Передача «Однажды»

Передача «Однажды»

Однажды в России

Однажды в России

Ольга Картункова

Передача «Однажды»

Актриса, юмористка и очень милая женщина. Но это для тех, кто знает ее в жизни, потому что в скетчах шоу «Однажды в России» она становится агрессивной и властной, может проклясть, убить взглядом и словом, хотя может им и обласкать. Так, что мало не покажется. Много шутит, а в особенности над собой. В одном из скетчей «Однажды в России», например, предстала в образе 19-летней блогерши, а в другом — изнеженной и изысканной театралкой.

Кого бы вы еще хотели сыграть в шоу «Однажды в России»?

Как вам удается не рассмеяться, играя все это?

— Мы просефи. парасофи… профсеси . Ну, в общем, могём мы не смеяться!

Как считаете, остросоциальный юмор может сделать страну лучше? Почему?

— Нужно показывать людям их ошибки, давать возможность посмотреть со стороны на себя. Если при этом они начнут меняться в лучшую сторону, значит, мы все сделали правильно. А соответственно, если все и вся будет меняться в лучшую сторону, то и жить станет легче и лучше.

А про Путина скетч можете снять? А показать?

— А почему бы и нет? Особенно если он сам попросит. А может, и не попросит, особенно если попросит не снимать… Там много вариантов!

Знакомы ли вы с содержанием статьи №282 УК РФ о разжигании ненависти? Зачем разжигать рознь к социальной группе «депутаты», «коррупционеры», «взяточники», «жители Рублевки»?

— По статье 282 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа от 100 до 500 тысяч рублей. Ну, мы работаем на телевидении и, если что, можем себе позволить его заплатить. Да и не разжигаем мы ничего.

И все же предположим, кто-то из депутатов, госчиновников или даже футбольных судей узнает в ваших героях себя, оскорбится и подаст в суд. Какова будет ваша реакция?

— Я улыбнусь. Такое уже было, даже в КВН на ребят подавали в суд. Просто у некоторых людей не развито чувство юмора. Хотя эти сами там шутят покруче, чем мы.

Шутки в теле от Сергея Ашарина: «Однажды в России»

Передача «Однажды»

Есть такая профессия – родину защищать. Это офицер. Есть такая профессия – уродину зачищать. Это мастер фотошопа. А есть профессия – трудоустраивать бывших участников КВН. И продюсеры канала ТНТ овладели ею виртуозно. Вот уже который год юмористические программы телекомпании пополняются веселыми-находчивыми лицами разной степени узнаваемости.

Вот и в этот раз на ТНТ ПОПОлнение («капс лок» на буквах «ПОПО» нажат не потому, что я лицом на клавиатуру упал, а ради усиления эффекта). Потому что шоу – так себе.

Итак, юмористическая программа «Однажды в России». Набор коротких театрализованных скетчей на злободневные темы. Ну, что я могу вам сказать? Передача хорошая. Очень удобная. Я во время просмотра косметическую маску на лице держал, так она по окончании программы сползла с меня сама. Не выдержала. Зато сползла, как литая. Ни единого отслоения в зоне активной мимики. Я теперь, если эту маску гуашью раскрасить, на Хеллоуин кого угодно могу сыграть.

Возможно, я пишу слишком предвзято. Но юмор – он ведь как гигиенический пакет в самолете, сугубо индивидуальная вещь. Мне не понравилось. Проект со скетчами в дорогих декорациях показался вторичным, шутки не смешными, а бывшие кавээнщики абсолютно неяркими. И дело не в игре веселых и находчивых, а в тексте, который произносят актеры. Такое ощущение, что сценки для них готовят по принципу «в любом непонятном случае говори слово «лопата» и закатывай глаза».

Порадовала разве что прима команды «Городъ Пятигорскъ», заслуженная «ой, бабоньки, давайте выпьем и поплачем» России Ольга Картункова.

В общем, резюме такое: однажды в России появилось не самое яркое шоу канала ТНТ. Бывает. Ушел маску делать. Мне в ней еще «Кривое зеркало» пересматривать.

Однажды в России 1 сезон 14 серия

Дата выхода: 28.12.2014

Краткое описание серии:

Рекомендуем посмотреть:

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней посмеялись.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней посмеялись.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней посмеялись.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней посмеялись.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней посмеялись.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней поржали.

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней поржали. Смотрите Однажды в России онлайн на

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней поржали. Смотрите Однажды в России онлайн на

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней поржали. Смотрите Однажды в России онлайн на

Передача «Однажды»

Однажды в России — новое юмористическое шоу на ТНТ. Данная передача призвана четко показать проблему, чтобы вы как следует над ней поржали. Смотрите Однажды в России онлайн на

Комментарии к Однажды в России 1 сезон 14 серия

Тут еще никто не оставлял комментариев. Хотите быть первым?

Однажды в России 1 сезон 14 серия

Поделиться с друзьями:

ДОШКОЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ № 5 (25)

Екатерина ТАРАСОВА,
психолог ОЦМР «Тонус»,
г. Брест, Республика Беларусь

Передача чувств

Тренинговая программа для детей 5–7 лет

Цель: преодоление внутренней изоляции у детей, развитие способности видеть и понимать других людей.

— формирование чувства общности путем создания эмоциональных образов;

— формирование умения видеть внешние особенности сверстника, идентифицироваться с ним на уровне движений;

— формирование согласованности движений через игры на взаимодействие, где дети совместно изображают какой-либо образ;

— развитие способности видеть и замечать эмоции, настроение другого человека;

— переживание группой общих эмоций;

— проведение сюжетно-ролевых игр, требующих взаимопомощи и сопереживания.

Программа создана на основе разработок лаборатории Е.О. Смирновой по развитию чувства общности у дошкольников и формированию личностного типа отношения к сверстнику «Мы такие разные, и все-таки мы вместе». Может быть использована для работы с агрессивными детьми.

Программа реализуется психологом ДОУ совместно с воспитателями, состоит из восьми занятий. Занятия имеют следующую структуру: вводная часть, включающая приветствие и игры на сплочение или релаксацию; основная часть, состоящая из сказок, имеющих терапевтический эффект, игр, направленных на формирование личностного отношения к сверстнику, на развитие произвольности и на формирование адекватных средств самореализации и самовыражения; заключительная часть, включающая элементы рефлексии и ритуал прощания.

ЗАНЯТИЕ 1

Ведущий садится на корточки поочередно перед каждым ребенком, глядя ему в глаза, соединяет свои поднятые вверх ладони с ладошками ребенка, приговаривая: «Здравствуй… (имя ребенка)». Тот отвечает: «Здравствуйте… (имя ведущего)». Так ведущий проходит по всему кругу.

2. Сказка «Кактус мечтал подружиться»

Ведущий. Сегодня я вам расскажу сказку про кактус, сядьте удобнее и слушайте.

В одном дворе возле высокого дома была клумба. На ней росли разные цветы. Они росли рядышком, и поэтому клумба была похожа на разноцветный ковер. В хорошую погоду солнышко своими лучиками ласково касалось каждого цветка, и он в тот же миг пробуждался и медленно распускался, поражая и радуя своей красотой. Красота эта привлекала бабочек, кузнечиков и не только… Люди, да и сами цветы обращали внимание друг на друга. Но это была необычная клумба: цветы на ней умели разговаривать. Они рассказывали разные новости и играли, дарили друг другу подарки. Им было весело и интересно жить на этой клумбе.

Но однажды на клумбе вырос цветок, который не был похож на другие. У него был толстый стебель, и колючки у него были такие острые, что кололи всех, кто пытался дотронуться до этого цветка.

— Он очень колючий! — говорила ромашка.

— Да, он уколол меня, когда я хотел к нему приблизиться, — сказал тюльпан.

— Лучше не будем к нему приближаться, ведь он такой колючий и не похож на нас, — решили все цветы.

Кактусу стало обидно, ведь он очень хотел подружиться с цветами, но не знал, как это сделать.

И вот однажды к клумбе подбежал хулиган, он хотел растоптать цветы. Он поднял ногу… но в этот момент кактус собрал все свои силы, напрягся и его иголки, словно пики, впились в нее, проткнули ботинок. Хулиган закричал от боли и убежал.

А у кактуса в тот же миг отвалились все иголки, и он остался совершенно голым. Тут цветы поняли, что он спас их ценой потери своей защиты — своих иголок. И тогда каждый цветок поспешил дотронуться до кактуса своими лепестками в знак благодарности за его храбрость и силу. и в том месте, где росли иголки, выросли цветы. Они были разноцветные, необыкновенной красоты.

Кактусу очень понравился его новый образ и внимание цветов. Он стал самым большим и красивым цветком на этой клумбе. И все восхищались его красотой и силой.

3. Психогимнастика «Цветочная клумба»

Взрослый под музыку предлагает детям поиграть.

Ведущий. Ребята, представьте себе цветочную клумбу, на которой растет много цветов. Все цветы растут рядышком, и поэтому клумба похожа на разноцветный ковер.

С наступлением утра все цветы распрямляют свои стебельки, распрямляют листочки, поворачиваются к солнышку, улыбаются ему. Легкий ветерок помогает им поздороваться: они нежно и ласково дотрагиваются друг до друга лепестками и кивают головками цветов. Прохожие восхищаются дружной и красивой клумбой.

Дети показывают движениями, как здороваются цветы.

4. Игра «Всем-всем, до свидания!»

Дети ставят свои кулачки «столбиком», затем громко говорят: «Всем-всем, до свидания!» — и убирают кулачки.

ЗАНЯТИЕ 2

Передача «Однажды»Детям предлагается ласково назвать по имени соседа, сидящего слева:

— Доброе утро… (имя ребенка), я рад(а) тебя видеть.

2. Игра «Паровозик»

Дети строятся в ряд, выбирается водящим ребенок, который подходит по очереди к каждому и говорит: «Здравствуй, ты мне очень нужен, чтоб везти молоко…» И т.д.

3. Увлекательная история

Жили-были мама, папа, их сынок Антошка и доченька Анюта. Собрались они как-то раз поехать на море. Собрали свои вещи, купили билеты, сели в вагон и отправились в путешествие. Дорога была длинная. Антошка и Анюта играли вместе, мама и папа читали. Дети бегали, прыгали, играли с игрушками и успели даже подраться, помириться и снова поиграть. Поезд останавливался на разных остановках, дети с интересом смотрели в окно на каждой станции. Вот поезд остановился недалеко от большого города.

— Папа, там продается мороженое! — закричал Антон.

— Давай купим! — поддержала Анюта.

— Ладно, я схожу за мороженым, — сказал папа.

— Я с тобой, — попросился Антон.

— Ну идем, — согласился папа.

Когда они спустились на перрон, Антон увидел много разноцветных шаров, которые были привязаны к столбу.

— Сколько шаров! — сказал Антон. — Мне бы хоть один шарик.

Папа в это время стал выбирать мороженое для всей семьи. Антон смотрел на шары как заколдованный. «А если б у меня были все шары, — думал он, — я бы смог летать». Вдруг один шарик оторвался и полетел. Антон побежал за ним и совсем забыл про папу. Он бежал за шариком и удалялся от папы все дальше и дальше. А когда поймал шарик и оглянулся, то понял, что потерялся.

(Ведущий. Дети, что может сделать Антон, чтобы найти своих родителей? Что может сделать папа, чтобы найти Антона?)

Папа пошел к диспетчеру и описал внешность Антона, его одежду, рост, цвет волос и пр. Диспетчер объявил по радио, что потерялся мальчик. Люди по описанию нашли Антона и привели к родителям. Антон очень обрадовался, когда увидел свою семью, стал всех обнимать и целовать, ведь он их так любил.

Выбирается «диктор», который говорит в микрофон, что потерялся ребенок, описывает его внешность и особенности. Остальные участники должны угадать, о ком идет речь. Кто угадал, тот становится «диктором».

5. Игра «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 3

Игра «Пересядьте те, кто…» — любит мороженое, любит строить из конструктора и т.д.

2. «Необычная история»

В одном обычном детском саду, в одной обычной детской группе произошла весьма необычная история. В большой коробке в уголке для игр лежало много разноцветных деталей от конструктора. Дети собирали разные фигуры, строили волшебные замки и крепости. И все было бы обычно, если бы этот конструктор не умел слушать и разговаривать. Разноцветные детали слышали всё, что происходило в группе. Они знали, кто умеет строить красивые башни, кто — дома, а у кого прекрасно получаются замки. Знали они и тех, кто бросается деталями и разрушает постройки, кто жадничает и кто не убирает после игры детали в коробку.

Надоело деталям смотреть на ссоры, и решили они проучить детей. Они договорились не собираться в постройки, пока дети ругаются и жадничают.

Утром дети, как обычно, пришли в группу, позавтракали и сели на ковер, чтобы поиграть. Дима достал коробку с конструктором, взял несколько деталей и стал соединять их между собой, но они не слушались. Тогда Алеша сказал: «Отдай мне, я лучше тебя умею!» — и выхватил детали у Димы. Но и Алешу детали не слушались. Тогда мальчики позвали на помощь Кирилла, ведь он был самый сильный, но и у Кирилла ничего не получилось.

— Что случилось? Ничего не понимаем. — сказали дети.

Вдруг из коробки появился домовенок Игруля.

— Это все потому, что вы ссоритесь и деретесь, — сказал он детям, нахмурив брови.

— Так что же нам делать? — спросили дети.

— Вам надо играть вместе и дружно, делиться игрушками и не ссориться, тогда конструктор будет легко собираться.

— Спасибо тебе, Игруля, — сказали дети.

— Пожалуйста, живите дружно, — ответил он и в тот же миг исчез.

Дети удивленно посмотрели друг на друга. Дима сказал:

— А давай вместе построим большой замок.

Дети с радостью стали принимать участие в игре. Кто-то строил забор, кто-то башню, кто-то дом, кто-то прокладывал дорожки, и у каждого все получалось на редкость удачно и красиво. Дети помогали друг другу и в конце концов построили замок удивительной красоты, каких еще никто никогда не видывал. Все, кто приходил в группу, восхищались им. А детям было приятно, что они дружно построили этот замок.

И конструктор решил больше не мешать детям.

3. Игра « Конструктор»

Один ребенок берет на себя роль изобретателя, остальные — «детали». «Изобретатель» создает из деталей и представляет свое изобретение, показывает, как действует созданная машина или механизм (например, поезд).

4. Игра «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 4

1. Приветствие «Назови себя»

Ребенку предлагают представить себя, назвав свое имя так, как ему больше нравится, как его называют дома или как он хотел бы, чтобы его называли в группе.

2. Сказка «Крошка Енот и Тот, кто сидит в пруду»
Пересказ О. Образцовой

Крошка Енот был маленьким, но храбрым. Однажды Мама Енотиха сказала:

— Сегодня луна будет полной и светлой. Крошка Енот, можешь ли ты один сходить к быстрому ручью и принести раков на ужин?

— Ну да, конечно, — ответил Крошка Енот. — Я наловлю вам таких раков, каких вы никогда еще не ели.

Крошка Енот был маленьким, но храбрым. Ночью взошла луна, большая и светлая.

— Пора, Крошка Енот, — сказала мама. — Иди, пока не дойдешь до пруда. Ты увидишь большое дерево, которое перекинуто через пруд. Перейди по нему на другую сторону. Это самое лучшее место для ловли раков.

При свете луны Крошка Енот отправился в путь.

Он был такой счастливый! Такой гордый. Вот он какой — пошел в лес совсем один, первый раз в жизни! Сперва он шел не спеша. Потом чуть быстрее, а дальше — вприпрыжку.

Вскоре Крошка Енот вошел в густой-густой лес. Там отдыхал Старый Дикобраз. Он очень удивился, увидев, что Крошка Енот гуляет в лесу без мамы.

— Куда ты идешь совсем один? — спросил Старый Дикобраз.

— К быстрому ручью! — ответил Крошка Енот гордо. — Я иду ловить раков на ужин.

— А тебе не страшно, Крошка Енот? — спросил Старый Дикобраз. — Ты ведь знаешь, что у тебя нет того, что есть у меня, — таких острых и длинных иголок.

— Я не боюсь! — ответил, Крошка Енот: он был маленький, но храбрый.

Крошка Енот пошел дальше при свете яркой луны.

Вскоре он пришел на зеленую полянку. Там сидел Большой Скунс. Он тоже удивился, почему Крошка Енот гуляет в лесу без мамы.

— Куда ты идешь совсем один? — спросил Большой Скунс.

— К быстрому ручью! — ответил Крошка Енот гордо. — Я иду ловить раков на ужин.

— А тебе не страшно, Крошка Енот? — спросил Большой Скунс. — Ты ведь знаешь, у тебя нет того, что есть у меня: я разбрызгиваю жидкость с противным запахом, и все убегают.

— Я не боюсь! — сказал Крошка Енот и пошел дальше.

Недалеко от пруда он увидел Толстого Кролика.

Толстый Кролик спал. Он приоткрыл один глаз и вскочил.

— Ой, ты меня напугал! — сказал он. — Куда же ты идешь совсем один, Крошка Енот?

— Я иду к быстрому ручью! — сказал Крошка Енот гордо. — Это по ту сторону пруда.

— Оо-ооо! — сказал Толстый Кролик. — А ты не боишься Его?

— Кого мне бояться? — спросил Крошка Енот.

— Того, кто сидит в пруду, — сказал Толстый Кролик. — Я Его боюсь!

— Ну, а я не боюсь! — сказал Крошка Енот и пошел дальше.

И вот наконец Крошка Енот увидел большое дерево, которое было перекинуто через пруд.

— Здесь мне надо перейти, — сказал сам себе Крошка Енот. — А там, на другой стороне, я буду ловить раков.

Крошка Енот начал переходить по дереву на ту сторону пруда.

Он был храбрым, но зачем только он повстречал этого Толстого Кролика! Ему не хотелось думать о Том, кто сидит в пруду, но он ничего не мог с собой поделать. Он остановился и заглянул. Кто-то сидел в пруду!

Это был Он! Сидел там и смотрел на Енота при свете луны. Крошка Енот и виду не подал, что испугался. Он скорчил рожу. Тот, в пруду, тоже скорчил рожу. Что это была за рожа! Крошка Енот повернул обратно и побежал со всех ног. Он так быстро промчался мимо Толстого Кролика, что тот опять напугался. И вот он бежал, бежал не останавливаясь, пока не увидел Большого Скунса.

— Что такое? Что такое? — спросил Большой Скунс.

— Там, в пруду, сидит Кто-то большой-пребольшой! — вскричал Крошка Енот. — Я не могу пройти!

— Хочешь, я пойду с тобой и прогоню его? — спросил Большой Скунс.

— О, нет, нет! — ответил Крошка Енот торопливо. — Вы не должны этого делать!

— Ну хорошо,— сказал Большой Скунс. — Тогда захвати с собой камень. Только чтобы показать Ему, что у тебя есть камень.

Крошке Еноту хотелось принести домой раков. Поэтому он взял камень и пошел обратно к пруду.

— Может быть, Он уже ушел? — сказал Крошка Енот сам себе.

Нет, Он не ушел! Он сидел в пруду. Крошка Енот и виду не подал, что испугался. Он высоко поднял камень. Тот, кто сидел в пруду, тоже высоко поднял камень. Ой, какой это был большой камень!

Крошка Енот был храбрый, но он был маленький. Он побежал со всех ног. Он бежал, бежал не останавливаясь, пока не увидел Старого Дикобраза.

— Что такое? Что такое? — спросил Старый Дикобраз.

Крошка Енот рассказал ему про Того, кто сидит в пруду.

— У него тоже был камень! — сказал Крошка Енот. — Большой-пребольшой камень.

— Ну тогда захвати с собой палку, — сказал Старый Дикобраз, — вернись обратно и покажи ему, что у тебя есть большая палка.

Крошке Еноту хотелось принести домой раков. И вот он взял палку и пошел обратно к пруду.

— Может быть, Он успел уйти, — сказал Крошка Енот сам себе.

Нет, Он не ушел! Он по-прежнему сидел в пруду. Крошка Енот не стал ждать. Он поднял вверх свою большую палку и погрозил ею.

Но у Того, в пруду, тоже была палка. Большая-пребольшая палка! И он погрозил этой палкой Крошке Еноту. Крошка Енот уронил свою палку и побежал.

Он бежал, бежал мимо Толстого Кролика, мимо Большого Скунса, мимо Старого Дикобраза, не останавливаясь, до самого дома. Крошка Енот рассказал своей маме все про Того, кто сидит в пруду.

— О мама,— сказал он, — мне так хотелось пойти одному за раками! Мне так хотелось принести их на ужин домой!

— И ты принесешь! — сказала Мама Енотиха. — Вот что я тебе скажу, Крошка Енот. Вернись назад, но на этот раз. Не строй рож, не бери с собой камня, не бери с собой палки!

— Что же я должен делать? — спросил Крошка Енот.

— Только улыбнуться! — сказала Мама Енотиха. — Пойди и улыбнись Тому, кто сидит в пруду.

— И больше ничего? — спросил Крошка Енот. — Ты уверена?

— Это все, — сказала мама. — Я уверена.

Крошка Енот был храбрым, и мама была в этом уверена.

И он пошел обратно к пруду.

— Может быть, Он ушел наконец! — сказал Крошка Енот сам себе.

Нет, не ушел! Он по-прежнему сидел в пруду.

Крошка Енот заставил себя остановиться.

Потом заставил себя заглянуть в воду.

Потом заставил себя улыбнуться Тому, кто сидел в пруду.

И Тот, кто сидел в пруду, улыбнулся в ответ!

Крошка Енот так обрадовался, что стал хохотать. И ему показалось, что Тот, кто сидел в пруду, хохочет, точь-в-точь как это делают еноты, когда им весело.

— Он хочет со мной дружить! — сказал сам себе Крошка Енот. — И теперь я могу перейти на ту сторону.

И он побежал по дереву. Там, на берегу быстрого ручья, Крошка Енот принялся ловить раков. Скоро он набрал столько раков, сколько мог донести.

Он побежал обратно по дереву через пруд.

На этот раз Крошка Енот помахал рукой Тому, кто сидел в пруду. А Тот махнул ему рукой в ответ.

Крошка Енот мчался домой со всех ног, крепко держа своих раков. Да! Никогда еще ни он, ни его мама не едали таких вкусных раков. Так сказала Мама Енотиха.

— Я теперь могу идти туда совсем один, когда хочешь! — сказал Крошка Енот. — Я больше не боюсь Того, кто сидит в пруду.

— Я знаю, — сказала Мама Енотиха.

— Он совсем не плохой, Тот, кто сидит в пруду! — сказал Крошка Енот.

— Я знаю, — сказала Мама Енотиха. Крошка Енот посмотрел на маму.

— Скажи мне, — сказал он. — Кто это сидит в пруду?

Мама Енотиха рассмеялась. А потом сказала ему.

Ведущий. Ребята, у вас бывает разное настроение. Давайте посмотрим, как это выглядит со стороны.

Выбирается один ребенок, который показывает мимикой и жестами различное настроение: радость, грусть, гнев, испуг и др. Остальные должны повторить.

4. «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 5

1. Приветствие «Передача чувств»

Ребенку дается задание передать «по цепочке» определенное чувство с помощью мимики, жестов, прикосновений. Затем дети обсуждают, что они чувствовали при этом.

2. Сказка «Однажды где-то во Вселенной»

Где-то далеко во Вселенной, в галактике, которая называется Млечный путь, есть планета Марс. Она была воюющей планетой и потому была красного цвета. Жители этой планеты постоянно ругались, дрались, обзывались, никогда ничем не делились и никому не помогали. Но зато они умели хорошо драться, знали толк в оружии и в войнах. И планета от этого очень страдала и разрушалась. Она ждала, когда кто-нибудь ее спасет, но никто не прилетал и не спасал ее.

В этой же галактике была другая планета, которая называлась Венера. Там жили веселые жители, они были очень добрые, умели помогать друг другу, играть вместе, любить и дружить. И вот однажды они решили построить ракету и полететь в путешествие по Млечному пути. Они принялись за работу, помогая друг другу, быстро построили ракету, сели в нее и отправились в путешествие.

Они полетели в сторону Плутона, затем увидели Юпитер, за ним красовался синий Нептун, подлетели к Сатурну с его кольцами и наконец добрались до красной планеты — это был Марс. У них стало заканчиваться топливо, и им пришлось сесть на эту планету, чтобы заправиться. Не успели они приземлиться, как их окружили марсиане с пистолетами, автоматами, палками. «Не очень доброжелательный народ», — подумали жители Венеры.

— Выходите по одному, — раздался голос с Марса, — с поднятыми руками.

Жители Венеры стали выходить по одному.

— Кто вы такие? — грозным голосом спросил марсианин.

— Мы жители планеты Венера, — с улыбкой ответили пришельцы.

— Зачем пришли к нам?

— У нас закончилось топливо, и нам надо заправиться.

— Мы не собираемся с вами делиться.

— Мы готовы вам дать кое-что взамен, — ответили жители Венеры.

— Что? — спросили марсиане.

— Свою дружбу, мы научим вас дружить, делиться, помогать друг другу, смеяться и веселиться.

— А что это такое? — спросили марсиане.

— А вы заправьте нас и узнаете.

— Хорошо, — сказали марсиане.

Они подогнали огромную машину и заправили топливом ракету для жителей Венеры.

— А давайте вместе построим большой корабль и полетим к нам вместе, — предложили пришельцы.

— Но у нас нет материалов, — ответили марсиане.

— А мы построим корабль из вашего оружия.

— Тогда нам нечем будет защищаться!

— А вам это и не понадобится.

Марсиане согласились: им было интересно узнать, что такое дружба. Они собрали оружие в большой котел и переплавили его на запчасти для новой ракеты. А жители планеты Венера научили марсиан собирать ракету.

При этом марсиане учились помогать друг другу, строить вместе. Они очень обрадовались, когда работа была закончена. Все дружно сели в ракету и полетели на Венеру. Ведь они все стали друзьями.

3. Игра «Две планеты»

Ведущий. Ребята, давайте поиграем в игру «Две планеты». Считалочкой разделимся на две команды. Одна будет планета Грусти — на ней живут грустные дети, они никогда не смеются и все время грустят, другая — планета Радости, на ней живут веселые дети, они смеются, радуются. Жители веселой планеты должны развеселить жителей грустной, но жители грустной планеты не должны сдаваться быстро. Потом команды поменяются местами. Начали!

4. «Волшебное яйцо»

Дети садятся в кружок, взрослый берет в руки яйцо, которое раскрывается. Передавая это яйцо друг другу, дети называют свое качество, которое помогает дружить, и символическим движением вкладывают его в яичко.

5. «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 6

1. Приветствие «Волшебный цветок»

Каждый ребенок представляет себя маленькими бутоном. По желанию он выбирает, каким цветком будет. Далее под музыку показывает, как цветок распускается, затем рассказывает о себе: где и с кем он растет, как себя чувствует, о чем мечтает.

2. Сказка о садовнике

Передача «Однажды»Жил был одинокий садовник. Он жил так далеко, что к нему никто не мог дойти. У него был очень красивый сад. Там росли необыкновенно красивые цветы: алые, желтые, фиолетовые… Были в этом саду деревья и кустарники.

Каждое утро садовник, просыпаясь, любовался своим садом. Он поливал его рано утром и поздно вечером, ухаживал за растениями, избавлялся от сорняков, рыхлил землю, добавлял удобрения. Аромат цветов разносился по все округе, а разноцветье можно было увидеть даже из космоса.

Однажды эту красоту увидела злая колдунья, и ей захотелось стать хозяйкой этого сада. Она пришла к садовнику и сказала:

— Я хочу, чтобы ты отдал мне свой сад!

— Я не могу, — ответил садовник.

Злую колдунью это очень разозлило, и она превратила садовника в камень.

И вот она стала жить в этом саду. Но колдунья могла только любоваться садом. Она не знала, что надо ухаживать за растениями. И сад с каждым днем стал вянуть, цветы перестали быть такими красивыми, листья на деревьях стали опадать.

Колдунья не понимала, в чем дело. Что происходит с садом?

Ее больше не радовала, а раздражала его красота. И вот однажды утром, выйдя в сад, колдунья увидела сухие растения и каменную статую садовника. Она решила его снова оживить. Произнесла свое заклинание, взмахнула руками, и садовник стал превращаться в живого человека.

— Как я долго спал, — сказал он. — А кто ты такая? — обратился он к колдунье.

Ничего не услышав в ответ, он оглянулся и увидел погибающий сад.

— Я не знаю! — ответила колдунья.

— Что ты делала с моими растениями?

— Ничего, я просто любовалась ими.

— А ты их поливала, заботилась о них, разговаривала с ними?

— Как «зачем»? Без этого они не растут.

— А ты меня научишь этому?

— Хорошо, только пообещай, что больше не заколдуешь меня.

Садовник был очень добрым человеком, и он каждый день учил злую колдунью заботиться о растениях. И, заботясь о них, колдунья с каждым днем сама становилась все добрее и заботливее.

И однажды утром, проснувшись, садовник вышел в ставший снова очень красивым сад и увидел среди цветов прекрасную женщину.

Так злая колдунья, ухаживая за садом, превратилась в добрую фею.

3. Игра «Садовник»

Дети разбиваются на пары. Один изображает садовника, другой — цветок. Садовник показывает, как сажает семя в землю, поливает его, ухаживает, согревает. Цветок изображает, как он растет, раскрывает бутоны, улыбается садовнику.

4. «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 7

1. Приветствие «Волшебники»

Детям предлагают вообразить, что они волшебники и могут отгадывать желания других. Дети по кругу пытаются отгадать желания у сидящего слева.

2. Сказка «Злой колдун»

Далеко-далеко в одной стране жил злой колдун Кряга. Он делал людям столько гадостей, что совсем постарел. И вот он решил, что ему необходимо передать свою силу и опыт мальчику, чтобы тот овладел злыми чарами, иначе злость в этой стране исчезнет вместе с колдуном. Кряга отправился гулять по земле, чтобы найти подходящего мальчика. Он заглядывал в каждое окно, где были дети, но те хорошо себя вели, не обзывались, не дрались, убирали за собой игрушки, любили всех, кто находился рядом. Однако колдун не сдавался и продолжал искать.

И вот однажды во дворе он увидел, как один мальчик бьет другого, да так сильно, что тот, плача, убегает от него, а он вдогонку еще и обзывается плохими словами и ломает его игрушки.

— Вот он-то мне и нужен, — сказал злой волшебник.

Он взмахнул своим плащом и подхватил хулигана.

— Куда вы меня несете? — завопил тот.

— В замок, я научу тебя колдовать, заколдовывать людей! Ты будешь злым колдуном!

— Я не хочу быть злым колдуном! Я хороший!

— А ты помнишь, как только что обидел мальчика, ударил его, а потом разломал игрушки?

— Ну и что, он первый начал!

— Вот поэтому я решил, что именно ты будешь моим учеником.

Колдун вместе с мальчиком оказался в замке. Это был жуткий, мрачный замок. Мальчику стало страшно, и он совсем не хотел становиться злым колдуном. И тогда он решил доказать колдуну, что тоже может совершать хорошие поступки.

Кряга, проснувшись утром, повел мальчика в большой зал к волшебному камню.

— Вот, смотри, — сказал он. — Когда тебя кто-то обзывает, ты должен его ударить.

— Нет, — ответил мальчик. — Я не буду его бить. Я скажу: «Мне неприятно, когда ты меня обзываешь».

— Ладно, — сказал Кряга. — А вот когда тебе не дают игрушку, ты точно должен ударить.

— Нет, — ответил мальчик. — Я просто попрошу «Дай мне, пожалуйста, игрушку, я тебе ее верну, когда поиграю». Или скажу: «Давай поменяемся на время, а потом я тебе ее отдам».

— Как же так! — разозлился колдун. — Ты плохой ученик! Ты разозлил меня! Пожалуй, я отвезу тебя обратно!

Кряга схватил мальчика и полетел во двор, где нашел его. Мальчик ужасно обрадовался, что вернулся домой. Он обнял маму и папу и сказал, как он их всех любит. А потом зашел к другу и извинился за свое поведение. Он больше никогда не дрался, не обзывался и не ломал игрушки.

А злой колдун Кряга умер, так и не найдя себе ученика.

3. Игра «Злой колдун»

Ведущий. Предлагаю для игры такой сюжет. Жил-был злой колдун, он был очень старым и хотел иметь ученика. Для этого он хочет украсть ребенка из нашей группы. Для того чтобы выручить товарища, вам надо назвать все то хорошее, что в нем есть, чтобы доказать, что такой хороший ребенок не подходит ему в ученики.

Ребенок выбирается по желанию.

4. «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

ЗАНЯТИЕ 8

Ребенок должен показать с помощью мимики и жестов свою мечту.

2. «Коллективный рисунок»

На листе ватмана детям предлагается нарисовать свою мечту (красками, фломастерами, мелками и др.) Время — 20–30 минут. Затем каждый рассказывает о своей мечте (по желанию).

Работа вывешивается на видное место на неделю.

3. «Всем-всем, до свидания!»
(См. занятие 1.)

Передача «Однажды»

Принцип сатирического перевертыша (Верка Сердючка и Зощенко)

НАЧАЛО КНИГИ – ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩЕЕ- ЗДЕСЬ.

Явление героини

Передача «Однажды»

Впервые на телеэкране Верка Сердючка объявилась давненько – лет десять назад. В знаменитом клипе о приватизации. Бойко мотающаяся проводница постоянно протирала ручки сверкающего, словно зеркало, вагона. И гоняла какого-то пацана, вина которого заключалась в том, что он вздумал забраться наверх, хватаясь за поручни. «Шо ж ты хватаешь их руками! – потешно злилась карикатурная, но очень колоритная тетя. – Це ж теперь наш, приватизированный вагон!» И протирала поручни тряпкой до золотого блеска.

Это первое явление Верки Сердючки на телеэкране моментально запомнилось. И сразу обнаружился конфликт в восприятии этого образа Западом и Востоком Украины. Вспыхнул скандал: первому президенту страны Леониду Кравчуку не понравился персонаж, сделанный молодым артистом, поскольку «він паплюжить образ української жінки». И ролик о приватизации благополучно с УТ удалили. Но присутствие в общественной жизни Андрея Данилко обозначилось. В дальнейшем оно только усиливалось.

«Расту!»

Передача «Однажды»

Мальчик, родившийся тридцать лет назад в многодетной пролетарской семье в Полтаве (отец – шофер, мать вкалывает на мебельной фабрике), имел явно выраженные художественные и артистические способности. Отлично рисовал, копировал повадки учителей, смешил класс выходками.

7-й класс – он в самодеятельном театре «Гротеск». Появление образа проводницы – слепок с «теток из домашнего окружения». Живописный персонаж на школьном КВН становится местной знаменитостью.

Победы на юмористических конкурсах. Поступление в 1995-м в Киевское эстрадно-цирковое училище. Но тамошние авторитеты объяснили ему, «что надо выходить в галстуке и читать юмореску, а не заниматься ряжничеством».

Однако некоторые администраторы начинают соображать: за этим шустреньким парнишкой – успех. Почему бы не поставить его талант на практические, то бишь гастрольные рельсы?
«Раньше мы выступали буквально за хлеб с сыром – два года давали бесплатные концерты по всей Украине, потом, когда нам стали деньги предлагать, это казалось дикостью: да вы что, мы и так выступим!» – вспоминал Данилко.

Неимоверное количество успешных концертов плавно переходит в качество – стало появляться имя. Добытое кровью, верстами гастролей и тоннами зрительского смеха. По плотности график его выступлений и тогда и сейчас – немилосердная штука.
В 1996–1997 годах в общий говор на базарах стал вмешиваться из динамиков ларьков, торгующих аудиопродукцией, смешной тенорок: «Мужчина, уберите ваши ноги – или будем что-то решать», «Поизд иде – воно лизе». Тысячи кассет с плохо напечатанной проводницей на обложке разошлись по державе. Публика послушно ржала под эти записи, нелегально сделанные прямо на концертах.

В эстрадно-цирковом не ставили знак равенства между застенчивым студентом Данилко и внезапно ставшей популярной, шумной Веркой. Студента отчисляют за прогулы.

Сентябрь 1997 года – рождение «СВ-шоу». Вера вела себя там развязно, но забавно. Молчаливо-длинноногая Геля удачно оттеняла импровизированную болтливость Верки.

1998-й – покупка передачи Москвой. И московские, и киевские критики чихвостили Сердючку за вульгарность, не замечая платинового качества острот артиста. Приведу пример.

Встреча в телекупе с Людмилой Гурченко. Вера была еще в мерзко-скромных серых колготах. Дамы непринужденно разговаривают, пока у Сердючки случайно не порвались колготки и наружу не выскочил большой палец ноги. Так как женщины обычно во время разговора «сканируют» друг друга – Гурченко моментально уловила непорядок в туалете «собеседницы». И машинально поглядела на вызывающий палец. Почти синхоронно уставился на него и Данилко. Что можно сказать в такой ситуации? Он быстро нашелся: «Расту!» Просто и изящно.

Если гость сообразителен – передача получалась занятной. Если «неподъемен», как Игорь Крутой, – Данилко говорит за двоих. Или за троих. Я думаю, если композитор ушел бы с середины – программа не стала бы менее интересной или многословной.

1998-й – в Театре драмы и комедии им. Леси Украинки программа на полтора часа «Титаник, или Тонущая страна». Спектакль представлял собой ряд миниатюр. Герои Данилко словно из «На дне» Горького. Но учитывая, что на дне целая страна, в зале дружно хохочут все слои населения. Всех очень веселят реалистические, собирательные типажи, будь-то милиционер-взяточник либо подъедающиеся на похоронах и свадьбах мама с дочкой.

Да, не все шутки Андрея – вершина вкуса. Но образы рельефны и узнаваемы. И почти каждая реплика сопровождается смехом. Шоу с успехом прокрутили по УТ. Критики опять бойко, но неоднозначно отозвались. Однако никто не обратил внимания, что основному автору репертуара, исполнителю и постановщику – всего двадцать пять!

Язык мой – враг мой. И друг

Передача «Однажды»

Однажды в Ивано-Франковске произошел конфликт между поклонниками таланта артиста и теми, кто считал, как и чувствительный Леонид Макарович, что Веркина манера говорить – оскорбительна для украинцев. Запад Украины обвиняет артиста в спекуляции суржиком. Но это – его естественная речь.

Данилко говорит на диалекте, на котором изъясняется большинство полтавского населения, не принадлежащего к тоненькой прослойке интеллигенции. Конечно, он давно понял комизм суржика. И удачно стал это использовать. Не он первый.

Данилко на сцене – то же, что Зощенко в литературе. Отец писателя был художником из Полтавы. Да и в Питере хватало «носителей» подобной речи, откуда все эти «выпимши», «оба-два», «я на вас удивляюсь» и перекочевали в его прозу.

Передача «Однажды»

Но почему контролеры и милиционеры Зощенко были любимы не только простым народом? Да потому, что в жизненном абсурде он улавливал общечеловеческие мотивы. Его «дураки» в качестве иммунитета для выживания использовали смех. Но за этим виделось грустное лицо автора. Михаил Михайлович использовал найденную однажды стилистику и в поздних своих вещах на довольно сложные, психологические темы. Маска приросла и не мешала ему. Критики возмущались, но от их шума популярность зашкаливала еще больше. Тот же вариант у Данилко.

А на Украине – и подавно. Срабатывает феномен восприятия. Может, меня обвинят в крамоле, но откуда берутся народные украинские герои? Разберемся.

Верка Сердючка – сестра Голохвастова

У нас серьезные произведения быстро теряют пафос и становятся анекдотами. Когда же появляется нечто талантливое в комедийном жанре – оно входит в плоть и кровь, становится наиболее жизнестойким, и к нему как к явлению относятся дюже серьезно. Такие вот украинские «перевертыши».

Передача «Однажды»

Берем поэму Ивана Котляревского «Энеида». Эта пародия, с поправкой на украинский менталитет, пережила всех и вся. Запечатлена в одноименном мультфильме. Растащена на фразы. Кто на просторах СНГ не знает, что Эней «був парубок моторний»? А возьмем «Заповіт» Тараса Григорьевича. Мрачное, сильное произведение. Тем не менее финал – «не забудьте помянуть незлым тихим словом» – теперь вспоминают в шутку. Пафос на нашей земле приживается с трудом.

Через 200 лет успех Котляревского повторяет Лесь Подервянский. Принцип тот же: берется классическое произведение (вместо «Энеиды» – «Гамлет») и расписывается на местные типажи.

Язык Подервянского – суржик, сдобренный матерщиной. Однако «классиком» его признают даже придирчивые и радеющие за чистоту языка украинские критики. Их не смущает, что он «паплюжит» образ и манеры датского принца. Да и мову. Однако на сегодня Лесь Подервянский – культовый литератор. Каждый новый украинский цветной журнал помещает интервью с ним как с местной достопримечательностью.

Можно вспомнить и Голохвастого Михаила Старицкого. «За двумя зайцами» – самая популярная картина студии имени Довженко! А ведь сколько было бездарных попыток делать поэтическое, «авторское» кино в духе самого Александра Петровича (который, безусловно, подлинный художник). Не прижилось! Стоит ли удивляться тотальной популярности Верки Сердючки, ведь она – сестра Голохвастова. И этот гротесковый персонаж стал всем родным.

Сейчас запою!

Помимо удачной драматургической трактовки типажей, Данилко умело работает и как «публицист», перемежая монологи и диалоги упоминаниями недавних событий и словечками из популярных песен, добавляя все это в уже существующий текст и постоянно обновляя его. А тут артист и сам решил запеть. И выяснилось, что Вера «рождена для любви». Проводница может быть и лирической героиней.

Когда-то Данилко два раза проваливался на вступительных экзаменах в музыкальном училище. На третий, как только он появился там, ему сказали: «До свиданья». Теперь Андрей компенсировал юношеские рыданья, добрал свое, продолжая Веркину жизнь в песне и воплощая ее мечты о любви и загульном, кабацком рае.

Праздник – спасение от черных буден. Как в неблагополучном полтавском детстве самого Данилко. Ведь он так удачно смешил гостей за родительским столом. Это ли не минуты счастья?

«На первые заработанные 5 рублей я приобрел две пластинки любимого Тото Кутуньо», – рассказал Андрей.

Провинциальный ребенок – провинциальные вкусы. Сейчас он в восторге от Алсу. Но песни, которые он начал сочинять с 1997-го, все больше «рифмуются» с ожиданиями широкой публики. А из-за артистизма не слишком раздражают взыскательную. Ведь кроме Кутуньо, путеводитель для него – сама Алла.

Он даже делал кальку с поворотов ее судьбы: «Я играю такую украинскую примадонну. Я все повторяю за Пугачевой. Синглы, макси-синглы. Когда Алла Пугачева ушла, я тоже хотел сделать какой-нибудь последний тур, выпустить “Избранное” и “Любимое, лучшее, только для вас”», – откровенничает артист.

Пародируя он, как всегда, кристаллизирует свое.

Народ хочет праздника – и получает «Гоп-гоп». Все будет, по названию успешнейшего альбома, «Ха-ра-шо!».

Случилась сенсация: комический артист выскакивает на первые места хит-парадов на Украине и в России. По хитовой лестнице «Русского радио» он, бесцеремонно расталкивая голосистых конкурентов, залазит на самую верхотуру.

Инструментальная упаковка его музыки – работа отличных профи. Данилко добивается по-настоящему добротного звучания. Тут ему не мешают его провинциальные вкусы. Журналистам уже чудятся в этих «Гопах» отголоски саундтреков Бреговича к фильмам Кустурицы.

Единственно, как бы Андрей не переиграл с «ресторанной» составляющей своего творчества. Как случилось у того же Вилли Токарева. Тому не помешали скатиться до «тостных» песенок «за папу» и «за жену» высшее музобразование и джазовая закалка в оркестре Анатолия Кролла.

Смешить до слез!

Но пока Данилко и в песнях проявляет себя не однобоко, как может показаться поверхностному взгляду.

Вот незамысловатый сюжет «Пирожка» (слова и музыка А. Данилко): «Я тихо шла, шла, шла, пирожок нашла. Я села, поела, опять пошла…» Во втором куплете: «…Ничего не нашла, ни села, ни поела. Но дальше пошла…» Ну и «…завтра пойду что-нибудь найду. Сяду, поем, дальше пойду…» И т.д.

Большинство умников в очередной раз заговорили о примитивности. Почему-то никто не заметил, что эта вещь – страшная. Она о жизни нищей страны! Хоть и в форме детской считалки. Она о том, что большинство живет «от забора до обеда». Села – поела, не нашла – дальше пошла.

А в концовке песенки блестящее, трагическое cоло на трубе (уровня модно-джазовых «Touch And Go»!). Вы внимательно послушайте эту шуточную композицию – вам плакать захочется. Здесь видна, может, главная, после умения импровизировать, способность Данилко: соединять в себе полярные страсти. Комик с трагической подкладкой!

Комедийная актриса Раневская в «Подкидыше» говорит: «Нет, Муля, у нас никогда не будет такой девочки!» И в ее огромных глазах «погонятельницы» мужа вдруг мелькает настоящая грусть несостоявшейся матери, что делает образ не только гротескным, но и трогательным!

Любимая актриса Данилко – именно Фаина Георгиевна.

Мюзиклы…

В новогодних телевизионных фильмах-мюзиклах («Вечера на хуторе близ Диканьки», «Золушка», «Снежная королева» и те же «За двумя зайцями») он снялся в эпизодических, но запоминающихся ролях. Занятно смотреть даже рабочие материалы сцен с его участием, показанные после премьер.

С той же Ани Лорак в «Вечерах». Певица немножко притормаживала, забывая текст. Но, с другой стороны, всякий собьется; сколько бы ни было дублей – везде Данилко разный. Подготовиться к нему нельзя, надо въезжать с ходу. И всякий раз смешно. Такое впечатление, что его «прет», что некий мотор внутри него бесперебойно выдает все новые хохмы.

Many…

Лет семь назад в моей телефонной книжке напротив фамилии Андрея Данилко стоял номер, а в скобочках написано – «общежитие». Как вы понимаете, вряд ли его сейчас стоит искать по общежитиям.

С мизерной оплаты, с «бутербродов с сыром» его гонорар достиг, говорят, 3–4 тысяч у.е., а за «приватный» заказ – и все 10. Нелегко найти у нас еще более показательный пример феноменального роста рыночной стоимости артиста.

Мэтры…

Жванецкий весьма похвально отзывается о Данилко, но замечает, что не слишком ли тот «застрял» на образе Сердючки? Не пора ли менять «шкуру»?

Почему бы тогда не вспомнить Чарли Чаплина? Ему хватило на десятки лет творческой биографии образа бродяги. Секрет живучести чаплинского персонажа в том, что на самом деле он менялся вместе с «хозяином». От энергичного забияки в начале до сентиментального влюбленного, приносящего в жертву свободу ради возвращения зрения слепой девушке («Огни большого города»). Неизменной оставалась только чаплинская душа.

И образ Верки трансформируется, по собственным словам Андрея, «от жлобихи – до воплощения детской непосредственности».

Передача «Однажды»

Что дальше?

Верка стала «звездой». Соответственно, Данилко иронизирует над ее «звездными» болезнями. Андрей улавливает новые веяния в окружающем бытии, умело преломляя их через характер своей «главной героини».

Вот так, «играя в звезду», осенью 2003 года он дважды подряд собрал в Лужниках по девять с половиной тысяч благодарных зрителей.

А что дальше? Он уже проявил себя как талантливый актер, автор, режиссер, импровизатор, композитор и даже дизайнер, поскольку оформляет обложки своих дисков.

Пора брать оставшуюся часть планеты! Может, посредством фильмов. Английский Бенни Хилл понятен нам. Американский Эдди Мерфи тоже. Почему бы остальному миру не «въехать» в Сердючку? Тем более, часто она работает филиграннее. Так что это только вопрос идей и денег. Ведь звезда – она и в Африке звезда.

ПРОДОЛЖЕНИЕ – ЗДЕСЬ

Почему инвалида из России захотели спасти только в Германии

Света, иди и смотри

10.08.2014 в 18:02, просмотров: 18732

Весной передачу об этой женщине увидела вся страна. Слепую и безногую Светлану Трубникову из забытого богом села Воробьевка жизнь выбросила на обочину, и ей осталось только ждать смерти, потому что рядом был лишь ее 11-летний сын. Страна у нас богатая, люди добрые, отзывчивые, однако никто не решился взвалить на себя помощь погибающему человеку. Но какое счастье, что на свете есть телевидение. Потому что, находясь в другой стране, дочь великих музыкантов ХХ века Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича Елена Ростропович увидела этот сюжет и ночью позвонила в Москву, чтобы найти Трубникову и помочь ей.

Передача «Однажды»

Эта история могла окончиться так же, как и тысячи других историй, о которых рассказывают по телевидению. Жанр ток-шоу рассчитан исключительно на разговор в студии. С окончанием передачи все обычно уходит в небытие.

Но тут судьба распорядилась иначе.

Для начала она включила телевизор в Лозанне.

Да, в тот вечер, когда по главному российскому каналу показывали сюжет о семье Трубниковых, Елена Ростропович, находясь у себя дома в Лозанне, включила телевизор. Она хотела посмотреть передачу из России. И тут на экране появилась Светлана Трубникова. Ей 48 лет. Живет она в селе Воробьевка в 300 км от Воронежа. Первый муж ушел к другой женщине, вышла замуж второй раз. Во втором браке родился сын Игорь. Однажды муж пошел в гости к матери, которая жила в другом селе, и не вернулся. Его убили — кто? За что? Неизвестно.

Спустя некоторое время вернулся первый муж. И тут у Светланы стали сильно болеть глаза и ноги. А кому нужна хворая жена? И муж снова растворился в тумане.

В 2011 году Светлане ампутировали обе ноги и она ослепла. Единственной связью с миром стал сын. Он возил ее на коляске, кормил, стряпал.

Трубниковы живут на первом этаже в развалившемся советском бараке. Соседи пьют. И вот эта картинка, где Игорь втаскивал домой коляску со слепой безногой мамой, оглушила Елену. Ночью, когда окончилась передача, она позвонила в Москву и попросила своего друга найти телефон и адрес Трубниковых.

Дело оказалось непростое. Но Елена наконец связалась с ними и предложила Светлане поехать на лечение в Германию.

Наверное, Светлана восприняла появление и предложение Елены как мираж. Ну как это: дочь всемирно известных музыкантов Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича звонит в Воробьевку и предлагает помощь — поездку с сестрой и сыном в немецкую клинику. Разве так бывает?

Как они с сыном добрались до родственников, которые живут в 80 км от Зарайска, представить не могу. И что было, когда слепая Светлана, ее 14-летний сын и сестра Екатерина приехали в Клаус Мильке клиник в Висбадене, я тоже не представляю.

А потом началось самое главное.

Светлану тщательно обследовали. Выяснилось, что у нее васкулит — воспаление стенок кровеносных сосудов, жестокая беда.

Ей изготовили протезы и сделали офтальмологическую операцию. Врачи остались довольны: наступление болезни на глаза было остановлено. К моменту приезда в Германию левый глаз Светланы полностью вышел из строя, а вот правый — нет. И вскоре после операции она начала различать свет и тень и даже сумела определить, где у ее любимой подушки красная сторона, а где — синяя.

Передача «Однажды»

Из аэропорта мы сразу поехали в клинику. Из Москвы со мной летела Татьяна Бютчер. В начале перестройки она уехала с Украины искать счастья в Польше. Потом судьба привела в Германию. И вот уже больше двадцати лет Татьяна живет в Висбадене. До недавнего времени она работала в Клаус Мильке клиник и теперь постоянно помогает бывшим соотечественникам, приезжающим туда на лечение.

Когда мы открыли дверь в палату, Светлана лежала на кровати, ее сестра Катя заваривала чай, а Игорь ел шоколадку. Протезы в розовых кроссовках и красные ходунки стояли в уголке. На черной коляске лежала веселая сине-красная подушка. Пейзаж после битвы.

Хорошо, что Светлана меня не видела. Есть такие вещи, которые невозможно скрыть и никому нельзя показывать.

Выручил нас Игорь. Он сразу начал отвечать на мои вопросы — за себя, за маму и за весь белый свет. И я поняла, что после нескольких лет беспросветности он наконец-то почувствовал себя под защитой добрых сил.

А потом заговорили все трое.

Отец Светланы работал в колхозе дояром, мать — дояркой, а Светлана после школы хотела поступить в медицинский институт. Но родители отговорили, она осталась в колхозе и стала работать учетчицей.

Колхоз дал ей крошечную комнату в старом бараке: маленькая кухня, ванной нет, уборная на улице. Мылись в корыте. Воды, разумеется, тоже не было — воду брали из колонки в 200 м от дома. И газа не было.

Пока у Светланы были ноги и видели глаза, она со всем справлялась. В Воробьевке все так живут, куда деваться. Но вот ампутировали правую ногу, через два месяца левую, погасли глаза — и мир ушел на дно. Игорю тогда было 11 лет. Сколько ведер он мог притащить с колонки? А ведь она сама не могла добраться даже до туалета.

И вот накануне 2014 года Игорь написал Деду Морозу письмо. Дело в том, что в местном Доме культуры решили провести благотворительный бал для детей из малообеспеченных семей. В письме Игорь рассказал о том, как они с мамой живут, и попросил у Деда Мороза велосипед, а для мамы аквариум с рыбками.

На бал приехали сотрудники местного телевидения. Сюжет про мальчика, который ухаживает за слепой безногой матерью, показали в новостях на Воронежском ТВ. Его увидела сотрудница местной газеты, написала статью, которую выложили в Интернет — оттуда новость и долетела до Москвы. Весной сюжет про Трубниковых показали сразу в двух передачах на главном российском ТВ-канале. Одну из этих передач и увидела Елена Ростропович.

Передача «Однажды»

Велосипед Дед Мороз принес, а про аквариум с рыбками забыл. Выходит, и волшебники ошибаются.

Потом сестра Катя вымолила у губернатора Воронежа, чтобы в барак провели газ. Потом провели воду — это уж три Светиных подруги выпросили у местной власти. Власть кликнула клич, предприниматели собрали 60 тысяч, сделали в полу дырку и провели на кухню трубу. Тут средства иссякли, и на память о них остался фонтан слез — вода из трубы била в потолок, люди приходили к Трубниковым мыться. Когда стало известно, что сюжет про них покажут по ТВ, сильные мира сего поставили им раковину. Но до туалета и душевой кабинки дело так и не дошло — сюжеты закончились.

В день нашего приезда местная жительница Лариса подарила Светлане сережки и цепочку, другая женщина, Ирина, подарила колечко. Когда немецкая пресса рассказала о Трубниковых, в клинику хлынули желающие помочь. В палате образовалась гора подарков, среди них — два сундука шоколада. Накануне отъезда Игорь отправил в Воробьевку 20 кг конфет, а вторую половину сокровищ решили взять с собой — она ждала своего часа под кроватью.

Я спросила у Светланы, как они управляются с хозяйством, кто стряпает. Она ответила: «Когда нет глаз, остаются руки. Руками посмотришь — и пошел делать. Я могу на ощупь определить срок годности таблеток. Я, например, картошку чистила, а Игорек проверял. А с мультиваркой вообще другая жизнь пошла…»

Мультиварку купила Светлане ее дочь от первого брака. Взяла три с половиной тысячи рублей в кредит и осилила.

Доход семьи: 11 тысяч рублей Светина пенсия и 6 тысяч пенсия по потере кормильца.

Накануне выписки в клинике должна была пройти пресс-конференция. Заведующий ортопедическим отделением клиники, доктор Иоганн Шретер, рассказал мне, что реабилитация больных с ампутированными конечностями обязательно должна проходить в больницах, где есть такие же пациенты. Чтобы люди поняли, что они не одни и могли поддержать друг друга. В Германии уже через 10 дней стараются поставить человека на ноги, чтобы не атрофировались мышцы. Молодые люди по большей части попадают сюда после аварий на дороге, а люди постарше — в основном из-за диабета и проблем с сосудами.

Доктор Шретер сказал, что самое главное — это психологическая поддержка, и психологи работают с такими больными наравне с ортопедами.

Передача «Однажды»

В этот день Светлана впервые должна была показаться на публике на протезах. Узнав об участии Елены Ростропович в лечении Светланы, администрация клиники сделала очень большую скидку на семинедельное пребывание Светланы, ее сестры и Игоря, доктор Шретер отказался от гонорара, фирма Оссур, производящая протезы, предоставила их бесплатно (а стоят они 10 тысяч евро), а фирма Ахим Кунц, делающая индивидуальную подгонку протезов, сделала все по минимальной цене.

Скажу только, что эти невесомые протезы — произведение искусства.

Клиник для пациентов с ампутированными конечностями такого исключительного уровня в Германии всего пять. Стоит провести здесь час, и становится понятно, что и врачи, и весь медицинский персонал, и, главное, пациенты настроены на долгую и счастливую жизнь. Я никогда не видела в подобной больнице столько улыбающихся людей.

Ожидая начала пресс-конференции, я подглядела сценку. Внучка помогала деду спуститься по лестнице. Настоящего протеза у него пока не было, была палка со ступней, как у Джона Сильвера в «Острове сокровищ». Он делал шаг, промахивался, и они начинали смеяться. Еще шаг — попал. Прыгаем дальше. И у деда, и у внучки по лицу лился пот. На середине пути дед стал рассказывать ей какую-то историю и сам захохотал так, что чуть не свалился. Я прыгнула на помощь, а он преградил мне путь палкой. От неожиданности я тоже рассмеялась, и мы стали веселиться вместе. Когда он наконец спустился, внучка развернула специальный стул для короткой передышки, он с удовольствием сел и тихо запел какую-то песенку. Было видно, что хулиганскую.

Когда Светлана вошла в конференц-зал, все сначала затихли, а потом захлопали. Там были врачи, люди, которые сделали протезы, бывшие пациенты клиники, журналисты. Елена Ростропович сосредоточенно наблюдала за тем, как Светлана продвигалась по залу. Я так и не поняла, кто из них больше волновался.

А потом Светлана села и сказала:

— Мы прожили здесь 7 недель как в оазисе с ангелами. Вокруг было столько добра и покоя, мне помогали не только врачи и медсестры, но и весь город. Впервые за время болезни я почувствовала себя человеком и мне опять хочется жить.

И поклонилась из кресла до пола.

Переводила эту трудную речь Татьяна.

И как это так бывает: люди плачут и улыбаются.

Особенно же меня поразил атлет на щегольском черном протезе. Зовут его Эрдал Юилмар. В результате дорожной аварии он потерял ногу. До аварии он работал в бойцовском клубе — и теперь работает там же. По просьбе доктора Шретера Эрдал приехал на пресс-конференцию, чтобы показать, как он владеет протезом, заменившим ногу. Как владеет: как и раньше — ногой. Демонстрирует силовые приемы, поднимает вертикально, как артист балета, да еще и ходит так, что за ним не угонишься.

Эрдал тоже не удержался от слез, но больше всего он, похоже, любит смешить окружающих и вообще чертовски хорош собой. Внешность тут ни при чем… В клинике ему вернули вкус к жизни, а это точно трудней, чем даже сделать протез, на котором он так здорово бегает.

Передача «Однажды»

Дело, которое сделала Елена Ростропович, породило удивительную цепь добра. Все началось с клиники. Светлане сделали бесплатный протез. Доктор Шретер не только отказался от гонорара — его семья приняла решение ежемесячно отправлять Игорю до совершеннолетия 200 евро.

Татьяна Бютчер после работы неотлучно находилась в клинике. Семья врачей из Дармштадта, Светлана и Григорий, брала Трубниковых на выходные и возила Игоря за тридевять земель в парк развлечений.

По воскресеньям Светлана ходила в местный православный храм. Священник, отец Александр, бывший военный летчик, рассказал прихожанам ее историю, и многие принесли скромные деньги.

В палате отбоя не было от посетителей. В чужой стране это дорогого стоит. И, наконец, сестра Екатерина Демина, которая вообще-то живет в Самаре, работает, у нее семья. Семь недель она неотлучно находилась рядом со Светланой и неизменно уходила в тень, когда на Светлану нападали гости или журналисты.

Но самое главное произошло со Светланой. Она была обрубком человека и так бы и провела остаток жизни во тьме и унижении. Все мы знаем, как это бывает. Но горячая волна доброжелательности подняла ее и уже не даст упасть. Светлана будет ходить, и есть надежда на правый глаз.

Это большое счастье — иметь возможность помочь. И большая редкость. Но Елена Ростропович — дочь удивительных родителей, которые знали толк в этом искусстве. Помогать трудно. И еще трудней делать это с достоинством великодушия. Елена с этим справилась.

Но ведь и это еще не все.

Накануне пресс-конференции я рассказала Елене об Александре Гаврилове, который в Египте неудачно нырнул в бассейн и из-за того, что ему вовремя не сделали операцию, остался парализован. Отец Александра вынужден был уйти с работы для ухода за сыном и сам стал инвалидом, а мать работает в железнодорожной кассе. Я вспомнила об этом потому, что вокруг было много обездвиженных людей, которые носились на своих колясках, как гонщики.

На другой день Елена сказала: я хочу помочь Александру и уже обсудила это с доктором Шретером. Мы проведем обследование, и, если невозможно сделать операцию, ему изготовят специальную мобильную коляску.

Значит, все только начинается?

Чуть не забыла: оказалось, что мы летели в Германию на самолете «Мстислав Ростропович».

P.S. Благодарим администрацию аэропорта «Шереметьево» за помощь рассеянным путешественникам. Мы потеряли ходунки Светланы Трубниковой и не знали где. Сотрудники аэропорта нашли пропажу и помогли вернуть их Светлане.

Заголовок в газете: Света, иди и смотри
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26595 от 11 августа 2014

Передача «Однажды»

Передача «Однажды»

Передача «Однажды»

Добавлен 16 выпуск

Оригинальное название: Однажды в России
Год выхода: 2015
Жанр: ТВ-Шоу
Ведущий: Вадим Галыгин

О фильме: Шоу «Однажды в России», как и многие проекты ТНТ, имеет оригинальный формат. Это будет «реальный театр». То есть заранее написанный сценарий герой шоу «Однажды в России» постарается воплотить в повседневной жизни. А это совсем не так просто, как может показаться сначала, но зато очень смешно. Передача построена на чередовании скетчей. Создатели «Однажды в России» – Семен Слепаков и Слава Дусмухаметов, за плечами которых – продюсирование сериала «Интерны», «Наша RUSSIA», и других нашумевших фильмов и передач. В роли ведущего выступит Вадим Галыгин.

—>Категория : Тв-передачи | —>Просмотров : 523 | —>Рейтинг : 0.0 / 0

Не забудьте поделиться фильмом с друзьями в социальных сетях.

Передача «Однажды»

ОДНАЖДЫ В РОССИИ

Благотворительный творческий вечер Геннадия Хазанова в МЕОЦ 25 января 2005 года

Вот уже несколько лет в Московском еврейском общинном центре в рамках культурной программы «Творческие встречи» перед заинтересованной публикой выступают популярные и значимые в общественной жизни персоны: писатели, ученые, публицисты, политики, художники, деятели театра и кино, спортсмены. «Лехаим» предполагает публиковать выдержки из этих выступлений под рубрикой с тем же названием – «Творческие встречи». Сегодня мы предлагаем вам первый такой материал.

Когда из боковой кулисы он вышел на сцену, в строгом костюме и белой рубашке, с бордовым галстуком и под цвет галстуку платком в нагрудном кармане, первое, о чем я подумал: «Как похож на Де Ниро из “Однажды в Америке”…» Помните, во второй серии герой возвращается через много лет? Изменился он сам, изменились люди, которых он знал, изменилась жизнь. Но как только Геннадий Викторович начал рассказывать, сходство с американским актером ушло. Потому что всё то, о чем говорил Хазанов, произошло однажды в России.

Вежливо выслушав ведущего цикла вечеров «Знаменитые евреи», благодарившего народного артиста России, главного режиссера Театра эстрады за согласие дать благотворительный концерт, Геннадий Викторович Хазанов сделал останавливающий жест и начал так:

– Не надо делать из меня героя. Поговорим о другом. Мы сейчас находимся в синагоге Московского еврейского общинного центра. Но, как любил по поводу и без повода повторять бывший министр внутренних дел Российской Федерации, если вы не сидите в тюрьме, это не ваша заслуга, это наша недоработка…

Благодарю вас за то, что нашли время и пришли. Вот уже около сорока лет я – профессиональный эстрадный артист. В прошлом году, понимая, как складываются обстоятельства, видя, что потребность в моих концертах сократилась, я прекратил сольные выступления. Вернее, почти прекратил. Но не объявлял, о том, что «Я УХОЖУ. » Артисты, особенно артисты эстрады, любят публично прощаться и заявлять о своем уходе. Правда, потом выясняется, что никуда они не уходят. А если так прощается еврей, то, как вы понимаете, уже никаких шансов, что он наконец-то уйдет, нет… Поэтому я не прощаюсь и, соответственно, не ухожу. Просто говорю, что основное время сейчас посвящаю не сольным концертам, а театральной сцене, и очень рад этому обстоятельству.

Передача «Однажды» Передача «Однажды»Передача «Однажды»

Теперь по поводу этого замечательного во всех отношениях названия «Знаменитые евреи»… О своем еврействе я узнал не сразу. Я родился в Замоскворечье, детство прошло в коммуналке. Район назывался Чесаловка… Наш дом стоял в Коровьем переулке, потом его переименовали в Добрынинский, теперь вернули первоначальное название Коровий, и я не хотел бы дожить до того времени, когда он снова станет Добрынинским…

Я постараюсь сегодня говорить о том, о чем никогда раньше не говорил. И не потому, что чувствую себя на исповеди. Просто жаль было бы использовать этот зал для того, чтобы еще раз залезать в мешок со скудным запасом эстрадных миниатюр и занимать этим ваше внимание.

Я рос в коммунальной квартире. По тем временам это была комфортабельная коммуналка – всего две семьи: мы и наши соседи. Соседи, муж с женой, занимали комнату. Они больше евреев не любили только клопов, а иногда первые сравнивались со вторыми. Потому что вторых в коммунальной квартире было много и они упорно пили кровь квартиросъемщиков.

Я родился 1 декабря 1945 года. Отца в семье не было, я никогда его не видел. Жил с мамой, со старшим братом – сыном от ее первого брака – и с бабушкой. Бабушка – старая коммунистка, с октября 1917 года, соратница Крупской, предмет моих непониманий и конфликтов. Ни одного слова по-еврейски у нас в доме никто никогда не произносил. Ни единого. Уже став взрослым, я начал задумываться, как могло получиться, что моя мама родилась в 1913 году не где-нибудь, а в Читинской области? Моя бабушка родилась в Бессарабии, ее родным языком был идиш. И по ее произношению это чувствовалось. Но уже моя мама ни одного слова на идише не знала – в Читинской области на нем не говорили никогда, даже в 1913 году. Видимо, дед и бабушка по линии матери были сосланы в Забайкалье за революционную деятельность. Два года назад я там оказался, проезжал мимо станции Сковородино. Если сегодня там ужас, то представляю, каково пришлось моим предкам в 1913 году, почти век тому назад.

Передача «Однажды»

Голос из зала. Тогда там могло быть лучше, чем сейчас…

– Нет, хуже, чем есть, в Сковородино Читинской области быть не может. Там время остановилось.

Так вот, о том, что я еврей, я узнал от соседки. Потом, во дворе, мне это подтвердили дети. С детства я знал, что я не такой, как все. Что ото всех я отличаюсь в худшую сторону. Всех нас формирует детство. И я глубоко убежден, что всё, что я делал потом, всё, что происходило со мной дальше, диктовалось стремлением доказать, что я имею право на жизнь, что я ничем не хуже тех сверстников, тех мальчиков, кого я видел вокруг себя. Единственное, что меня успокаивало, несколько примиряло с действительностью, – это то, что еще татары были у нас во дворе… Вспомнил историю. У меня был приятель, – когда он жил в СССР, его звали Феликс Камов. Да, тот самый, сценарист мультфильма «Ну, погоди!», ныне – известный прозаик, лауреат многих международных премий Феликс Кандель. Его сын Женька на уроке задал вопрос учительнице истории: «Почему мы так плохо живем?» Учительница стала подробно рассказывать о татарском иге, которое длилось триста лет. На что Женька Кандель спросил: «А почему же тогда татары так плохо живут?»

Наша соседка сильно конфликтовала с моими бабкой и матерью. Они никак не могли согласовать график помывки туалета, или, как это называлось на коммунальном языке, «мест общего пользования». Иногда конфликт достигал апогея… А для меня, дошкольника, границ в квартире не существовало, я частенько захаживал к тете Груне в гости. Удивительная была женщина! Темноты фантастической! Логики непередаваемой! Из колоритнейшей семьи! Их вообще было три сестры, Маня, Паня и Груня, – почти как у Чехова… Так вот, моей соседкой была Груня. Однажды она сказала мне доверительно: «Меня назвали Агриппина потому, что моего отца звали Агрипп». Это уже не Чехов, это просто Древняя Греция в чистом виде. Античность!

Я приходил к ней в комнату. Жила она со своим третьим мужем по имени Антонио Акимович Пец. Агриппина взяла фамилию мужа. Очень часто единственную гласную в этой фамилии округляли, если можно так сказать о гласной. Делали это все, кому не лень: приемщица в химчистке, выписывая квитанцию, медсестра в поликлинике… Однажды перед выборами в квартиру зашел агитатор и, обратившись к Груне, сделал ту же фонетическую ошибку: «Гражданин и гражданка Поц здесь проживают?» Но поскольку Агриппина и Антонио, так же как и я в те баснословные годы, не знали языка идиш, они не обиделись, а всего лишь тактично поправили агитатора: «Наша фамилия Пец». А бабушка, находившаяся в этот момент на кухне, дипломатично промолчала, хотя у нее было другое мнение…

О своем муже, трагически погибшем в ЦПКиО им. Горького в 1957 году, тетя Груня говорила: «Он попал под колесо смеха». В действительности его нашли замерзшим на парковой скамейке с нераспечатанной чекушкой в кармане. Возможно, выпей он и чекушку тоже, его финал не был бы столь трагичен. До этого происшествия Антонио Акимович заведовал секцией бытовых электроприборов в ГУМе. И у них в комнате стоял телевизор, редкость по тем временам. Вы не представляете сейчас, что это было для ребенка – телевизор, «окно в мир». Тетя Груня научилась читать только на старости лет. Любимым ее писателем был – вижу, вы уже догадались – Федор Михайлович Достоевский. Больше всего ей нравилось читать подписи к иллюстрациям. Находясь под впечатлением от прочитанного, она говорила: «Это ж надо каждое слово почерпывать! Я читаю каж-до-е, каж-до-е слово по пять раз туда и обратно!» Желание читать «в обратную сторону» – явно не русского происхождения. Возможно – как знать? – что-то еврейское в тете Груне присутствовало…

Я любил у нее бывать. В ее комнате на буфете под самым потолком стояло чучело рыси. Оторвать взгляд от этой киски было невозможно! Изготовившись к прыжку, хищно оскалясь, рысь желтыми глазами внимательно следила за присутствующими. Незабываемая картина!

Желая перетянуть меня на свою сторону после очередного конфликта с моей семьей, тетя Груня говорила: «Чего с них взять, они же евреи…» Таким образом, она раскрыла мне глаза на моих близких. Уже в раннем детстве я понял способ общения со своими матерью и бабушкой, и, когда они меня за что-то наказывали, кричал им: «Вы ж евреи, вот вы кто. » Так я познакомился со своей национальностью.

Отца я никогда не видел. Мать ни разу на эту тему со мной не заговорила. Я знал, что их брак не был зарегистрирован. То есть я не просто еврей, я – незаконнорожденный еврей. Согласитесь, редко встречающееся сочетание…

Пять лет назад, в начале 2000 года, – я уже работал в Театре эстрады – мне передали телефон какой-то женщины, которая дружила с моим отцом. Она очень просила позвонить… Я напрягся: зачем это ворошить. Не хотел звонить, не хотел… День-два сомневался… Потом решил: ну чего я боюсь, в конце концов? И набрал ее номер. Она рассказала, что очень дружила с отцом и что вместе со своим мужем провожала его с этой бренной земли. Почему я так подробно об этом рассказываю? Сейчас поймете. Вдруг, посреди разговора, она меня спрашивает: «А вы знаете, что отец жил с вами в одном доме?» – «В каком доме. » – «Ну вы же жили на улице Дмитрова?» – «Да…» – «Вы на четырнадцатом?» – «Да…» – «В вашем же подъезде ваш отец жил на шестом этаже, строго под вами. Жил он с женой и двумя детьми. Проверьте, если не верите. Мне от вас ничего не нужно, – сказала она, – просто я хотела вам передать его фотографии и сказать, что он до конца своих дней вас нежно любил».

После этого разговора я позвонил другу, он по-прежнему жил в том же доме на Дмитрова, в том же подъезде, на пятом этаже. Попросил его подняться на этаж, в квартиру, о которой шла речь, и узнать о ее бывших и нынешних жильцах. Через пятнадцать минут друг перезвонил. По его словам, там жил какой-то человек, фронтовик, известно, что он – один из создателей цветного телевидения в СССР, жил он с женой и двумя детьми. Он и его жена уже умерли, а двое детей живы. Я тогда снимал вместе с Леонидом Парфеновым сериал под названием «Жил-был я». И я предложил Лёне пойти в эту квартиру с камерой, заранее жильцов не предупреждать, отснять, что они позволят, и рассказать в сериале эту историю. И Лёня ответил, что «это не вписывается в формат сериала, потому что все хотят смотреть смешное, а не грустное». Действительно, все хотят слушать только… только «смешные формулировки», я бы так сказал. Именно формулировки, а не мысли. «Смешные мысли» – ведь это как-то странно звучит, не правда ли?

Передача «Однажды»

Иногда мне задают вопрос: что ж вы так погрустнели с жизнью? Что вам сказать… Закончилась, как писал Толстой, энергия заблуждения. У меня действительно было ощущение, что, когда коммунисты уйдут, всё будет совсем по-другому. В 1984 году я оказался на гастролях в маленьком городке на Ставрополье вместе с одним талантливым писателем. Сейчас он живет вне России, не могу сказать, что счастлив, думаю, не был бы он счастлив и здесь. Боюсь, что это – не быть счастливым – судьба еврейского художника. Имя городка через одиннадцать лет узнал весь мир – Буденновск. После концерта мы с ним пешком шли до гостиницы. Теплая ночь, фантастической красоты звездное небо… И он мне говорит: «Ты знаешь, как я не люблю коммунистов. Но ты не представляешь себе, что здесь начнется, когда они уйдут от власти…» Я сказал: «Этого не может быть!» «Может, – сказал он. – Увидишь».

Понимаете, когда монополию на убийство государство отдало в частные руки, когда монополию на антисемитизм государство отдало туда же, выясняется, что ты живешь в абсолютно непредсказуемом режиме, ты не знаешь коридоров, по которым тебе двигаться. Потому что тот концлагерь, в котором мы жили, имел свои четко прописанные законы. И ты мог к этим законам так или иначе приспособиться.

С моей точки зрения, художественный знак, эмблема, если хотите, коммунистического режима, в котором мы жили, – эстрадная работа Виктора Ильченко и Романа Карцева. Они показывали это грандиозно. Ильченко играл советскую константу, несгибаемую идеологию. Карцев – такой вьюн, который эту идеологию непостижимым образом дурил и всякий раз обходил. Рома в этом дуэте абсолютно точно нес еврейскую тему. И вот, когда закончилась советская власть, а ее идеология перестала быть доминирующей, когда евреи покинули Украину и переместились кто на Запад, кто на Восток, когда исчезла та особая музыка русско-еврейской речи, вдруг выяснилось, что артист Карцев перестал кого бы то ни было представлять. Музыка речи, которая была и есть у Карцева, стала чуждой, так в России никто больше не разговаривает. И в одну секунду он стал чужим артистом. Отторжение в таких случаях происходит не на уровне сознания, а на уровне клетки, физиологии. Не случайно, когда эта пара выезжала куда-нибудь за Урал, в Сибирь, за пределы компактного проживания зрителей, говоривших на этом языке, с этими интонациями, успех падал в два-три раза. Потому что для Сибири, для Урала это – чужая музыка. Чуждая. Потому что Карцев – последний русскоязычный еврейский артист. Он родился в Одессе, в той среде, где эта музыка звучала. Все остальные, без исключения, евреи на эстраде, включая вашего покорного слугу, – это уже русифицированный, ассимилированный вариант.

Если бы мне в детстве не сказали, что я – еврей, если бы я в восемь-девять лет не узнал фамилию своего отца, я бы не подозревал о своем еврействе. Был у меня в отрочестве период – я стал выяснять, кто же мой отец, как его найти, и мне достали адрес. Но я не поехал, не смог – испугался. И с какого-то момента забыл, что я – еврей. Ничто об этом не напоминало. Стала удачно складываться профессиональная жизнь… Уже в конце 1991 года, после распада СССР, у меня наметились гастроли в Израиль. Я обратился к одному человеку, дай ему Б-г здоровья, работнику израильского посольства, с вопросом, могу ли я получить израильское гражданство. И мне было обещано.

18 декабря я вошел в лифт, чтобы спуститься на первый этаж и ехать в аэропорт. Стоявшая в лифте соседка радушно улыбнулась и спросила: «Далеко?» – «На гастроли». – «Ах, на гастроли. Удачи. » Выйдя из подъезда, мы мило распрощались. Обратный билет у меня был на 30 декабря.

Между этими числами случилось многое. Произошла денонсация беловежских соглашений. Ушел в отставку Горбачев. И – событие частного порядка – я получил израильский паспорт. На следующий день после этого захожу в гости к тель-авивскому знакомому. И вот сидим у него в квартире, пьем чай и смотрим «Останкино». Что ж еще интересовало тогда российских евреев в Израиле так, как интересовали их события в России? В трехчасовых новостях Михаил Осокин на всю страну, а вернее, на весь русскоязычный мир объявляет: «Только что по каналам ИТАР-ТАСС получено сообщение: артист Геннадий Хазанов стал гражданином Израиля». В мои планы такая пиар-акция не входила. У меня на зарубежных гастролях совершенно другие задачи…

Передача «Однажды»

30 декабря я возвратился в Москву. Вошел в свой подъезд, и у двери лифта встретил ту же соседку, с которой виделся перед отъездом. Она очень сдержанно, без тени улыбки, ответила на мое приветствие. Видимо, информацию, сообщенную Осокиным, уже восприняла и переварила. Вместе мы вошли в лифт, и когда он тронулся, эта женщина спросила: «Вы к нам надолго?»

В начале 1992 года отечественная пресса чрезвычайно заинтересовалась моим новым гражданством. Надо сказать, что пресса никогда у меня особой любви не вызывала, ни в «классическое» застойное время, ни в перестроечный, ни в ельцинский периоды. Но такого разочарования, какое она вызывает теперь, я не помню. И сегодняшнего уровня лжи и продажности я даже представить себе не мог.

Вообще, мы все такими дураками были в советские времена! У нас еще сохранялись представления о морали, о порядочности… Мы, жившие тогда, считали, например, что врать – плохо. И что политик врать не должен, что он должен говорить правду. Какая ерунда! Политик не может не врать. Иначе он не политик, а идиот. Он просто не имеет права говорить правду. Иначе он тут же закончится как политик. Квинтэссенция такого политика, доведенная до полного абсурда, – Жириновский. В этом смысле, счастье, что он есть, как наглядное пособие, популярно разъясняющее природу современного политика. Однажды после эфира, моментально сбросив с себя маску, в которой стоит перед включенной камерой, он сказал мне: «Ты апеллируешь к разуму избирателя. А я не могу обращаться к тому, чего нет. Поэтому я обращаюсь к инстинктам…» Правда, в последнее время он что-то самоисчерпался, какой-то вялый стал… Нет, вы не находите?

Но мы отвлеклись. В начале 1992 года повалили ко мне журналисты с вопросом: «Что такое? Зачем второе гражданство?» Как будто я обязан был дать им отчет… «МК» опубликовал какую-то омерзительную заметку на первой странице. Всё в ней было ложью. Но кого интересует правда? Никто ведь правды не ищет… Ищут только способ, чтобы их прочли. И не более того.

Помню, пришел молодой журналист, такой, знаете ли, разбитной, агрессивный, и спрашивает: «Ну чего, чего вы не получили в этой стране? У вас же есть всё. То, о чем многие артисты лишь мечтают, у вас имеется: и популярность, и звание, и деньги…» Причем спрашивает таким тоном, как будто всё перечисленное подарено лично им, а не заработано моим собственным трудом. «Разве вам кололи глаза тем, что вы еврей?» В ответ на это я открыл книжный шкаф, достал оттуда свой комсомольский билет, выданный мне в 1959 году, и сказал ему: «Прочтите, что написано в графе “национальность”». А писал я это тогда, в 1959-м, своей рукой. Он читает: «Осетин». «Как вы думаете, – спрашиваю его, – к четырнадцати годам я знал, что я еврей?» – «Наверняка». – «Почему же я написал “осетин”? Есть предположения?»

Написать «русский» в комсомольском билете я не мог, – глядя на меня, вы это понимаете. И я выбрал компромиссную национальность – осетин. И с той минуты моя жизнь довольно серьезно изменилась. Потом на концертах я стал от некоторых зрителей слышать, что я еврей. Они считали нужным мне это напомнить, бывало такое. Я даже представить себе не мог, что, прожив жизнь на сцене, я однажды услышу, как зрители топают ногами и кричат: «Уходи». Если кто-нибудь думает, что я рассказываю в расчете вызвать сочувствие, показать, как трагична моя актерская судьба, то он ошибается. Никакой трагичности нет. Просто в определенный момент я увидел, как возрастает та часть зрительного зала, которой подходит эпитет «жлобская». И я не захотел этой части зала соответствовать. У меня всё-таки были другие университеты. Мне повезло: я воспитывался на Моховой, в Доме культуры гуманитарных факультетов МГУ, в эстрадной студии Марка Розовского. Я пришел на эстраду, и у меня была только одна точка отсчета – Аркадий Исаакович Райкин. И никто никогда больше. Ни при каких обстоятельствах. Только он. Сам же Райкин к «эстраде» имел условное отношение, правильней сказать, что это был артист малой формы. Обычно в понятие «эстрада» вкладывается нечто совсем иное…

Передача «Однажды»

С О. Басилашвили в спектакле «Ужин с дураком».

После школы меня не принимали ни в одно театральное заведение. И всё же, хотя не с первой попытки, я поступил в Училище циркового и эстрадного искусства. Узнал я о нем благодаря Саше Ширвиндту, который как-то сжалился надо мной и сказал: «Вот есть такое училище в Москве, в него собирают всех, кого не взяли ни в ГИТИС, ни в другие театральные вузы… Такой, короче, отстойник… Попробуй туда…» Но меня и туда не приняли. Тогда я поступил в Московский инженерно-строительный институт. Через год перетащил туда одного мальчика из Института электронного машиностроения… Мальчик этот хотел, чтобы о нем узнали, и впоследствии так и случилось, звали мальчика Леня Якубович…

Попыток связать жизнь со сценой, будучи студентом МИСИ, я не оставлял. В конце концов мне повезло, и я поступил в Цирковое училище, попал на курс к замечательному педагогу Надежде Ивановне Слоновой. Она отличалась удивительным умом и душевной чуткостью. Но в последние годы ее жизни я не смог с ней общаться. Уже уйдя из училища, она стала антисемиткой: вдруг, на старости лет… Поразительно, я никогда в ней этого не чувствовал. Когда она нам преподавала, ничего подобного не было! Но в последние годы, видя, что происходит со страной, она все ее беды стала приписывать «тлетворному еврейскому влиянию». Коммунистов она не любила по тем, советским еще, временам просто отчаянно. И, когда они ушли со сцены, ее нерастраченная нелюбовь к коммунистам нашла новый объект для «обожания» – евреев. Я приходил к ней домой уже в новейшие времена, она начинала мне пересказывать содержание журнала «Наш современник», который выписывала и читала от корки до корки. И мы перестали общаться совсем, потому что это было унизительно… Вот так, бывает, рвутся человеческие связи. Сейчас ее нет с нами, Царство ей Небесное, и поэтому я могу рассказать…

Может быть, у кого-то есть вопросы? Возможно, я говорил не о том, что вас интересует…

И вопросы, устные и в записках, последовали.

Отвечая, Хазанов был серьезен, требователен и небеспристрастен к коллегам по цеху, эмоционален. Всегда искренен, порой чрезмерно, не опасаясь того, что «подставляется». В ответах его проявилось умение от личного (от темы профессионального успеха и взаимоотношений с менеджерами от эстрады, с коллегами, с авторами текстов и зрителями) переходить к общему, значимому для жизни страны. Вот некоторые фрагменты его диалога с залом.

– Как вы относитесь к программе «Аншлаг» и не было ли у вас желания создать альтернативный проект?

– Передача «Аншлаг» началась в 1987 году. Если помните, 13 и 20 января произошли драматические события в Литве и Латвии. Сначала у Вильнюсского телецентра, потом в Риге… Телевидение было растеряно, Кравченко, возглавлявший Гостелерадио, не знал, что делать, естественно, все «шишки» падали на него. Хотя вопросы надо было задавать не ему, а высшему руководству. Оно тоже было в замешательстве. Там понимали, что рвется ткань… Идет необратимый процесс распада и ничего нельзя сделать, ни-че-го. Почему сейчас наверху так боятся протестных акций по поводу отмены льгот пенсионерам? Если только толпа встанет – их власти конец. Никто сегодня, ни один человек, не пойдет на то, чтобы применять силу против своего народа. В Новочеркасске 1962 года такое было возможно, сегодня уже нет. Сейчас всё другое, сознание у людей изменилось. Если только толпу довели, она встала, а сила не применяется – всё, режим рушится. Вы видели, что произошло на Украине? Вот и всё… Восставшая толпа – страшная вещь. В конце января 1991-го я подписал письмо – в составе большой группы кинематографистов – о бойкоте Центральному телевидению. Бойкот мы объявили за ложную, искажающую реальные события информацию, которую ТВ давало в эфир. Вскоре после этого мне предстояло ехать на гастроли в Америку. Я позвонил Дубовицкой и сказал: «Регина, у меня просьба. Я подписал документ о бойкоте, поэтому, пока я не вернусь из поездки и пока ситуация в целом не разрешится, пожалуйста, не включай запись моих выступлений в передачи». Меня не было 45 дней. Возвращаюсь, и первое, что мне говорят в Шереметьево: «О, вчера был “Аншлаг”, и ты в нем…» Уже тогда это была опухоль, но доброкачественная. Теперь же она стала злокачественной, с метастазами… Короче говоря, я сказал: «Всё, Регина, мы больше не сотрудничаем». До этой истории была другая, связанная с Дубовицкой. Ведь я кое-что для нее делал, чем мог, помогал… И однажды, еще работая на радио, в телефонном разговоре со мной она сказала: «Никогда человеческие отношения для меня не будут выше профессиональных». После этого я повесил трубку. С 1991 года мы, слава Б-гу, не имеем друг к другу отношения.

– Почему ваш отец не начал общаться с вами? Знал ли он, что вы его сын?

– Отец знал, что я его сын. Это я не знал… Мама молчала. Более того, в том доме, где мы, неожиданно для него, встретились, у меня была уже маленькая дочь. Он видел и сына, и внучку. Думаю, там сложная личная история. Он был женат, вынужден был принимать определенное решение. И он его принял.

– Расскажите о ваших встречах с Леонидом Утесовым.

– Это не просто встречи. К Леониду Осиповичу я пришел после окончания Училища циркового и эстрадного искусства. Меня нигде не брали на работу. В 1968 году меня, как «антисоветский элемент», выслали с гастролей и исключили из учебного заведения. Дело было в Поволжье. Была такая певица на эстраде, Нина Дорда. Мне было 22 года, я работал в ее сольном концерте. Меня взяли, чтобы я вел программу и, что называется, «натягивал метраж» между песнями, чтобы ей можно было отдохнуть. А я так любил выступать, что не мог дождаться, когда же она уйдет. И самым ужасным для меня было, когда она опять возвращалась петь. Ее пение стало моим кошмаром. В общем, меня за исполнение «нелитованного» материала, то есть не прошедшего цензуру и не заверенного печатью, выслали с гастролей. И руководитель Росконцерта, огромной организации, включавшей в себя и Москву, и Московскую область, и всю Россию, написал письмо на имя директора нашего училища. Финал письма звучал так: «Дирекция и художественное руководство “Росконцерта” доводит до Вашего сведения, что по окончании училища студент Хазанов не будет принят на работу ни в одну из организаций системы “Росконцерта”, в связи с чем просим из учебного заведения его отчислить». И копию – в отдел учебных заведений Министерства культуры. С автором этого письма я, утвердившись в профессии, общался, мы были в неплохих отношениях… Сегодня его уже нет в живых. Меня «прорабатывали», но позволили получить диплом. Ну вот, я оканчиваю училище и не знаю, куда мне идти. И человек, с которым потом я был тесно связан и человечески и творчески не одно десятилетие, Аркадий Хайт, в тот момент, в 1969 году, вместе со своим соавтором писал концертную программу к сорокалетию оркестра Утесова. Он сказал, что этому коллективу нужен конферансье. До меня это место занимал крупнейший теоретик жанра, автор практических учебников… Евгений Ваганович Петросян. Он покинул оркестр, написав прощальное письмо Утесову, где, в частности, начертал: «Трагедия моей жизни заключена в том, что я органически похож на Райкина». Но Утесов, оберегая ранимого Аркадия Исааковича, постарался, чтобы Райкин об этом мнении никогда не узнал. В 1969 году я начал работать в оркестре Леонида Осиповича, и этот человек меня многому научил. Он был уникальным… Необразованный, но обладавший бешеным дарованием, подкрепленным мудростью. И при этом – живой открытый человек. «Сынок, – говорил он мне (и действительно звучит голос Утесова с характерной хрипотцой и неистребимой одесской интонацией. – А. Р.), – сынок, ты запомни: музыкант – не профессия, это национальность».

– Познакомились ли вы с родственниками по линии отца?

– Нет, не знаю никого. Этого не случилось.

– Как вы объясните, что Степаненко и Петросяна часто показывают по телевидению?

– Вообще, вопрос не по адресу. Могу вам сказать, что у них действительно высокий рейтинг. Почему? Во все времена самогон пило большее количество людей, чем элитные напитки. Это не только у нас – на Западе телевидение тоже отнюдь не отягощено интеллектом.

– Кого вы можете назвать своим другом?

– Знаете, сложное дело с друзьями. Сложное дело. Я вообще-то трудоголик. А у трудоголика с друзьями редко получается… Дружба у него остывает. Трудоголик много общается с теми, с кем связан профессией, делом. С ними у него завязываются отношения. В настоящее время мне очень близок замечательный, для меня просто самый лучший, театральный режиссер Леонид Трушкин из театра Антона Чехова. Мы с ним очень дружим. Много лет я дружен с Аркадием Хайтом. Закончу ответ на этот вопрос известной сентенцией: как друг я дерьмо, но как врагу мне цены нет.

– Встречались ли вы с Высоцким?

– Да, встречался. Отдавая дань его дарованию, могу сказать, что я не из числа фанатов Владимира Семеновича Высоцкого. С моей точки зрения, он одним из первых начал закапывать в землю социальную значимость того, чем занимался Райкин. Когда появился Высоцкий со своим звуком истерзанным, Райкин стал благообразным, разрешенным властями, набриолиненным красавцем. Распространение магнитофонных записей Высоцкого никогда властями не приветствовалось, предшествовало самиздатской деятельности… Но далеко не всё, что делал Высоцкий, что называется, «ведет к Храму». Это мое, очень субъективное мнение.

– Как вам кажется, есть ли надежда, что в обозримом будущем появится хоть какая-то преграда на пути той агрессивной пошлости, которую культивируют СМИ?

– В России, как я понимаю, можно существовать только в двух ипостасях: либо в диктатуре, либо в беспределе. К великому сожалению, микста, ну хотя бы 50 на 50, у нас не получается. Не выходит. Поэтому пошлость в неподцензурных СМИ можно поменять только на пошлость идеологическую. Другой вариант в данных обстоятельствах не просматривается. Отсутствие цензора в голове пишущего – большая беда.

– Как вы видите еврейское будущее в России?

– У меня плохое зрение…

– С какой целью вы получили израильское гражданство?

– Хороший вопрос. По существу! Однажды – я тогда был членом Президентского клуба – этот же вопрос мне задал Ельцин. «Ну зачем вам это гражданство?» (Копирует хорошо знакомый «дорогим россиянам» голос, и зал сотрясается от хохота. – А. Р.) Хотя в 1991-м официально объявили, что Россия признает двойное гражданство – был такой короткий период, – оказалось, нужно давать отчет. «Понимаете, Борис Николаевич, с этим паспортом можно туда без визы ездить…» Он смотрит на министра Козырева: «А мы когда будем без визы ездить. »

Развернув последнюю записку, Геннадий Хазанов прочел: «Уважаемый Геннадий Викторович! Вопросов у меня нет. Напишу то, что вы слышали много раз: СПАСИБО».

– Смотрите, – Хазанов поднял записку над головой и помахал ею, как флажком. – Вопросов у него нет. Дескать, что с тебя спросить, всё равно ты толком ничего не ответишь. Но он всё-таки написал: СПАСИБО. Нашелся один человек в зале, просто взял – и СПАСИБО артисту прислал. Не поскупился, что называется… Пустячок, а греет… Вот для такого зрителя, даже если он сегодня в меньшинстве, хочется работать.

ЛЕХАИМ — ежемесячный литературно-публицистический журнал и издательство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *