Шелли Люббен — полная биография

Шелли Люббен — полная биография

Шелли Мэри — биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.

Шелли Люббен - полная биографияШелли (Shelley) Мэри (урожденная Годвин, Godwin) (30 августа 1791, Сомерстон — 1 февраля 1851, Лондон), английская писательница.

Дочь писателя и политического философа У. Годвина и писательницы и публицистки Мэри Уолстонкрафт, автора знаменитого памфлета «Защита прав женщины» (1792), Мэри Годвин в 1814 стала гражданской женой поэта-романтика П. Б. Шелли. После того как первая жена Шелли умерла в 1818, он и Мэри узаконили свою связь церковным браком. После трагической гибели поэта в 1822 Мэри посвятила жизнь редактированию и публикации его наследия и воспитанию их сына, единственного из четырех детей, не умершего во младенчестве. Женщина талантливая и образованная, она зарабатывала на жизнь литературным трудом, поскольку свекор выделял на внука весьма скудное содержание. При жизни Мэри Шелли выпустила шесть романов (седьмой был издан только в 1859). Пять из них прочно забыты и принадлежат истории литературы, хотя «Последний человек» (1826) — интересный образец ранней английской антиутопии. Но самый первый, написанный ею в 19 лет, стал поистине классическим произведением — «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818), в тексте которого прихотливо сочетаются элементы готического романа, поэтики романтизма и просветительского реализма.

Шелли Люббен - полная биографияФранкенштейн

Это роман о великом свершении и роковой ошибке человеческого гения. Швейцарский ученый Виктор Франкенштейн, изучив труды средневековых алхимиков и кабалистов , а также достижения современной медицины и естествознания, проникает в тайны жизни. Вознамерившись победить саму Смерть, он создает человекоподобное гигантское существо, непередаваемо уродливое чудовище. Наделенное добрыми задатками, его творение стремится сблизиться с людьми и служить им, но люди ужасаются его виду, гонят прочь и пытаются убить, и оно, отчаявшись, объявляет войну человеческому роду и своему создателю. Франкенштейн преследует сотворенного им «демона», чтобы его уничтожить. Погоня приводит преследователя и преследуемого в полярные широты, где ученый умирает на борту корабля, пробивающегося к Северному полюсу. Терзаемое одиночеством и раскаянием чудовище клянется перед телом своего создателя, что умертвит себя и сожжет, чтобы унести с собой тайну искусственной жизни. Созданию особой атмосферы романа, в котором показан поединок титанических страстей в обстоятельствах исключительно безысходных, способствуют описания экзотических ландшафтов: диких гор Швейцарии, пустошей и морской стихии Оркнейских островов, ледяного безмолвия Арктики.

Философская идея Мэри Шелли — непостижимость тайн мироздания и опасность вмешательства человека в дела природы и ее законы — со временем была упрощена и опошлена. В бесчисленных драматизациях, экранизациях и примитивных «продолжениях» ее книги на первый план постепенно выдвинулось само чудовище, оттеснив своего творца на второй и даже присвоив себе его имя. В 20 в. монстр Франкенштейн — наряду с вампиром Дракулой из одноименного романа (1897) ирландца Брэма Стокера — стал одной из важнейших фигур-символов в мифологии массового сознания Запада и порожденной ею культуре.

Шелли Люббен — полная биография

Искусство * Автор * Библиотека * Вдохновение — новая тема афоризмов * Газета * Драматургия * Живопись * Книга * Литература * Мода * Музыка * Поэзия * Пресса * Проза * Произведение — новая тема афоризмов * Публика * Реклама * Сатира * Танец * Творчество — новая тема афоризмов , Театр * Фантазия
Шелли Люббен - полная биография

Поэзия (Лирика, Стихи) — лист ( 1 ) ( 2 ) 3

Поэзия — это живопись, которую слышат. — Л. да Винчи

Поэзия — это волнение, о котором вспоминают в спокойствии. — А. Моруа

Великая поэзия должна быть и искусством, и забавой одновременно. — Т. Элиот

Поэзия — это форма любви. — М. Пришвин

Поэзия имеет язык особенный; она любит украшаться богато и великолепно, но всегда со вкусом. Она берет все цветы природы и щедро их рассыпает, ее прощают за самую расточительность. Она присвоила себе множество слов, в прозе непозволительных, вводит новые; имеет исключительное право принимать старые, или употребительные в языке чужестранном, выражать многие слова одним, располагать их новым порядком и, наконец, позволяет себе многие вольности, отличающие слог стихотворный от языка обыкновенного. Н.Гнедич

Поэзия — это истина в бальном платье. Ж.Ру

Поэзия — особый язык внутри общего языка, призванный описывать жизнь, которой никогда не было, нет и не будет. — Т. Уайлдер

Ложь поэзии правдивее правды жизни. — О. Уайльд

Поэзия — это способ восприятия внешнего мира. — Г. Флобер

Шелли Люббен — полная биография

Шелли, Перси Биш (Shelley, Percy Bysshe) (1792–1822), один из ведущих английских поэтов-романтиков. Родился 4 августа 1792 в Филд-Плейс (графство Суссекс), был старшим из семерых детей состоятельного землевладельца Т.Шелли, впоследствии возведенного в баронеты. После сравнительно безоблачного раннего детства мальчик учился в школах Сайон-Хаус близ Лондона (1802–1804) и Итон (1804–1810); в октябре 1810 поступил в Юниверсити-колледж Оксфордского университета. Он много читал, живо интересовался логикой, этикой, метафизикой и критикой христианства и сдружился с Т.Дж.Хоггом (1792–1862), который разделял многие его увлечения. В начале 1811 они анонимно выпустили брошюру под названием «Необходимость атеизма» (The Necessity of Atheism), в которой утверждали, что бытие Божие нельзя обосновать рационально. Юношей исключили 25 марта 1811 за упорное нежелание ни признать свое авторство, ни отказаться от него.

Покинув отчий кров, Шелли избавился от родительской опеки. Между отцом и не оправдавшим надежд сыном возникла размолвка. Шелли ее усугубил, тайно бежав в конце августа с Гарриет Уэстбрук (одноклассница его сестер,вскоре он женится на ней в Эдинбурге). Он ездил по Шотландии, Англии, Ирландии и Уэльсу, нигде не задерживаясь подолгу, по-прежнему много читал и с мыслью о близящемся освобождении человечества одну за другой публиковал брошюры.

В 1812 Шелли познакомился с автором «Исследования о политической справедливости» У.Годвином и философом Дж.Ф.Ньютоном, разрабатывавшим далекие от канонических теории религии и морали; каждый из них оказал огромное влияние на мировоззрение Шелли и на всю его дальнейшую жизнь. Гарриет родила ему дочь Ианту, но семейная жизнь не налаживалась. Встреча поэта в июле 1814 с Мэри Уолстонкрафт Годвин, дочерью его почитаемого наставника в философии, привела семью к окончательному развалу. В конце июля влюбленные уехали во Францию, оттуда в Швейцарию. В результате преждевременных родов Гарриет в декабре у Шелли появился сын Чарлз. Через три месяца и Мэри родила их первого ребенка (он умер в младенчестве). В начале 1816 у нее родился сын Уильям, а завершился год самоубийством Гарриет, после чего буквально в эти же дни, 30 декабря, Шелли и Мэри поженились.

Последний год жизни в Англии Шелли болел, боролся с нуждой и пребывал в подавленном состоянии. В марте суд отказался отдать ему детей Гарриет на воспитание. Он помогал Мэри писать «Франкенштейна» (1818), принял под свой кров и опеку ее сестру Клер Клермонт, родившую от Байрона внебрачную дочь, и с появлением на свет в октябре дочери Клары в пятый раз стал отцом.

Долгожданный отъезд в Италию весной 1818 не изменил их кочевого образа жизни. Едва ли между Миланом и Неаполем найдется большой город или морской курорт, где бы семейство Шелли не останавливалось на протяжении последних четырех беспокойных лет его жизни. В Венеции умерла Клара; в Неаполе Шелли удочерил младенца Елену – она прожила пять месяцев; в Риме умер Уильям; во Флоренции Мэри родила четвертого ребенка, Перси; наконец в Пизе семья прожила в относительном покое большую часть 1820–1822.

8 июля 1822 Шелли, его друг лейтенант Э.Э.Уильямс и матрос Ч.Вивиан отплыли из Ливорно на новой парусной шлюпке Шелли «Дон Жуан» на прогулку вдоль побережья. Во второй половине дня налетел шторм, примерно в десяти милях от Виареджо фелюга из Ливорно, по-видимому, столкнулась со шлюпкой и потопила ее. Находившиеся в шлюпке утонули, их сильно покалеченные тела через некоторое время прибило к берегу. Лорд Байрон, Ли Хант и Э.Дж.Трелони 13 августа торжественно сожгли на костре тела Шелли и Уильямса. В начале 1823 прах Шелли захоронили на протестантском кладбище в Риме, рядом с могилой погребенного незадолго до того Д.Китса.

Антиутопия Дж. Оруэлла
Антиутопическое общество Дж. Оруэлла в романе «1984», вызывает прямые ассоциации с советским обществом в сталинском варианте. В «новом мире» существует «министерство правды» — «руководящий мозг, чертивший политическую линию, в соответстви .

Литература 50—90-х гг.
Отгремели салютные залпы 1945 г., и началась мирная жизнь. Но могла ли быть «мирной» жизнь советских людей? Ведь сталинизм еще был силен, военная разруха давала себя знать, колхозник на земле и рабочий на заводе оставались рабами. Железны .

Любовная лирика
Женщина часто бывает, гениальна в любви, её отношение к любви универсально, она вкладывает в любовь всю полноту своей природы и все упования свои связывает с любовью. Н. Бердяев Тема любви в творчестве многих поэтов занимала и занимает .

Мэри Шелли

Шелли Мэри (с рождения — Годвин) – знаменитая английская писательница (1791 — 1851). Она родилась 30 августа 1791 года. Мэри была дочерью писателя и философа У. Годвина и писательницы Мэри Уолстонкрафт. В 1814 году она стала гражданской женой поэта П. Б. Шелли. В 1818 году после смерти первой жены Шелли, они с Мэри узаконили свои отношения церковным браком. В 1822 году поэт трагически погиб, а Мэри посвятила свою жизнь редактированию его публикаций и воспитанию их единственного сына из четырех детей, который не умер во младенчестве. Она зарабатывала литературным трудом.

Мэри Шелли написала семь романов, шесть из которых были выпущены при ее жизни, а последний был издан в 1859 году. Самый первый роман, написанный писательницей в 19 лет в 1818 году, стал знаменитым классическим произведением — «Франкенштейн, или Современный Прометей». Это произведение сочетает в себе элементы готического романа, поэзии романтизма и просветительского реализма. Роман описывает великое свершение и роковую ошибку человеческого гения. Швейцарский ученый Франкенштейн, изучив достижения современной медицины и секреты алхимии, проникает в тайны жизни. Пытаясь победить Смерть, он создает гигантское человекоподобное уродливое существо.

Философская идея Мэри Шелли заключается в непостижимости тайн мироздания и опасности вмешательства человека в законы природы. В 20 веке монстр Франкенштейн стоит наряду с известным вампиром Дракулой и становится одним из важнейших символов в мифологии Запада.

Мэри Шелли умерла в Лондоне 1 февраля 1851 года.

Шелли Люббен — полная биография

Путь одиночества

Скоро уже двести лет, как в европейской культуре присутствует «Франкенштейн». Роман, почти на спор сочиненный в 1818 году юной Мэри Шелли, породил целую мифологию. Помните? Где-то во льдах Арктики полярный исследователь Уолтон встречает ученого Виктора Франкенштейна, преследующего странное существо. Тот рассказывает, как его попытка создать совершенного человека привела к появлению чудовища, сеющего смерть на своем пути. Еще бы — Франкенштейн сделал свое творение из соединенных вместе кусков мертвых тел, оживив его с помощью гальванических сил. Монстр был могуч, разумен, но мучился от одиночества, от обиды на создателя в нем поселилась ненависть ко всему человечеству, и помыслы его устремились «на разрушение и смерть». Франкенштейн многие годы пытался уничтожить монстра, но тщетно. Франкенштейн умирает на борту корабля — и тут Уолтон видит монстра, склонившегося над телом. Чудовище рассказывает ему свою версию истории — и удаляется к полюсу, дабы найти счастье в небытии — и с тем, чтобы останки его «не послужили для какого-нибудь любопытного ключом к запретной тайне». В свою очередь, Уолтон сворачивает свою экспедицию, виня себя в малодушии и нерешительности, разочарованный тем, что вынужден возвращаться, так ничего и не узнав.

Даже из такого поверхностного пересказа видно, сколько слоев в этой небольшой книге. Сколь глубоко наука может подходить они к «запретным тайнам» и какие тайны можно считать запретными; что есть человек; что такое зло, где грань между живым и неживым, человеческим и нечеловеческим. К этому стоит добавить несколько не столь заметных, но важных линий: положение женщины, конфликт христианской и исламской культур, место науки в обществе. «Франкенштейн» прямо перекликается с такими шедеврами, как «Потерянный рай» Милтона, «Сказание о Старом Мореходе» Кольриджа и «Фауст» Гете. А позднейшие психологи нашли в книге и тревожные переживания беременной женщины, и явные проявления некрофилии, и неизбывное чувство вины и сиротства.

Как это все вместилось в роман, написанный 19-летней женщиной, пусть и чрезвычайно образованной (работы Франкенштейна — не досужая выдумка, но переосмысление изысканий, шедших на переднем крае науки того времени)? Конечно, Мэри Шелли была человеком не совсем обычным — как и ее круг. Только Перси Биши Шелли, сбежав из ханжеской Англии с новой невенчанной женой Мэри на берега Женевского озера, мог догадаться завести тесную дружбу с Байроном, бывшим в ту пору в полном блеске своей поэтической и скандальной славы. Даже для Мэри, чей свободный нрав развалил первый брак Шелли (брошенная жена Гарриет покончила с собой, последовал скандал и лишение поэта родительских прав), это было немного слишком. Общество на вилле Диодати и отдаленно не напоминало идиллию. Два гения день и ночь обсуждают животрепещущие темы, семнадцатилетняя Клэр, сводная сестра Мэри, вешается на шею Байрону. А с другого берега озера праздные английские туристы устремили свои подзорные трубы и бинокли в сторону обиталища наших героев. Еще бы! Две женщины из знаменитой своим свободомыслием семьи (родителями Мэри были предтеча анархизма Уильям Годвин и первая феминстка Мэри Уолстонкрафт), два гениальных поэта-ниспровергателя общественной морали, да еще врач Байрона Полидори, увлеченный вампирами (он, кстати, тоже написал свой роман). Режиссерам и литераторам до сих пор бог весть что мерещится. По меньшей мере, любовь с привкусом сатанизма и оргии в древнеримском вкусе.

В такой взвинченной обстановке Мэри и придумала своего «Франкенштейна». В некоторой степени это — ответ на сложную жизненную ситуацию. Но есть мотив, который роднит первый роман Мэри Шелли и самое маштабное ее произведение — антиутопию «Последний человек», и под одной обложкой они сегодня оказались отнюдь не случайно. Мотив этот — экзистенциальное одиночество. В «Последнем человеке» тема эта доведена до предела: мало того, что герой, Лайонел Вернэ, — с раннего детства остался сиротой, так ему еще и суждено стать свидетелем гибели всего человечества в ходе эпидемии. Трехтомный футуристический эпос, охватывающий события с 2070-х по 2100 год, при появлении своем в 1826 году вызвал полное недоумение — критики увидели в нем не более чем «изысканный образчик мрачного безумия» и просто «тошнотворное нагнетание ужасов». Современный читатель, разумеется, ничего такого ужасного не заметит, тема гибели человечества — одним из стандартных фантастических сюжетов. И все же картины зарастающего травой и деревьями Лондона и опустевшего Рима впечатляют.

Но, конечно, тема одиночества в «Последнем человеке» прямо связано с судьбой самой Мэри Шелли — как и главный герой книги, она к этому времени осталась наедине со своими вопоминаниями. И Перси Шелли, и Байрон к тому времени уже ушли из жизни, канула в прошлое и экзальтированная романтическая эпоха. «Почему мне суждено жить и видеть, как все вокруг меня умирают? В возрасте двадцати семи лет я ощущаю себя пожилым человеком — все мои друзья покинули меня», — пишет она в своем дневнике.

И еще несколько замечаний. Романы Мэри Шелли — не для быстрого чтения. Пусть проблематика их более чем современна, но язык целиком принадлежит дням юности писательницы. Особенность данного издания «Франкенштейна» — полнота: в нем учтены все варианты и разночтения разных редакций романа, которые подчас очень значительны. «Последний человек» на русский язык переводится впервые.

Энциклопедический словарь

Шелли (Перси Биши Shelley) — один из величайших английских поэтов XIX

в. Родился в графстве Соссекс 4 авг. 1792 г., потонул в Средиземном море

между Специей и Ливорно 8 июля 1822 г. Своей пламенной верой в

полновластный и всеразрешающий разум, своим полным пренебрежением к

унаследованным от прошлого человеческим воззрениям, верованиям и

привычкам Шелли, принадлежит еще к последователям идей века Просвещения.

«Политическая справедливость» Годвина, проникнутая целиком революционным

рационализмом девяностых годов XVIII в., стала очень рано его

евангелием; но идеи Годвина претворились у Шелли в красивые поэтичесние

видения, смело задуманные и своеобразные. Эти образы, воздушные и

туманные, убаюкивают сознание своей дивной художественностью. Как поэт,

Шелли принадлежит уже целиком к началу истекшего столетия, к тому

блестящему возрождению поэзии, которое мы называем романтизмом.

Поэтическое дарование Шелли, таким образом не вполне соответствует его

миросозерцанию. Двойственность Шелли, как рационалиста и романтика,

мыслителя и художника, проповедника и поэта, составляет самую

характерную черту его гения. «Шелли научил нас — пишет проф. Доуден —

признавать благодеятельность высшего закона, тяготеющего над избранными

душами, живущими ради идеи, ради надежды, и готовых претерпеть за них и

попреки, и посрамление, и даже принять смерть мученичества. Но этот

высший закон, как его представил себе Шелли — вовсе не добровольное

подвижничество или жалкий аскетизм; Шелли и в стихах, и в прозе отдает

должное музыке, живописи, скульптуре и поэзии и обогащает наше сознание

их могуществом. Его только никогда не удовлетворяет эпикурейское

наслаждение красотой или удовольствием. Его поэзия вливает в нас

божественную тревогу, которую не могут рассеять ни музыка, ни живопись,

ни скульптура, ни песня; через их посредство мы поднимаемся к какой-то

высшей красоте, к какому-то вожделенному добру, которых мы, может быть,

никогда не достигнем, но к которым мы постоянно и неминуемо должны

стремиться» («Transcripts & Studies», стр. 100). Женственно-красивый и

нежный облик Шелли, с его открытым и вдумчивым взором, заканчивает

обаятельность его, как поэта и как человека. — Созерцательная, склонная

к мечтательности и к сильным душевным возбуждениям натура Ш. сказалась

очень рано, когда еще ребенком, в поместье своего деда, он рассказывал

маленьким сестрам страшные сказки и забавлялся химическими и

электрическими опытами, производившими впечатление алхимии. Те же

интересы преобладают и позже в итонской школе, куда отец поэта, Тимофей

Ш., деревенский сквайр, отдал своего сына, в надежде ввести его в круг

избранной молодежи. В первые годы мы и здесь видим Шелли за чтением

страшных романов г-жи Редклиф и Люиса и за химическими опытами. Здесь

впервые жизнь показалась Ш. и своей неприглядной стороной. Суровое

воспитание тогдашнего англ. юношества жестоко отразилось на

чувствительной душе поэта. Он долго помнил издевательства, кулачную

расправу, приставанья своих товарищей и наставников. В «Лаоне и Ситне»

он вспоминает о них, как о своих «тиранах и врагах». В последние годы

пребывания в Итоне занятия Шелли становятся более серьезными. В нем

просыпается потребность творчества. В 1810 г., когда Ш. перешел в

оксфордский университет, он уже был автором двух романов: «Цастроцци» и

«Св. Ирвайн». Оба они отражают самый фантастический и грубый романтизм

тогдашнего ходячего романа, но несомненно нашли себе читателей. В Итоне

Шелли впервые увлекся и идеями «Политической справедливости» Годвина;

его кузина Гарриэт Гров, на любовь к которой благосклонно смотрели его

родители, была уже по первым письмам, пришедшим из Оксфорда, встревожена

вольномыслием своего молодого друга. На первых порах в Оксфорде Шелли

испытал мало новых впечатлений. Он издает шутовские стихи, под

заглавием: «Посмертные записки Маргариты Никольсон», зачитывается

Платоном, Еврипидом, Лукрецием, знакомится с Франклином и Кондорсе, с

философией Локка и Юма. Самый университет не произвел на Ш.,

по-видимому, никакого впечатления. Характерная для Шелли жажда прозелитизма

и потребность высказываться быстро привели его, вместе с его товарищем и

другом Гоггом, оставившим интересные воспоминания (Hogg, «Life of P. В.

Sh.», Лонд., 1858), к крайне опасному шагу: изданию брошюры о

«Необходимости атеизма». Ш. собственноручно распространял эту брошюру

среди студентов, рассылал ее множеству лиц и быстро распространил ее по

всему Оксфорду. Хотя имя его не стояло на заголовке, тем не менее

университетское начальство вызвало Шелли на суд и, после его отказа

отвечать на предложенные вопросы, постановлением 25-го марта 1811 г.

исключило обоих друзей из числа студентов. О женитьбе Ш. на Гарриэт Гров

не могло быть более речи. Отец Шелли на некоторое время запретил ему даже

являться домой, назначив ему 200 фунт. (=2000 руб.) ежегодной пенсии — и

19-летний Шелли раз навсегда был предоставлен самому себе. Следующие три

года жизни Ш.елли можно назвать эпохой общественно-политических скитаний.

Уже как бы приобретя венец гонимого за идею, Шелли в эти годы чувствует

себя защитником угнетенных и смелым поборником правды и свободы. В таком

свете представлялась ему дружба с Гарриэт Уестбрук, пансионной подругой

его сестер, дочерью богатого трактирщика, подозревавшегося и в

ростовщичестве. Увезя эту шестнадцатилетнюю девочку в Эдинбург к Гоггу и

женившись на ней в августе того же года, Шелли считал, что спасает ее от

тирании старого Уестбрука. Родители Ш., возмущенные таким неподходящим

для наследника баронетского достоинства браком, предложили ему

отказаться от наследства в пользу будущего сына или младшего брата. Это

еще более укрепило Шелли в той мысли, что он служит дорогим ему идеям

свободы, равенства и справедливости. В таком настроении совершил Ш. свою

поездку в Ирландию, где распространял почти собственноручно свою брошюру

о даровании равноправности католикам. Биографы обыкновенно подсмеиваются

над этим вмешательством Шелли в политику. Хотя эта пропаганда и кажется

наивной, но, читая брошюру Шелли теперь, при свете современных политических

отношений Англии, нельзя не признать, что он вовсе не витал в заоблачных

мечтаниях, а лишь высказывал взгляды, к которым его соотечественникам

предстояло придти через три четверти века. Все в том же настроении Шелли

знакомится вскоре сначала письменно, а затем и лично с Годвином,

отдается со всем пылом молодости делам благотворительности

(преимущественно в Тримедоке, в Карнарвоншире), издает еще целый ряд

политических памфлетов и , наконец, пишет свою «Королеву Маб», с

длинными примечаниями. Это первый поэтический опыт, еще слишком полный

юношеского риторизма и бледнеющий перед вдохновенной лирикой его

последующих поэм. Насколько молодой Шелли еще мало чувствовал себя в то

время поэтом, видно из того, что во время его пребывания в «стране

озер», где жили «поэты лэкисты» — Соути, Вордсворт и Кольридж, — их

поэзия мало заинтересовала Шелли , хотя он и был близко знаком с Соути, и

впоследствии влияние «лэкистов» сильно сказалось на его творчестве.

Увлечение политическими, социальными и философскими вопросами в то время

еще, по-видимому, сдерживало поэтическое дарование Ш. в слишком узких

для него рамках рассудочности. Вскоре для Ш. наступили новые

треволнения, и они могут считаться последним толчком к поэтическому

творчеству. Через год после выхода «Королевы Маб» и рождения дочери,

названной в честь героини этой поэмы тоже Ианти, Ш. расходится с

Гарриэт, и сердце его воспламеняется уже настоящей любовью к дочери

Годвина, Мэри. Разрыв с женой и вторичный увоз семнадцатилетней девушки

много обсуждались биографами Шелли и обыкновенно толковались не в пользу

поэта; в них видели прямолинейное и бездушное приложение теории

свободной любви (жена его была в то время беременна вторым ребенком и

спустя два года утопилась). Разобраться в этих событиях жизни Ш. трудно.

По-видимому, Шелли имел какие-то основания подозревать Гарриэт в неверности

и даже не считать ее будущего ребенка своим. Гарриэт вскоре сошлась с

другим человеком, причем ее самоубийство было следствием, с одной

стороны, давнишней склонности ее к такому концу, с другой —

неудовлетворенности в ее новой привязанности. Бегство с Мэри Годвин (28

июля 1814 г.) сопряжено с первой поездкой Ш. в Швейцарию, где годом

позже он близко сошелся с знаменитыми уже в то время Байроном. Четыре

года жизни Ш. с его новой подругой проходят то в Швейцарии, то в Англии.

За это время в окрестностях Виндзора возник «Аластор» (1816), первое

истинно поэтическое произведение Шелли Через два года вышла в свет и вторая

большая поэма, «Лаон и Ситна», более известная под заглавием: «Восстание

Ислама» (1818). Еще не признанный и известный лишь как автор

зажигательной «Королевы Маб», Ш. стоит уже на высоте своего поэтического

гения. К этому времени относится и знакомство Ш. с Ли Гентом и с юным,

вдохновенным Китсом. Это вступление в литературную среду сказалось как

обогащением, так и более всесторонним развитием художественных вкусов Шелли

Вместе с расцветом его таланта наступает и время полной политической

зрелости. Памфлет Ш. «Предложение о реформе избирательных законов во

всем королевстве» (1817) указывает на серьезные знания и трезвые

взгляды. Об этом свидетельствует и очерк, озаглавленный: «Философский

взгляд на реформы», до сих пор не изданный, но пересказанный Доуденом в

одной из его последних статей о Шелли. Для взглядов Шелли этого времени в

высшей степени характерны слова его в одном письме к Ли Генту. «Я

принадлежу к тем — пишет Шелли — кого ничто не может удовлетворить, но кто

готов покамест довольствоваться всем, что действительно достижимо».

Можно с уверенностью сказать, что юношеские увлечения Ш. разрешились бы

серьезным вступлением его на политическую арену, и здесь Ш. оказался бы,

вероятно, более полезным и деятельным, чем член палаты лордов Байрон. В

1815 г. баронстство перешло к отцу Шелли и поэт начал получать ежегодный

доход в 1 000 фн. (=10 000 р.), обеспечивавший ему и известное положение

в обществе. Но уже в 1816 г., когда утонула его первая жена, жизнь Шелли

начинает принимать такой оборот, что о его личном вмешательстве в

политику не может быть более речи. Против него вооружается его тесть,

Уэстбрук, по ходатайству которого лорд Эльдон, как лордканцлер, 17 марта

1817 года постановил лишить Шелли права воспитывать своих детей от первого

брака. Основанием этому послужили его связь с Мэри Годвин (несмотря на

то, что в это время Шелли, овдовев, уже был женат на ней) и, главным

образом, атеистические взгляды, высказанные в «Королеве Маб». Ш. был

таким образом как бы объявлен вне закона. Против него восстало и

общественное мнение, преследовавшее его до самой смерти. Его поэмы также

все еще не вызывали сочувствия. В горестном настроении Ш. решил покинуть

родину. 11 марта 1818 г., вместе с семьей и с сводной сестрой Мэри

Годвин, Mapией Клермон, матерью маленькой Аллегры, прижитой ею от

Байрона, Ш. уехал в Италию. Четыре года, которые Шелли прожил в Италии,

были самыми продуктивными и полными годами его жизни. В первые два года

уже возникли его «Освобожденный Прометей» и трагедия «Ченчи»,

заставляющие думать, что останься Шелли в живых, Англия обладала бы

сильным, глубоким и вдумчивым драматургом. В это время расширяются

артистические запросы Шелли, характерные для него, как для английского

романтика, родоначальника того особого эстетицизма, который тянется

через Р„скина до Росетти и В. Морриса. Давнишний восторг перед поэзией

древней Эллады, перед Гомером, гимны которого переводил Шелли, перед

Софоклом, с которым он никогда не расставался, и наконец перед

Феокритом, чье влияние слышится в одной из наиболее проникновенных поэм

Ш., «Адонаис», написанной за год до его смерти в память рано умершего

Китса, весь этот чисто артистический восторг перед Грецией еще

обновляется вестями о греческом восстании и знакомством с одним из его

видных деятелей, Маврокордато. Ш. искренно говорит ему: «Мы все греки» и

задумывает свою «Элладу» (1821). Под небом Италии — Италии начала века,

где вспыхнуло национально-освободительное движение, — Шелли увлекается

Данте, с его «Божественной Комедией» и с более близкой лирическому гению

самого Ш. «Vita Nuova». С Италией, «раем изгнанников», как назвал ее Шелли,

связаны, кроме «Ченчи», «Строки, написанные среди Евганейских холмов» и

«Юлиан и Маддало». Через посредство итальянского Возрождения Ш. понял и

поэтов «старой веселой Англии» времен королевы Бетси, к изысканной

прелести которых так внимательно прислушивались поэты-лэкисты и еще

больше Китс. Подобно лэкистам, поэта приковывает к себе и красота

природы. Время пребывания в Италии может быть названо самым счастливым

периодом в жизни Ш. Первый год, проведенный частью в Ливорно, частью в

Неаполе, был омрачен посещением Байрона в Венеции. Ш. был удручен не

только распутством Байрона, но и его странным отношением к маленькой

дочери Аллегре и к ее матери. Несколько позже супругам Шелли пришлось

оплакивать потерю их сына Вильяма, похороненного на том же кладбище в

Риме, где покоится теперь и прах Ш. Но уже второй и третий год

итальянской жизни, прошедшие частью в Пизе, частью в Ливорно, были полны

надежд и разнообразия впечатлений. Кроме Байрона, которого, несмотря на

разочарование в нем, как в человеке, Шелли продолжал от времени до времени

посещать, к образовавшемуся около него кружку присоединились теперь

Медвин и Трелоне, поддерживавшие бодрость духа Шелли Медвин, двоюродный

брат Ш., был и товарищем его по пансиону, где он воспитывался до

поступления в Итон. От него мы знаем о Шелли — мальчике (см. Th. Medwin,

«The life of P. B. Sh.», Лондон , 1847). Блестящие и остроумные рассказы

Трелоне касаются именно последних годов жизни Ш.; он же сообщил всего

более подробностей и о несчастной поездке под парусами, во время которой

погиб Ш . ( см . E. Trelawny, «Recollections of the last days of Sh. & of

Byron», 2 изд ., Лонд ., 1859; см . также «Records of Sh., Byron & the

author», Л., 1878). Известность Ш. возрастала туго (издание «Ченчи» и

«Освобожденного Прометея», вышедшее в Лондоне в 1821 г., пошло в ход

лишь после смерти поэта). Написанный в год смерти блестящий очерк «В

защиту поэзии», который справедливо характеризует один из биографов

поэта, Шарп, говоря, что «каждый интересующийся поэзией должен не только

прочесть, но изучить его» — вовсе не нашел издателя. В конце мая 1822 г.

Шелли с женой и супругами Вилльямс жили на берегу моря около Специи, в

вилле Casa Nova. Ш., не умевший плавать и не имевший понятия о морском

спорте, страстно любил море и вместе с Байроном приобрел шхуну,

названную «Ариель». Когда прибыла шхуна, у Ш. было несколько видений: то

маленькая Аллегра выходила из моря, то какая-то фигура позвала его за

собой в гостиную и там, сняв покрывало, оказалась его двойником,

исчезнувшим со словами: «Siete soddisfatto». Кто-то видел также Ш. в

лесу, когда он в это время был дома. 1-го июля Ш. и Вилльямс отправились

в Ливорно и оттуда в Пизу, где происходило совещание между Байроном и Ли

Гентом по поводу затеянной первым газеты. На возвратном пути Ш. вновь

шел на шхуне «Ариель» с Вилльямсом и лишь одним мальчиком в виде

матроса, а Трелоне следовал на яхте Байрона, «Боливар». Скоро из-за

густого тумана «Ариель» не был более виден, а после быстро налетевшего

непродолжительного, но сильного шквала от «Ариеля» но оставалось уже и

следа. Через несколько дней море выкинуло два трупа, оказавшихся Шелли и

Вилльямсом. Труп Шелли был сожжен на месте, и урна с его прахом отослана в

Рим, где она покоится рядом с останками поэта Китса и маленького сына Ш.

В карманах Шелли были найдены томики Софокла и Китса. Из многочисленных

изданий Ш. лучшие: «The Works of P. В . Sh. in verse and prose» ( с

предисл . и лримеч . H. B. Forman’a, 1880); «Poetical works» ( Л ., 1882);

«The poetical works of P. B. S.» ( Л ., 1892). В русском переводе К.

Бальмонта «Сочинения» Ш. появились в нескольких выпусках (СПб., 1892 —

96) и в «Полном Собрании сочинений Ш.» (т. 1, изд. «Знания», 1903 г.). О

нем, кроме указанного, см. J. А . Symonds, «Shelley» («English men of

letters», Л ., 1878); W. Sharp, «Life of P. B. Sh.»» («Great writers»,

Лонд ., 1877; полная библиография ); Rabbe, «Vie de Sh.» ( П ., 1887);

Druskewitz, «P. B. Sh.» ( Б ., 1884); E. Dowden, «The life of P. B. Sh.»

( Л ., 1886); его же , «Last words on Sh.» ( в «Transcripts and Studies»,

Л ., 1888); H. B. Forman, «The Shelley Library; an essay in bibliography»

( Лонд ., 1880) и «Notebook of the Sh. Society» (Л., 1887); M. К.

Цебрикова, «Шелли» («Отеч. Зап.» 1873, I u 5); Минский «П. Б. Шелли»

(«Загр. Вестн.», 1882, 1); З. И — ва, «Ш. и столетний его юбилей»

Биографии великих людей

&nbspГлавная &nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp &nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp А&nbsp Б&nbsp В&nbsp Г&nbsp Д&nbsp Е&nbsp Ж&nbsp З&nbsp И&nbsp К&nbsp Л&nbsp М&nbsp Н&nbsp О&nbsp П&nbsp Р&nbsp С&nbsp Т&nbsp У&nbsp Ф&nbsp Х&nbsp Ц&nbsp Ч&nbsp Ш&nbsp Щ&nbsp Э&nbsp Ю&nbsp Я&nbsp &nbsp&nbsp&nbsp

Шелли Люббен - полная биография

Шелли Перси Биш

Один из ведущих английских поэтов-романтиков. Родился 4 августа 1792 в Филд-Плейс (графство Суссекс), был старшим из семерых детей состоятельного землевладельца Т.Шелли, впоследствии возведенного в баронеты. После сравнительно безоблачного раннего детства мальчик учился в школах Сайон-Хаус близ Лондона (1802–1804) и Итон (1804–1810), в октябре 1810 поступил в Юниверсити-колледж Оксфордского университета. Университетская вольница отчасти вознаградила его за безрадостные школьные годы. Он жадно читал, живо интересовался логикой, этикой, метафизикой и критикой христианства и свел дружбу с Т.Дж.Хоггом (1792–1862), который разделял многие его увлечения, хотя и уступал в остроте ума. В начале 1811 они анонимно выпустили брошюру под названием Необходимость атеизма (The Necessity of Atheism), в которой утверждали, что бытие Божие нельзя обосновать рационально. Юношей исключили 25 марта 1811 за упорное нежелание ни признать свое авторство, ни отказаться от него.

Покинув отчий кров, Шелли избавился от родительской опеки. Между отцом и не оправдавшим надежд сыном возникла размолвка. Шелли ее усугубил, тайно бежав в конце августа с однокашницей сестер Гарриет Уэстбрук (вскоре он женится на ней в Эдинбурге). Он колесил по Шотландии, Англии, Ирландии и Уэльсу, нигде не задерживаясь подолгу, по-прежнему много читал и с мыслью о близящемся освобождении человечества одну за другой публиковал брошюры. Как и ранние произведения, проза Шелли этого периода была очень слабой, к тому же имела политический и антирелигиозный характер. В 1812 Шелли познакомился с автором Исследования о политической справедливости У.Годвином и философом Дж.Ф.Ньютоном, разрабатывавшим далекие от канонических теории религии и морали; каждый из них оказал огромное влияние на мировоззрение Шелли и в известной степени на всю его дальнейшую жизнь. Первым значительным произведением Шелли стала изданная в 1813 анонимно поэма Королева Маб (Queen Mab), оптимистический детерминистский трактат в стихах, излагающий с достаточной полнотой его взгляды на причины социальных бед и пути их устранения.

Гарриет родила ему дочь Ианту, но семейная жизнь не налаживалась. Встреча поэта в июле 1814 с Мэри Уолстонкрафт Годвин, дочерью его почитаемого наставника в философии, привела семью к окончательному развалу. В конце июля влюбленные уехали во Францию, оттуда в Швейцарию. В результате преждевременных родов Гарриет в декабре у Шелли появился сын Чарлз. Через три месяца и Мэри родила их первого ребенка (он умер в младенчестве). В начале 1816 у нее родился сын Уильям, а завершился год самоубийством Гарриет, после чего буквально в эти же дни, 30 декабря, Шелли и Мэри поженились.

В эти годы Шелли создал четыре выдающихся произведения – два стихотворения и две поэмы. Стихи, написанные летом 1816, когда Шелли и Мэри гостили у Байрона в Швейцарии, – абстрактно-философский Гимн Интеллектуальной Красоте и пантеистический Монблан. Поэма Аластор, или Дух одиночества (Alastor; or The Spirit of Solitude), написанная в 1815 звучным белым стихом, полна отголосков поэзии У.Вордсворта и развивает характерный для романтизма мотив тщетного стремления юного мыслителя к воссоединению с призрачной идеальной девой. Лаон и Цитна (Laon and Cythna, 1817), впоследствии переименованная в Восстание Ислама (The Revolt of Islam), – написанная спенсеровой строфой большая поэма о влюбленной паре, которая бросает вызов общественным установлениям и политической тирании.

Последний год жизни в Англии Шелли болел, боролся с нуждой и пребывал в подавленном состоянии. В марте суд отказался отдать ему детей Гарриет на воспитание. Он помогал Мэри писать Франкенштейна (1818), принял под свой кров и опеку ее сестру Клер Клермонт, родившую от Байрона внебрачную дочь, и с появлением на свет в октябре дочери Клары в пятый раз стал отцом.

Долгожданный отъезд в Италию весной 1818 не изменил их кочевого образа жизни. Едва ли между Миланом и Неаполем найдется большой город или морской курорт, где бы семейство Шелли не останавливалось на протяжении последних четырех беспокойных лет его жизни. В Венеции умерла Клара; в Неаполе Шелли удочерил младенца Елену – она прожила пять месяцев; в Риме умер Уильям; во Флоренции Мэри родила четвертого ребенка, Перси; наконец в Пизе семья прожила в относительном покое бóльшую часть 1820–1822.

Поражает продуктивность Шелли в два последних года его жизни. Кроме восьми десятков прекрасных лирических стихотворений и изрядного количества переводов, он создал с дюжину весьма крупных и сложных поэтических произведений и снискавший заслуженную славу трактат Защита поэзии (A Defence of Poetry, 1821). Освобожденный Прометей (Prometheus Unbound, 1818–1819), камерная лирическая драма с великолепными песнями-хорами, в основном опирается на сюжет Эсхила, который Шелли радикально переделал, изменив побудительные мотивы, движущие героями. Под пером Шелли античная трагедия преобразилась в типичную романтическую драму преступления и наказания, раскаяния и духовного воскресения, в нравственное исследование самой возможности искупления. Ченчи (The Cenci, 1819), пятиактная, в манере Шекспира, драма в белых стихах на сюжет из истории Рима эпохи Возрождения, наглядно раскрывает концепцию трагедии у Шелли: попытка сберечь душу при непрестанном давлении со стороны разложившегося общества неизбежно калечит людей нравственно – за исключением «немногих душ святых». Из двух стихотворных сатир Питер Белл Третий – гневное обличение Вордсворта за измену свободомыслию, Царь Эдип, или Тиран-толстоног (Oedipus Tyrannus, or Swellfoot the Tyrant, 1820) – «аристофановская» комедия на тему скандального разрыва короля Георга IV с королевой Каролиной. Шелли написал также политическую аллегорию-поучение Маскарад Анархии (The Masque of Anarchy, 1819), мифологическую поэму Атласская колдунья (The Witch of Atlas, 1820), элегию на смерть Джона Китса Адонаис (Adonais, 1821), лирическую драму Эллада (Hellas, 1821), прославляющую восстание греков против турецкого владычества, и оставшийся незавершенным Триумф жизни (The Triumph of Life, 1822), где попытался изложить своего рода духовную историю западной цивилизации. Форма «видения», некоторые мотивы и образы поэмы заимствованы у Данте, и система стихосложения свидетельствует о том, что Шелли овладел мастерством терцины.

Своеобразные религиозные принципы Шелли совпадали с христианскими по меньшей мере в одном: средоточием духовной вселенной была для него божественная любовь. Он стремился найти ее художественное воплощение, сначала в облике Девы под покрывалом из Аластора, затем в Интеллектуальной Красоте и – высшее для него в тот период ее олицетворение – в образе Азии, невесты прикованного титана (Освобожденный Прометей). Божественная любовь видится как объединяющее начало трех самых замечательных образцов его лирики 1819–1820 – Оды к Западному ветру, Облака, К жаворонку. Волшебница из Атласской колдуньи и Эмилия Эпипсихидиона (Epipsychidion, 1821) предстают символическими образами божественной силы. Наконец, в Триумфе жизни Шелли, пытаясь объяснить истоки божественного в истории человечества, возвращается к исходному – Интеллектуальной Красоте.

8 июля 1822 Шелли, его друг лейтенант Э.Э.Уильямс и матрос Ч.Вивиан отплыли из Ливорно на новой парусной шлюпке Шелли «Дон Жуан» на прогулку вдоль побережья. Во второй половине дня налетел шторм, примерно в десяти милях от Виареджо фелюга из Ливорно, по-видимому, столкнулась со шлюпкой и потопила ее. Находившиеся в шлюпке утонули, их сильно покалеченные тела через некоторое время прибило к берегу. Лорд Байрон, Ли Хант и Э.Дж.Трелони 13 августа торжественно сожгли на костре тела Шелли и Уильямса. В начале 1823 прах Шелли захоронили на протестантском кладбище в Риме, рядом с могилой погребенного незадолго до того Д.Китса.

Шелли

Очерк А. В. Луначарского о Шелли — извлечение из 11–й лекции курса «История западноевропейской литературы в ее важнейших моментах» (1923–1924). Печатается по: А. В. Луначарский. Собр. соч., т. 4. М, 1964, стр. 286–288.

Шелли 1 родился в 1792 году, умер (утонул) в 1822 году, следовательно, прожил всего 30 лет. За 10 лет своей литературной работы он сделался одним из величайших поэтов мировой литературы. (Большинство его вещей переведено на русский язык Бальмонтом, переведено хорошо, хотя неточно.) Шелли жил в ту же эпоху английской истории, что и Байрон.

Точно так же как и Байрон, он был необычайно чуток и восприимчив. 2 Кто из англичан не мог примириться с лицемерием общественного уклада? Конечно, самые благородные и чуткие люди, разбуженные французской революцией. Революция встряхнула Европу и оставила по себе могучие следы, которые определили жизнь этих людей, родившихся в самую эпоху революции, живших под обаянием ее идей и под знаком разочарования вследствие ее крушения.

Шелли развился под влиянием французских идей. Он проникся убеждением, что тирания есть корень всяческого зла и что человечество должно быть свободно.

Быть несвободным и оставлять других несвободными — это позор. Шелли пропитался этим революционным воззрением.

Вместе с тем это был удивительный поэт, влюбленный в природу гораздо больше, чем Байрон. Он не верил, что природа есть подножие божье и что бог создал природу из ничего. У него родился протест и против этой потусторонней тирании. Уже в Оксфорде, еще молодым учеником, школяром, он написал трактат «Необходимость атеизма». 3 Это — глубоко атеистическая книжка. В целом ряде тезисов, в высокой степени убедительных, он доказывал, что нельзя признавать высшей власти ни в природе, ни в обществе. Само собой разумеется, все «общественное мнение» всколыхнулось. Шелли выгнали из учебного заведения и стали говорить, что это — человек злонамеренный, в высшей степени вредный, от которого нужно держаться подальше. Началась обычная в Англии история. Человек нежной души, очень обидчивый и гордый, замыкается еще больше и начинает отвечать обществу дерзостями. Общество травит его, как преступника. И Шелли погублен.

У него и личная жизнь сложилась чрезвычайно странно, опять–таки в значительной степени под давлением общества. Он сначала женился только потому, что ему казалось, что женщина эта несчастна. Шелли, рыцарственно настроенному, взбрело в голову, что ее обижают и он должен ее защитить. Оказалось, что они были неподходящими друг к другу по характеру. Они разошлись.

В то же время происходил разрыв Шелли с обществом, которое считало его человеком подозрительным и даже преступником. Когда он женился вторично — на Мери Годвин, которая действительно была нежной, преданной ему подругой, — общество почло это за величайшее оскорбление нравов и церкви. Он попросил отдать ему детей от первой жены, покончившей вследствие какого–то несчастливого романа самоубийством. Ему отказали в этом. Английское «свободное общественное мнение» заявило, что так как он человек безнравственный, что видно из его сочинений, то ему вообще отцом быть не следует.

Тогда Шелли пришло в голову, что у него и маленьких детей от Мери Годвин также отнимут. Вместе с женой и маленькими детьми он бежал из Англии, притом не так, как Байрон, не для того, чтобы странствовать, а потому, что чувствовал себя в опасности.

Уехал он в Италию. Его отлучили от церкви, английская публицистика и английская полиция заявили, что он утерял всякие права гражданства и даже всякие права на человеческое достоинство. Когда один английский писатель посетил его в Италии, он ожидал увидеть настоящее чудовище. Ведь о нем говорили, что он что–то вроде антихриста! И писатель этот был совершенно поражен, увидев не дьявола, а скорее ангела. Действительно, Шелли был необычайно красив; его лицо преисполнено доброты, нежности и кротости — лицо, которым можно любоваться, как прелестной картиной (правда, в этом лице не было энергии, мужественности, скорее это — женственно–прекрасное лицо).

Изгнанник Шелли бедствовал, всегда недоедал, всегда возился с изданием своих сочинений и не находил издателей. В 1816 году он познакомился с Байроном, который сразу понял его огромное поэтическое дарование, благородную натуру. Байрон признавал его поэтом более великим, чем он сам. Шелли в свою очередь ценил Байрона чрезвычайно высоко и написал роман, в котором описывает их взаимоотношения в чрезвычайно поэтическом виде. Они нашли друг в друге опору и поддержку, в особенности Шелли в Байроне, потому что Байрон всегда стоял крепко на ногах и не боялся общества.

То обстоятельство, что Байрон судил о Шелли как о великом поэте, могло иметь большое значение и могло бы способствовать его признанию. Но Шелли очень скоро после того, как сдружился с Байроном и под его влиянием написал несколько более крупных и менее расплывчатых, чем обычно, произведений, утонул в бурю во время небольшого путешествия в лодке по Средиземному морю.

Произведения Шелли чрезвычайно интересны, прежде всего лирика. Но в ней вы не найдете много революционных откликов; это главным образом прелестные воздушно–мечтательные описания природы. Вся природа у Шелли приобретает характер изменчивый, полный метаморфоз, моментов, переходящих один в другой. Лучшее его произведение — «Облако», в котором он описывает все перемены в тонах и формах тучки. И вся природа представляется ему в виде красивого калейдоскопа, сна развертывается в его произведениях всегда полная настроений, мерцающих красот и тайн. Многие считают Шелли величайшим лириком на свете.

«Восстание Ислама» — романтическое произведение, на наш взгляд, несколько смешное. Действие происходит во время Великой французской революции, с байроновскими восточными типами, вмешанными в ее гущу.

Драма «Ченчи» — история тирана из эпохи итальянского Возрождения. Этот сеньор влюблен в свою собственную дочь и употребляет все средства, чтобы добиться обладания ею. Дочь, несмотря на то что это кроткая, милая девушка, должна была убить отца в самозащите и была за это казнена: Шелли чувствовал что–то родственное с этим загнанным существом, которое, будучи кротким по существу, идет на такое преступление, как отцеубийство, потому что до этого довел ее тиран.

Наконец, шедевр Шелли — это «Освобожденный Прометей» (переведен на русский язык Бальмонтом).

Я рассказывал вам про Эсхилова Прометея, который похитил огонь с неба для того, чтобы дать его людям.

Вы помните, как за это Зевс приковал его к скалам Кавказа и посылал коршунов, которые терзали его. Зевс знал, что Прометей опасен для него тем, что предвидит будущее и знает какую–то комбинацию сил, которая может погубить Зевса. Поэтому Зевс старался выпытать тайну Прометея. Но Прометей гордо молчал. Мы знаем, что Эсхил потом повернул на примирение — Прометей рассказывает все Зевсу. Зевс прощает его, и все кончается гармонией. Эсхил в то время не хотел быть революционером. Революционна трагедия Эсхила только в первой, дошедшей до нас части.

Совершенно другое у Шелли. Шелли делает предсказание, что через несколько веков произойдет великая космическая революция. Он предвидит, что люди разобьют цепи всяческой тирании. Эта революция освободит мысль человека и весь мир от всякой зависимости от бога, от идеи потустороннего мира, от всяких предписаний морали и каких бы то ни было физических и духовных пут. Это — преображение природы. Конечно, в этой поэме мы не найдем научного или точного выражения того, как мы можем представить себе эту грядущую мировую революцию. Все взято сквозь туман, все выражено в образах, полных пафоса и символов, в образах мифических, очень далеких как будто бы от жизни. Но внутренний смысл глубоко революционен. Вся поэма проникнута горячим энтузиазмом. Вся она звучит как триумфальный марш.

    Шелли, Перси Виши (1792–1822) — выдающийся английский поэт, мыслитель и революционер. Упоминая Шелли в числе тех социалистов, которые «очень много сделали для просвещения пролетариата», Ф. Энгельс назвал его «гениальным пророком» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 2, стр. 462–463). ↩

Э. Эвелинг и Элеонора Маркс–Эвелинг в своей статье «Шелли как социалист» (перевод ее с немецкого языка см. в журнале «Под знаменем марксизма», 1922, № 7–8, стр. 101–116) так охарактеризовали философские взгляды Шелли:

«По инстинкту, или дару провидца, или, как бы мы ни назвали эту блестящую способность ощущать истину раньше, чем она получила ясное выражение, Шелли стоял на точке зрения теории развития. Он переводил на свой собственный пантеистический язык допущение, что материя и движение вечны, что различные формы материи и движения подлежат непрерывным превращениям, без возрастания или убывания материи и движения».

См. также брошюру: Aveling, E. and Marx–Aveling, E. Shelley’s Socialism (Two lectures). Manchester, 1947, p. 26.

Небольшой памфлет Шелли «Необходимость атеизма» был издан в виде отдельной брошюры в феврале 1811 г. 25 марта этого же года Шелли был за это исключен из Оксфордского университета.

Памфлет был включен в Полное собрание сочинений П. Б. Шелли, изданное в 1965 г. в Нью–Йорке. На русский язык он не переведен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *