Заключение под стражу

Заключение под стражу

Заключение под стражу, домашний арест и залог: новые правила

Заключение под стражу19 декабря 2013 года Пленум ВС РФ принял Постановление № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление) 1 . Авторы данного документа постарались соблюсти баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

Постановление состоит из четырех разделов: «Заключение под стражу», «Домашний арест», «Залог» и «Вопросы, возникающие в судах апелляционной и кассационной инстанций». Рассмотрим каждый из них.

Заключение под стражу

Одна из презумпций, закрепленых в УПК РФ и в указанном Постановлении, гласит, что меры пресечения, ограничивающие свободу, – заключение под стражу и домашний арест – применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

Как следует из ст. 97 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана обвиняемому (подозреваемому) только при наличии достаточных оснований полагать, что последний:

  • скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
  • продолжит заниматься преступной деятельностью;
  • может угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Пленум ВС РФ в своем Постановлении конкретизировал, что отсутствие у подозреваемого или обвиняемого постоянного места жительства или регистрации на территории нашей страны не может являться единственным основанием, достаточным для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Аналогично отсутствие у лица документов, удостоверяющих личность, само по себе не свидетельствует о том, что его личность не установлена.

То, что подозреваемый (обвиняемый) планирует скрыться за границей, могут доказывать, например, факты продажи принадлежащего ему имущества; наличие за рубежом источника дохода, иных ресурсов, гражданства (подданства) иностранного государства; отсутствие у такого лица в России постоянного места жительства, работы, семьи.

Если лицо ранее уже совершало умышленное преступление, судимость за которое не снята и не погашена, суд может сделать вывод, что человек продолжит заниматься преступной деятельностью.

О том, что обвиняемый либо подозреваемый имеет намерение воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз с его стороны, со стороны его родственников, иных лиц; предложение выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу; предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Авторы Постановления обращают внимание судов на особенности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. «На мой взгляд, в российском законодательстве существует серьезный пробел, восполнить который указанному Постановлению не удалось, – высказывает свое мнение юрист правозащитного движения «Сопротивление», член ОНК г. Москвы Максим Пешков. – Под этим пробелом я подразумеваю отсутствие в уголовном законодательстве определений «предпринимательской деятельности» и «преступления, совершенного в сфере предпринимательской деятельности». При рассмотрении данных вопросов суды руководствуются гражданским законодательством и очень неохотно идут на то, чтобы признать преступление совершенным в сфере предпринимательства».

ВС РФ уточнил, что течение срока содержания под стражей начинается в день заключения лица, произведенного на основании судебного решения (час заключения во внимание не принимается). Истекает срок в 24 часа последних суток срока независимо от того, приходится ли его окончание на рабочий или нерабочий день (п. 19 Постановления). «Будучи членом ОНК г. Москвы, мне случалось сталкиваться с ситуациями, когда разные юристы толковали данную норму по-разному. Приходилось доказывать, что содержание лица под стражей сверх установленного срока является прямым нарушением закона. Я рад, что Пленум ВС РФ в своем Постановлении конкретизировал норму ст. 109 УПК РФ, что позволит в дальнейшем избежать ее двойного толкования», – говорит Максим Пешков.

При продлении срока содержания под стражей судам необходимо иметь в виду, что те обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока его содержания. Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления является необходимым условием законности при первоначальном заключении, однако по прошествии времени оно перестает быть достаточным (п. 21 Постановления).

При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования. Когда такие ходатайства возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, надлежит выяснять, почему они не были произведены. Если причина заключается в неэффективной организации расследования, то суду следует отказать в удовлетворении ходатайства (п. 22 Постановления).

В решениях о заключении лица под стражу и о продлении срока его содержания под стражей должно быть указано, почему судом не может быть применена альтернативная мера пресечения, приведены результаты исследования в судебном заседании обосновывающих обстоятельств, указаны доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также дана их оценка (п. 29 Постановления).

Домашний арест может быть избран только при невозможности применения более мягкой меры пресечения (ч. 1 ст. 107 УПК РФ).

При избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения в решении суда указывается жилое помещение, в котором подозреваемому или обвиняемому надлежит находиться. Он может проживать там в роли собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Данное помещение или строение не обязательно должно входить в жилищный фонд, главное, чтобы оно использовалось для проживания (например, дача).

Новеллой Постановления является положение о том, что обязанность проверки законности оснований для проживания лежит на суде. В случае временной регистрации лица суд проверяет соответствие места регистрации месту проживания, а также срок действия регистрации.

При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста судам рекомендуется принимать во внимание мнение собственника жилья (если он проживает в том помещении, в котором предполагается нахождение лица во время домашнего ареста) и в случае несогласия собственника отказаться от избрания данной меры пресечения.

Принимая решение о домашнем аресте, суд вправе подвергнуть подозреваемого или обвиняемого определенным ч. 7 ст. 107 УПК РФ ограничениям и (или) запретам. При их выборе особое внимание надлежит обращать на лиц, не достигших 18 лет.

При принятии в залог имущества суду необходимо проверять:

  • может ли оно быть предметом залога по уголовному делу;
  • не входит ли в перечень, предусмотренный ст. 446 ГПК РФ;
  • не установлен ли федеральным законом запрет на обращение взыскания на имущество, принимаемое от организации.

Имущество, передаваемое в залог (за исключением денег), подлежит оценке в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Оценка имущества должна быть осуществлена не ранее чем за пять рабочих дней до дня подачи ходатайства о применении залога. При применении этой меры пресечения судам следует учитывать положения ГК РФ о залоге.

Залог следует считать внесенным со дня его принятия судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело. При этом должен быть составлен протокол, а в некоторых случаях также акт приема-передачи предмета залога.

Цитата

Заключение под стражу

Максим Пешков, юрист правозащитного движения «Сопротивление», член ОНК г. Москвы:

«Считаю принятие данного документа очень своевременным. Нормы Постановления 2009 года [Постановление Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста». – Ред.] весьма устарели. Они не отражали многих вопросов, возникающих в процессе рассмотрения судом ходатайств об избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога. Надеюсь, что теперь у правоприменителя не возникнет соблазна трактовать ту или иную норму в свою пользу, а суды будут более внимательно исследовать все имеющиеся обстоятельства при решении вопроса об избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения«.

Когда мера пресечения в виде залога избирается при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей или домашнего ареста, в решении необходимо указать срок, на который продлевается действие указанных мер, если залог не будет во время внесен или будет внесен в ином виде и (или) размере.

В случае неявки лица по вызову обязательства считаются нарушенными, но только после проверки судом доводов лица. Если они будут признаны необоснованными, суд решает вопрос об изменении меры пресечения и обращении залога в доход государства. Основанием обращения взыскания на залог может являться только нарушение обязательств.

Вопросы, возникающие в судах апелляционной и кассационной инстанций

Апелляционные жалоба и представление на постановление судьи об избрании меры пресечения, продлении срока ее действия и об отказе в этом подлежат рассмотрению в течение трех суток. Пленум ВС РФ в своем Постановлении призывает суды незамедлительно направлять соответствующие материалы для апелляционного рассмотрения. Трехдневный срок распространяется и на случаи, когда обжалуемое постановление принято после поступления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу. При этом участники уголовного судопроизводства должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания заблаговременно, чтобы успеть принять в нем участие.

Суд апелляционной инстанции вправе отменить постановление и передать материалы на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, если самостоятельно не может устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона. При этом суд должен разрешить вопрос о мере пресечения лица, содержащегося под стражей или домашним арестом.

Принимая новое решение, суд апелляционной инстанции вправе избрать более строгую меру пресечения, в избрании которой было отказано судом первой инстанции, если об этом ставится вопрос в представлении прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя.

В связи с принятием Постановления часть ранее действующих актов, регламентирующих применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста, признана утратившими силу 2 .

Заключение под стражу

Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора в случае, когда, по их мнению, необходимо избрать в качестве меры пресечения заключение под стражу, обращаются с ходатайством об этом в суд. Однако, само по себе ходатайство следователя (дознавателя) не является основанием для избрания меры пресечения. В постановлении о возбуждении такого ходатайства должны быть изложены основания, которые вызвали необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу, и мотивы, по которым невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Заключение под стражу

Мера пресечения заключение под стражу

Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Согласно ст.108 УПК РФ мера пресечения заключение под стражу может быть применена лишь в отношении лиц, которые подозреваются или обвиняются в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет. Однако, в исключительных случаях заключение под стражу может быть применено в отношении обвиняемого или подозреваемого по делам о преступлениях за которые предусмотрено наказание на срок до трех лет:

  • если лицо не имеет постоянного места жительства в России;
  • если на момент принятия решения об избрании меры пресечения не установлена его личность;
  • если ранее была избрана другая мера пресечения, но она была нарушена;
  • если он скрылся от органов предварительного следствия, дознания или суда

Исключения составляют случаи привлечения к уголовной ответственности за преступления, перечисленные в ч.1.1 ст.108 УПК РФ.

Как правило, к несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым мера пресечения заключение под стражу применяется лишь в случае, если они подозревается (обвиняется) в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Поскольку Конституция РФ в части 2 ст. 22 установила, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора в случае, когда, по их мнению, необходимо избрать в качестве меры пресечения заключение под стражу, обращаются с ходатайством об этом в суд.

Однако, само по себе ходатайство следователя (дознавателя) не является основанием для избрания меры пресечения.

В постановлении о возбуждении такого ходатайства должны быть изложены основания, которые вызвали необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу, и мотивы, по которым невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как отмечалось в одной из предыдущих публикаций, исходя из целей избрания меры пресечения, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, основаниями для ее избрания являются представленные следователем (дознавателем) в суд доказательств, свидетельствующих о том, что обвиняемый или подозреваемый может:

  • скрыться от следствия (дознания) или суда. Однако необходимо иметь в виду, что отсутствие у лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, регистрации на территории Российской Федерации может служить лишь одним из доказательств отсутствия у него постоянного места жительства, но само по себе не является обстоятельством, дающим основание для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»);
  • продолжить осуществление преступной деятельности;
  • угрожать потерпевшим,свидетелям либо иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать установлению истины по делу путем.

Верховный Суд РФ также обратил внимание нижестоящих судов на то, что «указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями… К ходатайству о применении меры пресечения в виде заключения под стражу (часть 3 статьи 108 УПК РФ) следует прилагать копии постановления о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению, а также имеющиеся в деле данные, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу. (п. 3, 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»).

Вместе с тем, практика свидетельствует о том, что данное положение нередко игнорируется судами.

Если ходатайство возбуждается в отношении задержанного подозреваемого, указанные постановление и материалы должны представляются судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания.

Ходатайство следователя (дознавателя) об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу рассматривается судьей районного суда (военного суда соответствующего уровня) единолично в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд.

Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», принятие судом решения о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока ее действия возможно только по результатам рассмотрения данного вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении участникам судопроизводства возможности обосновать свою позицию по рассматриваемому вопросу (п. 21). Поэтому, при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обязательно участие подозреваемых или обвиняемых, их защитников, прокурора.

Однако, приведенный выше перечень лиц, имеющих право участвовать в ходе судебного заседания, не является исчерпывающим. Верховный Суда РФ обратил внимание нижестоящих судов, что, если решением вопроса о мере пресечения затрагиваются права и законные интересы потерпевшего (в том числе связанные с необходимостью обеспечения его личной безопасности или возмещения причиненного преступлением материального ущерба), потерпевший, его представитель вправе довести до сведения органов предварительного расследования, прокурора и суда свою позицию относительно меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, а также обжаловать принятое решение (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»).

В судебном заседании также вправе участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), руководитель следственного органа, следователь, дознаватель.

Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу рассматривается судом по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого.

При этом, принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.

Рассмотрев данное ходатайство, судья выносит постановление, в котором должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности.

Так, по одному из уголовных дел, следователь в ходатайстве об избрани меры пресечения в виде заключения под стражу привел в качестве его обоснования сведения, полученные в результате оперативно розыскной деятельности, о том, что обвиняемый якобы является «смотрящим» и относится к членам одной из преступных группировок.

По результатам рассмотрения ходатайства, судья выносит одно из следующих постановлений:

  • об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;
  • об отказе в удовлетворении ходатайства;
  • о продлении срока задержания. При этом продление срока задержания допускается по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Срок задержания продлевается при условии признания судом задержания законным и обоснованным. Такое продление возможно на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Повторное обращение в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения.

При этом обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого вправе обжаловать и потерпевший. Возможность обжалования не зависит от того, принимал ли потерпевший непосредственное участие в судебном заседании.

В случае удовлетворения ходатайства следователя или дознавателя судом выносится постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей.

После этого следователь (дознаватель), в производстве которого находится уголовное дело, должен незамедлительно уведомить о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого, а также кого либо из их близких родственников (других родственников), а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

Закон не допускает возложение полномочий по рассмотрению ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел. Однако возможность рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания под стражей по отношению к лицу, в отношении которого конкретный судья уже выносил решение о заключении под стражей, не ограничивается.

В этом смысле судья нередко являются «заложниками» своих же решений. Приняв однажды решение о заключении под стражу, трудно его изменить, признав незаконным или необоснованным. Поэтому судьи редко отменяют или изменяют меру пресечения в виде заключения под стражу при рассмотрении ходатайства стороны обвинения о продлении этого срока в установленных законом рамках не только, когда сами принимали первоначальное решение, но и в случае, если такое решение принимали другие судьи этого суда.

О сроках содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей речь пойдет в следующей публикации.

Заключение под стражу

Контрразведывательный словарь. — Высшая краснознаменная школа Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР им. Ф. Э. Дзержинского . 1972 .

Смотреть что такое «Заключение под стражу» в других словарях:

Заключение под стражу — как мера пресечения в российском уголовно процессуальном законодательстве мера процессуального пресечения по уголовному делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, заключающаяся в его временной изоляции до рассмотрения материалов… … Википедия

заключение под стражу — лишение свободы, задержание, арест Словарь русских синонимов. заключение под стражу сущ., кол во синонимов: 3 • арест (12) • … Словарь синонимов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном процессе одна из мер пресечения, заключающаяся в принудительном ограничении свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Применяется только по… … Юридическая энциклопедия

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном процессе одна из мер пресечения; принудительное ограничение свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Применяется по решению суда или с санкции… … Юридический словарь

Заключение Под Стражу — принудительное ограничение свободы в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, назначаемое как одна из мер пресечения. Применяется в случае, если есть основания полагать, что обвиняемый скроется от… … Словарь бизнес-терминов

Заключение под стражу — см. Арест … Энциклопедия права

Заключение под стражу — 1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше… … Официальная терминология

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном судопроизводстве РФ мера пресечения, сущность которой состоит в лишении свободы путем содержания под стражей обвиняемого (подсудимого, а в исключительных случаях подозреваемого на основаниях и в порядке, определенных у головно… … Энциклопедия юриста

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — суголовном процессе одна т мер пресечения, заключающаяся в принудительном ограничении свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. В настоящее время… … Энциклопедический словарь экономики и права

заключение под стражу — в уголовном процессе одна из мер пресечения; принудительное ограничение свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Применяется по решению суда или с санкции… … Большой юридический словарь

Статья 108 УПК РФ. Заключение под стражу (действующая редакция)

1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

1.1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части первой настоящей статьи, не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой — седьмой, 171, 171.1, 171.3 — 172.3, 173.1 — 174.1, 176 — 178, 180, 181, 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

5. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный и (или) межгосударственный розыск.

6. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

7. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

7.1. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

8. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому, обвиняемому или потерпевшему и подлежит немедленному исполнению.

9. Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

10. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных статьей 389.3 настоящего Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 настоящего Кодекса.

12. Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого кого-либо из его близких родственников, при их отсутствии — других родственников, при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части, при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации, — также секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию, а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

13. Не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

14. На обвиняемого, содержащегося под стражей, распространяются требования статьи 95 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 108 УПК РФ

1. Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, которая представляет собой содержание под стражей обвиняемого (подозреваемого) в целях обеспечения его надлежащего поведения. О нем см. ком. к ст. 102. В соответствии с п. 42 ст. 5 УПК содержание под стражей — это пребывание обвиняемого (подозреваемого) в следственном изоляторе или ином месте, определенном ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». О порядке содержания под стражей см. ком. к ст. 95.

Заключение под стражу необходимо отличать от задержания подозреваемого и обвиняемого (ст. 91 УПК), от домашнего ареста (ст. 107 УПК) и от уголовного наказания в виде лишения свободы (ст. 56 УК) или ареста (ст. 54 УК).

2. Для избрания и применения заключения под стражу, как и любой другой меры пресечения, необходимы наличие оснований, условий, мотивов и вынесение постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

3. Заключение под стражей максимально ограничивает свободу и личную неприкосновенность граждан (ст. 22 Конституции РФ). В связи с этим процессуальное законодательство устанавливает особые гарантии законности и обоснованности избрания и применения данной меры пресечения (ст. 10 УПК):

1) заключение под стражу применяется только по судебному решению (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; ч. 2 ст. 29 УПК). Заключение под стражу может быть применено на основе решения иностранного суда без подтверждения судом РФ при исполнении запроса о выдаче (ч. 2 ст. 466 УПК);

2) заключение под стражу применяется при невозможности избрания другой, более легкой, меры пресечения, в том числе в случаях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 110 УПК (в связи с тяжелым заболеванием). «Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом», — гласит ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах. Согласно п. 6.1 Токийских правил «предварительное заключение под стражу используется в судопроизводстве по уголовным делам как крайняя мера при условии должного учета интересов расследования предполагаемого правонарушения и защиты общества и жертвы»;

3) специальным условием избрания и применения заключения под стражу является обвинение (подозрение) в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 2 лет.

Данное условие нуждается в ограничительном толковании. Заключение под стражу может применяться только тогда, когда реально возможно назначение наказания в виде лишения свободы, как правило, более чем на 2 года (о соблюдении этого условия см. ком. к ч. 2 ст. 97 УПК). Конституционный Суд РФ подчеркивает, что «не допускается заключение под стражу. если лицу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы» (Определение от 21.12.2000 N 296-О). Об отсутствии данного условия (и невозможности заключения под стражу) свидетельствует следующее:

а) недостаточная обоснованность обвинения (подозрения), например явно «завышенные» квалификация преступления, объем обвинения или недостаточно установленная причастность данного лица к совершению преступления. Для заключения лица под стражу необходимы доказательства, которые ведут к однозначному логическому выводу о виновности обвиняемого, пока их не оспорит сторона защиты. Это то, что в английском процессе называют prima facie evidence — доказательства, убедительные на первый взгляд. Именно они достаточны в состязательном суде и для предъявления первоначального обвинения, и для заключения под стражу. Если защита в дальнейшем опровергнет или поставит под серьезное сомнение эти доказательства, данная мера пресечения должна отменяться судом.

Данное положение было воспринято в Постановлении Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста». Согласно п. п. 2 и 19 данного Постановления при рассмотрении вопроса об избрании данной меры пресечения суду надлежит проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, т.е. наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК. Это предполагает установленность события преступления и его совершение подозреваемым. Однако при этом суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении. Следовательно, судье предлагается, не предрешая вопроса о виновности, выяснить, имеются ли у стороны обвинения доказательства, которые достаточны для серьезного предположения о совершении данным лицом преступления.

Конституционный Суд РФ многократно подтверждал, что именно на суде лежит обязанность оценки обоснованности подозрения о совершении данным лицом преступления, в связи с которым оно заключается под стражу в качестве подозреваемого (Определение КС РФ от 12.07.2005 N 330-О; Определение КС РФ от 04.12.2003 N 417-О). При этом суд не должен предрешать вопрос об обоснованности или необоснованности обвинения (Постановления от 13.06.1996 N 14-П, от 02.07.1998 N 20-П, от 23.03.1999 N 5-П и от 22.03.2005 N 4-П; Определения от 27.05.2004 N 253-О, от 30.09.2004 N 300-О и от 20.10.2005 N 372-О).

Европейский суд по правам человека также указывает, что разумные основания подозрения (наличие фактов или информации, убеждающих объективного наблюдателя в том, что подозреваемый мог совершить преступление) являются неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу. Наличие разумных подозрений, что задержанное лицо совершило преступление, является условием sine qua non законности продления срока содержания под стражей, но с течением времени перестает быть самодостаточным. В таких случаях Европейский суд обычно выясняет, оправдывали ли лишение свободы другие основания, приведенные судебными органами. Если такие основания были «существенными» и «достаточными», Европейский суд устанавливает, проявили ли национальные органы «особое усердие» при производстве по делу (см. Постановление Европейского суда по делу Лабита против Италии (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 152 и 153, ECHR 2000-IV);

б) когда санкция уголовно-правовой нормы формально предусматривает наказание большее, чем 2 года лишения свободы, однако в силу прямого требования закона суд обязан его уменьшить при: смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК); неоконченном преступлении (ст. 66 УК); незначительной степени участия лица в совершении преступления (ст. 67 УК); несовершеннолетии обвиняемого (ст. 88 УК); согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (ч. 7 ст. 316 УПК), заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ч. 5 ст. 317.7 УПК).

Например, наказание за покушение на совершение преступления не может превышать трех четвертей максимально возможного (ч. 3 ст. 66 УК). Если максимально возможное наказание — 2 года лишения свободы, то реально возможное — 1,5 года. Следовательно, при обвинении лица в покушении на совершение такого преступления заключение под стражу по общему правилу не допускается.

4. В качестве исключения заключение под стражу может быть избрано и при обвинении (подозрении) в совершении преступления, за которое грозит наказание в виде лишения свободы менее чем 2 года, в одном из четырех случаев, указанных в ч. 1 комментируемой статьи.

Особой разновидностью данного исключения являются случаи, предусмотренные ч. 1.1 ком. статьи. Пленум ВС РФ разъяснил, что перечисленные в ней преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью, учитывая положения п. 1 ст. 2 ГК.

5. Часть 2 комментируемой статьи допускает избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, лишь в исключительных случаях. Такими случаями следует признавать только четыре ситуации, указанные в ч. 1 комментируемой статьи. Иное толкование ухудшит положение несовершеннолетних по сравнению с совершеннолетними обвиняемыми (подозреваемыми), что противоречит смыслу специальной нормы, содержащейся в ч. 2 этой статьи. Заключение под стражу не может применяться к несовершеннолетним обвиняемым, впервые совершившим преступление средней тяжести в возрасте до шестнадцати лет, так как в силу требований ч. 6 ст. 88 УК данным лицам вообще не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

6. Процедура принятия решения об избрании заключения под стражу, предусмотренная в комментируемой статье, применяется также для избрания домашнего ареста (ст. 107), залога (ч. 2 ст. 106), для применения принудительной меры воспитательного характера (ст. 427), для перевода содержащегося под стражей в психиатрический стационар (ст. 435).

7. К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании заключения под стражу прилагаются те материалы, которых, по мнению следователя или дознавателя, будет достаточно для подтверждения наличия условий, оснований, мотивов избрания заключения под стражу и подтверждения невозможности избрания другой меры пресечения. Среди этих материалов должны быть копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т.п.). При этом отсутствие документов, удостоверяющих личность подозреваемого или обвиняемого, не может само по себе служить основанием для отказа в удовлетворении ходатайства (см. п. п. 10 — 11 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). В судебной практике имеются случаи, когда даже приговор выносится в отношении лица, личность которого установлена с его слов.

В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об этом не сделана запись в протоколе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого, к материалам дела прилагается письменное заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника (см. п. 4 Постановление Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

8. В судебном заседании одновременно могут быть рассмотрены ходатайства об избрании меры пресечения в отношении нескольких подозреваемых или обвиняемых по одному уголовному делу, однако это не освобождает суд от обязанности мотивировать свое решение в отношении каждого лица (Определение КС РФ от 23.05.2006 N 154-О).

Часть 6 ком. статьи предусматривает, что прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его. Эта норма нуждается в ограничительном толковании, если лицом, возбудившим ходатайство, является следователь. В соответствии с ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ прокурор перестал давать следователю согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании заключения под стражу и потерял право давать следователю поручение поддерживать данное ходатайство. Поэтому оно может поступить в суд вне зависимости от позиции прокурора. Обязанность прокурора поддерживать ходатайство вопреки своему внутреннему убеждению нарушала бы ряд принципов уголовного процесса (ст. ст. 10, 17 УПК). В этой связи представляется, что личное участие следователя в судебном заседании может разрешить рассматриваемое противоречие: следователь поддерживает свое ходатайство, а прокурор осуществляет надзор за его законностью и обоснованностью. Так, Верховный Суд РФ указывает, что в судебном заседании вправе участвовать руководитель СО, следователь или дознаватель (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). Пункт 1.17 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 предписывает обязательное участие следователей СК РФ в судебных заседаниях по рассмотрению ходатайств о производстве процессуальных и иных следственных действий.

Для решения этой проблемы Приказ Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» (п. 1.6) предписывает прокурору, участвующему в судебном заседании, составлять письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства, которое следует согласовывать с соответствующим руководителем либо его заместителем, а пункт 1.13 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации» указывает на необходимость заблаговременного направления следователем прокурору копии соответствующих материалов для выработки единой правовой позиции.

Роль прокурора как органа надзора позволяет ему обжаловать принятое судебное решение в кассационном и надзорном порядке как против, так и в пользу интересов подозреваемого или обвиняемого.

Рассмотрение ходатайства об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей проводится в открытом судебном заседании, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст. 241 УПК РФ (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»).

Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, как правило, носит неотложный характер (см. ком. к ст. 157), поэтому неявка участников процесса (кроме обвиняемого или подозреваемого) не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Участие защитника в заседании должно быть обеспечено следователем, дознавателем, если в установленном порядке не принят отказ от защитника. В судебной практике допускается продление сроков задержания как для явки вновь назначенного защитника (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22), так и для обеспечения явки законного представителя.

В судебном заседании вправе участвовать потерпевший и его представители (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

9. Часть 4 ст. 108 предусматривает норму о недопустимости «заочного ареста». По общему правилу в судебном заседании о рассмотрении ходатайства об избрании заключения под стражу обязательно участие самого обвиняемого (подозреваемого). Запрет заочного ареста направлен на реализацию международно-правовой нормы: каждое лицо, подвергнутое задержанию или аресту, незамедлительно доставляется к судье (ч. 3 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека).

Если подозреваемый или обвиняемый не доставлен в судебное заседание для участия в рассмотрении ходатайства о его заключении под стражу, суд отказывает в удовлетворении ходатайства. Такой отказ не препятствует повторному обращению с аналогичным ходатайством после создания условий для обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

По сложившейся судебной практике обязанность извещения сторон о времени и месте рассмотрения ходатайства возлагается на должностных лиц, обратившихся с ходатайством.

В целях обеспечения участия обвиняемого в судебном заседании закон предусматривает: а) его задержание на срок до 48 часов, если обвиняемый объявлен в розыск (ч. 3 ст. 210 УПК) (см. ком. к ст. 91); б) привод обвиняемого, который в розыск не объявлен (см. ком. к ст. 113). Если задержание произведено вне места предварительного расследования, то ходатайство о заключении его под стражу может быть рассмотрено судом по месту задержания. Для этого следователь должен прибыть к месту задержания лично или с помощью средств связи передать тому органу, который обнаружил обвиняемого, необходимые материалы для судебного заседания, руководитель которого их заверяет и представляет в суде (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). Однако указанные меры еще не полностью приспособлены для обеспечения очности судебного заседания. Например, в отношении обвиняемого следователь возбудил ходатайство об избрании заключения под стражу, а этот обвиняемый по медицинским показаниям не может присутствовать в суде (находится в реанимации после силового захвата). В таких случаях не предусмотрены ни задержание (так как обвиняемый в розыск не объявлен), ни привод (так как нет неявки его по вызову без уважительных причин). Подобного рода ситуации служат причиной для исключений из запрета «заочного ареста».

10. Закон предусматривает следующие исключения из запрета «заочного ареста»:

а) когда обвиняемый объявлен в международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК). Объявление в международный розыск регулируется подзаконными нормативными актами. Подробнее о розыске см. ком. к ст. 210;

б) в отношении скрывшегося обвиняемого в судебном производстве суд вправе рассмотреть ходатайство о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу без него — ч. 2 ст. 238 УПК (Определение ВС РФ от 19.01.2004 N 88-о03-55);

в) решение о заключении под стражу лица для его выдачи по запросу иностранного государства может быть принято прокурором на основе иностранного судебного решения, в том числе и заочного (ч. 2 ст. 466);

г) когда обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе или имеются иные обстоятельства, исключающие возможность его доставления в суд (болезнь обвиняемого, карантин в месте содержания его под стражей, стихийное бедствие и др.), допускается продление срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого (ч. 13 ст. 109);

д) когда подсудимый добровольно отказался от участия в судебном заседании суда надзорной инстанции, которая избрала данную меру пресечения. Смотрите пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 1 (ред. от 23.12.2010) «О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции».

Исключения из запрета заочного ареста не противоречат праву каждого задержанного незамедлительно предстать перед судом, так как после реального исполнения и применения заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) вправе подать жалобу и участвовать в ее рассмотрении в вышестоящем суде (Постановление КС РФ от 10.12.1998 N 27-П). При этом обвиняемый (подозреваемый) имеет право принести жалобу вне зависимости от фактического исполнения принятого решения о заключении под стражу (Постановление КС РФ от 03.05.1995 N 4-П). При рассмотрении ходатайства о заключении под стражу или продлении его срока в отсутствие обвиняемого в судебном заседании требуется обеспечить участие защитника, который вступает в дело вне зависимости от факта предъявления обвинения (п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК).

Действующий процессуальный закон содержит существенный пробел, так как не запрещает «заочный арест» подозреваемого, если он не задержан в порядке ст. ст. 91 — 92 УПК. С учетом возможности приостановления дела в отношении подозреваемого (ст. 208 УПК) для органов расследования существует «соблазн» заключить под стражу именно подозреваемых. Для этого им необходимо как можно дольше не выносить постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого в отношении лица, уклоняющегося от явки. Это грубо нарушит право на защиту, когда фактически обвиняемый длительное время будет пребывать в статусе подозреваемого, теоретически обладая меньшим объемом прав на защиту. В результате вместо исключительности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК) на практике это может превратиться в правило, причем для самой строгой меры пресечения. При этом неизбежно будут нарушаться условия для избрания мер пресечения (доказанность обвинения). В данном случае необходимо исходить из приоритетных норм Конституции РФ и международного права и не допускать заочного ареста подозреваемых.

11. Согласно принципу состязательности (ст. 15 УПК) сторона защиты должна иметь возможность заблаговременно познакомиться с ходатайством и подтверждающими его материалами (Определение КС РФ от 21.12.2000 N 285-О). Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, отказ защитнику в ознакомлении с документами, которые подтверждают законность и обоснованность применения к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, не допускается (см. Определение от 12.05.2003 N 173-О). Такое ознакомление производится в разумное время, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо о продлении срока его содержания под стражей (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

Закон не предусматривает производства следственных действий в этом судебном заседании, однако должны быть в соответствии с требованием устности (ст. 240 УПК) оглашены материалы, подтверждающие ходатайство об избрании заключения под стражу. Сторона защиты вправе представить свои материалы, опровергающие необходимость в заключении под стражу. В судебном заседании при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продления срока содержания под стражей должен вестись протокол.

12. Продление срока задержания допускается неоднократно, но в целом не более чем на 72 часа (в дополнение к 48 часам основного срока задержания) при одновременном соблюдении следующих условий:

1) при признании судом задержания законным и обоснованным. Об этом см. ком. к ст. ст. 91, 94;

2) при ходатайстве об этом одной из сторон, а не по инициативе суда. Если соответствующая просьба отсутствует, то судья должен вынести постановление либо об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и освободить задержанного, либо об избрании этой меры пресечения;

3) при необходимости и возможности представления органами уголовного преследования дополнительных доказательств обоснованности избрания заключения под стражу или желания стороны защиты представить доказательства необоснованности этой меры. На обвиняемого не возлагается бремя доказывания необоснованности мер принуждения, это его право. Поэтому задержание продляется тогда, когда следователь (дознаватель) докажет, что еще за 72 часа он сможет получить конкретные доказательства, обосновывающие искомую им меру пресечения. Если же за истекающие 48 часов задержания следователь не принимал никаких мер для получения таких доказательств, то подозреваемый должен быть освобожден;

4) при невозможности избрания более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу. Соблюдение данного условия обеспечивается неотложностью ситуации, когда освобождение подозреваемого или обвиняемого реально повлечет невосполнимые утраты для дела (сокрытие этих лиц, уничтожение следов).

Продлевая срок задержания, судья обязан указать дату и время, до которого продлен срок. При непоступлении в установленный срок дополнительных доказательств судья в повторном заседании на основе ранее поступивших материалов разрешает ходатайство по существу (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

В судебной практике допускается продление сроков задержания для явки вновь назначенного защитника, законного представителя и для внесения залога, избранного вместо заключения под стражу (п. п. 9 и 27 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

13. При отказе в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу повторное возбуждение такого ходатайства в отношении того же лица и по тому же обвинению (подозрению) возможно только при возникновении новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в первом судебном заседании (факты ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого), предъявление более тяжкого обвинения и др.). Постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 (п. 9) к таким обстоятельствам относит обеспечение явки в суд подозреваемого или обвиняемого, если в удовлетворении ходатайства об избрании заключения под стражу было отказано в связи с отсутствием подозреваемого или обвиняемого в судебном заседании.

14. В судебных стадиях до обращения приговора к исполнению решение о заключении под стражу выносит суд, принявший дело к производству (ст. 255 УПК). В стадии подготовки дела к разбирательству это решение, а равно и решение об оставлении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу или продлении ее срока не могут быть приняты вне судебного заседания (ст. 231), поэтому они принимаются в порядке, предусмотренном ст. 108, или в ходе предварительного слушания (ст. 234). В судебном разбирательстве заключение под стражу избирается в порядке, предусмотренном ст. 256 УПК.

Решение о мере пресечения суд принимает по ходатайству стороны. Кодекс (ч. 10 ст. 108 УПК) разрешает суду избрать меру пресечения в виде заключения под стражу и по собственной инициативе. Данная норма нуждается в ограничительном толковании в силу принципа состязательности. Состязательность предполагает, что суд действует в рамках требования (обвинения, иска, жалобы, ходатайства) стороны (ч. 3 ст. 15 УПК). Такой же вывод содержится в Постановлении КС РФ от 14.01.2000 N 1-П. Поэтому представляется, что суд не должен избирать заключение под стражу при наличии против этого возражений со стороны обвинения. Это связано и с правом обвинителя отказаться от обвинения или его части. Такой отказ уменьшает обвинение и в соответствующих случаях исключает избрание заключения под стражу. Рассматривая данную проблему, КС РФ подчеркнул, что само по себе право суда ставить и решать по собственной инициативе вопрос об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей не противоречит Конституции РФ, так как не освобождает суд от обязанности выслушать мнения сторон, а стороны не могут быть лишены возможности привести свои доводы (Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П).

15. Потерпевший в соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК вправе обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого вне зависимости от того, принимал ли потерпевший участие в судебном заседании (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

Порядок апелляционного и кассационного обжалования решения о заключении под стражу, установленный новой редакцией ч. 11 ком. статьи ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ, вступает в силу с 01.01.2013.

16. Об уведомлении о месте содержания под стражей см. ком. к ст. 96.

8-926-204-95-95

109544, Москва, Ковров пер., 18

Заключение под стражу, арест.

Помощь адвоката при заключении под стражу (аресте)

Заключение под стражу (арест) в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение, то есть решение суда о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения должно быть мотивировано в отношении каждого из подсудимых. В противном случае возможно возможна отмена такого решения.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

— подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

— его личность не установлена;

— им нарушена ранее избранная мера пресечения;

— он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого (санкция статьи предусматривает наказание свыше 5 лет лишения свободы) или особо тяжкого преступления (санкция статьи предусматривает наказание свыше 10 лет лишения свободы). В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения.

К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК РФ, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

С материалами представленными в суд для обоснования применения меры пресечения в виде заключения под стражу вправе знакомится адвокат привлечённого к уголовной ответственности лица, а так же сам подозреваемый или обвиняемый, в отношении которого рассматривается ходатайство органа предварительного расследования.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника.

Если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки лица в отношении которого рассматривается ходатайство о избрании меры пресечения.

Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.

В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор, либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются мнение других явившихся в судебное заседание лиц.

Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

— об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

— об отказе в удовлетворении ходатайства;

— о продлении срока задержания.

Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению.

Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по апелляционной жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора по правилам, установленным главой 48 УПК РФ.

Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого, при их отсутствии — других родственников, а при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей.

Не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца без продления ареста в судебном порядке.

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 УПК РФ, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление меры пресечения — арест может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 УПК РФ, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 УПК РФ, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) до 18 месяцев.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее, чем за 7 суток до его истечения. Судья не позднее, чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает одно из следующих решений:

— о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи;

— об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

Определение адвокатом фактических обстоятельств уголовного дела, разработка правовой позиции, позволяющей добиться наиболее эффективного результата;

Участие адвоката в ходе следственных действий по уголовному делу, проводимых с доверителем;

Обжалование адвокатом избранной меры пресечения, заявление ходатайств, подача жалоб;

Адвокат задает вопрос в ходе процессуального действия;

Защита адвокатом интересов доверителя в уголовном деле: обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель), осуществляемая адвокатом, в ходе предварительного следствия, дознания;

Как должен вести себя адвокат в суде, различные мнения адвокатов;

Ознакомление адвоката с материалами уголовного дела, участие в судебных разбирательствах, консультирование доверителя без ограничений во времени;

Адвокат, помощь в апелляции, кассации, надзоре при производстве по уголовному делу;

Заключение под стражу

Заключение под стражу — как мера пресечения в российском уголовно процессуальном законодательстве мера процессуального пресечения по уголовному делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, заключающаяся в его временной изоляции до рассмотрения материалов… … Википедия

заключение под стражу — лишение свободы, задержание, арест Словарь русских синонимов. заключение под стражу сущ., кол во синонимов: 3 • арест (12) • … Словарь синонимов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном процессе одна из мер пресечения, заключающаяся в принудительном ограничении свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Применяется только по… … Юридическая энциклопедия

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном процессе одна из мер пресечения; принудительное ограничение свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. Применяется по решению суда или с санкции… … Юридический словарь

Заключение Под Стражу — принудительное ограничение свободы в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, назначаемое как одна из мер пресечения. Применяется в случае, если есть основания полагать, что обвиняемый скроется от… … Словарь бизнес-терминов

Заключение под стражу — см. Арест … Энциклопедия права

Заключение под стражу — одна из мер пресечения, применяемая лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом в отношении обвиняемого (а в исключительных случаях и в отношении подозреваемого). Заключение под стражу допускается только с санкции… … Контрразведывательный словарь

Заключение под стражу — 1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше… … Официальная терминология

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — в уголовном судопроизводстве РФ мера пресечения, сущность которой состоит в лишении свободы путем содержания под стражей обвиняемого (подсудимого, а в исключительных случаях подозреваемого на основаниях и в порядке, определенных у головно… … Энциклопедия юриста

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ — суголовном процессе одна т мер пресечения, заключающаяся в принудительном ограничении свободы (помещение в следственный изолятор) в период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу. В настоящее время… … Энциклопедический словарь экономики и права

Заключение под стражу

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Петрухин, И. Л.
Заключение под стражу как мера пресечения :
Проблемы гуманизации /И. Л. Петрухин.
//Правоведение. -1988. — № 4. — С. 67 — 71
Статья находится в издании «Известия высших учебных заведений:» Материал(ы):

    Заключение под стражу как мера пресечения : Проблемы гуманизации.
    Петрухин, И. Л.

Заключение под стражу как мера пресечения (проблемы гуманизации)

Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, связанная с лише­нием человека свободы, необходимостью подчиняться суровым требованиям режима в местах заключения и определенным правоограничениям.

В инквизиционном процессе заключение под стражу применялось в основном для получения признания.[1] С этой целью обвиняемого истязали, пытали, держали в заточении. Система мер пресечения, предусмотренная советским законодательством, направлена на предупреждение ненадлежащего поведения обвиняемого. Тем не менее заключение под стражу как бы противоречит презумпции невиновности, согласно ко­торой всякий человек считается невиновным, пока обратное не будет доказано и уста­новлено приговором суда. Обвиняемый считается невиновным, но он заключен под стражу. Закономерен вопрос, кем обвиняемый считается невиновным? Ответ одно­значен: государством как субъектом права уголовного наказания. До вынесения приговора государство не лишает обвиняемого социально-экономических, политиче­ских и личных прав и требует обращаться с ним как с невиновным. Эта сторона презумпции невиновности наиболее четко выражена в ст. 6 УПК ГДР, где говорится, что с обвиняемым (в том числе заключенным под стражу) надо обращаться как с невиновным. Заключая обвиняемого под стражу, следователь тоже действует от имени государства. Он поступает так, потому что в определенной мере убежден в ви­новности обвиняемого. Но это убеждение может быть ложным, преждевременным. По­этому государство, устанавливая судебную процедуру признания лица виновным в со­вершении преступления (ст. 160 Конституции СССР), не спешит разделить уверен­ность следователя и- требует тщательной проверки его выводов в условиях гласного состязательного процесса с участием защиты.

Вопрос о том, должен ли следователь быть убежден в виновности обвиняемого, заключая его под стражу, не вполне выяснен. Особенно это касается заключения под стражу до привлечения лица в качестве обвиняемого. Направлять человека в тюрьму без убеждения в его виновности незаконно и неэтично. В то же время следователь должен отдавать себе отчет в том, что следствие еще не закончено, предстоит проверка показаний обвиняемого, не все версии до конца исследованы.

Негативные стороны ареста заключаются в следующем: арест травмирует пси­хику человека, особенно невиновного; лицо отрывается от общественно полезного тру­да по своей специальности, а это дезорганизует в какой-то мере работу учреждения, предприятия, организации, где оно служит; лицо оказывается оторванным от семьи, что отрицательно сказывается на воспитании детей; арест компрометирует человека в глазах соседей, сослуживцев, поскольку в народе распространено мнение, что «не­виновных не сажают» (и это мнение сохраняется даже при последующем освобож­дении обвиняемого из-под стражи); содержание под стражей озлобляет человека (особенно невиновного), настраивает его против правоохранительных органов, по­давляет его волю, склоняет к оговору, самооговору и другим ложным показаниям; некоторые арестованные подпадают под дурное влияние опасных преступников, теря­ют нравственные идеалы; арест приносит вред здоровью человека (особенно страдает психика), причиняет ему и его семье материальный ущерб.

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г . (СССР ратифицировал его в ! 973 г .) установил, что «содержание под стражей лиц, ожи­дающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом» (п. 3 ст. 9). Учитывая все это, к заключению под стражу необходимо прибегать лишь в слу­чаях, когда другие меры пресечения не могут предотвратить нежелательное поведе­ние обвиняемого.

Ф. Э. Дзержинский писал: «Прежде чем арестовать того или иного граждани­на, необходимо выяснить, нужно ли это. Часто можно не арестовывая вести дело, избрав мерой пресечения: подписку о невыезде, залог и т. д. и т. п. . .».[2] К сожале­нию, в отдельные периоды истории Советского государства допускались существенные отступления от этой линии.

Заключение под стражу до сих пор остается одной из самых распространен­ных мео пресечения. Сокращение распространенности заключения под стражу может осуществляться путем: а) декриминализации, т. е. перевода незначительных по сте­пени опасности преступлений в разряд административных проступков; б) снижения строгости санкций в Уголовном кодексе; перехода от мер наказания, связанных с ли-

шением свободы, к другим, более мягким наказаниям, в частности штрафам, и обще­го изменения уголовной политики в сторону дальнейшей ее гуманизации. Только за 1986 г . число лиц, осужденных к лишению свободы, снизилось с 56 до 40%; в) вве­дения новых мер пресечения, которые могли бы стать альтернативой заключению под стражу (домашний арест и надзор милиции); г) сокращения числа преступлений, при совершении которых допускается заключение под стражу по мотивам одной лишь опасности деяния; д) ограничения возможности заключения под стражу обви­няемого случаями, когда инкриминируемое деяние наказывается лишением свободы на срок более двух лет (в настоящее время этот максимум составляет один год);[3] е) полного отказа от ареста до привлечения лица в качестве обвиняемого и его до­проса; ж) недопущения арестов несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет или несовершеннолетних, обвиняемых в преступлениях, наказуемых лишением сво­боды на срок менее 3 лет, беременных и женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, престарелых в возрасте более 70 лет и тяжело больных, а также лиц, совер­шивших преступления по неострожности; з) производства допроса прокурором каж­дого лица, в отношении которого решается вопрос о заключении под стражу, или введения судебного порядка применения данной меры пресечения либо судебного контроля за законностью и обоснованностью арестов; и) допуска защитника к уча­стию в деле с момента первого допроса подозреваемого после его задержания или с момента предъявления обвинения, если задержания не было.

Актуальна и проблема недопустимости произвольных арестов. В данном случае произвол означает усмотрение, не опирающееся на факты, ущемление прав человека путем злоупотребления властью, нарушение неприкосновенности личности, присвое­ние должностным лицом несвойственных ему функций. Против произвольных арестов направлены положения международных правовых актов. Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г . говорится о праве каждого человека на личную неприкосно­венность (ст. 3); при этом установлено: «Никто не может быть подвергнут произ­вольному аресту, задержанию или изгнанию» (ст. 9). Международный пакт о граж­данских и политических правах содержит следующее положение: «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не. может быть под­вергнут произвольному аресту или содержанию под стражей».

Эти положения в полной мере восприняты советским законодательством. Устра­нена имевшая место практика проведения арестов должностными лицами, не наде­ленными следственными и судебными полномочиями. По действующему закону за­ключение под стражу допустимо лишь с санкции прокурора или на основании су­дебного решения (ст. 54 Конституции СССР). Постановление или иное решение об аресте должно быть обоснованным, т.. е. опираться на собранные по делу доказа­тельства, и мотивированным, т. е. содержать аргументы, побуждающие заключить обвиняемого под стражу.

В литературе неоднократно предлагалось вручать обвиняемому копию постанов­ления об аресте и составлять протокол применения мары пресечения в виде заклю­чения под стражу.[4] В этом .документе необходимо зафиксировать факты ознакомле­ния обвиняемого с постановлением об аресте и разъяснения ему его прав (в том числе права иметь защитника). Здесь же должны быть отмечены: точное время аре­ста, заявления, ходатайства и жалобы обвиняемого, связанные с арестом, а также, по возможности, и результаты личного обыска, который проводился в связи с арестом (п. 2 ст. 172 УПК РСФСР).

Уголовно-процессуальный закон (ст. 96 УПК РСФСР) содержит перечень пре­ступлений, при совершении которых допускается заключение обвиняемого под стражу «по мотивам одной лишь опасности преступления». Речь идет о случаях, когда в рас­поряжении следователя, прокурора, суда может и не быть доказательств, подтверж­дающих (хотя бы предположительно) наличие одного из оснований применения дан­ной меры пресечения, указанных в ст. 89 УПК РСФСР. Закон презюмирует, что одна лишь тяжесть совершенного преступления может побудить обвиняемого скрыться, помешать установлению истины и воспрепятствовать исполнению приговора.

Нужно ли сохранять в законе перечень преступлений, влекущих возможность заключения обвиняемого под стражу даже при отсутствии оснований, установленных в ст. 89 УПК РСФСР? К сожалению, ответ должен быть утвердительным. Трудно, а подчас и невозможно найти доказательства, указывающие хотя бы на одно из ос­нований ареста. Но если совершено весьма опасное преступление, караемое смерт­ной казнью или длительным лишением свободы, то вероятность того, что находясь на свободе, обвиняемый скроется или помешает установлению истины, велика.

И все же перечень, установленный в ст. 96 УПК РСФСР, необходимо усовер­шенствовать. Ничем не оправданы и расхождения в объеме аналогичных перечней в УПК союзных республик (например, в РСФСР — 71 состав, а в АрмССР—103 со-

става).[5] Кроме того, существуют разные по объему и содержанию перечни тяжких преступлений (см. 71 УК РСФСР) и опасных преступлений, влекущих заключение под стражу (ст. 96 УПК РСФСР).

В данном случае целесообразно вообще отказаться от перечневого метода пра­вового регулирования, установив правило: заключение под стражу может быть при­менено ввиду особой тяжести совершенного преступления, если за него могут быть назначены смертная казнь или лишение свободы на срок 10 лет и более.

Однако этого недостаточно. Существуют не очень тяжкие преступления, совер­шение которых может повлечь заключение под стражу без особых оснований, ука­занных в ст. 89 УПК РСФСР. Это, например, побег с места ссылки (ст. 186 УК РСФСР), побег из места заключения или из-под стражи (ст. 188 УК РСФСР), злост­ное неповиновение требованиям администрации исправительно-трудового учреждения (ст. 1883 УК РСФСР), нарушение правил паспортной системы (ст. 198 УК РСФСР), злостное нарушение правил административного надзора (ст. 1982 УК РСФСР), зара­жение венерической болезнью (ст. 115 УК РСФСР) и др.

Заключение под стражу ввиду опасности преступления — право, а не обязан­ность следователя, прокурора, суда, которым они должны пользоваться осмотритель­но, в частности, учитывать обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

Более 80% преступлений, совершаемых в последнее время в СССР, не относит­ся к тяжким.[6] Следовательно, база для применения заключения под стражу по мо­тивам одной лишь опасности преступления сужается. Необходимы и самые строгие меры в отношении следователей, которые, не располагая нужными доказательствами, искусственно завышают уголовно-правовую квалификацию деяния с тем, чтобы по­лучить «законное» основание для ареста обвиняемого. Ошибки следователей в квали­фикации деяний влекут необоснованные аресты в 20% случаев применения заклю­чения под стражу.[7] В адрес таких следователей суды должны выносить частные определения.

По данным статистики, 98% арестованных признаются судом виновными. Опи­раясь на эту цифру, некоторые авторы делают вывод об обоснованности и закон­ности подавляющего числа арестов.[8] Однако они не учитывают случаи незаконных и необоснованных арестов, когда судебные приговоры отменяются; уголовные дела пре­кращаются на предварительном следствии; суд переходит на статью закона, не пре­дусматривающую лишение свободы, применяет отсрочку исполнения приговора или условную меру наказания; в момент заключения под стражу не было оснований для применения этой меры пресечения, хотя суд в дальнейшем и признал обвиняемого виновным.

По действующему законодательству (ч. 1 ст. 96 УПК РСФСР) заключение под стражу применяется по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. Значит, если закон предусматривает наказание ровно один год лишения свободы, то заключение под стражу не может быть применено.[9]

Это общее правило нередко утрачивает ценность, ибо в исключительных случаях данная мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за кото­рые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы и на срок не свыше одного года (ст. 96 УПК РСФСР). Последняя норма широко применяется на прак­тике. Официальное толкование понятия «исключительные случаи» в законе отсутст­вует. Следователь обязан особенно тщательно мотивировать необходимость примене­ния этой меры пресечения, доказать исключительность данного случая. Однако на практике такое обоснование нередко отсутствует. Типичны следующие попытки объ­яснить необходимость заключения под стражу в исключительных случаях: 1) повы­шенная социальная опасность лица, выражающаяся в угрозе убийством, уничтоже­ния имущества, занятии бродяжничеством; 2) невыполнение лицом процессуальных обязанностей: неявка по вызовам следователя, прокурора, суда, приводы и т. д.; 3) плохое поведение в быту (пьянствует, дебоширит, не является домой); 4) нали­чие достоверных данных о том, что обвиняемый скрылся или скроется, препятство-

вал или будет препятствовать установлению истины, совершил или совершит пре­ступление.

Рассмотрим описанные ситуации подробнее. Если лицо социально опасно (угро­жает убийством и т. д.), то ему необходимо предъявить дополнительные обвинения и с их учетом решать вопрос о мере пресечения. Когда социальная опасность не до­стигла уровня преступления, оснований для заключения под стражу нет. Неисполне­ние лицом процессуальных обязанностей еще не является основанием для ареста. Но если более мягкая мера пресечения не оказалась эффективной, например, обви­няемый, давший подписку о невыезде, не являлся по вызовам, это можно расцени­вать как невыполнение условий меры пресечения и прибегнуть к аресту. Плохое по­ведение в быту также не может быть основанием для возникновения уголовно-про­цессуальных отношений. Наконец, данных, что обвиняемый может повести себя ненадлежащим образом, недостаточно для заключения под стражу. Иное дело, когда следователь располагает сведениями о том, что обвиняемый уже нарушил условия применения меры пресечения (скрылся, помещал установлению истины, совершил еще одно преступление).

В отношении несовершеннолетних данная мера пресечения применяется лишь в «исключительных случаях» (ст. 393 УПК РСФСР). В результате того, что это поня­тие в законе не раскрыто, исключение превратилось в правило: около половины не­совершеннолетних обвиняемых содержится под стражей. В отношении обвиняемых в возрасте от 14 до 16 лет заключение под стражу вообще не следует применять. Не­обходимо чаще передавать их под присмотр родителей, опекунов, попечителей, а при совершении особо опасных преступлений, наказуемых длительным лишением свобо­ды, — под наблюдение администрации закрытых детских учреждений специального типа.

Следует согласиться с предложением не применять заключение под стражу к лицам, обвиняемым в совершении неосторожных преступлений.[10] У такого рода обви­няемых редко возникают намерения скрыться от следствия и суда, помешать уста­новлению истины или совершить новое преступление. Вопрос о допустимости арестов женщин[11] непрост. К сожалению, среди них есть опасные преступники — расхитители социалистической собственности, убийцы и т. д. Следовательно, решать проблему целесообразно на пути создания для женщин более благоприятных условий содер­жания в следственных изоляторах.

Закон разрешает арест подозреваемых до предъявления обвинения на срок до десяти дней также в «исключительных случаях». И это исключение по указан­ным выше причинам превратилось в правило: до предъявления обвинения содер­жатся под стражей 80—90% лиц, к которым применена эта мера пресечения. Оцени­вая данную норму УПК с позиций сегодняшнего дня, следует признать, что она про­тиворечит демократической природе советского уголовного процесса и подлежит от­мене.

Чаще всего арест производится неожиданно как для самого арестованного, так и для членов его семьи. Последним будет причинен значительный моральный ущерб при внезапном исчезновении близкого им человека и полной неосведомленности о месте его нахождения. Поэтому должностное лицо, заключившее человека под стра­жу в связи с производством расследования по уголовному делу, обязано поставить в известность о произведенном аресте семью или других близких лиц, с учетом просьбы арестованного. К сожалению, в УПК РСФСР и УПК ряда других союзных респуб­лик эта обязанность нг установлена. Но такая норма имеется в УПК УССР, АзССР и др. Достаточно уведомить одного взрослого члена семьи арестованного, проживаю­щего с ним совместно. Если арестованный жил отдельно, то уведомление должно быть направлено кому-либо из его родственников. Желательно спросить у арестован­ного, кого именно из его родственников следует уведомить об аресте. При отсутствии родственников могут быть уведомлены и другие близкие ему лица. Не исключено уведомление об аресте нескольких лиц, если обвиняемый выразил такую просьбу. Кроме того, необходимо сообщить об аресте руководителю предприятия, учреждения, организации, где работает или учится обвиняемый,[12] а если он военнослужащий — со­ответствующему военному командованию.

Уведомление должно быть сначала устным, а затем письменным. Устное сооб­щение, на наш взгляд, должно быть сделано немедленно после ареста (допустим, не позже, чем через три часа), за исключением случаев, когда необходимо произвести обыск, допрос, другие следственные действия до того, как родственники и сослужив­цы обвиняемого узнают, что он арестован. На проведение этих неотложных действий желательно определить срок не более одних суток.

Нужно ли уведомлять родственников и сослуживцев обвиняемого о причинах ареста? Безусловно, однако степень детализации сообщения должна устанавливаться с учетом, что эти сведения иногда могут быть использованы в ущерб следствию.

Закон обязывает орган дознания, следователя, прокурора и суд принять меры попечения о несовершеннолетних детях, остающихся без надзора, и имуществе за­ключенного под стражу (ст. 98 УПК РСФСР). Такая гарантия распространяется и на заключенного под стражу подозреваемого (ст. 90 УПК РСФСР). При этом име­ются в виду дети, состоящие не только в кровном родстве с арестованным, но и усы­новленные, переданные под опеку или на попечение, а также фактически находящие­ся на иждивении и воспитании обвиняемого. Дети в возрасте до двух лет могут быть оставлены при родителе, заключенном под стражу. Этот вопрос необходимо ре­шать с учетом волеизъявления родителей и возможности передачи ребенка на вос­питание кому-либо из родственников.

Явный пробел действующего законодательства — отсутствие нормы о передаче на попечение лиц, находившихся на иждивении обвиняемого до его ареста, — преста­релых родителей и других родственников, тяжелобольных, лиц, находящихся в бес­помощном состоянии.[13]

Дети арестованного могут быть переданы на попечение не только родственни­кам, но и другим лицам, например школьному учителю, врачу, воспитателю детского сада, а также учреждению, например детдому. Важно иметь в виду, что в уголовно-процессуальном законе говорится о передаче детей на попечение не в том смысле, в каком это понятие употребляется в семейно-брачном законодательстве. Речь идет о временном присмотре за ребенком на период действия меры пресечения.[14]

Оформление опеки и попечительства на длительный срок в этих случаях преж­девременно. Но и временные меры попечения о детях орган дознания, прокурор и суд применяют через органы опеки и попечительства соответствующих исполкомов.[15] Целесообразно закрепить обязанность должностных лиц или органов, применяющих арест, выносить постановление (определение) о передаче ребенка обвиняемого на вре­менное попечение до вступления приговора в законную силу. Аналогично должен выть решен вопрос о временном помещении в больницу, дом инвалидов, интернат и т. п. престарелых и больных, находившихся до ареста обвиняемого на его ижди­вении. Постановление о передаче детей, больных, престарелых на временное попе­чение должно быть обязательным для руководителей органов опеки и попечительства, здравоохранения, народного образования. К их компетенции относится конкретное осуществление решения (например, выбор учреждения). Если по делу вынесен обви­нительный приговор с длительным сроком наказания в виде лишения свободы, то находившиеся на иждивении осужденного дети, престарелые, больные должны быть переданы в установленном законом порядке под опеку или попечительство.

Целесообразно составление протокола, фиксирующего факт передачи ребенка, престарелого, больного на временное попечение органам народного образования, здра­воохранения или социального обеспечения, а затем направление в эти органы копии вступившего в законную силу приговора, которым осужден или оправдан обвиняемый, для решения вопроса о дальнейшей судьбе детей, престарелых и больных, находив-‘ шихся до ареста на его иждивении.

Жилище арестованного лица, оставшееся без присмотра, следователь запирает и опечатывает до приведения приговора в исполнение. Имущество обвиняемого, если на него не был наложен арест, передается лицам, указанным обвиняемым. Ответст­венность за повреждение жилища или пропажу находившихся в нем ценных вещей несет государство. Вопрос о возмещении ущерба рассматривается в порядке граждан­ского судопроизводства.

Иногда суд берет под стражу обвиняемого или лицо, в отношении которого он возбудил уголозное дело, прямо в зале судебного заседания, не заботясь о попечении оставшихся без присмотра детей и сохранности имущества арестованного. Такая практика противоречит закону. Перед тем как прибегнуть к аресту обвиняемого (по­дозреваемого), суд обязан выяснить, есть ли у него иждивенцы, имущество и оста­ются ли они без присмотра в случае его ареста. Если вопрос о лишении подсуди­мого свободы и изменении меры пресечения впервые возник при постановлении при­говора, суд должен возобновить судебное следствие и выяснить перечисленные выше обстоятельства.

[1] Гродзинский М. Л1еры пресечения в действующем праве // Еженедель­ник советской юстиции. 1922. № 11. С. 3.

[2] Из истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии. 1917—1921 гг. /Под ред Г. А. Белова, А. Н. Куренкова и др. М., 1958. С. 374.

[3] В ПНР и ГДР предварительный арест допустим, если обвиняемому угрожает ваказание не менее двух лет лишения свободы.

[4] Давыдов В. А. Об усилении процессуальных гарантий обоснованности за­ключения под стражу при расследовании преступлений // Проблемы государства и права. Вып. 8. М ., 1974. С. 167.

[5] Сергеев А. Н. Понятие оснований к применению мер пресечения в виде заключения под стражу // Тр. Омской ВШ милиции МВД СССР. Вып. 14. Омск, 1973. С. 78.

[6] Рекунков А. На страже правопорядка и социальной справедливости // Коммунист. 1986. № 1. С. 42.

[7] Гуляев А. Осторожно: арест! // Советская милиция. 1977. № 2. С. 59.

[8] Чувилев А. Заключение под стражу: законность и обоснованность // Со­ветская милиция. 1973. № 6. С. 42.

[9] В. М. Дмитрук утверждает, что заключение под стражу допустимо, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание не ниже одного года лишения свободы (Дмитрук В. М., Правильное избрание ме­ры пресечения — гарантия неприкосновенности личности // Проблемы правоведения. Вып. 39. Киев, 1979. С. 105). — В данном случае закон истолкован в ущерб интере­сам личности.

[10] Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффек­тивность. Казань. 1981. С. 48.

[12] Именно так решен этот вопрос в УПК ПНР (ст. 220) и УПК ЧССР (ст. 370).

[13] Бурлаков А. Меры попечения о детях заключенного под стражу // Совет­ская юстиция. 1963. № 15. С. 14. — В законодательстве некоторых социалистических стран дан более полный перечень лиц, которые могут находиться на иждивении обви­няемого, подвергнутого аресту. Например, ст. 161 УПК СРР, включает в этот пере­чень лиц, находящихся на попечении, больных и других лиц, нуждающихся в помощи.

[14] Л а р и н А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М„ 1986. С. 97.

[15] Некоторые авторы справедливо отмечают, что процедура передачи на попече­ние детей и имущества арестованного не разработана (см.: Комментарий к Уго­ловно-процессуальному кодексу / Под ред. А. М. Рекункова и А. К. Орлова. М., 1985. С. 182).

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Заключение под стражу

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Заключение под стражу в системе мер пресечения :

Гусельникова, Е. В.

Заключение под стражу в системе мер пресечения : Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Общая: характеристика работы

Актуальность темы исследования.

Соотношение уголовно-процессуального принуждения с охраной прав и законных интересов лиц, подвергающихся принудительному воздействию, имеет важное значение в определении перспектив развития уголовно-процессуального законодательства. Для лица, привлекающегося к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, законность предварительного расследования и судебного разбирательства в значительной мере определяется обоснованностью и целесообразностью применения к нему меры пресечения. В этой связи особенно актуален вопрос о границах, в рамках которых допускается применение в качестве меры пресечения заключения под стражу к лицам, еще не признанным виновными в совершении преступления,

Необходимость дифференциации уголовно-процессуального принуждения предполагает адекватность меры пресечения степени опасности «ненадлежащего» поведения обвиняемого (подозреваемого). Широко распространенная практика применения заключения под стражу (средний показатель обвиняемых, содержавшихся под стражей в 1999 году в изученных регионах составил от 31,8 до 39,6 %) вызывает переполнение следственных изоляторов[1] и, как следствие, ограничение значительного числа прав лиц, содержащихся под стражей. Указанное обстоятельство обусловливает необходимость выявления причин широкого применения заключения под стражу, их анализа с позиции действительной в этом необходимости. Сокращение сферы применения заключения под стражу призвано способствовать обеспечению реализации принципа неприкосновенности личности, увеличению правовой защищенности граждан, организации целесообразного использования материальных ресурсов государства (финансирование следственных изоляторов).

С принятием 12 декабря 1993 года Конституции РФ отдельные нормы действующего уголовно-процессуального законодательства, регулирующие порядок применения заключения под стражу, вошли в противоречие с принципом презумпции невиновности, правом обвиняемого на защиту.

Отсутствие четких формулировок ст.97 УПК РСФСР в редакции Закона РФ от 31 декабря 1996 года ставит перед правоприменителем вопросы о предельном сроке содержания под стражей, полномочиях судей по продлению срока, праве заявления ходатайств о продлении

срока содержания под стражей обвиняемым и его защитником и ряд других.

С ростом преступности увеличилась нагрузка следователей, судей. Указанное обстоятельство приводит на практике к увеличению сроков содержания обвиняемых под стражей не только в стадии предварительного расследования, но и в судебных стадиях процесса. Отсутствие в законе критериев, ограничивающих сроки содержания под стражей в судебных стадиях процесса, ведет в ряде случаев к необоснованно длительному нахождению обвиняемых (подсудимых) в следственных изоляторах (свыше 6 месяцев рассматривались уголовные дела судами субъектов федерации в 1999 году в изученных регионах в отношении 4,4 — 28,7% обвиняемых, содержавшихся под стражей). В условиях переполнения следственных изоляторов особенно актуальна проблема длительного негативного воздействия среды, в которой находятся лица, впервые совершившие преступления.

Являясь одной из мер пресечения, заключение под стражу обладает общими чертами, характерными для мер пресечения, основные аспекты которых рассматриваются в работах Ю.И. Азарова, Н.А. Акинча, Л.Б. Алексеевой, А.Н. Ахпанова, А.Е. Белоусова, M.С. Брайнина, А.Д. Бурякова, С.И. Вершининой, М.М. Гродзинского, З.Д. Еникеева, 3.3. Зинатуллина, А.С. Клюкова, З.Ф Ковриги, В.М. Корнукова, Ф.М. Кудина, A.M. Сербулова, М.С. Строговича и других авторов.

Среди ученых, уделивших внимание проблемам применения заключения под стражу, следует назвать также Б.Б. Булатова, И.Ф. Герасимова, И.М. Гуткина, П.М. Давыдова, А.И. Дальшину, М.П. Евтеева, Ю.А. Иванова, А.О. Кистяковского, Ю.Д. Лившица, П.А. Лупинскую, П.И. Люблинского, П.В. Микляшевского, В.А. Михайлова, И.Л. Петрухина, В.А- Рогожина, А.И. Сергеева, И.В. Смирнова, Д. Тальберга, А.А. Цыпкина, А.А. Чувилева, В.Н. Шпилева, П.Л. Якимова.

Отдельные положения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, высказанные в юридической литературе по проблемам применения заключения под стражу за последнее десятилетие В.Н. Андреевым, Ю.А. Минаковым, В.В. Базуновым, В. Балашкиным, В. Бозровым, В.Н. Галузо, Г.В. Дроздовым, Н.И. Капинусом, Г.Н. Козыревым, Л.М. Лукьяновой, В.А. Михайловым, И.Л. Петрухиным, В.М. Савицким, Ю.К. Стецовским, нашли свое применение в законодательстве.

В современной научной литературе отсутствуют работы, комплексно исследующие вопросы применения рассматриваемой меры пресечения, излагающие анализ норм уголовно-процессуального за-

конодательства с учетом положений, внесенных в закон в соответствии с Постановлениями Конституционного Суда РФ, принятыми в последние годы.

: В проекте УПК РФ, принятом в первом чтении, применение заключения под стражу урегулировано весьма непоследовательно и противоречиво, многие проблемы, связанные с данной мерой пресечения, обойдены вниманием.

Настоящая диссертация представляет собой исследование теоретических и практически значимых проблем применения заключения под стражу как меры пресечения„Комплексное рассмотрение вопросов реализации рассматриваемой меры пресечения во всех стадиях процесса, выявление ее целей и задач, анализ «пробелов» законодательства в вопросах применения, построения правовой модели в новом законодательстве, как представляется, позволяет содействовать созданию реальных механизмов защиты прав; и свобод личности в уголовном процессе, успешному осуществлению задач уголовного судопроизводства.

Актуальность указанных проблем предопределила выбор темы диссертационного исследования.

Основными задачами настоящего исследования являлись:

• изучение системы мер пресечения в уголовно-процессуальном законодательстве и практики ее применения в историческом аспекте;

• выявление возможности восприятия российским законодателем мер пресечения, известных ранее уголовно-процессуальному праву;

• установление правовой природы заключения под стражу как меры пресечения;

• исследование эффективности использования мер пресечения в следственной и судебной практике и определение отношения работников правоохранительных органов к понятию эффективности мер пресечения;

• анализ целей и оснований применения заключения под стражу, сформулированных в российском уголовно-процессуальном законе, их соответствие международным нормам;

• определение критериев исключительности применения заключения под стражу в соответствии с требованиями Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;

• исследование проблем механизма исчисления сроков содержания обвиняемых под стражей;

• выявление причин длительности содержания обвиняемых под стражей и подготовка предложений по устранению указанного недостатка;

• анализ проблем процессуального порядка применения заключения под стражу в уголовном процессе, пробелов, неточностей, неудачных формулировок, допущенных законодателем в правовом регулировании названного вопроса;

• подготовка научно-обоснованных предложений по совершенствованию законодательства и практики применения заключения под стражу как меры пресечения.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили Конституция РФ, международно-правовые документы (Всеобщая Декларация прав человека от 10.12.1948, Международный пакт «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950).

Кроме того, автор основывался на действующих нормативных актах по судоустройству, уголовному, уголовно-процессуальному праву, нормативных актах дореволюционного и советского периодов, работах по теории государства и права, истории России, философии, социологии.

В процессе работы были использованы общенаучные методы диалектического познания: исторический, систематический, сравнительный, анализа, синтеза, статистический, социологический и другие.

Эмпирическую базу исследования составили:

• опубликованные статистические данные по практике Верховного Суда РФ, а также Прокуратуры и МВД РФ за 1994-1999 гг.;

• Статистические отчеты о работе судов первой инстанции в Томской, Кемеровской областях и Алтайском крае за 1994-1999 гг.;

• статистические отчеты по результатам рассмотрения судами жалоб на законность и обоснованность заключения под стражу и продление сроков содержания под стражей по Томской, Кемеровской областям и Алтайскому краю за 1994-1999 гг.;

• статистические отчеты Управлений по исполнению наказаний в Томской, Кемеровской областях и Алтайском крае о количестве лиц, содержащихся в следственных изоляторах за 1994-1999 гг.;

• статистические отчеты прокуратур Кемеровской, Томской областей и Алтайского края о количестве лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений; прекращенных по основаниям, предусмотренным п.п.1, 2 ч.1 ст.5 УПК, уголовных дел в отношении

лиц, содержавшихся под стражей; приостановленных, в том числе по ri.l CT.195 УПК, уголовных дел за 1994-1999 гг.;

• своды статистических сведений по уголовным делам, производившимся в судебных учреждениях за 1847, 1893, 1894, 1895, 1903 гг.;

• материалы 480 архивных уголовных дел, рассмотренных районными судами Новосибирской области за 1996-1998 гг.;

• материалы 200 архивных уголовных дел, рассмотренных Новосибирским областным судом за 1995-1998 гг.;

• материалы 52 надзорных производств Новосибирской областной прокуратуры за 1995-1997 гг.;

• материалы 150 производств по рассмотрению жалоб на арест и продление сроков содержания под стражей, рассмотренных районными судами Новосибирской области за 1997-1998 гг.;

• данные опроса 180 следователей и лиц, производящих дознание, в Томской, Новосибирской областях;

• данные опроса 30 судей Новосибирской области;

• данные опроса 50 осужденных.

Для сравнения полученных результатов использовались материалы исследований, проведенных З.Д. Еникеевым, З.З.Зинатуллиным, В.М. Корнуковым, В. А. Михайловым.

Научная новизна работы заключается в том, что:

• автором предпринята попытка комплексно-системного подхода к рассмотрению вопроса о месте заключения под стражу в системе мер пресечения;

• обоснована необходимость законодательного установления критериев применения определенной меры пресечения, необходимость установления системного перехода от менее тяжкой меры пресечения к более серьезной, по содержащимся в ней ограничениям;

• анализ причин широкого использования заключения под стражу позволил автору выйти с предложением о замене в ст. ст. 5-7, 234 УПК РСФСР ‘термина «лицо, совершившее преступление», на «лицо, привлекавшееся в качестве обвиняемого при производстве по уголовному делу»;

• предлагается законодательно закрепить норму, устанавливающую критерии исключительности применения заключения под стражу к лицам, обвиняемым в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание не выше 2-х лет лишения свободы, а к подозреваемым — независимо от срока возможного наказания;

• обосновывается необходимость исключения из действующего законодательства таких целей заключения под стражу, как обеспе-

чение исполнения приговора; предотвращение действий обвиняемого (подозреваемого), направленных на воспрепятствование установлению истины;

• автором рассмотрена и подвергнута критическому анализу норма, содержащаяся в ч.2 ст. 96 УПК РСФСР, с позиции ее соответствия принципу презумпции невиновности, в части содержания понятия «опасность совершенного преступления» и его соотношения с понятием «тяжесть преступления», а также обоснованности использования ареста по данному основанию при изменении квалификации деяния, в совершении которого обвиняется лицо, содержащееся под стражей;

• обосновано предложение о необходимости закрепления в законе предельного срока содержания под стражей на судебных стадиях процесса.

В работе имеются и другие положения, отличающиеся элементами новизны по своему содержанию.

Практическая значимость работы.

Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы, положения и рекомендации могут быть использованы:

• для проведения дальнейших научных исследований по данной и связанной с ней проблемам;

• при принятии нового уголовно-процессуального кодекса и для совершенствования уголовно-процессуального законодательства;

• для совершенствования практической деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда;

• для обучения студентов на юридических факультетах, а также повышения квалификации прокуроров, следователей, лиц, производящих дознание, и судей.

Тема диссертационного исследования утверждена Ученым Советом Юридического института Томского Государственного университета. Отдельные проблемы данного исследования докладывались автором на научно-практических конференциях в г.Томске (1997,1998г.), региональной конференции в г.Новосибирске (1996г.), Всероссийской научно-практической конференции в г.Кемерово (1997г.), межрегиональном научно-практическом семинаре в г.Барнауле (1998г.), научно-практической конференции в г.Екатеринбурге (1999г.), научных чтениях в г.Новосибирске (1999г.).

Основные положения диссертации опубликованы в 6 статьях, 1 статья находится в печати. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры уголовного процесса Томского государственного университета.

Структура работы определена задачами и логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения.

Основное содержание работы.

Во введении раскрывается актуальность темы, ее разработанность в науке уголовного процесса и освещение в юридической литературе, задачи диссертационного исследования, его методологическая и теоретическая основы, материалы изученной практики, формулируются элементы новизны и положения, выносимые на защиту.

Глава первая « Правовая природа заключения под стражу. Место заключения под стражу в системе мер пресечения» состоит из трех параграфов.

Параграф первый озаглавлен «Заключение под стражу как мера пресечения. Отличие от уголовного наказания в виде лишения свободы».

По содержанию заключение под стражу представляет собой лишение обвиняемого (подозреваемого) свободы. В этой связи отдельные авторы необоснованно рассматривают указанную меру пресечения как элемент уголовной ответственности. В работе приводятся аргументы в опровержение рассматриваемой позиции. В частности, подчеркивается, что если считать использование мер пресечения проявлением уголовной ответственности, то из этого следует, что лицо несет ответственность в случае прекращения производства по уголовному делу или вынесения оправдательного приговора, когда меры были реализованы. Получается, что вопрос о виновности лица в совершении преступления решается не при постановлении приговора, а в момент избрания меры пресечения. Указанное утверждение противоречит положениям Конституции РФ и Декларации прав и свобод человека и гражданина.

В числе причин, позволяющих рассматривать меры пресечения началом реализации уголовной ответственности, автором выделяются: 1) смешение понятий «принуждение» и «ответственность», 2) терминологическая неточность, допускаемая российским законодателем, выражающаяся в применении термина «лицо, совершившее преступление» (ст.ст.5-9, 234, п.2 ст.208 УПК РСФСР). Последнее обстоятельство во многом способствует тому, что заключение под стражу, как и процедура привлечения лица в качестве обвиняемого, рассматривается практическими работниками правоохранительных органов в качестве начала реализации уголовной ответственности. Автором вносится предложение о замене в указанных статьях действующего

уголовно-процессуального кодекса, а также в Ст. ст. 30, 31, 275 проекта УПК РФ термина «лицо, совершившее преступление», на «лицо, обвинявшееся в совершении преступления».

Заключение под стражу не может отождествляться с уголовным наказанием — лишением свободы — прежде всего потому, что последнее — элемент уголовной ответственности, в то время как мера пресечения — уголовно-процессуальный институт. Кроме того, есть отличия по целям применения, кругу лиц, в отношении которых допускается применение, кругу субъектов уголовного процесса, правомочных на избрание рассматриваемых мер государственного принуждения, правовым последствиям применения последних и их правой регламентации.

В работе поддержана идея З.Ф. Ковриги, П.С. Элькинд и других авторов о том, что в отдельных случаях заключение под стражу приобретает форму уголовно-процессуальной ответственности. Заключение под стражу является мерой уголовно-процессуальной ответственности в случае умышленного нарушения обвиняемым (подозреваемым) обязанностей, возложенных на него в связи с применением меры пресечения, не связанной с лишением свободы. Выступая в качестве меры уголовно-процессуальной ответственности, заключение под стражу приобретает характер санкции, направленной на устранение нарушенного процессуально — правового состояния.

Во втором параграфе «Заключение под стражу в системе мер пресечения (исторический очерк)» анализируется законодательное регулирование мер пресечения и практики их применения с XIII в. до настоящего времени.

Автор выделил четыре этапа: период с XIII в. до 1832 (до принятия Свода законов); с 1832 по 1917 гг.; с 1917 по 1958 гг.; с 1958 г . по настоящее время.

До принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 года (далее Устав) законодательно не устанавливались формальные условия применения заключения под стражу. В сравнении со Сводом 1832-1857гг. Устав значительно сузил возможности применения ареста, . . меры пресечения были приведены в систему. В качестве системообразующего признака выступала тяжесть (категория) преступления, в совершении которого обвинялось (подозревалось) лицо, подвергавшееся воздействию меры пресечения.

Несмотря на обилие мер пресечения, введенных Уставом, заключение под стражу выполняло главенствующую роль в обеспечении присутствия обвиняемого при производстве следствия и судебного разбирательства по уголовным делам и применялось в 34,4-44,3% случаев. Отдача под особый надзор полиции имела место в 23,4-

32,2% случаев, отобрание вида на жительство в 18,4-22,0%, залог в 0,9 до 1,1%, поручительство в 3,5 до 6,0%.

В уголовно-процессуальном законодательстве советского периода Произошло расширение полномочий следователя в выборе мер пресечения. В качестве единственного критерия, допускающего применение ареста, стало выступать грозящее обвиняемому (подозреваемому) наказание — лишение свободы. Указанное изменение, тем не менее, не сказалось на показателях, отражавших практику применения ареста. В 1925; 1926 гг. соответственно 16,6% и 15,6% обвиняемых содержалось под стражей. В практике сохранилась зависимость частоты применения рассматриваемой меры пресечения от категории преступления. Выявленное обстоятельство, а также анализ практики применения рассматриваемой меры пресечения в современных условиях, позволили автору работы сделать вывод о необходимости и обоснованности законодательного установления зависимости мер пресечения от категории преступления, в совершении которого обвиняется (подозревается) лицо, подвергающееся воздействию мер уголовно-процессуального принуждения.

Мера пресечения не должна быть более тяжелой по своим последствиям, чем грозящее обвиняемому наказание. Поскольку следователь, лицо, производящее дознание, прокурор на стадии предварительного расследования не могут быть уверены в том, какому наказанию будет подвергнут обвиняемый, представляются допустимым лишь минимальные ограничения личной свободы. Действующий УК РФ определяет лишение свободы в качестве наказания в отношении 391 случая состава преступления, причем применительно к 48,3% правонарушений, лишение свободы предусматривается наряду с другими наказаниями: ограничением свободы, штрафом, исправительными работами, арестом. По мнению автора, при имеющей место в санкции альтернативы заключению под стражу штрафа, представляется правомерным предусмотреть использование в качестве меры пресечения залога; при ограничении свободы, аресте, исправительных и обязательных работах — надзор милиции. В качестве критериев, позволяющих применить в указанных случаях заключение под стражу, следует предусмотреть следующие ситуации: а) обвиняемый не имеет постоянного места жительства; б) не установлена личность обвиняемого; в) лицом нарушены условия ранее избранной Меры пресечения; в) лицо скрылось от органов предварительного расследования и суда.

Автором критикуется выдвигаемая в процессуальной литературе идея включения в действующее уголовно-процессуальное законодательство альтернативы заключению под стражу — домашнего ареста. Это мнение аргументируется анализом применения указанной меры

пресечения в период с 1864 по 1903 гг., а также в 1922 — 1926гг. В то же время в качестве альтернативы заключению под стражу может выступить надзор милиции (аналогия полицейского надзора), который в отличие от иных, не связанных с лишением свободы мер пресечения, создаст реальный контроль за «ненадлежащим» поведением. Недостатки, имевшие место в практике полицейского надзора, являются устранимыми при условии детальной разработки механизма реализации данной меры пресечения.

Параграф 3 «Заключения под стражу в системе мер пресечения современного периода».

Являясь фактически суровее ряда уголовных наказаний, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется к лицу, еще не признанному виновным в совершении преступления, а потому должно носить исключительный характер. Указанный тезис, не подтверждается проведенным исследованием практики.

Средний уровень применения заключения под стражу составил в 1999 году в Кемеровской области 38,4%, : Алтадском крае 3-9,4%, Томской области 31,6%.Выборочное исследование архивных материалов свидетельствует о применении подписки о невыезде в 59,6% случаев, залога — в 0,7%. Автором не установлено ни одного случая применения личного или общественного поручительства.

К числу причин широкого использования заключения под стражу следует относить во-первых, законодательную формулировку, устанавливающую единственным условием, позволяющим применять их арест, грозящее обвиняемому (подозреваемому) наказание в виде лишения свободы свыше 1 года.

В новом УК РФ количество составов преступлений, предусматривающих наказание в виде лишения свободы до 1 года, сократилось с 46 до 9. Перечень преступлений, не предусматривающих наказания в виде лишения свободы увеличен на 23 состава. Значительная часть преступлений, в качестве наказания за которые, предусматривалось лишение свободы до года, перешла в категорию преступлений, наказание за которые составляет лишение свободы до ,2-х лет. Таким образом, содержание ст.96 УПК позволяет в современных условиях потенциально применять заключение .под стражу в 82,2%-случаев от общего числа преступлений, поскольку УК РФ, введенный в действие 1 января 1997 года, содержит лишь 76 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (или 15,9%) и 9 составов (или 1,9%) с наказанием в виде лишения свободы до 1 года.

До введения в действие нового УК РФ потенциальные возможности применения заключения под стражу составляли 74,6% (сюда не включены воинские преступления).

Во-вторых, частота применения заключения под стражу связана с отсутствие в законе критериев, позволяющих определять исключительность применения ареста к лицам, подозреваемым в совершении преступления, несовершеннолетним и лицам, обвиняемым в совершении преступлений, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок менее 1 года. Указанное обстоятельство приводит к тому, что от 29,5% до 84,7% подозреваемых до предъявления обвинения содержатся под стражей. Причем первый показатель отражает применение заключения под стражу органами дознания по делам, отнесенным уголовным законом к категории небольшой тяжести.

В-третьих, высокую эффективность рассматриваемой меры пресечения (79,2% опрошенных практических работников ставят заключение под стражу на первое место по степени эффективности) обеспечивает и сформировавшееся среди правоприменителей мнение о влиянии уровня арестов на качество следственной работы и эффективность организации борьбы с преступностью.

В-четвертых, арест используется в качестве средства раскрытия преступлений и изобличения виновных.

Анализ указанных причин позволил автору сделать некоторые выводы.

В уголовно-процессуальном законе необходимо предусмотреть в качестве условия, допускающего применение заключения под стражу, грозящее обвиняемому уголовное наказание в виде лишения свободы свыше 2-х лет. Внесение данного изменения позволит сократить потенциальные возможности использования ареста до 66,7%, т. е. на 15,6%. Благодаря этому исключится возможность применения рассматриваемой меры пресечения к обвиняемым в совершении преступлений небольшой тяжести.

В отдельных случаях задачи уголовного судопроизводства не могут быть достигнуты без применения заключения под стражу. Автор предлагает закрепить в законе в числе критериев, определяющих исключительность применения заключения под стражу к лицам, обвиняемым в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок менее 2-х лет, к подозреваемым, независимо от грозящего наказания, следующие: 1) Отсутствие постоянного места жительства; 2) не установление личности привлекаемого к уголовной ответственности; 3) нарушение им усло-

вий ранее избранной меры пресечения; 4) сокрытие от органов расследования и суда.

Эффективность в работе определяется как способность содействовать достижению задач уголовного судопроизводства при наименьших затратах. Все меры пресечения могут быть эффективными при достаточном уровне изученности личности обвиняемого (подозреваемого) с позиции возможности прогноза его поведения при производстве по уголовному делу. Результаты выборочного исследования уголовных дел показали, что в 16,1 -18,9% случаев за термином «эффективность» следователи (лица, производящие дознание) скрывают положение об удобстве следствия.

На основании тезиса о влиянии уровня арестов на степень эффективности следственной деятельности и борьбы с преступностью можно полагать, что увеличение случаев заключения под стражу приведет к уменьшению количества производств по уголовным делам, приостановленным по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР.

Анализ практики приостановленных производств по пп.1,3 ч.1 ст. 195 УПК показал отсутствие зависимости качества работы следователей (лиц, производящих дознание) от уровня арестов. Так, применение рассматриваемой меры пресечения органами дознания как Томской области, так и Алтайского края за последние пять лет снизилось на 15,5 и 16,8% соответственно, следовательно, должно было произойти увеличение количества производств, приостановленных по п.1 ч.1 ст. 195 УПК. Однако показатели приостановленных по данному основанию производств не только не увеличились, но, напротив, снизились на 7,9 и 4,4%.[2] Последнее обстоятельство позволяет утверждать, что причину снижения качества следственной работы и борьбы с преступностью следует искать не в увеличении числа арестов, а в более тщательном планировании следственной работы и исследовании характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого) обстоятельств.

Применение заключения под стражу с целью получения доказательств противоречит нормам Конституции (ч. 2 ст. 50), уголовно-

процессуальному законодательству (главам* 5, 6 УПК), в связи с, чем правомерен вопрос об исключении добытого во время такого ареста доказательства при участии обвиняемого как не соответствующего признаку допустимости..

Система мер пресечения в российском уголовном процессе должна строиться по принципу иерархичности, которой предполагает переход от одной меры пресечения к другой в зависимости от степени ограничения личной свободы обвиняемого (подозреваемого). Автором предлагается в УПК РФ закрепить следующую систему мер пресечения: заключение под стражу; задержание; надзор милиции; залог; подписка о невыезде и надлежащем поведении; личное поручительство; передача военнослужащего под надзор командования воинской части; отдача несовершеннолетнего под присмотр; отстранение обвиняемого (подозреваемого) от должности.

Глава 2 « Цели, основания и порядок применения заключения под стражу» состоит из 3 параграфов.

Автор анализирует в параграфе 1 цели применения заключения под стражу, при этом понятия «цели» и «задачи» рассматриваются как тождественные. Вместе с тем, цели применения заключения под стражу производны от задач уголовного судопроизводства.

В работе критикуется позиция Н.А. Акинча, З.Ф.Ковриги, В.А. Рогожина, П.М. Давыдова, П.П. Якимова, В.Н. Шпилева, Д.Д. Бурякова и других авторов, допускающих возможность применения заключения под стражу в иных, не указанных в ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР, целях, как то: исправление и перевоспитание; устранение возмущения общественного мнения против оставления обвиняемого на свободе; обеспечение спокойствия граждан, чести и достоинства потерпевшего; пресечение злоупотребления обвиняемым своими правами; обеспечение сбора доказательств. Применение мер пресечения в указанных целях противоречит принципу презумпции невиновности, ограничивает право обвиняемого на защиту, ставит обвиняемого в положение, когда он вынужден отказаться от реализации права, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ.

Постановка в качестве цели заключения под стражу исправления и перевоспитания лица, в отношении которого применяется рассматриваемая мера пресечения, означала бы, что такое воздействие допускается в отношении лица, вина которого не доказана и который, возможно, будет оправдан судом.

Использование ареста с целью не допустить злоупотребления обвиняемым своими правами умалило бы фактическое значение предоставленных ему законом средств защиты. Отказ от дачи показаний, по

мнению В.Н. Шпилева[3], может рассматриваться как злоупотребление правом. В таком случае становится возможным применение ареста с целью заставить дать показания, что противоречит содержанию ст. 51 Конституции РФ.

Получение доказательств как цель применения заключения под стражу противоречит нормам действующего уголовно-процессуального законодательства. Способы собирания ( добывания) доказательств исчерпывающе изложены в главе 5 УПК РСФСР. Предотвращение действий, направленных на уничтожение доказательств, воздействие на свидетелей, потерпевших охватывается понятием «предотвращение действий, направленных на воспрепятствование установлению истины».

По мнению автора, подлежат исключению из норм действующего уголовно-процессуального законодательства такие цели применения ареста, как обеспечение исполнения приговора и предотвращение совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, направленных на воспрепятствование установлению истины по уголовному делу: во-первых, наличие указанных целей противоречит Европейской Конвенции о защите прав человека и свобод ( ст. 5 (с)). Во-вторых, обеспечение исполнения приговора является частным проявлением установленной уголовно-процессуальным законодательством цели не допустить сокрытия (побега) обвиняемого (подозреваемого) от органов предварительного расследования и суда. Действия обвиняемого, направленные на воспрепятствование исполнению приговора(уничтожение, повреждение и сокрытие имущества), в связи с которыми приговором суда обвиняемому может быть определено наказание, связанное с имущественными ограничениями прав, предупреждаются иной мерой уголовно-процессуального принуждения — наложением ареста на имущество (ст. 175 УПК). В-третьих, такая цель ареста, как предотвращение действий, направленных на установление истины по уголовному делу, сформулирована в действующем уголовно-процессуальном законодательстве широко. К числу действий, направленных на воспрепятствование установлению истины, относятся не только действия обвиняемого (подозреваемого) по уничтожению, искажению или сокрытию доказательств, но и отказ от дачи показаний, дача заведомо ложных показаний. Указанная цель позволяет рассматривать арест как один из психологических способов принуждения обвиняемого (подозреваемого) к отказу от реализации предоставленных законом прав.

Автором внесено предложение о включении в проект УПК РФ сформулированных Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод целей применения мер пресечения с некоторыми изменениями. Европейская Конвенция не рассматривает в числе це- ( ( , лей воспрепятствование возможности совершения действий, направленных на уничтожение, сокрытие, искажение доказательств, не отнесенных уголовным законом к числу преступные. Данное положение, будучи введенным в российское законодательство, явится существенным пробелом в правовом регулировании целей мер пресечения. Представляется необходимым сформулировать норму следующего содержания: «При наличии достаточных фактических данных, дающих основание полагать, что обвиняемый (подозреваемый) скроется от дознания, предварительного следствия или суда или будет заниматься преступной деятельностью, а также для пресечения совершения им действий, направленных на уничтожение, сокрытие и искажение доказательств.

Параграф 2 «Основания ареста и обстоятельства (мотивы), учитываемые при применении заключения под стражу».

В качестве оснований применения ареста могут выступать лишь конкретные жизненные обстоятельства, свидетельствующие о возможности совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, для предотвращения, которых избирается рассматриваемая мера пресечения. Основаниями не могут выступать абстрактные предположения о возможном «ненадлежащем» поведении данного лица. Критерий «вероятность», употребляемый законодателем в ч.1 ст. 89 УПК, характеризует возможность наступления события, для предотвращения которого избирается одна из мер пресечения, а не основания, которыми обосновывается ее избрание. Предложенная в юридической литературе необходимость исключения слова «полагать» из законодательной формулировки оснований применения мер пресечения, по мнению автора, недопустима, т.к. будущее может быть всегда определено с определенной долей вероятности и не может быть установлено достоверно.

Применение заключения под стражу может быть осуществлено лишь в рамках правоотношений, урегулированных нормами уголовно-процессуального права. Автором высказано мнение о том, что для обоснования решения о применении заключения под стражу может быть использована лишь доказательственная информация. Информация, полученная оперативно-розыскным путем, может быть использована для обоснования необходимости применения заключения под стражу после ее закрепления и оценки в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Наличие опосредованной связи применения мер пресечения с совершенным преступлением, тем не менее, не позволяет рассматривать в качестве оснований применения мер пресечения фактические данные, обосновывающие обвинение (подозрение). Данный вывод следует из анализа норм, содержащихся в ч.1 ст. 89 и ст. 92 УПК.

В работе критикуется положение, закрепленное в действующем уголовно-процессуальном законе в соответствии с которым опасность совершенного преступления рассматривается как самостоятельное основание применения заключения под стражу. Существование ч. 2 ст. 96 УПК допускает применение заключения под стражу к каждому четвертому обвиняемому. В перечень, предусмотренный ч, 2 ст., 96 УПК РСФСР, включены не только тяжкие и особо тяжкие преступления, но и преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 157, ч.2 ст.199, ч.2 ст. 208, ч. 2 ст. 212, ч.1 ст. 290 УК РФ).

Наряду с противоречием принципу презумпции невиновности основания применения заключения под стражу, предусмотренного ч. 2 ст. 96 УПК, автором приводится следующий довод о необходимости его исключения из уголовно-процессуального законодательства. Как правило, после предъявления обвинения, осуществляемого предварительным расследованием, выясняются и устанавливаются обстоятельства, которые ранее не были известны. При этом не исключено, что действия, вменяемые в вину, первоначально квалифицированные по статье УК, содержащейся в перечне, предусмотренном ч. 2 ст., .96 УПК, будут переквалифицированы по статье, в него не включенной. Предъявление обвинения с так называемым практическими работниками «запасом» явление распространенное. Следователи пытаются заручиться гарантией от направления уголовных дел прокурором и судом на дополнительное расследование. В таких случаях лицо, привлекающееся в качестве обвиняемого, содержится под стражей необоснованно и оказывается в худших условиях, чем обвиняемый (подозреваемый) в совершении преступления, не включенного в перечень, предусмотренный ч.2 ст.96 УПК.

Автор не согласен с мнением И.Л. Петрухина о необходимости установления в законе правила, допускающего применение ареста по мотивам тяжести преступления^ о обвинению лица в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет). Внесение в закон предложения И.Л. Петрухина позволит, исключив 5 составов, отнесенных уголовным законом к числу преступлений средней тяжести, распространить применение ч. 2 ст. 96 УПК еще на 50 составов. В работе поддержана идея, выдвинутая В.А. Михайловым, полагающим необходимость сохранения возможности применения ареста по мотивам тяжести пре-

ступления в регионах, пораженных социальными, межнациональными конфликтами, гражданской войной.

Анализ взглядов на проблему определения оснований применения мер пресечения позволил автору работы предложить следующую редакцию ч.1 ст. 89 ПК: «При наличии достаточных фактических данных, дающих основание полагать, что обвиняемый (подозреваемый) скроется от дознания, предварительного следствия или суда или будет заниматься преступной деятельностью, а также совершит действия, направленные на уничтожение, сокрытие или иное искажение доказательств, прокурор, лицо, производящее дознание, следователь или суд вправе применить в отношении обвиняемого (подозреваемого) одну из мер пресечения, предусмотренных частью второй настоящей статьи».

Исследование материалов практики свидетельствует о необходимости усиления прокурорского надзора за деятельностью по изучению данных, характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого) при избрании заключения под стражу. Более чем в половине постановлений об избрании рассматриваемой меры пресечения данные, характеризующие личность, отражены недостаточно полно или вообще не отражены. В то же время, в 80% постановлений о применении подписки о невыезде указанного недостатка не отмечено.

В параграфе 3 « Порядок применения заключения под стражу» рассматривается процедура получения санкции на арест, осуществление судебного контроля за ограничением неприкосновенности личности.

Круг субъектов уголовного процесса, принимающих решение об избрании заключения под стражу в отношении обвиняемого (подозреваемого), определяется стадией уголовного процесса, на которой возникает необходимость ограничения свободы такого лица. Статья 89 УПК содержит исчерпывающий круг лиц, наделенных правом применения ареста. Применение ареста лицом, производящим дознание, следователем обусловлено необходимостью получения санкции соответствующего прокурора. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не требует утверждения постановления о применении ареста, вынесенного лицом, производящим дознание, начальником органа дознания. В ч. 2 ст. 127 1 УПК предусмотрено право начальника следственного отдела давать указания о производстве следственных действий и производстве предварительного следствия. Однако отсутствует указание на право осуществления начальником следственного отдела надзорных функций за применением лицом, производящим дознание, мер пресечения. В то же время в п. 3 ст. 211 УПК законодатель делает такую оговорку в отношении проку-

рора. Указанное обстоятельство позволяет заключить, что, наделяя начальника следственного отдела правом утверждения постановления о заключении под стражу, вынесенного лицом, производящим дознание, законодатель закрепил бы. его в ч.2 ст.127 1 УПК.

Практику утверждения постановления об аресте указанными должностными лицами следует считать незаконной. Незаконной также следует считать практику утверждения постановления о применении ареста начальником органа внутренних дел. Указанное должностное лицо, согласно нормам действующего УПК, не является начальником органа дознания.

Неурегулированность в действующем уголовно-процессуальном законе вопроса о форме отказа прокурора в предоставлении санкции на арест создает проблему, связанную с реализацией следователем (лицом, производящим дознание) права на обжалование такого решения надзирающему прокурору. Из 80 отображенных письменно отказов в предоставлении санкции на заключение обвиняемого под стражу 76% оформлялись резолюцией на постановлении, 24% — в форме мотивированного постановления. В практике имеют место случаи отсутствия письменного отображения отказов прокуроров в предоставлении санкции на арест и изъятия из материалов уголовных дел таких постановлений (об этом свидетельствуют 13,8 % опрощенных). Решение об отказе в предоставлении санкции на арест должно иметь письменное оформление.

Уголовно-процессуальное законодательство предоставляет право по избранию заключения под стражу лицом, производящим дознание независимо от его формы.

Решение о санкционировании заключения под стражу принимается прокурором, т. е. должностным лицом, отвечающим за качество предварительного расследования. Прокурор в ряде случаев поддерживает следователя при принятии им недостаточно обоснованного решения. Указанный тезис подтверждается следующими показателями: из 50 уголовных дел, по которым судом удовлетворены жалобы на незаконность арестов, в 27,7 % случаев производства в дальнейшем прекращались за недоказанностью участия лица в совершении преступления и по другим основаниям, предусмотренным ст. ст. 5, 9 УПК.

Введение судебного контроля за арестами является необходимой мерой, связанной с реализацией норм Конституции РФ (ст. 22). Судебный контроль не только не ослабляет правовые гарантии неприкосновенности личности и не препятствует достижению задач уголовного судопроизводства, но, напротив, направлен на усиление этих

гарантий.[4] Данный тезис подтверждается анализом деятельности судов по проверке законности и обоснованности арестов и продления сроков содержания под стражей обвиняемых (подозреваемых) в порядке, предусмотренном ст. 220 1 -220² УПК (судами удовлетворяется от 15,1 до 24,9 % заявленных ходатайств об отмене незаконных и необоснованных арестов).

Не подтверждаются опасения противников судебного контроля о массовых нарушениях обвиняемыми, освобожденными из-под стражи, процессуальных обязанностей. Так, из 43 обвиняемых, освобожденных судом из-под стражи, в порядке, предусмотренном ст.220 2 ;н. УПК, ни один не совершил новых преступлений, лишь 7 (или 16,2%) скрылись от органов предварительного расследования, а еще 5 (или 11,6%), по мнению следователей, совершали действия, направленные на воспрепятствование установлению истины.

Единоличное принятие решения о заключении под стражу в отсутствие лица, в отношении которого оно избирается, существенно нарушает права указанного лица, не имеющего возможности оценить выводы в обоснование данной меры пресечения. До приведения норм уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ в части, касающейся введения судебного порядка ограничения неприкосновенности личности, автор предлагает предусмотреть в действующем законе норму, согласно которой наделить правом участия в процедуре принятия прокурором решения о даче санкции на арест, лицо, в отношении которого данная мера пресечения избирается, а также его защитника.

Анализ процессуального порядка процедуры предоставления санкции на заключение под стражу, изложенного в проекте УПК РФ, свидетельствует о необходимости устранения недостатка, заключающегося в отсутствии обязанности лица, возбудившего ходатайство о заключении под стражу, извещать обвиняемого, его защитника и законного представителя о сроках рассмотрения такого ходатайства судом.

Глава III «Сроки содержания обвиняемых (подозреваемых) под стражей» состоит из двух параграфов.

Первый параграф озаглавлен «Исчисление сроков содержания обвиняемых (подозреваемых) под стражей».

Заключение под стражу связано со значительными ограничениями прав лиц, подвергающихся воздействию данной меры пресечения. Указанная мера пресечения должна носить исключительный характер, а если и применяться, то на незначительное время.

Действующее законодательство устанавливает поэтапное продление сроков содержания обвиняемых под стражей в стадии предварительного расследования, устанавливая предельные рамки.

Предельный срок содержания обвиняемых под стражей в России не был неизменным и устанавливался лишь для стадии предварительного расследования. Впервые его закрепление было осуществлено в УПК 1923 г . С 1923 г . до 1960 г . (принятие УПК) происходит процесс увеличения предельного срока от 3 до 9 месяцев. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 года Генеральный прокурор СССР был наделен правом продления срока содержания обвиняемых под стражей до полутора лет. Время ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела не учитывалось при исчислении срока содержания под стражей.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июля 1996 года указанное положение уголовно-процессуального закона признано противоречащим ст. 22, ч. 2 п. 6 раздела 2 Конституции РФ.[5] 31 декабря 1996 года на основании названного Постановления Конституционного Суда РФ был принят закон, устанавливающий предельный i срок содержания обвиняемых под стражей.

Нечеткость формулировок в указанном законе, а также сохранение редакции ч. 7 ст. 97 УПК вызывает ряд вопросов, связанных с определением предельного срока содержания под стражей, правомерно поставленных В. Савицким, А. Лариным, В. Налимовым и другими учеными. Некоторые разъяснения по применению чч4-6 ст. 97 УПК содержатся в Определении Конституционного Суда от 25 декабря 1998 года.[6] Согласно п. 6 мотивировочной части указанного Определения действующая редакция ст. 97 УПК не предусматривает возможность повторного, в т. ч. после дополнительного расследования, обращения прокурора в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей того же обвиняемого в период его ознакомления с полученными в результате дополнительного расследования материалами дела. Предельный срок содержания обвиняемых под стражей

при производстве предварительного расследования не может превышать 2-х лет.

Установление законодателем предельного срока содержания обвиняемого под стражей является оправданной и необходимой мерой, создающей реальную возможность предотвращения широко распространенных случаев длительности содержания под стражей. В- целях предотвращения случаев злоупотребления обвиняемыми своим правом на ознакомление и умышленного затягивания такого ознакомления с материалами дела в законодательстве необходимо предусмотреть норму следующего содержания: «При установлении фактов умышленного затягивания обвиняемым ознакомления с материалами уголовного дела, судья вправе не зачесть это время в срок содержания под стражей».

Использование в ст. 97 УПК для определения полуторалетнего срока содержания под стражей термина «предельный» является неточным по смысловому выражению. В целях устранения разночтений при определении предельного срока содержания под стражей следует поместить ч.3 ст. 97 УПК за частями 4-6.

Существование ч.7 ст. 97 УПК обусловлено необходимостью установления упрощенной процедуры продления срока содержания обвиняемого под стражей и не дополняет предельный срок содержания под стражей, установленный ч.2 ст. 97 УПК. Ее редакцию следует признать неудачной. Для устранения различных толкований нормы о предельном сроке содержания обвиняемых под стражей следует внести изменения в ст. 97 УПК в части, касающейся полномочий надзирающего прокурора по продлению срока ареста при возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования. Часть 7 ст. 97 предлагается изложить в следующей редакции: «При возвращении судом для дополнительного расследования уголовного дела, по которому срок содержания обвиняемого под стражей, установленный прокурором до направления дела в суд истек, а оснований для изменения меры пресечения не имеется, суд, вынесший решение о направлении дела на дополнение расследования, продлевает срок содержания под стражей, но не более, чем на один месяц. Такое продление не может превышать предельного срока содержания под стражей. Дальнейшее продление срока осуществляется в общем порядке».

Отсутствие законодательного закрепления сроков содержания обвиняемых под стражей в судебных стадиях процесса влечет широко распространенное нарушение прав обвиняемых. Причины нарушения судами сроков рассмотрения дел носят субъективный характер и свя-

заны с недостатками в организации процесса. В частности связано с несвоевременным вручением копий обвинительных заключений — 8%, с занятостью судьи в другом процессе — 15,7 %, с болезнью судьи — 4,9%, с нахождением судьи в отпуске — 14,7 %, не доставлением обвиняемых конвоем — 6,4 %. Отсутствие в законе санкций за нарушение обязанностей по рассмотрению уголовных дел в сроки, установленные законом, является причиной большинства нарушений. Автор предлагает в уголовно-процессуальном законе закрепить норму следующего содержания: «Срок содержания обвиняемого под стражей при досудебном производстве и в судебных стадиях процесса до вступления приговора в законную силу по делам, отнесенным уголовным законом к категории небольшой и средней степени тяжести, не может в совокупности превышать 2-х лет. В совокупности со сроками предварительного расследования срок содержания под стражей в судебных стадиях процесса по делам о преступлениях, отнесенных уголовным законом к категории тяжких и особо тяжких, не может превышать 5 лет».

Автор вносит предложение о необходимости включения в уголовно-процессуальный закон статьи о порядке исчисления сроков содержания обвиняемых под стражей. Предлагается следующая ее редакция: , °

«1. Срок содержания под стражей исчисляется с момента фактического заключения обвиняемого (подозреваемого) под стражу до вступления приговора в законную силу.

2. В срок содержания под стражей засчитывается время задержания лица в качестве подозреваемого, время принудительного нахождения в психиатрическом и ином лечебном учреждении в связи с производством по делу.

-3, В случае повторного заключения под стражу обвиняемого (подозреваемого) по одному и тому же делу, а также по соединенному с этим и выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей следует исчислять с учетом времени, проведенного под стражей ранее.

4. При возобновлении прекращенного или приостановленного производством уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей учитывается время нахождения обвиняемого (подозреваемого) под стражей до прекращения или приостановления уголовного дела.

-5. При отмене приговора в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении лица, отбывающего наказание’ в виде лишения свободы, в срок содержания под стражей включается время с момента фактического заключения под стражу.

6. При исчислении срока содержания под стражей в досудебном производстве следует учитывать время с момента фактического заключения под стражу до направления уголовного дела с утвержденным обвинительным заключением постановлением о применении принудительных мер медицинского характера в суд.

7. При исчислении срока содержания под стражей в судебных стадиях процесса подлежит учету время с момента направления дела прокурором в суд до вступления приговора в законную силу. Время содержания обвиняемых под стражей в стадии назначения судебного разбирательства, кассационного производства не должно превышать установленные для данных стадий процесса сроки».

В параграфе 2 рассматриваются основания и порядок продления сроков содержания обвиняемых под стражей.

Основания продления сроков содержания обвиняемых под стражей и сроков следствия едины. В качестве условия, подлежащего обязательному обоснованию при. продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, является отсутствие оснований для изменения или отмены меры пресечения. Оговорка об указанном условии должна быть сделана в уголовно-процессуальном законе применительно к продлению всех сроков содержания под стражей.

Анализ законодательства позволил автору выделить следующие основания к продлению сроков содержания обвиняемых под стражей:

1) невозможность закончить расследование в течение двухмесячного срока содержания обвиняемого под стражей и отсутствие при этом оснований для изменения меры пресечения, когда срок содержания под стражей продлевается до трех месяцев;

2) особая сложность дела, когда срок ареста продлевается до шести месяцев;

3) исключительность ситуации, при этом только в отношении обвиняемых в совершении тяжких преступлений, когда срок ареста продлевается до одного года либо до полутора лет;

4) невозможность ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения предельного (полуторалетнего) срока либо необходимость удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия при продлении срока содержания обвиняемого под стражей до двух лет.

В законодательном порядке следует установить критерий, ограничивающий продолжительность ареста при производстве расследования преступлений, отнесенных законом к категории небольшой тяжести двумя месяцами, допустив продление срока ареста до 3-х месяцев лишь в отношении обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких. Следует допустить продле-

ние срока ареста свыше 6 месяцев лишь в отношении лиц, обвиняющихся в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. К указанному выводу автора привел анализ практики (содержание обвиняемых под стражей свыше 6 месяцев среди лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, составляет 20,8%, среди совершивших преступления средней степени тяжести — 3, 4%).

Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве механизма продления сроков содержания обвиняемых под стражей привело к его закреплению на уровне внутриведомственных актов. Отдельные положения последних не соответствуют общим нормам уголовно-процессуального закона. Применительно к субъектам, участвующим в продлении сроков прокурорами, следует отметить недопустимость согласования постановлений о возбуждении ходатайств с руководителями следственных аппаратов и подразделений, а также с руководителями управлений и министерств внутренних дел, равно как проведение по вопросам продления сроков содержания под стражей обвиняемых оперативных совещаний и коллегий. Правом процессуального контроля за деятельностью лиц, производящих дознание и следствие, обладают установленные законом должностные лица — начальники следственного отдела (отделения, управления) и их заместители, прокурор. Сопроводительные письма, приобщаемые к ходатайствам о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей не могут быть отнесены к процессуальным документам и не имеют силу последних.

Процедура продления сроков содержания обвиняемых под стражей должна быть аналогичной даче санкции на арест. Оформление указаний прокурора о продлении срока в сопроводительном письме недопустимо. Решение данного должностного лица должно быть облечено в процессуальную форму, в т.ч. позволяющую это решение обжаловать.

В проекте УПК РФ следует конкретизировать судебный порядок продления сроков ареста. Во-первых, предусмотреть срок представления ходатайств о продлении содержания обвиняемых под стражей. Оправданным с позиции сформировавшейся практики следует признать срок в 10 суток. Во-вторых, следует предусмотреть срок рассмотрения таких ходатайств судом. Проект УПК предусмотрел его лишь применительно к продлению срока содержания под стражей свыше 18 месяцев.

Установленная в ч. 6 ст. 97 УПК норма позволяет утверждать об ограничении прав обвиняемого и его защитника на заявление ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Замена разъеди-

нительного союза «или» на соединительный «и» в данной норме устранит обозначенную проблему.

В законодательном порядке следует закрепить норму, обязывающую лицо, заявляющее ходатайство о продлении сроков содержания под стражей, представлять копии процессуальных документов обосновывающих необходимость такого ходатайства.

В заключении сформулированы общие результаты проведенного исследования, полученные выводы и предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Положения Диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Некоторые вопросы ответственности должностных лиц органов дознания, прокуратуры и суда за нарушения уголовно-процессуального законодательства// Формирование правовой системы России. Проблемы и перспективы. — Новосибирск, Наука, 1997. С. 204-205.

2. Ответственность участников уголовного судопроизводства по проекту УПК// Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. Материалы Всероссийской научно-практической конференции — Кемерово, 1997. С. 140-142.

3. К вопросу об уголовно- процессуальной ответственности// Актуальные проблемы правоведения в современный период.- Часть. 3 — Томск, 1998. С. 73-74.

4. Предельный срок содержания под стражей при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел// Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. — Екатеринбург, 1999. С. 171-173.

5. К вопросу о целях и основаниях применения меры пресечения — заключение под стражу// Достоинство человека: от философско-правовой идеи к конституционному принципу современного государства. Материалы межрегионального научно-практического семинара. — Барнаул, АГУ, 1999. С. 152-154.

6. Заключение под стражу как мера пресечения: современность и перспективы// Современные проблемы юридической науки. — Томск, ТГУ.2000.С. 127-131.

[1] В 1999 году следственные изоляторы Алтайского края были переполнены на 84,3 -116,4 %; Кемеровской области — на 27,4 — 101,2 %; Томской области — на 66,7%.

[2] В литературе отмечается, что там, где умело организована практика применения мер пресечения, даже незначительное уменьшение (например, на 13,6%) или более редкое применение ( на 18 -20, 37% меньше) арестов, не влечет ослабление борьбы с преступностью. См., например: Чувилев А. А. Организация расследования преступлений. М., Академия МВД СССР. 1977. Вып. 3. С. 49-50: Ясинский Г. Применение новых норм уголовного и уголовно- процессуального законодательства// Соц. Законность. 1979. № 2. С. 24; Смуров А. В. Совершенствование организационного руководства судами области// Сов. Юстиция. 1984. № 9. С. 24.

[3] Шпилев В. Н. Участники уголовного процесса. Минск. 1970. С.73.

[4] Судебный порядок выдачи ордера (приказа) на арест существует во многих государствах (США, Англия, ФРГ, Индия, Франция и другие). Известно, что в дореволюционной России правом заключения обвиняемых под стражу пользовались не прокуроры, а судебные следователи и суды. В СССР вплоть до 1929 года существовал судебный порядок заключения под стражу.

[5] Собрание законодательства РФ. 1996. № 26. Ст. 3185.

[6] Собрание законодательства РФ. 1999. № 4. Ст. 230.

Сопутствующие материалы:
| Персоны | Защита диссертаций

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *