Трагические истории

Трагические истории

Трагические истории из жизни о Любви

Трагические рассказы о жизни и Любви

Трагические истории

Первая история из жизни (от Орловой Нади):

Привет! Расскажу свою историю. Вполне возможно, что она трагической никому не покажется. Но такой ее вижу именно я.

Мне было четырнадцать лет. Я поехала в лагерь (со своей подружкой). Очень интересно было посмотреть, как там и что там. Я такая любопытная, что страшно и сказать!

В общем, приехали мы. В первый же день мне очень понравился один паренек. Он на скейте тогда катался. Такой блондинчик с синими – синими глазками….. Никогда и не думала, что блондинов так люблю! Оказалось, что люблю. Но не блондинов, а одного – единственного, которого впервые увидела. Мы подружились с Сережей, но большего, чем дружба, он мне не давал. Второй парень (из нашего же корпуса) понравился очень моей подружке Кристинке. Она сказала, что он обязательно будет ее парнем. И никто же против-то не был! Но этот брюнет (второй паренек, который подруге понравился) все изрядно испортил. Как?

Зашел однажды в комнату ко мне и спросил: «Настюха, ты любишь блондинов голубоглазых, да?».

Вопрос меня очень удивил, но я ответила честно. Честнее и не бывает! Тогда брюнет сказал, что перекрасится в блондина и купит синие линзы. Ради меня! Ради того, чтобы я с ним была. Это все случайно услышала подружка моя. Она убежала куда-то вся в слезах. Я не сразу побежала ее искать или останавливать, потому что пребывала в некотором странном шоке. Потом я слушала музыку и думала обо всем. Подружка потом сама нашлась. Пришла спросить, что я там решила. Естественно, я отказалась от всего этого! Я не предательница! Благодаря этому моя подруга начала встречаться с Эдиком (с тем брюнетом). Своего блондина Коленьку я тоже видела каждый день, но дальше наши отношения не продвигались как-то.

Одна моя подруга сказала мне, что так происходит потому, что до чувств «высоких» он не дорос еще, что нужно подождать…. Но я не хотела ждать! Мне как-то не терпелось все начать…. Потом я заболела. И меня перевели в другой в корпус. Как мило все было…. Коля провожал меня. Мы держались за ручку. Романтика! Он пообещал, что будет приходить и навещать меня каждый день. Поверила. А он не пришел.

Никогда больше не пришел! Я искала его везде, когда выздоровела, но нигде не могла найти его. Страдала, плакала. Даже уезжать не хотела. Но подруга уговорила уехать. Сказала, что мы обязательно его найдем. Поверила я и ей. Обожглась. Потому что с ее парнем у нее все сложилось и на меня (как и на проблемы мои) не было у нее времени. Она меня только «завтраками» подкармливала. А что я могла? Я не знала ни фамилии, ни телефона, ни адреса этого парня….

Я надеялась, что он меня ищет. Мечтала о том, что он меня найдет. Рассказала маме про свою любовь. Она поддерживала меня. Говорила, чтобы не отчаивалась. Да я и не впадала в отчаянье! Я ждала и верила. Этим я и жила. Шли годы….. Год, второй, третий…. Надежда моя угасала постепенно. Мама меня продолжала поддерживать, хоть и не тешила надеждами…

Мне приснился сон…. Будто я спускаюсь на эскалаторе, а он поднимается (едет в противоположную сторону). Лицо его я видела только несколько секунд, потому что все свое внимание я сфокусировала и сориентировала на обручальном кольце, которое жестоко блестело у него на пальце…. Поскольку я хорошо знала место, которое мне приснилось, я поехала туда сразу, как отошла ото сна. Я вызвала такси и была в том гипермаркете уже через пятнадцать минут. Сердце мое стучало так сильно и тревожно, что было готово вылететь просто из груди! Ему мешало это сделать только тело.

Я вбежала в двери гипермаркета, автоматически подбежала к эскалатору. Подниматься по нему я не стала. Этого делать было и не нужно. Почему? Потому что в пяти шагах от меня я увидела Колю! Он вел ребеночка за ручку (мальчика). А рядом с ним шла эффектная женщина. Жена…. Трагические впечатления… Я прочитала по его глазам, что он очень счастлив, потому и не стала себя навязывать. Он не узнал меня…. Спасибо сновидению, которое смогло все расставить на свои места!

Вторая история из жизни о Любви (от Першиной Сашки):

То, что случилось, не прощу себе никогда…. В моей истории действительно есть трагедия. И останется она в моем сердце навсегда.

Трагические истории

Мне было всего пятнадцать тогда. Парню, в которого я влюбилась, восемнадцать. И он тоже полюбил меня очень сильно. Мы встречались долго, но тайно, потому что мои родители очень строго относились ко всему этому (к отношениям, к романтике и так далее). Но все «выплыло». Мои родители узнали обо всем. Мы бы и сами рассказали, честно! Мы собирались…. Меня наказали. Дома был серьезный скандал. Папа сказал, что на улицу я не выйду целый месяц, что телефон у меня отбирает. А про любовь мою он, как и мама, ничего и слышать не хотел. Уговоры? — Бесполезно!

Я знала, что увижу любимого, что он придумает что-то. Он придумал! Он выкрал меня (я на третьем этаже живу) и унес на крышу дома. Он сказал (будучи таким серьезным, как никогда), что срочно нам нужно поговорить.

Вот, из чего состоял его разговор: «Милая, мы попали в ловушку! Понимаешь…. Родители против нашей любви. А это значит, что благословения мы не получим. А я против этого! Короче, нет у нас будущего…. Нет, понимаешь? И родители не одумаются. Мои тоже не в восторге. Я с ними говорил. А я жить без тебя не могу. И не буду! Лучше умереть сейчас, чем жить без тебя! Я прыгну сейчас с этой крыши, чтобы мучения закончились. Ты со мной? Нам там будет лучше».

Я ответила, что с ним. Мы взялись за руки, подошли к краю крыши…. Но прыгнул с нее только он, потому что я просто струсила! Я отпустила (вырвала) свою руку в самый последний момент. Это было так страшно…. Я видела, как он лежал на асфальте, но не прыгнула вслед за ним! Не прыгнула, потому что меня что-то остановило….

Потом я поняла, что это «что-то» — малыш от него, который уже жил внутри меня. Родился мальчик, и я назвала его в честь папочки. Родители наши долго себя корили за свое поведение, но мне от этого не становилось легче. Мне не хотелось жить, но я жила ради сынули. И я искреннее благодарила Бога за то, что он не дал мне сделать этот смертельный прыжок…. Ведь только Бог и знает, как мне плохо без любимого человека….

Психология женской измены мужу — Из реальных историй женских измен

Трагическая история любви Желткова (по повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет»)

Трагические истории Трагические историиСкачать сочинениеТрагические истории
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Герой рассказа Александра Ивановича Куприна «Гранатовый браслет» — «маленький человек», чиновник Желтков. Он живет в невзрачной, бедно обставленной комнате. Его скромное жилище так не похоже на роскошный, с шикарным убранством дом, где проживает женщина, которой он давно и безоговорочно предан, — Вера Николаевна Шеина…

С самого начала любовь Желткова заведомо обречена на страдания. Его любовь трагична по ряду причин.

Прежде всего, между ним и Верой Николаевной Шеиной огромная социальная пропасть. Они из разных миров. Вера Николаевна – княгиня, богатая аристократка, ни в чем не знающая недостатка. Желтков – бедный чиновник, человек без имени, ничем не примечательный. Именно эта социальная разница и сделала невозможным его счастье, ведь он встретил и полюбил Веру Николаевну тогда, когда она была свободной незамужней женщиной. Но Желтков осознает пропасть, которая разделяет его с этой утонченной женщиной. Послав Вере Николаевне в день ее именин гранатовый браслет, он в письме извиняется перед возлюбленной за те «глупые дикие письма», которые он «осмеливался» ей писать и даже «ожидать ответа на них».

Желткову и в голову не приходит, что он тоже человек, и в его любви нет и не может быть ничего оскорбительного. Ничего постыдного нет в том, что бедный маленький человек любит девушку из высшего общества. К сожалению, Желтков слишком низко оценивает себя. Он не понимает, что любовь имеет необыкновенную власть над жизнью людей, является высшим выражением человечности. Поэтому над нею не должны быть властны сословные различия, социальные установления.

Но трагизм любви Желткова еще и в другом: в невознагражденности его чувства. В мире, где на первом месте в системе ценностей находится расчет, материальный достаток, пресловутая репутация аристократки не может быть понят человек, умевший любить самоотверженно, страстно, бескорыстно… Он слишком хорош для этого мира.

Любовь Желткова оценили, но было слишком поздно… Конечно, в сложившейся ситуации Вера, действительно правильно поступила, посоветовавшись, поделившись с мужем. Но, я считаю, Вера Николаевна должна была сама поговорить с Желтковым, мягко, спокойно. И он бы обязательно понял, ведь он боготворил ее. Если для него было счастьем просто смотреть на нее из далека, да что там – думать о ней, как бы он был бы счастлив поговорить с Верой, услышать ее голос…

Мне показалось, Вера действительно совершила ошибку, не переговорив с Желтковым. Я думаю, она просто не хотела, чтобы что-то нарушило покой ее души, безмятежную жизнь богатой княгини, у которой есть все: красивый дом, знатное имя, деньги…

Но с другой стороны, у меня при прочтении «Гранатового браслета» возникла и такая мысль: а что, если чувства, которые испытывает Желтков к Вере, — не любовь? Желтков боготворит ее, поклоняется ей, как божеству, но при этом не знает ее души, характера, внутреннего мира, любит издалека, никогда ни словом не перемолвился с ней. Может быть, это не любовь, а пылкая влюбленность. Может быть.

И все-таки, образ ничем не примечательного Желткова овеян очарованием, он привлекателен своей самоотверженностью, душевной красотой, благородством.

В незамысловатом сюжете лирического повествования утверждается благородство души бедного чиновника, беззаветно полюбившего женщину из высшего света. Брат и муж Веры Николаевны находятся на высшей ступени социальной лестницы. Поэтому к чиновнику, не родовитому и к тому же бедному, они относятся высокомерно, даже с презрением, хотя его духовный и культурный уровень достаточно высокий.

В тему любви, таким образом, вплетается тема пошлости в лице сильных мира сего. Настоящее любовное чувство простого человека смогло противостоять грубости высшего светского общества, хотя заплатить за победу герою пришлось ценою собственной жизни.

Любовь, торжествуя над пошлостью, духовно обогащает Веру Николаевну: «В эту секунду она поняла, что та любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо нее. Она вспомнила слова генерала Аносова о вечной исключительной любви – почти пророческие слова. И, раздвинув в обе стороны волосы на лбу мертвеца, она крепко сжала руками его виски и поцеловала его в холодный, влажный лоб долгим дружеским поцелуем».

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Куприн А.И. / Гранатовый браслет / Трагическая история любви Желткова (по повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет»)

Смотрите также по произведению «Гранатовый браслет»:

Трагичные истории о любви

В мире всякое явление имеет свои причины. Ничто не происходит просто так, во всем есть своя суть, смысл и высшее предопределение. Определенным причинам обязаны и трагические истории о любви подростков. Известно, что на человека влияет не столько само событие, сколько его отношение к данному событию. Возможно, не было бы столько трагедий, если бы люди чувствовали одинаково и одинаково понимали этот мир. Но, мы все разные. Именно в этом, в уникальности, мы видим удивительное проявление божественной творческой силы. Нас сопровождают разные истории о любви: чувственные и забавные, трогательные, страстные.

Но есть среди этих историй о любви и трагичные

Мы часто слышим интересные истории о любви, любовь важна женщинам и мужчинам в одинаковой степени, мы часто говорим, что все, что нужно – это любовь. Это может показаться странным, ведь каждому из нас нужно так много. Однако без любви мир оказывается пустым. А в пустоте как жить? Если немного отвлечься от темы любви, и переключиться, например, на магию, то мы увидим, что причина, побуждающая людей заниматься темными искусствами – это жажда власти. Именно она толкает мага на действия, связанные с огромным риском.

Это желание, мечта и безудержное стремление мага получить власть над людьми, иметь возможность изменять по своему усмотрению чью-то действительность является выражением самой сути магии.

В этом смысле трагичные истории любви и магия идентичны.

Ведь люди не всегда любят жертвенной любовью. Эгоизма и амбиций в любви тоже хватает. Так, не в этом ли самом, ни в желании ли иметь власть над другим человеком, завладеть его сердцем, его чувствами, и состоит смысл любви? Один из ее смыслов. Отсюда проистекают трагичные истории о любви из жизни, здесь они берут начало.

Читать самые трагичные истории про любовь из реальной жизни можно ЗДЕСЬ

Трагическая история из реальной жизни

« Чужое счастье »

Эту страшную историю из жизни поведала мне прабабушка. Она была свидетельницей тех событий, хотя многое, конечно, домыслили люди и уже логически сопоставили местные жители.

До того, как мой прадед женился и увез ее в город, прабабушка жила в селе, в восьмидесяти километрах от нашего Челябинска. Там все и случилось. Был у них парень один – Олег, видный, рослый, красивый. И невеста была под стать ему – Нина, румяная, веселая. Все на них смотрели, завидовали белой завистью, в пример всем ставили.

Или почти все. Была у Олега сестра троюродная – Ирина. Тоже, не сказать, что замухрышка, парни за ней бегали, но почти все в селе знали, что без памяти она влюблена в брата. Тот, конечно, относился к этому спокойно – ничего у них быть не могло, родственники все-таки, да и в Нине своей он души не чаял, на других даже не заглядывался.

И все у молодых шло к свадьбе, пока в один день Олег не занемог. Как ни смотрели его, чего не давали – парню только хуже. Тает на глазах, под глазами синяки, могучие руки стали, как спички, есть не может ничего, только пьет. Нина подле него все сидит, родители уже и по знахаркам пошли – врачи не помогают. Да и те ничего поделать не могут. Говорят, не сталкивались с таким, вроде порчи, только сильнее – снять никак никто не может.

Месяца через два после начала болезни преставился парень. Прабабка говорит, что чуть не все село хоронить пришло. Только потом кто-то заметил, что Ирины, сестры троюродной покойника не видно. Заметили, но внимания особого не придали, хотя, странно, конечно.

Нина, невеста горемычная, после того замкнулась, все вечера дома проводит, сидит просто у окна. Как ни старались ее вытащить, развеять как-то — ни в какую она. Словно жизнь кончилась. А через недели три после похорон, пришла к родителям Ирина, да говорит, мол, она Олега убила.

У всех шок – как и что? Та и рассказала. Не могла смотреть на чужое счастье. Такая злость в сердце родилась, что пошла к местной то ли ведьме, то ли ворожее, бывшей повитухе. Та и сказала, любовь сильная, такую только смерть остановит. Ну а Ирина… в общем, взяла на себя грех, старуха ей и сказала, иди, все сделаю. Уже после, как Олег заболел, прибегала молить, чтобы воротила все назад, но бабка отрезала: «Теперь уж ничего не поделаешь. У смерти обратной дороги нет. Тебе с этим жить теперь».

Отец Олега прогнал тогда племянницу троюродную со двора, тронуть не тронул, плюнул, говорят, в лицо только. А ведьму в ту ночь убили – до смерти забили. Милиция, конечно, тело забрала, сказали, что дело заведут, но скорее для порядку, они сами все знали. А вот Иру… ее и пальцем никто не тронул. Так отец погибшего приказал, чтобы жила со всем этим. Как оказалось, действительно для нее жизнь среди всеобщего презрения оказалась тяжкой ношей – года не прошло, повесилась.

Что стало с Ниной, прабабка не знает. В то время прадед к ней засватался. Сам городской был, в деревню на лето приехал, да влюбился. Месяц подступался, а потом и пришел в дом к родителям. Вот и увез в родной Челябинск невесту, а через год мой дед родился. Но это уже другая история, и совсем не страшная…

Трагические истории

ДВА ФРАНЦУЗСКИХ ПИСАТЕЛЯ.

Более ста лет разделяют печально знаменитого маркиза де Сада (1740-1814), чьи сочинения долгое время находились под запретом, и Франсуа де Россе
(1570-1619), чьи произведения издавались массовыми (для своего времени, разумеется) тиражами, а потом были забыты. Впрочем, забвение Россе,
как и запрет де Сада, достаточно относительны. Сборник новелл Россе “Трагические истории нашего времени” (первое издание вышло в 1614 г.),
с которым он вошел в историю литературы, выдержал к 1758 году более
40 изданий, в том числе на немецком, голландском и английском языках,
и после смерти автора мгновенно стал источником для продолжений и переложений. Уже в первом посмертном издании появилась новелла, не принадлежавшая перу Россе. На протяжении XVII столетия корпус текстов популярнейшей книги разрастался — безымянные авторы, жаждавшие опубликовать свои опусы, приписывали их Россе. Писатели последующих столетий, среди которых
Шарль Нодье, Стендаль, Александр Дюма, черпали у Россе демонические
и кровожадные сюжеты, которые затем перерабатывали без ссылки на источник. Впрочем, и сам Россе охотно занимался обработкой бродячих сюжетов, таких, как, например, история лионского стражника, соблазненного дьяволом, принявшим женский облик. Парафраз этой истории мы находим в известном романе Я.Потоцкого “Рукопись, найденная в Сарагосе”. Моментальный успех, огромные тиражи, мировая (опять-таки с оглядкой на время) известность
и череда подражателей сделали “Трагические истории” настоящим “бестселлером” XVII в. и прославили его автора.

Хочется подчеркнуть, что успех новелл Россе не столько в их оригинальности
и своеобразии стиля, что свойственно прежде всего литературным шедеврам, сколько в том, что автору удалось точно уловить настроения эпохи.
В жестоких рассказах Россе усматривается некое стремление к исправлению нравов, ибо более тридцати лет беспощадной гражданской войны между католиками и гугенотами приучили людей к ужасам. И как тут не вспомнить слова де Сада, утверждавшего, что породить отвращение к преступлению можно, лишь живописуя его, а возбудить жалость к добродетели — лишь описав ее несчастья. Впрочем, в отличие от Россе, у “божественного маркиза” описания пороков зачастую превращались в самоцель. Но и Россе, и Сад-новеллист следовали аристотелеву принципу “возбуждать души и наставлять их”.
Страсти у Россе, будь то любовь или политические амбиции, — всегда роковые, ведущие к трагическому исходу; значительное место уделяется “колдовской любви” — связи с дьяволом. Лишенные основных человеческих качеств, отданные на растерзание таинственным силам инстинкта, персонажи этих мрачных историй предвосхищают героев де Сада. Но, следуя духу времени, виновником трагических коллизий Россе делает Сатану. Парадоксально, что именно Сатана, дьявол являлся в это смутное время наиболее стабильной фигурой,
ибо враждующие между собой католики и гугеноты нередко забывали о том,
что они молятся одному Богу.

Конечно, и по объему, и по значимости творчество де Сада превосходит литературное наследие Россе. Даже во времена замалчивания сочинений маркиза сам он тем не менее незримо присутствовал в литературном обиходе — именем, бывшим у всех на слуху, “ужасной” репутацией, мрачным термином “садизм”.
А к юбилейному 1990 году, когда литературная общественность, окончательно признавшая творения де Сада явлением французской и мировой литературы, отметила 250-летие со дня рождения писателя, были изданы
не только его произведения, но и множество исследовательских и биографических работ. Имя же Франсуа де Россе на какое-то время из литературного обихода практически исчезло, поэтому уместно сказать несколько слов о его биографии, тем более что последняя являет собой характерный портрет человека, жившего литературным трудом в далеком XVII столетии.

О жизни Россе сведений сохранилось крайне мало. Рожденный в Авиньоне
(или окрестностях), в дворянской семье, он получил хорошее образование.
С 15 лет начал писать стихи, в том числе и на провансальском языке.
Вращался в литературных кругах Авиньона, вероятно, совершил длительное путешествие по Италии. Знал латынь, итальянский, испанский языки.
В 1604 году переехал в Париж, где сблизился с модными поэтами своего времени: Перроном, Малербом, Депортом, Берто. Опубликовал книгу своих стихов, занимался переводами латинских, итальянских и испанских духовных сочинений. Вместе с Малербом и Депортом участвовал в коллективном труде под названием “Любовные и высоконравственные письма лучших умов нашего времени”.
По заказу королевы Марии Медичи писал либретто для балетов.
Был составителем (и, видимо, редактором) поэтических сборников.
Перевел “Дон Кихота” и “Персилеса и Сихизмунду” Сервантеса, “Влюбленного Роланда” Боярдо и “Неистового Роланда” Ариосто. Часть переводов,
в том числе и перевод Ариосто, была посвящена Марии Медичи.
Написал и издал “Трагические истории”, готовил переиздания сборника —
“просмотренные и дополненные”…

Новеллы Россе впервые выходят в русском переводе — две из двадцати трех. Также впервые публикуются и рассказы де Сада из цикла
“Короткие истории, сказки и фаблио”. Маркиз де Сад выступает в менее известной широкому читателю роли ироничного новеллиста, Россе —
в роли его предшественника, хотя между представленными на суд читателя рассказами и нет прямых параллелей.

ФРАНСУА ДЕ РОССЕ

КОТОРЫЙ В ОБЛИКЕ ДЕВИЦЫ ЯВЛЯЛСЯ

ОФИЦЕРУ ГОРОДСКОЙ СТРАЖИ ГОРОДА ЛИОНА.

ОБ ИХ ПЛОТСКОЙ СВЯЗИ

И О ПЛАЧЕВНОМ КОНЦЕ,

КОТОРЫЙ ЗА ЭТИМ ПОСЛЕДОВАЛ

Меня удивляют маловеры, коих невозможно убедить в правдивости рассказов о явлениях демонов. Резоны, приводимые ими, столь ничтожны, что, в сущности, не стоит и отвечать на них, потому что они вполне опровергают сами себя. Все, на что они ссылаются в своих речах, сводится к тому, что видения эти причисляются ими к заблуждению и подмене чувств, или к обману воображения, или чему-либо подобному. Люди эти, будучи безбожниками и эпикурейцами, полагают, что все происходит по воле случая, а следовательно, не существует ни добрых, ни дурных духов. Но мы, взращенные на лучших образцах, знаем — и свидетельство и подкрепление тому находим в Священном Писании, — что добрые и злые ангелы являются человеку по разумению Божьему, и посему скажем, что таковые духи могут принимать телесный облик. Добрые ангелы, ясные и незапятнанные всяческой земной скверной, приобретают форму существ воздушных, ясных и прозрачных, приводимых в движение посредством проворства, происходящего от пламени небесного. А злобные ангелы, иначе демоны, примитивные и низведенные до самой земли, берут тела, состоящие из того, чего им более желательно. Они то воссоздают себя из испарений земных, замороженных студеным воздухом, а то из огня или даже из воздуха и огня вместе взятых, но чаще всего из холодных и влажных паров, кои сохраняются столько, сколько им будет угодно, а затем разлагаются на свои составляющие. Также иногда они забираются в тела мертвецов и заставляют их двигаться и ходить, придавая им на время определенного рода свойства и резвость. Примеры эти столь очевидны и многочисленны, что тот, кто вознамерился бы их отрицать, стал бы отрицать белый день. Особенно же внятен пример, который я приведу вам, рассказав историю, случившуюся лет пять-шесть назад.

В одном из чудеснейших городов Франции, омываемом двумя прекрасными реками, Соной и Роной, жил некий лейтенант городской стражи по имени Ла Жакьер. По долгу службы он ночами ходил по городу, дабы препятствовать совершению убийств, грабежей и прочих дерзких и злонамеренных проделок, коих, к сожалению, немало случается в наших добрых городах. Однако порою он не гнушался увязаться за какой-нибудь потаскухой, особенно когда та была недурна собой, и за этот порок его подвергали суровому осуждению. Однажды поздним вечером, между одиннадцатью и полуночью, досадуя, что пора возвращаться домой, он обратился к пятерым своим приятелям: “Друзья мои, — сказал он, — уж не знаю, чего такого я съел, но кровь во мне так и бурлит. Повстречайся мне сейчас хоть сам дьявол, ни за что бы от меня не вырвался, пока не удовлетворил бы моего желания”. О, неисповедимый промысел Господень! Едва он произнес эти слова, как на улице, что пролегала возле моста через Сону, показалась хорошо одетая девица в сопровождении низкорослого слуги, несущего фонарь. Девица шла очень быстро, и ясно было, что она не желает заночевать на улице. Ла Жакьер, восхищенный видом столь богато наряженной особы, идущей ночью почти без охраны, вместе со своими приятелями ускорил шаг и, настигнув девицу, приветствовал ее. Присев в глубоком поклоне, она сняла свою маску и ответила на его приветствие. Если Ла Жакьер был изумлен, встретив существо противоположного пола в таком пристойном убранстве в столь неурочный час, то представьте себе, насколько же удивление его возросло, когда он увидел необычайную утонченность и красоту лица ее. Нежный взгляд, которым она, приветствуя, одарила его, тотчас воспламенили в нем любовное вожделение, и, влекомый сладостным соблазном, он приблизился к ней и начал такую речь:

— Признаться, мадемуазель, я крайне удивлен, что вы ходите по городу в такой поздний час. Неужели вы вовсе не боитесь неприятностей? Позвольте же мне проводить вас до дома. Я буду весьма огорчен, если такая красавица подвергнется каким-либо оскорблениям.

С этими словами он взял ее под руку, не получив отказа; напротив, она ответила ему следующим образом:

— Благодарю вас, сударь, за вашу любезность; я ваша вечная долж- ница. Отвечая же на ваш вопрос, почему я в столь поздний час оказалась на улице, должна сообщить вам, что сегодня вечером ужинала у одной из родственниц и теперь, несмотря на поздний час, возвращаюсь домой.

— Будь я на вашем месте, — произнес Ла Жакьер, — я предпочел бы провести остаток ночи в том доме, где ужинал, дабы не подвергать себя опасности злонамеренной встречи.

— Я бы непременно так поступила, — ответила она, — но необходимость вынудила меня сделать иначе.

И завершая речь свою, она исторгла из глубины души тяжелый вздох.

— А что это за необходимость, — настаивал лейтенант городской стражи, — и кто осмеливается принуждать такую красавицу, которая в состоянии повергнуть к стопам своим весь мир?

— Мой муж — сказала она, — самый суровый и самый отвратительный из мужей, которого только можно сыскать.

Ла Жакьер, видя, сколь обстоятельства благоприятствуют ему предложить ей свои услуги, заговорил следующим образом:

— Возможно ль, мадемуазель, — воскликнул он, — чтобы существовал столь жестокий и бесчеловечный муж, который, обладая таким редкостным сокровищем, обращался бы с ним неподобающе? Если бы я был знаком с ним, я бы непременно высказал ему то, что об этом думаю.

— Поистине, — ответила эта девица, — его не раз за это упрекали, но он упорствует в своей злобе. Сейчас он уехал из города, или же сделал вид, что уехал. Но если он вдруг не застанет меня дома, он наверняка жестоко выбранит меня. Его ревность столь непомерна, что он может даже избить меня. Он держит меня в такой строгости, что я ни с кем не осмеливаюсь даже словом перекинуться.

— Мадемуазель, — продолжал Ла Жакьер, — вы, наверное, не знаете меня. Я в состоянии угодить и услужить многим в силу служебных своих обязанностей, каковые состоят в том, чтобы предупреждать дурные поступки людей. Уверяю, что если ваш муж продолжит столь недостойно обращаться с вами, я найду способ отомстить за вас и вразумить его.

Она поблагодарила его за заботу и пообещала вознаградить в урочное время и в урочном месте. Они долго толковали о том о сем, и Ла Жакьер то и дело заговаривал о любви, а она даже виду не подавала, что этим недовольна. Таковое поведение ее подталкивало нашего героя все теснее прижиматься к ней, ибо он уже был охвачен страстью без всякой меры. Итак, у них было время наговориться вдоволь, потому что та часть города, куда направлялась девица, находилась возле квартала, именуемого Пьер Ансиз, то есть весьма далеко от того места, где лейтенант городской стражи встретил девицу.

И вот когда они пришли к такому согласию, что Ла Жакьер принялся выказывать девице любовь, кою он к ней испытывал, не столько словами, сколько ощутимыми ласками, он отпустил троих из сопровождавших его приятелей, оставив при себе двоих, бывших самыми его близкими друзьями, и, добравшись до квартала Пьер Ансиз, вместе с ними и женщиной подошел к двери стоящего у обочины дома.

Вот здесь я живу, — сказала девица, и тут же низенький лакей, который нес фонарь, вытащил ключ, бывший у него в карманчике, и отпер дверь. Дом был невелик. В нем было всего три этажа, два из которых занимали жилые комнаты по две на каждом, а в двух помещениях наверху хранились дрова и прочая утварь. Внизу располагались небольшая комната и гардеробная. Комнатка была довольно богато убрана. Там находилась кровать, покрытая желтой тафтой 1 и с бал-дахином из той же ткани; стены были обиты желтой саржей. На улице стоял июль, однако погода была весьма прохладная по причине задувшего северного ветра. Девица приказала лакею развести огонь. Пока он исполнял ее приказание, Ла Жакьер сел на стул в одном углу комнаты, а она в другом. Желание погасить испепелявшее его пламя вынудило Ла Жакьера напрямую раскрыть свою страсть и умолять ее сжалиться над его недугом; взамен же он обещал оказать ей любые услуги, лишь бы она одарила его своими милостями. Делая вид, что не собирается угождать ему, она в оправдание заговорила о своей репутации, о мужской неверности, столь повсеместной в век, в котором мы живем, о нескромности мужчин, побуждающей их тотчас поведать всем об оказанной им милости. Наш влюбленный приносит страшные клятвы и обещает, что с ним она никогда не возымеет повода для неудовольствия и скорее он тысячу раз умрет, нежели нанесет ущерб ее доброму имени, и что он готов служить ей всеми возможными способами. Наконец, после многих слов, сказанных как с одной, так и с другой стороны, она соглашается исполнить его просьбу, при условии, что он не забудет ни обещания своего, ни клятв своих. Ла Жакьер подтверждает обещания новыми клятвами и мольбами, и вот они уже входят в гардеробную, где стоит маленькая кровать, накрытая покрывалом такого же желтого цвета, и там совместно предаются любовным утехам. Однако, удовлетворив свое вожделение, наш герой снова принялся ласкать девицу и твердить, что никогда не забудет подобной милости и что отныне она может располагать им и его достоянием, как своим собственным.

1 Подобное подчеркивание желтого цвета скорее всего не случайно, так как желтый — цвет серы, а следовательно, Сатаны. (Прим.автора.)

К их любви судьба не была благосклонна

История бережно сохранила для нас имена не только счастливых супружеских пар (Филимон и Бавкида, Петр и Феврония), но и имена тех, чьей любви не было суждено увенчаться счастьем. Если супруги, прожив совместную счастливую жизнь, умирали в один день, то участь счастливых любовников оказывалась трагичной. В Античности рассказывали о Пираме и Фисбе, в Средневековье — о Тристане и Изольде, со времен Шекспира чаще упоминают имена Ромео и Джульетты. Безусловно, у всех этих литературных персонажей были свои реальные прототипы и даже последователи. Почему бы в День всех влюбленных не вспомнить о некоторых из них?

Трагические истории

Этих таких разных людей объединяет лишь одно чувство — любовь. Наверное, неспроста и праздник День влюбленных появился на христианской почве, потому что учение христианства зиждется на Любви. Конечно, это не только и не столько любовь плотская, которую эллины (чья философия послужила одним из краеугольных камней новой религии) называли «простонародной». В отличие от любви божественной.

Иногда приходится слышать, что День святого Валентина, мол, не наш праздник. А какой тогда праздник наш? Новый год, который при атеистической власти заменил собой религиозное Рождество? Рождество, пришедшее на Русь вместе с христианством? А может быть, череда советских праздников? 1 Мая — позаимствованное из американского Чикаго или 8 Марта — провозглашенное немкой Кларой Цеткин? Мы не упоминаем лишь исторические «воинственные» даты, которые по праву наши. Такие дни празднуются во всех государствах, но там не забывают отмечать и интернациональные праздники. К числу которых принадлежит и День святого Валентина.

Знаменитых влюбленных пар в истории множество. Вот лишь несколько историй страстной и драматической любви.

Прекрасная гетера Аспасия стала женой афинского государственного деятеля Перикла. В отношениях богатыря Самсона с Далилой просвечивает скорее материальный и государственный, нежели амурный интерес. Этот библейский эпизод скорее из истории разведки, чем из анналов Эроса. Равно как и кратковременная страсть Цезаря к Клеопатре — из разряда политических историй.

Данте влюбился в Беатриче исключительно платонически, и, возможно, замужняя женщина даже не подозревала о том, что является предметом страсти гениального поэта. Примерно такая же участь постигла Петрарку и Лауру. В прозаические времена подобной влюбленности стало еще меньше. Помните, как сокрушался Ипполит в «Иронии судьбы» о том, что мужчины «перестали лазить в окна к любимым женщинам».

Трагические истории

На известном парижском кладбище Пер-Лашез, где покоятся останки многих замечательных людей, есть могила двух знаменитых влюбленных — Абеляра и Элоизы. Клирик Пьер Абеляр был не членом высшей церковной иерархии и вообще не священнослужителем. В эпоху, когда он жил, в XI-XII века, под клириком (clerc) подразумевался человек грамотный и образованный. Ему под стать была и его возлюбленная Элоиза, имевшая репутацию ученой девицы. Она с легкостью цитировала труды отцов Церкви и строчки из античных авторов — Сенеки, Овидия, Лукана.

Один из лучших преподавателей своего времени, ученый-схоласт Абеляр, по собственному признанию, был «пожираем лихорадкой гордыни и сладострастия» с тех самых пор, когда его взгляд упал на прелести юной красавицы. Но желания свои Абеляр не мог удовлетворить из-за отвращения к нечистым связям с распутницами, а усердные занятия мешали ему посещать общество благородных девиц. И тогда клирик изобрел хитроумный план: вначале стать для красотки. учителем. Для этого ему надо было всего-навсего проникнуть под крышу дома ее дяди — каноника Фульбера.

Каноник несказанно возрадовался случаю получить в нахлебники прославленного преподавателя. Дядя не только предложил учителю посвящать его племяннице все свободное время, как днем, так и ночью, но и разрешил наказывать 17-летнюю девушку за провинности. Абеляр признавался: «В нашей пылкой страсти мы прошли все фазы любви; все, что страсть может породить в воображении относительно изысканных любовных ласк, мы испытали, исчерпав сей источник до дна». Элоиза ему вторит: «Какая королева, какая принцесса не позавидовала бы моим радостям и моему ложу?»

Забывший о занятиях преподаватель и его пылкая ученица однажды оказались застигнуты врасплох дядей Фульбером. Абеляр был с проклятиями изгнан из дома, но не отступился, поведя себя как истинный влюбленный. Он и Элоиза изобретали тысячи уловок, чтобы встречаться тайком. Тем временем девушка почувствовала, что станет матерью. Как только каноник уехал по делам, Абеляр умыкнул Элоизу. Переодев ее в монашеское одеяние, он переправил возлюбленную из Парижа в Бретань. Там она родила сына, которого назвала Пьер-Астролябий.

Спустя полгода после бегства Элоизы Абеляр решился извиниться перед каноником и предложить некое «возмещение ущерба». Несмотря на выстриженную на его голове тонзуру, клирик Абеляр имел все основания вступить в законный брак. Он не имел права лишь заниматься торговлей или ростовщичеством. Однако от уз Гименея отказалась вдруг. Элоиза! Молодая женщина и мать не захотела наблюдать чудовищную метаморфозу — превращение чудного возлюбленного, своего кумира в опостылевшего супруга.

Трагические истории

Абеляр — это сокровище, в котором нуждается весь свет, а не какая-то жалкая женщина. Для того чтобы остаться обесчещенной матерью-одиночкой, Элоиза даже прибегла к чисто схоластическим ухищрениям, написав Абеляру письмо с многочисленными цитатами из Писания и словами апостола Павла. Оскорбление было смыто кровью: Абеляр добровольно подверг себя кастрации и ушел в монастырь. За монастырскими стенами оказалась вскоре и Элоиза.

Благодаря рок-опере «Юнона и Авось» композитора А. Рыбникова на слова А. Вознесенского на одной шестой части суши во второй половине ХХ столетия стала популярна история любви немолодого русского графа и красавицы-испанки. История любви дочери коменданта крепости Сан-Франциско Кончиты и камергера Двора Его Императорского Величества Николая Резанова была неоднократно воспета иностранцами, в том числе и в стихах. Американский писатель Фрэнсис Брет Гарт посвятил Марии дела Консепсьон Марселле Аргуэльо целую балладу. Характерное для испанцев длинное имя в кругу семьи преобразовалось в короткое и ласковое Кончита.

Будучи одним из руководителей первого русского кругосветного плавания (более известного в нашей стране как плавание Крузенштерна-Лисянского), Николай Резанов направлялся с дипломатической миссией в Японию и по пути оказался у берегов Калифорнии. За четыре года до встречи с 15-летней испанкой учредитель Российско-Американской компании и дипломат Резанов потерял горячо любимую жену. Возможно, поэтому его перу принадлежит довольно фривольная фраза о том, как он, «ежедневно куртизируя Гишпанскую красавицу, приметил предприимчивый характер ея». Об этой дневниковой записи от 17 июня 1806 года упоминал поэт Андрей Вознесенский.

Резанов свободно общался на нескольких иностранных языках, в том числе превосходно владел испанским. Завороженная рассказами своего кавалера, девушка, еще подросток, отдала свое сердце седеющему мужчине с умными глазами. Она готова была отдать Резанову свою руку и сердце и уехать с ним в таинственную Россию. Препятствием для брака служила не разница в возрасте, на что в наши дни обратила бы внимание Фемида, а разница в конфессиональной принадлежности. Православный жених и невеста-католичка тайно обручились. В начале лета 1806 года Резанов навсегда уплыл от своей суженой.

1 марта 1807 года он скончался в Красноярске. Кончита так и не вышла замуж, даже когда точно узнала, что ее возлюбленного больше нет на свете. Остаток своей жизни донна Консепсьон провела занимаясь благотворительностью, а потом ушла в монастырь. Она умерла 23 декабря 1857 года в возрасте 67 лет, не испытав ни радостей супружества, ни материнства.

Читайте самое интересное в рубрике «Культура»

Трагические истории

Трагическая смерть мужчины, которого растили как девочку
Дэвид Осборн

Две недели назад 38-летний Дэвид Реймер сказал родителям, с которыми он жил в Виннипеге, в Канаде, что, хотя его путь труден – два года назад он пережил смерть своего брата-близнеца, а затем расставание с женой, – скоро все исправится. Он не объяснил, каким образом.

Теперь все стало ясно. 4 мая Реймер свел счеты с жизнью. Хотя болезни последнего времени внесли свою лепту в его отчаяние, мать знает, что в нем было и нечто большее. Его смерть стала ярким свидетельством опасности вторжения в сферу пола. На протяжении жизни он был мальчиком, потом девочкой, а потом опять мальчиком.

Трагическая история Дэвида Реймера (в крещении – Брайана) началась во время неожиданного бурана в 1966 году. Его родители, простые рабочие, везли его в местную больницу, чтобы сделать обрезание. Ему было восемь месяцев. Но хирург небрежно сделал свою работу. В результате неумелого прижигания Дэвид лишился пениса.

Родители ребенка, имеющего яички, но не имеющего пениса, не знали, что делать. Когда мальчику было уже больше года, они узнали о враче из Балтимора, который славился тем, что помогал людям неопределенного пола. Его звали Джон Мани, и они поехали к нему.

Мани, уроженец Новой Зеландии и автор примерно 40 книг о человеческой сексуальности, убедил их в том, что лучше всего превратить сына в дочь. Он порекомендовал операцию, включающую в себя клиническую кастрацию, и гормональное лечение. Родители согласились. Брайан стал Брендой, а брюки уступили место юбкам.

Для Мани, занимавшегося сексологическими исследованиями в Университете Джона Хопкинса, это была интересная задача. В то время он был сторонником популярной в 1960-1970-е годы гипотезы о том, что половая идентичность не обязательно формируется в утробный период. Она, скорее, связана с окружающей обстановкой (гендерный подход). В спорах о врожденных и приобретенных характеристиках Мани был героем сторонников воспитания.

Случай Реймера давал Мани возможность доказать свою теорию. У пациента был брат-близнец, бесспорно мужского пола. Таким образом, в эксперименте появлялся контрольный испытуемый. Два человека росли в одной утробе и имели одинаковые генетические характеристики. Но с помощью скальпеля и таблеток можно было навсегда разделить их по половой принадлежности.

Казалось, все идет хорошо. Все остатки мужских гениталий Бренды удалили, и родители делали все возможное, чтобы воспитывать ее как дочь. Все это время ученые и социологи говорили о достижении Мани. Больницы всего мира переняли процедуру определения пола. За теорию Мани ухватились феминистки, которые сочли ее доказательством того, что социально-половым ожиданиям приписывают неадекватное значение. Ось мужчина-женщина, заявляли они, не высечена в камне. Ей присуща гибкость и динамизм.

Этот случай продвинул лечение гермафродитов, которые рождаются с неоднозначными признаками пола, и больницы не в состоянии определить, кто родился, мальчик или девочка. В большинстве случаев родителям говорят, что ребенка надо воспитывать как девочку.

Но в доме Реймеров все шло не так, как представляли себе другие люди. Лишь в 2000 году история Реймера стала известна широкой публике. К этому моменту Брайан, отказавшийся от платьев и бюстгальтеров и вернувшийся в мир как мальчик, названный Дэвидом, решил, что хватит. Пора рассказать правду. В сотрудничестве с нью-йоркским журналистом он написал книгу, в которой поведал, что Мани обрек его на несчастное детство, которое прошло среди унижений, стыда и страданий.

Когда Реймеру было 13 лет, он проходил курс психотерапии у школьного психолога и лишь тогда узнал о том, что с ним произошло. Среди одноклассников он был изгоем. Они замечали его неуклюжую походку, мускулы, которые, несмотря на отсутствие яичек, формировались на его плечах и шее, отсутствие интереса к мальчикам.

«Они не позволяли ему пользоваться ни туалетами для мальчиков, ни туалетами для девочек, – вспоминает его мать, Дженет Реймер. – Ему приходилось ходить на задний двор».

Он взбунтовался и потребовал, чтобы ему сделали повторную операцию. Такой переход был бы травмой для любого человека, тем более – для подростка. Грудь, которая сформировалась у него из-за инъекций гормонов, удалили. Он прибег к восстановительной хирургии, чтобы вернуть себе пенис.

Разоблачение Мани началось с публикации статьи Милтона Даймонда и д-ра Кейта Зигмундсона, психиатра, наблюдавшего Реймера с 8 до 20 лет. Статья, опубликованная в малоизвестном журнале «Архив детской и подростковой медицины» в 1997 году, была посвящена отказу Реймера быть девочкой.

«Когда Реймеру исполнилось 11 лет, весь эксперимент развалился, – отмечал Зигмундсон. – У него полностью изменилось представление о себе, он прошел через многочисленные операции. В конце концов, он жил как мужчина».

Сегодня специалисты согласны с тем, что детерминанты пола, складывающиеся у человека до рождения, обойти невозможно. Зигмундсон добавил, что этот случай должен стать предупреждением для тех, кто по-прежнему ставит воспитание во главу угла.

Даймонда потрясло известие о смерти Реймера. Но он надеется, что из нее будет извлечен урок. «Его жизнь была очень трудной. На мой взгляд, речь идет о том, каким образом люди идентифицируют себя как мужчин и женщин. Все гораздо сложнее, чем помещение человека в голубую или розовую комнату. Конечно, окружающая обстановка сказывается, воспитание играет свою роль. Но мы вступаем в игру, обладая врожденными качествами, и как они будут взаимодействовать со средой, предсказать невозможно».
Внимание к положению Реймера привлекла книга «Таким его создала природа. Мальчик, которого растили как девочку», написанная корреспондентом журнала Rolling Stone Джоном Колапинто. Колапинто изображает Мани злодеем, но врач, которому уже 83 года, публично на нее не откликнулся.

«Ученые превратили этот случай в прецедент того, что можно придавать детям тот или иной пол», – сказал Колапинто. Его книга наделала много шума. «Те, кто основывал на этом убеждении свою клиническую практику, были дискредитированы».

Ощущение скандала побудило Рейнера сотрудничать с журналистом и поведать миру о своей боли. Его разозлило то, что произошло с ним, и то, что методики Мани применяются в клиниках всего мира. Он хотел положить этому конец.

«Меня удивило то, что других людей побуждают пройти тем же путем, потому что история о моем «успехе» вовсе не была успехом, – говорил он. – Меня заставляли носить девчачью одежду, вести себя определенным образом, играть в девчачьи игрушки». Но он никогда не считал себя девочкой. «С их стороны было невежеством думать, что я не мужчина, раз у меня нет пениса. Женщина, которая из-за онкологического заболевания теряет грудь, не перестает быть женщиной».

Его семья скорбит о смерти близкого, который подвергся таким унижениям без его согласия. Какое-то время была надежда, что его жизнь вернется в нормальное русло. После долгих лет лечения он женился и стал отчимом трех детей.

Потеря брата была для него тяжелым ударом. Дэвид ежедневно бывал на могиле брата, носил туда цветы. Потом ушла жена, с которой он выработал для себя традиционную мужскую роль, она забрала детей. У него началась депрессия, которая еще усугубилась после того, как он потерял работу. На похоронах его мать Дженет обвинила Мани во всем, что произошло с ее ребенком.

«Он был героем», – сказала она журналисту. На вопрос о том, почему он покончил с собой, она ответила: «Он чувствовал, что у него нет выбора». Его отец Рон, когда к нему приблизился журналист, покачал головой и сказал, что ему нечего добавить.

История о любви с трагическим концом.

Трагические истории

Они познакомились в самом начале сентября, когда дни еще хранят теплое дыхание лета, а вечера предвещают неизбежное наступление осени. Каждый раз, когда она случайно проходила мимо, его распирало от желания.
Особенно в паховой области. Но джинсы были пошиты качественно и никогда не выдавали его. И он никогда бы не решился познакомиться, если бы не заметил, что она смотрит на него. Со взаимной симпатией, но неизменно
грустно. Когда они гуляли вместе под полной луной в городском парке, когда с упоением смотрели в старом кинотеатре паршивое кино про любовь, когда просто сидели на ветхой лавочке возле подъезда, ее глаза оставались безнадежно печальными. И однажды он не выдержал, он решил узнать любой ценой причину этой вечной печали. Он расспрашивал, уговаривал, умолял. И она поддалась его решимости. Она рассказала, что
очень сильно пердит в постели.

Он лишь улыбнулся в ответ, он сказал, что это такая мелочь, о которой даже не стоит думать. Она искренне удивилась. Она объяснила, что до сих пор не отдалась ему только по причине боязни того, что, узнав о ее недостатке, он ее бросит. Они долго смеялись. Она — от счастья, он — от досады, что такой наивный страх заставлял его маст***ировать последние несколько дней вместо того, чтобы наслаждаться ее совершенным телом.

И вот, наконец, они оказались в постели. Неистово отдавшись накопившейся страсти, они пребывали на седьмом небе от счастья. Ему было очень хорошо, несмотря на резь в глазах и рвотный рефлекс — вонь стояла знатная. Они прекратили только после нескольких часов, когда полностью
остались без сил. Она нежно поцеловала его в щеку и проинформировала, что идет в туалет на пару минут. Ему же для полного счастья хотелось только закурить. Он обычно не курил, но всегда имел при себе сигареты, потому что прочитал когда-то в глянцевых журналах, что иногда приятно покурить после обалденного се*са.

Она тщательно использовала туалетную бумагу по назначению, когда раздался страшной силы взрыв. Когда она вбежала в комнату, отметки мозгов еще стекались по стенам. А возле шкафа валялась оторванная рука, сжимавшая зажигалку. Единственные слова, которые она смогла произнести перед тем как разрыдаться, были такими: «Ну что ж ты, с..ка, не сказал, что куришь. Ну кто, б..я, курит в загазованном помещении. «

Комментарии у нас могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Регистрация займет у тебя не больше 1 мин, зато ты получишь доступ к множеству возможностей:

  • Оставлять комментарии
  • Публиковать свои посты
  • Собирать монетки и тратить их
  • Голосовать за чужие посты
  • Дарить и получать подарки
  • Создать свой фотоальбом и просматривать чужие
  • Так же на сайте есть Банк, Суд и Магазин, где и пригодятся тебе собранные на сайте монетки.
    Зарегистрироваться прямо сейчас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *