Открытие выставки

Открытие выставки

Сценарий открытия выставки — Сценарии плюс

Сценарии

Поздравления

Скачать

Сценарий открытия выставки

Открытие выставкиСценарий открытия выставки

Место проведения: Дом творчества
Оформление:
Фойе Дома творчества украшено работами студийцев. При входе на 1-й этаж натянута лента.
(На фоне мелодии песни «Ярмарка» из репертуара В. Леонтьева звучат в записи слова Скомороха Фомы.)
Скоморох:
Внимание! Внимание! Внимание!
Открывается веселое гуляние!
Будьте как дома, не стесняйтесь,
По ярмарке нашей прогуляйтесь!
Пойдете направо — будет забава!
Пойдете налево — много смеха и гама!
Успеете отдохнуть и отовариться,
Пока гости собираются.
Проходи, честной народ,
Коробейник всех зовет!
(На улице проводится ярмарка-распродажа поделок декоративно-прикладного творчества студийцев Дома творчества, учащихся профтехучилища; к услугам гостей — фотоателье, кафе-мороженное, катание на машинках, буфет.)
(Слова Скомороха сменяют зазывалки.)
1.Эй, хозяйки-мастерицы,
К нам спешите вы скорей.
Разбирайте все, что нужно,
Деньги-мелочь не жалей.
Все для кухни,
Все для дома
Не смотри, а покупай.
Все, что купишь — пригодится
И надолго сохранится.
2.Эй, модницы — красавицы
Сюда, сюда скорей..
Это вам понравится,
Купите поскорей:
Кошельки, шкатулки,
Бусы и сережки,
Кольца и браслеты.
Все понравится у нас,
Надевайте хоть сейчас.
3. Бублики медовые,
Пирожки пудовые,
Налетайте да напирайте,
Поскорее пятаки вынимайте!
4. А вот шарики-сударики,
5. Красные, голубые — выбирай любые!
6. Детям на потеху,
Мужикам для смеху!
5.Детские подарки,
Красивы и ярки!
Налетай, выбирай,
6.Пряники медовые! Купите, купите!
Хвалил еще Афанасий Никитин!
Зубы есть — сам грызи,
А нету — соседа проси!
7.Мимо нас не проходи,
На поделки погляди.
Все поделки — высший класс,
Удивят сегодня вас!
Выбирай, забирай!
Скоморох:
Ярмарка закрывается.
Делу время, потехе — час!
Приглашаю на выставку вас!
(Перед входом в Дом творчества дети фольклорного ансамбля исполняют песню.)
Скоморох:
Уважаемый народ!
Выставка давно вас ждет.
Все за мною проходите
И друзей с собой ведите.
(Звучит музыка. Скоморох провожает гостей до ступенек в фойе, где их встречает Марья-искусница со своей свитой, дети с хлебом-солью.)
Марья-искусница:
Здравствуйте, люди добрые,
Гости званые и желанные!
Я, Марья-искусница, покровительница всех мастеровых людей, приветствую вас на открытии выставки «Карусель мастеров».
Вас мы, гости, всех встречаем
С белым, пышным караваем.
Он на блюде расписном
С белоснежным рушником.
А еще мы соль подносим,
Поклонясь, отведать просим.
Дорогой наш гость и друг,
Принимай-ка хлеб из рук.
(Марья-искусница передает хлеб из рук детей в руки гостей. Звучит песня в исполнении детей фольклорного ансамбля.)
Марья-искусница:
Люди добрые!
Разрешите представить вам хозяйку Дома творчества. (ф.и.о. директора). Ей выпала честь большая — сказать слова хорошие нашим умельцам и открыть выставку.
(Выступление директора Дома творчества. Фанфары. Торжественное перерезание ленты.)
Марья-искусница:
Дорогие гости!
Сейчас вы можете осмотреть выставку наших умельцев, познакомиться с создателями прекрасных рисунков. Это и пейзажи, и натюрморты, и излюбленные студийцами сказочные сюжеты, выполненные ребятами студии изобразительного искусства вместе с руководителем. (ф.и.о.). В этом году они освоили новый вид работы — изготовление самодельных книг. Каждая из них уникальна. Все от создания формы и выбора шрифта — фантазия и творчество самих ребят.
Залог успешной творческой деятельности кроется в стабильности этого коллектива, в умении ребят работать слаженно в одной команде.
Да, я не устану повторять,
Студийцем надо ставить «пять»
За это чудо из чудес,
(к гостям)
А вот для вас вопросик есть.
Послушаем внимательно,
Ответим все старательно.
Кто самый младший участник выставки?
Кто найдет ответ в рисунке,
Тот получит приз из сумки.
(Звучит мелодия. Просмотр работ изостудии.)
Скоморох:
Проходи-ка, детвора! Приз разыгрывать пора! Смелый есть ли среди вас? Кто ответ сейчас мне даст? (Ответы. Награждение. Если ответов правильных не-сколько, скоморох достает из сумки ленту бумаги, на которой написано «аплодисменты»)
Марья-искусница: Что ж, работы — загляденье, Прямо всем на удивленье. Это выставки начало, Ведь работ у нас немало.
Скоморох:
На нее пора взглянуть.
Марья-искусница:
Что ж, друзья, продолжим путь.
Скоморох:
Но, я думаю, сначала
Мы порадуем гостей
Песней, что повеселей.
(Звучит песня в исполнении студийцев.)
Скоморох:
За песню вас благодарим,
А мы на выставку спешим.
(Поднимаются на 2-й этаж, где их встречает и приветствует Домовенок Кузя.)
Кузя:
Здравствуй, Марьюшка — девица!
(Кланяется.)

Марья-искусница:
Здравствуй, Кузя-домовой!
(показывает на гостей)
Эти гости все со мной!
Кузя:
Проходи, девица, в залу,
Посмотри там для началу.
Наших мастеров творенье:
Куклы, кружева, плетенье.
(Марья-искусница проходит в фойе, за ней следом Скоморох. Кузя преграждает ему путь.)
Кузя: Ты, Фома, опять мешаешь?
Не туда опять встреваешь!
Здесь я много лет живу,
А тебя все не пойму:
Как хозяйничаешь здесь,
Коли здесь хозяин есть?
В этом доме всех я знаю,
Часто здесь гостей встречаю,
Фестивали провожу,
За порядком я слежу!
Ты сегодня — просто гость,
Так что штучки эти брось!
Вы, ребята, подождите,
Здесь постойте, не ходите.
Дайте мне один ответ:
«Сейф видали или нет?»
(к Фоме)
А это, Фомка, милый друг,
Дело не твоих ли рук?
Скоморох:
Кузя, друг, не надо ссор,
Разрешим мы этот спор,
Если все сейчас пройдем,
Может, сейф мы твой найдем.
Кузя:
(к гостям)
Коли так, согласен я,
Проходите все, друзья.
(Звучит музыка. Гости проходят на выставку.)
Марья-искусница:
Гости дорогие!
Я рада видеть вас всех на нашей выставке и спешу сообщить вам приятную новость.
Сегодня здесь впервые работает бюро симпатий, где вы можете отдать свое предпочтение тому или иному направлению. Вам необходимо получить жетон и опустить его в лукошко с названием того направления, которое привлекло ваше внимание. Бюро расположено с правой стороны выставочного зала.
Уважаемые гости!
Не забудьте оставить ваши пожелания в Книге отзывов.
(Звучит песня в исполнении детского фольклорного ансамбля, после чего Марья-искусница знакомит гостей с направлениями Дома творчества. Кузя и Скоморох вместе с гостями ходят по выставке. После рассказа Марьи-искусницы о направлениях Дома творчества Кузя вбегает с радостным визгом на сцену.)
Кузя:
Ой, ребята, вот мой сейф,
Я уже забыл совсем,
Что на сцене он стоит.
посмотрю, что в нем лежит.
(Достает грамоты из сейфа.)
Кузя:
Сколько грамот и наград!
Я хранил их все подряд.
И сегодня в самый раз
Зачитают их для вас.
(Марья-искусница зачитывает грамоты, полученные за год.)
Марья-искусница:
Да будет открыта
Все годы подряд
Дверь этого сейфа
Для новых наград!
(Аплодисменты. Песня в исполнении солистки фольклорного ансамбля.)
Марья-искусница:
Гости дорогие!
На выставке нашей вы все побывали,
Свое впечатление о ней вы сказали
И нам бы хотелось сегодня узнать,
Что можете вы нам об этом сказать.
Я приглашаю на сцену заведующую учебно-методи¬ческим отделом Уральского центра народных промыс¬лов и ремесел . (ф.и.о.)
(Выступление почетного гостя.)
Марья-искусница:
Интересно, каковы впечатления .
(ф.и.о. почетного гостя.)

(Выступление гостя. Звучат фанфары.)
Марья-искусница:
Наступает час утех,
Мы поздравим нынче всех:
Кто поделки мастерил, И кто их этому учил.
У педагога этого таланты безграничны, И все работы от других отличны,
Мы верим, что скоро ждет ее успех,
В творчестве лоскутном покорит нас всех.
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога)! Мы просим вас подняться на сцену со своими воспитанниками. Для награждения приглашается директор Дома творчества (ф.и.о.)
(Награждение.)
Кузя:
. (имя педагога) — мастер на все руки,
С ним вообще не знаешь скуки.
Он из кожи создает
То, что каждому идет.
Будь то серьги, ожерелье —
Все приводит в восхищенье.
Так идти же вам к победе
Под блеск похвал и оркестровой меди!
Марья-искусница: . (ф.и.о. педагога) и его студийцы!
(Награждение.)
Кузя:
. (имя педагога) — мастерицу,
Знает стар и млад,
О ее заслугах часто говорят.
Мягкие игрушки
Сводят всех с ума,
Шьют их дети
И она сама.
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога) и ее ребята!
(Награждение.)
Кузя:
. (имя педагога)!
Ваш труд девчонки
В подвиг вознесут,
Ведь без костюмов.
Блузок, сарафанов
Они и пять минут не проживут,
Как без бантов, расчески и карманов.
Они от всей души благодарят
Вас, мастера, и хором обещают,
Что точно все сошьют себе наряд,
О котором много лет мечтают.
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога) мы ждем вас на сцене!
(Награждение.)
Кузя:
Рост приличный,
Добрый взгляд.
Она — мастер, говорят.
В своем деле много знает
И девчонок обучает
На машинках вышивать,
И наряды украшать.
Все о ней твердят упрямо:
«Вот для нас вторая мама».
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога) и ее девчонки!
(Награждение.)
Кузя:
Дизайн для нас еще так нов,
Что не хватает даже слов.
Но даже это пусть начало,
О педагогах знаем мы немало.
Они творят и создают уют,
Ведь в этом заключается их труд.
И мы уверены, что макраме
И вышивка ручная
Достойны всех похвал 16 мая.
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога) со своими студийцами!
(Награждение.)
Кузя:
Притягивать к себе —
. (имя педагога) редкий дар,
Не я один поклонник ее чар,
И как художник, создающий вернисаж,
Она демонстрирует нам высший пилотаж.
Марья-искусница:
. (ф.и.о. педагога) со своими звездочками!

(Награждение.)
Марья-искусница:
За активную работу в течение года награждается
фольклорный ансамбль Дома творчества.
Руководитель . (ф.и.о. педагога.)
Мы приглашаем её на сцену.
(Награждение.)
Марья-искусница:
Сегодня мы спешим высказать слова признательности и благодарности спонсорам нашей выставки.
(Представление спонсоров.)
Давайте поблагодарим этих людей дружными аплодисментами!
(Аплодисменты.)
Марья-искусница:
Вот и завершилась наша праздничная программа. Всех обладателей наград я от души поздравляю, а гостям говорю: «Большое спасибо» за их хорошие слова, награды, за то, что они нашли время побывать на нашей выставке.
Помните! Двери Дома творчества всегда открыты для вас. Здесь вы сможете найти друзей, поделиться своими мыслями, заняться любимым делом.
Кузя:
Мы будем ждать вас, приходите, Позвольте просьбу повторить — Пусть праздник нашего открытья. Поможет вам себя открыть.
(Музыка. Корреспонденты и руководители студий собираются для беседы за круглым столом.)
Реквизит
1. Ножницы на подносе.
2. Каравай, блюдо, рушник, соль.
3. Лента бумаги, на которой написано слово «Аплодисменты».
4. Призы,
5. Коробка, оформленная под сейф.
6. Грамоты.
7. Жетоны, лукошки с названиями направлений.

Состоялось открытие выставки «Ища прекрасному достойную огранку…»

13 октября 2016 г. в Выставочном зале федеральных государственных архивов в г. Санкт-Петербурге состоялось торжественное открытие историко-документальной выставки «Ища прекрасному достойную огранку…», посвященной 250-летию Дирекции императорских театров.

Организаторы выставки: Федеральное архивное агентство и Российский государственный исторический архив.

Документы и экспонаты для выставки предоставили: Российский государственный архив древних актов, Российский государственный архив кинофотодокументов, Российский государственный архив фонодокументов, Центральный государственный архив кинофотофонодокументов г. Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Мемориальный музей «Разночинный Петербург», Государственный академический Мариинский театр, Российский государственный академический театр драмы им. А.С. Пушкина.

Открыл выставку директор РГИА С.В. Чернявский. В торжественной церемонии приняли участие сотрудники архивов, учреждений науки, культуры и образования Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

На выставке впервые представлено более 300 архивных документов, отражающих историю становления и развития придворного театрального искусства в Российской империи.

На церемонии открытия был представлен буклет выставки «“Ища прекрасному достойную огранку…”. К 250-летию Дирекции императорских театров» (СПб.: Альфарет, 2016).

Открытие выставки освещалось в СМИ г. Санкт-Петербурга.

Выставка работает – с 14 октября по 20 декабря 2016 г.
Понедельник – четверг с 10:00 до 17:00, пятница до 16:00.
Суббота, воскресенье и последняя пятница месяца – выходные.
Вход бесплатный.
Организация экскурсий по тел.: (812) 438-55-20, (812) 438-55-66

Обращаем внимание, что при посещении выставки необходимо иметь при себе паспорт или иной документ, удостоверяющий личность.

Необычное открытие

Напомним историю проекта: в один день 27 августа 2011 года около 3000 человек из разных уголков бывшего СССР вышли на улицы с целью отобразить в документальной съёмке взгляд на свою страну после 20 лет, прошедших с гибели Советского Союза. Редакторская группа проделала титаническую работу по отбору снимков. Наконец, в известном выставочном центре Москвы состоялась выставка из 350 фотографий.

Новосибирск — первый крупный город России, помимо Москвы, где открывается эта выставка. О чём тут стоит сказать? Во-первых, у любого серьёзного выставочного центра (а тем более у художественного музея) план выставок расписан на полгода-год вперёд. Скажем, в сентябре утверждаются все выставки до июня.

С учётом этого естественна наша огромная благодарность дирекции и коллективу художественного музея за поддержку идеи выставки. Со всех точек зрения случившееся в эту пятницу в Новосибирске — в каком-то смысле чудо. Безусловно, выставка на авторитетнейшей площадке в Сибири поможет продвижению фото-проекта и в других регионах страны.

Во-вторых, на открытие выставки пришло больше 200 человек. Это — редкость для нынешних культурных событий такого рода. Зал в цокольном этаже был набит битком. Не будучи до самого конца уверенными в приезде Кургиняна, мы дали объявление об открытии выставки буквально за сутки до события. И всё равно открытие сопровождалось длинными очередями в гардероб и в кассу музея. Часть посетителей прошли в музей по именным приглашениям.

На открытии выступили директор музея Сергей Михайлович Дубровин, а за ним вдохновитель проекта Сергей Ервандович Кургинян и заместитель министра культуры области Владимир Григорьевич Миллер.

Есть такое свойство у Сергея Кургиняна: всякое формальное событие с его участием, будь то церемония открытия выставки или помпезный форум «Россия 2020», перестаёт быть формальным, как только он начнёт говорить. Это происходит сразу же. Его речь на открытии выставки мгновенно вызвала живые вопросы, и первый вопрос был чудовищно прост: Что же делать? Напряжение и внимание аудитории чувствовалось даже на лестнице в цокольный этаж (увы, не все поместились в зал).

Поскольку из-за тесноты нам было уже просто трудно дышать, все переместились двумя этажами выше в конференц-зал музея продолжить общение с Кургиняном.

Зал на 220 мест был полон. Разумеется, разговор сразу пошёл не о выставке и об актуальном демократичном искусстве, а о текущей политике. Острые вопросы участники встречи задавать не стеснялись. Особенно долго говорили гости из КПРФ.

Обвинения в путинизме в адрес Кургиняна на открытии выставки «20 лет без СССР» звучали особенно трогательно. Полагаем, что если (позволим себе невероятную картину) Сергей Ервандович замахнётся древком красного флага над портретом Путина, то немедленно последуют выводы о том, что это — особо тонкий и коварный способ про-путинской агитации.

Случайно среди присутствующих оказалось четверо политически активных детей. Ярко-оранжевая одежда делала их особенно заметными. Сжимая в ладошках пакет с детскими слюнявчиками, они спешили пробраться к микрофону. Но, увы, не успели. Зачем на открытие выставки в Государственном художественном музее приносить слюнявчики, ребята не смогли объяснить. Наверное, это — загадка того же рода, почему 24 декабря перед Государственной публичной научной библиотекой их компания надувала презервативы под камерами. Видно, такой у них способ спасать Родину — «креативный» и продвинутый. Но на этот раз сделать «media-event» им не удалось.

Также присутствовал на культурном наблюдатель от ОБСЕ Ханс Хартвиг Кабот, в рамках миссии по наблюдению за выборами Президента Российской Федерации 2012. На вопрос, почему наблюдатель за выборами уделяет такое внимание культурной жизни Новосибирска, господин Хартвиг начал взволнованно повторять: «We are not stupid! We are not idiots!» Мы с готовностью отдали ему наш пресс-пакет с документами по выставке. Надеюсь, он ему пригодится.

К счастью, в это время в зале разговор с Кургиняном не ограничивался текущей политикой (хотя как без неё обойтись?). Звучали не только привычные слова «Зюганов», «Путин», «выборы». Звучали сложные вопросы о русской судьбе, об Истории, о добре и зле, о религии, о Развитии, о вызовах нашего времени. Видимо, большинство собравшихся пришли не ругаться и пиариться, а поговорить о важном и нужном.

Мы пригласили на эту встречу наших единомышленников, союзников, а также тех, с кем мы хотели бы сотрудничать, даже если они с нами не во всём согласны. В зале были инженеры, научные деятели, врачи, педагоги, представители левых и патриотических движений и партий, гражданские активисты.

Встреча длилась всего два часа, и в конце люди расходились неохотно. Не все успели задать вопросы, не всё успели обсудить подробно. По окончании к Сергею Ервадовичу обращались желающие, дарили книги, просили автографы.

У выхода музея над длинной очередью в гардероб стоял гул голосов, обсуждение продолжалось. К нам подходили люди, благодарили за организацию встречи, спрашивали, планируются ли ещё мероприятия от «Сути времени» в Новосибирске.

Мы улыбались и называли дату следующего события: 23 февраля мы проводим в Новосибирске у Оперного театра наш «Митинг защитников Отечества». Да, это странно: сегодня — открытие выставки в музее, а на следующей неделе — уличная акция. Что объединяет два таких разных события? Ответ прост: любовь к Родине и тревога за её судьбу.

Открытие выставки

Открытие выставки

17 мая состоялось торжественное открытие выставки архивных документов, посвященной Всеволоду Ивановичу Феодосьеву . Выставка проводится в рамках Всероссийской научно-технической конференции «Механика и математическое моделирование в технике», Посвящённой 100-летию со дня рождения ФЕОДОСЬЕВА Всеволода Ивановича (05.05.1916 – 24.09.1991).

“Мы сегодня вспоминаем одного из самых ярких ученых – бауманцев” – сказал, открывая выставку, ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана Анатолий Александров. Всеволод Иванович Феодосьев не просто знал и понимал все в механике. «Это ученый, который всегда находился на острие научно – технических знаний. Это человек, который создал философию инженерного труда, философию инженерного творчества” — отметил Анатолий Александров.

Всеволод Иванович Феодосьев — советский учёный в области прочности конструкций и механики деформируемых систем, доктор технических наук, член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда (1986), Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Ленинской и Государственной премий, профессор, декан Машиностроительного факультета (1951 – 1952) МВТУ им. Н.Э.Баумана.

В 1950 г. по рекомендации С.П. Королева и Ю.А. Победоносцева, основавших в МВТУ кафедру «Баллистические ракеты дальнего действия», В.И. Феодосьев был назначен заведующим этой кафедрой. Возглавляемая Всеволодом Ивановичем кафедра с самого начала развивалась как многопрофильная, поскольку ракетно-космическая техника объединила все передовые достижения механики в области прочности, устойчивости, динамики и теплового состояния конструкций. Всеволод Иванович всегда остро чувствовал новые направления науки, техники и педагогики. Главные особенности научного почерка В.И. Феодосьева – глубокое проникновение в сущность проблемы, четкость и изящность изложения, оригинальность и рациональность решения, литературный талант.

Выставка расположена в фойе корпуса СМ.

Фоторепортаж

Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки Открытие выставки

  • Обратная связь
  • Карта сайта
  • Разработано и оформлено отделом
    Поддержки интернет-ресурсов и баз
    данных УИМП МГТУ им. Н. Э. Баумана

Ракетный колледж на Яузе

— так иногда называют наш университет.
МВТУ — пионер в решении задач авиации, создании ракетной техники, ядерной энергетики и радиоэлектроники

105005, Москва, 2-я Бауманская ул., д. 5, стр. 1

Телефон(499) 263-6391
Факс(499) 267-4844
Эл. почтаbauman@bmstu.ru
Телефон(499) 263-6541
Эл. почтаabiturient@bmstu.ru

105005, Москва, 2-я Бауманская ул., д. 5, стр. 1

Телефон(499) 263-6391
Факс(499) 267-4844
Эл. почтаbauman@bmstu.ru
Телефон(499) 263-6541
Эл. почтаabiturient@bmstu.ru

Ваш браузер — Internet Explorer

К сожалению, этот браузер уже устарел: он уже не поддерживает новые веб-технологии и не соответствует современным веб-стандартам, поэтому некоторые элементы на странице могут отображаться некорректно. В этой связи, рекомендуется обновить Ваш браузер до последней версии или использовать альтернативные браузеры бесплатно, такие как Google Chrome, Mozilla Firefox, Yandex, Opera

Открытие выставки

Фотогалерея

Открытие в «Экспоцентре» Международной выставки «Металлообработка-Технофорум-2009»

Заместитель Министра промышленности и торговли РФ А.В. Дементьев открыл международную выставку «Металлообработка-Технофорум-2009», отметив, что в тяжелой экономической ситуации проводимая выставка является «сверхактуальным» мероприятием.

Открытие выставки

В адрес крупнейшего смотра металлообрабатывающей отрасли поступили приветствия заместителя Председателя Правительства РФ И.И. Сечина, президента Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н. Шохина, мэра г. Москвы Ю.М. Лужкова, генерального директора Государственной корпорации «Ростехнология», председателя Общественной организации «Союз машиностроителей России» С.В. Чемезова и генерального секретаря Европейского комитета по сотрудничеству в области станкостроения СЕСИМО Филипа Гиртса..

На официальной церемонии открытия также присутствовали представители ведущих зарубежных станкостроительных ассоциаций: генеральный директор VDW/ Ассоциации станкостроительных заводов Германии Вильфрид Шэфер, руководитель Отраслевого союза станкостроителей Швейцарии (Swissmem) Кристоф Блетлер и другие официальные лица.

Официальное открытие международной выставки «Металлообработка-Технофорум-2009»

  • О выставке
  • Партнеры
  • Официальная поддержка
  • Зачем участвовать?
  • Зачем посещать?
  • Посетителям
  • Регистрация посетителей
  • Схема проезда
  • Журналистам
  • Порядок аккредитации
  • Пресс-релизы
  • Участникам
  • Оформление участия
  • Стоимость участия
  • Публикация в каталоге
  • Он-лайн заявка на участие
  • Ввоз-вывоз оборудования и экспонатов
  • Cтроительство стендов
  • Общие условия участия
  • Услуги для экспонентов

© 2020 «ЭКСПОЦЕНТР»
123100, Москва, Краснопресненская наб., 14

Открытие выставки

Участникам выставки «Металлообработка-2020»

Настоящим сообщаем Вам, что АО «ЭКСПОЦЕНТР» переносит сроки проведения выставки «Металлообработка-2020» на
10 – 14 августа 2020 года
(Монтаж: 31 июля — 9 августа 2020 года;
Демонтаж: 15 — 18 августа 2020 года)
.

Такое решение было принято с целью обеспечения безопасности участников и посетителей выставки в связи с распространением коронавируса COVID-19, а также по рекомендациям органов власти Москвы и Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

Мы сожалеем о возникших неудобствах, связанных с переносом сроков проведения, и благодарим Вас за участие и поддержку выставки «Металлообработка», а также ценим Ваше терпение и понимание. Данные меры были приняты в интересах всех наших экспонентов, посетителей и коллег из-за возникших обстоятельств, вызванных ситуацией с коронавирусом COVID-19, после тщательного рассмотрения и консультаций с заинтересованными сторонами. Мы приложим все усилия, чтобы сделать это мероприятие в августе 2020 года максимально плодотворным для Вас.

Мы выражаем глубокое сочувствие и поддержку странам, наиболее пострадавшим от короновирусной инфекции.

Открытие выставки

Икар, который вот-вот рухнет на Париж и молодой Фрэнк Синатра в полицейском участке с сегодняшнего дня украшают екатеринбургскую галерею «Архитектор». Там открылась выставка Евгении Акуловой — уроженки Екатеринбурга, которая много лет живет и работает во Франции.

Открытие выставкиМифический герой Икар продолжает своё падение, теперь он рухнет на Париж. Сюжет застыл под глянцем резинового лака. Уникальный стиль узнаваем — эту технику изобрела Евгения Акулова, автор необычных картин.

— Хотелось бы добиться эффекта стекла после прошедшего дождя, на котором пальцем написано и таким образом получается что-то, что происходит внутри, мы видим через эту надпись, которая как будто появилась на стекле, — рассказывает художник Евгения Акулова.

Уроженка Екатеринбурга живёт и работает в Париже. Приезжает на малую родину два раза в год, и всегда с новыми работами. В этот раз серию картин она посвящает новому для себя виду искусства — граффити.

Сюжеты испещрены надписями, которые стилизованы под Открытие выставкитэги — автографы уличных художников. Часто такими украшают стены улиц, а Евгения Акулова расписала ими, словно татуировками, лица африканских женщин. А в этой серии художник беспорядочно разбросала тэги на героев греческой мифологии.

— Началось все с тату, потом я подумала: почему бы не нанести узоры на рельефы, которые изображают людей. Греческая тема мне близка и интересна, я переживаю за Грецию, она в свое время лишилась множества произведений искусства, — делится Евгения.

На этой выставке рождается следующая серия работ. Одна уже есть — портрет молодого Френка Синатры. Здесь он изображен в полицейском участке. Евгения продолжит писать известных людей, оказавшихся когда-то под арестом. Картины останутся в Екатеринбурге до конца августа, затем вернутся вместе с автором в Париж

Открытие выставки

“ПРЕМУДРОСТЬ СОЗДА СЕБЕ ДОМ”

Речь на открытии выставки русских икон в Ватикане 29 июля 1999 года

Выставка ожидала римских и приезжих посетителей в так называемом Braccio Carlomagno — корпусе, возвышающемся сейчас же по правую руку от собора св. Петра. На ней были выставлены старинные русские иконы, с особым интересом к аллегоризирующим сюжетам, столь характерным для двух последних допетровских столетий; они были отобраны и подготовлены к выставке трудами российских музейных работников. Со вздохом заметим, что по некоторым локальным обстоятельствам труды эти не получили должного вознаграждения; но это особый сюжет. Так или иначе, когда выставка открывалась, приходилось думать о тех, ради кого она была устроена, кому предстояла встреча — для кого-то первая! — с нашими иконами. А интерес к выставке был очень живым. В довольно просторном зале в день открытия было наставлено стульев во много рядов, но сошлось столько народа, что сидячих мест никак не могло хватить, и в смежных пространствах виднелось множество внимательных стоячих слушателей. Мне помогли с переводом моей речи на итальянский, и я говорил именно для посетителей (больше всего — для стоячих), стараясь смотреть им в глаза. Прошу читателя иметь это в виду, когда ему покажется досадным, что про икону сказано слишком много давно ему известного.

Представляю себе, сколь многим — по мотивам православным или, напротив, секуляристским — будет несносен тон, в котором я упрашиваю католиков оставаться католиками (в частности, для того, чтобы разговор с Православием оставался содержателен), да еще хвалю нынешнюю роль римского Магистериума. Что делать, я насмотрелся в моих поездках на всеобщую атаку медиа против Магистериума, и мои впечатления были весьма острыми. Печально, что в результате странноватого сотрудничества самых ярых противников католицизма и некоторых энергичных его хвалителей у россиянина рождается совершенно превратное представление о, так сказать, “морально-политическом единстве”, в рамках которого Папа просто неотличим ни от НАТО, ни от абсолютизирующего себя либерализма, ни вообще от некоего унифицированно увиденного “современного Запада”. Это уж очень далеко от истины…

Господин Председательствующий, дамы и господа,

Я глубоко взволнован тем, что мне оказалось суждено говорить сегодня, при открытии выставки русских икон в Ватикане. Единственное, чем я могу объяснить для себя волю Провидения, определившую для присутствия здесь лицо столь недостойное, ничем не заслужившее такой чести, состоит в том, что у меня при отсутствии заслуг достаточно чувствительности и воображения, чтобы оценить масштаб момента: открытие выставки икон, сконцентрировавших в себе самую душу русского Православия, здесь, в самом сердце католического мира. Событие это действительно имеет измерения, соразмерные миллениуму. Я пытаюсь представить себе, что чувствовали бы и что говорили бы при таком случае те, кого уже нет с нами, например, русский поэт и мыслитель Вячеслав Иванов, тот, кто впервые назвал Восток и Запад двумя легкими вселенского Христианства и который скончался здесь, в Риме, ровно полвека тому назад. Насколько лучше было бы, если бы сегодня мог говорить он; и мы, призванные говорить в определенном смысле вместо него и за него, пожелаем себе не забывать об этом и живо чувствовать контраст между значительностью темы и момента, с одной стороны, и нашим недостоинством, с другой.

Я позволю себе начать с воспоминания о тексте Библии, имевшем особое значение для литургической, иконографической и мистической символики на Востоке и на Западе христианского мира: это главы 7 — 8 Притчей Соломоновых. В них попеременно возникают два противостоящие друг другу образа. Один из них — “жена чужая”, протагонистка некоего метафизически увиденного блуда, лживая и дерзкая, ведущая свою жертву на гибель, как “птичку в силки” (7: 23). На поверхности она выглядит как блудница в духе языческих культов, но, вглядевшись, мы видим, что она не только и не столько развратница в тривиальном, бытовом смысле, сколько проповедница зла, мастерица идеологии и пропаганды:

Женщина безрассудная и шумливая,

глупая и ничего не знающая,

садится у дверей дома своего на седалище,

на высотах города,

чтобы звать проходящих мимо,

идущих прямо своими путями:

“Кто глуп, обратись сюда!”

И скудоумному сказала она:

“Воды краденые сладки,

и утаенный хлеб приятен”.

Второй — Премудрость, также образ женственный: она громко созывает тех, кто ищет благоразумия и разума, и ради борьбы с шумными уроками зла тоже возвышает свой голос, тоже становится в многолюдных местах. Но ее проповедь самообуздания решительно и последовательно противостоит пропагандистским приемам ее антагонистки. Ей есть что сказать своим ученикам, ибо в ней живет память о том, как полагались умопостигаемые основания чувственно воспринимаемой природы:

Господь имел меня началом пути Своего,

прежде созданий Своих, искони;

от века я помазана,

от начала, прежде бытия земли…

Когда Он уготовлял небеса, я была там.

Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны,

когда утверждал вверху облака,

когда укреплял источники бездны,

когда давал морю устав,

чтобы воды не переступали пределов его,

когда полагал основания земли:

тогда я была при Нем художницею,

и была радостью всякий день,

веселясь пред лицем Его во все время…

(8: 22 — 23, 27 — 30)

Премудрость Божия как символ творческой встречи Творца с Его творением — один из важных мотивов древнерусской иконографии. То, что имя Премудрости стало названием и девизом этой выставки, имеет ряд смысловых аспектов (в число которых бесспорно входит обусловивший выбор ее материала интерес к сложной духовной аллегорезе, типичной для Руси XVI — XVII веков). Но сейчас я хотел бы назвать два момента. Bo-первых, выставка должна быть частью длящегося спора Премудрости с ее соперницей; безмолвие икон громко спорит с ложью, не утомившейся за тысячелетия и по-прежнему поднимающей голос. Об этом я кратко скажу к концу моей речи. Во-вторых, слово “Премудрость” особенно пригодно для символической характеристики метода Иконы, ибо последней свойственно брать космос в его умопостигаемом аспекте: не столько земля, сколько “основания земли”, не столько море, сколько данный морю “устав”. Реальность творения предстает такой, как в только что цитированных словах Премудрости. При посещении выставки к этому надо приготовиться.

При вглядывании в русские иконы западный наблюдатель может быть удивлен, пожалуй, даже отпугнут тем, как мало места в них отдано спонтанным человеческим эмоциям. Аскетическое перерабатывание эмоционального обусловливает черты абстрактности, статики, схематичности, мистического чертежа, заставляющие вспомнить сакральное искусство Тибета или даже индуистские “янтры” и священную каллиграфию исламских надписей, — хотя все это уживается в иконе византийского типа с ориентированной на живую физиогномику традицией эллинистического портрета. Чтобы понять внутренний смысл этих черт, необходимо помнить, насколько православное мистическое созерцание Христа всегда остается существенным образом мистикой Логоса в духе пролога к Евангелию от Иоанна. Отнюдь не впадая в безлично-пантеистическую стихийность, она в то же время не позволяет себе понимать таинство Вочеловечения в манере “человеческой, слишком человеческой”, то есть эмоционально-психологической. Уже католическое деление событий, задающих темы так называемым кругам Розария, на “радостные”, “скорбные” и “славные” — mysteria gaudiosa, dolorosa, gloriosa, — не содержа в себе ничего неприемлемого с православной точки зрения, все же предстает чуть-чуть чересчур однозначным. Например, эмоциональная атмосфера западного восприятия Рождества, пожалуй, слишком отдает для православного сакральным уютом семейной идиллии. Разумеется, и православный рассматривает Рождество Христово как mysterium gaudiosum; но в то же время Младенец изначально предстает как предопределенная Жертва Голгофы, что отнимает у всего эмоционально-идиллического всякую однозначность. В “радостном” уже присутствует “скорбное”; но еще важнее для православного сознания неумаленное мистическое предвосхищение “славного” в “скорбном”. На Западе христианское искусство пошло по такому пути, на котором эмоциональный контраст между скорбью Страстной Пятницы и радостью Пасхи оказался доведен до предела; в качестве примера можно назвать позднесредневековые изваяния Сrисifiхi dolorosi (букв. “Распятого страждущего” ) и в особенности резкое противопоставление ужасов Крестной муки и славы Воскресения Христова у гениального Матиаса Грюневальда. Совершенно иначе трактуются те же темы в православном церковном искусстве: изображение Распятия предстает у византийских и древнерусских иконописцев не только далеким от какого-либо натурализма (и сентиментализма!) — более того: линии мучительно распростертых рук Распятого уже предвосхищают своим летящим движением блаженную пасхальную невесомость. Созерцая такие изображения Распятия, мы непосредственно переживаем всю парадоксальность мистической перспективы, в которой Страстная Пятница и Пасха до конца неразделимы. Именно Страсти Христовы — победа Христова. Некогда, в обрядах малоазийских “квартодециманов” начальнохристианского времени, Страстная Пятница и Пасхальное Воскресенье справлялись в одну и ту же ночь, а именно в пасхальную ночь иудейского календаря (четырнадцатого числа лунного месяца нисана; “квартодециманы” — от лат. quartodecimus — “чeтыpнaдцaтый”); хотя такая практика, отмененная еще во II веке, давно позабыта, однако духовная и эмоциональная атмосфера тех ночных бдений все еще живет в каждой православной иконе, блюдущей верность традиции. Струящиеся линии распятого Тела внушают чувство невесомого парения в пространстве, а сравнительно небольшие фигуры ангелов, подлетающих к Кресту, усиливают это чувство. Также и жесты скорбящих — Богородицы, окруженной попечением благочестивых жен, Иоанна Богослова, кладущего руку на грудь, — оказываются неожиданно легкими и мягкими и напоминают движения торжественно-сдержанного ритуального танца. Таинственно-двузначное слово Христа в Евангелии от Иоанна о Своем распятии: “должно вознесену быть Сыну Человеческому” (3: 14; ср. 8: 28 и 12: 32), — получает здесь поражающее визуальное осуществление. Это глубокий опыт, трансцендирующий мир человеческих эмоций, как “позитивных”, так и “негативных”.

Выступая по искреннему убеждению с похвалой русской Иконе и специально тем чертам ее западно-восточного облика, которые контрастируют с экспрессионизмом готики и имманентизмом Ренессанса и последующих эпох, я совсем не хотел бы выразить негативное отношение к сакральному искусству Запада. Эта тенденция, очень понятная как полемический эксцесс у тех, кому приходилось говорить о достоинстве Иконы в мире, еще очень мало знакомом с ней, например, у незабвенного Леонида Успенского, сегодня уже не имеет прежнего оправдания. Слава Богу, положение давно уже решительно переменилось, и наследие Иконы Древней Руси занимает подобающее место в истории искусств и, шире, в истории культуры, а в сфере интересов искателей духовного пути стоит, как ей и свойственно, рядом с такими компонентами русского православного опыта, как “Откровенные рассказы странника”, это руководство по умной молитве, переведенное чуть ли не на все европейские языки и все время переиздаваемое, и т. п. Взгляд русского путешественника все чаще встречает в католических и англиканских церквах копии наиболее знаменитых русских икон, которым с любовью предоставлено особенно заметное место. Для полемического настроения нет причин; а если перейти на темы более личные, для меня наряду с уроками Иконы очень важно то, что дает испанская живопись в лице таких мастеров, как, например, Сурбаран. Но если я спрошу себя, что дает мне возможность одновременно думать о столь несхожих изображениях Одного и Того же Христа на иконах и у великих испанцев, то ответ будет таким: подобно тому, как наличие у человека не одного, но двух глаз, локализованных по-разному, позволяет воспринимать стереоскопический облик вещей, их отличие от всего, что укладывается на плоскости, — контрасты в визуализации одной и той же Вести на Востоке и на Западе помогают мне непосредственно, эмпирически убедиться, что христианская вера не может быть понята как компонента, хотя бы лучшая и благороднейшая, той или иной культуры, но по сущности своей трансцендентна любой культуре и обладает своим собственным, специфическим измерением. Русская икона сама по себе могла бы быть увидена как материализация самой высокой национальной мечты русских. Сурбаран сам по себе мог бы быть увиден как такая же материализация национальной души Испании. Но когда мы через глубокие контрасты изображений Христа там и здесь усматриваем единство Самого Изображенного, мы имеем возможность ощутить, что у веры — своя реальность и свое пространство, несводимые к реальностям и к измерениям цивилизаций. В этом смысле разнообразие христианских культур может быть отнесено к числу доказательств бытия Божия. Бог хочет и требует от нас единства; но Он не хочет от нас единообразия.

Встреча Востока и Запада, тема энциклики “Ut unum sint”, о которой я имел честь писать, — это неисчерпаемая тема. Но я не могу говорить здесь, в близости могилы св. Петра и всех святынь Рима, с одной стороны, и русских икон, ассоциируемых в русском народном сознании со святыней Ковчега Завета, с другой стороны, и не сказать несколько слов на жгучую тему, так сказать, различения духов в вопросах экуменизма.

Возможно более адекватное предмету восприятие строгости и чистоты древнерусской иконы, возможно более далекое от настроения туриста и возможно более близкое настроению паломника, — вот что могло бы быть добрым знамением и образцом для взаимного приближения христиан Востока и христиан Запада. Ибо сегодня у подлинного христианского примирения — не одно, а два противолежащие друг другу препятствия; первое существует в равном себе виде еще с эпохи конфессиональных войн, но второе именно теперь стремительно разрастается, притом выдавая себя отнюдь не за препятствие, а, напротив, за единственную возможность примирения. Первое — анахронический агрессивный конфессионализм, второе — адаптирующееся к духу времени отрицание вероучительных ориентиров как таковых, попытка иметь беспредметную, ничем себя не определяющую “веру вообще”: как это порой называется по-английски, faith без belief . Легко убедиться, что как одно, так и другое враждебно истории: первое выпадает из динамики истории, ибо абсолютизирует определенный момент прошедшего, второе игнорирует историю, ибо абсолютизирует идеологию самодовлеющей современности. Между тем вести диалог можно только в истории и сохраняя чувство истории. Православный и католик, спорящие о filioque точно так, как они спорили бы сто, двести или восемьсот лет назад, словно бы и не было явившихся с тех пор серьезных историко-экзегетических разъяснений, представляют собой, конечно, зрелище грустное; осмелюсь сказать, однако, что если оба они достаточно искренни, нечто важное их, разделенных, все же объединяет и всегда объединяло, даже в худшие времена конфликтов, и это неколебимая вера в Пресв. Троицу и в жизненную важность тринитарного учения. И не было сомнения, что один из них — действительно наследник истории христианского Востока, а другой — наследник истории христианского Запада. Но что, если нынче хотя бы один из них, сохраняя претензии на конфессиональную идентичность, попросту откажется от того, чтобы признавать релевантность вероучительных основ для своего христианского бытия? Тогда им спорить будет, конечно, уже не о чем, — да ведь не о чем будет и разговаривать, по крайней мере в качестве православного и католика. Разногласие братьев кончится — но кончится и братство. Ибо соединяет исторические христианские конфессии — учение Нового Завета; то есть в конечном счете Имя и Лицо Самого Христа, имеющее в христианстве (в отличие, например, от ислама) несомненное первенство даже по отношению к Писанию как таковому — однако вне конкретности свидетельства Евангелий образ Христа, как показывает опыт, слишком легко становится игрушкой моего воображения, и вне конкретности основных тезисов учения о Христе мое отношение к Нему попадает в зависимость от моих эмоций. Специально Католичество и Православие соединяют наследие Отцов Церкви и основные вероучительные определения Вселенских Соборов патристической эпохи. А соединяет это общее наследие постольку, поскольку обязывает. Нет, разумеется, ни малейшей нужды воспринимать его обязывающую силу в стиле так называемых “интегризма” или “фундаментализма”, относя ее, эту силу, к “букве”. Апостол Народов велел нам “быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа” (2 Кор. 3: 6). Но он же, в выражениях исключительно твердых (для современного слуха прямо-таки жестких, как нынче говорят, “авторитарных”), вступился за идентичность подлинного учения, не позволив принимать его подмены даже от “Ангела с неба” (Гал. 1: 8). Первостепенная задача для христианской мысли Востока и Запада: отыскивать золотой средний путь между мертвящим поклонением исторически обусловленной букве, не допускающим поисков единого смысла в разных формах и формулах, — и секуляризмом, таящимся также и внутри Церквей и более или менее явно отрицающим важность самого этого смысла.

Историческая привычка побуждает православных воспринимать в католицизме едва ли не с наибольшим недоверием — римский Магистериум как таковой. А затем следует перечень догматических разногласий. Вот, принято считать, чтбо нас разделяет. Но должен сознаться, что у меня перед глазами современные впечатления, которые внушают иные чувства. В современном католицизме римский Магистериум в борьбе, очень трудной, почти одинокой, защищает общее для нас уважение к норме Писания и Предания, — или скажем так: защищает крайне трудно приемлемую для нашего века мысль, что вера к чему-то обязывает верующего. И вот мой вопрос: разве не проходит очень ощутимая грань между христианами разных конфессий, которые читают Символ Веры (будь то Apostolicum или Никейско-Константинопольский, без filioque или с filioque ), принимая каждое слово как обязывающее выражение своей веры, — и теми, для кого эта рецитация есть не более как конвенциональное обыкновение? И не отчетливее ли, не существеннее ли эта грань, чем границы, разделяющие конфессии? Снова, в ином контексте, приходится говорить о том, о чем нам, русским, приходится так часто думать в связи с опытом гонений: о вере как верности, о великом разделении между верными и неверными и о солидарности верных. Православному, серьезно относящемуся одновременно к своей православной идентичности и к межконфессиональному диалогу, порой хочется крикнуть: братья католики, умоляем вас, оставайтесь католиками, сохраняйте верность — о, не интегристскую, напротив, умудренную разумом здравого Aggiornmento, но твердую верность — вашей традиции. С католиками, которые остаются католиками, с римским Магистериумом православным есть о чем говорить. Но ветер времени настойчиво стремится развеять смысл всех слов, и православных, и католических. Релятивизм, отрицающий абсолютность чего бы то ни было, кроме себя самого, обещает всех помирить, но хочет сделать так, что мириться будет уже некому.

Смысл евангельской вести, сохраняющий свою неизменность в обновлении форм, меняющихся, как все живое, — вот что соединяет верных, fideles, поверх всех продолжающих покуда стоять конфессиональных перегородок (которые, впрочем, как сказал русский православный иерарх прошлого столетия, до неба не доходят ). И вот что продолжает быть и в наше время, как было всегда, неприемлемым для князя мира сего. Вот чего он не может простить. Неплохо напророчил в свое время, сто лет назад, великий русский философ Владимир Соловьев, автор “Трех разговоров”: враг готов “толерантно” принять внешнюю декорацию католического институционализма, декорацию православного ритуализма, декорацию протестантского “свободного исследования”, он готов терпеть и чрезвычайно либеральное, и преувеличенно консервативное христианство, и христианство с прочими прилагательными, и только один вид христианства для него абсолютно неприемлем: христианское христианство. Так возникает предсказанная Соловьевым поляризация: с одной стороны, взаимопонимание под знаком князя мира сего, направленное против верных, — с другой стороны, межконфессиональная солидарность самих этих верных, уготовляющая пути единству.

Говоря об этом, слишком легко впасть в патетику; наше время побуждает этого остерегаться. Слишком много народы слышали лжи, облеченной в патетические фразы, — чтобы не возникло обоснованного страха перед громкой интонацией. Ведь и неприязнь сил, враждебных христианской духовности, выражает себя сегодня по внешности иначе, совсем иначе, чем это было во времена страдальцев всех конфессий в сталинских и гитлеровских лагерях. Это как будто бы даже и не злоба, а презрительное безразличие. Но нам, помнящим другое, видевшим в сталинскую эпоху пронзительный взгляд того, кого Писание называет “князем мира сего”, трудно увидеть в этом безразличии что-то иное, чем маску. Какое там безразличие — это плохо прикрытая ненависть, которую “иоаннические” тексты Нового Завета неоднократно называют ее настоящим именем (Ин. 15: 18; ср. I Ин. 3: 13).

Чем трезвее мы видим реальность времени, тем очевиднее наш долг, выражаясь словами энциклики “Ut omnes unum sint” 1 , “исповедовать вместе истину Креста”. Ту истину, которая и сегодня, как в дни Павла, “безумие” для одних и “соблазн” для других. Которая и сегодня требует от нас именно той веры, которая есть верность: emuna — pistis — fides. Премудрость и в реальности сегодняшнего дня, как в библейском видении, вовлечена в жестокий спор со своей древней врагиней.

И да будут с нами, как ободряющие уроки, такие плоды веры прежних поколений, каковы, например, представленные на выставке иконы! Я принадлежу к тому поколению русской интеллигенции, выраставшей в советское время, представители которой очень часто получали основные импульсы своего христианского обращения именно от икон. Здесь была дивная военная хитрость Провидения: атеистическая власть конфисковывала древние иконы и размещала их в музеях, надеясь на действие секуляризирующего музейного контекста, — а иконы осуществляли и там свой беззвучный апостолат, и не один юноша, пришедший из любопытства или в лучшем случае ради эстетического переживания, обретал в итоге веру! Да будет дано этому “апостолату” продлиться — так, чтобы среди посетителей этой выставки верующие становились тверже в вере и лучше понимали, во что веруют, а неверующим брезжил свет тайны, — cosi sia 2 .

1 Чтобы все были едины (лат.). (Примеч. ред.)

Открытие выставок в Москве

Открытие выставок в Москве: первый день – самый важный

Как показывает практика и статистические исследования, почти 60% гостей выставки прибывают на мероприятие на 1 день – в большинстве своем такие гости занимают руководящие должности. Нехватка личного времени заставляет таких посетителей действовать по разработанному заранее плану, то есть эти люди посещают заранее утвержденный перечень компаний для предметных переговоров. Такой подход к решению деловых вопросов заставляет компании все больше заниматься предвыставочной работой и ответственно готовиться к мероприятию открытия выставок в Москве. Чтобы получить выгодного клиента, необходимо сделать так, чтобы стенд вашей компании был включен в список такого гостя. Для этого необходимо пригласить целевого посетителя на стенд – для этого можно воспользоваться правилом трех писем, которое не позволяет целевому посетителю забыть ни о выставке, ни о приглашении на стенд.

Работа с целевыми посетителями на стенде

Помимо целевых посетителей, которые получили личное приглашение посетить стенд, компании необходимо пригласить на стенд как можно больше гостей выставки. Часть из них обязательно будет являться целевыми посетителями, тогда как от нецелевых контактов обученные стендисты быстро избавляются. Грамотный подбор команды стендистов и ее обучение во многом определяет успех компании на выставочном мероприятия.

Что касается общих характеристик сотрудника, который подходит для работы на стенде, то он демонстрирует обладание следующего перечня характеристик:

  • Контактность
  • Знание истории и ассортимента компании
  • Выносливость
  • Умение общаться с людьми
  • Приятная внешность

Некоторые компании делают акцент на внешней привлекательности работников стенда, в результате команда стендистов напоминает филиал конкурса красоты. В итоге посетителей на стенде, возможно, будет много, но интересовать их в подавляющем большинстве будут исключительно девушки, тогда как название бренда мало кто запомнит. Маркетологи считают, что излишняя привлекательность работников на выставке идет во вред целям компании – сотрудники оттягивают внимание на себя в ущерб интересам работодателя.

Также стоит обращать внимание на опытность стендиста – сотрудник должен свободно ориентироваться в предлагаемом ассортименте, условиях поставок и прочих коммерческих особенностях сотрудничества. В перечень необходимого объема знаний для каждого стендиста входят технические характеристики, условия эксплуатации, наличие аналогов, сопутствующее оборудование и пр. Считанные дни выставки – самое ответственное время для компании, которая намерена заключить как можно больше договоров, именно поэтому тренировать работников на выставочном мероприятии некогда – обучение должно проводиться в предвыставочный период.

Такое свойство как коммуникабельность, также является обязательным для стендиста, поскольку скорость налаживания контакта со стеснительным человеком невысока, что скажется на его производительности. Подбирая стендистов, стоит обратить внимание на способность к коммуникациям, поскольку такой сотрудник может сбить налаженную систему работы с потенциальными клиентами на стенде.

Все сотрудники на стенде должны быть взаимозаменяемые, что позволит установить удобный график отдыха для работников, чтобы поддерживать их работоспособность в тече6ние дня. Работа с таким большим количеством людей представляет собой стрессовую ситуацию, а потому необходимо обеспечить качественный отдых для каждого сотрудника. Пренебрежение этим правилом негативно скажется на самочувствии работников, а головные боли, чувство перманентной усталости и нездоровый внешний вид стендиста не допустимы в работе.

Невозможно до открытия выставок в Москве оговорить все возможные варианты вопросов, которые могут возникать у посетителей, но работники стенда должны иметь отработанные алгоритмы работы с каждой категорией посетителей – это целевые посетители, основные заказчики, зеваки, скандалисты и пр. Каждый из стендистов должен отвечать за работу со своей категорией гостей и пресекать нецелевые контакты.

Читайте интересную подборку статей и полезной информации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *