Соня Бенеддра — полная биография

Соня Бенеддра — полная биография

Хени Соня — биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.

Соня Бенеддра - полная биографияСо́ня Хе́ни (норв. Sonja Henie; 8 апреля 1912 Осло — 12 октября 1969 ) — норвежская фигуристка, выступавшая в одиночном разряде, а позже американская актриса.

Соня родилась в Осло. Ее отец был скорняком, а в прошлом чемпионом по велоспорту. Мать Сони была домохозяйкой. Родители всячески поощряли и хвалили своих детей, если те занимались и проявляли интерес как какому-либо виду спорта. Соня Хени неплохо каталась на лыжах, а потом со своим братом стала выступать как фигуристка. Как только у Сони проявился нешуточный талант к катанию на коньках, то ее обучение в школе окончилось. Поскольку родители Сони были довольно богатыми, то они могли позволить нанимать лучших в мире преподавателей для своей дочери. Целью отца Сони было сделать из нее спортивную звезду.

Одной из звезд первых Олимпийских игр стала именно Соня. Соня финишировала последней. Однако девочка получила высший балл от одного из судей за произвольное катание. Это было началом. Пресса тоже заинтересовалась Соней. Хени же, вернулась в родной город и там продолжила тренировки. Девочка постоянно трудилась, она меняла тренеров, чтобы получить максимум новых знаний и отточить технику. Усердие принесло плоды на первенстве мира 1926 года. Соня финишировала второй и в этот же день дала себе клятву: никогда более не занимать вторых мест, только первые.
Она смогла выполнить это обещание.

В 1927 году, перед первенством мира она увидела выступление известной балерины Анны Павловой. Соня была настолько потрясена, что ввела в свое выступление движение балерины и хореографический рисунок. Соня воспользовалась музыкой из «Лебединого озера». Девушка буквально танцевала на льду. Соня выиграла свой первый чемпионский титул из десяти.
Вторые зимние соревнования состоялись в Сент-Морице. Соня, которой было тогда уже около 15 лет, смогла покорить и судей и зрителей. Ее программа была сложной, но девушка успешно выполнила все ее пункты. Шесть из семи судей поставили ее на первое место. Первое золото на Олимпийских играх Соня Хени уже получила.

В 1932 году Соня приобрела воистину космическую известность. Когда Олимпийские игры проходили в США, то девушку немедленно окрестили Павловой на льду. Хени с трудом преодолевала языковой барьер, но все же смогла поведать миру о том, что «побеждает почти всегда». Соня вновь победила. На первое место ее поставили все семь судей. Ей была присуждена вторая олимпийская золотая медаль.
Девушка провела на льду 18 лет, она питала честолюбивые планы. В 1936 году она прибыла на третью зимнюю олимпиаду. Она собиралась в который раз защитить свою золотую медаль.
Потрепанные нервы Сони едва выдержали атмосферу соревнований. Соня всего на 3,6 очка опережала свою соперницу Сесилию Колледж из Великобритании. Тогда случилось событие очень необычное для мира фигурного катания: Соня сорвалась. Девушка сорвала с доски обидную для себя записку и порвала ее на кусочки. Соню называли «железной бабочкой». Хени не только нашла в себе силы сдержать обиду и ярость, но и победить. Соня Хени третий раз защитила олимпийское золото.

Через неделю она выиграла свою десятую золотую медаль и повесила коньки на гвоздик. Она покончила со спортивной карьерой. Соня Хени стала киноактрисой. До этого она стала трехкратной чемпионкой олимпийских игр, десятикратной чемпионкой мира, а также завоевала около 1473 различных медалей, призов и кубков, изменив при этом вид этого спорта.
Соня Хени погибла в самолете, который летел из Парижа в Осло.

Накануне выздоровления

Пятилетняя Соня Пятница — настоящая звезда!

Последние новости: Поддержка добрых людей пришла вовремя, родители Сони переехали в Москву и устроились на работу. Девочка продолжает наблюдаться у московских врачей, у нее все хорошо.

Она два раза выступала на сцене вместе с солисткой «Ночных снайперов» Дианой Арбениной. Первый раз она спела «Южный полюс» на концерте в честь певицы, второй раз — «Актрису» на концерте «Снайперов» в клубе Б1 Maximum. Соня не боится сцены, Соню обожает публика. При этом «закулисная» Сонина жизнь полна трудностей и самой настоящей борьбы — с очень тяжелой болезнью.

Два года назад Соне поставили диагноз «лейкоз». За эти два года Соня перенесла несколько блоков химиотерапии, трансплантацию костного мозга с последующими осложнениями и все с честью выдержала. Соня поправляется, скоро её выпишут домой. Правда, дома у Сони временно нет. Болезнь ребенка всегда кардинально меняет жизнь семьи. Ещё несколько лет Соне необходимо находиться под пристальным наблюдением врачей, регулярно

приезжать в больницу на проверки. Поэтому родители девочки решили переехать из Пскова в Москву.

Папа военнослужащий отказался от служебной квартиры в Пскове и ждет назначения в столицу. Сонина мама не работает, так как дочке необходим постоянный уход. А также лекарства, полноценное питание, средства по уходу — всего примерно на 20 тысяч рублей в месяц. Этих денег у семьи сейчас нет. Все сбережения потрачены за два года болезни

ребенка. Фонд «Подари жизнь» очень просит поддержать семью Сони Пятницы именно сейчас, когда Сонечке и её родителям осталось пройти последний отрезок сложного пути от болезни к выздоровлению.

Как помочь?

Вы можете связаться с мамой Сони Пятницы Ольгой по телефону: + . Или перечислить деньги на её сберкнижку:

Сбербанк России
Донское отделение № 7813/01545
р/c 30301810938006003811
БИК 044525225
ИНН 7707083893
30101810400000000225
42307. 810.8.3811.8154083
Получатель: Пятница Ольга Анатольевна.

На нашем сайте действуют правила поведения, которые мы настоятельно просим соблюдать. В комментариях запрещены:

  • ненормативная лексика
  • призывы к насилию, оскорбления на национальной почве
  • оскорбления авторов материалов, других пользователей сайта
  • реклама, ссылки на иные ресурсы, телефоны и другие контакты

Редакция не занимается проверкой контактов, расценивая их как априори вредные для других пользователей. Сообщения с перечисленными нарушениями удаляются модератором. Также мы уведомляем, что редакция не несет ответственности за содержание комментариев, даже если позиция пользователей не совпадает с мнением редакции

Значение имени Соня

Краткая форма имени Соня. Сонька, Софьюшка, Софа, Сона, Сонечка, Сонюша.
Синонимы имени Соня. Софья, София, Софи.
Происхождение имени Соня. Имя Соня русское, славянское, православное, католическое, греческое.

Имя Соня в русском языке считается краткой формой имени Софья, означающего «мудрость», «премудрость», «мудрая». Как один из вариантов толкования – «сонная». Возможно подтверждению этой версии толкования станет то, что имя Соня – это одно из славянских имён. И часто у славян имена отражали какие-либо черты характера человека. Имя Соня стало самостоятельным именем в Европе, Северной Америке (в частности в США) и Индии и набирает всё большую популярность.

С детства в Соне заметны сильные волевые черты характера. Все предпочитает делать самостоятельно – и набивать шишки, и выигрывать призы. Руководить Соней очень нелегко, такое ощущение, что она рождается с уже готовым планом своей жизни и отговорить ее от какой-либо затеи почти нереально.

У Сони отличная память и огромный интерес к жизни и миру. Она ощущает огромную потребность посвятить себя и свою жизнь какому-либо делу, не важно о чем идет речь – воспитание детей, построение карьеры, благотворительность или общественная деятельность. Все двери открыты для нее до тех пор, пока она сама верит в то, что делает. Как только Соня потеряет веру или интерес к этому, то все может просто рассыпаться, как карточный домик.

Соня легко адаптируется в любом окружении, она тонкий дипломат с отличными навыками коммуникации и коммуникабельности. Но вот если Соня выбрала себе друга, то уже не позволит другим «обладать» им – очень уж ревностно она относится к своим друзьям, но зато истинным друзьям она верна и не бросит ни в какой беде.

Соне легко читать все в вашем сердце, она женщина, понимающая души людей и их сердца. Соня очень женственна и восприимчива. Ей нравится руководить, но она хочет быть и просто любимой женой. Дома Соня может быть гораздо мягче, чем на работе. Но для этого нужно просто ее любить такой, какая она есть.

Именины Сони

Соня празднует именины 28 февраля, 1 апреля, 4 июня, 17 июня, 30 сентября, 1 октября, 29 декабря, 31 декабря.

Известные люди с именем Соня

  • Соня Ганди (индийский политик итальянского происхождения, лидер Индийского национального конгресса, вдова бывшего премьер-министра Индии Раджива Ганди)
  • Соня Делоне или Терк-Делоне (урождённая — Сарра Штерн; французская художница-абстракционистка)
  • Соня Неф (швейцарская горнолыжница, выступавшая за сборную Швейцарии с 1993 по 2006 год)
  • Соня Кристина Линвуд (более известная под сценическим именем Соня Кристина; английская певица, гитаристка и автор песен, наибольшую известность получившая как вокалистка «Curved Air»)
  • Соня Томас (род. 1967) прозвище — «Чёрная вдова»; американка из Висконсина корейского происхождения, известная своими достижениями в скоростном употреблении пищи)
  • Соня Элен Киса ((род.1978) канадский лингвист, переводчик с английского, французского и эсперанто; известна как активный участник мирового сообщества эсперантистов и создатель искусственного языка токипона)
  • Соня Уолгер (английская актриса)
  • Соня Хени (норвежская фигуристка, а позже американская актриса, первая в мире трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию среди женщин – одиночниц)
  • Соня Элеонора Смит Жаке (американская актриса)
  • Соня Граф-Стивенсон ((1912 — 1965) урождённая — Граф; американская шахматистка, международный мастер (1950))
  • Соня Кривая ((1894 — 1919) участница революционного движения на Урале, одна из руководителей большевистского подполья в период мятежа белочехов и режима Колчака. Именем Сони Кривой названы улицы в Челябинске и Коркино.)
  • Соня Лафуэнте Мартинес (испанская фигуристка, выступающая в одиночном разряде, чемпионка Испании 2010 года)
  • Соня Блейд ((Sonya Blade) персонаж мира игр Mortal Kombat)
  • Соня Харальдсен (королева Норвегии с 17 января 1991, жена короля Харальда V)
  • Соня Соколова (настоящее имя — Софья; российский интернет-продюсер, музыкальный журналист, участник ряда крупных проектов в Рунете; известна как сооснователь первого российского музыкального сайта Звуки.ру, который начал работу 19 декабря 1996 года (изначально носил название Music.ru))
  • Соня Сон (американская актриса)
  • Соня Сотомайор ((род.1954) член Верховного суда США, в августе 2009 года Сотомайор была избрана в состав Верховного суда США, став первым латиноамериканским судьёй в этой должности)
  • Соня Брага ((род.1950) бразильская актриса)
  • Соня Видеман (немецкая саночница)
  • Соня Моргенштерн ((род.1955) восточно-германская фигуристка, выступавшая в одиночном разряде; трёхкратная чемпионка ГДР, бронзовый призёр чемпионата Европы 1972 года)
  • Соня О’Салливан ((род.1969) ирландская спортсменка, легкоатлетка, специалист в беге на длинные дистанции, кроссменка, Чемпионка мира и Европы, серебряный призёр Олимпийских игр)
  • Соня Кузьмина (участница третьего сезона Фабрики звезд, дочь Владимира Кузьмина)
  • Соня Рикель ((род.1930) французский кутюрье)
  • Соня Граматте ((1901 — 1974) урождённая — Софья Фридман-Кочевская, использовала имя — Соня Фридман-Граматте, Соня Граматте; австрийско-канадский композитор)

Другие женские имена Мужские имена
Совместимость имён Национальные имена

Совпало ли описание имени? Оставьте комментарий!

Обсуждение описания имени Соня

Я тоже Соня. Я учусь в 5 классе. Я очень люблю поспать.

ШАТАЛОВА Соня ( род. 1993)

Соня Бенеддра - полная биография

Шаталова Евгения Николаевна: «Я мама очень талантливого ребёнка с «особенностями развития», и со всеми вытекающими из этого сложностями. У меня нормальная семья — муж, старшая любимая доченька Вика и младшая «особая» любимая доченька Софиюшка. Люблю лес, книги фэнтези, очень люблю кошек.

Не люблю употребления мата и ещё термин «совок» по отношению к стране, где прошла большая часть моей жизни. Особенно не нравится, когда этот термин употребляют люди, родившиеся в конце 70- 80 годов.

В этом журнале пишет также моя дочь Софиюшка. Она 12 ноября 1993г. рождения, и у неё аутизм в тяжёлой форме. Соня не может говорить, и общается письменно или через компьютер. Её посты начинаются со слов «это я Соня» nnnannn.livejournal.com/ .Соня очень ценит ваши комментарии, они для неё — связь с окружающей реальностью. София поэт и философ, с её творчеством можно познакомиться, например, здесь: kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=24610
и ещё на сайте «Дети дождя» есть её страничка.

Если кто-то желает помочь Соне в оплате реабилитационных мероприятий, это можно сделать
путём перевода на карточку Сбербанка
Сбербанк России ОАО
БИК 044525225
ИНН 7707083893
КПП 775003035
ОКАТО 45286580000
Корр. счёт 30101 810 4 0000 0000 225 в ОПЕРУ МГТУ Банка России
Шаталова Евгения Николаевна
Счёт 40817810738121711801
карточка 67628038 8136637060
или
перевода на счёт Альфа-банка
ОАО «АЛЬФА-БАНК» г.Москва
БИК 044525593
ИНН 7728168971
Шаталова Евгения Николаевна
счёт 40817810704140015303
или
Яндекс-деньги
410011124185678

Соня ШАТАЛОВА: цитаты (афоризмы)

АЗАРТ − такое увлечение, когда ничем другим заниматься, невозможно, пока силы есть.
8 лет

АФРИКАНЕЦ − лучший разведчик для ночной разведки.
10 лет

БАБОЧКА − главная примета летнего счастья.
8 лет

ВЕТЕР − воздух, который не любит покоя.
8 лет

ВЕРЛИБР − стих, который может не подчиняться законам стихосложения и не станет от этого хуже.
8 лет

ВРАЧ – тот, кто из травы здоровья удаляет сорняки болезней

ГРЕХ − короста на душе, отделяющая человека от Бога.
ГРЕХ− мысль или действие против образа Божия в себе.
9 лет

ДА − положительный полюс шкалы согласия.
10 лет

ДЕТСТВО − восход судьбы в человеческой жизни.
10 лет

ДОЖДИК − река с дырявым дном.
8 лет

ДУША − это пустота в человеке, которую он заполняет Богом или сатаной.
8 лет

ЖИЗНЬ − дуновение щедрости Божией на сотворённую Им природу.
8 лет

ЖУК – насекомый танк

ЗАСАДА − тайное ожидание с плохими намерениями для тех, кого ждут.
8 лет

ЗВУК − одна из главных красок, которыми написана картина мира.
8 лет

ЗНАКОМСТВО − встреча разных пониманий мира, или даже разных миров.
8 лет

ИГРА − взаправдашняя понарошность.
8 лет

ИМПРОВИЗАЦИЯ − игра воображения со словами, звуками, красками, чтобы быстро получилось что-то новое.
8 лет

КНИГА − вещь, в которой можно сохранить знания и чувства людей во времени.
КНИГА− способ разговора с многими людьми сквозь время.
8 лет

КОЛЯСКА − кресло-постель на колёсах.
10 лет

КОШКА − символ уютной независимости.
8 лет

КРЫЛО − главный признак всего, что умеет летать.
8 лет

ЛАСТИК – это великий маскировщик письменных ошибок.
ЛАСТИК – навсегда закрытое хранилище описок.

ЛОШАДЬ – большое тёплое четырёхкопытное счастье

МАСКА − лицо одного выражения.
10 лет

МУДРОСТЬ − мера между «мало» и «много».
10 лет

МУЗЕЙ − консервы времени.
8 лет

МУЗЫКА – песня Бога в восприятии человека.

МЫСЛЬ − самая мощная после любви сила в мире.
МЫСЛЬ − смелость ума оформлять словами образы.
МЫСЛЬ − то, что отличает мир от хаоса.
8 лет

НАДО – кнут для воли.

НАУКА − познание, основанное на сомнении.
10 лет

НОВИЗНА − такое явление, что от встречи с ним твой мир становится богаче.
8 лет

НОВОСТЬ – всё, о чём ещё никто не знает

НОЧЬ − чёрный зонтик со звёздами.
10 лет

ОБРАЗ − картинка, которая возникает в мозгу, когда видишь, слышишь, ощущаешь или даже вспоминаешь что-то.
8 лет

ОПРЕДЕЛЕНИЕ – это словесные границы понятия

ОТДЫХ − работа с удовольствием.
8 лет

ПОГОДА – настроение природы.

ПОЧЕМУ – мост от следствия к причине.

ПОЭТОМУ – мост от причины к следствию.

ПРЕОДОЛЕНИЕ − усилие души, в результате которого ум и тело справляются со всякими препятствиями.
9 лет

ПРИКЛЮЧЕНИЕ − такое необычное событие, которое изменяет в чём-то твой мир и тебя.
8 лет

ПТИЦА − воплощённая мысль Бога о песне и полёте.
8 лет

ПРИРОДА – взгляд Бога вокруг Себя.

РОЛЬ − это жизнь, которой живут в игре.
8 лет

РОМАНТИКА − настроение, когда во всём обычном видишь чудо.
8 лет

СКАЗКА − это жизнь, придуманная душой, когда ей не подходит её реальная жизнь.
8 лет

СКОБКИ − это стенки для слов в письменной речи.
8 лет

СМЕХ − доктор для печальной души.
8 лет

СОБАКА − лающее воплощение верности и покорности.
10 лет

СОРЕВНОВАНИЕ − это совместное делание чего-нибудь с целью узнать, кто делает это лучше.
8 лет

СПИРАЛЬ − застывшая в танце прямая.
10 лет

СТЫД − огонь, выжигающий грех из души человека.
9 лет

СТРАХ – возбудитель трусости.
СТРАХ – тормоз на пути к действию.

УДАЧА − событие, которое вызывает чувство хорошего настроения.
8 лет

УЛЫБКА – пароль доброжелательности.

УРАГАН − сошедший с ума ветер.
8 лет

УПРЯМСТВО – тормоз в развитии человечности.
УПРЯМСТВО – камень в характере, об который спотыкаются самые лучшие намерения.

УХО − ловушка для звуков у живых существ.
8 лет

ФАНТАЗИЯ − ткань для украшения существования души.
10 лет

ЧЕЛОВЕК − такое живое существо, у которого есть разум, речь, умелые руки и способность решать, как всё это использовать.
8 лет

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО − это все человеки вместе, если их рассматривать как одного большого человека.

ЧЕРЕП – маленькая костяная коробка в скелете, в которой заключена Вселенная.
8 лет

ШАР − куб без углов и рёбер.
10 лет

ЭССЕ − эмоция, выраженная как мысль.
8 лет

Соня ШАТАЛОВА: поэзия

Соня занимается рисованием в студии центра «Подсолнух». Ее удивительные стихи и эссе (Соня – ученица Виктора Кротова) выходили в издательстве «Ковчега», сейчас готовится еще одна книга, совместная с Асей Климановой.
Рассказать о ней нечто большее – это надо быть поэтом. Как она. Потому что Соня Шаталова – одна из тех, кто имеет смелость и талант донести до нас без искажений свет и сумерки сквозящего и дивного мира, которому она свидетель. Пусть говорят ее собственные тексты.

***
Я не одна!
Мне почему-то вволю не даётся
Ни пищи,
Ни приятных дел,
Ни встреч.
Я вовсе не капризна,
Мне роскоши и праздников сплошных
Не надо.
Хотелось бы лишь есть три раза в день —
Не разносолы, нет, простую пищу.
Но и её так не хватает!
Хотелось бы общаться
С хорошими людьми.
Но не умею —
Аутизм мешает.
С нелепым поведением, со страхами, немая –
Кому я интересна?
Кому же я нужна?
И руки неумелые, и воли лишена —
Вам стало жаль меня?
Не надо!
Со мной Господь, я не одна!
Со мной и мама, и сестра,
И даже папа помогает,
Хотя и верит не всегда.
Мне батюшка сказал:
— Твоя болезнь
Тебе сейчас во благо.
Должна пройти ты этот путь.

Терпи, лечись и главное — молись.
Настанет день, ты обретешь свободу,
Лишь с Богом будь.
Так Он же в сердце!
Он заполняет грудь!
Мне вам шепнуть
Те главные слова?
— Помилуй, Господи.
С Тобой я не одна!

8 лет

***
«Что заставляет уходить в бессмертье
Мельчайшие частички бытия?
Их разделяют звезды и столетья,
И вместе с ними исчезаю я.
Но исчезая, во Вселенской книге
Я оставляю четкие черты.
И в каждом атоме, и в каждом миге
Меж мной и Вечностью наведены мосты».

***
Люди разные, как звезды
Я люблю всех,
Сердце вмещает все звезды Вселенной

***
Ночь и день
Мне нравятся ночь и день.
Мне нравится их непохожесть.
Их шитость тоже нравится мне,
Шитость звёздами и Солнца лучами.
Мне нравятся их чудеса и тайны.
Шитость великой Книги событий,
Книги, которую пишет Бог о мире.
8 лет

Костёр горел, и пламя пело
О Солнце и о гордости людей.
И голова моя горела
От горечи прожитых дней.
Мне скоро девять. Это вечность
В сравненье с временем костра.
Судьбой мне до конца?
Но он согрел людей.
А я?
Немая, неумелая,
От мира за стеной.
Зовётся аутизмом
Недуг проклятый мой.
Неужто одиночество –
Судьбой мне до конца
И в пепел превращусь я,
Не согрев сердца.
Костёр заплакал, догорая.
С поленьев капает смола.
И плачу я. Ведь дорогая
Цена безмолвья. Боже, дай слова!
8 лет

Вечером вчерашним
Мы ходили к храму
По длинной-длинной улице
Вдоль берега Оки.
Снежок слегка похрустывал.
Тихонько бились волны
За низкими домами.
И были мои мысли
Спокойны и мягки.
Весь мир в меня вливался,
И с каждым всплеском волн
Я больше становилась,
И я до звёзд росла.
А звёзды песню пели,
Им вторила река,
И я им попевала,
Свободна и легка.
И Бог нас молча слушал,
И нас дарил любовью.
Я ей делилась с миром
И всё сильней росла.
И я всё понимала,
И не было сомнений,
А только ликованье
И внутренний покой.
Дома всё исчезло.
Но я теперь уж знаю —
Настанет моё время
И буду я такой.
8 лет

* * *
Такой сегодня снег хороший!
Последний, ведь уже весна.
Это сияние уходящей зимы.
9 лет

* * *
Ты мне молча улыбнулась,
Мимоходом, среди дел. —
И за окном уже весна.
9 лет

Как звук в словах со смыслом связан?
Тайна известна лишь Богу.
Постичь её — постичь устройство мира.
9 лет

* * *
За окном поёт дождь,
И в сердце песня без слов.
Мир сшивается песней.
21.6.05, 11 лет

* * *
Птичка с рыжеватой грудкой
Сказала мне: «Чуить!», —
И я поздоровалась с ней.
22.6.05, 11 лет

* * *
Радость в каждой звонкой капле,
Капле летнего дождя.
Все, кто хочет, пейте!
22.6.05, 11 лет

* * *
Ярко, жарко и душисто.
По лицу хлещут травы…
А говорят, что счастье не бывает полным.
23.6.05, 11 лет

* * *
«Чижик-пыжик, где ты был?» —
Спел мне папа.
Песенка, сшивающая поколения.
26.6.05, 11 лет

* * *
Какое же написать трёхстишие?
Гудящая каша из слов в голове.
И сердце предпочло тишину.
29.6.05, 11 лет

* * *
Ты объясни мне, мама,
Зачем риза Солнца красна?
Поэты цветы рисуют словами.
Солнце и воздух, мир и роса,
Обида и боль, и радость, и грусть –
Всё можно выразить словом.
Но что краски слову даёт?
Что его кровь заполняет?
Может быть, Солнце?
Ведь Бог же недаром в сердцах у поэтов
Кусочки Солнца зажёг!

***
Рябина должна быть красной.
Если она зелёная,
Я с тревогой жду осени.

***
Мне ты сказала в тишине:
«Ты мой любимый заяц» —
И мир заполнился песней.

Берёзовое поленце когда-то было берёзкой.
Она росла на пригорке,
Дружила с ветром и дождиком,
Полоскала зелёные волосы
В солнечных жарких лучах…
А теперь это просто поленце.
Во снах оно видит прошлое
И шепчет мне… шепчет…

Помнишь, мама, прошлого шёпот
У маленьких домиков за крепостной стеной?
Помнишь, послышался конский топот
Полков, уходящих на праведный бой?
Помнишь рябины кисть горько-красную
На деревце возле старинного храма?
Такая ж росла и в то время опасное,
Ты представляешь себе это, мама?
Помнишь, мы были с тобой у реки?
«Блюдечко» — очень смешное название.
События прошлого так далеки,
Но берег хранит здесь старого знание.

***
Спросите меня
О сердце,
Что в Солнца глубинах
Бьётся.
Спросите меня
О песне —
Она моё сердце
Движет.
И два ответа я дам
В слове одном:
Любовь.
Спросите меня
О звёздах,
Что у мамы в глазах
Сияют.
Спросите меня
О светилах,
Мириадами глаз глядящих.
И опять два ответа
Воедино сольются:
Любовь.
Какое удивительное
Слово — Любовь!

***
Любовь ты шьёшь
Из удивительной ткани:
В ней есть летний дождь,
Что в зной так желанен.
Есть вкус воды,
Утоляющей смертную жажду,
И есть свет зари
Что ночью бессонной я жажду.

***
Где зарывают свои таланты люди?
В какие тихие места уходит сердца дрожь?
Видит душа или нет, что беднеет?

Соня ШАТАЛОВА: статьи (сочинения)


«ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ»
сочинение по литературе

«Деньги не пахнут», — сказал римский император, когда стал собирать налоги с общественных уборных. Фраза стала крылатой для всех, кому всё равно, каким образом получать прибыль. Но так ли это? Да, действительно, физического запаха монеты и бумажные деньги не имеют, и нос человека не может определить, откуда взялись деньги.
Но вот поступки человека, приведшие к получению денег, для души человеческой запах имеют, и определяется этот запах не носом, а совестью. Недаром есть ещё выражение «это дело дурно пахнет».

Деньги могут пахнуть кровью и потом, горечью слёз и жгучей обидой. Они могут пахнуть приторно-тошнотным обманом и пьянящей искристостью победной удачи.

Деньги, полученные папой за тяжёлую, с напряжением всех его физических и душевных сил, работу, пахнут солёным потом и болью. Так пахнет зарплата всех тружеников – она заработанная плата. Спортсмен, победивший на трудных соревнованиях, или артист, вдруг сыгравший роль необыкновенно хорошо, кроме запаха пота могут ощутить пьянящий радостный запах победы.
Но деньги, которые выплачивает правительство жертвам терактов – они пахнут кровью и смертью, обидой и обманом, потому что дают их за кровь, боль, и смерть те, кто не смог защитить людей. Деньги, которые мама платит кассиру в автобусе, пахнут её слезами. И так же слезами и жгучей обидой пахнут деньги всех бывших льготников, которым обещали возместить потерю льгот, а забрали гораздо больше, чем дали.

А как вы думаете, чем пахнут деньги, что платят больные в больнице? Лекарствами? Нет, страхом они пахнут и тоже болью. Да очень много примеров приводить можно, и любой человек с совестью, если захочет, их приведёт. Жаль только, когда предпочитают об этом не думать.

Древнегреческий философ Фалес был прав, когда утверждал трудность самопознания. Действительно, трудно, то есть требует большого труда, и тяжело, потому что бывают при этом неприятные чувства и мысли часто, и много мужества познание себя требует.

Ведь что значит познать себя? Обычно думают, что это означает хорошо знать свой характер, свои вкусы, реакции, возможности… Это, конечно, правильно, но ведь это самый верхний, самый простой уровень самопознания! Вдумаемся: человек создан по образу и подобию Божию, и познавать себя – это познавать Его образ, искать в себе Его подобие! Тут нет конца и границ, если ты относишься с должным страхом и руководствуешься молитвой.

Далее. Ещё в глубочайшей древности, задолго до древних греков, был известен закон «Макрокосм в микрокосме». В человеке заключена вся Вселенная, со всеми её уровнями и законами. Познавая себя – познаёшь Вселенную – тоже познание без границ. Перспективы колоссальные.
Трудно же всё это по следующим причинам.

Первое. Через сатану и его сторонников во Вселенную проникло очень много зла. А в результате грехопадения зло есть в душе каждого человека, даже самого хорошего. Есть такой закон: «Подобное к подобному». Изучая некоторые тёмные стороны своей личности, очень легко выйти на такой ужас, что на всю оставшуюся жизнь проблем хватит. Или стать человеком худшим, чем был до этого изучения. Нужны большое мужество, сердце, полное любви, и непрестанная молитва о помощи, чтобы одолеть такое познание. И опытный, уже прошедший этот путь учитель.

Второе. Человек познаёт мир вокруг и себя в этом мире с помощью ощущений как начальной ступени любого познания. А ощущения дело такое, что во многом зависит от самого человека, его свойств как биологического тела. Если не учитывать своё тело, то могут быть ошибки и трудности в идентификации явлений внутреннего мира, и можно прийти к ложным выводам. То есть надо изучать и законы своего тела, а это не всем нравится.

Третье. Обыкновенная человеческая лень, мысли типа: «а зачем мне всё это нужно, и без этого жизнь трудная» и т. д. преодолеть лень и эти настроения тоже трудно. Но если станешь на путь лени, и не будешь заниматься самопознанием даже на первом уровне, то очень многое как личность потерять можешь.

ВДОХНОВЕНИЕ

Внутри так легко, так открыто и свободно, нет никаких запоров и запретов, и ум отключается от внешнего мира. Мне радостно, и сильно чувствуется любовь Бога ко мне. А перед этим внутри напряжённо и больно. Чтобы боль прошла и наступила лёгкость, надо нарисовать в уме картину из слов и образов, которые вертятся в голове. Если картина получается хорошая, то наступает миг тишины, а потом наступает лёгкость — и слова идут сами. Картину лучше рисовать сидя и вертеть при этом что-нибудь в руках. Откуда берётся напряжение — я не знаю, оно само начинается. Оно растёт и переходит в боль, и я даже иногда плачу. Слова всё сильнее просятся наружу, жгут сердце, и я начинаю рисовать картину. Мне нельзя не писать стихи, иначе я умру. А я хочу жить. Мне много надо успеть, а времени так мало. Мне так писать хочется, чтобы мир стал иным, более близким Богу. И я этого добьюсь.
8 лет

ЗАЧЕМ Я ЖИВУ

А зачем живёте вы? Родились, вот и живёте? Вообще, зачем живут люди? Бог каждому, когда посылает в этот мир, говорит: «Трудись и прославляй Меня делами своими».

Понять бы, что это за дела должны быть. Я так думаю, для меня это стихи, по крайней мере сейчас. Мне невозможно их не писать, иначе я умру от боли, лопну от напора слов в голове. Я чувствую в словах особую, очень странную силу. Она может менять мир. Я хочу овладеть этой силой, чтобы она служила Богу. Может быть, для этого я и живу.
8 лет

ВОЛШЕБНЫЙ СВЕТ

Свет был синим и сверкающим. Свет был зелёным и таинственным. Свет был красным и радостным. Свет был радужным, а вокруг простиралась волшебная страна. Вы думаете это сказка? А это наша улица в ночь на Новый год! И волшебной её сделал новогодний салют. Вот было чудо!


КУСКОВО

Мы были в музее «Кусково». Ходили по удивительно красивому парку. Он был великолепен и наряден, весь в переливах различных оттенков золотого, багряного, зелёного и лилового цветов сверху и красно-коричневого, жёлто-зелёного и водно-стального снизу. Простор, гармония, скульптуры людей и приветливых львов. У меня было очень необычное ощущение присутствия прошлого вокруг, какой-то пространственно-временной неподвижности. Письмена вечности рядом с улицей, автобусами, автомобилями. Потом мы зашли во дворец. Здесь тоже было это ощущение, только ещё более острое. Такие важные, надменные люди на портретах, они как будто говорят: «Мы жили здесь тогда, когда художники писали с нас эти портреты, мы живём здесь и сейчас, а вы все просто мимо проходящие, мимолётные люди. Мы тут хозяева». После посещения Кусково я поняла, что, оказывается, время тоже можно консервировать, и это делают в музеях.
11.10.02, 8 лет

О НАСИЛИИ

Почему мир так жесток к себе? Войны, голод, террористы. Ведь Бог задумал совсем другое. Мне мучительны чувства злобы и страха, когда они выплескиваются вовне. Воздух отравлен, и вода горчит. Время накрывает русичей толстой пеленой прошлого, и все эти тёмные чувства, как нарывы, зреют внутри ауры народа, они отравляют своим невидимым гноем души и разум людей. А когда такие нарывы прорываются — какие беды, сколько смертей, горя, обиды! И новая злоба выходит в мир. Пора прекратить так делать! От этого больно не только мне, но и всем детям, и больно Богу. Ради детей, ради Бога, перестаньте выпускать в мир ненависть, думайте хорошее, говорите доброе, делайте дела любви! Ведь если Бог решит Сам прекратить это безобразие, наступит конец света, а кто уже готов к нему?
28.10.02, 9 лет

МОИ МЕЧТЫ

Мечтают все люди, даже те, кто говорит, что мечтать не любит. Чем чаще человек мечтает, тем интереснее ему жить. Но я думаю, чтобы мечты сбывались, нужно уметь мечтать правильно. Ведь мечта — это модель желаемого будущего в трёх уровнях: первый в воображении, второй в желании, а третий в мысленном сшивании событий. Правильно мечтать — значит правильно учитывать все уже существующие связи себя как мечтающего человека с окружающим миром. И понять, какие нужны новые связи, а затем сшивать события. И всё время надо смотреть, как сшивание влияет на те связи, которые уже есть в мире. Я тоже люблю мечтать. Я мечтаю о том будущем, где я могу говорить и петь песни, и могу сама всё делать. У меня будет много друзей и любимая работа. Я буду помогать людям правильно сшивать события и буду работать консультантом по мечтам. Но чтобы такое будущее состоялось, надо, чтобы как можно больше людей приняли Бога, пришли к Нему. Так что я сначала буду помогать людям в этом. Как? Скорее всего словом: поэтическим и молитвенным. Чтобы всё так и было, надо правильно сшивать события уже сейчас. И я стараюсь.
5.1.04

Соня ШАТАЛОВА: проза

В одной стране, на одной земле, жила-была Девочка. Глаза у неё были голубые, щёки розовые, волосы русые. Были у Девочки и мама с папой, и сестра старшая, и любимый кролик.

А ещё был у неё Страх. Очень большой, сильный и жестокий. Он жил вместе с Девочкой, ходил с ней повсюду и всё ей запрещал: и играть, и гулять, и книжки читать, и дружить – всё нельзя было, всё страшно и опасно. Дошло до того, что Девочка даже просто говорить боялась. И никто – ни папа с мамой, ни врачи с учителями – помочь ей не могли, так крепко держался Страх за Девочку. Да к тому же умел этот Страх невидимкой для других становиться. Неизвестно, как бы жизнь у Девочки прошла, если бы однажды…

Девочка была дома одна. Она стояла у окна и глядела на улицу. Улицей владела Осень: золотые и багряные листья кружились в хороводе вокруг огненных клёнов, сплетались в вихри над дорожками и наконец пёстрой мозаикой укладывались на землю. Девочке очень хотелось на улицу, пошуршать листьями и набрать их в букет, но Страх сковал её ноги и не пустил.

«Хоть бы какой-нибудь волшебник помог мне!» — в отчаянии подумала Девочка. И вдруг над одной из дорожек образовался очень крупный вихрь листьев – и прямо из него вышел человек! Он был высокий, худой, с шапкой сиявших на солнце серебряных волос и с серебряной бородой. Одет он был в серый свитер, лицо украшали большие очки, а через плечо висела чёрная сумка.

Человек поднял голову, увидал в окне Девочку и улыбнулся. А потом пошёл, будто полетел, к дому. И вот он уже в комнате, прошёл через запертую дверь!

— Здравствуй, Девочка! – сказал человек.
А Девочка ответить не может: Страх ей уста запечатал, а сам невидимым стал. Человек сказал:
— Знаешь, я ведь волшебник. Через свои очки я могу видеть невидимое.

Снял он очки, протёр стёкла, снова надел – и увидел Страх! И увидел, что этот Страх с Девочкой сделал.
— Ах, вот оно что. – произнёс Волшебник. – У нас, волшебников, свои специальности есть. Так вот моя специальность – помогать людям со всякими страхами бороться. Я тебе помогу.

Достал он из сумки авторучку и лист бумаги, говорит:
— Это не простые ручка и бумага, а волшебные. Если ты их в руки возьмёшь, они сами твои мысли записывать будут, — и протянул Девочке бумагу с ручкой.

Очень хотелось Девочке взять их, а Страх не даёт! Руки ей назад заламывает, голову отворачивает, вообще в угол толкает. А Волшебник протягивает волшебные вещи и ждёт терпеливо, только улыбается Девочке ободряюще.

Поняла Девочка, что вот он, её шанс, все свои силы собрала и коснулась рукой авторучки. И ручка сразу к её пальцам как приклеилась. Тогда Девочка и бумагу взять смогла. И чувствует: ослабел Страх, отпустил ей пальцы на руке.

Спрашивает Волшебник:
— А ты сама свой Страх хорошо видишь? Что он у тебя такое, напиши.

И Девочка вдруг написала:
«Страх – это щит от жизни».

Потом ещё написала:
«Не хочу от жизни таким щитом защищаться. Не нужен мне щит от жизни».

Чувствует: Страх съёжился и бормочет: «Я тебя от опасностей оберегаю…»

А Волшебник говорит:
— Как ты думаешь, что такое страх для кого-нибудь другого? Ну, хоть для зайца в лесу, или для клоуна в цирке, или для учёного математика?

И Девочка написала:
«Для зайца страх – это возможность, что лиса прячется за соседним кустом».

— У зайца чуткий нюх и быстрые ноги, — отвечает Волшебник. – Он лису учует и убежит.

Девочка пишет:
«Для клоуна страх – когда его шуткам не смеются».

Волшебник отвечает:
— Клоун может такие смешные шутки найти и так натренироваться смешно их рассказывать, что все просто упадут от хохота.

«Для математика, — пишет Девочка, — страх – смелость с отрицательным знаком».

— Я как волшебный математик точно знаю, — говорит Волшебник, — что отрицательную величину можно сделать положительной. Только знак поменять надо. Законы математики это позволяют.

Девочка чувствует: Страх слабеет, меньше становится, ниже.

А Волшебник спрашивает:
— Какого цвета Страх?

Посмотрела Девочка и говорит:
— Серо-буро-синего. Страх от страха посерел и посинел.

— А как ты узнала, что у Страха – страх?

— Он дрожал и пупырышками покрылся, — ответила Девочка и написала: «Страх – то когда кожа бледнеет, сереет, синеет и мурашками покрывается, а глаза делаются круглыми».

— Вот так? – спросил Волшебник, задрожал и округлил глаза.

Девочка посмотрела и расхохоталась, так смешно это выглядело. А Страх так от её смеха съёжился, что просто страхом стал!

Волшебник посмотрел в окно и спросил:
— Там у вас, на улице, люк открытый в земле. Когда гулять будешь, подойдёшь посмотреть, что там внизу?

— Нет, что ты, — голосом ответила Девочка. – Это опасно, страшно.

— Так что же такое страх? – спросил Волшебник.

— Страх – это сигнализатор опасности, — опять голосом ответила Девочка.

— Ну, вот ты и свободна, — улыбнулся Волшебник и исчез.

Наверное, пошёл другим людям помогать со страхом бороться. А радостная Девочка побежала гулять и собирать осенние листья.

О Человеке: о. Константин Кравцов о Соне Шаталовой

Соня Шаталова живёт в Москве. Она больна аутизмом, не умеет разговаривать, может совершать только монотонно-однообразные движения, во время общения с ней никак не реагирует, полностью отстранена и неконтактна. Врачи выносили диагноз: «Глубокая умственная отсталость».

Так было до тех пор, пока у семилетней Сони не оказалась ручка, а мама не прикоснулась в этот момент к Сониной руке. И Соня начала писать.

Да, оказалось, что Соня умеет читать и писать, у неё абсолютная грамотность, фотографическая память и непостижимые познания о нашем мире.

Некоторые врачи очень долго не могли в это поверить. Сложно увидеть в ребёнке, который может издавать только невнятные звуки, часами кричит и даже не может самостоятельно ложку донести до рта что-то разумное. Однако, прочитав то, что пишет Соня своим детским почерком, вы поймёте, что вряд ли мы вообще что-то знаем о разуме.

Соней много чего написано: стихи, сказки, дневники, афоризмы. Там над каждой строчкой можно думать и размышлять. Вот Сонина запись после занятия в дельфинариуме: «. Сегодня я плавала с Вахом без папы. Вахуся меня успокаивал и говорил, что я как девочка-дельфинка, и у меня хвост и плавники и я в гармонии с водой. Это образ такой был. А ещё о свободном потоке воли, что не нужно её напрягать, а просто отпустить в нужном направлении. А направление – ну прислушаться к Творцу, там всегда чувство гармонии. Это уже не мыслеобразы, это я поняла как-то, пока плавала. Вахуся у меня три раза рыбку брал. Надо мне много обдумать, и прежде всего о свободном потоке воли. Дельфины потому такие гармоничные, что их воля всегда устремлена к Творцу.» Такое вот несоответствие внешнего и внутреннего.

Соня Бенеддра - полная биографияКарта сайта

Соня Серафимович Танцы: биография, личная жизнь, возраст? Есть парень?

Соня Серафимович хореограф танцы на первом канале и тнт из какого города? Достижения? Какой стиль танцует? С кем встречается? Сколько лет? Где преподает? Как танцует? Мастер-класс

Соня Серафимович хореограф в шоу Танцы на ТНТ, она преподает стрип денс, танцы на пилоне (шесте). В первом сезоне Танцев на ТНТ она ставила танец для Алисы Доценко и Юлианы Бухольц.

Она в состав творческой группы LOONY BAND. Работала и работает со многими отечественными звездами (например, Тимур Родригес, Зверев, с Полиной Гагариной, Елкой и др.).

В ее контакте выложена фотография с молодым человеком, скорее всего это парень Сони.

Ролилась 23 апреля, сейчас Соне Серафимович 25 лет.

Жила некоторое время в Америке.

Работает на ТВ проектах, недавно работала в Камеди на ТНТ. Работает с Мигелем.

Официальные страницы Сони Серафимович в контакте и инстаграме.

Соня Бенеддра — полная биография

Соня была незаменима на кухне и в праздничной суете. Это не мешало окружающим считать ее дурой и насмехаться над ней. Она плохо перестраивалась. Могла на поминках произнести тост за здоровье. Сонина глупость была сверкающим кристаллом. Она легко управлялась с домашними делами, чужими детьми. Только в обществе, в общении Соня вела себя и говорила невпопад. Она могла спросить у мужчины при его жене, с кем это она видела его давеча. Соня могла любого поставить в неловкое двусмысленное положение. Ада мечтала ей отмстить за глупость и наивность.

Соня хорошо шила, но одевалась совершенно безвкусно. Она неизменно цепляла на свою одежду эмалевого голубка-брошку.

Приготовленные блюда Соней все хвалили. Язвительно делали комплименты насчет «ее бараньих мозгов» и «вашего вымени», которые необычайно вкусные.

Компания молодых людей во главе с Адой придумали план: создать видимость существования Сониного поклонника, который стесняется показаться ей на глаза. Назвали его Николем, с тремя детьми и женой. Со временем его хотели убить, чтобы прекратить шутку. Вымышленный поклонник пишет письмо для Сони и просит выслать фотографию. В письмо засунули сухую незабудку. Соня с удовольствием отвечала, быстро и сильно влюбилась. Шли годы, а переписка продолжалась. Компании интриганов стало надоедать это развлечение. Писать стихотворные перлы для влюбленной – нелегкое дело. К тому же Соня категорически не делилась своими переживаниями. Однажды она послала Николаю своего голубка-брошку.

Началась война. Ада и Соня остались в блокадном Ленинграде. Вымышленный Николай пишет письмо, в котором обзывает и проклинает свою возлюбленную. Соня погибла под бомбежкой. Сохранила ли старушка Ада Сонины письма? Возможно, она сожгла их в блокаду. Но голубок счастливой возлюбленной должен был сохраниться – он не горит в огне. Умерла Соня, не получив прощального письма от вымышленного Николая. В те годы почта плохо работала. Можно предположить, что любящее сердце почувствовало прощание возлюбленного. Поэтому Соня не вернулась, когда пошла в стужу за водой на Неву.

Чему учились «Тутси» в «Звездном доме»

Но главное, чему, по их собственным словам, учились все участницы «Тутси», — это умение находить общий язык друг с другом, понимать другого человека с полуслова…

Девчонок часто спрашивают в интервью, не трудно ли им уживаться вместе, — и они отвечают, что прошли очень хорошую школу в «Звездном доме», где оказываешься надолго заперт с незнакомыми тебе людьми и поневоле приходится учиться терпению и пониманию. Так что теперь у девушек уже есть богатый опыт терпения и доверия друг к другу. И они, кстати, расстраиваются, когда думают, что Соня Кузьмина, поначалу тоже выступавшая в группе, ушла из нее по каким-то непоняткам с другими участницами. Нет, никаких конфликтов и тем более бурных ссор с дележом подарков от поклонников не было и в помине!

Соня Бенеддра - полная биография

Дружная семья «Тутси»

Просто Соню изначально больше прикалывала сольная карьера, хотя с девушками из «Тутси» она успела настолько сдружиться, что они всячески хотели ей помочь, когда она решила выйти на сцену уже одна. Девчонки за нее переживают и не видят в ней конкурентки – не потому, что так круто думают о себе, а просто потому, что дружба-то осталась.

«Попутчик», № 9, сентябрь 2005

Соня Бенеддра - полная биография Чем занимаются остальные «фабриканты» «ФЗ-3»

НИКОЛАЙ СЛИЧЕНКО-МЛАДШИЙ. Учится на актера драматического и музыкального театра в РАТИ. Пишет песни, пока в стол. Отказался от места в театре «Ромэн», хотя его дед, возглавляющий прославленную труппу, настойчиво предлагал внуку влиться в коллектив.

СОНЯ КУЗЬМИНА И НИКИТА МАЛИНИН. Звездные дети в звездном доме. После проекта родители, почуяв золотую жилу, сами взялись за раскрутку своих чад. В результате Никита, сняв два ярких клипа, исчез с большой эстрады и сейчас томится в ожидании, когда же папа найдет на него время. Отец Сони Владимир Кузьмин обещает в недалеком будущем удивить слушателей качественным альбомом дочери. Но для этого качество песен, звук и вокал девушки должны быть не хуже, чем у Мэрайи Кэри. На меньшее Кузьмины не согласны.

«Московский Комсомолец», 25.08.2005

Владимир Кузьмин: «Для себя я слушаю тихую джазовую музыку»

Соня Бенеддра - полная биография— Ваша дочь Соня Кузьмина довольно ярко дебютировала на «Фабрике звезд-3», однако потом отказалась пойти в девичью группу «Тутси», составленную из бывших «фабриканток», объявив о своем желании начать сольную карьеру. Но с тех пор про Соню толком ничего не слышно.

В.Кузьмин: Естественно, все, что происходит с дочкой, находится под моим контролем. Она учится в университете современного искусства — я считаю, что для успеха в любой серьезной профессии нужно иметь высшее образование. Сейчас Соня написала несколько песен, мы с ней их записываем. Я бы и сам мог для нее кучу песен сочинить, сделать ей репертуар, но не хочется, чтобы о ней говорили: а-а, очередная папина дочка. Пусть сама пишет и поет, вникает в искусство аранжировки, становится творческой личностью. Ей от природы много дано, да и амбиций много, она хочет сразу стать не меньше, чем Мэрайя Кэрри! Ну что ж, я и гоняю ее соответственно — на полном серьезе, на максимуме требований.

— У вас ведь еще и сын Степан — по слухам, тоже одаренный музыкант.

В.Кузьмин: Он суперталантливый парень, говорю это не только как отец. Я такой человек, что если не было бы у ребят серьезных способностей, не стал бы с ними заниматься. Сейчас мы записываем две его песни. Он откровенный альтернативщик, у него это в крови. Но несмотря на то, что песни очень громкие, «фузовые», с обилием вроде бы диссонансов, они очень добрые по текстам, очень солнечные. И группа Степина недаром называется «Солнце».

Соня Бенеддра — полная биография

Соня Бенеддра - полная биография«Милая, загадочная Соня», или
История одной мистификации

И может быть на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной

В конце июля отъехала на две недели в Джорджию. За это время принципиально не включала зомбоящик, не заходила в Живой Журнал и упорно избегала разговоров со своими атлантскими друзьями об Обаме, победе левых сил и развале экономики. Не курила. Плавала бездумно в озере Чатуге. Любовалась голубыми вершинами хребтов Аппалачи. Еще слушала «blue grass» в ближайшем к озерной стоянке городке, со смешным для русского уха названием “Хайвасиа”. Вернувшись, прочла про грандиозное гулянье Обамы в Чикаго, про очередную победу левых сил в Сенате, про падение Доу-Джонса и дальнейший развал экономики. Прочла и подумала, чем бы мне от этого всего забыться, вернее, куда бы мне еще смыться, но смыться виртуально, не покидая родных пенат.

Ищущий да обрящет. Вскоре по приезде обнаружилось отличное средство для забытья. Нечитанная ранее переписка Чуковского с одной его нью-йоркской корреспонденткой. Растрогал меня этот эпистолярный роман аж до самой селезенки. После чтения новостных сайтов, как будто свернул с воняющего бензином шоссе в благоухающую запахом дождя и прелой листвы осеннюю рощу. Это прелестная история последней любви Чуковского. Можно было бы сказать, — «виртуальной любви», но мы не скажем из простой боязни осквернить старомодно-изысканную вязь этого романа чуждым ему термином из области компьютерных игр. История этой переписки необычайно трогательная хотя бы потому, что адресаты ее, несмотря на сорокалетнюю разницу в возрасте, умерли в один год, так никогда и не встретившись друг с другом.

Загадочную респондентку Чуковского звали Соня Гордон. Первое письмо от нее пришло в октябре 1964-го. Последнее – в мае 67-го. Чуковскому в ту пору было за 80. Соне – чуть за 40. Она пишет ему по-английски, он отвечает ей по-русски. О себе она пишет скупо. Живет в Нью-Йорке, работает модисткой. Слушает лекции по русской литературе в Колумбийском Университете. Вместе с тем, из ее писем Чуковский узнает, что она свободно владеет пятью европейскими языками, лично знакома с Набоковым и подозрительно хорошо для американской модистки осведомлена о современном литературном процессе в России. Эта таинственная fashion designer так раскованно, проницательно и живо задает вопросы и высказывает свои собственные, иногда дерзко не совпадающие с чуковскими суждения, не только о Некрасове, Чехове и Маяковском, но и о Паустовском, Евтушенко и Бродском, что вконец заинтригованный старик не может до конца поверить в реальность ее существования:

«Милая, загадочная Соня! …Загадочной я называю Вас потому, что, судя по Вашим письмам, Вы принадлежите к литературному цеху».

«До чего бы мне хотелось повидаться с Вами. Я – в воображении – приписываю Вам такие достоинства, которых, боюсь, у Вас нет. Откуда у Вас такое обширное образование? Почему Вы не пишете книг? Вращаетесь ли Вы в литературных кругах?»

Старик ждет ее писем, как дети ждут лакомств или новых игрушек и ребячески счастлив любой весточке «подписанной ее небрежной подписью». Благодаря этой переписке он, годами не покидавший своей подмосковной дачи, вовлекается в самую сердцевину интеллектуальной жизни Нью-Йорка, где как раз в то время шла ожесточенная полемика вокруг Владимира Набокова и его нерифмованного перевода «Евгения Онегина». Чуковский, и сам охочий «до журнальной драки», пишет по этому поводу Соне:

«Кстати я получил недавно четырехтомник «Евгений Онегин» Набокова. Есть очень интересные замечания, кое-какие остроумные догадки, но перевод плохой, – хотя бы уже потому, что он прозаический. И кроме того автор – слишком уж презрителен, высокомерен, язвителен. Не знаю, что за радость быть таким колючим. ….Я знал этого автора, когда ему было 14 лет, знал его семью, его отца, его дядю, – и уже тогда меня огорчала его надменность. А талант большой – и каково трудолюбие!»

Два великих имени, Набокова и Ахматовой, как две главные музыкальные темы, доминируют в переписке, оставляя, впрочем, достаточно пространства для пестрого калейдоскопа из сотен других литературных имен, изданий, событий, один перечень которых занял бы несколько страниц. Феноменальное многообразие и глубина гуманитарных интересов Чуковского настолько неисчерпаемы, что помимо восхищения внушают читателю его писем некий почтительный ужас. Страстность, полемический задор и, вместе с тем, какое-то детски-очаровательное любопытство ко всему, что попадает в поле его зрения – изумляют, когда вспоминаешь, что речь идет о 85-летнем старце. В своих письмах Чуковский предстает перед Соней в лучшем своем качестве – обворожительнейшего и занимательнейшего собеседника, но сердце таинственной американки не поддается пущенным в ход чарам.

Кроме писем Чуковский дважды в месяц получает «Нью-йоркское книжное обозрение», служившее ему, профессиональному критику и переводчику, великолепным компасом в огромном море текущей англоязычной литературы.

А между тем, саму Соню, подписавшую Чуковского на это издание, живо интересует современный литературный процесс в Советской России. Как будто не догадываясь, что искренность Чуковского ограничена цензурными опасениями, она в январе 1965 года напрямую задает ему вопрос: «Что, скажите мне, случилось с Бродским и где он теперь?» У Чуковского, деятельно боровшегося в то время за освобождение опального поэта из архангельской ссылки, не возникало ни малейшего желания посвящать в детали этой борьбы свою заокеанскую корреспондентку и в ответном письме он попросту игнорирует эту опасную тему.

Чуковский, в отличие от Сони, хорошо знал, что почетный статус Патриарха Советской Литературы не защищает его от длинных рук и всевидящего ока властей и, что первыми читателями его зарубежной корреспонденции становятся хотя и не менее любознательные, чем Соня, но весьма далекие от филологии люди. В расчете на это ему порой приходится лукавить и скрывать от своей корреспондентки то, что было известно любому, даже совершенно чуждому литературных интересов жителю советской империи. Интересно, а понимала ли Соня истинную причину, по которой «бодрую, свежую молодежь» не печатают на родине:

«Вы спрашиваете о лучшем советском поэте. Их очень много, лучших. Сейчас происходит замечательная вещь: появились сотни даровитых поэтов среди геологов, физиков, химиков, биологов. Всё это прекрасная, бодрая, свежая молодежь – хорошо вооруженная знаниями, благородная, новая формация русской интеллигенции – post war. Большинство из них не печатается – типичные миннезингеры, ашуги – они знамениты в своих кружках и вполне довольны этой славой. »

По заказу неутомимо любознательного старика нью-йоркская модистка шлет ему книги английских и американских авторов. Иногда при выборе книг она руководствуется своими собственными предпочтениями, тем более что Чуковский не раз давал ей понять, что находит ее литературный вкус абсолютно безупречным.

Переписку эту стоит прочесть единственно даже ради тех сверкающих живостью, остроумием и литературным блеском коротких рецензий, которыми Чуковский радостно откликается на открываемые Соней новые литературные имена. Вот его восторженный отзыв на сборник рассказов Исаака Зингера, в котором Чуковский как бы предвосхищает будущую нобелевскую славу этого пишущего на идиш американского писателя.

«Соня, Соня, милая Соня! Что Вы сделали со мною! Вы прислали мне «Short Friday» – и тем погубили меня. Мне нужно написать статью к сроку, я и так опоздал, но не могу оторваться от этих гениальных страниц. Когда я прочитал первые два рассказа – «Taibele and her Demon», «Big and Little», я думал, что это еврейский «Декамерон», но когда я прочитал «Blood», «Esther Kreindel the Second» и особенно «Jachid and Jechidah», я понял, что на земле существует великий писатель, о котором я до сих пор не имел никакого понятия. Новый метод мышления, новый голос, новые интонации, но этого мало: новое небо и новая земля. Его называют в рекламе Yiddich Hawthorne, но для меня он выше Готорна. Воображаю, как великолепен он в подлиннике, если он так магичен в переводах. Так чудесно он реставрирует мировоззрение местечковых еврейских начётчиков и почерпает здесь столько поэзии. В сущности им владеют две могучие темы: Смерть и Sex, но как величаво он трактует их, как одухотворенно и мудро! Нет ли у Вас его портрета? Пришлите, пожалуйста!»

Летом 65-го, Чуковского навестила в Переделкино подруга Сони Женя Клебанова. Эта живая весточка «с того берега» послужила неоспоримым доказательством реальности пленившей его стариковское сердце иностранки. Удостоверившись, с приездом Жени, что Соня не мистификация и не игра старческого воображения, он тут же пишет ей восторженно-игривое письмо, в котором милейшим образом притворяется, что огорчен отсутствием у нее постоянного избранника:

«Милая Соня! Спасибо за японский синий шарф и, главное, за портреты. Для меня они очень большая радость. Мы с Женей очень интенсивно любили друг друга в течение трех часов и остались как будто довольны этим филантропическим занятием. Не знаю, как я ей, но мне она сильно пришлась по душе, и мне показалось, что мы знакомы с ней тысячу лет. (О, если б она меньше курила!). Огорчительно для меня было известие, что у Вас нет бой-френда в настоящее время – но, я надеюсь, она ошибается. Шутки в сторону, я был очень рад, что мне рассказали о Вас из уст в уста. Ради этого я на два дня раньше срока вышел из больницы (получив открытку от Жени). »

Теперь старик буквально бредит ее приездом. Если нью-йоркская подруга Сони смогла приехать в Переделкино, почему же этого не может сделать сама Соня? Об этой так и не состоявшейся встрече он неотступно умоляет «милую, загадочную Соню» в своих письмах. И сквозь очаровательно-шутливый тон его молений начинает ощутимо проступать его одиночество и романтическая тоска по ней – прекрасной, далекой и недоступной. По-прежнему пылкое воображение услужливо рисует ему всякие очаровательные подробности их будущего свидания.

«Мне почему-то кажется, что вдруг в моей комнате зазвонит телефон – и английский голос скажет по-русски: «Ну вот я и приехала. Еду к вам в Переделкино». – Кто говорит? – «Sonya». – Пожалуйста, приезжайте поскорее! Через 40 минут ко мне войдет милая дама, и мы на смешанном англо-русском языке будем говорить об Анне Ахматовой (которую я знаю с 1912 года), Эмили Дикинсон, о Walt Whitman’e, о Henry James’e, и придут молодые писатели, придет мой друг Константин Паустовский – а потом мы вместе пойдем гулять по Городку Писателей, по Неясной поляне, по берегам реки Сетунь, знаменитой в наших древних летописях, и, перебивая друг друга, будем читать стихи…»

Она вежливо благодарит, обещает тоже когда-нибудь навестить его, но едет отдыхать во Флориду. Или в Оксфорд, на церемонию чествования Ахматовой. Или в Швейцарию, в Монтре, где живут ее друзья Набоковы. Зоркие глаза были у этой Сони. Ее впечатления о Флориде, не меняя в них ни одну запятую, можно запросто публиковать в сегодняшней «Панораме».

«Во Флориде было лето. Эту изумительный полуостров. Через два с половиной часа вы переноситесь из ледяных метелей в субтропики. …Но вместе с тем Флорида скучна, и в иных местах такое скопление пошлости, засилье нуворишей, что долгое пребывание там невыносимо».

После посещения церемонии в Оксфорде, где Ахматову короновали почетным званием Доктора Литературы, Соня жалуется Чуковскому на « некого тучного господина, похожего на евнуха», который не допустил ее приблизиться к Ахматовой после церемонии. Оказалось, что тучным господином в роли церемониймейстера оксфордского торжества был ни кто иной, как сэр Исайя Берлин, сыгравший, как считала сама Ахматова, столь роковую роль в ее судьбе.

Чуковский получил оксфордскую мантию Доктора Литературы двумя годами раньше Ахматовой. Свалившая его болезнь не позволила ему сопровождать Ахматову в поездке в Оксфорд. Горечь прикованного к постели старика скрашивалась тем, что о триумфальных почестях, выпавших на долю Ахматовой в Англии, он узнавал из верного, проверенного и дружественного источника – писем Сони Гордон.

В его ответном «ахматовском» письме содержится одно интереснейшее, хотя и довольно спорное признание. Отрывок этот тем более поразителен, что из воспоминаний многочисленных мемуаристов, знавших Ахматову в старости, встает совершенно иной образ, чем привиделся в 60-х Чуковскому.

«Очень больно мне было читать об А.А. Я помню ее стройной, гибкой, остроумной, магнетической (как сказал бы Walt Whitman). Теперь она рыхлая, больная, с распухшими ногами, – совершенно непохожая на ту, какой она была лет двадцать назад. И больное сердце: она перед своим коронованием проглотила уйму нитроглицерина. Мне «the gentleman with some traits of a eunuch» прислал фотоснимок: она рядом с vicechancellor’ом, и я чуть не заплакал от жалости: в ней не осталось ни одной обаятельной черты, ни грана женственности, а что-то мрачное, скучное, отчужденное от всех».

А вот письмо Чуковского, датированное днем смерти Ахматовой, 5 марта 1966 года. Многоликий портрет Ахматовой, набросанный в нем «рукой мастера», очень далек от хрестоматийного. Но если счесть за аксиому, что ценность любых мемуаров обратно пропорциональна времени их отстояния от объекта воспоминаний, то это письмо – бесценно. Можно только представить, каким сокровищем были эти письма для Сони, и как нетерпеливо разрезала она конверт со штемпелем Главпочтамта, чтобы без промедления вчитаться в это живое и пристрастное свидетельство о жизни и смерти одного из величайших поэтов ХХ века:

«А.А. долго была в больнице, потом выписалась и поселилась в Москве у друзей – и здесь у нее случился пятый инфаркт – последний. Хоронить ее будут в Ленинграде. Для меня она навек останется той гибкой, тоненькой, застенчивой женщиной, к которой подвел меня ее муж. Муж ее был поэт, я три года подряд работал с ним во «Всемирной литературе» М. Горького. Главное его чувство было – литературное честолюбие. Он считал себя ее учителем, ее поэтическим ментором, каким-то придатком к своей славе. И вдруг – после войны – оказалось, что вся слава у нее: о ней пишутся статьи и книги, о ней читаются лекции, а он по-прежнему в тени. В те годы я встречался с ним часто. Она была необыкновенно добра: подарила мне во время голода жестянку сгущенного молока для моей умиравшей с голоду дочери, жила бедно, спала под рваным одеялом, охотно отдавала всем последнее и при этом была добродушна, много смеялась, и был у нее кружок «свои», где она вела себя нараспашку – и в то же время у нее под ногами вырос сам собой пьедестал. Пьедестал этот безостановочно рос, и она мало-помалу привыкла относиться к себе как к памятнику. Такой Вы и видели ее в Оксфорде. Даже во времена ее тяжелых страданий этот пьедестал не исчезал ни на миг. Сейчас она два месяца провела в больнице, у нее был четвертый инфаркт, который она перенесла сравнительно легко; бодрая, радостная, она уехала в санаторий Домодедово (а не к друзьям, как писал я в начале письма); там она была светла и звонила друзьям, приглашая их в гости – и вдруг ночью начался пятый инфаркт, и она скончалась. Я как раз закончил небольшую статью о ее первом муже – всё хотел ей прочитать – но вот не пришлось».

Одно из писем Сони от 1966 года обнаруживает неподдельный интерес корреспондентки Чуковского. к чему бы вы думали? К Израилю! Широта интересов и спектр возможностей этой таинственной иностранки воистину впечатляют. Оказывается, она успела побывать в Израиле четыре раза:

«Начну свою историю с конца февраля, когда я довольно неожиданно уехала из Нью-Йорка в отпуск в Израиль. Это моя четвертая поездка в эту самую необычную страну, которая еще не стала нацией. Когда-нибудь я попробую описать Вам подробно жизнь и достижения этого молодого государства, они наверно будут Вам интересны…»

Но после встречи с Женей Клебановой Чуковского уже ничем нельзя было ни удивить ни насторожить.

Когда от Сони долго нет писем, он ласково ей пеняет:

«Хоть бы прислали свою карточку, чтобы я понял, почему я, занятый по горло, почти 90-летний старик, с таким удовольствием пишу Вам письмо и так пылко жду Вашего письма с небрежной подписью. Если Вы «busy», я в тысячу раз «busier», так как жить мне осталось самое большее – год или полтора. И все же урываю минуты для беседы с Вами».

Измученный обычной своей бессонницей, он отвечает на ее письма по ночам, и пронзительную нежность, с которой он говорит с ней, нельзя уже спутать ни с чем:

«Сейчас я понял, что бессонница не только sleeplessness и insomnia, но и Sonyaless: бес-Сон-ница».

«Милая Соня. Наконец-то я вернулся к письменному столу, могу взять перо и даже писать письма друзьям. Почему я зачислил Вас в друзья, неизвестно. Но с этим уж ничего не поделаешь. Когда я читаю книгу, я думаю: «жаль, что этого не читает Соня», или «хорошо, что этой книги нет у Сони». Забавно: люди, разделенные океаном, такие разные, с такими непохожими биографиями, никогда не видавшие друг друга, заведомо знающие, что никогда не увидят друг друга, – и почему же такая нитка, как подводный кабель, вдруг возникает между ними (говорю, конечно, только о себе), и я сержусь: что ж это давно не было от Сони весточки на тонкой бумаге, почему она молчит, неужели не знает, что каждое ее письмо для меня радость?»

«Есть что-то знаменательное в том, что Вы ровно вдвое моложе меня. Когда Вы родились, мне было ровно столько, сколько Вам сейчас»

«Почему Вы забыли меня, милая Sonya? Мне очень скучно без Ваших пронзительных, умных писем».

И опять, в который раз, мечтает увидеть ее наяву:

«Мне всё чудится, что откроется дверь, и в мою комнату войдет быстрая, красивая, шумная, моложавая дама и скажет: «Я Соня»».

Она как будто не слышит эти жалобные упреки, эти нежные мольбы и романтические признания. Ее письма полны величайшего уважения и даже преклонения перед его писательским даром и воистину энциклопедическими познаниями в истории двух великих литератур: русской и английской. Но никакой надежды на большее они не оставляют.

Следует признать, что отрывки из писем Чуковского подобраны мною весьма прихотливо: чтобы следовать подразумеваемой в эпиграфе теме «последней любви». Хотя, если не хитрить и не подгонять под ответ, придется согласиться, что статус «любовной» не совсем подходит к этой переписке. Вернее, совсем не подходит. Это, скорее, свободный (насколько это было возможно для одного из них) диалог, оживленный обмен мнениями двух литературно одаренных собеседников, которые непринужденно меняя темы, говорят о Некрасове и Уитмене, о Набокове и Уилсоне, о мастерстве перевода и детском словотворчестве. Пером Соня владеет ничуть не хуже, чем ее знаменитый адресат, и читать ее письма истинное наслаждение.

Вот, к примеру, с каким убийственным сарказмом судит она о выступлениях в Америке популярнейшего российского поэта тех лет:

«Несколько слов о Евтушенко. Я просмотрела страницы «От двух до пяти» (204 и следующие) и, сказать откровенно, нашла, что дети этого юного возраста гораздо изобретательнее, чем поэт Е. в его неизменной заносчивости. Я как раз побывала на его выступлении («зрелище») и могу только подтвердить, что это совершенная деградация поэзии, снижение ее до нижайшего уровня провинциального балагана. Что же касается его адресованной американцам «проповеди» – как себя вести, чувствовать, как думать, как и что любить – то она конечно из весьма известного источника. Это самая большая дешёвка, какую только можно себе представить. Настоящий «брандахлыст» – простите меня!».

На это письмо Чуковский откликается так:

«Соня, милая Соня! По поводу Е. Вы…правы, когда говорите о degradation of poetry to the lowest level of a provincial show… Именно так относилась к его выступлениям Анна Андреевна. В одной из своих статей (не так давно) я говорил, что если бы, скажем, Тютчев или Боратынский вдруг объявили, что выступят на эстраде с чтением своих стихов, вряд ли бы они собрали аудиторию в 300 человек. А у него бывает 20 000 слушателей! Словом, здесь Вы правы, и я снова любуюсь Вашим вкусом и Вашей чудесной брезгливостью к пошлости…»

Ну, этак я скоро всю переписку перекачаю в свой текст.

Пора остановиться и сказать, что Соня умерла в декабре 1969 года, т.е. через два месяца после того, как адресат 20-ти ее писем обрел вечный покой на деревенском кладбище подмосковного Переделкино.

Чуковский умер, так и не узнав, что под именем «Соня» с ним переписывался Роман Николаевич Гринберг – его ровесник, друг Набокова, редактор и издатель нью-йоркского литературного альманаха на русском языке «Воздушные Пути». В этом издании публиковались произведения гонимых советской властью прозаиков и поэтов, включая того самого Бродского, судьбой которого была озабочена только что разоблаченная на наших глазах «Соня».

Если бы подзаголовок «переписка века» не содержал некоторой доли ненужного пафоса, именно под ним следовало бы опубликовать сорок четыре письма, писавшиеся по разные стороны океана 45 лет тому назад. Так или иначе, диалог разделенных океаном, но одинаково умудренных громадной эрудицией и страстной любовью к литературе стариков, один из которых, долгих три года мистифицировал другого под именем своей жены, доступен читателю. Как говорил учитель Мельников из «Доживем до понедельника»: «А потом были только письма, сотни писем. Читайте их, они опубликованы».

Прочтя эту ослепительную переписку, не будем торопиться с обвинениями в адрес Романа Николаевича Гринберга. Ведь Чуковский умер в счастливом неведении относительно истинного адресата своих посланий. И кто знает, быть может, письма «милой, загадочной Сони» озарили близкую к закату жизнь одинокого старика таким пронзительным светом, что никакая слава, почести, книги уже не могли сравниться с этим призрачным счастьем последней любви. Написал же он однажды «Соне» из больницы, думая, что умирает:

«. быть может, прощаясь с Вами навсегда, я хочу сказать Вам, как я рад, что Вы хоть на секунду побыли в моей жизни».

Не знаю, удалось ли мне представить историю этой переписки так, чтобы у читателя возникла охота немедля припасть к ее первоисточнику. Но если до этого не дойдет, вам и без того открылась та единственная тайна, за разгадку которой так много отдал бы главный герой этого эпистолярного романа – Корней Иванович Чуковский.

У читателя может возникнуть вполне обоснованный вопрос: А что, собственно, заставило Гринберга пойти на эту не совсем «кошерную» мистификацию вместо того, чтобы открыто переписываться с Чуковским под своим полным именем?

Развернутый ответ на этот вопрос находим у Л. Ржевского, публикатора переписки и переводчика писем Сони, знакомца Гринберга, слависта, литературоведа и прозаика, одного из авторов, печатавшегося в «Воздушных Путях»:

С Р.Н. Гринбергом познакомился я в начале шестидесятых годов. Его знания литературы, живой и глубокий к ней интерес, помню, поразили меня в первой же с ним беседе. Потом узнал кое-что и из его биографии – москвича, рождения 1897 года, слушавшего курсы двух – юридического и историко-филологического – факультетов Московского университета. Узнал, что литература, несмотря на преданность ей смолоду, так и не стала его профессией, но только «хобби». И вот творческая дань этому увлечению – «Воздушные пути», которых он одновременно редактор и издатель. И автор (статьи, подписанные псевдонимом «Эрге»).

В одну из наших встреч – кажется, в году 66-м – он сказал: «Хотите покажу вам интереснейшее письмо Чуковского? У меня переписка с ним».

И пока я читал, рассказал, как эта переписка возникла: в лондонском «Таймс’е» появилась как-то заметка о том, что ахматовская «Поэма без героя» нигде не была напечатана. Ром. Ник-ч написал туда, что это ошибка, что поэма была помещена в «Воздушных путях». И тогда пришло несколько строк от Чуковского и проспект его книг. Так всё началось.

– Чуковский обращается к Соне Г., – сказал я, возвращая письмо.

– Я так подписался.

– Думаете вы, что если бы подписался своим, в качестве редактора альманаха, Чуковский решился бы переписываться?

– Мистификация – вы хотите сказать? Не спешите. Прежде всего: Соня Г. биологически существует. Она знает писателя Корнея Чуковского, читает и почитает его. Подпись ее под письмами подлинна, но слова и мысли мои.

Соня Бенеддра - полная биография
Всего понравилось:0
Всего посещений: 16187

Комментарии:
Полина
Нью-Йорк, — at 2013-02-19 18:42:18 EDT
Браво, тысячу раз — браво, дорогая Соня, за Ваше великолепное эссе! Это — просто пир души, хотелось читать ещё и ещё! А как найти другие Ваши материалы — только ли на сайтах или есть публикации? И,если можно, расскажите,пожалуйста,что такое «плагиат Улицкой», творчество которой не люблю, хотя, знаю, ценителей у неё много (как и очень высоких премий). Соня Тучинская — Sonya
— at 2013-01-27 08:20:54 EDT
По какой причине, уважаемая тезка, Вы абсолютно пренебрегаете знаками препинания? Чтобы понять, что Вы хотели сказать, мне пришлось трижды прочесть текст.

Простите меня великодушно, но Вы ровным счетом ничего не поняли. Ни только в том, кто придумал «Соню», но и просто — ничего.
Резюмирую, специально для Вас.
Чуковский умер в счастливом неведении, с кем он был 4 года в переписке. Если бы он знал, что переписывается с Гринбергом, я не думаю, что в этом случае он писал бы за океан такие нежнейшие, кокетливые, а временами и полные любовной тоски письма.
Sonia S
New York, USA — at 2013-01-27 07:26:44 EDT
Не знаю кто придумал «Соню» толко ли Гринберг или они оба но не сомневаюсь что Чуковский знал кто его корреспондент. И то что он писал об Сониных , необычных для модистки , литературных способностях было просьбой к Гринвергу быть осторожнее. Соня Т.
— at 2013-01-25 04:45:37 EDT
Милый Лев Мадорский, Вы очень добры ко мне. Когда я вижу «Лев Мадорский — Соне Тучинской», я знаю, что меня скорей будут хвалить, чем ругать. Мадорский-Тучинской
— at 2013-01-24 10:08:18 EDT
Дорогая Соня! Это не только «самая читаемая вещь», но, на мой взгляд, и самая замечательная. Письма 80-летнего Чуковского. которого я, к своему стыду, знал, в основном по детским изречениям,которые, кстати, тоже собираю, и по » А за ним медведи на велосипеде», открыли мне совершенно новый образ писателя. Сам по себе феномен мистификации Гринберга не показался мне криминальным, хотя всё же до конца не понял его мотивы. Но это не имеет значения. Сам очерк написан очень поэтично и легко. Запомнилось сравнение при чтении Чуковского: ( по памяти )как будто свернула с пропахшего бензином шоссе в осеннюю рощу. В общем, Соня, поздравляю с прекрасной работой. И, цитирую Вас: «Пишите, пишите. пишите. » О. Векслер
— at 2013-01-23 22:46:09 EDT
>> Видимо оттого, что мое в ней — только мостики между текстами двух великих стариков.

Неправда, Ваша в ней — интонация, психологический портрет Чуковского, замечательный эпиграф, очень уместная цитата из «Доживем до понедельника». Вообще самые пронзительные строки о любви в литературе, от Петрарки и «Ромео и Джульетты» до «Лолиты» и «Безымянной звезды» — это строки о несбывшейся любви.

Совершенно не понимаю тех, кто пишет, что заставить сердце старика биться от любовного волнения — это подлость.

>> А про доктора Гольдштейна почитайте сами.

Так ведь вранье в основном написано. Вряд ли его поступок должным образом оценили даже те, кого он спас. Хотя в еврейском Хевроне живут одни смельчаки. Соня Тучинская
— at 2013-01-23 22:24:54 EDT
Спасибо, Олег.
Надо заметить, что это самая читаемая моя вещь.
Видимо оттого, что мое в ней — только мостики между текстами двух великих стариков.
А про доктора Гольдштейна почитайте сами. Я спросила Мушника — были ли у докотора в предверии Пурима 1994-года прямые доказательства готовящегося погрома, вместе с неопровержимыми фактами, что правительство отдало приказ ждать и не реагировать. Мушник час отвечал на этот вопрос. И во всех подробностях описал мне ситуацию в Хевроне в те дни. А он старожил Хеврона. Живет он в той самой больнице «Хадасса», где произошел погром 1929-года. В квартире убитого арабским зверьем доктора. А рядом в этом же здании — его Музей Погрома. Не прав Игорь, что никто не помнит. Помнят, помнят.
Лучшие из нас — помнят. О. Векслер
— at 2013-01-23 22:08:14 EDT
Замечательная история сама по себе, еще более потрясающе изложенная!
Виртуальные романы — вообще-то дитя нашего времени (и они все еще ждут своего литературного воплощения), и сам я их не избежал, но виртуальный роман двух талантливейших литераторов в далекие 60-е с легкой примесью «Некоторых, которые любят погорячее», пронзительная история старика, который недолюбил, и все это в одном коротком тексте. Спасибо, Соня. Спасибо и за сегодняшний рассказ о Барухе Гольдштейне, который перевернул мои представления об этом человеке. Alex
Mountain View, CA, — at 2013-01-22 23:13:58 EDT
Мистификация это не обман, а жанр искусства. Черубину или Оссиана не в чем винить. alexander gliksberg
boston, ma, usa — at 2013-01-22 02:58:14 EDT
Are Sonya or Mr. V. Hazin? Cruel hoax and shame on Mr. G. and you. Alexander. ПМ
Сан Диего, СА, США — at 2013-01-18 04:24:50 EDT
Более чем согласен с Тартаковским. Но о таком аспекте мало кто теперь думает. Виктор Артамонов
Рига, Латвия — at 2012-12-05 20:13:33 EDT
Ну,что тут скажешь! Спасибо за то замечательное переживание, посетившее меня во время чтения. Не часто весьма прозаические и прагматические поступки оборачиваются таким романтическим, профессиональным и, в общем-то, гуманным боком. Я ощущаю переживания К.Ч. Мне хорошо. Думаю, что Вы правы в том, что и он пережил сладкие минуты счастья. Спасибо Вам. VinO
Langhorne, PA, USA — at 2012-12-01 10:07:18 EDT
Дорогая Соня!
«Анонимщик» — он всё таки мужского роду – Вы, по прежнему, настаиваете на своем.
Вы считаете, что дурачить можно только сильно пожилых знаменитых литераторов, а с молодыми, подающими большую надежду писательницами с республиканскими взглядами уже и пошутить нельзя?
P.S. Sorry, что сохраняю анонимность, дело тут не в моем поле – просто учитывая Вашу и других читателей журнала пассионарность, при моих то взглядах, опасаюсь за свою жизнь. А Вы, хоть и открыли своё имя, но явно уклоняетесь от прямой дискуссии – Вас это тоже не красит.
VinO
Соня Т.
— at 2012-12-01 05:24:36 EDT
Вы правы. Вы не мужчина и не женщина. Вы — анонимщик, который строит рожи из-за маски. VinO
Langhorne, PA, USA — at 2012-12-01 05:20:02 EDT
Уважаемая Соня,
Почемы Вы решили, что я мужчина? Вы действительно считаете, что между мужскими и женскими текстами нет никакой очевидной разницы? А между мужчинами и женщинами? Это как то не очень вяжется с Вашей республиканской идеологией. Может Вы и против запрета на аборты выступаете – теряюсь в догадках.
VinO
Соня Тучинская — Vino
— at 2012-12-01 01:01:22 EDT
Vino
Langhorne, PA, USA — Fri, 30 Nov 2012 23:00:05(CET)

. не распознал, что письма были написаны другим мужчиной, а не женщиной – по-моему, разница всегда очевидна.
Видимо, был уже совсем старенький.
—————————————
Уверяю Вас, дорогой Vino, что «старенькой» к концу 60-х сделалась только оболочка дедушки Корнея.
Да, и то, как по мне, так он до конца жизни выглядел седым вьюношей, к тому же неибычайно миловидным.
Но в любом раскладе мозг его был в великолепной форме до самого конца. Доказательством — дневниковые записи, которые он вел в той кремлевской больнице, где ему предстояло вскорости умереть.
А не распознал в Соне мужика — так и Вы бы не распознали. Гринберг был необычайно одаренным человеком, а такие люди талантливы во всем, в том числе и в разного рода мистификациях и розыгрышах. Vino
Langhorne, PA, USA — at 2012-11-30 23:00:04 EDT
Поразительно, как такой литератор, писатель, просто опытный человек – не мальчик, мужчина, в конце концов, не распознал, что письма были написаны другим мужчиной, а не женщиной – по-моему, разница всегда очевидна.
Видимо, был уже совсем старенький.
Nathaly N.
Rockville, MD, USA — at 2012-11-29 20:39:38 EDT
Спасибо. Интересно. Потрясающе. Диалог «литературных мыслителей». А язык какой. Вот что надо вносить в школьные и институтские программы по литературе. (Хотя Р.Гринберг и не первый в Литературных мистификациях. да и Волошин с Дмитриевой тоже не. а уж о плагиате госпожи Улицкой и говорить нечего. )А самое главное, это добро, любовь, душевность и духовность (чего так мало в сегодняшнем мире).
СПАСИБО. Лев
Бад Пирмонт, Германия — at 2012-11-27 20:25:44 EDT
Большое спасибо за чудный пост. Прочел на одном дыхании. История просто необыкновенная. Соня Тучинская — Э. Рабиновичу
— at 2012-11-20 06:40:34 EDT
Нет, дорогой Элиэзер, Гринбергу надо отпустить этот грех. Ведь эта история так скрасила жизнь великого старика.
А то, что текст пришел из Москвы, говорит о том, что он уже живет независимой от меня жизнью, как текстам и полагается.
Элиэзер Рабинович
— at 2012-11-20 05:51:16 EDT
Каким-то образом я пропустил это замечательное эссе, а сегодня мне прислали на него ссылку из Москвы. Прекрасно написано! Но сама история все-таки оставляет не вполне хорошее чувство, и особенно потому, что речь идет о якобы женщине, а предметом обмана стал один из наиболее моральных и честных людей культуры советского времени. елена матусевич Соне
— at 2012-10-10 11:14:09 EDT
Да. это эссе чудесное. Я его тоже читала. Соня Тучинская — Леониду
— at 2012-10-10 08:46:48 EDT
Leonid
Chicago, IL, USA — Wed, 10 Oct 2012 03:45:46(CET)

К сожалению, Я только сейчас прочитал Ваше эссе на одном дыхании. Это талант, который не всем дан. Большое спасибо!
На последней странице приводился список редколлегии: Т. Герцль, Шолом-Алейхем, Жаботинский и др., а также К.И.Чуковский. Я не думаю, что Чуковский афишировал этот факт своей биографии.
Но я эту запись видел своими глазами.
———————————————————
Дорогой Леонид,

Благодарю Вас за теплый отзыв о моей работе. Мне чрезвычайно интересно то, что Вы рассказали. Еженедельников «Рассвет» у евреев было несколько, в разное время, и в разных городах. Но тот, что чудом попал в Ваши руки, издавался в Петербурге, в начале века, в дореволюционные годы, когда там уже жил Чуковский. Это был главный печатный орган Сионисткой Организации России, и, в силу этого, еврейские вопросы, заботы и интересы были там первостепенными. Что там делал Чуковский — ума не приложу. Он никогда не ощущал себя евреем. Его мог привести туда Жаботинский, человек, который, еще в Одессе, ввел его в литературу. Они дружили с детского сада, в прямом смысле этого слова. Недавно вышло безкупюрное издание Дневников Чуковского (3 тома). Там ничего нет по поводу работы в «Рассвете». Но может быть Жаботинский подкидывал ему халтуру на написание рецензий. «Рассвет» все-таки был литературно-публицистическим изданием. Если я найду что-то интересное на эту тему, я Вам сообщу через Гостевую. Спасибо еще раз.
Leonid
Chicago, IL, USA — at 2012-10-10 03:45:46 EDT
К сожалению, Я только сейчас прочитал Ваше эссе на одном дыхании. Это талант, который не всем дан. Большое спасибо!
Мне кажется, обман позволил придать переписке налет легкого флирта и показал талант Чуковского немножко с другой стороны.
Я бы хотел сообщить об одном интересном факте биографии Чуковского. У меня в Киеве до отъезда в США был журнал «Рассвет», номер 1 за 1904г.? (г.Петербург). В предисловии отмечалось, что это первый сионистский журнал в России. На последней странице приводился список редколлегии: Т. Герцль, Шолом-Алейхем, Жаботинский и др., а также К.И.Чуковский. Я не думаю, что Чуковский афишировал этот факт своей биографии.
Журнал я вынужден был оставить перед отъездом у своего друга, который позднее скончался. Так что следы журнала затерялись. Но я эту запись видел своими глазами.
С лучшими пожеланиями, Леонид. Бормашенко
Ариэль, Израиль — at 2012-03-06 15:56:24 EDT
Замечательный текст, Соня, мои поздравления с большой удачей. Но, посмотрите, как безошибочно разыграл партию Гринберг: никакая живая, реальная женщина не смогла бы так возбудить Чуковского, как придуманная Гринбергом идеальная корреспондентка. Живые женщины кашляют, потеют и что хуже всего — часто говорят глупости, а тут завязывается разговор на уровне переписки Лейбница с леди Мэшем. И какова потребность человеческой души в тайне, в любом возрасте. По-моему, — один из лучших материалов «7 Искусств». Татьяна Разумовская
Иерусалим, — at 2012-02-29 12:43:13 EDT
Прекрасное эссе-детектив! 🙂 Прочла, не отрываясь. Спасибо! Самуил
— at 2012-02-29 08:08:13 EDT
Какое прекрасное эссе! Прочитал с наслаждением. Что до моральных оценок мистификации, воздержусь судить Р.Н. Гринберга (как и вообще судить кого-либо). Откройся тайна, это, пожалуй, было бы для Чуковского горьким потрясением, но. все устроилось наилучшим, счастливым образом: Корней Иванович умер, не догадавшись, кто на самом деле «милая, загадочная Соня», а получить в конце жизни такой дорогой подарок — счастье. Aschkusa
— at 2012-02-28 20:42:53 EDT
Соня Тучинская
Сан Франциско, — at 2012-02-28 19:59:47 EDT
Соня Т. — Aschkusa

А что это за история. Расскажите мне, непосвященной.
öööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööö

45 лет назад ещё не было Портала Берковича, поэтому я, возможно, неудачно выразилась.
Но все ники, которые время от времени появляются под текстами, таят в себе сюрпризы, похожие на изложенный в вашем эссе. Соня Тучинская
Сан Франциско, — at 2012-02-28 19:59:47 EDT
Соня Т. — Aschkusa

А что это за история. Расскажите мне, непосвященной. Соня Тучинская
Сан Франциско, — at 2012-02-28 19:03:53 EDT
Соня — М. Тартаковскому

Да, я тоже сьежилась, когда прочла в первый раз. Но, учитывая, что он не узнал об адресате переписки, а мы прочли переписку и насладились — можно смириться. Хотя, если жить безоговорочно следуя категорическому императиву Канта, поступок Гринберга — отвратителен. Тартаковский.
— at 2012-02-28 10:39:57 EDT
Написано прекрасно. Но мне кажется, что подобная мистификация граничит с подлостью (если и не является таковой). Чуковский, думаю, был бы унижен и оскорблён, узнав истину. Aschkusa
— at 2012-02-28 06:40:55 EDT
Удивительно захватывающая история эпистолярно-литературной мистификации.
«Чуковский умер, так и не узнав, что под именем «Соня» с ним переписывался Роман Николаевич Гринберг – его ровесник, друг Набокова, редактор и издатель нью-йоркского литературного альманаха на русском языке «Воздушные Пути».»
Невольно напрашивается сравнение с Порталом Берковича и Гостевой 45 лет назад. Е. Майбурд
— at 2012-02-28 05:46:27 EDT
До чего же хорошо написано. Прекрасна авторская интонация. Название эссе я бы отнес к автору. Б.Тененбаум
— at 2012-02-28 02:30:10 EDT
Как странно, что адресат так ни о чем и не догадался . Замечательно интересно, автора следует поблагодарить самым искренним образом. Виктор Каган
— at 2012-02-28 01:53:36 EDT
К сказанному под текстом Ш.Шалит могу добавить, что ваш с ней дуэт на одну тему замечателен своеголосием каждой из вас. Çîíà ðåêëà ìû
_Ðåêëà ìà _

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *