Расследования

Расследования

Group IB

Предотвращение

Реагирование

Расследование

Набор высокотехнологичных сервисов по кибербезопасности для поддержки бизнеса в новых реалиях

Работаете ли вы из офиса или из дома, важно помнить об основах цифровой гигиены и быть в курсе последних новостей в мире кибербезопасности

Получите практические знания по расследованию
киберинцидентов не выходя из дома

Основные тенденции киберугроз, описание методов хакерских групп и индикаторов компрометации

Уникальные форматы для технических специалистов

Выявляйте зараженные узлы, предотвращая проникновения, утечки,
целевые атаки и промышленный шпионаж

Узнавайте об угрозах, утечках, взломах и хакерской активности до того, как они смогут вам навредить

80% резонансных высокотехнологичных преступлений в России
расследуются с нашей помощью

Group-IB — один из ведущих разработчиков решений для детектирования и предотвращения кибератак, выявления фрода и защиты интеллектуальной собственности в сети. Система сбора данных о киберугрозах Group-IB Threat Intelligence признана одной из лучших в мире по версии Gartner, IDC и Forrester.

В основе технологического лидерства компании – 16-летний опыт расследования киберпреступлений по всему миру и более 60 000 часов реагирования на инциденты ИБ, аккумулированные в крупнейшей в Восточной Европе Лаборатории компьютерной криминалистики и круглосуточном центре оперативного реагирования CERT-GIB.

Group-IB — партнер Interpol и Europol, поставщик решений в сфере кибербезопасности, рекомендованный SWIFT и ОБСЕ. Group-IB – компания-участник Всемирного экономического форума.

Расследования Собеседника

Самые громкие расследования читайте на Собеседник.RU

06:01, 07 апреля 2020

Валерий Газзаев и Ко: какие депутаты владеют бизнесом в коронавирусной Испании

Так совпало, что именно Испанию в качестве места отдыха и инвестирования средств предпочитают российские политики

01:37, 25 марта 2020

Семейный хозяйственник: как будущий лидер «Единой России» бизнес родных лоббировал

«Собеседник» изучил владения детей Алексея Гордеева, которого называют сменщиком Медведева на посту лидера партии власти

02:06, 05 марта 2020

Полицейские в картонных погонах: много ли ряженых граждан в рядах силовиков?

Sobesednik.ru рассказывает, что иногда те, кто выглядит как сотрудник полиции, оказываются простыми дружинниками

04:04, 03 марта 2020

Дежурный по выборам: как куратор внутренней политики Кремля связан с криминалом

Начальник управления президента по внутренней политике Андрей Ярин – фигура теневая, но весьма влиятельная

17:08, 30 апреля 2019

«Обидно за Диму»: домработница Марьянова обвинила Ксению Бик во лжи

Прервала молчание одна из важных свидетельниц в истории о смерти Дмитрия Марьянова – его домработница Лариса Мысина

16:59, 24 апреля 2019

Из дела Варвары Карауловой извлекли уроки для подростков

Варя Караулова, осужденная за попытку примкнуть к запрещенной в России террористической организации, выйдет на свободу

06:53, 24 апреля 2019

Денис Пак против Мамаева и Кокорина в суде: есть ли второе дно?

Кульминацией процесса над Мамаевым и Кокориным, который длился всю прошлую неделю, стало появление в суде Дениса Пака

09:55, 03 апреля 2019

Горькое послевкусие дела «Зимней вишни»

Следствие объявило о завершении расследования по одному из трех уголовных дел в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня»

20:01, 15 марта 2019

Авторы исследования о смерти Гитлера рассказали о работе в архивах ФСБ

Расследование режиссера-документалиста Ланы Паршиной и ее соавторов закрыло немало белых пятен в биографии Гитлера

00:01, 10 марта 2019

Дело о «перевале Дятлова» и гонка «альпинистов» из СКР и Генпрокуратуры

СКР и Генпрокуратура, похоже, открыли соревнование: кто лучше и полнее раскроет старое дело о «перевале Дятлова»

16:56, 06 марта 2019

Полиция позарилась на сахар Ходорковского

В минувшую среду в московский офис «Открытой России» вломилась полиция, когда там шла прямая линия с Ходорковским

10:02, 06 марта 2019

Правозащитник: Дело племянника Киселева политическое, и в нем много вопросов

Дело против племянника Дмитрия Киселева в Германии завели только после откровенного интервью дяди-телеведущего

16:54, 24 января 2019

Лев Пономарев: Для прекращения пыток в тюрьмах нужна политическая воля

В системе ФСИН наводится порядок или все это спектакль? Разбираемся вместе с правозащитником Львом Пономаревым

09:53, 23 января 2019

Как Настя Рыбка угодила в российские сети

Отец «Алекса Лесли» ученый Сергей Кириллов опасается, что Олег Дерипаска может мстить его сыну, вернувшемуся в Россию

12:56, 10 декабря 2018

Наталья Охотникова: Версия о любовных отношениях с Цеповязом – бред

Общественница Наталья Охотникова, которая назвала меценатом Вячеслава Цеповяза, рассказала о знакомстве с заключенным

00:08, 29 ноября 2018

Евгения Альбац: Будем дальше собирать деньги

Главный редактор The New Times Евгения Альбац рассказала об успешной кампании по сбору средств на уплату штрафа

13:06, 23 ноября 2018

Адвокат и экс-сотрудник центра «Э»: Стыдно, что работал в этой системе

Бывший полицейский Дмитрий Джулай – о том, как начинались посадки за репосты, и о том, как сам стал жертвой гонений

08:39, 29 октября 2018

В Индонезии в море рухнул самолет со 181 пассажиром на борту

Индонезийские спасатели работают на месте крушения самолета, на котором был 181 пассажир и 8 членов экипажа

10:20, 27 марта 2018

Ловля краба в мутной воде

Для друзей главы Росрыболовства на безрыбье и краб – рыба

10:10, 13 февраля 2018

Рыбка для Папы. Что так взбаламутило чиновничье болото?

Главные выводы из скандала вокруг Насти Рыбки и людей, похожих на Олега Дерипаску и Сергея Приходько, собрал «Собеседник»

13:10, 19 января 2018

Сидеть в позе лотоса. Как Алексей Улюкаев обустроился в тюрьме

Тюремная байка гласит, что после приговора Алексей Улюкаев еще несколько часов ожидал отправки в камеру

13:10, 10 января 2018

Путина ждет Вознесенье. На Онежском озере обнаружилась очередная «дача президента»

В поселке в Ленинградской области появился секретный объект. Местные жители спорят: бывал ли уже там Владимир Путин, и если да, то сколько раз

Постановление Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73 «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» (с изменениями и дополнениями)

Постановление Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73
«Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях»

С изменениями и дополнениями от:

20 февраля 2014 г., 14 ноября 2016 г.

В соответствии со статьей 229 Трудового кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1 (ч. I), ст. 3) и постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2002 г. N 653 «О формах документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и особенностях расследования несчастных случаев на производстве» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 36, ст. 3497) Министерство труда и социального развития Российской Федерации постановляет:

формы документов (формы 1-9), необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, согласно приложению N 1;

Положение об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях согласно приложению N 2.

2. Ввести в действие настоящее постановление с 1 января 2003 года.

Министр труда и социального развития
Российской Федерации

Зарегистрировано в Минюсте РФ 5 декабря 2002 г.

Регистрационный N 3999

Постановление Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73 «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях»

Зарегистрировано в Минюсте РФ 5 декабря 2002 г.

Регистрационный N 3999

Настоящее постановление вводится в действие с 1 января 2003 г.

Текст постановления опубликован в «Российской газете» от 18 декабря 2002 г. N 237, в журнале «Нормативные акты для бухгалтера» от 8 января 2003 г. N 1, в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 13 января 2003 г. N 2, в приложении к «Российской газете», 2003 г., N 5, в журнале «ОвД. Межведомственный информационный бюллетень», январь 2003 г., N 3, в журнале «Экспресс-закон», февраль 2003 г., N 7

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 14 ноября 2016 г. N 640н

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного постановления

Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 20 февраля 2014 г. N 103н

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного постановления

Авиакатастрофа в Намибии произошла по воле командира экипажа
22.12.2013 г.
Авиакатастрофа в Намибии, в результате которой погибли 33 человека, произошла по воле командира экипажа. К таким выводам пришли эксперты, расследовавшие причины катастрофы, передает в ночь на 22 декабря Agence France-Presse.
Подробнее.
Генпрокуратура Казахстана объявила результаты предварительного расследования крушения самолета Ан-72
22.01.2013 г.
По мнению следствия, самолет, принадлежащий погранслужбе страны, разбился из-за многочисленных отказов техники, ошибок пилотов и непогоды. Кроме того, оказалось, что на крыльях машины образовался лед. В аварии погибло практически все руководство Комитета национальной безопасности Казахстана.
Подробнее.
Причиной падения самолета Ту-204 у «Домодедово» стала ошибка пилота
11.03.2011 г.
Два пилота самолета Ту-204, который совершил аварийную посадку 22 марта 2010 года возле московского международного аэропорта «Домодедово», предстанут перед судом. Об этом сообщил «Интерфаксу» руководитель Московского следственного отдела на воздушном и водном транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте (ММСУТ) Следственного комитета РФ подполковник юстиции Павел Селиверстов. По его словам, расследование уголовного дела завершено, оно направлено в суд.
Подробнее.
Власти Ирана объявили причину падения самолета Ту-154 летом 2009 г.
08.03.2011 г.
Власти Ирана объявили причину падения самолета Ту-154, которое произошло летом 2009 г. в окрестностях города Казвин.
Подробнее.
Названы виновники катастрофы «Конкорда» в 2000 году
07.12.2010 г.
В понедельник, 6 декабря, суд во Франции назвал виновных в авиакатастрофе рейса Air France 4590 в 2000 году. Самолет «Конкорд» разбился через несколько минут после вылета из аэропорта Шарля де Голля. Виновной в катастрофе, унесшей жизни 113 человек и похоронившей один из самых знаменитых лайнеров в истории авиации, признали авиакомпанию Continental Airlines.
Подробнее.
О ходе и предварительных результатах расследования катастрофы самолета Ту-154 бортовой номер 101 РП
21.05.2010 г.

Председатель Межгосударственного Авиационного Комитета Т.Г. Анодина.

— Сегодня Межгосударственный авиационный комитет готов проинформировать о предварительных результатах работы Технической комиссии в связи с ужасной трагедией, которая потрясла не только Польшу и Россию, но и весь мир.

Уверенно заявляю, что все обстоятельства и причины катастрофы будут установлены объективно и открыто. Основанием для этого является то, что Правительства России и Польши приняли решение расследовать катастрофу самолета Ту-154 Минобороны Польши, который летел по международной трассе с пассажирами на борту, в соответствии с международными правилами Чикагской Конвенции, которую ратифицировали 190 государств, в том числе Россия и Польша.

Подробнее.
МАК обнародовал причины аварии 20 июня микросамолета СН-701
20.11.2009 г.
Комиссия Межгосударственного авиационного комитета завершила расследование катастрофы микросамолета СН-701 RA-0062G, происшедшей 20.06.2009 г. в 18 км восточнее г. Ипатово, Ставропольского края.
Подробнее.
Отчет комиссии по катастрофе Б737-200 ЕХ-009 авиакомпании «Итек Эйр» 24.08.08
14.05.2009 г.
«Причиной катастрофы самолета Б737-200 ЕХ-009 авиакомпании «Итек Эйр» явилось допущенное экипажем снижение самолета ночью до высоты ниже минимальной высоты снижения при визуальном заходе на вынужденную посадку на аэродроме вылета из-за негерметизации кабины (вероятно, вследствие «закусывания» уплотнения левой передней двери), что привело к столкновению самолета с землей, разрушению конструкции самолета с последующим пожаром и гибелью людей.
Подробнее.
Разбор авиационного происшествия (катастрофы) самолета Ил-76, происшедшего 15 января 2009 г.

Для расследования данного авиационного происшествия приказом Министра обороны Российской Федерации от 29. 01.2009 г. № 24дсп назначена комиссия, в которую вошли представители Службы безопасности полетов авиации Вооруженных Сил Российской Федерации и авиации ВВ МВД России.

В расследовании принимали участие представители Росаэронавигации, а так же были привлечены специалисты главного гидрометеорологичсеского центра МО РФ

Порядок расследования несчастных случаев на производстве.

Расследования

Регламентируется статьями 227 – 231 Трудового Кодекса (ФЗ от 30.12.01 г № 197-ФЗ) и «Положением об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» (утв. Постановлением Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73)

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» дает определение:

несчастный случай на производстве — это событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть;

профессиональное заболевание — хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

Расследованию подлежат все несчастные случаи, которые в зависимости от обстоятельств могут быть квалифицированы, как:

— несчастный случай на производстве;

— не связанный с производством;

— в пути следования на работу или с работы (связанные с работой);

Несчастные случаи на производстве:

Расследуются в установленном порядке, квалифицируются, оформляются и учи­тываются в соответствии с требованиями статей 227 – 231Трудового Кодекса (ФЗ от 30 декабря 2001 года № 187-ФЗ) и «Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» (утв. Постановлением Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73)

Статья 227. Несчастные случаи, подлежащие расследованию и учету

Расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, — повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли:

в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни;

при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора;

при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком;

при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне (воздушном, морском, речном) в свободное от вахты и судовых работ время;

при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат также события, указанные в части третьей настоящей статьи, если они произошли с лицами, привлеченными в установленном порядке к участию в работах по предотвращению катастрофы, аварии или иных чрезвычайных обстоятельств либо в работах по ликвидации их последствий.

Статья 228. Обязанности работодателя при несчастном случае

При несчастных случаях, указанных в статье 227 настоящего Кодекса, работодатель (его представитель) обязан:

немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию;

принять неотложные меры по предотвращению развития аварийной или иной чрезвычайной ситуации и воздействия травмирующих факторов на других лиц;

сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия, если это не угрожает жизни и здоровью других лиц и не ведет к катастрофе, аварии или возникновению иных чрезвычайных обстоятельств, а в случае невозможности ее сохранения — зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, провести фотографирование или видеосъемку, другие мероприятия);

немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в настоящем Кодексе, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а о тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом — также родственников пострадавшего;

принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

В соответствии со «Схемой определения тяжести несчастных случаев на производстве», (Приказ Минздрава и соцразвия РФ от 24 февраля 2005 г. N 160)

1. Несчастные случаи на производстве по степени тяжести подразделяются на 2 категории: тяжелые и легкие.

2. Квалифицирующими признаками тяжести несчастного случая на производстве являются:

— характер полученных повреждений и осложнения, связанные с этими повреждениями, а также усугубление имеющихся и развитие хронических заболеваний;

— последствия полученных повреждений (стойкая утрата трудоспособности, степень утраты профессиональной трудоспособности).

Наличие одного из квалифицирующих признаков является достаточным для установления категории тяжести несчастного случая на производстве.

П. 6. Заключение о степени тяжести производственной травмы дают по запросу работодателя или председателя комиссии по расследованию несчастного случая на производстве клинико-экспертные комиссии (КЭК) лечебно-профилактического учреждения, где осуществляется лечение пострадавшего в срок до 3-х суток с момента поступления запроса. Это заключение в обязательном порядке также оформляется в выписном эпикризе независимо от характера проведенного лечения.

Степень тяжести травмы влияет на формирование состава комиссии по расследованию несчастных случаев на производстве, сроки расследования:

Легкие несчастные случаи расследует комиссия в соответствии со:

Статья 229. Порядок формирования комиссий по расследованию несчастных случаев

Для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда. Комиссию возглавляет работодатель (его представитель).

Состав комиссии утверждается приказом (распоряжением) работодателя. Лица, на которых непосредственно возложено обеспечение соблюдения требований охраны труда на участке (объекте), где произошел несчастный случай, в состав комиссии не включаются.

Каждый пострадавший, а также его законный представитель или иное доверенное лицо имеют право на личное участие в расследовании несчастного случая, происшедшего с пострадавшим.

Расследование несчастного случая, происшедшего в результате катастрофы, аварии или иного повреждения транспортного средства, проводится комиссией, образуемой и возглавляемой работодателем (его представителем), с обязательным использованием материалов расследования катастрофы, аварии или иного повреждения транспортного средства, проведенного соответствующим федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности, органами дознания, органами следствия и владельцем транспортного средства.

После завершения расследования акт о несчастном случае на производстве подписывается всеми лицами, проводившими расследование, утверждается работодателем (его представителем) и заверяется печатью.

В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве.

На расследование легкого несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили легкие повреждения здоровья, комиссии отводится три дня (ст. 229¹ ТК )

Работодатель (его представитель) в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта Н -1 о несчастном случае на производстве пострадавшему (его законному представителю или иному доверенному лицу).

При тяжелых и со смертельным исходом случаях

Статья 228.1. Порядок извещения о несчастных случаях

При групповом несчастном случае (два человека и более), тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом работодатель (его представитель) в течение суток обязан направить извещение по установленной форме:

в соответствующую государственную инспекцию труда;

в прокуратуру по месту происшествия несчастного случая;

в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации и (или) орган местного самоуправления по месту государственной регистрации юридического лица или физического лица в качестве индивидуального предпринимателя;

работодателю, направившему работника, с которым произошел несчастный случай;

в территориальный орган соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности, если несчастный случай произошел в организации или на объекте, подконтрольных этому органу;

в исполнительный орган страховщика по вопросам обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя).

При групповом несчастном случае, тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом работодатель (его представитель) в течение суток также обязан направить извещение по установленной форме в соответствующее территориальное объединение организаций профсоюзов.

Статья 229. Порядок формирования комиссий по расследованию несчастных случаев

При расследовании несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастного случая (в том числе группового) со смертельным исходом в состав комиссии также включаются государственный инспектор труда, представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления (по согласованию), представитель территориального объединения организаций профсоюзов, а при расследовании указанных несчастных случаев с застрахованными — представители исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). Комиссию возглавляет, как правило, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

При несчастном случае, происшедшем в организации или на объекте, подконтрольных территориальному органу федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере промышленной безопасности, состав комиссии утверждается руководителем соответствующего территориального органа. Возглавляет комиссию представитель этого органа.

При групповом несчастном случае с числом погибших пять человек и более в состав комиссии включаются также представители федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и общероссийского объединения профессиональных союзов. Возглавляет комиссию руководитель государственной инспекции труда — главный государственный инспектор труда соответствующей государственной инспекции труда или его заместитель по охране труда, а при расследовании несчастного случая, происшедшего в организации или на объекте, подконтрольных территориальному органу федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере промышленной безопасности, — руководитель этого территориального органа.

Статья 229.1. Сроки расследования несчастных случаев

Расследование несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастного случая (в том числе группового) со смертельным исходом проводится комиссией в течение 15 дней.

Несчастный случай, о котором не было своевременно сообщено работодателю или в результате которого нетрудоспособность у пострадавшего наступила не сразу, расследуется в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, по заявлению пострадавшего или его доверенного лица в течение одного месяца со дня поступления указанного заявления.

При необходимости проведения дополнительной проверки обстоятельств несчастного случая, получения соответствующих медицинских и иных заключений указанные в настоящей статье сроки могут быть продлены председателем комиссии, но не более чем на 15 дней. Если завершить расследование несчастного случая в установленные сроки не представляется возможным в связи с необходимостью рассмотрения его обстоятельств в организациях, осуществляющих экспертизу, органах дознания, органах следствия или в суде, то решение о продлении срока расследования несчастного случая принимается по согласованию с этими организациями, органами либо с учетом принятых ими решений.

Статья 230. Порядок оформления материалов расследования несчастных случаев

По каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт по форме Н -1 о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, на русском языке либо на русском языке и государственном языке республики, входящей в состав Российской Федерации.

При групповом несчастном случае на производстве акт о несчастном случае на производстве составляется на каждого пострадавшего отдельно.

При несчастном случае на производстве с застрахованным составляется дополнительный экземпляр акта о несчастном случае на производстве.

В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве.

После завершения расследования акт о несчастном случае на производстве подписывается всеми лицами, проводившими расследование, утверждается работодателем (его представителем) и заверяется печатью.

Работодатель (его представитель) в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта Н -1 о несчастном случае на производстве пострадавшему (его законному представителю или иному доверенному лицу), а при несчастном случае на производстве со смертельным исходом — лицам, состоявшим на иждивении погибшего, либо лицам, состоявшим с ним в близком родстве или свойстве (их законному представителю или иному доверенному лицу), по их требованию. Второй экземпляр указанного акта вместе с материалами расследования хранится в течение 45 лет работодателем (его представителем), осуществляющим по решению комиссии учет данного несчастного случая на производстве. При страховых случаях третий экземпляр акта о несчастном случае на производстве и копии материалов расследования работодатель (его представитель) направляет в исполнительный орган страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя).

Статья 230.1. Порядок регистрации и учета несчастных случаев на производстве

Каждый оформленный в установленном порядке несчастный случай на производстве регистрируется работодателем (его представителем), осуществляющим в соответствии с решением комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственного инспектора труда, самостоятельно проводившего расследование несчастного случая на производстве) его учет, в журнале регистрации несчастных случаев на производстве по установленной форме Н — 1.

Один экземпляр акта о расследовании группового несчастного случая на производстве, тяжелого несчастного случая на производстве, несчастного случая на производстве со смертельным исходом вместе с копиями материалов расследования, включая копии актов о несчастном случае на производстве на каждого пострадавшего, председателем комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственным инспектором труда, самостоятельно проводившим расследование несчастного случая) в трехдневный срок после представления работодателю направляется в прокуратуру, в которую сообщалось о данном несчастном случае. Второй экземпляр указанного акта вместе с материалами расследования хранится в течение 45 лет работодателем, у которого произошел данный несчастный случай. Копии указанного акта вместе с копиями материалов расследования направляются: в соответствующую государственную инспекцию труда и территориальный орган соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности, — по несчастным случаям на производстве, происшедшим в организациях или на объектах, подконтрольных этому органу, а при страховом случае — также в исполнительный орган страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя).

Копии актов Н — 1 о расследовании несчастных случаев на производстве (в том числе групповых), в результате которых один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастных случаев на производстве (в том числе групповых), закончившихся смертью, вместе с копиями актов о несчастном случае на производстве на каждого пострадавшего направляются председателем комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственным инспектором труда, самостоятельно проводившим расследование несчастного случая на производстве) в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и соответствующее территориальное объединение организаций профессиональных союзов для анализа состояния и причин производственного травматизма в Российской Федерации и разработки предложений по его профилактике.

Квалифицируются как несчастные случаи, не связанные с производством, в соответствии со Статьей 229.2.ТК (Порядок проведения расследования несчастных случаев)

Расследуются в установленном порядке и по решению комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственного инспектора труда, самостоятельно проводившего расследование несчастного случая) в зависимости от конкретных обстоятельств могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством:

смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом;

смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества;

несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

По результатам расследования несчастного случая, квалифицированного как несчастный случай, не связанный с производством, в том числе группового несчастного случая, тяжелого несчастного случая или несчастного случая со смертельным исходом, комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводивший расследование несчастного случая) составляет акт по форме 4 о расследовании соответствующего несчастного случая в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, которые подписываются всеми лицами, проводившими расследование.

Результаты расследования несчастного случая на производстве рассматриваются работодателем (его представителем) с участием выборного органа первичной профсоюзной организации для принятия мер, направленных на предупреждение несчастных случаев на производстве.

Несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с работником, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Несчастные случаи в быту, в пути следования на работу, с работы.

(за исключением случаев следования на место работы или с работы на транспорте предприятия).

— расследуются и оформляются в соответствии с «Положением о порядке расследования несчастных случаев происшедших в быту, в пути следования на работу с работы», утвержденным постановлением Президиума ВЦСПС от 16 ноября 1976 года.

Выяснение обстоятельств несчастного случая организуется профсоюзным комитетом (доверенными лицами) совместно с администрацией в течение трех суток с момента установления факта несчастного случая.

В процессе расследования должны быть выяснены обстоятельства несчастного случая, установлены причины, время и место происшествия, а также состояние пострадавшего в момент получения травмы. Для выяснения обстоятельств могут быть использованы справки лечебного учреждения, материалы органов милиции, Госавтоинспекции, а также объяснения пострадавшего и свидетелей, (если они имеются).

Основными причинами несчастных случаев в быту, в пути на работу или с работы могут быть недостатки в организации общественного транспорта; недостаточная освещенность; неудовлетворительное содержание транспортных путей, улиц, пешеходных переходов, особенно в зимний период времени; нарушение правил эксплуатации транспортных средств; нарушение общественного порядка; алкогольное опьянение и др.

Результаты расследования несчастного случая оформляются актом произвольной формы. Акт составляется в одном экземпляре, подписывается членами комиссии и хранится вместе с больничными листом.

По требованию пострадавшего администрация обязана выдать ему копию заверенного акта о несчастном случае в быту, в пути на работу с работы произвольной формы).

Срок хранения этих документов 45 лет

Пособие по временной нетрудоспособности вследствие бытовой травмы, либо в пути следования на работу или с работы выплачивается застрахованному лицу в размере от 60% до 100% заработка в зависимости от продолжительности страхового стажа (в соответствии со статьей 7 ФЗ от 29.12.2006 года № 255-ФЗ)

Согласно ст. 8 ФЗ от 29.12.2004 года № 2002-ФЗ заболевание либо травма (за исключением несчастных случаев на производстве или профзаболевание), полученная застрахованным, подлежит оплате с первого дня нетрудоспособности. При этом первые два дня нетрудоспособности выплачивается за счет средств работодателя, с 3-го дня за счёт средств ФСС, а также смотри статью 3 часть вторую; статью 5 часть вторую; статью 7 часть первую ФЗ № 255 от 29.12.2006 года.

Расследование несчастных случаев

Расследованию подлежат все несчастные случаи произошедшие, как на производстве, так и в быту, а также в пути следования на работу или с работы.

Порядок расследования несчастных случаев связанных с производством регламентируется статьями 227 – 231 ТК (ФЗ от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ) и «Положением об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» (утв. Постановлением Минтруда РФ от 24 октября 2002 г. N 73).

ПРИ Н.С. РАБОТОДАТЕЛЬ ОБЯЗАН:

оказать первую помощь;

доставить в лечебно-профилактическое учреждение;

сохранить обстановку на месте н.с., если это не угрожает другим или аварией;

информировать о н.с. соответствующие организации (если это необходимо);

сообщить о случившемся родственникам.

ЛЕГКИЙ – ТЯЖЕЛЫЙ – ГРУППОВОЙ.

«Схема определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случае на производстве», (утв. приказом Минздрава и соцразвития РФ от 24 февраля 2005 года N 160; Приказ № 275 от 15.04.05 г. , формы 315/у и 316/у)

Прокуратуру по месту происшествия;

Территориальное объединение организаций профсоюзов,

При легком — сами без начальника подразделения, в котором произошел н.с.

Председатель: представитель соответствующего надзорного органа; соцзащита, ФСС; профсоюз

СРОКИ РАССЛЕДОВАНИЯ (ОФОРМЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ)

3 дня, 15 дней, месяц.

АКТ по форме Н-1

Федеральный закон № 125 от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве или профессиональном заболевании».

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Владимир Мединский на сцене произносит торжественную речь.

Расследования

А вот уже после речи с бизнесменом Иваном Саввиди

Русский колорит церемонии открытия придавали не только гости. Оказалось, что всю аппаратуру, организаторов, шоу-балет и даже девочек-хостесс привезли чартером «Газпромавиа» из России.

Кульминацией вечера стало световое шоу. Оно тоже было с неожиданным патриотическим акцентом — на стены гостиницы проецировался гигантский российский флаг.

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Возникает вопрос: кому же принадлежит эта роскошная гостиница? Кто этот загадочный инвестор, вложивший в ее ремонт несколько десятков миллионов евро? Кого со сцены поздравлял российский министр культуры?

Загадочным инвестором оказался вот этот парень:

Расследования

На самом деле отгадать было сложно. В российских СМИ нет ни единой фотографии старшего сына генпрокурора — но именно так, как оказалось, выглядит Артем, об огромных успехах которого вы могли читать , если интересуетесь бизнесом детей высокопоставленных родителей. А если не слышали о бизнес-успехах, то, скорее всего, знаете об «игорном деле», в рамках которого против Артема Чайки были даны показания (якобы он крышевал подпольные казино). Ну а если и о казино не знаете, то наверняка слышали историю, как он выдал доверенность на отцовскую машину двум ингушам, которых задержали в ней с кучей оружия и наркотиков. Артему тогда удалось выйти сухим из воды исключительно благодаря стараниям папы. В общем, как видите, достаточно колоритный сын у генпрокурора.

На открытии Pomegranate Артем, конечно, присутствовал и даже перерезал ленточку.

Расследования

Расследования

Казалось бы, в приобретении гостиницы нет ничего криминального. Но все дело в источнике средств на ее покупку. Десятки миллионов долларов Артем и Игорь зарабатывали в тесной связке с друзьями и подчиненными своего отца — генерального прокурора России Юрия Чайки. На протяжении уже 15 лет они контролируют легальное и нелегальное предпринимательство по всей России, извлекая из этого прибыль, достаточную для инвестиций любого размера.

Фигуранты нашего расследования заявляют, что занимаются бизнесом. Тем не менее мы докажем вам: о «бизнесе» здесь не может быть и речи. Это бандитизм, рейдерство и рэкет, возможные лишь благодаря безграничному коррупционному ресурсу и покровительству Генеральной прокуратуры.

Фонд борьбы с коррупцией представляет фильм-расследование «Чайка».

Ниже вы можете прочитать текст, где мы тщательно описываем все коррупционные схемы семейства Чаек, а также подтверждаем их документами.

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Лопатины развелись относительно недавно — по крайней мере графа «супруга» пропала из деклараций заместителя Чайки после 2011 года. Однако на сайте прокуратуры сохранилось достаточное количество старых деклараций, и полную картину сложить удалось.

По декларации 2011 года (последней, где она указана) Ольга Лопатина имеет предсказуемый доход 0 руб 0 коп.

Расследования

Надо сказать, с финансовой точки зрения предыдущие годы были для Лопатиной более удачными — она декларировала по 9 млн руб в 2009 и 2010 годах. Также у нее в собственности находятся несколько участков и дом с постройками — ничего из этого, кстати, при разводе Лопатину не отошло.

Не совсем понятно, откуда у жены замгенпрокура, по последним данным — неработающей, могут быть деньги на покупку и реконструкцию гостиницы в Греции. Мы попытались выяснить это и были готовы увидеть многое — от связей с подпольными казино до миллиардных господрядов, — но увидели вот что:

Расследования

Расследования

В это правда сложно поверить. Признаться честно, мы проверили все возможные выписки и базы миллион раз — совпадает все: имена, уникальные номера, адреса. Эта история представляется полным абсурдом, но если вам кажется невероятным, что жена (тогда еще точно) заместителя генпрокурора может вести бизнес с представительницами одной из самых кровавых ОПГ в России, то знайте: это еще не конец.

Четвертая соучредительница ООО «Сахар Кубани» Надежда Староверова — это жена другого высокопоставленного чиновника прокуратуры Алексея Староверова.

Староверов до ноября 2014 года возглавлял управделами прокуратуры, а потом был «временно отстранен» , так как волею судеб именно в его подмосковном особняке была обнаружена «банда ГТА» — бандитов, убивших и ограбивших 14 человек на подмосковных автотрассах. В его же доме (или доме его родственника, как писали позже) был обнаружен склад оружия и боеприпасов, а главари банды работали там в качестве «охраны и прислуги» .

Расследования

В короткой скучной выписке из ЕГРЮЛ на самом деле содержатся ответы на очень важные вопросы о том, как «банде Цапков» удавалось контролировать и держать в страхе большую часть Краснодарского края, как эти люди оказались владельцами тысяч гектаров земли и долларовыми миллионерами, а также почему до массового убийства они оставались безнаказанными. Самим фактом своего существования «банда Цапков» обязана покровительству высших чиновников из Генеральной прокуратуры РФ. О каких расследованиях может идти речь, если жены прокуроров зарабатывают на совместном бизнесе с членами преступной группировки воров и убийц?

Конкретный задокументированный пример такого покровительства был опубликован «Новой Газетой» . В 2009 году Следственный комитет пытался возбудить дело против Сергея Цапка за избиение и оскорбление сотрудника полиции.

В тексте постановления написано, что Цапок выругался матом на милиционера и ударил его. Дело происходило у входа в цапковский офис в станице Кущевской. Именно в этом здании располагается и офис фирмы, которой владеют жены прокуроров Лопатина и Староверова с женами бандитов Цапка и Цеповяза . Кого и как может отправить в отставку Юрий Чайка, если у жены его зама в партнерах и Артем Чайка, и Цапок с Цеповязом?

Расследования

Расследования

Расследования

Таким образом еще один прокурор (в статусе генерала) и близкий друг Юрия Чайки фактически подтвердил, что Цапки неприкасаемые и что Цапкам можно все.

Позже краснодарского прокурора Коржинека многократно обвинят в покрывательстве цапковсой банды, что никаких образом не помешает ему сохранять свой пост и по сей день. Столь устойчивые позиции прокурора Коржинека объясняются его непосредственной близостью к семье Чаек. Коржинека называет «своим учеником» советник генпрокурора, 71-летняя Альбина Ковалева, под началом которой он долго работал в Иркутске. Эту же женщину Артем Чайка публично называет «своей мамой». Госпожу Ковалеву обязательно запомните, к ней мы еще не раз вернемся.

От Цапков вернемся обратно в Грецию.

На самом деле, факт владения Чайкой гостиницы относительно публичный — даже таксисты в Салониках с удовольствием рассказывают о том, что русский бизнесмен купил здесь отель. Однако в греческих земельных реестрах можно найти гораздо больше подробностей об интересах семьи и друзей генпрокурора в Греции.

На соседнем «пальце» полустрова Халкидики развернута грандиозная стройка. Там, прямо на берегу моря возводится огромная по местным масштабам вилла. Прямо по пляжу ездят экскаваторы, насыпая искусственный рельеф, а множество рабочих перестраивают уже существующий дом в нечто более помпезное.

Несмотря на то, что со стороны проезжей улицы не видно ровным счетом ничего, заглянув с пляжа, можно разглядеть эту стройку гораздо лучше.

Расследования

Расследования

Можно разглядеть, что на участке даже возведена специальная беседка-акрополь. Дом стоит на самом берегу моря, и из него (как и из акрополя) открывается прекрасный вид на Афон.

Эту виллу мы описываем не случайно. Принадлежит она Артему Чайке.

Расследования

Документы на землю находятся в публичном доступе , координаты участка указаны очень точно, можно все сверить с картой. Строительством к тому же занимается фирма управляющего отелем Pomegranate.

Близость Афона для Чаек, видимо, особенный фактор. Юрий Чайка чуть ли не ежегодно ездит туда «духовно заряжаться» и даже живет с братом Артема Игорем в келье. Теперь после кельи будет удобно заезжать к Артему.

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Расследования

Стоит ли говорить, что задекларированного дохода Лопатиной в 18 млн рублей за 3 года не хватило бы даже близко на покупку и обустройство такой виллы?

Столь характерной внутренней отделке виллы есть объяснение. У Ольги Лопатиной в Воронеже нашлась еще одна фирма (на этот раз без Цапков), которая занимается облагораживанием интерьеров мрамором и камнем.

На публичных страницах в ФБ и ВК фирма «МарморОле» выкладывает фотографии так называемых «дизайнерских проектов». Для сравнения: слева интерьерное решение с сайта «МарморОле», справа — фотография из дома Лопатиной в Греции.

Расследования

Очевидно, талантливая предпринимательница, подруга Цапков и бывшая жена заместителя генпрокурора Ольга Лопатина, сама придумывает себе интерьеры со всеми этими вензелями и мраморными завитушками.

Здесь стоит обратить, наконец, внимание на семейное положение Лопатиной. Существуют основания (хоть и косвенные) полагать, что развод, оформленный после 2011 года, является фиктивным. Вполне вероятно, что зам генерального прокурора не захотел декларировать виллу и гостиницу в Греции и нашел такой оригинальный способ этого избежать. По крайней мере на фотографии 2014 года на правой руке Ольги Лопатиной видно обручальное кольцо.

Расследования

Расследования

Сын генпрокурора Артем Чайка вместе с бывшей женой замгенпрокурора инвестирует десятки миллионов евро в греческий бизнес и недвижимость.

СМИ утверждают, что в отель Pomegranate было вложено от 25 до 29 миллионов евро. Судя по масштабу и темпам строительства, реальные инвестиции превышают эти оценки.

Кроме таких огромных инвестиций, мы также обнаружили, что сын генпрокурора Юрия Чайки Артем купил и перестраивает виллу по соседству с видом на Афон. Ольга Лопатина, его партнер, а также бывшая жена заместителя генерального прокурора (развод их, впрочем, кажется фиктивным), оказалась владелицей внушительной виллы неподалеку.

В результате внимательного изучения оказалось, что супруга замгенпрокурора Лопатина зарабатывает деньги на совместном бизнесе с членами преступной «банды Цапков», которые несколько лет назад жестоко убили и сожгли 12 человек в станице Кущевская. Другим партнером Лопатиной по бизнесу с Цапками является Надежда Староверова, жена управделами прокуратуры РФ Алексея Староверова. В семейном доме Староверовых год назад была обнаружена «банда ГТА», убившая 14 водителей на трассах Подмосковья. Главарь банды хранил в доме прокурора оружие и боеприпасы. По утверждениям СМИ члены банды работали у Староверовых в качестве «охраны и прислуги».

Таким образом, генеральная прокуратура РФ действовала и продолжает действовать совместно с одними из самых беспощадных бандитских группировок, уничтожая иллюзию беспристрастности и правосудия в России.

Расследования

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Проблемы алгоритмизации расследования преступлений :

Шаталов, А. С.
Проблемы алгоритмизации расследования преступлений : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования . Глубина и масштаб социально-экономических и правовых преобразований, происходящих в течение последних лет, при всей их непоследовательности и противоречивости свидетельствуют о коренном обновлении российской государственности. Изменение признаваемых и защищаемых государством ценностей закономерно влечет трансформацию доктрины борьбы с преступностью. Этого обстоятельства вполне достаточно для того, чтобы рассматривать организацию расследования преступлений в целом и каждый ее элемент в отдельности в качестве приоритетного объекта исследования в отечественной криминалистике.

С принятием новых законов современная законодательная база Российской Федерации постепенно приобретает качественно более высокий уровень. Вместе с тем методическая сторона организации расследования преступлений пока остается без : существенных изменений. Это создает определенные трудности в преодолении присущих ей недостатков и не лучшим образом отражается на решении многих вопросов, возникающих в практике расследования преступлений. Если ученые-правоведы, замыкаясь в своей специализации, не всегда стараются вникнуть в современные достижения смежных, областей знания, то следователь, расследуя уголовные, дела, не задумывается — где в его действиях формально заканчивается уголовный процесс или уголовное, право и начинается, к примеру, криминалистика или правовая информатика. Сведения этих и многих других; наук для него неразрывно связаны единым процессом расследования.

Как специфичный процесс познания расследование преступлений представляет собой разновидность интеллектуальной деятельности. Наиболее сложными ее элементами являются анализ и оценка сложившейся следственной ситуации, которые предшествуют совершению практически всех без исключения процессуальных действий. Все это сопровождается трудоемкой, монотонной, сугубо технической работой следователя.

Для успешного решения стоящих перед ним задач в криминалистике должна существовать унифицированная система научных положений и основанных на них рекомендаций, представленная для практического использования в виде криминалистических алгоритмов и программ расследования. Они должны выступать связующим звеном между современными достижениями криминалистики, действующими законодательными

положениями и практической деятельностью органов предварительного расследования.

Научная разработка проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений становится актуальной в полной мере на фоне негативных явлений в динамике и структуре преступности, а также крайне неблагоприятных условий и работы следственных подразделений правоохранительных органов России. Их результативное функционирование затруднено без адекватного новым условиям технико-криминалистического, тактического и, что необходимо выделить особо, методического обеспечения всего процесса расследования.

.Одним из наиболее важных его элементов являются соответствующие виду или группе преступлений научные рекомендации, которые наукой разрабатывались и разрабатываются, но широкого применения на практике не находят. Противоречия между высоким теоретическим уровнем криминалистических рекомендаций и чрезвычайно низким уровнем их использования в практической деятельности органов предварительного расследования с течением времени способны достигнуть критической отметки. Причин тому много. Одна из них, по мнению автора, кроется в логической незавершенности теоретической формы научных рекомендаций. Стремление найти исчерпывающие ответы на множество частных вопросов, возникающих в процессе расследования отрицательно влияет на систематику методических разработок; придает им громоздкую, излишне теоретизированную форму, мало пригодную для использования в практической работе органов предварительного расследования. Все эти обстоятельства и предопределяют актуальность научной разработки проблем алгоритмизации в криминалистике.

Таким образом, в последние годы возникла и сохраняется настоятельная потребность всестороннего теоретического исследования криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Это научное направление приобрело характер актуальной юридической проблемы в полной мере соответствующей логике развития криминалистики. Необходимость ее скорейшей разработки вызвана, в частности, и тем, что методические рекомендации расследования преступлений в своем нынешнем, довольно громоздком виде обладают низкой возможностью адаптации к условиям расследования как одного, так и нескольких преступлений. Поэтому использование даже наиболее важных научных положений частных криминалистических методик в работе следователя и лица,

производящего дознание, во многих случаях затруднено, либо вообще невозможно.

В такой ситуации закономерно возникает потребность в появлении новых интегрирующих положений между различными разделами и учениями криминалистики, с одной стороны, и между научными методическими рекомендациями и практической деятельностью, с другой. Автор полагает, что результативное применение научных рекомендаций может быть достигнуто через поэтапное решение комплекса взаимосвязанных проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Необходимость их скорейшего теоретического осмысления подтверждается не только многолетним интересом к ним ученых-криминалистов, но и практических работников.

Научно-технический прогресс постепенно создает фундамент для появления целого ряда новых научных концепций, — в том числе и в криминалистике. Одной из них, безусловно, должна являться криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений. Ее разработка позволит не только в полной мере интегрировать имеющиеся криминалистические знания, но и сформировать новые подходы разделах науки.

Собранный автором материал (как теоретический, так и эмпирический) сформировал необходимые предпосылки для дальнейшего анализа и совершенствования основных положений криминалистической методики. Прежде всего, через исследование проблем, непосредственно связанных с алгоритмизацией расследования преступлений. Они имеют сугубо прагматический характер, в отечественной криминалистике пока разработаны слабо. Все эти обстоятельства и предопределяют актуальность темы диссертационного исследования.

Научная новизна проведенного исследования состоит в определении практических путей дальнейшей разработки научно обоснованной системы криминалистических правил расследования, основанных на уголовно-процессуальном законе и отвечающих требованиям: массовости, детерминированности. типичности и результативности — которые позволят следователю лучше решать многие задачи расследования, преимущественно из разряда однотипных. Они должны содержать технические, тактические и методические рекомендаций, типовые решения, приемы, операции (комбинации) в качестве обязательного элемента воздействия как на следственную ситуацию в целом, так и на отдельные ее части. Особенно важным является то обстоятельство, что

криминалистические знания в рамках алгоритмизации и программирования расследования преступлений по мере надобности могут усиливаться необходимыми сведениями из других наук.

Фактически, автором впервые осуществлен концептуальный подход к рассмотрению теоретических и практических проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. В результате разработаны теоретический фундамент концепции, классификационная схема алгоритмов и программ, определены цели и задачи формализации в криминалистической методике, изучен, механизм мысленного моделирования и другие практические аспекты. Впервые произведена систематизация накопленных в криминалистической науке знаний в области алгоритмизации и обобщены практически все имеющиеся сведения по использованию криминалистических алгоритмов и программ в деятельности субъектов расследования; разработаны основные понятия и теоретические основы криминалистической алгоритмизации и программирования, как структурного элемента криминалистической методики; изучены тенденции и перспективы ее дальнейшего развития.

Уровень научной разработанности проблемы . Имеющиеся научные разработки, которые, по мнению автора, вне сомнения, достойны высокой оценки, все же не свидетельствуют о наличии целостной теоретической концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений. Отдельные ее стороны изучались в трудах российских и зарубежных криминалистов, однако, темой монографического исследования не являлись. Многие аспекты этого важнейшего направления криминалистики остались за рамками научного анализа. Сформулированные отдельные выводы и предложения далеко не всегда соответствуют адекватному пониманию современных потребностей органов дознания и предварительного следствия.

Цель и задачи исследования . Автор отдает себе отчет в том, что в данной работе довольно сложно полностью проанализировать такую многоплановую проблему, как криминалистическая алгоритмизация и программирование, расследования преступлений. Поэтому круг рассматриваемых вопросов им ограничен сознательно и очерчен наиболее важными понятиями, основными проблемами, теоретическими и прикладными аспектами.

Была поставлена цель: базируясь на анализе данных, содержащихся в юридической литературе, на изучении современной следственной и судебной практики сформулировать основные теоретические положения по кругу исследуемых проблем, а также выработать комплекс практических рекомендаций о порядке

использования криминалистических алгоритмов и программ расследования в деятельности правоохранительных органов. Иными словами, автор взял на себя труд, отталкиваясь от имеющегося научного, нормативного и фактического материала, произвести теоретико-прикладную разработку наиболее важных проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, предложив собственную концепцию совершенствования криминалистической методики.

Эта цель обусловила постановку следующих задач:

проанализировать накопленный в криминалистике теоретический и эмпирический материал, для исследования предпосылок возникновения криминалистической алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики;

разработать теоретические основы, ключевые понятия криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, изучить их соотношение и связи с другими категориями криминалистики;

выявить закономерности использования криминалистических алгоритмов и программ в практической деятельности сотрудников правоохранительных органов;

исследовать практические аспекты криминалистической алгоритмизации и программировании в раскрытии и расследовании преступлений, в т. ч. в части использования программного обеспечения ЭВМ и мысленного моделирования в деятельности

разработать практические рекомендации, адресованные субъектам расследования, по разработке криминалистических алгоритмов и программ.

Объектом исследования явилась практика использования технических, тактических и методических рекомендаций криминалистики в раскрытии и расследовании преступлений, в том числе: теоретические разработки, уголовные дела и ведомственные нормативные документы.

Предмет исследования составили закономерности криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, их сущность, юридическая природа и практическое предназначение.

Практическая значимость проведенной работы заключается в том, что криминалистическая алгоритмизации и программирование расследования впервые представлены в качестве единой организационно функциональной системы. Такой подход позволяет в дальнейшем широко разрабатывать прикладные криминалистические алгоритмы и программы расследования,

существенно повышающие результативность деятельности следователя.

В : практике борьбы с преступностью положения криминалистической алгоритмизации и программирования будут способствовать повышению эффективности всего процесса расследования преступлений через осуществление непрерывной диагностики, моделирования и управления сложившейся следственной ситуацией. Это позволит субъектам расследования:

быстро принимать процессуальные и тактические решения;

усовершенствовать технологию своей работы;

избежать многих ошибок в решении поставленных задач;

наиболее полно использовать криминалистически значимую информацию.

Решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений носит универсальный характер, следовательно, способно стимулировать научные изыскания не только в криминалистике, но и в уголовном процессе, теории оперативно-розыскной деятельности, прокурорском надзоре и других науках уголовно-правового цикла. В свою очередь это повысит научный потенциал криминалистики, укрепит ее связи с различными отраслями знания, в том числе с логикой, кибернетикой и информатикой.

Использование накопленного криминалистикой научного знания постепенно становится невозможным t без электронно-вычислительной техники и предполагает наличие высокого интеллектуального и образовательного уровня субъектов расследования. По мнению автора, в ближайшие годы умение применять криминалистические алгоритмы и программы расследования, станет обязательным критерием профессиональной пригодности российского следователя. Поэтому уже сейчас основные положения концепции криминалистической алгоритмизации и программирования могут и должны использоваться в дидактических целях.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что имеющиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы:

для дальнейшего развития теоретических основ криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

при научной разработке частных методик расследования преступлений на программно — алгоритмической основе;

в процессе дальнейшего совершенствования отдельных положений криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики;

в криминалистической науке, в качестве одной из отраслей научного знания;

для дальнейшего научного поиска путей повышения результативности следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной практики;

для совершенствования разрабатываемых и действующих информационных систем;

для унификации методических основ преподавания криминалистики и других юридических дисциплин;

при разработке спецкурсов по проблемам криминалистической алгоритмизации и программирования;

при подготовке учебных программ, пособий, других учебно-методических материалов.

Методология исследования . В ходе диссертационного исследования автором использовался самый широкий спектр методов познания. Методологическую основу составил диалектический метод, позволивший полно и всесторонне исследовать интересующие проблемы, в полном соответствии с поставленными целями и задачами. Фактически он явился научным фундаментом разработки теоретической концепции.

Из общенаучных методов при исследовании проблем алгоритмизации расследования преступлений автором широко применялись наблюдение, описание, анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия, сравнение, моделирование, прогнозирование, эксперимент, математические методы. В первой части работы подробно аргументируется важность всех перечисленных методов для исследуемой проблематики. Кроме того, определены основные направления использования в практической деятельности субъектов расследования, в научных изысканиях связанных с криминалистической алгоритмизацией и в процессе обучения.

Теоретической основой диссертационного и исследования послужили труды как отечественных, так и зарубежных ученых: Т. В. Аверьяновой, О. Я Баева, В. П. Бахина, Р.С. Белкина, В. М. Быкова, А. Н. Васильева, И. А. Возгрина, А. Ф. Волынского, В. Н. Гавло, В. И. Громова, Л. Я. Драпкина, А.М. Зинина, Г.А. Зорина, Е. П. Ищенко, В. Г. Коломацкого, А. Н. Колесниченко, А.А. Леви, И. М. Лузгина, Н. П. Майлис, В. А. Образцова, В. М. Плескачевского, Н. С. Полевого, Е. Р. Россинской, Н. А. Селиванова, Л. А. Соя-Серко, В. Г. Танасевича, А. Г. Филиппова, С. И. Цветкова, В. И.

Шиканова, Н.П. Яблокова, И. Н. Якимова и др. Фактическую сторону работы составили нормативно-правовые источники Российской Федерации, а также иностранных государств, приостановленные и оконченные расследованием уголовные дела, приговоры (решения) судов, результаты анкетного опроса практических работников, а Также наблюдения автора за время многолетней работы в учебных заведениях, оперативных и следственных подразделениях органов внутренних дел.

Эмпирическая база диссертационного исследования целенаправленно формировалась с 1989 года и включает в себя:

материалы интервьюирования следователей из различных регионов Российской Федерации, в т. ч. членов следственно-оперативных групп, принимавших участие в расследовании преступлений, совершенных в условиях: массовых беспорядков; мошенничества, с использованием подложных кредитовых авизо и чеков «Россия»; незаконного оборота наркотиков и др.;

материалы анкетирования 803 сотрудников органов внутренних дел в 26 субъектах Российской Федерации по вопросам совершенствования частных методик расследования преступлений;

материалы 149 уголовных дел (более 400 томов), возбужденных по преступлениям, совершенным в условиях массовых беспорядков в период с 1986 по 1990 г . г., расследование которых происходило в семи регионах СССР, но лишь в части, имеющей отношение к исследуемой проблематике.

Результаты 6 проведенного исследования позволяют автору вынести на защиту следующие основные положения:

1. Генезис и криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений в системе криминалистической методики, а также ее теоретические основы, цели и задачи;

2. Определения основных понятий криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

3. Классификационную схему криминалистических алгоритмов и программ;

4. Проблемные вопросы концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений;

5. Порядок определения допустимости и требования к методике разработки криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений;

6. Комплекс предложений по повышению эффективности интеллектуальной деятельности следователя, в т. ч. с использованием электронно-вычислительной техники;

7. Основные элементы механизма мысленного моделирования в ходе криминалистической алгоритмизации и программирования при расследовании преступлений.

Апробация результатов исследования проводилась в форме обсуждения основных положений диссертации на международных, всероссийских и межвузовских научно-практических конференциях, теоретических семинарах, проходивших в Москве (1989,1991; 1993, 1995, 1996, 1998,1999 г . г.), Рузе (1996), Якутске (1996, 1997, 1998 г . г.), Саратове ( 1998 г .), Белгороде ( 1999 г .).

Основные теоретические положения, выводы и практические рекомендации диссертационного исследования изложены в монографии, 3 учебных пособиях, 3 методических пособиях, 26 научных статьях.

Полученные по исследуемой проблематике результаты широко использовались при чтении лекций, а так же при проведении семинарских и практических занятий по криминалистике и уголовному процессу.

Выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, внедрены в практику деятельности следственных управлений при УВД Вологодской и Саратовской областей, а также докладывались на научно-практических семинарах работников правоохранительных органов, на криминалистических чтениях в Академии управления МВД РФ и на совместных заседаниях кафедр криминалистики и судебной экспертизы Московской академии МВД РФ.

Логика : изложения собранного материала основана на последовательности и результатах диссертационного исследования, проведенного автором на кафедре криминалистики Московской академии МВД РФ.

СТРУКТУРА РАБОТЫ И ЕЕ СОДЕРЖАНИЕ

Структура работы соответствует содержанию и результатам проведенного исследования. Состоит из введения, трех глав, включающих в себя 9 параграфов, заключения, библиографии и приложений. Наглядность обеспечена структурно-логическими схемами и диаграммами.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются предмет, цель и задачи диссертационного исследования, характеризуется научная новизна, теоретическое и практическое значение проделанной работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации полученных результатов исследования.

В первой главе рассматриваются предпосылки возникновения криминалистической алгоритмизации и программирования в системе криминалистической методики, ее теоретические основы и основные понятия.

По мнению автора, криминалистическая методика расследования преступлений в существующем виде пока не может быть охарактеризована как эффективная теоретическая система. Являясь совокупностью криминалистических рекомендаций для организации и осуществления расследования преступлений отдельных видов и групп, она практически .лишена свойств массовости, детерминированности и результативности. Одна из причин такого положения кроется в невозможности использования субъектами расследования той полезной информации, которая содержится в криминалистических рекомендациях. Как показало исследование, многие недостатки в работе следователя связаны в основном с ошибками, допущенными при решении отнюдь не самых сложных задач расследования. Одновременного применения профессионального опыта следователя и накопленного наукой знания, часто не происходит вообще. Научное представление о структуре и содержании практически любой частной методики базируется на противоречиях между общими, теоретическими и частными практическими интересами, возникающими в ходе расследования конкретного уголовного дела. Современные же возможности преобразования криминалистически значимой информации позволяют своевременно находить конструктивные решения самых разных задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Воззрения, бытующие в сознании научных и практических работников, относительно прикладной направленности частных криминалистических методик различны, зачастую далеки от тех, которые должны были бы иметь место в действительности. Для устранения барьеров на пути проникновения теоретических разработок криминалистики в следственную практику следует, прежде всего, изменить устоявшиеся представления работников следствия и дознания о месте и роли криминалистической методики в их практической деятельности. Ее нельзя понимать только как

раздел науки и отождествлять с комплексом научных рекомендаций, имеющих сугубо теоретическое значение.

Концепция совершенствования методики расследования преступлений должна учитывать явления, порождаемые этими противоречиями, принимая во внимание изменяющуюся правовую ситуацию и современные потребности практики. Сейчас они связываются, в первую очередь, с криминалистической алгоритмизацией и программированием расследования преступлений. Поэтому автор в первой части диссертации определился с их предпосылками — исходными положениями, которые в криминалистике не содержатся в законченном виде. Некоторые из них были пересмотрены, уточнены, признаны в качестве таковых или же сформулированы заново.

Современное состояние криминалистического знания в области алгоритмизации и программирования расследования преступлений закономерно, привело к необходимости создания новой теоретической, конструкций общего характера. По мнению автора, криминалистическую алгоритмизацию и программирование расследования преступлений логично представить в виде оригинальной концептуальной модели. Поскольку все криминалистические рекомендации реализуются, как правило, в конкретных следственных ситуациях, такая концепция могла бы выполнять функцию связующего звена между наукой и практикой расследования преступлений.

Состоятельность этого утверждения подтверждается не только необходимостью дальнейшего развития общей теории криминалистики и системы частных криминалистических теорий, но и довольно высоким уровнем развития смежных отраслей знания. В работе показано, что именно криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования будет активно содействовать научной интеграции положений криминалистической техники и тактики в частные методики расследования.

Кроме того, решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования позволит следователю:

быстро принимать важные решения;

предвидеть возможные последствия принятия отдельных решений и вероятный исход многих ситуаций тактического риска; усовершенствовать технологию своей работы; избежать многих ошибок в решении поставленных задач; наиболее полно использовать криминалистически значимую информацию.

В практике борьбы с преступностью положения криминалистической алгоритмизации и программирования будут способствовать повышению эффективности всего процесса расследования преступлений путем непрерывного управления сложившейся следственной ситуацией. Накопленный автором опыт преподавания криминалистической методики в высших учебных заведениях позволяет сделать вывод: криминалистические алгоритмы и программы действий следователя в типичных следственных ситуациях являются наиболее понятным и хорошо усваиваемым учащимися учебно-методическим материалом. Следовательно, основные положения криминалистической алгоритмизации и программирования расследования могут использоваться и в дидактических целях. В целом, решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования позволит в дальнейшем осуществлять разработку универсальных криминалистических рекомендаций нового поколения, предназначенных для решения задач в различных следственных ситуациях при работе над преступлениями, имеющими видовое и групповое сходство.

Процесс расследования преступлений предполагает осуществление целенаправленной деятельности органа дознания, следователя, прокурора и суда, которая должна привести к достижению желаемых результатов. Одной из слабых сторон такого процесса в криминалистической литературе признается нерациональное использование познавательных возможностей субъектов расследования. Так на досудебных стадиях это может выражаться в неумении; следователя результативно решать стоящие перед ним задачи, а значит и в полной мере управлять трудоемким процессом.

Автор считает, что умение решить задачу расследования, по существу, всегда сопряжено с использованием некоторого криминалистического алгоритма, либо программы. Поэтому интенсивная теоретическая разработка частных криминалистических методик вполне может рассматриваться в качестве важнейшего этапа научного становления криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений.

По мере количественного накопления частных методик в теории криминалистики стала обостряться проблемами имеющихся в них многочисленных рекомендаций на практике. Особенно в работе следователя как организатора познавательного процесса. Адресованные ему научные разработки сегодня исчисляются сотнями, но, отличаясь сложностью и

многословностью изложения, нередко утрачивают привлекательность и, как следствие, не находят широкого применения на практике.

Автор доказывает, что сейчас в науке имеются все необходимые предпосылки для дальнейшего совершенствования криминалистической методики через обстоятельную концептуальную разработку проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. В такой концепции должна быть описана и объяснена суть криминалистических алгоритмов, программ, исследованы их научные основы, порядок формирования, а также наиболее важные прикладные аспекты.

В работе убедительно показано, что проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений чрезвычайно многообразны. Они взаимосвязаны и образуют целостную систему нового знания, оформленного в результате проведенного исследования в самостоятельную теоретическую концепцию. Ее основная функция состоит в целенаправленном научном изучении способов решения криминалистических задач с использованием соответствующих алгоритмов и программ расследования. Их разработка с учетом характера непосредственного объекта исследования, изучение общетеоретических основ, принципов этой деятельности, а также накопленного опыта являются важнейшими задачами в современной криминалистике.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование предназначается для оптимизации и повышения эффективности деятельности, уполномоченных субъектов при помощи криминалистических алгоритмов и программ расследования преступлений. Их практическая реализация осуществляется при решении следователем задач в типичных следственны ситуациях и принятии наиболее целесообразных решений. По большому счету она призвана повысить эффективность функционирования многих важных элементов уголовного судопроизводства — в основном на досудебных стадиях.

Автор приходит к выводу, что по своей природе криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений является новым теоретическим концептуальным образованием, способным со временем достигнуть уровня частной криминалистической теории с высокой степенью научной разработанности. Пройдя путь интеграции криминалистических знаний с данными естественных и технических наук, она только начинает формироваться. Поэтому в первой главе

были выделены лишь наиболее важные ее характерные черты и структурные элементы, но на таком теоретическом уровне, чтобы в полной мере обеспечить дальнейшее научное познание проблем, непосредственно связанных с криминалистическими алгоритмами и реализующими их программами расследования преступлений.

В частности, от концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений требуется, чтобы с течением времени система ее понятий стала применимой для необходимых эквивалентных преобразований всех криминалистических алгоритмов и программ расследования. Именно с помощью такой совокупности взаимосвязанных понятий должна происходить оценка относимости, допустимости и достоверности их содержания. Это вытекает из самой идеи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, которая, по мнению автора, состоит в том, чтобы, записав на языке криминалистики все оправдавшие себя на практике научные рекомендации, не ставить лишний раз под сомнение их смысл, а переработав в правила, конструировать вытекающие из них всевозможные программы расследования, как результат преобразования одной совокупности криминалистических алгоритмов в другую.

Научные рекомендации, сконцентрированные в криминалистических алгоритмах, трансформированные по определенным правилам в программы расследования, а затем и в частные криминалистические методики, представляют; собой основное содержание новой теоретической концепции.

Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений, как и любая другая концепция науки, должна иметь собственные понятия. Они необходимы для воплощения ее содержания в научные термины, предназначенные для решения специфических научных задач и описания соответствующей предметной области. Собственные понятия, будучи частью языка криминалистики, в полной мере позволят представить криминалистическую алгоритмизацию и программирование расследования преступлений в виде абстрактной модели изучаемого объекта. И в дальнейшем использовать ее результаты в области борьбы с преступностью средствами и методами криминалистики.

Взяв за основу принципы материалистической диалектики, конкретизируя их в общенаучных и специальных методах своего исследования, автор сформулировал комплекс взаимосвязанных понятий криминалистической алгоритмизации и программирования

расследования преступлений, разработал и обосновал их научные определения.

Вторая глава : «Актуальные проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений», содержит положения определяющие цели и задачи, классификацию криминалистических алгоритмов и программ, подходы к решению наиболее сложных вопросов, затронутых автором в диссертационном исследовании.

Программирование расследования предстает последовательным описанием действий следователя в виде практических советов по управлению типичной следственной ситуацией. Автор доказывает, что любая программа, будучи нечеткой логической структурой, не ущемляет процессуальную самостоятельность следователя, равно как и творческое начало в его работе. Она лишь помогает решить стоящие перед ним задачи, исполняя роль формализованного интеллектуального советчика. В самом общем виде, программа расследования представлена в виде конструкции, логически отражающей типичное развитие традиционных стандартных действий, где она выступает в роли типового каркаса, на основе которого можно комбинировать сочетаемые криминалистические алгоритмы, отдельные тактические приемы, находить компромиссные варианты их реализации, определять приоритеты и т. п. Сложность и многовариантность программы расследования закономерно порождает множественность путей обнаружения объективной истины по уголовному делу.

Такой подход к программированию расследования позволяет структурировать действия следователя с четко выраженной ориентацией на конечную цель, поскольку предполагает такую последовательность решения задач для достижения искомого результата, выработку таких правил поведения, принимая во внимание которые, следователь; избегая неоправданных умственных и временных затрат, сможет формировать индивидуальную систему действий, позволяющих достичь если не всех, то во всяком случае многих из поставленных им целей.

Функциональная сторона предложенного автором способа программирования состоит из –последовательных алгоритмизированных этапов, что вполне позволяет рассматривать его в качестве оригинального метода многовариантного распределения разрозненных криминалистических алгоритмов в искомую логическую структуру, состоящую целиком из профессиональных знаний, которая определяется целями и задачами, стоящими перед следователем.

Криминалистический алгоритм и программа расследования в таком ракурсе представлены как формализованная следователем последовательность тактических действий со всеми вытекающими отсюда практическими преимуществами. Они состоят в том, что следователь получает возможность сократить сроки поиска оптимального, решения конкретной проблемы, формирует многовариантную модель решения поставленных задач, снижает тактический риск собственных действий, активизирует усвоение криминалистически значимой информации, лучше решает нестандартные задачи.

Постепенно, автор приходит к пониманию того, что в основе теоретической концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, по большому счету, лежит идея формализации познавательных процессов, позволяющая плодотворно сочетать присущую ей строгость с индивидуальными интеллектуальными возможностями субъектов расследования. Криминалистические алгоритмы и программы позволяют упорядочить формализацию профессиональных знаний, необходимых каждому следователю, существенно облегчить процедуру описания методик раскрытия и расследования преступлений, а, главное — сделать их пригодными для массового практического использования.

Основной целью криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений фактически выступает повышение продуктивности труда следователя за счет мобилизации и последующего использования, всех ресурсов его интеллекта, а, следовательно, создания предпосылок для повышения эффективности существующих и разработки новых технологий расследования преступлений.

Другие цели, как и задачи криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений представлены автором в качестве своеобразного костяка формализации, адекватность которой обусловлена такой специфической чертой уголовного судопроизводства, как множественность его субъектов и источников. Одним из них являются частные криминалистические методики, предназначенные для расследования преступлений отдельного вида или группы. Включая в себя комплекс криминалистических алгоритмов и программ расследования преступление, они дозволят следователю решать следующие задачи:

дать точную оценку всей имеющейся у него информации;

выдвинуть правильные версии;

упростить процедуру планирования;

своевременно оценить результативность тактических приёмов и операций;

выработать оптимальную последовательность собственных действий;

эффективно управлять следственной ситуацией;

своевременно принимать оптимальные решения;

избегать следственных ошибок за счёт снижения уровня тактического риска.

По мнению автора, разработка такого комплекса криминалистических алгоритмов и программ расследования должна осуществляться поэтапно.

На первом этапе следователь анализирует исходную информацию для отнесения исследуемого события к определенному виду или группе преступлений, сопоставляет свои выводы с конкретной методикой расследования, выдвигает версии и приступает к планированию.

На втором этапе, после составления плана он принимает решение о криминалистической алгоритмизации и программировании дальнейших действий.

На третьем этапе, с учетом региональной специфики и накопленного опыта расследования аналогичных преступлений, определяются задачи, методы, сроки, а также пределы криминалистической алгоритмизации и программирования, анализируется информация о сложившейся следственной ситуации, определяются перспективы ее дальнейшего развития.

На четвертом этапе происходит отбор, изучение и определение допустимости известных криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования.

На пятом этапе следователь акцентирует свое внимание на отражении в криминалистических алгоритмах и программах всех необходимых индивидуальных особенностей организации раскрытия и расследования соответствующего преступления, адаптируя их постепенно к сложившейся следственной ситуации.

На шестом этапе следователь дает оценку проделанной работе и принимает решение о применении отобранных им криминалистических алгоритмов и программ расследования.

На седьмом этапе происходит их практическая реализация. При таком подходе становится, очевидно, что сам процесс криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений — это, в сущности, совокупность последовательных операций, базирующихся на системе перечисленных в диссертации принципов, методов и концепций. Сам же механизм практической реализации криминалистических

алгоритмов и программ состоит в последовательном выполнении следователем запрограммированных процессуальных действий, направленных на поэтапное приближение к поставленной цели — полному раскрытию преступления и доказыванию вины обвиняемого. Основанием для возобновления приведенного цикла алгоритмизации и программирования является составление нового плана, либо дополнение уже имеющегося.

Показателем эффективности криминалистической алгоритмизации и программирования в каждом случае расследования будет наличие сходств и различий между желаемыми и фактически достигнутыми; следователем результатами. Чем меньше различий, тем выше эффективность его действий.

Такое понимание проблем алгоритмизации позволило автору сформулировать две оригинальные точки зрения. Согласно одной из них, следователь не должен самостоятельно формализовать свои профессиональные знания, ибо задача эта для него слишком трудна. Другая точка зрения: следователь должен формализовать свои знания самостоятельно — при минимальной поддержке со стороны ученых-криминалистов. Такой метод более предпочтителен и назван в диссертации «автоформализацией профессиональных знаний следователя». Она полезна тем, что устраняет ненужных посредников и позволяет свести к минимуму следственные ошибки. Но, чтобы формализация оказалась посильной для следователя, ученые-криминалисты должны максимально упростить технологию формализации процесса расследования преступлений. В диссертации показано, как это может быть достигнуто за счет широкого использования возможностей криминалистической алгоритмизации и программирования. С одной стороны — это позволит разрабатывать неограниченное никем число криминалистических алгоритмов и программ; с другой — фиксировать и распространять заслуживающий внимания опыт расследования преступлений.

Далее, взяв за основу положения системно — структурного подхода к изучению явлений действительности, автор доказывает, что криминалистические алгоритмы и программы расследования имеют свою специфику, методику и пределы применения. Причем не только при производстве отдельных процессуальных действий, но и в организации расследования в целом. Они не сковывают инициативы следователя, а лишь способствуют достижению поставленных целей и решению общих задач расследования, играя роль своеобразного мыслительного ориентира. Напрашивается вывод: концепция криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений должна содержать

не только теоретические основы, ключевые понятия, цели, задачи, методику составления криминалистических алгоритмов и программ, но и также их научную систематизацию. Это вызвано тем, что, как и любое другое теоретическое образование, она нуждается в определенном упорядочении — классификации, которая соответствовала бы объективно существующим закономерным связям между элементами научного познания.

Иерархичность необходима для облегчения выполнения некоторого комплекса полезных функций, достижения целей и решения соответствующих задач. В таком смысле систему «программа расследования» или «криминалистический алгоритм» можно рассматривать как некий передаточный механизм, реализующий определенную связь между ее входом и выходом. Связь осуществляется с помощью функциональных звеньев («преобразователей»), преобразующих известное состояние следственной ситуации на входе, в желаемое состояние на выходе.

Развернутая классификационная схема в диссертации, была создана именно на этой основе. Она содержит две взаимосвязанные подгруппы, раздельно систематизирующие программы расследования и криминалистические алгоритмы, каждая из которых, в свою очередь, имеет как вертикальные, так и горизонтальные ряды. Их смысл и основное назначение видится автору в том, что первые должны способствовать систематизации по видам и группам, а вторые раскрывать особенности расследования в видовых и групповых рамках. Предложенная автором классификация вполне выдерживает проверку с позиций системно-структурного подхода, позволяя:

быстро определить криминалистические алгоритмы и программы, необходимые следователю для управления сложившейся следственной ситуацией;

упростить процедуру планирования;

улучшить подготовку и переподготовку субъектов расследования, а в конечном итоге, повысить уровень их профессиональных знаний;

предвосхитить создание новых криминалистических алгоритмов и. программ расследования преступлений.

В заключительном параграфе второй главы автор рассмотрел исторический аспект решения проблем формализации в криминалистике и пришел к выводу: потребность в формализации процесса расследования преступлений возникла достаточно давно, но главное, она сохраняется и сейчас. Этот вывод подтвержден результатами проведенного исследования. Многие опрошенные следователи и оперативные работники (61%), испытывают

настоятельную необходимость в овладении практическими навыками применения криминалистических алгоритмов и программ в расследовании преступлений. Эта потребность не проявилась лишь у десятой части опрошенных (10%); остальные (29%) затруднились ответить на вопрос.

Стало очевидно и то, что разработка проблем формализации расследования преступлений в качестве самостоятельного направления исследований в криминалистике, обусловлена общими тенденциями развития науки. Как известно, они ориентированы на все более глубокое, рациональное вмешательство в организационную деятельность следователя по управлению следственной ситуацией через упрощение процедуры принятия адекватных решений. В самом же общем виде — на содействие организации и практическое осуществление расследования преступлений.

Для выяснения фактической потребности следственной практики в рекомендациях криминалистики вообще и формализованных, в частности, автором было проведено широкомасштабное анкетирование. По специально разработанной анкете, состоящей из 28 вопросов, в 1998- 99 г . г., было опрошено 803 человека, непосредственно занятых в раскрытии и расследовании преступлений на территории Российской Федерации. Анкетный опрос проводился в Москве, Белгородской, Вологодской, Калужской,. Липецкой, Мурманской, Саратовской, Тамбовской, Тюменской; Ульяновской и Челябинской областях, в Краснодарском крае, а также в республиках Саха (Якутия), Удмуртия и некоторых других субъектах Российской Федерации (всего 27 регионов). Было разослано 1200 анкет.

Анализ результатов, полученных при анкетировании сотрудников органов внутренних дел, позволил автору окончательно убедиться, что, связав формализацию расследования с богатством криминалистического знания через соответствующие алгоритмы и программы, можно не только повысить ценность профессиональных знаний следователя, но и сделать их фактически широко применяемыми. Достижение единства формализованного изложения частных методик расследования, доведение их до высокого уровня технологичности было и остается насущной потребностью следственной практики.

Опираясь на результаты исследования, диссертант предложил собственную технологию криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, имеющую преимущественно описательный (но, отнюдь не императивный) характер. В ее основу положена цепь взаимосвязанных операций для

целенаправленного, формализованного объединения и преобразования профессиональных знаний следователя. Процесс создания криминалистических алгоритмов и программ представлен в виде пяти взаимосвязанных этапов: идентификации, концептуализации, формализации, апробации и реализации. Результатом должны стать криминалистические алгоритмы и программы расследования, обладающие компактностью, точностью, наглядностью, взаимозаменяемостью и некоторыми другими важными свойствами.

Автор не ставил перед собой задачу более детально разработать последовательность всех операций. Изначальная сложность, индивидуальность этого процесса, лишают необходимости излагать подробно все иные шаги субъектов криминалистической алгоритмизации и программирования. Предложенная же технология может рассматриваться как результат синтеза уже известных походов к решению этой проблемы. Она базируется на следующих фундаментальных положениях:

криминалистические алгоритмы и программы должны создаваться в определенной последовательности;

этапы криминалистической алгоритмизации и программирования должны быть сочетаемы и взаимосвязаны;

чтобы не лишать следователя возможности выбора адекватного решения и путей его реализации, криминалистические алгоритмы и программы расследования должны строиться на системе альтернатив;

практически любая программа расследования должна создаваться путем отбора криминалистических алгоритмов, их преобразования (по форме, содержанию, структуре связей и т. д.), рационального комбинирования и нести в себе элемент незавершенности;

для обеспечения решения не одной конкретной задачи, а группы однотипных задач с разными исходными данными, любые элементы (блоки) программы расследования должны быть взаимозаменяемыми и видоизменяемыми (по форме, содержанию, связям и т. п.);

все без исключения криминалистические алгоритмы и программы расследования обязательно должны оцениваться с позиций допустимости и возможности их реализации в условиях типичной следственной ситуации.

В третьей главе: «Прикладные аспекты криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений» рассматриваются проблемы организации расследования с использованием криминалистических алгоритмов и программ, а

также возможности криминалистической алгоритмизации и программирования в моделировании при расследовании преступлений.

В самом начале главы, автором поставлена проблема, которая в специальной литературе широко не обсуждалась. Суть ее в том, что, добиваясь кардинального улучшения форм и методов следственной работы, совершенствуя деятельность следователя, исследователи практически никогда не задумывались над тем, как защитить его от неоправданных умственных перегрузок. Причем не только во время практической деятельности, но и на этапе профессиональной подготовки. Прежде чем устранять дисбаланс между сложностью наук уголовно — правового цикла и скромными интеллектуальными возможностями среднего следователя, необходимо понять, что психологическая сложность любой науки, в т. ч. криминалистики — это переменная величина, которой можно управлять, т. е. уменьшать ее в желаемых, хотя и ограниченных пределах. Для достижения этой цели в диссертации предлагается произвести программно — алгоритмическую реконструкцию во всех ее разделах и отраслях, превратив, таким образом, в эффективный инструмент подготовки и работы следователя.

Идея не нова. Но лишь в том, что на протяжении всей истории развития криминалистики, ученые постоянно стремились изобретать средства, облегчающие и улучшающие работу следователя. Однако делалось это в значительной степени неосознанно и во многом стихийно. Тем не менее, общие усилия привели к тому, что сейчас все больше удается придать этому процессу целенаправленный, а главное массовый характер.

Далее, прикладные аспекты своего исследования автор рассматривает на фоне очевидных преимуществ интенсивной, но не экстенсивной формы деятельности следователя. Он считает, что перед ним не стоят цели, связанные с решением всех обозначенных в диссертации проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования. Даже в самом общем виде. Вполне достаточно, полагает он, продемонстрировать существование эффективного решения для некоторых значимых частных случаев расследования. Это позволит убедиться, что проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования не безнадежны и в. принципе поддаются решению. Следовательно, появится уверенность в том, что, действуя по аналогии, можно искать приемлемые решения и для многих других случаев.

Таков замысел заключительной главы. В дальнейшем он детализируется вплоть до элементарных практических случаев,

многочисленных примеров, призванных наглядно показать — создание криминалистических алгоритмов и программ, как криминалистических средств, обладающих всеми необходимыми свойствами, является хотя и трудным, но вполне осуществимым делом.

Автор приходит к выводу, что следователь объективно заинтересован в существовании определенной системы правил и рекомендаций, которая с помощью криминалистических методов, приемов, средств, поможет определить процесс переработки исходных данных о преступлении в искомые результаты расследования. Даже не смотря на то, что есть и будут такие задачи, решение которых не может быть осуществлено посредством криминалистических алгоритмов и программ. В основном из-за несовершенства криминалистического знания, или же их изначальной алгоритмической неразрешимости. Это, в свою очередь, порождает другую проблему, с которой приходится сталкиваться следователю — проблему выбора. Например, какие следственные действия, в какой очередности и с чьим участием проводить в сложившейся следственной ситуации.

Рассматривая критерии допустимости криминалистических алгоритмов и программ, автор осознает, что они не отличаются новизной и должны определяться исключительно с традиционных научных позиций. В частности, следователь, руководствуясь своим правосознанием, существующими нравственными установками и обстоятельствами расследуемого события, дает вначале объективную оценку их содержанию, а затем принимает решение о допустимости, отдельного криминалистического алгоритма, либо программы, в каждом конкретном случае расследования. Критериями допустимости здесь должны выступать: правомерность, нравственная безупречность и избирательность воздействия. Такой подход делает ненужным установление, каких-либо других, особых критериев. Оценка целесообразности, т. е. фактической разумности действий следователя, полностью охватывается этими критериями. Следователь в каждом случае должен сам определять — являются ли здесь допустимыми известные ему криминалистические алгоритмы и программы. Этих трех, признанных наукой и проверенных практикой критериев, вполне достаточно, для того, чтобы с помощью обычной логики решать вопрос об их допустимости с единых методологических позиций.

Исследование показало, что правильное решение, найденное в результате собственных усилий, как правило, надолго сохраняется в памяти следователя в качестве образца, которым он руководствуется неоднократно. Апробированные им криминалистические алгоритмы

и программы расследования в дальнейшем будут приобретать новые детали. И с каждым актом расследования становиться все более совершенными. В диссертации показано, как при помощи одной и той же программы расследования можно достичь противоположных результатов. Поэтому важно чтобы следователь умел не только ставить перед собой определенные цели, но и достигать их. И, разумеется, решать задачи, из которых они вытекают. Прежде чем применять криминалистические алгоритмы и программы расследования на практике, он должен стремиться максимально их индивидуализировать. С учетом времени, места, участников расследования, возможного; противодействия и т. д. Предусмотреть варианты изменения следственной ситуации и соответствующие этому, преобразования программы расследования, а также подготовиться к ее реализации.

Последовательно оптимизируя криминалистические алгоритмы и программы расследования, следователь с течением времени имеет возможность пересмотреть собственные негативные установки, преодолеть консервативное отношение к решению отдельных задач. Это особенно ценно, когда следствие находится в состоянии информационной неопределенности, либо поискового тупика. Таким образом, путем постепенного преобразования в допустимых пределах криминалистических алгоритмов и программ следователь старается извлечь из их последующей реализации максимум возможностей для получения всей необходимой доказательственной информации.

По мнению автора, процесс определения допустимости криминалистических алгоритмов и программ носит выраженный субъективный характер. Это: результат индуктивных и дедуктивных умозаключений следователя; процесс переноса знаний об одних явлениях на другие, с аналогичными признаками; предвидение всех возможных направлений развития следственной ситуации и ожидание результатов, которые были получены ранее в аналогичных условиях.

Все это приводит к мысли о том, что определение допустимости криминалистических алгоритмов и программ носит адаптационный характер, т. к. служит целям приспособления к конкретному акту расследования и отвечает требованиям объяснительной функции криминалистики, состоящей в раскрытии сущности анализируемого явления, факта. Следовательно, успех расследования во многом зависит от субъективного видения следователя, какими криминалистическими алгоритмами и программами расследования ему следует пользоваться в сложившейся следственной ситуации. Определение допустимости

криминалистических алгоритмов и программ позволяет не только дополнительно исследовать ее, но и выявить стойкие закономерности, соответствующие программируемым действиям следователя, вызвать постановку новых задач, ранее выпавших из внимания.

Деятельность следователя должна сопровождаться разнообразием криминалистических алгоритмов и программ, свободой их выбора, а также высокими требованиями к допустимости их применения. Становится очевидной потребность в создании на базе ЭВМ персонального банка криминалистических алгоритмов и программ расследования.

Рассматривая практические аспекты криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, автор затрагивает тему компьютеризации деятельности следователя. В основном из-за того, что она призвана комплексно и радикально способствовать решению самого широкого круга актуальных проблем современного уголовного судопроизводства. Однако проведенное исследование показало: в том виде в каком компьютеризация осуществляется сейчас, она не улучшила процесс расследования преступлений, а скорее усугубила его, поскольку в самом общем виде сведена лишь к оснащению следственных подразделений компьютерами. Пока именно материально-техническое обеспечение является приоритетной задачей: «бескомпьютерные» следственные подразделения стремятся получить современные ЭВМ, а те, что уже получили, решают вопрос: что с ними делать? В обозримом будущем, считает автор, особенностью деятельности органов предварительного расследования будет не столько недостаток компьютеров как таковых, сколько отсутствие методологии и технологий их применения. Понятно, что такое положение дел имеет в основном экономическую подоплеку, но нельзя не замечать и определенного подсознательного неприятия следователями самого процесса компьютеризации расследования преступлений. Для этого есть серьезные причины.

В диссертации отмечается, что движущей силой многих инноваций в криминалистике является следственная практика. Однако в случае с компьютеризацией деятельности следователя ситуация несколько иная. Здесь его профессиональная подготовка наталкивается на трудности, связанные с освоением целого комплекса формальностей, причем с заранее заданными познавательными традициями. Расширяя возможности следователя, особенно при выполнении рутинных функций, ЭВМ в известной

степени закрепощает его мышление и подчиняет своеобразной логике.

Можно долго спорить о целесообразности этого процесса, но очевидно одно: если эта логика следователем будет усвоена, а сама ЭВМ будет им восприниматься как эффективное технико-криминалистическое средство, подчиненное законам постановки и достижения целей, многие проблемы криминалистической алгоритмизации и программирования расследования преступлений, будут решены. В частности, появится возможность на более высоком технологическом уровне создавать, а затем и практически проверять отдельные фрагменты научного знания, переложенного на язык криминалистических алгоритмов, трансформированных в типовые программы расследования. Это позволит не только решать весь комплекс задач, стоящих перед следователем, но также анализировать пути и способы принятия решений по расследуемому уголовному делу, без чего невозможно полноценно пользоваться ни одной программой для ЭВМ.

Изучение практического опыта использования отечественных программных продуктов, показало, что наиболее серьезным недостатком является то, что фактически они способны «упростить лишь отдельные, как правило, вспомогательные технические функции на начальных стадиях уголовно — процессуальной деятельности. В то же время, большинство из них не позволяет следователю широко использовать криминалистические алгоритмы и программы расследования, в которых заложены логика уголовно-процессуального законодательства, рекомендации криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности и теории управления. Причины такого положения кроются в том, что разрабатываемые криминалистами методики расследования преступлений, отдельных видов и групп, в большинстве случаев, пока не стали основой программного обеспечения, предназначенного следователю.

Проведенное исследование подтвердило еще раз, — сфера использования компьютерной техники в деятельности следователя вообще и в достижении целей криминалистической алгоритмизации и программирования расследования, в частности, может и должна быть намного шире. Предпосылками для этого являются новейшие разработки в области криминалистической тактики и методики. Создание новых криминалистических алгоритмов и типовых программ расследования также является предпосылкой для их последующего перевода на язык ЭВМ и внедрения в деятельность следователя.

Известно, что применение прикладных программ для ЭВМ, в любом случае, сопровождается необходимым множеством

мыслительных операций, в т. ч. направленных на усвоение выявленной совокупности нового знания. Осмысливая происшедшее, следователь неоднократно возвращается к исходным фактам для того, чтобы наделить их точным юридическим смыслом, проделывая при этом множество обратных операций, в т. ч. при помощи специальных прикладных программ. Заложенные в них криминалистические алгоритмы и программы расследования создают необходимую эвристическую основу для выдвижения версий, выработки тактических приёмов, составления оптимальных планов расследования, а также реализации процессуальных и тактических решений, принимаемых по уголовным делам. Именно они помогают избежать некоторых отрицательных последствий, характерных для моделирования, поскольку предусматривают наличие максимально полного набора сведений, необходимых для расследования преступлений определённого вида или группы.

Но познавательная деятельность — это не только мысленное оперирование определенной совокупностью фактов, но и стремление к их обнаружению. Поэтому, решая ту или иную проблему при помощи привычного механизма принятия решений, следователь, безусловно, может достичь определенных успехов в решении поставленных задач. В этом случае у него появляется необходимость в построении мысленных моделей, комплексно отражающих воспринятые факты. В таких моделях изначально должны быть заложены алгоритмы, позволяющие следователю производить все необходимые мысленные преобразования, создавая при этом программу расследования, а затем и план конкретных действий.

В условиях увеличения количества совершаемых преступлений, а также стойкой тенденции к снижению их раскрываемости, профессиональная деятельность следователя постепенно становится все более трудной. Решаемые им задачи существенно усложнились и требуют применения большого объема знаний для анализа многочисленных сведений за минимальный промежуток времени. Управляя следственной ситуацией, следователь практически всегда предварительно формирует мысленную модель собственных действий. Построение и использование подобных моделей (во многом благодаря их опосредованному характеру) выступает в практике расследования не только своеобразной гарантией результативной реализации криминалистических алгоритмов и программ, но и существенно снижает неоправданные интеллектуальные затраты следователя.

Создание благоприятных условий для согласованного применения формализованного и неформализованного

криминалистического знания при управлении следственной ситуацией связывается автором с неисчерпаемыми возможностями мысленного моделирования. Это и явилось отправным пунктом для дальнейшего теоретического анализа.

Исследование показало: «слабым местом» в работе следователя на исходе 90-х годов уже являются не столько электронно-вычислительные, сколько его собственные, интеллектуальные ресурсы. Начиная с некоторого предела, дальнейшее наращивание мощности компьютеров, а также научного потенциала криминалистических алгоритмов и программ расследования станет бессмысленным, если следователь окажется не в состоянии результативно, без вмешательства извне, мысленно перерабатывать всю поступающую к нему информацию о расследуемом событии. Осознавая это, автор предположил, что вскоре будет наблюдаться резкое возрастание интереса и науки, и следственной практики именно к мысленному, а не к наглядному моделированию при расследовании преступлений.

Этот процесс, в самых общих чертах, представляет собой адекватные преобразования информации с условием ограничения ее качественного и количественного разнообразия. Сходство модели следственной ситуации и оригинала позволят следователю в дальнейшем использовать по аналогии, применявшиеся в моделировании криминалистические алгоритмы и программы расследования при управлении реальной следственной ситуацией, в т. ч. по схеме предложенной автором.

В диссертации убедительно показано, что мысленное моделирование осуществляется следователем поэтапно и практически по одной и той же схеме. Наполняя модель конкретным содержанием, по мере поступления информации об условиях, в которых в данный момент осуществляется расследование, следователь стремится к наиболее полному отражению изучаемого события. При этом подсознательно приводится в действие не только его интеллект, но и, например, его профессиональная интуиция. В криминалистической литературе разрешение сложных следственных ситуаций правильно связывается с использованием дополнительной информации, содержащейся в памяти самого следователя, других взаимодействующих с ним лиц, в их личном и коллективном опыте. Свою познавательную функцию мысленная модель утрачивает после того, когда с ее помощью получено искомое знание, достоверно и во всей полноте отражающее действительность, когда в аналогиях отпала необходимость.

В результате мысленного моделирования каждая разработанная программа расследования имеет

взаимообусловленные мысленные установки, которые с одной стороны стимулируют логический анализ информации, приводящий к проверке и объяснению фактов, а с другой — направляют действия следователя на установление всех невыясненных обстоятельств и поиск новых источников доказательственной информации. Следовательно, практическое применение мысленной модели связано по большому счету с реализацией знаний и сводится к последовательному решению, сменяющих друг друга, взаимосвязанных задач. Иными словами, сложившаяся в действительности следственная ситуация анализируется, получает субъективную оценку следователя, на основе которой и происходит процесс мысленного моделирования. Здесь выдвигаются и получают свое логическое обоснование версии, для отработки которых следователь подбирает необходимые ему криминалистические алгоритмы и составляет программы расследования.

В результате мысленного моделирования следователь получает одну или несколько взаимосвязанных программ расследования, которые определяют стратегию его «действий, объединенную системой версий. Каждая из них включает в себя совокупность криминалистических алгоритмов по выявлению обстоятельств, подлежащих установлению, цели, задачи и время проведения следственных действий, обязательные случаи взаимодействия с органом дознания. Мысленно представляя тактику каждого своего действия, следователь прогнозирует объем и ориентировочное содержание информации, которая должна быть получена. Но все это характерно, в основном, для первоначального этапа.

По мере продвижения расследования изменяется и структура мысленного моделирования. Как правило, на последующем этапе этот процесс в большей мере связан с исследованием всей доказательственной информации, собранной следователем. Соответственно этому изменяются либо создаются заново программы расследования.

В мысленном моделировании при расследовании преступлений криминалистическая алгоритмизация и программирование предопределяет существование следующих важных преимуществ:

способствует построению, проверке и оценке мысленной информационной модели расследуемого события;

является универсальным средством криминалистического прогнозирования, в частности, последствий преобразования следственной ситуации при помощи криминалистических алгоритмов и программ, поведения следователя и других участников уголовного судопроизводства;

содействует анализу, оценке и эффективному управлению следственной ситуацией;

повышает результативность решений, принимаемых следователем;

позволяет обнаружить новые источники криминалистически значимой информации;

помогает избежать неоправданных интеллектуальных затрат.

Методика мысленного моделирования при управлении следственной ситуацией посредством криминалистических алгоритмов и программ в практической деятельности следователя может быть использована в трех основных направлениях:

при разработке моделей процесса расследования;

для адекватного отображения следственной ситуации и ее мысленной реконструкции;

для принятия оптимального решения, в т. ч. с последующим использованием прикладного программного обеспечения ЭВМ.

В силу того, что процесс управления следственной ситуацией как объект моделирования состоит из взаимосвязанных и взаимообусловленных компонентов, которые являются сложными элементами со своими системными связями, сохраняется необходимость в формализации криминалистически значимой информации, используемой в процессе моделирования. Этому должно предшествовать расширение диапазона понятий, концепции криминалистической алгоритмизации и программирования расследования до уровня языка частной теории, формализованного в той мере, в которой им можно будет без затруднений описывать все схожие следственные ситуации и рекомендуемый наукой порядок управления ими. Правильно проведенная формализация не навяжет естественному языку и интуитивному мышлению, каких-то им не присущих закономерностей, но будет способствовать их выявлению, упорядочиванию, увеличит эффективность модели.

В заключении автор в сжатой форме обобщает полученные результаты, предлагает программу конкретных действий по реформированию интеллектуального труда следователя и отмечает, что решение проблем криминалистической алгоритмизации и программирования расследования способно улучшить раскрываемость преступлений, уменьшить количество допускаемых следователями ошибок, нарушений закона, а значит, внести весомый вклад в построение правового государства.

Основные положения диссертационного исследования были опубликованы в следующих работах автора:

1. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. М.: Лига — Разум — 2000. — 250 С. (17 п.л).

Учебные и учебно-методические пособия

2. Методические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений, разбирательству с правонарушениями, совершаемыми в ходе массовых беспорядков. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. – M.: 1990. № 6 (68). С. 9 — 69 (в соавторстве). (4,5 п\л).

3. Криминалистическая характеристика преступлений связанных с наркотиками. \\ Следователь. Федеральное издание.: М., 1998. №1 (10) — С. 34 -38(1 п\л.)

4. Особенности возбуждения уголовного дела и типичные следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений, связанных с наркотиками. \\ Следователь. Федеральное издание.: М., 1998. №2 — С: 24 — 28 (0,9п\л.)

5. Тактика отдельных следственных действий на первоначальном и последующем этапах при расследовании преступлений, связанных с наркотиками. \\ Следователь. Федеральное издание.: М., 1998. №3 — С. 46 — 51 (1,1 п\л.)

6. Криминалистика. Учебно-методические материалы. ИЭУиП.: — М., 1998. 60 С. (2,7 п\л).

7. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. — М.: Лига — Разум — 1999. — 508 С. (в соавторстве, 31,75п\л). С

Статьи и иные научные публикации

8. О содержании и сущности технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. \\ Совершенствование деятельности органов внутренних дел в условиях решительного усиления борьбы с преступностью. Сб. статей адъюнктов и соискателей. ВЮЗШ МВД СССР. — М.: 1990. С. 122-125. (0,3 п\л).

9. Структура криминалистической характеристики преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков \\ В сб.: Совершенствование деятельности органов внутренних дел в условиях правовой реформы. Вып. 2 -М.: 1992., с. 129-133. (0,4 п\л).

10. Новые методы исследования волос человека в зарубежной криминалистической практике. \\ Правовые, криминологические и криминалистические проблемы борьбы с преступностью. — М.: 1992. — Вып. 3. -С. 118 — 120. (в соавторстве). (0,3 п\л).

11. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — М.: 1993. — 176 С. (8,2 п\л).

12. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. Автореферат на соискание учёной степени кандидата юридических наук. ВЮЗШ МВД РФ. — М.: 1993. -22 С. (1,2 п\ л).

13. Оперативно тактическая комбинация при расследовании преступлений совершенных организованными преступными группами. \\ Проблемы правового и экономического ]обеспечения функционирования транспортного комплекса России в условиях становления рыночных отношений. Сборник семинара — конференции.: Якутск., 1996. — С. 87 — 90 (0,5 п \ л).

14. О некоторых проблемах криминалистической тактики. В сб. «Наука -невостребованный потенциал». Тезисы докладов. Т. 3., — Якутск.: Изд. ЯГУ. , 1996., С. 76-77. (0,3 п\ л).

15. Оперативно-тактическая комбинация, как мера по нейтрализации организованного противодействия расследованию уголовных дел \\ Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно-практической конференции (29 — 30 октября 1996 года, г. Руза). — М.: ЮИ МВД России — 1997. С. 44 — 47. (0,6 п\л).

16. Некоторые проблемы алгоритмизации расследования преступлений. Информационный бюллетень № 4.: М., Академия управления МВД РФ, 1998. -С. 23 — 29 (36 С). (0,4 п\ л.).

17. Криминалистическая характеристика фальшивомонетничества. \\ Российская юстиция.: М., 1998. № 5 — С.28 — 30. (0,8 п\л).

18. Элементы алгоритма действий следователя при розыске скрывшегося обвиняемого. \\ Государство и право.: М., 1998. N° 7. С. 94 — 97. (1 п\л).

19. Правовое регулирование оборота наркотических средств \\ Российская юстиция.: М., 1998. № 9 — С. 35-36. (0,7 п \ л).

20. Тактика назначения экспертизы при расследовании преступлений, связанных с наркотиками. \\ В сб. «Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения». Материалы второго семинара-конференции: М., Юрист., 1998. С. 146 -150. (0,3 п\л).

21. Криминалистический алгоритм расследования, как элемент структуры частной криминалистической методики. \\ В сб. «Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения». Материалы второго семинара — конференции: М., Юрист., 1998. С. 268 — 271. (0,3 п\л).

22. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого. \\ В сб. «Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения». Материалы второго семинара — конференции: М., Юрист., 1998. С. 271 — 274. (0,4 п\л).

23. Алгоритмизация расследования, как важное направление совершенствования частных криминалистических методик. \\ В сб. «Проблема

обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения». Материалы второго семинара — конференции: М., Юрист., 1998. С. 280 — 283. (0,3 п\а).

24. Особенности возбуждения уголовного дела по преступлениям, совершенным организованными преступными группами, на объектах транспортного комплекса. \\ В сб.. «Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения». Материалы второго семинара-конференции: М., Юрист., 1998. С. 286 — 290 (в соавторстве). (0,4 п\л).

25. Некоторые проблемы возбуждения уголовных дел по преступлениям, связанным с наркотиками \\ Проблемы национальной политики России по контролю за наркотиками и международное сотрудничество. Материалы международного научно — практического семинара 24 — 26 февраля 1998 г . — Белгород., 1998., С. 168 — 172. (0,4 п\л).

26. Фальсификация, подделка, подлог . (научно-популярное издание) -М.: Лига — Разум, 1999. 160 С. (в соавторстве). (17,5 п\л).

27.Следственные ситуации — основа криминалистических алгоритмов расследования преступлений \\ Российский следователь. ИГ «Юрист».: М., 1999. №1 -С. 56 -63. (1,1 п\ л.)

28. Актуальные проблемы криминалистической методики: история и перспективы их решения \\ Государство и право.: М., 1999. № 3. С. 53 — 60. (1,1 п\л).

29. Использование в сыске специальных технических средств: правовые и организационные вопросы \\ В кн. Практика уголовного сыска: Научно -практический сборник-М.: Лига-Разум, 1999. С. 191 -223.(3,2 п\л).

30. Обеспечение правомерного характера действий работников правоохранительных органов при осуществлении задержания скрывшегося обвиняемого \\ В сб. Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Материалы международной научно — практической конференции (10 декабря 1998 г .). — М.: МЮИ МВД России, Изд-во «Щит -М», 1999. — С.160 — 163. (0,4 п\л)

31. Криминалистическая характеристика компьютерных преступлений \\ Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики. Сборник научных статей. Саратов: СЮИ МВД России. 1999., — С. 169 — 173. (в соавторстве). (0,4 п\л).

32. Некоторые проблемы возбуждения уголовных дел по преступлениям связанным с наркотиками \\ Проблемы государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации. Материалы международной научно-практической конференции 19 мая 1998 г .). Белгород — 1999., С. 54 — 58. (154 С, 0,4 п\л)

33. Криминалистическая алгоритмизация и программирование расследования преступлений — как важнейшее направление совершенствования системы криминалистической методики. Информационный бюллетень № 10.: М., Академия управления МВД РФ, 2000. — С. 10 — 14. (48 С.) (0,4 п\ л.).

Сопутствующие материалы:
| Персоны | Защита диссертаций

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Глава МИД Великобритании предложил дождаться результатов расследования катастрофы A321

Москва. 10 ноября. INTERFAX.RU — Министр иностранных дел Филип Хаммонд считает, что окончательные выводы о причинах крушения российского самолета над Синаем должны сделать российские и египетские эксперты.

«Однозначный вывод о том, была ли бомба причиной крушения, может быть получен при оценке обломков экспертами. Это, естественно, мы не можем контролировать. Лучше ответить на этот вопрос смогут россияне и египтяне», — сказал Хаммонд в Вашингтоне, куда прибыл для переговоров с госсекретарем США Джоном Керри.

При этом глава британского МИД отметил, что ранее звучавшие предположения о том, что причиной крушения авиалайнера стал взрыв бомбы на борту, основывались как на открытых данных, так и на разведывательной информации.

Он, тем не менее, сообщил, что на переговорах с Керри он обсудит вопрос о «возможности того, что самолет над Синаем упал в результате взрыва бомбы на борту».

По словам министра, полученные данные вынудили Великобританию прекратить полеты ее авиакомпаний в Шарм-эль-Шейх и эвакуировать с курорта британских подданных.

Ранее американское ФБР предложило свою помощь в расследовании причин трагедии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16.03.2009 г.