому должностному лицу прокуратуры поручается подержание обвинения в суде, и процессуальные правоотношения между прокурором и судом на стадии — производство в суде первой инстанции.

Предметом исследования являются: общепризнанные принципы и нормы международного права; международные договоры Российской Федерации; нормы Конституции РФ. нормы УПК РФ, регулирующие деятельность государственного обвинителя; нормы иных федеральных законов Российской Федерации, имеющих отношение к предмету исследования; зарубежное законодательство; практика Европейского Суда по правам человека; решения Конституционного Суда РФ; постановления Пленума Верховного Суда РФ и иные разъяснения высших судебных инстанций; положения теории уголовно-процессуального права; судебная практика:

регламентация ряда организационных вопросов поддержания государственного обвинения в суде в Приказах Генерального прокурора РФ. Автор на основе собственного опыта практической деятельности особо выделяет проблемы поддержания государственного обвинения в суде прокурором района (города) и межрайонным прокурором.

Методология и методика исследования. В основу исследования положен общенаучный диалектический метод познания объективной действительности, использовались также частно-научные методы: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой,

Теоретическую основу исследования составили фундаментальные положения общей теории права, истории права России, отечественной и зарубежной науки уголовно — процессуального права, судоустройства, прокурорского надзора, логики, психологии, риторики.

Нормативной базой исследования послужили: законодательные акты, характеризующие тип уголовного судопроизводства и участие в нем прокурора в различные исторические периоды России; нормативные акты, характеризующие тип процесса и роль государственного обвинителя в зарубежных странах (Англия, США, Германия, Франция); действующее законодательство зарубежных государств СНГ, имеющее отношение к предмету исследования; Конституция РФ 1993 года; ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»; Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года: акты Конституционного Суда РФ; международно-правовые документы: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рекомендации Совета Европы от 6 октября 2000 г . «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия», Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих судебное преследование (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в сентябре 1990 г .).

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные Судебного Департамента при Верховном Суде РФ о работе судов общей юрисдикции за 2006, 2007, 2008 годы, опубликованные обзоры судебной практики судов обшей юрисдикции, решения Верховного Суда РФ по конкретным делам за 2005-2008 годы, практика Конституционного Суда РФ по делам о проверке соответствия норм УПК РФ Конституции РФ, практика Европейского Суда по правам человека. По разработанным диссертантом анкетам проводился опрос судей, прокуроров и адвокатов в Москве. Воронежской и Липецкой областях. Автор использовал собственный опыт поддержания обвинения в суде в качестве государственного обвинителя и изучение им более 500 оконченных производством уголовных дел.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что оно является одним из первых монографических исследований института поддержания государственного обвинения в суде, основанном на комплексном подходе к изучению вопросов, связанных с полномочиями прокурора по поддержанию обвинения в суде, в условиях, когда прокурор не осуществляет надзор за ходом предварительного следствия, а фактически знакомится с делом по завершении предварительного расследования и принимает решение по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением, в том числе, и о поддержании обвинения в суде. В этой связи необходима регламентация в УПК РФ ряда вопросов, связанных с поддержанием обвинения в суде, особенно для тех случаев, когда, утвердив обвинительное заключение по делу, прокурор поручает поддерживать обвинение в суде другому должностному лицу органа прокуратуры. В этом свете обосновывается необходимость закрепления в УПК РФ срока ознакомления с материалами уголовных дел прокуроров, которым поручается поддержание обвинения в суде. В работе автор сосредотачивает свое внимание на организационных и процессуальных вопросах поручения должностному лицу районной (городской), межрайонной прокуратуры поддержания обвинения в суде. Это дает возможность выявить ряд вопросов, требующих своего решения, поскольку в районных (городских), межрайонных

прокуратурах нет отделов, специализирующихся на поддержании обвинения в суде. В научный оборот вводятся сведения, полученные диссертантом во время опросов практических работников: судей, прокуроров и адвокатов по вопросам организации поддержания государственного обвинения в суде и участии прокуроров в судебных заседаниях, а также во время участия автора в судебных разбирательствах в качестве государственного обвинителя.

В результате проведенного исследования автор обосновывает ряд предложений, направленных на совершенствование процессуального порядка поддержания государственного обвинения в суде.

Основные положения, выносимые на защиту:

1 . Конституционный принцип состязательности судебного разбирательства повысил значение участия прокурора в суде, что потребовало исследования того насколько организация деятельности прокурора по поддержанию обвинения в суде и законодательное регулирование его участия в судебном разбирательстве отвечают назначению уголовного судопроизводства. Эти положения приобрели особую значимость в связи с изменением ряда полномочий прокурора, вызванных Федеральным законом № 87-ФЗ от 5.06.2007 года «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и закон «О прокуратуре Российской Федерации»

2. В результате проведенных в работе исследований автор возражает против распространенной в литературе позиции многих авторов, которые видят в участии прокурора в качестве государственного обвинителя в суде только продолжение уголовного преследования по обвинению, сформулированному на предварительном следствии. Автор обосновывает вывод о том, что двуединое назначение уголовного судопроизводства, выраженное в ст. 6 УПК РФ, обязывает прокурора — государственного обвинителя в суде не только к продолжению уголовного преследования (или отказу от него), но и к обеспечению своим участием защиты прав и законных интересов всех участников процесса.

3. Предлагается закрепить в УПК РФ срок, в течение которого с материалами уголовного дела до направления дела в суд должен ознакомиться прокурор, получивший поручение о поддержании обвинения в суде. Это даст возможность прокурору, получившему поручение о поддержании обвинения в суде, своевременно изучить уголовное дело и предотвратить возвращение судом уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения существенных процессуальных нарушений, которые препятствуют осуществлению правосудию. В этой связи предлагается увеличить сроки, предусмотренные в ч. 1 ст. 221, ч. 1 ст. 226 УПК РФ, для ознакомления с материалами уголовного дела прокурора, уполномоченного утверждать обвинительные заключения (обвинительные акты), и прокурора, которому поручено поддерживать обвинение в суде.

4. Дополнить ст. ст. 221, 226 УПК РФ указанием на то, что, после утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта) прокурор должен вынести постановление о поручении поддержания обвинения в суде по уголовному делу определенному должностному лицу (группе лиц) прокуратуры или принять решение самому поддерживать обвинение в суде. В этой связи в пункт 6 ст. 5 УПК РФ внести соответствующие изменения.

5. Обосновывается предложение о том, что решения о направлении уголовного дела в суд и о поддержании обвинения в суде должны приниматься прокурором только при наличии внутреннего убеждения в доказанности на предварительном следствии обвинения, изложенного в обвинительном заключении (обвинительном акте), в противном случае прокурор должен вернуть уголовное дело для продолжения расследования. В этой связи в ст. ст. 221, 226 УПК РФ внести соответствующие дополнения. Убеждение в доказанности в ходе предварительного расследования предъявленного лицу обвинения должно побуждать прокурора — государственного обвинителя к активному участию в судебном следствии, объективному и полному исследованию всех обстоятельств уголовного дела.

Если изучение материалов уголовного дела не привело прокурора,

получившего поручение о поддержании обвинения в суде, к убеждению в доказанности в ходе досудебного производства предъявленного лицу обвинения или при наличии существенных процессуальных нарушений, допущенных при производстве по уголовному делу, прокурор должен иметь право отказаться от выполнения поручения по поддержанию государственного обвинения в суде. Такая регламентация решения этого вопроса должна быть закреплена в УПК РФ.

6. Предлагается расширить перечень оснований для проведения предварительного слушания, включив в него основания, связанные с поступлением ходатайств от прокурора:

• об изменении. предъявленного лицу обвинения в случаях, предусмотренных ч. 8 ст. 246 УПК РФ;

• о продлении обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста на период рассмотрения уголовного делу в суде; об изменении меры пресечения обвиняемому на заключение под стражу или домашний арест;

• о применении процедуры примирения потерпевшего и обвиняемого.

7. С целью проверки прокурором показаний лиц, данных в суде, автор предлагает использовать перекрестный и повторный допросы. Характерные черты этих форм допроса должны найти отражение в УПК РФ.

Предлагаются следующие определения перекрестного допроса и повторного допроса. «Перекрестный допрос — форма допроса в суде свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца, гражданского ответчика, подсудимого (при согласии его давать показания) после прямого допроса указанных участников судебного разбирательства стороной по чьей инициативе они были первоначально вызваны и допрошены в суде. На перекрестном допросе допрашиваемому лицу могут быть заданы вопросы по тем же обстоятельствам дела, что и на прямом допросе, вопросы, направленные на разъяснение или дополнение ранее данных показаний, а также вопросы, направленные на проверку достоверности показаний допрашиваемого».

За перекрестным допросом может следовать повторный прямой допрос. Автор предлагает его определение: «Повторный прямой допрос — допрос в суде свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца, гражданского ответчика, подсудимого, который проводится после перекрестного допроса той стороной, по чьей инициативе был первоначально вызван допрошенный, и в связи с теми вопросами, которые были заданы ему противоположной стороной в ходе перекрестного допроса. Повторный прямой допрос имеет целью выяснить важные для допрашивающей стороны обстоятельства, в случае, если первоначальные показания допрашиваемого были поколеблены или опровергнуты перекрестным допросом».

Предлагается дополнить УПК РФ статьей 278 1 «Перекрестный допрос», включив в нее три части:

1. Сторона вправе провести перекрестный допрос свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, гражданского истца и гражданского ответчика с целью проверки данных допрошенным лицом показаний сразу после его первоначального (прямого) допроса той стороной, по чьей инициативе оно было первоначально вызвано и допрошено в суде. Подсудимый может быть подвергнут перекрестному допросу стороной обвинения после прямого допроса подсудимого защитником.

2. На перекрестном допросе допрашивающим могут быть заданы вопросы по тем же обстоятельствам дела, что и на прямом допросе, вопросы, касающиеся новых обстоятельств, которые еще не были предметом прямого допроса, но имеющие отношение к предъявленному подсудимому обвинению, а также вопросы с целью проверки достоверности показаний, данных во время прямого допроса. Во время перекрестного допроса допускаются наводящие вопросы, если лицо допрашивается об обстоятельствах, которые уже были предметом прямого вопроса.

3. По окончании перекрестного допроса сторона, проводившая прямой допрос, вправе провести повторный прямой допрос, после чего возможен и новый перекрестный допрос».

8. Отказ государственного обвинителя от обвинения полностью или в части возможен, как на предварительном слушании, так и в ходе судебного разбирательства, если государственный обвинитель приходит к убеждению, что исследованные доказательства не подтверждают предъявленное лицу обвинение. Отказ от обвинения должен быть мотивирован государственным обвинителем. Автор возражает против, высказанных в литературе выводов о возможности в случае отказа государственного обвинителя от обвинения, предоставления права поддержания обвинения потерпевшему, поскольку в делах публичного обвинения решается спор между государством о доказанности обвинения и праве на наказание, и обвиняемым. Права потерпевшего в судебном разбирательстве, в том числе и при отказе прокурора от обвинения, должны быть обеспечены соблюдением правил справедливого судебного разбирательства и правом потерпевшею на обжалование решения суда в вышестоящем суде, если эти правила были нарушены.

9. Принцип единства и централизации прокуратуры не исключает, однако, возможности возражать против установившейся практики согласования государственными обвинителями отказа от обвинения с прокурором, поручившим поддерживать обвинение в суде, и возможности замены в ходе судебного заседания прокурора не считающего возможным поддерживать обвинение, другим прокурором.

10. Обосновывается предложение о необходимости выработки мер, направленных на повышение качества поддержания государственного обвинения в суде, в том числе, предлагается повысить профессиональную подготовку прокуроров, специализирующихся на поддержании в суде обвинения, поручать поддержание обвинения в суде лицам, имеющим для этого необходимую теоретическую и практическую подготовку. Предлагается также рассмотреть возможность создания самостоятельного государственного органа специализирующегося на поддержании обвинения в суде, — Службы государственного обвинения и соответственно указать в УПК РФ полномочия

на поддержание обвинения прокуроров, входящих в Службу государственного обвинения.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Содержащиеся в диссертации положения и выводы представляют интерес для понимания важности деятельности государственного обвинителя в суде по обеспечению справедливости судебного разбирательства и достижения назначения уголовного судопроизводства. В работе рассмотрены пути и направления дальнейшего совершенствование института поддержания государственного обвинения в суде. Материалы диссертации могут быть использованы для последующих научных исследований по данной проблематике для совершенствования деятельности прокуроров в суде, в законотворческом и правоприменительном процессе. Содержание диссертации может быть использовано в учебном процессе в системе высшего юридического образования, при изучении курса уголовно-процессуального права, а также в спецкурсе, который имеется, например, в учебном плане института прокуратуры МГЮА, и в системе подготовки, и повышения квалификации работников прокуратуры.

Апробация результатов исследования. По теме диссертационного исследования опубликовано 6 научных статей, из них 5 статей опубликовано в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК. Содержание работы и предложения, содержащиеся в диссертации, автор дважды докладывал на заседании кафедры уголовного процесса МГЮА.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, трех приложений, в которых отражены результаты проведенного диссертантом анкетирования судей, прокуроров, адвокатов.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цели задачи работы, ее методологические, теоретические и эмпирические основы, научная новизна и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе диссертации «Понятие поддержания государственного обвинения в судебном разбирательстве. История возникновения и развития в России института поддержания государственного обвинения в суде», состоящей из двух параграфов, исследуется роль прокурора в судебном разбирательстве в различных типах уголовного процесса, существовавших в истории российского государства, а также устанавливается содержание понятия «поддержание государственного обвинения в суде», задачи, значение и сущность деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения.

В первом параграфе главы 1 «Понятие и сущность поддержания государственного обвинения, значение в достижении назначения уголовного судопроизводства» рассматривается содержание понятия «поддержание государственного обвинения в суде», раскрываются задачи и сущность деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения.

Понятие «поддерживать обвинение» в суде неоднократно используется в УПК РФ 2001 г ., но не раскрывается его содержание. Нет единого мнения о содержании понятия «поддерживать обвинение» среди практических работников и ученых-процессуалистов. Автор анализирует определения «поддержания государственного обвинения» в суде, приводимые в работах Н.Г. Антиповой, ВВ. Лукожева, Н.Г. Королева. Н.П. Кирилловой, Л.С. Ондар и других.

Ряд авторов считает, что поддерживать обвинение — значит доказывать в суде законность, обоснованность, справедливость утверждения стороны

обвинения о том, что подсудимый виновен в совершении преступления. На основании анализа законодательства Российской Федерации, научных трудов юристов, международных стандартов деятельности прокурора в суде, закрепленных: в Руководящих принципах, касающихся роли лиц, осуществляющих судебное преследование (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в сентябре 1990 г .): в Рекомендации Комитета Министров государствам-членам Совета Европы от 6 октября 2000 г . «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» и в других международных документах автор приходит к выводу о том, что государственный обвинитель в суде не только продолжает уголовное преследование, начатое в ходе досудебного производства, и обосновывает перед судом доказанность обвинения, но и своим участием должен стремиться обеспечить охрану прав и свобод всех участников судебного разбирательства и соблюдение условий справедливого судебного разбирательства.

Исследуя понятие и сущность поддержания государственного обвинения, автор подробно останавливается на полномочиях государственного обвинителя в суде, задачах и отличительных чертах этого вида деятельности прокуратуры. Поддержание государственного обвинения в суде имеет свои определенные задачи, вытекающие из полномочий прокурора в этой стадии процесса, и подчиненные назначению уголовного судопроизводства: а) охрана прав и свобод человека и гражданина, обеспечение интересов общества и государства в уголовном процессе: б) изобличение подсудимого в совершении преступления и обеспечение применения к нему справедливого наказания, предусмотренного УК РФ; в) обеспечение защиты невиновного от незаконного и необоснованного осуждения.

Анализ полномочий государственного обвинителя в суде, задач и отличительных черт данного вида деятельности прокуратуры позволяет сформулировать понятие поддержания государственного обвинения, а также определить сущность деятельности государственного обвинителя. Поддержание государственного обвинения в суде — процессуальная

деятельность прокурора в суде первой инстанции, направленная на осуществление обязанности по доказыванию обвинения, на основе материалов, собранных в ходе предварительного расследования и полученных в ходе судебного следствия, и применения к подсудимому наказания или иных мер уголовно-правового воздействия, а также деятельность по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, обеспечению законности и обоснованности судебного решения.

Активная деятельность по изобличению подсудимого перед судом и в то же время обоснованность и объективность всех ходатайств и утверждений прокурора, охрана прав и свобод всех участников процесса, уважение чести и достоинства личности, соблюдение всех принципов и норм уголовно-процессуального законодательства — должны характеризовать деятельность государственного обвинителя в судебном разбирательстве. Целью всех действий государственного обвинителя является не обвинение во что бы то ни стало, а доказывание обоснованности обвинения, в случае же, когда в ходе судебного следствия обвинение не получает подтверждения, прокурору надлежит отказаться от обвинения, обосновав в суде свою позицию.

Во втором параграфе главы 1 «История становления института государственного обвинения в российском уголовном процессе» содержится очерк истории возникновения и развития института поддержания государственного обвинения в российском уголовном процессе.

Отечественная история уголовного процесса свидетельствует о том, что переход от розыскного к состязательному типу уголовного процесса связан с разделением функций в процессе, возложением функции уголовного преследования и поддержания обвинения в суде на прокурора, что требует постоянного внимания к организации и процессуальному участию его в судебном разбирательстве. Роль прокурора в уголовном процессе в целом, и в судебном разбирательстве особенно, определяются типом процесса. Так, по мере становления состязательного процесса участие прокурора в суде приобретает самостоятельный характер, а суд освобождается от

несвойственной ему функции обвинения.

Проведенный в работе анализ показывает, что Устав уголовного судопроизводства 1864 г . (долее — Устав) ознаменовал переход России от розыскного к смешанному типу уголовного процесса, где предварительное следствие сохраняло черты розыскного типа процесса, а судебное разбирательство становилось состязательным. Устав, закрепив в ст. 4, что в состязательном судебном разбирательстве «обличение обвиняемых перед судом возлагается на прокуроров и их товарищей»[3], вместе с тем, существенно ограничил компетенцию прокуратуры в сфере общего надзора. Статья 135 Учреждения судебных установлений от 20.11.1864 года гласила, что «предметы занятий лиц, коим вверен прокурорский надзор, ограничиваются делами судебного ведомства»[4]. Таким образом, судебные уставы изменили роль прокуратуры не только в суде, но и в государстве, закрепив за прокуратурой осуществление преимущественно функции уголовного преследования в суде. Исследование показывает, что организация деятельности прокуратуры в суде по Уставу 1864 г . может быть использована в настоящее время для создания государственного органа, имеющего назначением объединить прокуроров, специализирующихся на поддержании обвинения, в «Службу государственного обвинения».

Вторая глава «Организация и процессуальный порядок поддержания обвинения в суде по законодательству зарубежных стран» состоит из двух параграфов.

Первый параграф главы 2 «Организация и процессуальный порядок поддержания обвинения в судах: Франции, Германии, Англии, Соединенных Штатов Америки» посвящен исследованию вопросов, кто поддерживает обвинение в суде в зарубежных странах, каков порядок направления уголовного дела в суд и процессуальный статус в суде лица, поддерживающего государственное обвинение.

Исследование показывает, что в Германии и Франции поддержание обвинения в суде осуществляется должностными лицами прокуратуры, прошедшими соответствующую профессиональную подготовку в государственному вузе и имеющими судебную практику. В Англии обвинение в суде поддерживается, как правило, Королевской службой преследования. Для занятия должности Королевского обвинителя необходимо иметь значительную судебную практику и адвокатский сертификат. С целью совершенствования

законодательства, регулирующего участие прокурора в судебном разбирательстве, обосновывается предложение о том, чтобы использовать в России имеющуюся в зарубежных странах практику назначения на должности прокуроров, специализирующихся на поддержании обвинения в суде, лиц, имеющих значительную судебную практику, что могло бы положительно отразиться на качестве поддержания обвинения в суде.

Исследование показывает, что во Франции прокурор, не осуществляет предварительного расследования, поэтому большое значение придается проверке им материалов предварительного расследования с целью установления достаточности доказательств для передачи уголовного дела в суд. В этой связи для изучения результатов предварительного следствия и дачи согласия поддерживать обвинение в суде во Франции по общему правилу прокурору отводится три месяца, а в случае содержания обвиняемого под стражей — один месяц[5]. Учитывая, что в российском процессе прокурор также изучает материалы уголовного дела после окончания предварительного расследования, следует обратить внимание на законодательное решение вопроса о сроках изучения дела прокурором для принятия решения о возможности поддержания обвинения в суде и внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 221, ч. 1 ст. 226 УПК РФ.

В Англии также уделяется большое внимание проверке обвинителем материалов предварительного расследования уголовного дела. Расследование заканчивается представлением полицией материалов в Королевскую службу

преследования, где каждое уголовное дело проверяется на наличие достаточных доказательств, чтобы обеспечить реальную перспективу осуждения каждого подозреваемого по каждому из обвинений

Диссертантом подробно рассматривается процессуальный статус государственного обвинителя в суде первой инстанции по уголовно-процессуальному законодательству Англии, США. Франции и Германии.

Во втором параграфе главы 2 «Организация и процессуальный порядок поддержания обвинения в зарубежных государствах СНГ» проанализировано уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств СНГ по вопросу участия прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел.

Исследование свидетельствует о сходстве процессуальных статусов государственных обвинителей в России и в других государствах СНГ. Анализ показывает также, что в ряде зарубежных государств СНГ государственные обвинители в суде наделяются более широкими полномочиями по обеспечению законности и обоснованности обвинения, чем в России. Так, в Белоруссии (ст.301 УПК Белоруссии), Казахстане (ст. 320 УПК Казахстана). Каргызстане (ст. 258 УПК Кыргыстана), Молдавии (ст. 221 УПК Молдавии) в ходе судебного следствия государственный обвинитель при наличии соответствующих оснований вправе изменить обвинение на более тяжкое, чем было предъявлено подсудимому в ходе предварительного расследования уголовного дела. В случае изменения прокурором в суде обвинения на более тяжкое право подсудимого на защиту в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных стран СНГ обеспечивается тем. что подсудимому и защитнику должно быть предоставлено судом достаточное время для подготовки к защите по обвинению в более тяжком преступлении.

В УПК Казахстана и УПК Кыргызстана предусматривается возможность отложения судебного разбирательства по ходатайству стороны обвинения, когда возникает необходимость изменения обвинения на более тяжкое. Имеет свои особенности порядок изменения обвинения в суде по УПК Белоруссии (ч.

2 ст. 301). Если в ходе судебного следствия возникает необходимость в изменении обвинения на более тяжкое суд по ходатайству государственного обвинителя объявляет перерыв на срок до десяти суток для составления им нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Затем в судебном заседании государственный обвинитель объявляет обвиняемому, его законному представителю, защитнику эти постановления и допрашивает обвиняемого по новому обвинению.

Представляется важным дальнейшее изучение практики применения указанных выше норм в УПК ряда государств СНГ для решения вопросов, возникающих в практике судов РФ при выявлении в ходе судебного разбирательства обстоятельств дела, требующих изменения обвинения на более

Глава третья «Организация и процессуальный порядок принятия прокурором решения о поддержании обвинения в суде» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе главы 3 «Подготовка прокурора, получившего поручение о поддержании обвинения в суде, к участию в судебном разбирательстве» исследуется порядок ознакомления прокурора, получившего поручение о поддержании обвинения в суде, с материалами предварительного расследования уголовного дела.

Проведенное исследование показывает, что, поддержание обвинения в суде по большинству уголовных дел поручается помощникам прокуроров районных (городских), межрайонных прокуратур. Однако законодателем не закреплен срок, в течение которого прокурор, получивший поручение о поддержании обвинения в суде, вправе ознакомиться с материалами уголовного дела. При этом автор подробно исследует вопросы, которые необходимо решить прокурору, получившему поручение о поддержании обвинения в суде, перед направлением уголовного дела в суд.

Анализируется статистические данные Судебного Департамента при Верховном Суде РФ за 2005-2008 годы, свидетельствующая о том, что в суд

зачастую направляются уголовные дела с существенными нарушениями закона, допущенными в ходе досудебного производства. Так, в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения существенных нарушений закона, допущенных в ходе досудебного производства, судами общей юрисдикции прокурору возвращено в 2008 году — 26.5 тысяч дел [6], в 2007 году — 32 тысячи дел[7]. в 2006 году — 35.9 тысяч дел [8], в 2005 году — 42 тысячи дел[9]. Эти данные свидетельствуют о значительном числе допущенных нарушений закона при проведении предварительного расследования, которые, однако, не привели к своевременному возвращению прокурором дела следователю, а дело в виду допущенных нарушений возвращалось прокурору судом. В связи с этим автор вносит предложение об увеличении сроков, предусмотренных в ч. 1 ст. 221, ч. 1 ст. 226 УПК РФ, в течение которых с материалами уголовного дела должен ознакомиться не только прокурор, утверждающий обвинительные заключения (обвинительные акты), но и тот прокурор, которому поручено поддерживать обвинение в суде.

Правовая регламентация срока ознакомления прокурора, получившего поручение о поддержании обвинения в суде, с уголовным делом позволит выявить и принять меры к устранению существенных нарушений закона до направления уголовного дела в суд.

Во втором параграфе главы 3 «Внутреннее убеждение в доказанности на предварительном следствии предъявленного лицу обвинения должно обусловливать решение прокурора поддерживать обвинение в суде» исследуются пути повышения эффективности деятельности государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства.

Эффективность деятельности государственного обвинителя во многом определяется сложившимся у него в результате ознакомления с делом внутренним убеждением в доказанности в ходе предварительного расследования уголовного дела предъявленного лицу обвинения. Между тем ответы на вопросы, поставленные при анкетировании районных (городских) прокуроров, поддерживающих обвинение в суде, дают основание диссертанту утверждать, что отсутствие у прокурора, вступающего в процесс, убеждения в доказанности обвинения в ходе предварительного расследования уголовного дела и недостаточное глубокое изучение дела приводят к пассивному поведению прокурора — государственного обвинителя в ходе судебного следствия. Недостаточно активное участие государственных обвинителей в исследовании доказательств в ходе судебного следствия отметило 70% судей районных судов, опрошенных диссертантом. В свою очередь, пассивное отношение государственного обвинителя к исследованию доказательств неизбежно приводит к активному включению суда в исследование доказательств обвинения, что фактически означает перенесение на суд функции обвинения, что несовместимо с ролью суда в состязательном процессе.

В связи с этим автором обосновывается предложение о том, что решение о направлении уголовного дела в суд и о поддержании обвинения в суде должно приниматься прокурором только при наличии внутреннего убеждения в том. что в ходе предварительного расследования собраны достаточные доказательства, подтверждающие выводы обвинительного заключения (обвинительного акта).

В случае, когда изучение материалов уголовного дела не приводит прокурора, получившего поручение о поддержании обвинения в суде, к убеждению в доказанности в ходе досудебного производства обвинения или при обнаружении существенных процессуальных нарушений, допущенных при производстве по делу, прокурор праве отказаться от выполнения поручения выступать в суде в качестве государственного обвинителя. Это право прокурора — государственного обвинителя обусловлено формированием его

внутреннего убеждения на основе принципа свободной оценки доказательств

В третьем параграфе главы 3 «Участие прокурора в предварительном слушании» рассматривается ряд актуальных вопросов процессуальной деятельности прокурора в предварительном слушании.

Исследование показывает, что прокуроры редко заявляют ходатайства о назначении судом предварительного слушания, несмотря на большое значение предварительного слушания для устранения препятствий рассмотрения уголовного дела по существу. Эта ситуация обусловлена во многом недостатками нормативного регулирования: отсутствием в ч. 2 ст. 229 УПК РФ соответствующих правовых оснований. Автором обосновывается предложение о необходимости расширения перечня оснований для проведения предварительного слушания в связи с заявлением прокурором ряда ходатайств.

Одним из препятствий рассмотрения уголовного дела по существу, для устранения которого должно проводиться предварительное слушание, является ошибочная квалификация действий обвиняемых. Обращение к судебной практике показывает, что материалы уголовного дела нередко бесспорно свидетельствуют о необходимости изменения обвинения в сторону смягчения, что может быть сделано на предварительном слушании.

Проведенный в работе анализ показывает, что основанием для проведения предварительного слушания может быть также решение вопроса о мере пресечения, что должно быть указано в законе.

В УПК РФ следует закрепить еще одно новое основание для проведения предварительного слушания, которое связанно с заявлением прокурором ходатайства о применении процедуры примирения потерпевшего и обвиняемого. В УПК РФ в настоящее время имеется пробел в правовом урегулировании процедур примирения между обвиняемым и потерпевшим, и участии в них прокурора. Проведение предварительного слушания для примирения потерпевшего и обвиняемого соответствует международно-правовым стандартам организации правосудия. В обоснование автором

анализируется Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятая 29 ноября 1985 года Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН. в которой государства призываются к тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв, а в тех случаях, когда это необходимо, следует использовать неофициальные механизмы урегулирования споров, с тем. чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что отказ прокурора — государственного обвинителя от обвинения полностью или в части допускается на предварительном слушании, что, однако, на практике фактически не имеет места.

Для обоснования вывода о праве прокурора на отказ от обвинения в ходе предварительного слушания автор анализирует постановление Конституционного Суда РФ от 8.12.2003 года [10]. Позиция автора основывается и на разъяснении Верховного Суда РФ, данном в связи с этим постановлением Конституционного Суда РФ о том, что «Конституционный Суд не признал не соответствующим Конституции Российской Федерации положения уголовно-процессуального закона — ст. ст. 236 и 239 УПК РФ — о возможности прекращения уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения на стадии предварительного слушания»[11].

Четвертая глава «Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе главы 4 «Участие государственного обвинителя в подготовительной части судебного заседания» автор рассматривает значение подготовительной части судебного заседания для последующего правильного рассмотрения уголовного дела по существу.

Прокурор — государственный обвинитель должен активно участвовать в подготовительной части судебного разбирательства, в случае необходимости заявляя ходатайства о вызове новых свидетелей или истребовании документов. Автор считает целесообразным расширить перечень, приведенный в ч. 1 ст. 271 УПК РФ. разъяснением суда права на заявление ходатайств о назначении судебной экспертизы, осмотре местности и помещения, проведении следственного эксперимента, предъявления для опознания,

Автор обосновывает предложение о закреплении в УПК РФ оснований для обязательного участия в судебном разбирательстве потерпевшего и гражданского истца, показания которых важны для обоснования обвинения.

Второй параграф главы 4 «Участие государственного обвинителя в судебном следствии» посвящен проблеме активного участия государственного обвинителя в судебном следствии. С этой целью автором, в частности, предлагается нормативное урегулирование правил перекрестного и повторного допросов в суде.

Для состязательного судопроизводства характерен прямой, перекрестный и повторный допросы. В настоящее время в ст. 278 УПК РФ закреплен только порядок проведения прямого допроса, поэтому целесообразно закрепить в УПК РФ порядок перекрестного и повторного допросов в суде.

Судебная практика свидетельствует о том. что в ходе судебного следствия государственными обвинителями и защитниками используется перекрестный допрос, хотя УПК РФ не регулирует правила такой формы допроса. О применении перекрестного допроса в суде писали в своих работах А.С. Александров и СП. Гришин, АС. Есина и М.Э. Семененко. В.Д. Капустянский. В результате анкетирования, проведенного диссертантом, выяснилось также, что половина опрошенных государственных обвинителей и 80% адвокатов положительно относятся к возможности дополнения УПК РФ нормой, устанавливающей процессуальный порядок перекрестного допроса в суде.

В работе исследуются важнейшие процессуальные правила перекрестного допроса, отличающие его от других форм допроса в суде, даются определения перекрестного допроса и повторного прямого допроса.

В третьем параграфе главы 4 «Значение речи государственного обвинителя в судебных прениях, ее содержание и форма» рассматривается значение судебной речи государственного обвинителя в состязательном уголовном процессе для убеждения суда, участников процесса и присутствующей в зале судебного заседания аудитории в доказанности виновности подсудимого и вытекающих из этого правовых последствиях (квалификации преступления, виде и размере наказания). Однако содержание и форма судебных речей государственных обвинителей не всегда отвечает своему назначению в виду того, что в них не приводится убедительный анализ доказательств, не обосновываются правовая квалификация преступления, вид и размер наказания.

Анкетирование судей, проведенное диссертантом, показало, что 45% судей районных судов указывают на необходимость совершенствования выступлений государственных обвинителей в судебных прениях.

Согласно ч. 7 ст. 292 УПК РФ государственный обвинитель вправе представить суду в письменном виде формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ. Представляется, что сторонам должно быть предоставлено право, изложить свое мнение в письменной форме и по седьмому вопросу части первой статьи 299 УПК РФ, то есть о том. какое наказание должно быть назначено подсудимому.

Эффективное выступление государственного обвинителя в судебных прениях во многом зависит от подготовки государственного обвинителя к участию в судебных прениях. В этой связи представляется целесообразным дополнить ст. 291 УПК РФ новой частью, регламентирующей порядок предоставления сторонам времени для подготовки к судебным прениям (перерыва), продолжительность которого должна определяться судом с учетом мнения сторон.

Диссертантом обосновывается также предложение о целесообразности дополнения статьи 292 УПК РФ указанием о том. что государственный обвинитель и защитник вправе представить суду свою речь в судебных прениях в письменной форме.

В четвертом параграфе главы 4 «Отказ государственного обвинителя от обвинения» исследуется содержание и структура речи государственного обвинителя при отказе от обвинения, а также рассматривается проблема согласования государственным обвинителем отказа от обвинения с вышестоящим прокурором.

В силу ряда Приказов Генерального прокурора РФ каждый государственный обвинитель, поддерживающий обвинение в суде, обязан согласовывать свое решение об отказе от обвинения с вышестоящим прокурором. Такая обязанность государственных обвинителей вытекает, в частности, из п. 4 Приказа Генерального прокурора РФ «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» от 20 ноября 2007 года № 185, где указывается, что «. в случае расхождения его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, незамедлительно докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение, который должен принимать исчерпывающие меры к обеспечению законности и обоснованности государственного обвинения. »[12]. Несмотря на принцип единства и централизации прокуратуры автор считает возможным возражать против установившейся практики согласования государственными обвинителями своей позиции об отказе от обвинения с прокурором, поручившим поддерживать обвинение в суде. Приведенные выше требования Приказа Генерального прокурора РФ не соответствуют принципу состязательности судебного разбирательства и принципу оценки доказательств по внутреннему убеждению прокурора.

На основе критического анализа, высказанных в литературе взглядов о

возможности, в случае отказа государственного обвинителя от обвинения, предоставления права поддержания обвинения потерпевшему, автор приходит к выводу о том, что в делах публичного и частно-публичного обвинения решается спор между государством и обвиняемым о доказанности обвинения и праве прокурора на наказание виновного. В случае отказа государственного обвинителя от обвинения этот уголовно-правовой конфликт является исчерпанным, поэтому дальнейшее уголовное преследование подсудимого не допустимо.

В пятом параграфе главы 4 «Совершенствование института поддержания государственного обвинения в суде в российском законодательстве» исследуются направления совершенствования института поддержания государственного обвинения в суде в российском законодательстве.

Практика свидетельствует, что главная причина неэффективного поддержания государственного обвинения заключается также в том, что корпус государственных обвинителей в районных судах постоянно пополняется молодыми специалистами, не имеющими опыта прокурорской деятельности и выступления в судах, стажа работы по специальности. Это же показало анкетирование, проведенное автором. Отсутствие специальной подготовки к поддержанию обвинения в суде и опыта практической работы у прокуроров — государственных обвинителей районных (городских) прокуратур является существенным недостатком в организации поддержания обвинения в суде первой инстанции. Проведенный в работе анализ позволил предложить в качестве одного из направления совершенствования института поддержания государственного обвинения в суде — повышение профессиональной подготовки прокуроров, специализирующихся на поддержании в суде обвинения, поручение поддержания обвинения в суде должностным лицам прокуратуры. имеющим для этого необходимую теоретическую и практическую подготовку.

С целью совершенствования деятельности прокурора по поддержанию

обвинения в суде следует рассмотреть возможность создания в системе прокуратуры самостоятельной службы — «Службы государственного обвинения». В этой связи предлагается дополнить ст. 5 УПК РФ понятиями: «Служба государственного обвинения» и «прокурор — государственный обвинитель».

В заключении сформулированы обобщенные выводы, сделанные диссертантом по результатам проведенного исследования.

В приложениях приводятся результаты анкетирования судей, прокуроров и адвокатов в Москве, Воронежской и Липецкой областях по вопросам организации поддержания государственного обвинения в суде и участии прокуроров в судебных заседаниях.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

Статьи, опубликованные в изданиях, указанных в перечне ВАК Министерства образования и науки России:

1. Ермакова Т.А. Ознакомление прокурора-обвинителя с материалами уголовного дела // Актуальные проблемы российского права. 2008. № 1. — 0,3 п.л.

2. Ермакова ТА. Обеспечение качества поддержания государственного обвинения // Закон и право. 2008. № 5. — 0,2 п.л.

3. Ермакова ТА. Проведение предварительного слушания по ходатайству прокурора-обвинителя // Современное право. 2009. № 2. — 0,5 п.л.

4. Ермакова Т.А. Понятие и значение перекрестного допроса в судебном следствии // Современное право. 2009. №3(1).- 0,5 п.л.

5. Ермакова ТА. О применении перекрестного допроса в судебном следствии // Уголовный процесс. 2009. № 10. — 0,5 п.л. (принято к публикации).

6. Ермакова ТА. Отказ государственного обвинителя от обвинения и прекращение уголовного дела // Право: теория и практика. 2009. № 8. — 0,5 п.л.

[1] Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 20 ноября 2007 г № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» // Законность 2008 № 1 С. 46.

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г № 7-П «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20. части шестой статьи 144. пункта 3 части первой статьи 145. части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательною собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска» // Российская газета от 8 07 2005 г № 147

[3] Российское законодательство Х-ХХ веков в 9 т. /под общ ред. О. И. Чистякова М. 1991 Т 8 С. 120

[4] Российское законодательство Х-ХХ веков Т 8 С 46

[5] Гуценко К ф, Головко Л В , Филимонов Б А Уголовный процесс западных государств М, 2002 С. 358

[6] Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дед за 12 месяцев 2008 г URL: http //www.cdep.ru/statistics.asp (дата обращения 24.05.2009).

[7] Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Статистическая справка о работе судов общей юрисдикции за 2007 г URL : http://www.cdep ru/material asp?material_id=330 (дата обращения 20.04.2008)

[8] Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации Статистическая справка о работе судов общей юрисдикции за 2006 г URL: http www.cdep.ru/material asp?material_id=199 (дата обращения 27.04.2008)

[9] Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Статистическая справка о работе судов общей юрисдикции за 2005 г URL: http://www.cdep.гu/material asp?material_id=90 (дата обращения 27.04 2008)

[10] Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от S декабря 2003 г № 18-П «По делу о проверке конституционности статей 125. 219,227,229, 236, 237,239, 246,254, 271. 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в святи с запросами судов обшей юрисдикции и жалобами граждан». Собрание законодательства РФ от 22 12 2003. № 51. ст. 5026

[11] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2008 г № 9-О08-15 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации от 30 10 2008 г № 10 С. 16

[12] Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 20 ноября 2007 г . № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» // Законность 2008. № 1. С. 47.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К.Б.
Систематизация участников уголовного процесса в современном российском уголовном процессе
// Проблемы совершенствования правовой системы в России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 23-24 апреля 2004 года. СПб.: ЛГУ имени А.С. Пушкина, 2004. С. 145-146.

Вопрос о систематизации субъектов и участников уголовного процесса уже не один десяток лет является предметом научных споров. Было предложено множество различных классификаций, которые в той или иной степени учитывают различные существенные признаки правового статуса участников процесса . Своеобразным итогом дискуссий явилось принятие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ), во втором разделе которого участники уголовного процесса делятся на четыре группы: 1) суд, 2) участники со стороны обвинения и 3) защиты, а также 4) иные участники. Как видно, в основу систематизации положены уголовно-процессуальные функции юстиции, обвинения и защиты. Несомненно, что эта систематизация является значительным шагом вперед, так как основу состязательного процесса составляет разделение этих трех процессуальных функций.

Однако возникает вопрос: полностью ли отвечает используемая в законе систематизация участников уголовного процесса реальному положению дел, их действительному правовому статусу? Представляется, что ответ на данный вопрос — отрицательный.

К такому выводу приводят следующие аргументы. Разделение участников процесса на три первые группы по функциям юстиции, обвинения и защиты полностью отражает процессуальное положение участников лишь в состязательном уголовном процессе, то есть в таких условиях, когда указанные функции четко разделены и не смешиваются в руках одних и тех же лиц. В современном российском уголовном процессе достаточно четкое разделение функций имеет место лишь в судебном производстве.

В досудебном производстве наблюдается некоторое слияние функций в руках прокурора, следователя, начальника следственного отдела, органа дознания, дознавателя. На них возложена обязанность уголовного преследования (функция обвинения) — ст. 21 УПК РФ. Кроме того, эти лица ведут официальное уголовное дело: принимают юрисдикционные решения, собирают судебные доказательства. В то же время сторона защиты может вести неофициальное досье, ходатайствовать перед следователем о принятии юрисдикционных решений, представлять объекты, признание которых доказательствами и приобщение к делу зависит от усмотрения следователя. Систематическое толкование УПК РФ приводит к выводу и о том, что на следователя возлагаются некоторые элементы функции защиты. Он обязан устанавливать обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от ответственности, и которые являются смягчающими (ч. 1 ст. 73). Он обязан обеспечивать обвиняемому право на защиту (ч. 2 ст. 50).

Изложенное свидетельствует, что в досудебном производстве прокурор, следователь, дознаватель выполняют не только функцию обвинения, то есть они не являются стороной обвинения в собственном смысле слова. Эти лица выполняют функцию расследования, которая происходит из розыскного (инквизиционного) производства и служит результатом слияния функций обвинения, защиты и юстиции. Поэтому данные участники процесса в действительности называются должностными лицами, осуществляющие уголовное судопроизводство. Именно такой точный термин уже использован (!) в названии главы 16 УПК РФ и он противоречит буквальному смыслу названия главы 6 УПК РФ.

Буквальное понимание следователя как стороны обвинения, на мой взгляд, имеет вредные последствия на практике. Следуя букве закона, некоторые следователи смогут увидеть свою задачу в том, чтобы изобличить преступника любой ценой, игнорируя оправдательные доказательства, обеспечение права на защиту и требования выяснения по делу истины.

Итак, вопрос о систематизации участников процесса (приведение их к системе) должен решаться с учетом нескольких ранее разработанных в науке классификаций, основной из которых (но не единственной) является деление по уголовно-процессуальным функциям. На мой взгляд, система участников процесса состоит из трех групп, каждая из которых разбита на две подгруппы:

1. Участники, ведущие производство по делу.

а) Носители функции юстиции: суд, судья, председательствующий, присяжный заседатель.

б) Носители функции расследования: прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель.

2. Участники, являющиеся сторонами.

а) Носители функции обвинения: государственный обвинитель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

б) Носители функции защиты: подозреваемый, обвиняемый (подсудимый, осужденный, оправданный), законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого, защитник, гражданский ответчик и его представитель.

3. Иные участники уголовного процесса, выполняющие функцию содействия уголовному судопроизводству.

а) Лица, являющиеся источниками доказательств: свидетель, эксперт (а также подозреваемый, обвиняемый и потерпевший).

б) Лица, оказывающие техническое содействие властным субъектам: специалист, переводчик, педагог, понятой, секретарь судебного заседания, залогодатель, поручитель и другие.

Как видно, некоторые участники процесса попадают сразу в несколько классификационных групп. Этим подчеркивается двойственность их положения. Например, прокурор в досудебном производстве является «хозяином» процесса, представляя функцию расследования. В то же время в судебных стадиях он — обвинитель, который признается формально равным обвиняемому. Сам обвиняемый выступает субъектом, например, подавая кассационную жалобу. Одновременно «его тело» является источником доказательств, для исследования которого он может быть подвергнут серьезным мерам принуждения.

Обвинения

Прокуратура (атторнейская служба) в США – исполнительно-распорядительный орган, не имеющий точного аналога в правовых системах других стран. Являясь институтом исполнительной власти, атторнейская служба осуществляет не только сходные с другими государствами полномочия по уголовному преследованию. Она консультирует правительство по правовым вопросам, представляет его интересы в судах, а также обеспечивает исполнение закона. Именно поэтому государственный атторней может выступать как адвокат в гражданском деле и как обвинитель в уголовном деле. Кроме того, атторнейская служба управляет тюрьмами и занимается делами иммигрантов. Ее сотрудники действуют как следователи и сыскные агенты. В ведении Генерального атторнея США находятся контрразведка и политический сыск [1] .

Подобно суду, атторнейская служба существует на трех уровнях. На каждом из них отношения внутренней субординации определяются принципом подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим (по сути, командный принцип работы, подобно полиции).

На федеральном уровне речь идет о возглавляемом Генеральным атторнеем Департаменте юстиции США (центральный аппарат, состоящий из нескольких подразделений) и подчиненных ему окружных прокурорах (атторнеях), назначаемых в каждый судебный округ (всего 94).

Федеральная атторнейская служба функционирует на основе законов, принимаемых Конгрессом США. Глава службы назначается на должность Президентом США с согласия Сената США сроком на четыре года. Сотрудники его аппарата организуют работу окружных прокуратур и выполняют собственно прокурорские функции, в том числе подготовку материалов обвинительного досье, используемого при поддержании обвинения в судах.

Окружные прокуроры назначаются на должность в том же порядке, как и Генеральный атторней США. Они располагают аппаратом помощников и осуществляют свою деятельность, включая уголовное преследование, на территориях, подпадающих под юрисдикцию федеральных властей (судебный округ, национальные парки, заповедники, военные объекты и др.).

Второй уровень образуют прокуратуры штатов, имеющие свой аппарат (аналогичный, как правило, федеральному аппарату) и возглавляемые генеральными атторнеями штатов, которые имеют своих помощников на местах. Атторнейская служба штатов действует в пределах юрисдикции соответствующего штата, осуществляя, в частности, уголовное преследование лиц, посягнувших на его законы. В большинстве штатов Генеральный атторней – выборная должность. Он избирается законодательным собранием или населением штата. В некоторых штатах Генеральный атторней назначается губернатором.

На муниципальном (местном) уровне к прокуратуре относятся прокуроры и следователи (детективы), подконтрольные местным органам власти. Уголовное преследование они осуществляют по делам, в производстве которых не принимает участия аппарат Генерального атторнея штата. Местные прокуроры избираются населением, но в отдельных штатах избираются или назначаются органами местного самоуправления. В организационном отношении местные атторнеи независимы друг от друга даже в пределах одного штата [2] .

Будучи избранным населением, прокурор отвечает перед ним за состояние борьбы с преступностью. Об эффективности его работы могут свидетельствовать, помимо прочего, статистика привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, и количество обвинительных приговоров суда.

Штат своих сотрудников избранный Генеральный атторней формирует самостоятельно. В принципе он может расторгнуть трудовые отношения с сотрудниками аппарата своего предшественника и набрать себе новых работников. Однако на практике опытные профессионалы чаще всего остаются на своих местах и при смене руководителя. Поскольку уголовное преследование – не единственная функция избранного атторнея, он имеет заместителя, который и занимается соответствующими вопросами с помощью подчиненной ему службы.

Генеральный атторней США и подчиненные ему органы не уполномочены руководить атторнейской службой штата. Генеральный атторней штата, в свою очередь, не имеет административной власти над местными атторнеями. Тем не менее главы соответствующих прокуратур воздействуют на всю правоохранительную систему того или иного уровня, а также на формирование правовой политики в рамках этой системы. Причем воздействие происходит через реализацию процессуальных, а не административных полномочий [3] .

Органы прокуратуры соответствующих уровней не соподчинены между собой, но сотрудничают друг с другом (отношения координации). Их юрисдикция четко разграничена. Однако местные прокуроры могут осуществлять производство по делам, подведомственным штатам, если генеральные атторнеи или их помощники уступают им свои полномочия по взаимной договоренности [4] .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *