Примадонна

Примадонна

Алла Пугачева

Примадонна

Алла Пугачева выступит на украинской “Фабрике Звезд”

Примадонна

Примадонна споет с украинскими «фабрикантами» на гала-концерте 16 декабря.

На «Фабрицi зiрок» (Новый канал) участники проекта приобрели колоссальный опыт. Своими знаниями с ними поделились не только педагоги, но и звездные гости — известные люди, которые регулярно навещают «фабрикантов». А в Филиппе Киркорове участники шоу неожиданно нашли старшего друга и наставника. И уже ждут приезда Аллы Борисовны. Что думают о совместном выступлении с Примадонной «фабриканты»?

Звездные советы от Киркорова

Как известно, знакомство Бедросовича с украинскими «фабрикантами» состоялось на сцене: Филипп приехал, чтобы выступить с ребятами на воскресном гала-концерте. С тех пор каждый раз, когда нужно получить творческий или житейский совет, «фабриканты» звонят домой — маме, папе и… Филиппу Киркорову, пишет “КП-Украина”.

Похвалить, отметить недостатки, дать совет — Филипп открыт для каждого из «фабрикантов».

Один из украинских фабрикантов Бодянский вот что сказал в телефонном разговоре с Филиппом:

— Очень здорово, что появится возможность пообщаться с Аллой Борисовной, а может быть, и выступить. Только, знаете, я ее… боюсь, — поделился Саша.

— Ты что? — засмеялся Киркоров. — Пугачеву не нужно бояться. Ее нужно боготворить!

Примадонна

Примадонна

  • Оригинальное название:

Примадонна

Краткое описание

Режиссером сериала Примадонна является Ефим Резников. Фильм вышел на экраны в 2005 году.

По сюжету три молоденькие девушки решают покорить мир. Понятно, что как и миллионы своих сверстниц, своей целью они ставят завоевание Москвы. Ведь именно это тот город, где сбываются самые заветные желания и мечты. Так что наши три героини — Зойка, Жанна и Миледи решительно собираются в дорогу.

Каждая из девушек уже придумала для себя рецепт счастья. Зойка (актриса Кристина Бабушкина) мечтает встретить полковника, выйти за него замуж и стать заботливой женой и матерью, Жанна (актриса Нана Кикнадзе) видит себя на сцене в качестве великой певицы, а Миледи (актриса Ольга Сидорова) стремится построить карьеру в модельном бизнесе или стать актрисой.

Казалось бы, все просто! И планы у девушек вполне реальные. Только вот жизнь — это не сказка, и она постоянно преподносит сюрпризы, причем, по большей части неприятные. В этом сериале зрителю вместе с главными героинями предстоит пережить многое: и сказочный успех, и смертельный риск, и семейное счастье, и горечь неудач.

Зойка, Жанна и Миледи пройдут через многое: Миледи «потеряет свое лицо», из-за Зойки погибнет любимый человек, а Жанна станет настоящей примадонной на российской эстраде. Невероятные события, которые происходят с нашими героинями на протяжении двух десятков лет, создадут динамичную картину «вечной войны» за счастье.

В ролях: Нана Кикнадзе, Кристина Бабушкина, Ольга Сидорова, Юлия Рутберг и другие.

Сериал Примадонна смотреть онлайн

Скорее всего, не существует провинциальных красавиц, которые не мечтали бы уехать в столицу. Только если дело и доходит до «переезда», то найти хотя бы одну счастливицу, легко организовавшую свою новую жизнь, непросто. Смотрите онлайн «Примадонна» и «переезжайте» в Москву вместе с лучшими подругами. Миледи, Зоя и Жанна мечтают о счастливой жизни. Зоя хочет быть многодетной мамой на попечении у настоящего генерала, Жанна неплохо поет и часто по ночам видит свою изящную подпись на крупных контрактах мирового характера, ну а Миледи хочет покорить все подиумы мира. Девушки уверены, что их мечты станут правдой, и смело едут в Москву. Но в столице все не так, как они мечтали дома. Здесь действуют совсем другие законы, и возможность счастливо устроиться «не грозит» никому. Только интригами, местью, обманом можно добиться хотя бы чего-то. А если искренне верить в счастье и любовь, то с такими мечтами можно и дома сидеть. Но подруги не сдаются и начинают свою новую московскую историю!

Приглашаем посмотреть сериал «Примадонна» в нашем онлайн-кинотеатре совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Огурцы Примадонна F1 (гибрид)

фотографии
Примадонна F1

нажмите на фото для увеличения

Примадонна

характеристики огурцов Примадонна F1

скороспелостьраннеспелый (35-45 дней)
способ выращиванияуниверсальный
длина зеленцакороткие (корнишоны) — менее 10см
цвет зеленцатемно-зеленый
способ опыленияпартенокарпический
тип завязибукетная
тип цветенияженский
гладкость плодаслабобугристые
использованиеуниверсальный
происхождениегибрид

описание Примадонна F1:
Производитель: агрофирма Седек. Гибрид Примадонна — это очень вкусные ароматные корнишоны с нежной кожицей.

Важно: Мы не занимаемся продажей семян огурцов Примадонна F1. Купить семена можно в одном из магазинов, например в

Комментарии

Примадонна — отличный огурец. Сладкий, ароматный, урожайный, неприхотливый и очень ранний.

Объясните, почему первая пара (после семядольных) листьев у «Примадонны» сросшие между собой. Это нормально? В серединке этих сросших листьев нет возможности расти следующим. Как быть??

Примадонну выращиваем 2 года. Все листочки обыкновенные, как у других огурцов. С Вашей Примадонной что-то не так. Попробуйте посадить семена другой агрофирмы.

Валентина здравствуйте! Я тоже Валентина. Я сажаю Примадонну уже три года, как купила дачу. Но один год было так же как у Вас, первые семя-дольные листочки срослись.Я спрашивала где только можно. Сказали, что такое бываает у гибридов. Я взяла и просто отрезала ножницами эти сросшиеся листья.Потом моя Примадонна догнала все остальные огурцы. Так что это бывает!

эти огурцы какие-то колючие на ощупь как крапива. так и должно быть? и как их есть такие колючие. неприятно же

Не колючее других подобных огурцов. Колючки легко удаляются щеткой или руками. Лично я влюбилась в эти огурцы за их великолепный вкус и не променяю ни на какие другие.

Всем привет!примадонну сажаю 4 года, и больше вообще никаких сажать не буду. ОТЛИЧНЫЙ ОГУРЕЦ.В одном сезоне сросшие листья были.Ботаник сказал,что у гибридов такое бывает, я отрезала сросшие пару листьев, пошел побег и догнал остальные огурцы(плети которых к тому времени уже были см.80).Очень не понравился хваленый Герман. А по поводу колючести. может у вас попался др.сорт? Примадонна совсем не колючая

Посадила примадонну первый раз. не могу дождаться огурцов. желтеют завязи..

Примадонна

Значение слова Примадонна по Ефремовой:
Примадонна — Певица, исполняющая первые роли в опере, оперетте.

Значение слова Примадонна по Ожегову:
Примадонна — Певица, исполняющая первые роли в опере, оперетте

Примадонна в Энциклопедическом словаре:
Примадонна — (итал. primadonna — букв. — первая дама) (устар.), певица,исполняющая первые партии в опере, оперетте; 1-я солистка балета.

Значение слова Примадонна по словарю Ушакова:
ПРИМАДОННА
примадонны, ж. (ит. prima donna — букв. первая дама) (театр.). Оперная певица, исполняющая первые роли.

Значение слова Примадонна по словарю Брокгауза и Ефрона:
Примадонна — первая певица. Primo uomo — первый певец. Primo-secondo в четырехручном переложении называются первая, верхняя партия для играющего на фортепиано справа и вторая, нижняя партия для играющего слева. В духовой оркестровой группе примарий — исполнитель более высокой, секундарий — более низкой партии на таком же инструменте. Н. С.

Определение слова «Примадонна» по БСЭ:
Примадонна (итал. primadonna, буквально — первая дама)
(устаревшее), певица, исполняющая главные партии в опере или оперетте.

ПримадоннаПрима-Беларина Примадонна ПримажПримадонна

Томат Примадонна — для неблагоприятных в плане урожая участков

Томат Примадонна является раннеспелым и высокоурожайным гибридным сортом детерминантного типа. Эта овощная культура дает отличные урожаи под пленочным укрытием. Период от сформировавшихся всходов до плодоношения составляет в среднем три месяца. Томат Примадонна, очень популярный сегодня у дачников, выведен селекционерами для открытых грунтов. Помидоры вырастают достаточно плотные, без зеленых пятен у плодоножек, с отличными вкусовыми качествами. Их масса может достигать двухсот грамм.

Примадонна

Для получения хорошего урожая нужны не только старательность и хороший участок, но и правильные семена. Сегодня приобрести их можно во многих местах, главное – выбрать правильный сорт. Сорт томата Примадонна дает отличный урожай: в среднем семнадцать килограмм с квадратного метра. В отличие от других детерминантных культур, у которых плоды созревают на первых четырех или пяти веточках, этот сорт имеет по семь или восемь кистей с равномерно созревающими на них помидорами.

Примадонна

Томат Примадонна – просто спасение для участков с плохой урожайностью. Он высокоурожаен, устойчив ко многим заболеваниям семенных рассад, в том числе и к фитофторозу. Этот, любящий уход, но совсем непривередливый, гибрид не трескается при созревании, отлично транспортируется.

Примадонна

Этот процесс отнимает у дачника совсем немного сил и времени, однако основные правила и нюансы нужно все-таки обязательно соблюдать. Для того чтобы помидоры Примадонна радовали своим урожаем, семена для рассады необходимо сеять на глубине до трех сантиметров. Высевку нужно производить в конце весны, в последнюю декаду марта. Пикировка осуществляется сразу после того, как появятся настоящие листики. Перед высадкой кустиков рассады в открытую землю опытные овощеводы обязательно за неделю проводят их закаливание, для чего росточки гибрида помещают в такое место, где средняя температура постепенно поднимается выше пятнадцати градусов. Оптимальным считается высаживание на каждый квадратный метр не более пяти растений, при этом с целью получения более раннего урожая рассаду нужно сформировать в единый стебель, подвязав растения к вертикальным опорам. Высадку производят, когда угрозы наступления заморозков уже нет, а рассада достигла 50-70-дневного возраста. Готовность к перемещению в открытый грунт определяется наличием шести-семи созревших листочков и хотя бы одной готовящейся к цветению кисти.

Примадонна

Томат Примадонна является достаточно теплолюбивым сортом, поэтому, кроме сравнительно поздних сроков высадки, он требует и правильного полива, который проводится регулярно слегка тепленькой водичкой. Уход за этим гибридом нетрудный, но регулярный. В него входят такие работы, как периодическое рыхление почвы, правильный полив, постоянная прополка от сорняков и организация опор для растения. Самым главным достоинством семян томата Примадонна считается их способность расти даже в считающихся неблагоприятными для урожая местах. Ведь данный детерминантный сорт изобретен именно с этой целью, и поэтому является достаточно популярной среди овощеводов новинкой 2012-го года.

Примадонна

— Кончай реветь, — велел Максим. — Вызов я пришлю, это не проблема. Вызов не проблема, говорю. А пока учи английский.

Норка там у себя, в России, трубно высморкалась и задала идиотский вопрос:

— Чтобы знать, — объяснил он. — Будешь нянчить детей у дядюшки Сэма.

Так началась эта история — с благих намерений. Он, фигурально говоря, протянул Норке через океан руку помощи: неблагодарность не была его пороком. Жена возмущалась:

— И тебе не надоело с ней возиться? Посылочки, бандерольки. а теперь этот вызов! Да что такого особенного она сделала, эта примадонна? Взяла тебя в свой ансамбль? Слава Богу, ты работал кое с кем и покруче! — Хотя отлично знала, что «такого особенного» сделала Норка: первая ревность, как первая любовь, она не забывается; прошло почти 20 лет, а Галка до сих пор величает ее не иначе, как «твоя Норка».

Весной 79-ого они подали на отъезд, а ровно через две недели гастролер, с которым он тогда работал, «кое-кто покруче», имел с ним «доверительный разговор».

— Пойми меня правильно, старик, — сказал он. — Ты свалишь, а мне в этом гадюшнике жить: против Горыныча не попрешь, сам знаешь. Так что.

Макс тогда не понял, что это «первый звонок», и отнес этот факт за счет слабохарактерности гастролера. Он ткнулся к знакомому пианисту, который руководил ансамблем в одном из окраинных кабаков и, по слухам, искал басиста. Тот отказал, ссылаясь на то, что у Макса нет опыта работы в ресторане. В тот же вечер они напились, и пианист раскрыл карты.

— У меня в отделе кадров свой человек, — сообщил он. — Короче, даже не рыпайся, старик, ты под колпаком. Горыныч бдит лично — так что иди в магазин грузчиком. или в сторожа.

Была весна как весна, и день как день, ветреный и ясный. Норка позвонила ему, когда он лежал на диване и курил. В соседней комнате орал Вадька (он непрерывно вопил, рыдал и заходился в крике до 2-х с половиной лет).

— Привет, Макс, — услышал он. — Кто это у тебя надрывается? Что поделываешь?

— Курю, — ответил Макс.

— Ясно. А как насчет того, чтобы поработать? Ищу басиста. нужен позарез! Только одно условие: через десять дней — Чита, устраивает?

— Меня-то да, — сказал он.

— А кого нет? — Поинтересовалась Норка. — Жену?

— Если бы, — вздохнул Макс. — Горыныча, мать его так!

— Не твоя забота! — Сказала Норка и повесила трубку.

На следующее утро она заявилась в кабинет Горыныча, села, закинув одну на другую, длинные, открытые мини юбкой по «самое некуда» ноги и сходу заявила:

— Мой басист вывихнул руку, срочно нужна замена!

— Нужно так нужно, — Горыныч не мог оторвать глаз от запретной зоны, обозначенной подолом замшевой мини-юбки. — Пожалуйста — бери любого!

— Я беру Макса. — Сообщила Норка.

Горыныч перевел взгляд на Норкины болотные глаза.

— Бери любого, кроме Макса, — сказал он. И повторил: — Любого, кроме.

— Но мне нужен Макс, — Норка подняла брови, словно удивляясь непонятливости Горыныча. — Нужен позарез, без него в Читу не еду!

В Чите был очередной «праздник советской песни», и там хотели Норку; Горыныч тоже ее хотел — и через 10 дней Макс улетел в Читу. «Момент абсурда», как говорил Эдька Энкин, но в их Конторе почти все держалось на абсурде. После первого же концерта Норка пригласила его в свой номер обсудить «творческие планы», и они «обсуждали» их до утра. Эдьки Энкина в Чите не было. После окончания гастролей Макс остался в Норкином ансамбле и проработал в нем до самого отъезда. В Ленинграде их интимные отношения продолжались — вплоть до возвращения из гастролей Эдьки Энкина, который был гражданским мужем Норки. Для него она бросила своего законного, для него отослала маленькую дочку к матери и жила одна, для него она научилась пить водку и могла перепить любого мужика. Эдька принимал все это, как принимают свежую зелень в начале мая — с удовольствием, но без намека на благодарность. Хотя и он не остался в долгу: в известном смысле это он сделал из нее певицу, потому что Эдька был классный музыкант и имел безупречный вкус. Он изменил ее репертуар и дал ей «манеру». Норка вышла из самодеятельности и была, что называется, не без способностей, но не видать бы ей профессиональной сцены, если бы не русалочьи глаза и броская фигура манекенщицы. Выдающийся экстерьер вкупе с ординарным голосом окольными путями привели ее в Контору. И начался путь «наверх». Он начался с Эдьки. Их пути пересеклись на гастролях в глубинке. Первыми словами, которые Норка от него услышала, были:

— Классно харкаете, мадам! Не уступаете одному моему знакомому сантехнику.

У Норки были сухие связки, и перед выходом на сцену она имела обыкновение смачивать их, харкая на пол; она не обиделась, сказала:

— Спасибо за комплимент, — и пошла петь.

Через три месяца Норка оставила мужа, сшила новое концертное платье и поменяла свой репертуар. А много лет спустя на упрек дочери по поводу брошенного отца Норка ответила ей так: «Твой отец чуть не испортил мне карьеру, а Эдька сделал из меня примадонну, твой отец хотел, чтобы я сидела дома и кормила — тебя бюстом, а его — пончиками в масле. или наоборот, я уже не помню. Эдька Энкин, чтоб ты знала — мужчина моей жизни, ясно?»

Неизвестно, соглашался ли сам Эдька на ведущую роль в Норкиной жизни, во всяком случае он «держал дистанцию». Не переезжал в ее шикарную квартиру на Московском проспекте и не хотел работать в ее ансамбле: он имел свое трио, и оно было нарасхват.

Не говоря о профессионализме, никто не умел создать на концерте такое праздничное мажорное настроение, как Эдька. Он играл и казалось, что над клавишами летают сразу несколько пар рук, временами, как бы в экстазе, он выкрикивал что-то, неразборчивое для зрителей, но отчетливо слышимое на сцене и за кулисами, от чего музыканты гоготали, а заказчики натянуто улыбались.

Когда в конце номера его трио выходило на поклон, он кричал своим музыкантам, согнувшимся в глубоком поклоне:

— Где бундес, там и смайл! Смайл, гады! — И его холеное лицо сияло улыбкой.

Улыбались все: сами музыканты, зрители, осветители в своей будке и заказчики за кулисами, уже забывшие сомнительные выкрики на сцене — Эдьке прощалось все!

Ни у кого не было столько «шефских» концертов, как у Эдьки Энкина, зато у него был «схвачен» весь город. Так он и жил — всеобщим любимцем и баловнем, не обходя вниманием ни одну хорошенькую балерину из кордебалета. Он был «в порядке», и Максим удивился, когда лет пять назад из письма Норки узнал об его отъезде в Израиль. А еще пару лет спустя Эдька поднял его среди ночи телефонным звонком.

— Гуд морген, старик! Хеллоу, привет из Калифорнии! — орал он.

— Не может быть, люди говорили, ты в Израиле. — удивился Максим.

— Плюнь им в лицо! — Велел Эдька. — Я здесь.

Максим так и не понял, зачем он звонил. До него доходили самые противоречивые слухи: по одним Эдька преуспевал, купил русский кабак и держал в нем шоу; по другим — бедствовал и чуть ли не спился. Норка после его отъезда как-то сразу скисла и потеряла ориентацию: из ее писем Максим знал, что концертов все меньше, а долгов соответственно наоборот. Норка жаловалась, что голос и манера — теперь бросовый товар, и что эстраду заполонили какие-то Катюши Масловы и Ваньки Жуковы. «Лично я их не различаю», — писала Норка. Кризис разрядился телефонным звонком. Она позвонила ему в мотель не то пьяная, не то просто в истерике, и, поминутно всхлипывая и сморкаясь, сообщила, что все, с нее хватит, что «поезд ушел» и нету никаких сил. Максим догадался, что это — вопль о помощи, что гордая Норка не может унизиться до прямой просьбы.

— Нет проблем, — сказал он. — Тебе надо приехать сюда на заработки.

— С концертами? — Спросила Норка.

— Не сходи с ума, — попросил Макс. — Няней. или убирать дома.

— Это. с метлой? — уточнила она.

— Можно с пылесосом, — разрешил Максим. — Вызов я пришлю. вызов не проблема, говорю, а пока учи английский: будешь нянчить детей у дядюшки Сэма.

— Предпочитаю дядюшку Сему, — всхлипнув, призналась Норка.

— Окей, нет проблем! И кончай реветь: на старика Макса можно положиться.

Душным июньским днем он встречал Норку в аэропорту Кеннеди. Нью-Йорк задыхался и плавился от зноя.

— Жара побила многолетние рекорды — злорадно сообщила жена. — Специально к ее приезду.

В последнюю минуту, когда уже появились первые пассажиры, Максим вдруг испугался, что не узнает ее: все-таки прошло без малого 20 лет, а фотографий Норка не присылала. Испугался и почти сразу увидел ее: она шла с каким-то мужиком и рекламно улыбалась. Увидев его, всплеснула руками, протянула их вперед и с легким вскриком бросилась навстречу — как всегда, Норка ощущала себя на сцене, под взглядами восхищенных зрителей. И, почти не покривив душой, он сказал ей:

— Знаешь, а ты совсем не изменилась!

Пока ждали багаж, мужик крутился рядом, но Норка уже забыла об его существовании: она повисла на Максе и, обдавая его терпким запахом духов, громко делилась своими впечатлениями об окружающей публике. Она выделялась в толпе ярким гримом и экзальтированной манерой примадонны. Когда они вышли из здания аэропорта под палящее солнце, Норкин макияж стал почти театральным, даже слегка оплыл от жары, как под лучами софитов. Она шла, улыбаясь и прижимая к груди букет мелких розовых гвоздик, подаренных Максом, как будто возвращалась в гостиницу после концерта.

Макс повез ее не в их нью-йорскую квартиру, а сразу в мотель. За полтора часа езды Норка замолкала, только прикуривая новую сигарету.

— Значит, ты стала курить, — заметил Макс. — А помнишь, как всех гоняла? «Немедленно прекратите дымить- — это вредно для моих связок!»

— Еще бы не помнить — только вы все равно курили! А моим связкам теперь все полезно, — сказала Норка и выругалась.

Они вспоминали разные гастрольные случаи, знакомых артистов, Контору, Горыныча, и, конечно, Эдьку Энкина.

— Ты помнишь Читу? — спрашивала Норка. — По три концерта в день в разных концах! И всюду опаздывали — Гришка так и начинал: «Не волнуйтесь, товарищи, во сколько бы мы ни начали, закончим мы вовремя!» А его хохмы из рубрики «нарочно не придумаешь?» — типа «продается кровать с матросом?» — Она откидывала голову на спинку сиденья и заходилась в смехе. А отдышавшись, закуривала новую сигарету и сообщала будничным тоном: — А Гришка зимой помер, слыхал?

— Как помер? — Пугался Макс. — Он же моложе меня.

— А так — взял и помер. Инфаркт. А помнишь Светку Певун? Еще Эдька перекрестил ее в Светку Ревун — потому, что ревела после номера за кулисами.

— Из-за Кузьмича. — Вставлял Макс.

— Гонял ее за то, что фальшивит. Переодеваются после номера в актерской, и он внушает: «Нечего реветь, не можешь, не пой! Я же не пою. играю на аккордеоне. А то говорю: «Светка, смотри на мою ногу — как качну, сразу вступай. и то не можешь!» А Пашка-ударник, (помнишь Пашку — прыщавый такой?) заступался за нее, жалел. между прочим, Пашка тоже помер.

— Ты не поверишь, тоже инфаркт.

— Слава Богу, хоть Эдька живой, — вздохнул Макс.

— Эдька жив и живет в Калифорнии. Без меня.

Потом Норка неожиданно запела и перепела чуть не весь свой репертуар. Закончила она своей «коронкой» — «Над Кронштадтом туман», закурила и отвернулась к окну.

— Ты чего? — Спросил Макс.

— Ничего, смотрю. — не оборачиваясь, ответила она.

Макс легонько толкнул ее в бок, Норка обернулась, взглянула глазами обиженной русалки и вдруг кинулась ему на шею.

— Макс, — шептала она, — неужели это правда ты? Максик. — и осыпала его лицо легкими быстрыми поцелуями.

Мотель встретил их со сдержанным достоинством: аккуратно расчерченной парковкой, подстриженными деревьями, синем кафелем маленького квадратного бассейна.

— Неужели твой? — не поверила Норка. — Эх, Горыныч не видит — вот бы обрадовался!

— Просто бы умер от счастья. — ухмыльнулся Макс.

Они поднялись в номер, который служил одновременно жильем и офисом, и Макс достал из холодильника две бутылки пива.

— А водчонки у тебя не найдется? — поинтересовалась Норка.

Соорудили закуску, налили по рюмашке и выпили за встречу на американской земле. Потом Норка сняла туфли и с ногами залезла на диван.

— А где я буду жить? — Поинтересовалась она.

Когда они с женой обсуждали вопрос Норкиного трудоустройства, Макс бил на то, что ему все равно в сезон нужна еще одна горничная: он понимал, что жена не в восторге от такой перспективы, но считал, что Норке все-таки проще работать у него, чем у чужого дяди.

— Где я буду жить — здесь? — спросила Норка.

— Здесь мой офис, — объяснил Макс. — Твоя комната — на третьем этаже. Бывшая подсобка. Ты не думай: там плита, холодильник — все, что нужно.

— Ну что ты, Максик, — Норка легла и закинула ноги на спинку дивана. — Все, что мне нужно — это душ и сральник. ну что ты! — И позвала: — Иди сюда. что скажу!

Макс встал и увидел в окно, что на парковку повернул белый понтиак жены, остановился и из него почти выпала Галка.

— Галка приехала, — сказал он.

Жена постояла минуту, уперев руки в бока и как бы собираясь пуститься в пляс, потом посмотрела на окно и пошла к входной двери.

— Ну и ну, — услышал он Норкин голос. — А какая была красотка. чего это она подбоченилась?

— У нее спина. — заступился за жену Макс. — Все-таки почти два часа за рулем. — А насчет. у нее предрасположение к полноте, она в мать.

— Жрать надо меньше, вот и все предрасположение, — отрезала Норка. — Хорошенькая женщина обязана быть в форме. посмотри на меня!

Она налила себе вторую рюмку и села, вытянув по ковру босые ноги. Дверь открылась, и вошла жена.

— Норка! — сказала она. — И, конечно, с рюмашкой.

Они поцеловались и обменялись комплиментами.

— Ты ни на грамм не изменилась, — уверяла Галка. — Проспиртовалась, что ли?

— Не надо сладких песен! — скромничала Норка. — Куда нам до вас, фирмачей.

Посидели, опять повспоминали и пошли показывать Норке мотель.

— Ну как? — гордилась жена.

— Полный. Я бы сказала, но твой муж не любит, когда бабы матерятся.

— А Нью-Йорк как? — Не отставала Галка.

— Тоже полный. — Норка захохотала и, заметив проходившего мимо поджарого постояльца, непроизвольно приняла обольстительную позу — «изготовилась», как говорил Эдька Энкин.

Потом повели Норку в ее «апартаменты». Закончился этот день в маленьком ресторане напротив мотеля, с хозяином которого у Макса были полуделовые-полудружеские отношения: он рекомендовал ресторан своим постояльцам. Поэтому хозяин обслуживал их лично, присаживался за столик, шутил. Между столиками, у окна стояло маленькое пианино, и два раза в неделю за него садился рыжий веснушчатый ирландец и наигрывал что-то тихое, ненавязчивое. В тот вечер ирландца не было — и на эстраду прямо из-за столика поднялись два пожилых человека: пианист и скрипач, и стали играть. Это была музыка «золотых 40-ых», как ее называли американцы, в основном ностальгические мелодии Глена Миллера. Дуэт «разогрел» публику и ушел отдыхать и закусывать, и тогда Норка стала тащить на эстраду Макса.

— Давай врежем парочку романсов! — умоляла она. — Ну что тебе стоит.

— Ты что—спятила? Я же басист, — отнекивался Макс. — Не путай меня с Эдькой!

— Никто и не путает, не обольщайся, — успокоила его Норка. — Ерунда, сыграешь одним пальцем.

Неожиданно ее поддержала подвыпившая Галка, и он встал и, посмеиваясь, пошел к пианино. Когда он уже сел и начал «вполголоса» наигрывать старинный романс, который иногда, на «интеллигентную публику» пела в концертах Норка — она медленно подошла, непринужденно облокотилась и окинула зал взглядом знающей себе цену русалки. Они имели успех; к их столику подходили люди, в основном мужчины, благодарили и расточали комплименты Норке.. А она цедила через соломинку водку с апельсиновым соком и афишно улыбалась. Когда над ней склонился обаятельный лысый скрипач и произнес прочувствованную тираду, Норка велела Максу:

— Скажи, что я польщена. и спроси, не надо ли чего? Могу понянчить его внуков или помыть машину. Валяй, переводи!

С утра болела поясница — наверно, потому, что всю ночь во сне драила чужие унитазы: взяла такую моду—вкалывать вторую смену по ночам. Эти сволочные унитазы ее доконают: даже свое отношение к клиентам Норка базировала на степени их загрязненности.

— Мировой мужик, — говорила она Максу про аккуратного жильца. — сральником как не пользовался вовсе — аж блестит!

С грехом пополам Норка убрала два номера и покатила свою тележку в офис — звонить в Россию. Макс был в Нью-Йорке, обещал вернуться завтра. Она села в кресло напротив зеркала и набрала номер дочки. Пока шли гудки, любовалась своим отражением: короткий коттоновый халатик, кокетливый передник, волосы небрежно повязаны легкой косынкой — Норка в роли горничной из французского фильма конца 70-ых. Эта корова Нэнси, убирающая первый этаж, даже рот открыла, когда увидела ее в первый раз! Что с нее возьмешь: аборигенка. задница, как комод, а она обтянула ее белыми рейтузами и хоть бы что! В трубке щелкнуло, и она услышала голос Катьки.

— Здравствуй, доченька, — сказала она. — Ну, как вы там?

На этот простой вопрос Катька стала подробно излагать последние политические новости, что-то про Чубайса.

— Причем здесь Чубайс?! — не выдержала Норка. — Девчонки как? — имея ввиду двух маленьких внучек-близнецов.

Тогда Катька переключилась на домашние дела: квартиранты, которым она перед отъездом сдала свою квартиру на Московском проспекте, деньги платят во-время и цветы не забывают поливать, Славка на-днях ездил, проверял. Девчонки в порядке, младшая становится вылитой бабкой.

— Кем становится? — не поняла Норка.

Катька объяснила, потом пожаловалась на машину, что совсем лохматка и что позарез нужен новый карбюратор.

— А лучше — новую машину, — поправилась она. — Я имею ввиду новую старую, конечно. Славка узнавал — можно достать недорого. — Катька помолчала и добавила: — Может, продлишь визу, а. мам?

Так и сказала, говнюха, язык повернулся. это ее Славка научил, послал Бог зятя.

— Плевала я на ваш карбюратор, — отрезала Норка. — Осталось три месяца и ни минутой больше! В конце концов, тебе кто дороже—карбюратор или мать?

Разговор с дочкой настроения не улучшил, она подумала и открыла холодильник. Бутылка была ледяной и обещала утешение. Норка вздохнула, достала стакан — и в эту минуту в офис вошел Макс.

— Не ждали, — констатировал он.

-Ты же сказал—завтра.

— А приехал сегодня.

Макс оценил ситуацию, великодушно не заметил бутылку и, бегло чмокнув ее в щеку, стал просматривать почту. Норка неподвижно, как памятник, стояла у холодильника с бутылкой в одной руке и стаканом в другой; потом разозлилась на себя и выпила.

— Ты что — уже отстрелялась? — не оборачиваясь, спросил Макс.

— 405-ый в порядке?

— Как раз собираюсь, — Норка захлопнула холодильник и впряглась в тележку.

— Ты что?! Клиент только что звонил из машины — через 20 минут будет здесь.

— Подождет — не развалится, — буркнула Норка.

— Он зарезервировал номер, — сдерживаясь, сказал Макс. — Заплатил мани. это Америка, сколько раз тебе повторять? Клиент постоянный — чтобы номер блестел, как новенький!

— Есть, гражданин начальник. — Норка открыла дверь тележкой и с грохотом захлопнула за собой, лягнув ее ногой.

Вкалываешь, как ишак, к вечеру не разогнуться. За три месяца не наберется и недели свободной: сезон! Что она в Америке, приходится верить на слово: пару раз свозили в Нью-Йорк, в тамошнюю квартиру, показали статую Свободы, Манхеттен — только раздразнили, и назад, в мотель. Норка, задрав ноги на спинку, голая валялась на кровати и злилась. Кроме Макса, не с кем перекинуться словом, да и с ним не очень-то перекинешься. деловой, сил нет. Сразу после ее приезда все пошло как по маслу, как будто и не было этих 20-ти лет. Но нет, они все-таки были, если через каких-нибудь полтора месяца он почти сорвался с крючка. «Годы не жена, — как говорил Петр Лукич, — уходят, не возвращаются. » Хотя, к нему, похоже, как раз возвращались. если, вообще, уходили — классный был старик и классный конферансье. Всегда в бабочке и с сигарой в углу рта. «Деточка, Вам известно, что Вы русалка?» Вот бы полюбовался, как она драит сральники! Русалка в переднике и резиновых перчатках. Сволочь Макс! Спать спит, а из-за пятна на кафеле готов сожрать с потрохами. И вообще: целует, а у самого уши локатором — Галку боится, что ли? В Ленинграде не боялся. Нет, прав Петр Лукич: годы не жена! Норка повернула голову и уставилась в зеркало — вроде, все на месте: то же, что и раньше. а, может, то да не то? Эх, пропади все пропадом, одна радость — принять душ после работы и в чем мать родила поваляться под кондиционером. Она встала, налила водки, плеснула апельсинового сока, кинула пару кубиков льда и снова завалилась на кровать. Зазвонил телефон, и она услышала голос Макса:

— Слушай, в 405-ом нет туалетной бумаги, ты что — нарочно?

— Почему нарочно? — обиделась Норка. — Нечаянно.

— И вообще, я же просил тебя, чтобы номер был, как новенький — просил?

Норка медленно закипала: ее рабочий день окончился, в конце концов, может человек отдохнуть?

— Нет, я просил или нет? — не отставал Макс. — И еще я просил не подходить к телефону, когда ты в офисе: все равно ни хрена не понимаешь!

— Это они ни хрена не понимают, — отбивалась Норка. — А что касается. по деньгам и качество, — бухнула она. — Как в том анекдоте.

— Не понял, — сказал Макс.

— Окей, давай поговорим, кстати я все равно собирался. можно к тебе зайти?

— Что за вопрос — заходи, гостем будешь, — разрешила Норка и бросила трубку.

Она сделала движение встать, но подумала. и осталась в кровати. Через минуту в дверь постучали.

— Можно! — крикнула Норка и до пояса прикрылась простыней.

Макс вошел, покосился на нее и попросил:

— А что? — невинно поинтересовалась она.

— Отвлекает, — мрачно сказал Макс.

Норка подтянула простыню до подбородка, Макс пожал плечами и сел в кресло у стола.

— Насколько я помню тот анекдот, ты считаешь, что я мало плачу? — спросил он.

— Нэнси ты платишь в два раза больше.

— А бесплатная комната?

— Собачья конура, — уточнила Норка.

— Бесплатная комната. между прочим, Нэнси не имеет бесплатного жилья. Я уж не говорю про свет, газ и прочее, вплоть до туалетной бумаги!

Они что — нанялись ее мучить сегодня? Сначала Катька: «Может, продлишь визу, мам?» А теперь этот поедом ест из-за туалетной бумаги!

— И потом — насчет твоих телефонных звонков в Россию. Знаешь, на какую сумму ты наговорила только за август?

— Не надо сладких песен! — Сказала Норка.

— Показать счет? — предложил Макс и полез в карман.

— А пошел ты! — крикнула Норка. — Подавись ты своим счетом! Вы что — сговорились сегодня? — И, закрывшись с головой простыней, она зарыдала в голос.

Макс растерялся, он покраснел и, часто моргая, смотрел, как под простыней бурно содрогается Норкино тело. Она страстно рыдала и время от времени выкрикивала из-под простыни:

— Три месяца, как ишак. а она: «Продли визу, мам..». Да пошли вы все. пропади они пропадом, эти мани!

Макс встал и в нерешительности топтался около кровати.

— Ну, перестань, Норка, — бубнил он. — Не реви. да черт с ними, с телефонными звонками, слышишь?

Она отбросила простыню и сидела голая, зареванная и смотрела на него набухшими несчастными глазами.

— Что, Катьке звонила? — догадался он.

Всхлипывая и сморкаясь в бумажную салфетку, Норка рассказала про карбюратор и про новую машину. Макс стал утешать: говорил, чтобы не брала в голову, что его Вадька такой же паразит и что, вообще, все они хороши.

— И ты тоже хорош, — сказала Норка. — Любовничек хренов.

— А что я? — Макс поправил простыню и неожиданно для себя обнял ее. — А что я? Я ничего. — И целовал ее мокрые глаза.

— На старика Макса можно положиться, — всхлипывала напоследок Норка.- Как же, положилась. — Она подставляла ему горячие припухшие губы и шептала между поцелуями: — С утра до ночи. вкалываю, как мул! А потом во сне всю ночь до утра. круглосуточно. Вот возьму и утоплюсь — прямо в унитазе. — А сама ногами уже отбросила простыню и, отодвигаясь к стенке, тянула за собой Макса.

Жена неутомимо ревновала — каждую поездку в мотель приходилось брать с боя. Это раздражало тем сильнее, что ездил он туда не чаще, чем обычно; а не ездить совсем, тем более в сезон, просто не мог.

— Не беспокойся, я все вижу! — цедила Галка. — Два голубка под одной крышей.

И демонстративно брала сигарету, хотя Макс не выносил, когда она курила. Откровенно говоря, иногда он бы охотно посидел дома, в своей Нью-Йорской квартире, но бизнес есть бизнес. Кстати, мотель мог стать их общим семейным делом, но для этого нужно было оставить Нью-Йорк и купить дом здесь, на Побережье, но Галка была категорически против. Он не мог понять, почему: океан, яхт-клуб, ипподром. Он не мальчик мотаться туда-сюда! Что ей Нью-Йорк — мать родная? Но Галка вцепилась в него мертвой хваткой, не оторвешь! На все его уговоры выставляла, как тяжелую артиллерию, один аргумент: свою социальную жизнь. Дескать, в Нью-Йорке на выбор — концерты, выставки, друзья, а на Побережье одна радость — мотель. Как будто здесь хуторок в степи. Можно подумать, она не вылезает из концертных залов! Ежедневно — час на телефоне с Веркой, полчаса прогуливает Машку, все остальное время торчит перед телеком: вот и вся «социальная жизнь». Макс несколько раз собирался продать мотель к чертовой матери, но не мог — ему нравился этот бизнес. Он приезжал — усталый, злой, парковал свой сааб и входил в прохладный холл; из-за конторки сияла улыбкой Линда, свеженькая, как политый утром газон перед мотелем. Они обменивались новостями, и он поднимался в свой офис, хозяйским глазом проверяя чистоту ковра на лестнице. По коридору рысцой пробегала толстушка Нэнси и тоже улыбалась. Конечно, день состоял не из одних улыбок — проблем хватало, но где, в каком бизнесе их нет? Когда приехала Норка, в мотеле одной улыбкой стало больше — и какой улыбкой! Но Америка — не Чита, а Норка не желала замечать разницы. Работала она из рук вон, с той же Нэнси никакого сравнения; причем, работая, распевала во все горло, ничуть не заботясь о том, какое впечатление производит на жильцов, а, самое главное, частенько бывала навеселе. Все-таки он слабак: собирался поговорить с Норкой жестко, объяснить, что она не в Чите и не в Тюмени, но стоило ей зареветь, раскис и пообещал продлить визу. Макс шепотом крякнул и затушил окурок. Вошла болонка Машка и, жмурясь от света, села посреди кухни.

— Ты чего? — Спросил ее Макс. — Все в порядке, иди спать.

Машка широко зевнула, даже пискнула от зевка, но не уходила: это была его собака, как бы Галка к ней ни подлизывалась. И что делать с Галкой? У нее чутье, как у легавой. А Норка и не думает скрываться, даже наоборот! Да ладно Галка—нехватало еще, чтобы персонал заподозрил. он хозяин и обязан об этом думать. Макс затосковал и почувствовал острое желание выпить, но завтра утром пилить в мотель, не дай Бог дохнуть перегаром. Все-таки что-то было в той жизни, что оталась позади: хотели пить—и пили, и никаких мыслей по поводу завтрашнего перегара. Эх, и поддавали же! И как только выдерживали? Молодые были, выносливые. В кухню вошла Галка и споткнулась о Машку.

— Сидят, — сказала она сонным голосом. — Оба два. Все думаешь, мыслитель? — И покосилась на пепельницу. — Эх, полным-полна коробушка.

— Это вчерашние, — соврал Макс.

Жена достала из холодильника бутылку нарзана и села напротив.

— А чего тут думать, — сказала она. — Пожила и будет — пора и честь знать!

— Я обещал. — Макс взял новую сигарету.

Галка выхватила пачку, тоже закурила и закашлялась.

— Ты хоть научись прикуривать сигарету с того конца, а потом кури, — рассердился Макс.

— Не твое дело! — прокашляла жена. — Как хочу, так и курю. Скоро дед, а все туда же!

— Почему дед? — растерялся Макс. — Что значит «скоро?»

— У Вадьки с этим не заржавеет, не беспокойся!

— Я спокоен, — сказал Макс. — Но пусть сначала закончит колледж. И вообще, мало ли что было. ничего нет, успокойся! Норка сама бабка.

— Вот увидишь, она запретит этим несчастным малышкам называть себя бабушкой. хочешь пари? Так и будут величать ее Норой до самой смерти, а, может быть, даже Норкой.

— Ну что ты несешь? — опять поразился Макс. — Совсем спятила.

— Одного довела, что сбежал на край земли, теперь за другого принялась — примадонна хренова! Тут не знаешь, как этот срок дотерпеть, а он — продлить. Только через мой труп! — С этими словами Галка встала, взяла на руки Машку и пошла в спальню. Машка ожесточенно отбивалась.

Т/с «Примадонна»

ПримадоннаМелодрама
Россия, 2005
Режиссер:
Ефим Резниковв
В ролях: Нана Кикнадзе, Кристина Бабушкина, Ольга Сидорова, Михаил Багдасаров, Александр Мохов, Игорь Арташонов, Сергей Болотаев, Виктор Вержбицкий, Сергей Жарков и др.

Три подруги из маленького провинциального городка — Жанна, Зойка и Миледи после окончания школы отправляются покорять мир. И конечно же, городом их грез станет Москва! Там сбываются мечты и воплощаются самые заветные желания… Жанна (Нана Кикнадзе) хочет стать великой певицей, Зойка (Кристина Бабушкина) – выйти замуж за полковника и нарожать кучу детишек, а Миледи (Ольга Сидорова) – стать моделью или сниматься в кино.

И, кажется, нет такого препятствия, которое может их остановить. Но реальная жизнь не красивая сказка. За собственное счастье надо бороться! События сменяют друг друга, будто судьба решила испытать на этой тройке весь арсенал своих сюрпризов. В этой истории есть смертельный риск, сказочный успех, семейное счастье и его крах, беспамятство, власть, любовь. В проносящихся днях Жанна, Зойка и Миледи успевают прожить несколько жизней. Жанна станет примадонной – «неподражаемой» певицей, легендой российской эстрады. Из-за Зойки погибнет ее любимый человек, а Миледи «потеряет свое лицо». Игра случая и реальность, бордели и подмостки, разные страны и четыре стены без просвета – все это уместилось в два десятка лет и три биографии. Невероятная плотность событий, совпадения на грани мистики, и достоверность знаковых поворотов сюжета создадут динамичную картину «вечной войны» за счастье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *