Толерантность

Толерантность

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

ТОЛЕРАНТНОСТЬ, или терпимость, стремление и способность к установлению и поддержанию общности с людьми, которые отличаются в некотором отношении от превалирующего типа или не придерживаются общепринятых мнений. Толерантность – трудное и редкое достижение по той простой причине, что фундаментом сообщества является родовое сознание. Мы объединяемся в одной общности с теми, кто разделяет наши убеждения, или с теми, кто разговаривает на том же языке или имеет ту же культуру, что и мы, или с теми, кто принадлежит к той же этнической группе. В сущности, общность языка и чувство этнической близости на всем протяжении человеческой истории выступают в качестве оснований сообщества. В то же время мы склонны враждебно или со страхом относиться к «другим» – тем, кто от нас отличается. Различие может иметь место на любом уровне биологической, культурной или политической реальности.

Все современные нации в культурном, религиозном и политическом отношении более плюралистичны, чем традиционные сообщества, которые сохраняли свое единство за счет фундаментальных традиций в культуре или религии. Культурный и религиозный плюрализм, развившийся в западном мире, особенно среди англосаксов, вызвал к жизни толерантность, необходимую для установления общности в условиях плюрализма. Толерантность была, с одной стороны, необходимым побочным продуктом этого плюрализма, а с другой – условием его дальнейшего развития.

Решающей главой в истории толерантности явился кромвелевский период английской истории 17 в. В то время среди различных пуританских сект, входивших в армию Кромвеля, только индепенденты и левеллеры были заинтересованы в свободе и терпимости. Согласно их взглядам, ни одно убеждение не может быть настолько непогрешимым, чтобы ему в жертву можно было принести другие убеждения, существующие в сообществе. Джон Солтмарш, один из видных защитников толерантности в эпоху Кромвеля, говорил: «Твои доводы будут столь же темны для меня, как мои доводы для тебя, пока Господь не откроет нам глаза».

В целом толерантность была установлена как в Англии, так и в Америке не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости – когда было разрушено монолитное единство общества. Оказалось, что в обществе будет больше мира, если не пытаться навязывать ему сверху религиозного единства.

Примечательно, что проблема толерантности впервые возникла в западной цивилизации именно на религиозном уровне, а религиозная толерантность положила начало всем другим свободам, которые были достигнуты в свободном обществе. Иногда полагают, что нет ничего труднее, чем быть терпимым в отношении людей, придерживающихся иных религиозных убеждений. Это суждение зиждется на допущении, что религия в основе своей фанатична, и это отчасти верно в том смысле, что религия означает всецелую самоотдачу личности. В идеале вера должна порождать милосердие, а не фанатизм, поскольку она приводит к сопоставлению фрагментарных и ограниченных ценностей с абсолютным и божественным. Однако на деле религиозный человек может легко впасть в соблазн освящения своих ограниченных ценностей светом того абсолюта, которому он предан, и при этом еще призвать в союзники Бога. Так что религия иногда может содействовать углублению и ужесточению фанатизма, каким бы он ни был – культурным, государственным или этническим.

Эпоха Просвещения 18 в., которую часто наделяют духом толерантности, породила очень опасный якобинский фанатизм рационалистического типа. Единственным видным представителем толерантности в ту эпоху был Вольтер. Ему приписывают изречение: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение», – афоризм, в котором выражена классическая теория толерантности. Взгляды Вольтера сложились, когда он наблюдал за событиями в Англии, где в 17 в. в условиях религиозного плюрализма и религиозной толерантности был достигнут гражданский мир и установилась общая атмосфера милосердия.

Фактически любое убеждение – религиозное, политическое или культурное – может привести к нетерпимости, если не остается никакого сомнения в непогрешимости идей, в которые мы верим, и в ложности тех взглядов, которые нами оспариваются. Политическая свобода предполагает, что мы в достаточной степени доверяем нашим политическим оппонентам, чтобы позволить им организоваться, провести выборную кампанию и сформировать новое правительство. Экономическая свобода предполагает терпимость к конкурирующим экономическим интересам. Конкуренция способствует образованию более гармоничного сообщества и стимулирует инициативу индивидов и социальных групп.

Терпимость в отношении людей, принадлежащих к другой национальности, предполагает, что мы сознаем существование скрывающихся под различиями сходств и тождеств; например, сознаем принадлежность отдельных групп к человечеству в целом. Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика, и что существуют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону. Способность постигать разнообразные аспекты истины или осознавать ограниченность истин, в которые мы сегодня верим, появляется благодаря рациональному и терпеливому анализу трудностей, с которыми сталкивается любое познание, а также духу религиозного смирения, готовому признать условный и исторический характер самой «абсолютной» из всех истин.

Хотя толерантность, или способность установить и сохранить общность с людьми, отличающимися от нас в каком-либо отношении, должна считаться добродетелью, столь же редкой, сколь высока ее ценность (поскольку человек от природы склонен к общности на основе родового сознания), она все же имеет два недостатка. Один из них – склонность к безразличному отношению к ценностям, питающим убеждения. «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят», – говорил по этому поводу Г.К.Честертон.

Другой недостаток – необходимость установления минимальных моральных стандартов, серьезное нарушение которых не допускается сообществом; и необходимость защиты сообщества от заговоров и измены – особенно от измены, во главе которой стоят фанатичные и тоталитарные политические движения, стремящиеся к уничтожению свободы и справедливости. Но даже в этой сфере, где в качестве нормы выступает нетерпимость к нетерпимости, необходимо сохранять осторожность, чтобы простое отклонение от традиции не принималось за измену фундаментальным ценностям свободы и толерантности. Например, в большинстве современных свободных обществ постоянно ведутся споры о том, в какой степени предпринимательство должно регулироваться государством, чтобы не допустить экономических кризисов и гарантировать минимальный уровень благосостояния и безопасности людей. Споры эти не имеют и не должны иметь окончательного решения, поскольку желательно сохранение как ценности свободы, так и ценности безопасности, пусть в некоторых отношениях эти вещи несовместимы.

Психологические аспекты.

Согласно Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО (1995), «толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. это гармония в многообразии, это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. ».

Существуют культурно-исторические и семантические различия в подходах к толерантности. В частности, в русском языке толерантность (в некоторых словарях дается как «устаревшее понятие») представлена как терпимость в негативном контексте, как противоположность нетерпимости, терпимость к различным точкам зрения, несовпадающим с позицией субъекта. Характерные специфические черты терпимости в отечественном культурном контексте – «милосердие» и «снисхождение» (см. толковые словари В.Даля и С.Ожегова). В латинских этимологических словарях (например, в классическом оксфордском словаре Lewis&Short), а также словарях европейских языков представлены две точки зрения на толерантность – как на «терпимость» и как на «поддержку».

«Толерантность» – один из самых популярных терминов в современной отечественной и зарубежной социально-политической, культурологической и правоведческой литературе. Существует множество гуманитарных подходов к определению и исследованию толерантности, однако при этом ее собственно психологические трактовки фактически отсутствуют. Психологическая проблематика толерантности находится на самых ранних этапах исследования.

В психологии, как и в других областях научного знания, следует различать обыденные и собственно научные определения толерантности. Однако в современной психологической литературе провести данное различение крайне затруднительно, достаточно привести лишь некоторые определения толерантности: «ценность взаимодействия в условиях противоречия»; «принятие иных, отличающихся от твоих собственных, интересов и целей»; «дружелюбие, спокойствие, мирная настроенность, антипод агрессивности, злобности и раздражительности»; «способность выслушивать, пытаться вынести из полученной информации зерна разума и уживаться с различными точками зрения, как бы выслушанное ни противоречило собственным воззрениям»; «стремление к согласию, бесконфликтность». Все эти определения могут служить в равной степени как обыденными, так и научными дефинициями психологического феномена толерантности.

Дифференцированное понимание феномена толерантности, в состав которого входят:

естественная (натуральная) толерантность – открытость, любознательность, доверчивость, – свойственная маленькому ребенку и еще не ассоциирующаяся с качествами его «Я» (толерантность типа «А»);

моральная толерантность – терпение, терпимость, ассоциируемая с личностью («внешним Я» человека) (толерантность типа «Б»);

нравственная толерантность – принятие, доверие, ассоциируемая с сущностью или «внутренним Я» человека (толерантность типа «В»).

Остановимся на этих типах толерантности подробнее.

Толерантность типа «А» – это естественное и безусловное принятие другого человека, отношение к нему как к самодостаточному и самоценному существу. Такая толерантность имеет место в жизни маленького ребенка, у которого процесс становления личности (процесс персонализации) еще не привел к расщеплению индивидуального и социального опыта, к формированию «персоны» или «фасада», к возникновению «двойного стандарта», к существованию обособленных планов поведения и переживания и т.д.

Данный тип толерантности, как показывают современные социобиологические исследования, имеет отчетливые эволюционно-генетические предпосылки в животном мире. Такая толерантность достаточно хорошо исследована также в детской психологии и детском психоанализе.

Младенец абсолютно нетерпим к своим нуждам – он не терпит голода, холода, эмоциональной заброшенности. Он готов требовать удовлетворения своих базовых потребностей плачем – тем инструментом, что ему доступен. Если бы ему были доступны другие средства, он бы ими воспользовался (данный феномен Л.Выготский называл «детским солипсизмом»). В этом смысле, действительно – родители учат ребенка терпению, а многие взрослые остаются «младенцами» в желании получить мгновенное удовлетворение своим нуждам.

Для З.Фрейда детское нетерпение обусловлено природой либидо, не знающего ничего, кроме самого себя. Все стадии психосексуального развития по Фрейду связаны не в последнюю очередь с обретением новых навыков терпения (есть не когда хочется, а когда научили, не писаться в штанишки, и так далее). Терпение – это по сути первый рубеж встречи физиологических потребностей индивида и собственно человеческого способа их удовлетворения, встреча природного индивида с культурой в широком смысле слова. Но такое терпение иноприродно и не имеет отношения к толерантности типа «А», изначально присущей ребенку.

Именно этот тип толерантности ответственен за парадоксальное принятие маленькими детьми своих родителей даже в случаях крайне жестокого обращения, психологического, физического и сексуального насилия. С одной стороны, наличие у детей толерантности типа «А» обеспечивает им субъективную, психологическую защищенность от проявлений жестокости и позволяет сохранить позитивные отношения с родителями, а с другой стороны, расщепляет и невротизирует их формирующуюся личность, поскольку не может обеспечить достаточного уровня самопринятия, принятия собственного опыта, собственных чувств и переживаний. Данная «асимметричность» толерантности типа «А» ответственна за дальнейшее развитие толерантности в целом, осуществляющееся как правило в форме инволюции (обратного развития) естественной толерантности.

Толерантность типа «Б» характерна для личностного способа существования, она является производной процесса персонализации и, в возрастном аспекте, в той или иной степени присуща большинству взрослых людей. «Толерантная» личность стремится сдерживаться, используя механизмы психологических защит (рационализации, проекции и т.д.). Однако за своим «фасадом» она скрывает собственную нетерпимость – нарастающее напряжение, невысказанное несогласие, подавленную агрессию. Можно утверждать, что толерантность типа «Б» по сути дела есть квази-толерантность – неподлинная, частичная, видимая, условная, искусственная толерантность: «мы терпим вас потому, что. »; «обстоятельства так складываются, что мне приходится вас терпеть, но…»; «в данный момент я не могу быть полностью самим собой и вынужден играть в терпимость…»; «я не думаю о другом, а только о себе, поэтому я терпим к другому только для того, чтобы меня не трогали или для того, чтобы извлечь из ситуации пользу для себя».

Толерантность типа «Б» – это по сути дела скрытая, отсроченная внутренняя агрессия (здесь можно в качестве примера привести родителя, который одобрительно кивает в ответ на бесчинства детей, но внутренне напряжен и негативен по отношению к такому поведению). Хотя такая «терпимость» выглядит на первый взгляд лучше, чем «нетерпимость», и то, и другое являются, тем не менее, однопорядковыми и одноприродными явлениями. Различия между ними – лишь количественные, а не качественные, поскольку их психологическая основа идентична. В этом смысле можно сказать, что толерантность типа «Б» – это обратная сторона нетерпимости, различных форм насилия и манипулирования человеком, игнорирования его субъектных характеристик, всего того, что так деструктивно действует на отношения между людьми.

Толерантность типа «В» построена на принятии человеком как окружающих, так и самого себя, на взаимодействии с внешним и внутренним миром в принимающей, диалогической манере. В противоположность насилию и манипулированию такое взаимодействие предполагает как уважение ценностей и смыслов, значимых для другого, так и осознание и принятие собственного внутреннего мира, своих собственных ценностей и смыслов, целей и желаний, переживаний и чувств. Для человека, обладающего толерантностью типа «В», напряжения и конфликты вовсе не исключены, можно сказать, он постоянно живет в ситуации напряженного существования, не боится быть лицом к лицу с этим напряжением, достойно выдерживать и принимать его как безусловную экзистенциальную данность. Это подлинная, зрелая, действительно позитивная толерантность, основанная (в отличие от толерантности типа «А» и «Б») на гораздо более полном осознании и принятии человеком реальности.

В своих проявлениях толерантность типа «В» ассоциируется с триадой К.Роджерса – безусловным принятием, безоценочностью и конгруэнтностью. Такая толерантность обнаруживается также в межличностном (точнее, транс-персональном) общении персонифицированной личности, в структуре которой элиминированы персональный и теневой компоненты, тогда как проявления сущности (лика), напротив, предельно выражены.

Толерантность во взаимоотношениях детей и родителей. Как правило, во взаимоотношениях детей и взрослых происходит своего рода встреча двух качественно различных типов толерантности, их столкновение (взрослый толерантен по принципу «терпения», а ребенок – по принципу «открытости»). В результате такой «сшибки» развитие изначальной детской толерантности (если перефразировать Выготского) оказывается не столько в «зоне ближайшей эволюции», сколько в «зоне ближайшей инволюции» (см. Л.Выготский)

Именно толерантность типа «Б» составляет основу реальной практики семейного воспитания: «я знаю истину, но ты ведешь себя вовсе не в русле этих ценностей, и я даю тебе это понять», этот же тип толерантности обычно транслируется в культуре (особенно в СМИ). Скорее всего, так происходит потому, что в современном обществе и в современной массовой культуре доминируют нетерпимость и насилие. Поэтому можно утверждать, что хорошо известный в психологии семейного воспитания конфликт между представителями разных поколений – это, прежде всего, конфликт «ценностных систем», каждая из которых проявляется как толерантность типа «Б» – толерантность-терпимость. Например, проблемы, возникающие у родителей в общении с ребенком-подростком, зачастую связаны с неконтролируемыми вспышками нетерпимости, или, иначе говоря, с внешними проявлениями тех «гроздьев гнева», которые зреют за «фасадами» людей, обнаруживающих толерантность-терпимость или толерантность типа «Б».

Взаимная (подчас совершенно немотивированная) нетерпимость в детско-родительских отношениях не возникает на пустом месте, она есть следствие толерантности-терпимости взрослых (их терпения и снисхождения), практиковавшейся в семейном воспитании ранее, на более ранних возрастных этапах. Как свидетельствуют психологические исследования, ранняя психологическая травматизация ребенка в семье, постоянное подавление его индивидуальных проявлений неизбежно приводят к развитию авторитарной интолерантной личности (Т.Адорно, А.Миллер, Э.Фромм и др.).

Межпоколенный конфликт – это, прежде всего, конфликт ценностных систем. Например, многие проблемы в подростковом возрасте зачастую связаны с нетерпимостью в отношениях подростка с родителями. Конечно, эта нетерпимость не возникает в одночасье (она зреет на более ранних возрастных этапах, иногда годами!). Конфликты в подростковом возрасте интересны тем, что, учитывая последовательность становления форм толерантности, подростка можно рассматривать как «экстремного взрослого», «самого взрослого из взрослых». В жизни подростка все проявления взрослости (включая толерантность типа «Б») новы и недостаточно освоены, и в своей непримиримости, нетерпимости, жесткости, категоричности и т.д. подросток намного превосходит взрослого.

Подросток живет в «манихейском мире», (см. МАНИХЕЙСТВО), его система ценностей, основанная на дуализме добра и зла, жестка и бинарна, но именно ее он пытается наложить на окружающий мир; взрослые же, вместо того, чтобы усиливать душевно-сущностную сторону жизни подростка, стремятся его еще более социализировать; в результате чего получается резонанс, т.е. негативизм подростка усиливается в атмосфере негативизма родителей. Именно в подростковом возрасте обнаруживается своего рода «зазор» между толерантностью типа «А» и толерантностью типа «Б»: подросток уже не способен к тому типу принятия, которое было характерно для ребенка и еще не способен к тому терпению, которое характерно для взрослого. Подростковый суицид в значительной степени обусловливается ограниченными возможностями такой «маргинальной толерантности» подростка.

Основная проблема взрослого во взаимоотношениях с ребенком (в том числе и подростком) заключается не в том, чтобы принять ребенка, а в том, чтобы принять самого себя – самонепринятие родителей первично и возникает там и тогда, где и когда в личности возникает расщепление на «фасад» и «тень». Но если я принимаю «ребенка в себе», тогда я могу отладить взаимодействие со своими детьми, а если я своих детей репрессирую, то на самом деле, в психологическом смысле, я репрессирую своего «внутреннего ребенка», не даю ему проявиться.

Толерантность типа «В» является характерной особенностью ряда практик общения, обладающих отчетливым психотерапевтическим эффектом. Во-первых, это, прежде всего, практика подлинно духовного отношения к человеку. Так, многие положения мировых религий и, в частности, многие притчи Нового завета, основаны на толерантности типа «В», совершенно непонятной для здравого смысла, выходящей за рамки той или иной морали, но каждый раз преисполненной подлинной мудростью, глубоким психологическим, психотерапевтическим и жизненным смыслом.

Во-вторых, это практика подлинно нравственного отношения к человеку, всегда преодолевающая узкий горизонт любой морали, поддерживающая в любом человеке его свободу, достоинство и самоценность. Прекрасные примеры такого нравственного и толерантного отношения к человеку дает классическая, художественная литература (В.Гюго, Ф.Достоевский, Л.Толстой и др.).

В-третьих, это практика подлинного психотерапевтического отношения к человеку, основанная на личностной зрелости и профессионализме терапевта.

В частности, психопрофилактика и коррекция интолерантности во внутрисемейных отношениях – это одна из фундаментальных задач семейной терапии, где можно и нужно культивировать толерантность типа «В». Работая с проблемной семьей, психотерапевт является (в идеале) моделью толерантности типа «В». Сам способ семейно-терапевтического взаимодействия строится по принципам, ориентированным на такую толерантность терапевта и принятие им мира клиентов. Очень важно в ходе семейно-психотерапевтической сессии услышать голоса всех членов семьи, в том числе детей, стариков, физически и психически больных людей, и подтвердить, что их бытие самоценно и в этом смысле имеет позитивное значение для других членов семьи, для сообщества в целом.

Валитова Р.Р. К истории понятия толерантности. М., МГУ, 1994
Асмолов А.Г. Слово о толерантности. – Век толерантности, 2001, № 1
Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. М., 2002
Shapiro A. The Theme of the Family in Contemporary Society and Positive Family Psychology. In: «Family Therapy Around the World: A Festschrift for Florence Kaslow» (Ed.: William Nichols) Haworth Press, 2004
Орлов А.Б., Шапиро А.З. Психология толерантности: проблемы и перспективы. – Вопросы психологии, 2006 (в печати).

Что означает толерантность

Толерантность

Толерантность… Для жителей нашей страны это слово пока не очень привычно. По какой-то причине многие до сих пор воспринимают его, как что-то заморское и диковинное.

Разные страны – разное понимание

Толерантность

Разное понимание толерантности

Во всех культурах понимание толерантности отличается, все зависит от того, какой у конкретного народа был опыт.

В английском языке толерантность означает способность и готовность воспринимать любую вещь или личность без протеста. В то же самое время во французском языке это слово означает уважение свободы другого человека, того, как он мыслит, как себя ведет, а так же его религиозных и политических взглядов. В Китае быть толерантным означает проявлять великодушие к другим людям. А вот для арабов это сострадание, прощение, расположенность, терпение. В русском языке очень похожим по смыслу можно назвать слово “терпимость”, то есть способность быть снисходительным к любым поступкам других людей, мириться с мнением, даже отличным от твоего.

Ценность понятия

Толерантность

В современном мире толерантность важна, как никогда. Мы существуем в веке полнейшей глобализации экономики, невероятной мобильности и очень быстрого развития коммуникаций. Каждая страна, да что там, даже каждый регион, отличается от другого. По этой причине можно говорить о том, что нетерпимость и конфликты постоянно угрожают всем и каждому.

  • признание и уважение прав других людей;
  • способность принятия и понимания всего многообразия культур планеты Земля;
  • равенство абсолютно всех людей, которые живут на планете, независимо от того, какого они пола, вероисповедания, национальности, возраста и социальной принадлежности.

Проявлять толерантность созвучно с уважением прав других людей. И она вовсе не означает терпимого поведения и отношения к любым проявлениям социальной несправедливости, тем более отказа от личных убеждений и замену своего мнения чужим. Толерантность означает свободу в выражении собственного мнения, собственных точек зрения, признание, что точно такое же право имеется и у всех окружающих вас людей.

Что такое толерантность?

Толерантность

Что означает толерантность

Так можно назвать способность услышать и понять иного человека, быть устойчивым к стрессам. Это наша терпимость в отношении других людей. Очень важно, чтобы все люди нашей страны воспитывались с пониманием этого слова. Необходимо осознавать ценность достоинства человека и неприкосновенность каждого из нас.

Существует еще и другое трактование толерантности – это способность абсолютно без малейшей агрессии принимать поведение, мысли, образ жизни, формы самовыражения и прочее каждого человека, даже сильно отличающегося от вас самих.

Вообще понятие толерантности появилось в западной культуре на уровне религии. Основа толерантности – открытость общения и мышления, личная свобода каждого человека, а также недопущение ущемления его свобод и прав.

Толерантная личность – человек, который имеет активную позицию, никогда не относится к любым событиям терпимо и пассивно. То есть, если человек толерантен, это не означает, что он терпим ко всему абсолютно, к примеру, к спекуляциям и манипуляциям другими людьми. То, что способно нарушить общечеловеческую мораль, нельзя воспринимать толерантно.

По этой причине, крайне важно понимать различие между толерантным поведением и рабской терпимостью, которая никогда не приведет ни к чему хорошему. Всегда различайте данные понятия, ведь довольно часто манипуляторы призывают быть толерантными, ведь именно терпимыми людьми намного проще управлять.

В общем, толерантность – довольно тонкая категория, которой, конечно же, обязательно стоит придерживаться. Ведь только она определяет общественное, моральное и демократическое развитие всего общества.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Философский энциклопедический словарь . 2010 .

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль . Под редакцией В. С. Стёпина . 2001 .

Смотреть что такое «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» в других словарях:

Толерантность — (tolerance) снижение или полное отсутствие нормальной реакции на какое либо лекарственное или иное вещество, вызывающее проявление в организме определенных симптомов. (Большой толковый медицинский словарь. 2001). У этого термина существуют и… … Википедия

толерантность — Фармакологическая толерантность появляется, когда повторное введение данного количества вещества вызывает сниженный эффект или когда для получения эффекта, ранее достигаемого меньшей дозой, требуется последовательное повышение количества… … Большая психологическая энциклопедия

Толерантность — (англ., фр. tolerance терпимость от лат. tolerantia терпение) терпимость по отношению к другим людям, отличающихся по их убеждениям, ценностям и поведению. Толерантность как характеристику коммуникативности и самоиндетификации следует отнести к… … Политология. Словарь.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (ново лат. с русск. окончанием, от лат. tolerantia терпимость). Веротерпимость, т. е. допущение государством, кроме господствующей церкви, отправления веры и богослужений других исповеданий. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского… … Словарь иностранных слов русского языка

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (от лат. tolerantia терпение), 1) в экологии выносливость вида по отношению к колебаниям какого либо экологический фактора. Диапазон между экологическим минимумом и максимумом фактора составляет предел толерантности. Толерантные организмы это… … Экологический словарь

толерантность — либерализм, терпение, мягкость, терпимость, либеральность, невзыскательность, нетребовательность, снисходительность, снисхождение Словарь русских синонимов. толерантность см. снисходительность Слова … Словарь синонимов

толерантность — и, ж. tolérant adj. 1. устар. Терпимое, снисходительное отношение к кому , чему л. БАС 1. Терпимость вообще и особенно относительно религиозных мнений, короче веротерпимость. Павленков 1911. Хотя Костин и не во всем соглашался с ним, однако ж… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Толерантность — отсутствие или ослабление реагирования на какой либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию. Например, толерантность к тревоге проявляется в повышении порога эмоционального реагирования на угрожающую… … Словарь черезвычайных ситуаций

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — в применении к изучению обмена веществ предел ассимиляции питательных веществ. Т. определяется максимальным количеством введенного в организм вещества, к рое может быть усвоено организмом без клинически уловимых пат. явлений. Так напр.… … Большая медицинская энциклопедия

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (от лат. tolerantia терпение) ..1) иммунологическое состояние организма, при котором он неспособен синтезировать антитела в ответ на введение определенного антигена при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам. Проблема толерантности… … Большой Энциклопедический словарь

Толерантность

Толерантность

В чем заключается смысл терминов «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» и «ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ»?

О происхождении термина «Толерантность».

Термин «толерантность» имеет медицинское происхождение и означает невосприимчивость организма к антигену. (Например, организм, пораженный метастазами на четвертой стадии рака идеально толерантен).

Надо помнить, что любое слово в язык входит тогда, когда в языке есть вещь, но нет аналога. Когда же слово «толерантность» появилось в русском языке? Оказывается появилось оно с развитием медицины, как медицинский термин «толерантность»:
(от лат. tolerantia — терпение) иммунологическая, отсутствие или ослабление иммунологического ответа на данный антиген при сохранении иммунореактивности ко всем прочим антигенам. Термин введён в 1953 английским иммунологом П. Медаваром для обозначения «терпимости» иммунной системы организма к пересаженным инородным тканям. Термины «иммунологический паралич», «арсактивность», «антигенная перегрузка» обозначают разные формы Т. Благодаря Т. к собственным антигенам иммунная система здорового организма не образует антител, которые могли бы повредить клетки и ткани организма. Физиологическое состояние Т. к аллоантигенам плода, по-видимому, возникает при беременности. Физиологически взаимная Т. к групповым антигенам крови (см. Группы крови) может возникнуть также у разнояйцевых близнецов в результате внутриутробного обмена кроветворными клетками. Т. к бактериальным и вирусным антигенам наблюдается при скрытых или латентных инфекциях (например, при заражении вирусом сывороточного гепатита у человека или бруцеллёзом у коз). При пересадках органов и тканей судьба трансплантата определяется тем, насколько полной и длительной будет создаваемая у реципиента Т. к антигенам гистосовместимости донора (см. Трансплантация). Нарушение Т. к собственным антигенам приводит к аутоиммунным заболеваниям. Т. может быть полной или касаться одной из форм иммунного ответа (например, сохранение клеточного иммунитета при утрате способности к образованию антител). Это и есть общее естественнонаучное значение слова «толерантность».

«Толерантность» — полное или частичное отсутствие иммунологической реакции; потеря или снижение организмом животного способности вырабатывать антитела. Таким образом, толерантность ведет к смерти организма…

Т.е. очевидно одно: терпимость и толерантность — разные вещи, потому что это разные слова. Более того, толерантность является настоящим испытанием терпимости.
То что происходит в России — явное тому доказательство. Русский народ стал настолько толерантен, что стал нетерпимым. Кстати на Западе есть прекрасная новая поговорка на эту тему, поскольку сейчас именно там идет бурное (гораздо более бурное, чем у нас) насаждение толерантности вместо терпимости: tolante people can not tolerate untolerant minorities.

В.А.Лекторский, анализируя толерантность, рассматривает четыре возможных способа ее понимания:

– как безразличие к существованию различных взглядов и практик;

– как невозможность взаимопонимания (уважение к другому, которого, вместе с тем, невозможно понять, с которым невозможно взаимодействовать);

– как снисхождение к слабости других, сочетающееся с некоторой долей презрения к ним;

– как расширение собственного опыта и критический диалог

В психологической литературе достаточно широко обсуждается содержание «толерантности» и ее критериев. Определение понятия «толерантность» встречается в ряде психологических словарей. Все они имеют общую основную часть, отличаются лишь комментариями, другие достаточно противоречивы. Наиболее часто можно встретить следующее определение толерантности (в переводе с латинского – «терпение»): отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию.

Любое определение понятия не может быть исчерпывающим в силу бесконечного многообразия сторон и свойств жизнедеятельности человека. Так же, как было отмечено выше, ничто не может быть понято без рассмотрения противоположности.

Детальный анализ различных подходов к определению понятия «толерантность» выявляет не только разногласия авторов относительно природы толерантности, ее свойств, состояний, личностных образований, но и выводит на поверхность несколько нерешенных проблем. Во-первых, недостаточно подробно рассматривается внутренняя структура толерантности, которая включает в себя то терпение, то неодобрение, то сдерживание, то пассивность. Во-вторых, в проанализированных работах, на наш взгляд происходит отождествление целей и характеристик толерантности с ее функциями. Все эти понятия должны быть четко разграничены.

В целом можно сказать, что толерантность — искренняя осознанно уважительная терпимость, специфическая психологическая установка, ориентирующаяся на уважительное восприятие чужой этнической, религиозной самобытности, других культур, обычаев и образа жизни, нравственных ценностей, мировоззренческих убеждений и мнений, проявлений человеческой индивидуальности как достойных уважения, связанная с активным психологическим процессом, направленным на внутреннее самостоятельное психологическое преодоление или ослабление нетерпимости и неприятия «чужого» на уровне собственного менталитета, связанная с волевыми усилиями по ослаблению реакции на какой-либо неблагоприятный фактор в межрелигиозных, межнациональных и, в целом, межличностных отношениях и стремлению к мирному сосуществованию и взаимопониманию. Особый акцент был сделан на существующий подлог терминов, происходящий у идеологов навязываемой нам политики толерантизм. Толерантность как идеология (толерантизм) представляет собой секулярную квазирелигиозную идеологию. Если рассматривать содержательный аспект толерантизма, то это, по сути, навязанная принудительная индифферентность к одним явлениям общественной жизни и ценностным ориентирам и принуждение к неприятию других взглядов и суждений, часто — просто отличающихся чем-либо от тех, что пропагандируются в рамках данной секулярной квазирелигии. Темой следующего доклада была проблематика соотношения толерантности и глобализации. Конечно же, процесс глобализации объективно происходящий в современном мире не может не волновать студентов как Духовных школ, так и светских образовательных учреждений. Идеология толерантности, стирающая межкультурные рамки и используемая как инструмент глобализации, — это деструктивная идеология. Она разрушает, прежде всего, сложившуюся в обществе систему нравственных ценностей, уравнивая традиционные, действительные ценности духовной культуры народов страны с любыми мировоззренческими установками и идеями.

Толерантность: какой смысл мы вкладываем в это понятие?

Источник: Борьба мировых центров

«Национальная культура приобретает известность

во всем мире только тогда, когда ценности, развитые в ней,

становятся достижением всего человечества.

Культура мира, культура межнационального общения –

результаты многовекового развития общечеловеческой истории».

Сегодня, поскольку наступление глобализации несет с собой не только экономическую зависимость, но и распространение чужой культуры, на первый план выходят проблемы формирования культурного самосознания. Именно сохранение самобытности становится залогом сохранения в перспективе суверенитета народа и страны, возможности изменения однополярного вектора глобализации на более справедливый. Таким образом, налицо потребность в развитии этнокультурного образования.

А так как в условиях глобализации социально-экономических процессов речь, с одной стороны, идет о союзе суверенитетов, а с другой – о взаимопроникновении культур и обществ, чрезвычайно важен становится вопрос о наличии в образовании молодёжи компонентов кросс-культурности – знаний и представлений об иных культурных традициях и других народах, особенно живущих рядом.

Такие курсы сегодня принято относить к элементам поликультурного образования. Однако этот термин не совсем корректен. Поликультурное образование оформилось в отдельную область педагогической теории и практики в последней четверти XX века. Изначально в этот порождённый теоретиками современной педагогики из США и Европы термин вкладывается смысл отказа от «монокультурной, евроцентрической ориентации», использования опыта неевропейских народов, а также вообще использования практики и достижений «неклассической» педагогики. В эпоху постмодерна последнее положение ведёт подчас к весьма неординарным, мягко говоря, педагогическим экспериментам. Однако, по-настоящему серьёзное социальное значение они приобрели лишь в сфере пропаганды «толерантности». О чем идет речь?

Если включение в образование, воспитание тех же этнокультурных компонентов в нестандартной для предыдущей эпохи форме обучения или, например, исследование влияния педагогической мысли Востока (куда включают и средневековую Византию) для западного образования несут положительную нагрузку, то некоторые утверждаемые в рамках либеральной доктрины политкорректности аспекты толерантности в образовании совсем нежелательны для общества, которое стремится к самосохранению и развитию.

Нужен ли нам такой «опыт»?

С тем, чтобы оправдать дозволенность гей-парадов, уже в младших классах в школах Запада вводятся курсы «толерантного» отношения к сексуальным меньшинствам. Подобное толкование понятия «толерантность» выходит за его традиционные рамки. Во многих культурах понятие «толерантность» является своеобразным синонимом «терпимости»: лат. tolerantia терпение; англ. tolerance, toleration, нем. Toleranz, франц. Tolerance, однако подразумевается терпимость культурная, а отклонения от гетеросексуальной нормы в прежние времена в качестве субкультуры не рассматривались.

Обратим внимание на характеристику определения толерантности в Преамбуле Устава ООН: «проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи» – и сравним её с тем, что говорится в Декларации принципов терпимости, принятой Генеральной Конференцией ЮНЕСКО в 1995 году: «Терпимость – это то, что делает возможным достижение мира и ведет от культуры войны к культуре мира». В Декларации понятие толерантности определено как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности, отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждение норм, установленных в международно-правовых актах в области прав человека».

Как видим, свободное толкование понятия «терпимость» в духе Декларации ЮНЕСКО, практикуемое сегодня либеральным Западом и навязываемое им другим, вполне может оправдать и гей-парад, и некрофилию, если потребуется.

Поэтому более объективному порядку вещей соответствует понимание терпимости, базирующееся на традиционных ценностях, которое на европейской арене наиболее явно выразила Россия устами ее политических и духовных лидеров. Этот подход не противоречит принципам Декларации ЮНЕСКО, но уточняет их ограниченность нормами рационально объяснимой и объективно ориентированной на общее и индивидуальное благо традиционной морали.

«Культурная адаптация» или диалог культур?

Другим дискуссионным моментом темы толерантности в современном образовании является вопрос межнациональных взаимоотношений и культурной взаимоадаптации. На сегодняшний день наработанный на Западе потенциал в этой области применяется на практике весьма спекулятивно. По сути, педагогические задачи сводятся к «культурной адаптации» мигрантов, под которой подразумевается их «огражданвливание», «цивилизация». Практически, речь идет все о том же евроцентрическом подходе, который в рамках учебных заведений не дает иного эффекта кроме отрыва молодежи от традиционных устоев и превращения её в маргинальную массу. Это обуславливается самим устройством современного западного общества, его социально-экономическими реалиями. В России этот подход просто неприменим. В условиях совместного проживания десятков коренных народов речь может идти лишь о привитии терпимости через познание, ведущее к взаимоуважению, при обязательном условии сохранения собственной самобытности. В рамках общей ориентированности образования на воспитание современной культурной личности, с соответствующим кругозором, этикой мышления, поведения, уровнем духовного и интеллектуального развития, это оправдает одно из значений понятия «толерантность» в «Толковом словаре русского языка» Д.Н. Ушакова, чрезвычайно актуальное в сегодняшних условиях: «полное или частичное отсутствие иммунологической реактивности организма, способность организма переносить неблагоприятные влияния того или иного фактора среды».

Понятно, что именно такой подход к образованию, с упором на формирование культуры, отвечает декларируемым российским руководством приоритетам государственного и общественного развития. Однако путь к выработке и внедрению оптимальных форм подобного подхода непрост. В 1996 г . вышло Постановление Правительства Москвы «Об открытии школ с этнокультурным компонентом», послужившее важным стимулом для обновления содержания общего образования на основе национально-культурных традиций народов России, а также для приобщения школьников к мировому культурному наследию. Во многих российских регионах в школьную программу в качестве местного образовательного компонента введены курсы народоведения и основ религиозной и национальной культуры народов РФ.

Однако, системной работы на государственном уровне в данной сфере пока не ведется. В среднем и высшем российском образовании по-прежнему пока преобладает утилитаристский, обескультуренный подход. Некоторыми высокопоставленными теоретиками это даже обосновывается как залог позитивного развития России, становления единого гражданского общества, единой гражданской нации. Однако, подобные штампы в духе вестернизированного либерализма прикрывают прямое противоречие заявляемым приоритетам. Построить в России единое гражданское общество за счет размывания корней и подгонки всех под некий «общий культурный стандарт» невозможно. Такой подход отвечает интересам разве что транснациональных корпораций.

Поэтому огромную важность сегодня для нашей страны имеет теоретическая и практическая разработка доктрины, принципов, методов, форм и содержания нового, культурного образования, воспитания. Это актуальная задача стратегического значения.

Источник: Российская газета

Басманный суд Москвы отменил предупреждение об экстремизме телеканалу «2х2» за демонстрацию мультсериала «Южный парк». Предупреждение было вынесено Басманной прокуратурой по жалобе российских протестантов, усмотревших в «Южном парке» призывы к насилию и межрелигиозной вражде. «Мы не намерены сдаваться и направили по линии прокуратуры дополнительные материалы», – говорят истцы. Они требуют закрыть этот рассадник «скрытой и явной пропаганды гомосексуализма и педофилии, асоциального образа жизни, а также многочисленных пороков». Того же хотят добиться и представители другой конфессии. «Телеканал, несущий разрушительные энергии, должен быть лишен лицензии», – заявил лидер нижегородских мусульман Умар-хазрат Идрисов.

В Таганском суде Москвы прошел (заседания трижды переносились) процесс, связанный с выставкой «Запрещенное искусство». По оценке следователей, некоторые из этих экспонатов содержали «унизительные и оскорбительные изображения по отношению к христианской религии и гражданам, исповедующим данную религию». Куратор выставки Андрей Ерофеев и директор Центра им. Сахарова (там эта выставка проходила) Юрий Самодуров привлекаются к уголовной ответственности по ст. 282.1 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам отношения к религии). Кстати, у Самодурова назревает вторая судимость. Несколько лет назад он был приговорен к денежному штрафу в 100 тысяч рублей. Поводом для обвинений тогда послужила нашумевшая выставка «Осторожно, религия!»

Примерно то же периодически происходит и с театральными спектаклями. Не так давно в Сыктывкаре сорвалась постановка оперы «Балда» на музыку Шостаковича по мотивам сказки Пушкина. Казалось бы, какие возражения? Первый – музыкальный классик, второй – вообще «наше все». Но кто-то решил подстраховаться. В итоге из либретто был вычищен известный персонаж – тот самый, коему был дан совет не гоняться за дешевизной. Отсутствие второго из двух главных героев дальнейшую работу над спектаклем напрочь обессмыслело. Схожий случай произошел и в германской «Дойче опер» со спектаклем «Идоменео» на музыку Моцарта. Спектакль спокойно шел три года, но кто-то вдруг заметили, что царь Идоменео в финале выходит на авансцену с тремя отрубленными головами – Иисуса, Будды и пророка Мухаммеда. Полиция посоветовала театру снять спектакль с репертуара. Театр внял совету. Чем вызвал решительное неодобрение со стороны политиков и общественных деятелей. К ним присоединила свой голос и канцлер ФРГ Ангела Меркель, сказав, что спорить можно о вкусах, «но не о свободе искусства, свободе слова, прессы и мнений о религии».

Думаю, спорить о вкусах, и только о них, следовало и в те дни, когда в Москве готовился концерт Мадонны. Ей долго искали место для выступления. Но тут кто-то счел, что американской поп-диве вообще не место в духовном пространстве России, что ее «кощунственное» шоу может оскорбить чувства верующих. К счастью, разум возобладал над предрассудками. А несколько лет назад в центре такого же скандала оказался спектакль «Благовещение», которым открывался Московский международный балетный фестиваль «Гран па». Некий общественный комитет требовал запретить показ «кощунственного и развращающего балета». Другие религиозные общественники, помнится, точно так же протестовали против демонстрации по НТВ фильма Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа».

Вторжение религиозных активистов со своим уставом в чужие монастыри (ТВ, театр, выставочные залы и т.п.) и стремление навести там свои порядки становятся обычным делом. Всюду – не только в России. В недавнем прошлом вдруг получил продолжение, казалось, ушедший в историю вселенский скандал с карикатурами в датском журнале. Более десятка датских газет вновь опубликовали карикатуру на пророка Мухаммеда. Таким способом они выразили протест против едва не состоявшегося покушения на художника Курта Вестергаарда, одного из авторов тех самых карикатур, что были опубликованы в 2005 году. Полиция раскрыла заговор, трое мусульман североафриканского происхождения, подозреваемых в подготовке убийства, были арестованы. Дальше все пошло по нарастающей. Иран потребовал от Дании извинений. Датское правительство отказалось их принести. «Если кто и должен извиниться за свободу слова, права человека, тюремные сроки и отсутствие демократии, так это иранцы», – заявил один из членов датского парламента, а группа депутатов отменила запланированный визит в Иран. После этого Данию захлестнула волна беспорядков. Молодые люди из иммигрантских кварталов громили витрины магазинов, поджигали автомобили, забрасывали полицейских камнями и бутылками с зажигательной смесью. Мир опять раскололся. Судан ввел запрет на импорт товаров из Дании. А министр внутренних дел Германии призвал все европейские газеты перепечатать карикатуры на пророка Мухаммеда. Конфликты представителей разных конфессий с людьми искусства последнее время происходят все чаще.

Такие конфликты обычно чем-то спровоцированы. Потому что четкую грань между художественной провокацией и провокацией религиозной провести подчас очень непросто. Ее проводят воспитание, вкус, чувство меры, а они у всех разные. Выставка «Осторожно, религия!», на мой взгляд, была непристойна. Радикализм ее устроителей мне лично претит. Но претит и радикализм погромщиков этой выставки. Ибо это цензура в агрессивном ее воплощении. Искусство, конечно, священно. Но все же не до такой степени, чтобы каждый художественный жест поверялся канонами православия, мусульманства или буддизма; чтобы в пространстве культуры шагу нельзя было ступить, не заглянув в святцы. Между тем тенденция очевидна: появление в сценическом (живописном, экранном и т.п.) произведении всяческих символов веры стало совершаться не без оглядки на церковные постулаты. Стремление табуировать содержание и форму произведений искусства, «оскорбляющих» чье-то религиозное чувство, становится знаком времени. А главное, оно находит отклик в светском обществе. После скандала с карикатурами в датском журнале чего только мы не наслушались! И про неотвратимое противостояние двух цивилизаций, грядущее смертельное столкновение между исламом и христианством, бедностью и богатством. И про то, что в виду происходящего человечеству следует отказаться от «обветшалых» стандартов поведения, выработанных столетиями, что надо срочно пересмотреть все прежние ценности.

Короче, людской мир призывают к политкорректности. Что это такое, проще говоря? Правильно, самоцензура. Добровольный отказ от высказываний, способных оскорбить чьи-то чувства. Но и здесь все подчас через край. Вот, скажем, в Вашингтоне рядом с Конгрессом США с наступлением первого зимнего месяца начинает сиять огнями «праздничное дерево». Именно так, отдавая дань политкорректности, называют гигантскую елку, установленную у здания Капитолия. По тем же соображениям во время церемонии вместо фразы «С Рождеством!» произносится нейтральное «Поздравляем с праздником!» Был момент, когда несколько конгрессменов обратились к коллегам: хватит сходить с ума, давайте вернем дереву у Капитолия название «рождественская елка». Инициатива не получила поддержки. И не в последнюю очередь потому, что на нее мгновенно отреагировали общественные и религиозные организации, пригрозившие законодателям судебными исками.

Политкорректность как род ответственной самоцензуры – вещь, несомненно, полезная. Но самоцензура, доведенная до абсурда, замешенная на страхах и современных фобиях, выглядит не более привлекательно, чем произведения искусства, кому-то кажущиеся кощунственными.

ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ: «ШКОЛА МОЛОДОГО БОЙЦА».

История с политкорректностью в нашей стране сразу началась в виде фарса. Известная писательница Татьяна Толстая, пожив в Америке, вдруг вместо дифирамбов, которые тогда, в середине 90-х, принято было петь цитадели демократии, написала очень смешной фельетон. В нем она от души потешалась над этой самой политкорректностью – явлением, у нас в то время еще малоизвестным и потому вызывавшим недоумение: как следует к нему относиться?

По прочтении фельетона стало понятно, что политкорректность – типичный западный «перегиб». Защита прав человека уже доходит до маразма. Демократы (так тогда называли поклонников общечеловеческих ценностей) растерянно пожимали плечами, патриоты же (те, кто случайно прочитал Татьяну Толстую, поскольку она была из противоположного лагеря) потирали руки от удовольствия: вот до чего докатилась эта Америка! Но удержаться от смеха не мог никто, читая, как в борьбе с «сексизмом», то есть в полном соответствии с политкорректностью, нужно было бы переписать сказку о Красной Шапочке. (Сексизм – это, по определению борцов за равноправие женщин, «мужской расизм», выражающийся в утверждении превосходства мужчин над женщинами. В сексизме могут обвинить и работодателя, который предпочел взять на вакантное место представителя сильного пола, и галантного кавалера, который, не дожидаясь просьбы дамы, попытался помочь ей донести тяжелую сумку или подал пальто.)

С подачи ли Татьяны Толстой или по каким-то причинам, кроющимся в национальной психологии, но слово «политкорректность» и его производные вошли в наш язык исключительно в ироническом варианте: «Ты уж извини, я выражусь неполиткорректно…» или: «Только моя врожденная политкорректность не позволяет мне назвать тебя козлом» и т.п.

Маскировка, лакировка и побелка

Но по прошествии нескольких лет российские читатели узнали, что фельетонная шутка писательницы вовсе не шутка, а сущая правда: сказка-таки была переписана. И даже познакомились с фрагментом реального текста, который привел в своей книге «Манипуляция сознанием» широко известный ныне политолог С.Г. Кара-Мурза: «Жила-была малолетняя персона по имени Красная Шапочка. Однажды мать попросила ее отнести бабушке корзинку фруктов и минеральной воды, но не потому, что считала это присущим женщине делом, а (обратите внимание) потому что это было добрым актом, который послужил бы укреплению чувства общности людей. Кроме того, бабушка вовсе не была больна, она обладала прекрасным физическим и душевным здоровьем и была полностью в состоянии обслуживать себя, будучи взрослой и зрелой личностью» (Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: «Алгоритм», 2000. С. 90–91).

Из книги С.Г. Кара-Мурзы мы много чего узнали полезного. В частности, и то, что политкорректность – не только повод для иронии. Что это вовсе не перегиб и не маразм, как казалось Татьяне Толстой, а один из манипулятивных приемов, заключающихся в маскировке, затуманивании истинного смысла явлений, когда на черное говорят «белое» или, в лучшем случае, «светло-серое». Но так ловко подбирают слова, что подмена незаметна. Например, вторжение вражеских войск на территорию другого государства может называться «миротворческой операцией», «гуманитарной интервенцией», «установлением демократии». Или проститутку называют «секс-работницей», а фактическую легализацию употребления наркотиков – «программой снижения вреда».

Может показаться, что политкорректному пересмотру подвергаются все сферы жизни. Но по некотором размышлении этот тезис приходится отбросить. Сфера применения весьма избирательна. Вот в кулинарии – разве там предлагают соблюдать политкорректность? Нет, все называется прямо, как есть. Русские щи, японские суши. Не запрещено даже словосочетание «русские пельмени», хотя можно было бы при желании обвинить нас в грубейшем нарушении авторских прав, так как оно в данном случае принадлежит Китаю.

И в ботанике как-то не видно особой политкорректности. А ведь девушки с именем Маргарита могли бы обидеться и потребовать переназвания цветка из маргаритки в маргариту, чтобы их имя не произносилось с таким уничижительным суффиксом. А уж как могли бы возмутиться защитники животных! Сколько исков о защите чести и достоинства собаки, осла, крысы, подколодной змеи, барана и других «братьев наших меньших» вчинили бы они тем, кто употребляет эти слова не по прямому назначению, а как ругательства! Заодно в русле зоополиткорректной логики пришлось бы переписать подавляющее большинство произведений мировой литературы. А некоторые, как особо оскорбительные и совершенно неисправимые, попросту запретить. Например, басни Крылова или Лафонтена.

Так какие же сферы жизни подвергаются политкоррекции? Ну, ясное дело, политика. Тут и думать нечего, само название подсказывает. Национальный вопрос? Безусловно. Русские щи – пожалуйста, русская культура – уже с оговорками. А русское государство – ни-ни! Ужас как неполиткорректно! Впрочем, это тоже политика.

Взаимоотношения полов… Вроде бы политика тут ни при чем, а политкорректоры стараются вовсю. Кроме уже упомянутой борьбы с сексизмом, развернулась многолетняя схватка за права содомитов, которых так называть нельзя. Неполиткорректно. Намечается и новое направление борьбы – за права выродков, растлевающих детей. Их, выродков, теперь очень красиво называют «педофилами», любителями детворы. Еще недавно это слово если и употреблялось, то в специальной литературе о половых извращениях. Теперь же оно стало достоянием масс, и вполне вероятно, что вскоре придумают еще более политкорректный термин, который будет уже полностью оторван от смысла обозначаемого явления. Примерно по той же схеме, по которой происходило облагораживание другого содомского греха (как правило, тесно связанного с только что упомянутым): «педераст» – «гомосексуалист» – «человек нетрадиционной ориентации» – и, наконец, «гей» или «голубой».

Вообще, в сфере половой морали немало политкорректировок. Разнообразными вывесками закамуфлирована пропаганда разврата. Тут и «сексуальное просвещение», и «половое воспитание», и «пропаганда здорового образа жизни», и «борьба со СПИДом», и «безопасный секс». Порядком заминированы политкорректорами и другие области морали. Сколько усилий было положено либеральной интеллигенцией на то, чтобы стало почти неприличным произносить слова «предатель», «дезертир», «изменник Родины»! Вместо этого услужливо подсовывались более нейтральные: «перебежчик», «невозвращенец», а то и «герой, боровшийся с тоталитарным режимом». Одному такому «герою»-изменнику, Олегу Гордиевскому, английская королева демонстративно вручила орден за заслуги в укреплении безопасности Великобритании.

Людей алчных, продажных, взяточников, коррупционеров начали вдруг именовать нейтральным, каким-то мутноватым словом «прагматик» и даже весьма положительным «хороший хозяйственник». (Часть этих «хозяйственников», правда, впоследствии оказалась на нарах, за что «силовики» стали подвергаться весьма неполиткорректным нападкам в прозападной печати.)

Можно было бы вспомнить и о политкорректном отношении к наркоманам, которых правозащитники любят именовать «наркозависимыми» или, совсем уж зашифровано для широкой публики, «аддиктами». И про многое другое. Но, пожалуй, пора сделать выводы.

Некоторые выводы и пояснения

Вывод первый: политкорректность применяется в различных областях человеческих взаимоотношений, хотя отнюдь не во всех.

Вывод второй: политкорректность позволяет без видимого насилия изменить моральные оценки и ценности.

Вывод третий (здесь придется кое-что разъяснить): требования политической корректности в таких вроде бы аполитичных сферах, как взаимоотношения полов, не содержит никакого противоречия, ибо изменение ценностей рано или поздно влечет за собой изменение законодательства и в целом политики государства. Так, например, поощрение абортов, контрацепции, стерилизации и разврата под политкорретным прикрытием «планирования семьи» ведет к депопуляции и вынуждает правительства смягчать миграционное законодательство.

Борьба с «сексизмом» льет воду на ту же мельницу: женщины, которые «качают права», не нуждаются в мужской защите и помощи, настаивают на абсолютном равенстве полов, для многих мужчин перестают быть притягательными. (Недаром русские невесты, пока борьбой с «сексизмом» не зараженные, так котируются на Западе.) Меньше семей – хуже демография. Выходит, опять политика!

Политкорректность по отношению к содомитам тоже способствует депопуляции, так как они не склонны продолжать род. Следовательно, чем их больше, тем меньше будет рождаться детей. И тем опять-таки актуальней становится политический вопрос о замещающей миграции. Кроме того, лояльное отношение к «геям» влечет за собой законодательное расширение их прав. Постепенно им удается проводить на самые верхи государственной власти своих людей, которые формируют «новую политику» – политику Содома. Мэр Берлина, например, «открытый гей», и совсем недавно город заполонили сотни тысяч (!) ему подобных, которые вместо ежегодного, уже привычного там «парада гордости» решили устроить грозную акцию протеста, требуя дальнейшего расширения своих прав. Можно не сомневаться, что мэр поддержит, где надо, это многотысячное сексуальное меньшинство.

Мэры-гомосексуалисты Берлина, Лондона и Парижа – столиц крупнейших европейских государств – активно влияют и на международную политику. Так, на Рождественских чтениях в конце января 2007 года наш мэр, Ю.М. Лужков, с трибуны рассказал, как эти господа давили на него (по его выражению, «прессовали»), вынуждая разрешить извращенцам «погордиться» у Кремлевских стен.

Вывод четвертый: на самом деле политкорректность не просто один из манипулятивных приемов воздействия на общество. Это мощнейшее оружие информационной войны. Оно позволяет мягко, незаметно дезориентировать и деморализовать противника, чтобы он сдался без боя, поскольку бой – это верх неполиткорректности. Ну, а при мастерском владении этим оружием противник переходит на твою сторону, встает под твои знамена и от души рукоплещет победе добра и справедливости. Тот же, кто не переходит, артачится, будет наказан по всей строгости нового, политкорректного, закона. Сообщение с «Русской линии» (сводка новостей от 11.07.2007): «Бельгийские содомиты подали в суд на епископа Намюрского Анри-Мутьена Леонарда. Его обвиняют в “ненависти к педерастам”, что в Бельгии является уголовным преступлением после принятия закона по борьбе с дискриминацией в 2003 году, сообщает Седмица.Ru. В апреле в интервью еженедельнику “Tele Moustique” епископ назвал извращенцев “ненормальными людьми”. По мнению Мишеля Грейндо, адвоката содомитов, епископ “заклеймил” извращенцев, чье “достоинство и идентичность унижены, так как епископ считает их неполноценными и неправильными людьми”. Грейндо даже сравнил высказывание епископа с действиями нацистов в Германии. Этот случай – лишь один из серии преследований христиан за их убеждения. В прошлом январе христианин Ванне, член французского парламента, был обвинен в “ненависти к педерастам” только за то, что заявил, что “гетеросексуальность нравственно превосходит гомосексуализм” и что “гомосексуализм подвергает опасности выживание человечества”».

Политкорректность и такт: почувствуйте разницу

Думаете, это где-то там, далеко, и к нам не относится? Ошибаетесь. Просто страны Запада немного нас опередили в плане толерантности. Но если ступить на сей путь, то мы догоним «цивилизованный мир» в рекордные сроки. Ведь увидев, что уговоры зарубежных мэров-гомосексуалистов на Лужкова не подействовали, наши местные «гомики» (пока еще, слава Богу, не мэры), активно поддерживаемые правозащитниками, тоже обратились в суд.

Некоторые граждане (почему-то чаще мужчины, причем вполне «традиционной ориентации») нервно реагируют на упоминание об информационной войне, манипуляции сознанием. Наверное, кто-нибудь из них, прочитав пассаж про «политкорректное оружие», не выдержит и возмущенно воскликнет: «Опять враги? Опять заговор? Все высосано из пальца! Они просто на Западе вежливые, тактичные. Инвалидов называют людьми с ограниченными возможностями, а негров США – афроамериканцами. Авторы привыкли к совковому хамству и гуманное отношение к людям считают оружием!»

Что ж, мы бы охотно присоединились к мнению о тактичности политкорректоров, если бы нам помогли разрешить некоторые недоумения. Почему на современном Западе тактичность к извращенцам сплошь и рядом оборачивается вопиющей бестактностью по отношению к нормальным людям? Почему политкорректоры не подают в суд и даже не возмущаются не просто бестактностью, а запредельной грубостью, с которой содомиты публично говорят о женщинах?

Из заключения докторов юридических наук Богатырева А.Г., Кулиева П.Р., Михалевой Н.А., Понкина И.В. и доктора психологических наук Абраменковой В.В. относительно правовой возможности публичного проведения гей-парадов: «Анализ публикаций гомосексуалистов о так называемой “гей-культуре” позволяет выявить, что одной из ее характерных черт является ненависть и нетерпимость гомосексуалистов (по крайней мере, мужчин-гомосексуалистов) к женщинам нормальной сексуальной ориентации, по существу – расистское к ним отношение как к неполноценным существам, неполноценному расовому виду…» (Право против ксеноморфов в области общественной нравственности. М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2007. С. 17).

А ведь среди правозащитников есть и феминистки – патентованные поборницы женских прав. Почему же они молчат? Да и мужчинам, несмотря на антисексизм, негоже давать женщину в обиду. Или по сравнению с «геями» она не человек и потому права человека на нее в данном случае не распространяются?

Еще вопрос: как сочетать с тактичностью выставление напоказ всего того, что традиционно относилось к сфере интимного и в мало-мальски культурном обществе прилюдно не обсуждалось? Когда появилась телевизионная, уличная, газетно-журнальная и прочая реклама прокладок и тампаксов, очень многие люди были этим шокированы. Помнится, в одной из телепередач, имитировавшей судебный процесс, женщина предъявила иск к рекламодателям, мотивируя свое заявление тем, что ей стыдно теперь смотреть телевизор вместе с мужем и взрослым сыном, а также ходить по улицам, поскольку такая реклама причиняет ей моральный ущерб, унижает ее человеческое достоинство, наносит психическую травму. Но ни один правозащитник ни тогда, ни после не кинулся защищать эту женщину. Как, впрочем, и миллионы других, считающих подобную рекламу крайне бестактной и даже бесстыдной.

О тактичности секс-просвета можно говорить разве что в фельетонной манере, которая так удается Татьяне Толстой. А самое, пожалуй, тактичное отношение к людям явили американцы во время войны с Сербией: поздравления с Пасхой были написаны прямо на бомбах!

Нет, уважаемый оппонент, не сходятся тут концы с концами. Чувство такта, в отличие от политкорректности, не носит избирательного характера и не оборачивается в определенных ситуациях вопиющим хамством. Тем более кощунством. А вот информационное оружие как раз применяется избирательно. Зачем палить впустую, куда попало? Так поступают дети, играя в войну. Когда же война настоящая, бьют прицельно, по мишеням.

И. Медведева, Т. Шишова

Собака вместо распятия

Самая главная мишень обозначилась не сразу. И это тоже не случайно. Поразить ее сразу было невозможно, потому что она относилась к сфере сакрального. К той сфере, которую нормальное, здоровое общество всегда защищает особенно ревностно. Чтобы люди перестали защищать свои святыни, нужно заразить их ядом индифферентизма, безразличия. Для этого и придумано было такое информационное оружие, как политкорректность. Если бы людям сказали: «Наплюйте на свои святыни! Ешьте, пейте, веселитесь, ибо завтра умрем», то далеко не все последовали бы этому призыву. А те, которые последовали бы, как правило, и без призывов жили примерно таким образом и отродясь никаких святынь защищать не собирались. Нет, оружие под названием «политкорректность» придумано не для них. Оно для людей с развитым «верхом», приверженных высоким идеалам, обладающих чувствительным сердцем. Такие люди хотят быть хорошими, терпимыми, милосердными. Им не хочется никого обижать, напротив – очень хочется быть примерными христианами. Привлеченные гуманным отношением к инвалидам и неграм, они-то и попадают в ловушку политкорректности, которая как раз подсказывает им якобы верный путь, предлагая гораздо более правильные, нейтральные слова. Слова, не ранящие и без того раненных своей долей.

Но поскольку слово неотделимо от смысла, смягчается и смысл обозначаемого явления. Не падшая, не публичная женщина, не проститутка, а секс-работница. Или даже ночная бабочка. Смягчается и отношение к ней: как осуждать ночную бабочку? Это ведь так красиво, романтично, безобидно! Но память-то подсказывает, чем она занимается, эта бабочка. И как ее называли недавно, тоже трудно сразу забыть. Одно накладывается на другое, сталкивается, вызывает противоречивые чувства… Нет, лучше вовсе не думать об этом. Пусть оно как-нибудь само… Моя дочь (жена, мать), к счастью, не проститу… то есть, не ночная бабочка. Короче, это все не о нас. Так что пусть живут, как знают, и называются, как хотят.

Отстранение соседствует с охлаждением. Когда этого отстранения много, то разовое охлаждение переходит в хроническую теплохладность. А ее, эту теплохладность, еще и морально подкрепляют, выдавая грех человекоугодия за истинно христианскую любовь. И постепенно человек привыкает молчать о том, о чем он, как христианин, молчать не должен. Привыкнув же, сдает и следующие рубежи. Тем более что натиск на христианские святыни тоже ведется иезуитски-изощренно – под видом любви к людям.

«В некоторых приходах, – писал еще в начале 60-х годов католический кардинал Лефевр, выражая свое несогласие с начавшейся модернизацией Католической Церкви, – родителям, готовящим детей к первому причастию, не советуют помещать распятие в детской, “чтобы не травмировать их”, но предлагают заменить его “изображением, понятным их возрасту, например, собаки как символа верности”, – изображением, которое они, повзрослев, найдут в катехизисе, где не будет ни слова о распятом Христе».

В поисках новых слов французские католические богословы доходят до того, что в молитве Господней при крещении вместо «Que Ta volonte soit faite» («Да будет воля Твоя») предлагают «Que Ta volonte soit fete» («Да будет воля Твоя праздником»). Это богословие упразднения креста, в обход страданий. Мы видим, что выбор слов делается так, чтобы непременно угодить человеку с современной психологией. Уже не говорят об искуплении, но об «освобождении», со всем тем, что это слово содержит в своей двусмысленности. Некоторые заявляют, что язык Христа, говорящего о Своем Отце, не может быть приемлем для людей, знакомых с Фрейдом: «Слова Отец и Сын уже неадекватны словам Бог и Иисус. Говоря о Боге, следует говорить об источнике жизни и не употреблять слово “Отец”…».

И далее: «Перед нами мессианский гуманизм, где Бог растворяется в человечестве. Это страшное размывание границ света и тьмы не может, разумеется, не вызывать жгучей тревоги у многих католиков. В очень трезвой книге “Церковь миссионерская и демиссионерская” Андре Пьеттр пишет: “Уже не говорят о чуде, об искуплении, о евхаристии, о Приснодевстве, о молитве, о благодати, о грехе… но о диалоге, о свободе, о радости, о любви и т.д. Короче говоря, отрицают молчанием”» (Марсель Лефевр, архиепископ. Они предали Его: От либерализма к отступничеству. СПб.: «Владимир Даль», 2007. С. 8–10).

Призывы Лефевра остановиться не были услышаны. Наоборот, после II Ватиканского Собора «осовременивание» Католической Церкви стало набирать обороты, а строптивого «ретрограда» Ватикан в конце концов наказал отлучением.

И 30 лет спустя видный американский политик Патрик Бьюкенен рассказал в своей книге «Смерть Запада» о дальнейшей творческой переработке священных текстов. «Строки “Белым, как снег, Господь, сделай меня…” из гимна “Все в руце Твоей, Боже” часто поются как “Омой меня, Господь, омой”. Очевидно, словосочетание “белый, как снег” имеет расистский подтекст. Обращение “Отец, Сын и Дух Святой” ныне заменено на “Творец, Искупитель и Опора”, что делает фразу более нейтральной с гендерной точки зрения. А нью-йоркская церковь Риверсайд предпочитает такое обращение: “Отец, Сын и Святой Дух, Единый Господь, Матерь людская”. Гимны “Вперед, Христовы воины” и “Я солдат креста” отвергнуты как чрезмерно воинственные. Гимны “Он вел меня” и “Господь, Отец людей” признаны шовинистическими. Гимн “Да упокоит вас Господь” также недопустим. Гимн “Вера наших отцов” постоянно критикуется. Те, кому нравится мелодия, но не нравятся слова, могут подставлять “матерей” или “предков” вместо “отцов”» (Бьюкенен П. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003. С. 262).

И еще о дне нынешнем. Из уже упоминавшейся книги С.Г. Кара-Мурзы. «Сегодня мы видим, как модернизация сокрушает последний бастион языка, сохраняющего древние смыслы, – Церковь. Мало того, что священники вне службы даже в облачении стали говорить совершенно “правильным” языком, как журналисты или политики. Модернизации подвергаются священные тексты. Действия в этой сфере – целая программа. Приступают к изданию новой Библии с “современным” языком в Англии, тиражом 10 млн экземпляров. Теологи старого закала назвали ее “модерн, но без благодати” (само понятие благодати из нее изъято и заменено “незаслуженными благами”). Вычищены из Библии и понятия искупления и покаяния. И, наконец, ключевое для христиан слово “распятие” заменено “прибиванием к кресту”. Наполненные глубинным смыслом слова и фразы, отточенные за две тысячи лет христианской мысли, заменены “более понятными”. Как сказал архидиакон Йорка, Библия стала похожа на телесериал, но утратила сокровенное содержание.

Мы уж не говорим о пошлой и конъюнктурной политической цензуре Священного Писания. Недавно в США начали переходить на новый, “политически правильный” перевод Библии, из которого исключено упоминание о том, что Христос был распят иудеями. Был, мол, распят, а кем и почему – неважно. Это – чтобы устранить из Евангелия “антисемитизм”. Чтобы не обидеть феминисток, изменено понятие Бог-Отец (он теперь Бог-отец-мать), так что рушится вся суть Троицы. Внесены и многие другие подобные “демократические” изменения» (Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: «Алгоритм», 2000. С. 91).

Да, коварное, поистине дьявольское оружие придумали богоборцы! Они будут оголтело разрушать Церковь, а им слова не смей сказать. В противном случае будешь объявлен не только неполиткорректным, но бессердечным и злым. Начинаются политкорректные «наезды» и на Русскую Православную Церковь. Не так давно Антидиффамационная лига обвинила ее «в использовании за литургией антисемитских пассажей». Это никакой не курьез или недоразумение, а первая проба пера. Выражаясь по-военному, разведка боем.

«Но судите судом праведным…»

В связи с политкорректностью важно рассмотреть тему осуждения, которая так актуальна а православной среде. Ведь, действительно, христиане не должны осуждать, осуждение – это грех. Практически в любой книге о духовной жизни можно найти цитаты, подтверждающие эту мысль. Вот всего одна. Святитель Тихон Задонский: «Когда что худое увидишь в твоем ближнем, то запечатлей уста твои молчанием, а о нем воздохни ко Господу, да исправит его; и о себе молись, дабы в такой же порок не впасть, потому что мы – немощные, и с нами может случиться то же или даже еще худшее».

Но, конечно, главный аргумент против осуждения – это слова Спасителя: «Не судите да не судимы будете» (Мф. 7: 1). Однако чуть позже в том же Евангелии от Матфея Господь прямо повелевает обличать согрешившего брата (см.: Мф. 18: 15–17). Да и Сам Он порой выражается весьма нелицеприятно: «лицемеры», «сын погибели», «род лукавый и прелюбодейный»…

А святой Иоанн Креститель? «Порождения ехиднины! – обратился он к фарисеям и саддукеям. – Кто внушил вам бежать от будущего гнева?» (Мф. 3: 7). Он не боялся обличать даже царя Ирода, за что и поплатился головой.

И многие христианские святые далеко не всегда проявляли политкорректность. Священномученик Афиноген, возмущенный арестом монашеской братии, придя к город к судье, начал громко кричать: «Зачем ты обокрал меня, мучитель, расхитив церковь мою? Пусть видит Бог злое дело, совершенное тобой, и пусть обрушится Своим гневом на тебя!» А когда игемон Филомарх пытался заставить его принести жертву идолам, святой ответил ему, прямо скажем, не очень вежливо: «Мучитель беззаконный, пес прескверный и бесстыдный! Не испугаешь нас своими угрозами, делай, что хочешь: мы готовы терпеть все за нашего Бога». Не церемонилась со своим истязателем и мученица Марина: «Мерзкий пес! Свинья! Ты пожираешь человеческое мясо», – вот что он услышал от нее. И мученица Христина князя, который ее терзал, назвала нечестивцем, а своего отца – слугой сатаны.

Какой же вывод можно сделать? Разрешимо ли это противоречие? Сами разрешать его не дерзаем, обратимся за помощью к духовно просвещенным отцам.

Святой Василий Великий пишет: «Поскольку Господь иногда говорит: “Не судите по наружности”, а иногда повелевает: “Но судите судом праведным” (Ин. 7: 24), то не вовсе запрещает нам судить, а показывает различие суда… Поэтому, если что зависит от нашего произволения, иногда даже бывает и неизвестным, за то не надобно осуждать брата, по сказанному у апостола о неведомом: “Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения” (1 Кор. 4: 5). Но защищать суды Божии – непререкаемая необходимость, чтобы умалчивающему самому не вкусить гнева Божия» (Василий Великий, святитель. Алфавит духовный. М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2006. С. 322–333).

История Вселенских Соборов, жития святых и вообще острая духовная брань, не прекращавшаяся с момента прихода Спасителя в мир, ярко иллюстрируют нам это поучение. Вот, например, как противостояли Брестской унии 1596 года верные пастыри Православной Церкви. Иоанн Вышенский, уроженец Судовой Вышни под Львовом, подвизавшийся на Афоне, слал своим соотечественникам вдохновляющие послания. Короля Сигизмунда III, боровшегося с православными и всячески способствовавшего укреплению униатов, он называл «дьяволом в короне». А в «Послании к епископам, которые отступили от Православия» писал: «Для чего именем христианским бесстыдно осмеливаетесь себя называть, если чести этого имени не уважаете. Будьте прокляты вы, (униатские) владыки, архимандриты, игумены, которые опустошили (православные) монастыри и сделали себе из святых мест имения, сами вместе с друзьями и слугами проводите там развратную и животную жизнь, возлежа на святых местах… а в монастырях нет монашеской жизни, нет пения и молитвы, воют псы» (Гайдук Н. Брестская уния 1596 года. Минск: Православное братство во имя архистратига Михаила, 1996. С. 68). Святой Афанасий Брестский проклинал унию даже перед своей казнью, стоя на краю выкопанной для него могилы. Как видим, политкорректностью там даже не пахло.

В согласии с Василием Великим рассуждал и святитель Иоанн Златоуст. Поясняя изречение Господа: «Не судите да не судимы будете», он говорил о том, что Спаситель не всех и не за все запрещает судить, а только если человек, будучи исполнен бесчисленных грехов, порицает другого за маловажные проступки. Это рассуждение приводит в своем труде «Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение» архиепископ Аверкий (Таушев), фактически наш современник. Увидев ужасы кровавой богоборческой революции в России, а потом попав на Запад и убедившись, что либерально-демократическая идеология и там производит ползучий богоборческий переворот, он прекрасно понимал, каким тоталитаризмом греха чревата в современных условиях проповедь тотального неосуждения.

«А теперь, в переживаемое наше страшное время циничного и откровенного лютого безбожия, мы, как христиане, верные Христу-Спасителю и Его истинной Церкви, не можем не осуждать со всей решительностью безбожников и кощунников, лютых богоборцев, стремящихся искоренить во всем мире веру Христову и разрушить святую Церковь, осквернивших Отечество наше и надругавшихся над нашими святынями… Надо хорошо знать и помнить, что совершенно чуждо истинного христианства зловредное толстовское учение о непротивлении злу (кстати сказать, погубившее нашу несчастную Родину-Россию и ввергнувшее ее в страшные кровавые ужасы большевизма!): всякий истинный христианин непримирим ко злу, где бы и в ком бы он его ни встречал», – пишет архиепископ Аверкий.

И далее: «Мы осуждаем слуг грядущего антихриста и самого антихриста. Неужели все это есть греховное осуждение, запрещаемое Евангелием, как пытаются убедить нас в этом современные умники-неохристиане, исполненные какой-то необыкновенной сверхлюбви и всеохватывающего прощения?»

Архиепископ Аверкий пишет и о том, кому выгодно подобное всепрощение: «Совсем никого и ни за что не осуждать – такого настроения в современном христианском обществе только и хотят добиться слуги грядущего антихриста для того, чтобы им легко и просторно было действовать, подготовляя в мире обстановку, благоприятную для скорейшего воцарения их властелина. Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное всепрощение нужно лишь врагу Христову антихристу, дабы люди окончательно потеряли чувство различения добра и зла, помирились бы со злом, охотно приняли его, а затем и самого антихриста, не помышляя о борьбе с ним?» (см: http://www.pravmir.ru/article_298.html ).

О том же говорил в 1925 году и Иван Ильин: «Если я, не вмешиваясь, предоставляю свободу злодею духовно губить и кощунствовать, то я соучаствую в его злодеяниях. Где расточенная доброта попирается свирепыми животными (ср.: Мф. 7: 6), там необходимы гроза, страх, меч и страдание. А не говорить злу ни да ни нет – значит сказать ему “да”, поэтому прячущийся вовсе не выжидает, а предает, ибо молчанием предается Бог» (см.: Новый век. 2006. № 3 (36).

Эту же позицию подтвердил несколько лет назад и Святейший Патриарх Алексий II, говоря о необходимости активной борьбы с развращением детей и молодежи: «Если мы будем молчать, нас просто уничтожат».

Список использованной литературы

1. Асмолов А.Г., Солдатова Г.У. О смыслах понятия «толерантность» // Век толерантности: Научно – публицистический вестник. М., 2001.

2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.,1979.

3. Большой толковый психологический словарь. М., 2000.

4. Вавилова Р.Р. Толерантность как этическая проблема. М., 1997.

5. Золотухин В.М. Толерантность. Кемерово, 2001.

6. Круглова И.В. Толерантность: генезис и типология. СПб.,1998.

7. Лекторский В.А. О толерантности // Философские науки. 1997. №3–4, с.14-18.

8. Магомедова Е.В. Толерантность как принцип культуры. Ростов-на-Дону, 2000.

9. Петрицкий В.А. Толерантность – универсальный этический принцип. СПб., 1993.

10. Скворцов Л.В. Толерантность: иллюзия или средство спасения? // Октябрь. 1997, №3, с.138-155.

11. Тишков В.А. Толерантность и согласие в трансформирующихся обществах / Очерки теории и политики этничности в России. М.,1997.

12. Толерантность / Общ. ред. М. П. Мчедлова. М., 2003.

13. Шалин В.В. Толерантность (культурная норма и политическая необходимость). Краснодар, 2000.

Нетолерантная толерантность

Толерантность1. Что такое толерантность.
Давайте для начала определимся, что такое эта толерантность.
А то ведь это каждый понимает по-своему, правда же? Те, кто продвигает толерантность, понимают под ней одно, а обычные люди видят другое. Даже определения этого понятия, которые даются ООН или в Википедии, вроде как и за все хорошее, и гладкие и яркие, но как будто чего-то не хватает. Кто занимался рисованием, тот знает такое ощущение — когда хочется что-то весьма определенное нарисовать, а получается всё не то. Так и тут – читаешь определение толерантности и видишь красивую картину. Но как доходит до сути, скрытой за красивыми словами, так картина выявляется совершенно другая.

«Толерантность» в переводе с латыни – терпение, терпеливость, добровольное перенесение страданий. Но это слово в русском языке содержит, конечно же, не прямой перевод, а нечто большее.

Тогда давайте начнем с ООНовского документа «Декларация принципов терпимости» (в английском документе в названии и в тексте используется термин «tolerance»).

Документ был принят в 1995 году, 16 ноября, и день его принятия был назначен ежегодно отмечаемым Международным днем, посвященным толерантности, коротко – днем толерантности. В документе первая статья из 4 подпунктов дает определение толерантности.

ООН определяет толерантность (в русском варианте документа звучит «терпимость», в английском — tolerance) как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». Далее следует ряд утверждений, делающих определяемое понятие «объемнее»:
· «гармония в разнообразии»,
· «политическая и правовая потребность»,
· «добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира»,
· «обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка»,
· «понятие, утверждающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека».

Также в этих 4-х пунктах, рассказывающих о понятии толерантности, есть ряд утверждений, показывающих, чем толерантность НЕ является. Толерантность:
· «не уступка, снисхождение или потворство»,
· «ни при каких обстоятельствах не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности»,
· «не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям»
· «взгляды одного человека не могут быть навязаны другим».

В остальных 4 статьях высказываются пожелания к воспитанию в гражданах толерантности. Особое внимание уделяется воспитанию детей, об этом же будут говорить и пропагандисты толерантности. Внимание настолько особое, что авторы сочли нужным назвать пожелание «воспитание в духе терпимости» «безотлагательным императивом».

Со всем текстом вы можете ознакомиться на сайте ООН.

Итак, что мы видим за этими красивыми словами?
1. Утверждается, что воспитание толерантности приведет к всеобщему миру и взаимоуважению.
2. Утверждается, что каждый человек может быть таким, какой он есть и каким он хочет быть.
3. Утверждается, что для реализации принципов толерантности нужно отказаться от догматизма, претензий на истинность чего бы то ни было – в пользу международных норм и правил, да и вообще, в принципе, в пользу Закона.
4. Т.е. (если кто-то не осознал до конца) предлагается отказаться от норм, которые воспитываются родителями и обществом, впитываются из окружающей социальной среды с детства, в пользу законодательного нормирования жизни. Говоря простым языком, толерантность подразумевает отказ от морали в пользу закона.
5. Императив на воспитание толерантности с детства понятен – толерантность должна быть принята тогда, когда человеком некритично впитывается всё, что дается взрослыми, а альтернативные модели поведения ещё неизвестны.

Вот такого определения толерантности придерживаются пропагандисты. Иногда они дают свою трактовку, более или менее полную. Например, Е.К. Гениева, создавшая Инстутит толерантности при ВГИБИЛ, дает такое определение этому понятию:
· «Принятие всех не как чужих или врагов, а как иных, до тех пор, пока их поведение не является для меня опасным»;
· «толерантность – это движение к идеалу», «Закон толерантности прост – поставь себя на место другого».
Надо сказать, что в этих определениях нет ничего нового, но всё так же красиво и голословно и является усеченной версией ООНовского.

НО.
Полное («объемное») понимание слова «толерантность» хоть на русском, хоть на других языках, возможно только при ознакомлении со всеми его смыслами. А употребляется это слово ещё и в медицине. До недавнего времени большинство людей знали его именно как медицинский термин.

В иммунологии: «Неспособность организма отличать собственные, вырабатывающиеся в нем вещества, к которым он должен быть толерантен, от чужеродных веществ, против которых в нем должны вырабатываться антитела» (Толковый словарь по медицине, 2013). «Утрата или ослабление способности организма к иммунному ответу на данный антиген в результате предшествующего контакта с тем же антигеном. (Медицинская энциклопедия).

В фармакологии: «Снижение реакции на повторяющееся введение лекарств, наркотиков или психоактивных веществ, привыкание организма».

Медицинское определение толерантности в иммунологии показывает, что это по сути отсутствие ответа на угрозу. Толерантность в фармакологии говорит, что это потеря чувствительности к обычному ранее препарату (более обще – раздражителю), на который раньше была адекватная реакция, т.е. в медицине толерантность всегда — потеря адекватной реакции.

Узнав медицинское определение толерантности, можно понять, почему пропагандистам толерантности приходится оговаривать то, чем толерантность не является, так как исходно в понятии «толерантность» были эти оговариваемые смыслы, но они не нужны пропагандистам в «их» понимании толерантности.

В этом разделе нужно ещё подчеркнуть о подлоге, который совершен в Википедии. В определении, указанном там, дается ссылка на сочинение В. Франкла «Введение в логотерапию и экзистенциальный анализ» (таково название ссылки). Но ссылка ведет на совершенно другую книгу «Словарь логотерапии и экзистенциального анализа по Франклу» за авторством Karlheinz Biller и Maria de Lourdes Stiegeler.. В самом же сочинении Франкла мне не удалось найти упоминания ни толерантности, ни определения этого понятия, ни тем более целых глав об этом.

2. История развития идеологии толерантности

Речь о толерантности пошла в стародавние времена, когда нетерпимость к инакомыслящим и инаковыглядящим в Западной и Центральной Европе зашкаливала. Назвали это в русском языке «толерантностью» потому только, что именно это слово использовалось в европейских странах для обозначения терпимости, но не обладало «пассивностью позиции», как назвала это Т. Марголина (уполномоченная по правам человека в Пермском крае), в отличие от русского слова «терпимость». И такая толерантность постепенно стала расширять точки приложения: от религии к национальностям, нациям, расам, разнообразным аспектам поведения человека. С введением понятия «права человека» толерантность стала востребованной, так как «толерантное отношение» к другому человеку – это, по мнению правозащитников, основа соблюдения его прав. Так, толерантность стала применяться преимущественно к различным «ущемляемым в правах» группам населения Земли. В том числе и «ущемляемым» секс-меньшинствам.

Тут необходимо сделать одно очень важное замечание. Разговор о толерантности часто скатывается к обсуждению половых извращений, и на это указывают сторонники продвижения толерантности, считающие, что это неправильное понимание термина. Но есть словах этих самых сторонников некоторое лукавство. Гомосексуализм и отношение к нему в таких дискуссиях обсуждается почти всегда не как основное проявление толерантности, а как характерный пример изменения отношения к явлению из разряда «табу» в разряд «навязывание обществу».

В 1993 году ООН приняла резолюцию, согласно которой 1995 год объявлялся годом терпимости. 16 ноября 1995 года по итогу года терпимости была принята «декларация принципов терпимости», которая призывает к поощрению терпимости в разных сферах жизни. Одним из пунктов декларации объявлялся День толерантности, о которым ООН ещё раз напомнила в декабре 1996 года, предложив отмечать его другим странам-участникам. С того времени к этой дате приурочиваются различные мероприятия пропагандистов толерантности (конференции, семинары, выставки и пр.). Особенно почеркивалось, что усилия пропагандистов должны быть направлены «как на учебные заведения, так и на широкую общественность), в том числе и в России.

Продвижение толерантности пошло по странам Европы, и многие приняли её на ура. Эта идеология укоренилась в европейском обществе довольно глубоко, всё большее количество людей старается быть толерантными (скрывать или подавлять свои реальные чувства) по отношению ко всему. Принимает страна тысячи мигрантов из Африки и Ближнего Востока – пожалуйста. Эти мигранты обустраивают Европу по своему разумению – пожалуйста. Детей отбирают из-за бедности родителей – вероятно, так и должно быть. Дети воспитываются в «платных» (фостерных) семьях – удобно. Детей обучают относиться ко всему толерантно – замечательно. Детей обучают основам сексуальных отношений – пусть будет. Педофилы лоббируют снижение возраста согласия на секс – имеют право. Сексуальных извращенцев нужно защищать – действительно, они же в меньшинстве.

Возможно, кто-то считает иначе, но мне всегда казалось, что защита, тем более толерантная защита, основывается на сохранении, отстаивании определенных границ. Если защитники меньшинств, обучающие толерантности, считают, что лучшая защита – это агрессия, то это, во-первых, не толерантно, а во-вторых, глупо и опасно, так как агрессия в угоду меньшинств – это агрессия против норм большинства, что чревато разрушением общества в целом.
Но вернемся к истории.

С продвижением понятия «толерантность», а значит, и со стремлением заменить моральные ограничения ограничением законом, в Европе всё четче стала проступать суть толерантности. Иностранных источников не встречал, но российские пропагандисты так и говорят, что толерантность – это новая идеология («идеология толерантности как идеология открытого общества», или ещё встречается «гражданского общества»). И эта идеология, похоже, становится всё более нетолерантной ко всем другим идеологиям (и это в стране, в Конституции которой указывается на отсутствие идеологии в принципе ( см. ст. 13.2: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве … обязательной»), при декларируемой поддержке нормирования жизни законодательством). Различные движения меньшинств волнуют старушку Европу не одно десятилетие. Секс-меньшинства – это самые очевидные и узнаваемые борцы «за свободу» и «за толерантность» (в кавычках потому, что они по факту против толерантности, против традиционных ценностей в принципе (см., например, заявления М. Гессен австралийскому радио). А есть же ещё религиозные меньшинства (вплоть до сект), национальные и много других.

Навязывание определенного образа жизни, образа мысли доходят до того, что нарушаются ООНовские же декларации и конвенции…

3. Толерантность к … и во что она выливается.

Толерантность сама по себе хороша только на бумаге в виде декларации. Что есть такое толерантность, мы уже разобрали выше. В реальности абстрактной, «сферической толерантности в вакууме» быть не может, а может быть только толерантность (толерантное отношение) к чему-то конкретному.

А. Начнем с религии, нации, культуры.

В странах Европы и всего Средиземноморья религиозные противостояния и бурления не прекращались, начиная с времен древнего мира. В средние века бурления были даже внутри одной религии – Христианства. Тогда те люди, которые якобы думали иначе или имели смелость не согласиться с догматами Церкви или конкретного клирика, выискивались Инквизицией, пытавшей и каравшей своих, казалось бы, единоверцев. К другим религиям отношение в той Европе тоже было не особо уважительное. Позднее, уже в Новое время, некоторые философы высказывались о том, что нужно проявлять терпимость ко всем религиям, ко всем людям с разными взглядами на мир. Именно тогда наука и искусство сделали большой шаг вперед (тогда философы заметили, что принадлежность человека к определенной вере или его национальность не определяют, как минимум, интеллектуальных возможностей). В христианстве же эти новые веяния привели к расколу, появлению многочисленных ветвей христианства и сект. В ХХ-м веке эти веяния приобретают специфический характер: христианские конфессии разделились на еще более мелкие, а во второй половине ХХ века в Европе появляется огромное количество людей с другой религией – с исламом. После массового уничтожения евреев в нацистской Германии вопрос о терпимости к другой религии и нации встал особо остро. Наплыв иноверцев из других стран, иногда беженцев, иногда людей, ищущих лучшей жизни, всё чаще стал поднимать в странах Европы проблему совместного сосуществования. Если в Новом Свете этот вопрос решался довольно просто с самого дня провозглашения независимости (нужно просто быть американцем, пройдя через «плавильный котел народов»), то в Европе налаженного механизма ассимиляции не было, и иностранцы создавали диаспоры, гетто, кланы на территории европейских стран (нужно признать, что и в Новом Свете такие же кланы имеются). Отношение к таким сплоченным группам, не принимающим образ жизни страны, нельзя назвать хорошим. Эти настроения начинали использовать националисты всех мастей, и это само по себе резко обостряло социальную и политическую обстановку в стране. Подобные процессы проявились и в США, где стали появляться диаспоры, места компактного проживания других народов – целые кварталы и районы города с отдельными национальностями.

ТолерантностьОдно из «изобретений» проповедников толерантности – мультикультурализм. В рекламных проспектах и видеороликах эту концепцию назвали «мульти-культи». Концепция мультикультурализма подразумевала совместное сосуществование разных культур, разных наций и религий вместе в одной стране и деятельность на ее благо. В течение десятилетий эта программа активно пропагандировалась по всей Европе. В официозе толерантность к нациям, религиям и чужой культуре била фонтаном. Однако это привело к ещё большему количеству приезжих людей с другим мировозрением, нежели жители Европы, к нарастанию межнациональной напряженности и, как следствие, к усилению правых и ультраправых националистических партий. Тем не менее, ни о каком мирном сосуществовании говорить не приходится. За последние 2 года рководители Англии, Германии, Франции заявили о том, что концепция мультикультурализма не работает.

— Саркози в 2011 году: «Да, это провал. Правда заключается в том, что во всех наших демократиях слишком пекутся об идентичности тех, кто прибывает, и слишком мало – об идентичности принимающей стороны. Общество, в котором общины сосуществуют рядом друг с другом, нам не нужно. Если кто-то приезжает во Францию, то он должен влиться в единое сообщество, являющееся национальным. Если кто-то с этим не согласен, пусть не приезжает во Францию. Наши соотечественники, исповедующие ислам, должны иметь возможность жить и практиковать религию как и все другие наши сограждане», принадлежащие другим конфессиям, «но речь должна идти лишь о французском исламе, а не исламе во Франции»

— Кэмерон в 2011 году: «доктрина мультикультурности поощряет «жизнь в разобщенных, отделенных друг от друга этнических общинах»», — а также он указывает, что «эти группы нужно проверять на соответствие следующим критериям: «Верят ли они в универсальный принцип прав человека – в том числе в права женщин и представителей других религий? Верят ли они в равенство всех перед законом? Верят ли они в демократию? Поощряют ли они интеграцию – или, наоборот, сепаратизм?»»

— Меркель в 2010 году: «В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут, — отметила канцлер. – Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: «они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут», но так не произошло. И, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том что мы будем жить рядом и ценить друг-друга. Этот подход провалился, совершенно провалился».

По факту же мы видим, что толерантность к другим нациям, религиям и культурам на официальном уровне приводит к вырождению «коренной» нации, религии и культуры, усиливающейся экспансии других культур и народов на европейские культуру и народы, но сохраняет напряженность между национальностями.

Б.Толерантность к другой расе

Отношение к другой расе часто сопряжено с отношением к другой культуре и нации, однако, несколько отличается. Несомненно, большее значение это имело там, где встречались люди разных рас. Это было при освоении людьми Старого Света других земель – Африки, Индии, Америки. Тогда возникало особенное сплочения людей, принадлежавших к одной расе, хотя и являвшихся представителями разных культур и религий. Расизм, зародившийся в людях Старого Света, был перенесен в Новый Свет и буквально расцвел. И до сей поры в США глубоко укоренены расовые предрассудки. (Так, в разговоре о неприемлемости расизма защитник прав афроамериканцев, описывая какие-то нарушения в общепите, произнес фразу, «что даже негры не стали бы есть такое».) Такое отношение не могло не вызвать ответной реакции – расизм по отношению к белому населению. Воспитание толерантности в людях должно было привести к примирению разных рас (на мой взгляд, вернее формулировка «к примирению разных расистов»).

Только вот какая особенность возникает. Воспитание толерантности к другим расам приносит свои плоды только там, где проблема расы не стояла остро. Там же, где эта проблема важна, до сих Толерантностьпор сохраняются и гетто, и «негритянские» или «белые» кварталы в соответственно «белых» или «черных» городах и поселениях. В этих странах официально проблемы уже не существует. В США так вообще ещё до начала пропаганды толерантности притеснения негров были якобы прекращены. Но все, наверное, знают, каково было отношение к первым негритянским студентам. То же самое происходит и в других странах относительно черного или, наоборот, белого населения этих стран. Нет ничего удивительного в том, что при пропаганде толерантности и призывах любить и уважительно относиться к тому, кого буквально вчера ненавидел ты и все твои друзья, проблемы взаимоотношений обостряются, так как любить по приказу невозможно. И до сего дня существуют расистские ультраправые организации, самой известной был Ку-Клукс-Клан, и по сию пору в европейских странах негры не считаются равными, по сию пору в некоторых странах Африки, которые вроде бы активно включаются в т.н. мировое сообщество, продолжает действовать разделение на белых и черных.

Т.е. воспитание толерантности в «проблемных» обществах приводит к обратному результату.

В. Толерантность к половым извращениям

(Сразу хочу отметить, что этот подраздел толерантности я поставил даже не первым. Но это самый известный и обсуждаемый вид толерантности, самый показательный в том, что есть такое толерантность в реальности.)

Вместе с продвижением прав человека, а затем и толерантности, бок о бок шли гомосексуалисты. Год за годом они «пробивали» себе возможность самоутвреждаться и навязывать своё видение мира всем. Как так получилось, что под видом соблюдения их прав, под видом толерантного к ним отношения сообщества гомосексуалистов получали более широкие права и возможности, чем люди, имеющие нормальную сексуальную ориентацию? Это отдельная тема для разговора, однако, факт остается фактом, и этого не отрицают они сами. Вкратце и без подробностей их история в новом и новейшем времени звучит так:

Преследования гомосексуалистов как аморальных, падших людей.

Лечение гомосексуалистов как больных людей.

Осуждение гомосексуалистов как преступников.

Сочувствие гомосексуалистам – гонимым и непонятым людям.

Поощрение гомосексуалистов – людей, отличающихся от других.

Потакание гомосексуалистам – исключительным и особенным людям.

Если с подробностями, то это вытянет не на одну газетную статью, а даже на книгу… да и есть уже такие книги и целые диссертации.

Важно отметить главное: при разговорах о правах человека и толерантности, права людей с гомосексуальностью и другими половыми извращениями стали ставиться выше прав всех остальных людей. Правда, если гомосексуалисты, транссексуалы и бисексуалы уже признаны полноценными гражданами общества, то вот некоторые виды половых извращений человечество ещё не приемлет. Так, если из законодательства убраны слова о преступности гомосексуальности, то за педофилию ещё судят, некрофилия считается психическим отклонением. Но уже были попытки зарегистрировать партию педофилов, например (в Нидерландах), правда, существовала она недолго. Хотя официально и не зарегистрированы такие движения, их лобби существует, и даже имеет поддержку на очень высоком уровне. А ведь мы помним, что суть толерантности — в отказе от морали в пользу закона, да? Так вот, был сделан эдакий ход конём: в законодательство введен термин «возраст согласия», т.е. возраст, в котором юноша или девушка вправе самостоятельно решать, заниматься сексом или нет. И вот, педофильское лобби вполне легально (то бишь по закону ) продвигает снижение возраста согласия для секса в странах Европы, пытается убрать из Международного Классификатора Болезней (МКБ-10) разные «-филии». И это им постепенно удается. Из последних достижений – в некоторых странах возраст согласия снизился до 12 лет. Совсем недавно – в Норвегии 12-летняя невеста выходит замуж за 37-летнего мужчину. На момент выпуска статьи выяснилось уже, что это был глобальный пиар-проект тех, кто против выдачи девочек замуж в юном возрасте. Про возраст согласия в такой трактовке не говорится. Труды лоббистов не напрасны, и возраст согласия не стоит на месте, периодически изменяясь то в одну, то в другую сторону.

В этом процессе приравнивания половых извращений к нормальным половым отношениям толерантности отводится роль сдерживания тотальной негативной реакции на эти процессы, что, в конечном счете, приводит к постепенному тотальному расчеловечиванию.

Термин «толерантность» применяется также и в совсем уж необычных контекстах – по отношению к бизнесу. Есть даже политическая толерантность.

По сути, применение этого термина в подобных случаях возможно только для поддержания двойных стандартов. От других требуется «быть толерантнее», а для себя оставляется «Делай деньги и ни в чем себе не отказывай».

В политическом плане у толерантности суть остается та же, а последствия не менее разрушительны.

Выше мы убедились, что толерантность стремится изменить ценности человека так, чтобы люди руководствовались не моралью, но законом. Изменяя закон и не прислушиваясь к морали, общество может с легкостью попасть в ловушку. Ведь если закон будут продвигать нечистоплотные люди, то государство, принявшее этот «нехороший» закон и тем самым обязывающее всех исполнять его, будет делать «нехорошим» всё общество. Это касается и политической жизни: приняв концепцию толерантности, потакания меньшинствам, в данном случае — политическим, становится реальной пропаганда и распространение идеологии, которые уже были признаны всеми странами деструктивными. В частности, фашизм, который и в течение всего 20-го века, и до сих пор используется исключительно в интересах западных государств. И после разгрома фашистской Германии фашистские деятели находили поддержку у западных кругов, а с пропагандой толерантности эта поддержка идет ещё и потому, что эта идеология – в меньшинстве. Результаты потакания фашистам мы видим в Прибалтике, особо ярко – на Украине

В целом же заметно настойчивое продвижение этой идеологии. Настолько настойчивое, что порой даешься диву: для реализации деклараций ООН государства нарушают другие декларации ООН. Например, в Германии судили отца за то, что он не разрешил дочери посещать уроки секс-просвета, после чего ему выписали штраф, который он отказался платить, поскольку не считал себя виноватым. Осудили, несмотря на слова декларации ООН от 1981 года «о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений»: «Родители или, в соответствующих случаях, опекуны ребенка имеют право определять образ жизни ребенка в рамках семьи в соответствии со своей религией или убеждениями, а также исходя из нравственного воспитания, которое, по их мнению, должен получить ребенок».

Налицо двойные стандарты в применении толерантности. Не менее очевидно, что толерантность снижает сопротивление людей непотребству и тем самым постепенно уничтожает общество с традиционными ценностями, с гуманнистическим началом.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Словарь по профориентации и психологической поддержке. — Кемеровский областной центр профессиональной ориентации молодежи и психологической поддержки населения, Томский центр профессиональной ориентации . Н. Е. Дружинин . 2003 .

Смотреть что такое «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» в других словарях:

Толерантность — (tolerance) снижение или полное отсутствие нормальной реакции на какое либо лекарственное или иное вещество, вызывающее проявление в организме определенных симптомов. (Большой толковый медицинский словарь. 2001). У этого термина существуют и… … Википедия

толерантность — Фармакологическая толерантность появляется, когда повторное введение данного количества вещества вызывает сниженный эффект или когда для получения эффекта, ранее достигаемого меньшей дозой, требуется последовательное повышение количества… … Большая психологическая энциклопедия

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (от лат. tolerantia – терпение) 1) терпимость к иного рода взглядам, нравам, привычкам. Толерантность необходима по отношению к особенностям различных народов, наций и религий. Она является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих … Философская энциклопедия

Толерантность — (англ., фр. tolerance терпимость от лат. tolerantia терпение) терпимость по отношению к другим людям, отличающихся по их убеждениям, ценностям и поведению. Толерантность как характеристику коммуникативности и самоиндетификации следует отнести к… … Политология. Словарь.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (ново лат. с русск. окончанием, от лат. tolerantia терпимость). Веротерпимость, т. е. допущение государством, кроме господствующей церкви, отправления веры и богослужений других исповеданий. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского… … Словарь иностранных слов русского языка

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (от лат. tolerantia терпение), 1) в экологии выносливость вида по отношению к колебаниям какого либо экологический фактора. Диапазон между экологическим минимумом и максимумом фактора составляет предел толерантности. Толерантные организмы это… … Экологический словарь

толерантность — либерализм, терпение, мягкость, терпимость, либеральность, невзыскательность, нетребовательность, снисходительность, снисхождение Словарь русских синонимов. толерантность см. снисходительность Слова … Словарь синонимов

толерантность — и, ж. tolérant adj. 1. устар. Терпимое, снисходительное отношение к кому , чему л. БАС 1. Терпимость вообще и особенно относительно религиозных мнений, короче веротерпимость. Павленков 1911. Хотя Костин и не во всем соглашался с ним, однако ж… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Толерантность — отсутствие или ослабление реагирования на какой либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию. Например, толерантность к тревоге проявляется в повышении порога эмоционального реагирования на угрожающую… … Словарь черезвычайных ситуаций

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — в применении к изучению обмена веществ предел ассимиляции питательных веществ. Т. определяется максимальным количеством введенного в организм вещества, к рое может быть усвоено организмом без клинически уловимых пат. явлений. Так напр.… … Большая медицинская энциклопедия

ТОЛЕРАНТНОСТЬ — (от лат. tolerantia терпение) ..1) иммунологическое состояние организма, при котором он неспособен синтезировать антитела в ответ на введение определенного антигена при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам. Проблема толерантности… … Большой Энциклопедический словарь

Толерантность

Этот парень решил провести социальный эксперимент. Постоять с табличкой про «черные жизни» в типичном белом районе, и с табличкой про «все жизни» в типичном черном.
скачать видео

​​​​​​​Толерантность — уважение, принятие и правильное понимание всего многообразия культур, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности. Похожее по смыслу слово Терпимость ассоциируется часто с непротивлением, толерантность же предполагает активную жизненную позицию.

Принципы толерантности можно выразить следующим образом: нельзя осуждать подлеца другой национальности и веры на том основании, что он принадлежит не к моему народу и исповедует другую веру. Однако, вне зависимости от этого, нельзя и не осуждать его за то, что он подлец.

У толерантности есть разные формы: различают толерантность —

  • политическую — уважительное отношение к деятельности различных партий и объединений. Уважительное отношение к деятельности различных партий и объединений.
  • межнациональную — уважительное отношение к представителям различных наций, способность не переносить недостатки и негативные поступки отдельных представителей национальности на других людей.
  • расовую — отсутствие предубеждений к представителям другой расы.
  • религиозную — религиозая толерантность — признание религиозных особенностей различных конфессий.
  • гендерную — непредвзятое отношение к представителям другого пола.
  • возрастную — непредвзятость в отношении людей разных возрастов.
  • физиологическую — уважительное отношение к больным, инвалидам, людям с внешними недостатками.
  • образовательную​ — терпимое отношение к высказыванием и поведению людей с низким образовательным уровнем.
  • географическую — непредвзятость к жителям небольших городов, сел, других регионов со стороны столичных жителей и наоборот.
  • межклассовую — терпимое отношение к представителям разных имущественных слоев — богатых к бедным, бедных к богатым.
  • сексуально-ориентационную — терпимое отношение к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией.
  • маргинальную — спокойное, терпимое отношение к нищим, бомжам, заключенным и т.д. Спокойное, терпимое отношение к нищим, бомжам, заключенным и т.д.

Нередко случается, что человек, толерантный в одной области, оказывается нетерпим и несправедлив в области другой. Например, с уважением относится к представителям других религий, но терпеть не может негров и евреев.

Душевно здоровой и развитой личности не нужно самоутверждаться тем, чтобы унижать кого-то другого, и уважение к тем, что живет по-своему, по-другому, не мешая жить другим — естественное качество разумного человека.

В здоровой толерантности есть разные оттенки и грани, которые иногда удобно представить в виде «кубика толерантности» со следующими гранями: Предложи. Прими. Выслушай. Прости. Пойми. Улыбнись. Такой кубик можно сделать самому: поверти его в руках, брось, посмотри, что выпало, задумайся. Хорошо, если такие действия станут для вас и других людей привычными, станут нормой его жизни.

Однако толерантность толерантности — рознь. Призывы и приучение к толерантности — благое дело, когда людей учат жить не предубеждениями и слепой ненавистью, а разумно и по-доброму. С другой стороны, доброта к врагу обычно приводит к исчезновению того, кто так не вовремя проявил доброту, и толерантность может оборачиваться снисходительностью к тому, что уничтожает здоровое общество.

Если здоровый организм не будет отторгать чужеродные ему вирусы, он перестанет быть здоровым и скоро погибнет. Если общество окажется неразборчиво толерантно и не будет отторгать пытающихся жить на нем паразитов (воров, наркоманов, просто паразитов, убежденных, что все обязаны их содержать), это общество ослабнет и скоро будет поглощено паразитами или соседними обществами.

Итого: прежде чем быть толерантным, вначале определитесь со своими границами и разделите все на три области: достойное, недопустимое и разное. В область достойного попадут люди, с которыми вы хотели бы дружить, и явления, которые вам ценностно близки. В область недопустимого войдут социальные явления, взгляды и поступки людей, которые вызывают у вас осознанный протест и обдуманное отторжение. Рядом с бандитами толерантности — не место. При этом всегда есть область «разного», куда войдут люди, отличающиеся от вас по виду, взглядам и привычкам. Вы не обязаны с такими людьми дружить, но будет лучше и правильнее, если мы в таких случаях будем относиться друг к другу спокойнее, терпимее и более дружественно. Более толерантно.

Толерантность

Как правило, люди объединяются с теми, кто разделяет их убеждения с теми, кто разговаривает на том же языке или имеет ту же культуру, или с теми, кто принадлежит к той же этнической группе. В сущности, общность языка и чувство этнической близости на всем протяжении человеческой истории выступают в качестве оснований сообществ. В то же время мы склонны враждебно или со страхом относиться к «другим» — тем, кто от нас отличается. Различие может иметь место на любом уровне биологической, культурной или политической реальности. Все современные нации в культурном, религиозном и политическом отношениях более плюралистичны, чем традиционные сообщества, которые сохраняли свое единство за счет фундаментальных традиций в культуре или религии. Культурный и религиозный плюрализм, начало которому в западном мире было положено в XVII в., вызвал к жизни толерантность. Толерантность была, с одной стороны, необходимым побочным продуктом плюрализма, а с другой — условием его дальнейшего развития. Толерантность была принята как в Англии, так и в Америке не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости — когда было разрушено монолитное единство общества. Оказалось, что в обществе будет больше мира, если не пытаться навязывать ему сверху религиозное единство.

Видным представителем толерантности в эпоху Просвещения (XVIII в.) был Вольтер. Взгляды Вольтера сложились, когда он исследовал историю Англии, где в XVII в. в условиях религиозного плюрализма и религиозной толерантности был достигнут гражданский мир и установилась общая атмосфера милосердия. Ему приписывают изречение: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение», в котором выражена классическая теория толерантности. Фактически любое убеждение — религиозное, политическое или культурное — может привести к нетерпимости, если не остается никакого сомнения в непогрешимости идей, в которые мы верим, и в ложности тех взглядов, которые нами оспариваются.

Политическая свобода предполагает, что мы в достаточной степени доверяем нашим политическим оппонентам, чтобы позволить им организоваться, провести выборную кампанию и сформировать новое правительство.

Экономическая свобода предполагает терпимость к конкурентам, так как конкуренция способствует образованию более гармоничного сообщества и стимулирует инициативу индивидов и социальных групп.

Терпимость в отношении людей, принадлежащих к другой национальности, предполагает, что мы сознаем существование скрывающихся под различными обликами сходств и тождеств; например, сознаем принадлежность отдельных групп к человечеству в целом. Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас своими убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика и что существуют другие взгляды, способные пролить свет на ту или иную ее сторону. Хотя толерантность, или способность установить и сохранить общность с людьми, отличающимися от нас в каком-либо отношении, должна считаться добродетелью, все же она имеет два недостатка. Один из них — склонность к безразличному отношению к ценностям, питающим убеждения: «Толерантность — это добродетель людей, которые ни во что не верят», — говорил по этому поводу Г.К. Честертон. Другой недостаток — необходимость установления минимальных моральных стандартов, серьезное нарушение которых не допускается сообществом.

Трафик женщин и детей. В соответствии с положениями протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющего Конвенцию ООН 2000 г. против транснациональной организованной преступности, «незаконный ввоз мигрантов» означает обеспечение с целью получения прямо или косвенно какой-либо финансовой или иной материальной выгоды, незаконного въезда в какое- либо государство-участника любого лица, которое не является его гражданином или не проживает постоянно на его территории. Стороны, обеспечивающие незаконный ввоз, оказывают услуги своим клиентам, выступая в качестве агентов бюро путешествий, действующих вне правовых рамок. С другой стороны, торговля людьми связана с применением насилия, принуждения или побуждения к эксплуатации работников, которые рассматриваются в качестве товаров и не требуют пересечения международных границ, хотя некоторые лица или преступные группировки часто занимаются как незаконным ввозом, так и торговлей людьми. Мигранты, ставшие жертвами торговли людьми, не подлежат уголовному преследованию.

Хотя женщины всегда составляли достаточно большую часть мигрантов, их доля за последнее время увеличилась здесь до 48%. Важный сдвиг в этой тенденции заключается в том, что если раньше женщины мигрировали в составе семейств, то сегодня их миграционные перемещения становятся самостоятельными. С этой тенденцией связан трафик женщин.

Жертвами работорговли чаще всего становятся женщины и дети, которые подвергаются сексуальной эксплуатации и вовлекаются в проституцию, используются в порноиндустрии, в сфере досуга и развлечений. По данным Европейского союза, только в Восточной и Центральной Европе жертвами подобных преступлений становятся от 120 тыс. женщин и детей ежегодно. По данным Интерпола, ежегодный оборот торговли людьми составляет 19 млрд. долл. По данным Доклада о работорговле Госдепартамента США, ежегодно от 700 тыс. до 4 млн. человек в 89 странах мира «покупаются, продаются, перевозятся и содержатся в рабских условиях против их воли».

Россия вместе с Белоруссией, Арменией, Таджикистаном, Киргизией и еще 14 странами вошла в «группу-3» — самых злостных нарушителей отмены работорговли в мире. «Россия является главным образом поставщиком женщин и детей, которые продаются в целях проституции в страны Западной Европы, Ближнего Востока и Северной Америки. Действия Правительства РФ все еще не соответствуют минимальным стандартам в области борьбы с торговлей людьми» — таковы предварительные выводы докладчиков по России в Европейском союзе, на основании которых депутаты Госдумы РФ начали работать над составлением Закона о работорговле.

По отношению к торговле женщинами и детьми выделяется несколько групп повышенного риска.

Среди женщин особенно уязвимы молодые (с невысоким уровнем образования, не имеющие стабильной работы или источника доходов, многодетные, одинокие матери, испытывающие насилие или неблагополучие в семье, занимающиеся проституцией или работающие в индустрии развлечений, имеющие намерение выехать на работу за рубеж, обращающиеся в брачные агентства). Часто женщин, переживших сексуальное насилие, а таких в России порядка 20%, — включают в группы риска по торговле людьми (так как они становятся склонны к рискованному поведению в результате пережитого психологического шока).

Среди детей особенно уязвимы дети из неблагополучных семей, без родителей, из детских домов, беспризорные и безнадзорные и т.п. Торговля детьми осуществляется как с целью коммерческой сексуальной эксплуатации (использование в проституции, порнографии), так и с другими целями — использование дешевого детского труда в сфере услуг, сельском хозяйстве, на дому и пр., использование детей (в том числе младенцев) для попрошайничества, для трансплантации органов, для незаконного усыновления.

К группам риска относятся также инвалиды, бедные, наркозависимые люди.

Общее число жертв международной торговли людьми оценивается от 600 до 800 тыс. человек в год, а оценка, включающая торговлю людьми внутри стран, составляет от 2 до 4 млн. человек. В международных документах обращается внимание на то, что 80% пострадавших от транснациональной торговли людьми составляют женщины и дети, из которых 70% продаются в другую страну в целях сексуальной эксплуатации. Регион Центральной и Восточной Европы, включая пространство бывшего СССР, занимает второе место в мире по масштабам торговли людьми после Юго-Восточной Азии: из региона ежегодно вывозятся 175 тыс. женщин.

Торговля людьми осуществляется в разных странах независимо от уровня их экономического развития и политической системы. В международной практике в отношении осуществляемой торговли людьми принято разделять страны выезда, назначения и транзита. Россия, как и некоторые другие страны Центральной и Восточной Европы, совмещает эти три «ипостаси», являясь одновременно страной выезда, приема и транзита. Странами назначения для людей, которых вывозят из России по схемам торговли людьми, являются некоторые страны Европы, США, Япония и ряд других стран мира.

Источники: Доклад VI. За справедливый подход к трудящимся-мигрантам в глобальной экономике / Международная конференция труда. 92-я сессия, 2004. С. 12—13; Доклад «О состоянии борьбы с торговлей людьми в Российской Федерации» / Под ред. Е.Б. Мизулиной. М., 2006; Юдина Т.Н. Социология миграции: Учебное пособие для вузов. М., 2006. С. 22.

Миграция: словарь основных терминов: учебное пособие. — М.: Издательство РГСУ; Академический Проект . Т. Н. Юдина . 2007 .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *