Зухра Инат — полная биография

Зухра Инат — полная биография

Зухра Шарифуллина

Зухра Инат - полная биография

Артист турында:
Зухра Шарифуллина (Зөһрә Шарифуллина) Татарстан Республикасының атказанган артисты. Зур сәхнәгә 1980-нче елларда Зухра ханым Илһам Шакиров белән чыга. Илһам Шакировны ул үзенең укытучысы дип саный.

Зухра Шарифуллина 1995нче елда Казан Дәүләт Мәдәният һәм сәнгать университетына, социаль-мәдәни эшчәнлек факультетына укырга керә, 2000нче елда аны уңышлы итеп тәмамлый.

Хәзер Зухра ханым Габдулла Тукай исемендәге Татар дәүләт филармониясендә солист-вокалист булым эшли.

Зухра Шарифуллинаны бергенә мәртәбә ишеткән кеше аның җырлары онытмаслык матур, моңлы икәнен белә. Ул иске музыкаль әсәрләрне дә ,яңа милли койләрне дә искиткеч итеп башкара. Зухра Шарифуллинаның җырлавын яратучылары арасында иң таныклы кешеләр – Татарстан республикасы президенты, медиа-персоналар.
Зухра ханым фикеренчә, “Татар җыры” фестивале яшь җырчылар өчен бик мөһим нәрсә, чөнки монда тамашачылар үз йолдызын сайлылар. Нәкъ менә шулай үз вакытында тамашачылар Зухра Шарифуллинаны да сайладылар

сайт нижегородской целительницы Надежды

Приглашаем на on-line проект : «Зарядись Энергией»! здесь

Значение имени Зухра.
Зухра. Женское имя

Происхождение имени Зухра. Имя Зухра татарское, мусульманское.

Имя Зухра имеет несколько толкований. По самой распространённой версии — в переводе с арабского имя Зухра означает «блестящая, красивая, яркая», считается, что это имя является аналогом Венеры. С узбекского языка имя Зухра переводят как «утренняя заря» или же «лучезарная, сияющая». Есть версии перевода этого имени – «цветок».

Девушки с этим именем капризны и добиваются своего любым способом, могут даже устроить истерику на публике. Это очень целеустремленная натура, достигнув одной цели, тут же ставит перед собой другую. Они очень обязательные и старательные во всем.

Для Зухры характерна обособленность от внешнего мира, развитое воображение и интуиция. Такой человек иногда старается уйти от проблем, как страус, пряча голову в песок. В своем духовном развитии она стремится достичь высшей ступени. Но ей не стоит строить утопических планов и помнить, что не всякая правда может быть высказана.

Зухра, рожденная зимой, очень импульсивна и упряма, поэтому всегда завершает то, что задумала. Ее жизнь – это постоянное стремление к победе. Друзей выбирает себе очень тщательно.

Зухра, рожденная весной, очень чувствительная натура с развитой интуицией, по натуре интриганка. Очень нерешительная, она предпочитает наблюдать. Обладая средними способностями, она постоянно совершенствует свои знания и умения. Обладает хорошей реакцией и чувством юмора, иногда черного. Для нее очень важно мнение окружающих. Старается преуспевать во всем, но это не всегда удается. Довольно легкомысленно относится к деньгам, поэтому быстро все тратит.

Среди коллег по работе пользуются авторитетом, часто занимают положение лидера. Жизненная цель Зухры – преуспеть в жизни за счет своих сил и быть независимыми ни от кого. Желание начать и осуществить что-то новое делает их хорошими предпринимателями. Они очень храбры и всегда охвачены стремлением действовать. Таким людям следует быть осмотрительнее, так как, увлекшись, они могут пойти на глупый риск. Благодаря своей способности вникать в суть происходящего и не обманываться видимостью, они добиваются больших результатов. Им следует быть справедливыми и не отступать от своих принципов и высоких идей. Чтобы не терять завоеванного уважения и преданности своих коллег им не следует вести себя нечестно или прибегать к несвойственному для них поведению. Следует также адекватно оценивать себя и способности и права других людей.

В семье Зухра ищет физического и духовного комфорта, но таким женщинам иногда следует себя усмирять в излишнем проявлении эгоизма, гордости и самомнения. Это очень ревнивые, но морально устойчивые личности, любящие животных и подольше поспать. Для них важно, чтобы их ценили и одобряли. Это верные жены, они стремятся не нарушить ни одного закона морали. Иногда бывают слишком догматичны в суждениях.

В общении Зухра очень открыта, любопытна и любит поговорить, поэтому ей не нравится одиночество. Иногда бывают вспыльчивы, их легко обидеть, но они совершенно незлопамятны. Великодушие и сопереживание другим людям делает обладательницу этого имени настоящим филантропом.

Зухра именины не празднует.

Известные люди с именем Зухра

Зухра Буракаева (башкирская писательница, переводчица, сценарист и режиссер)
Зухра Курбанова (заслуженный Мастер Спорта России по Кёкусинкай)
Зухра Сухорукова (музыкант – педагог)
Зухра-ханум Идрисова (руководитель отдела благотворительности при Духовном управлении мусульман)
Зухра Абдул (прозаик, филолог-русовед, сетевой журналист)
Зухра Каббара (исполнительный директор сети салонов красоты)
Зухра Шарифуллина (певица)

В Башкирии перевели Библию на башкирский язык

Книга «Инжил» представляет собой первый в истории полный перевод Нового Завета на башкирский язык. Научный труд подготовлен российским Институтом перевода Библии (ИПБ) и одобрен Института языкознания РАН. Его презентуют 27 марта в формате круглого стола на базе Института истории, языка и литературы УНЦ РАН.

Башкирский проект по переводу Библии ведется в ИПБ с середины 90-х годов прошлого века. Создатели хотели получить наиболее точный перевод Нового Завета, что оказалось непростой задачей, как в силу специфики и сложности библейского текста-источника, так и его объема. Пришлось сверяться с источником на греческом языке, проводить смысловое тестирование текста с участием носителей языка и проверку с точки зрения международного опыта, накопленного в области библейского перевода.

В процессе подготовки Нового Завета выходили пробные издания отдельных книг на башкирском языке: Евангелие от Луки (1996), Евангелие от Иоанна (1998; 2000, новая редакция). Деяния апостолов (2002), Евангелие от Марка (2003). Последние десять лет авторы потратили на приведение к единому стилю переводов всех 27 книг Нового Завета, осуществленные разными переводчиками в разное время, и подготовку Нового Завета к публикации.

Презентацию Нового Завета на башкирском языке проведут 27 марта 2015 г. в формате круглого стола на базе Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН.

Отметим, что над трудом в разное время работали писатель А.Х. Хакимов (Ахияр Хаким), народный писатель Башкортостана, к.ф.н., заслуженный работник культуры России; тюрколог, поэт и переводчик В.Х. Ганиев; профессор Ф.Г. Хисамитдинова, директор ИИЯЛ Уфимского НЦ РАН, д.ф.н.; писатели И.Д. Буракаев и Г.Д. Мустафина, доктора философии С. Котроцци (Германия) и Т. Грид (SIL, Финляндия), филолог Р.З. Янбулатова, д.ф.н. А.С. Десницкий, писатель и переводчик Г.М. Гизатуллина (РБО), руководитель проекта ИПБ Н.Г. Манзиенко и др.

Юлия БАЙДЖАНОВА, Башкирское региональное приложение к газете «Аргументы и факты»

Тахир и Зухра

Было так или не было, только говорят, что жил когда-то шах. Не было у него детей. Однажды, когда сидел он и горевал, подошел к нему старший визирь и спрашивает: — О всесильный шах, о чем вы печалитесь? Богатства у вас много — о чем же вам горевать?

— Хоть я и шах, хоть много у меня богатства, а умру я бездетным.

Тяжко вздохнул визирь и поведал шаху, что у него тоже нет детей. И вот оба они, горюя и плача, решили отправиться странствовать.

Шли они долго, прошли пути малые и большие. И в один из дней подошли к ограде прекрасного сада. Идут вдоль стены, а входа все нет.

А в саду розы цветут, соловьи поют, душистые травы и цветы так и благоухают. Расстелены в тени под деревьями ковры, мягкие подстилки, разбросаны подушки по зеленой траве. На все свои печали и огорчения в том саду человек закрывает глаза, забывает горе-тоску.

Наконец увидели странники вход, вошли в сад и сели на ковер. Вдруг показался седобородый старик в белом суконном халате. Подошел ближе и спрашивает:

— Эй, сынки, что вы здесь делаете?

Встали визирь и шах с места, поклонились старику.

Потом переглянулись между собой, собрались с мыслями и начали рассказывать, что вот нет у них детей, что отказались они ото всех мирских благ и пошли странствовать.

Выслушал их старик, а потом вынул из-за пазухи два красных яблока. Протянул одно — шаху, другое — визирю.

— Возьмите, дети мои! Пусть каждый из вас съест свое яблоко с любимой женой. Идите, не оставляйте своего дела, живите честно, правьте мудро: заботьтесь о своей стране, не обижайте народ. И еще одно будет вам условие: у кого из вас родится сын, назовите его Тахиром, а у кого дочь — назовите Зухрой. Не разлучайте их в детстве, а когда вырастут, пожените. Помните об этом.

Ушел старик, а шах и визирь посмотрели друг на друга с удивлением, подумали и решили:

«Пусть будет так, как он сказал!»

Вернулись они домой и сделали все, как советовал им старик. Дни проходили за днями, месяцы за месяцами. Шах и визирь не помнили себя от радости, не спали ночей, все ждали первенцев, не могли дождаться. Как то собрались они и поехали на охоту.

Через три дня родила жена визиря сына, а жена шаха — дочь. Послали гонца к шаху с радостной вестью.

— О повелитель мира, давайте подарок. Ваша жена родила дочь.— сказал посланный.

А потом обратился к визирю:

— И вы давайте подарок. Ваша жена родила сына!

Разгневался шах. Все время мечтал о сыне. Не помня себя от досады, кинул он гонцу белый платок и закричал:

— Убей девчонку, смочи мой платок ее кровью и принеси обратно!

А визирь, не чуя от радости земли под ногами, вскочил на лошадь и помчался домой.

Возле самого дома споткнулась лошадь, вылетел визирь из седла, ударился головой о камни и тут же умер.

Горькие дни настали для бедной жены визиря. Плача, и тоскуя, начала она воспитывать сироту-сына, который так и не увидел своего отца.

Дни шли за днями, месяцы за месяцами, годы за годами. Мальчик подрос, стал выбегать на улицу. И в один из дней заметил его шах.

— Чей это мальчик?—спросил он у своего нового визиря. Визирь поднялся и с поклоном ответил:

— О повелитель, мальчик — сын вашего умершего визиря — Тахир. Если бы ваша дочь была жива, она была бы теперь таких же лет.

Услыхал эти слова шах и в досаде и раскаянии ударил себя кулаком по лбу.

— Горе мне несчастному! Зачем я приказал ее убить!— воскликнул он и заплакал.

Ничего не сказал визирь шаху, но в тот же день пошел он на женскую половину, вызвал одну из рабынь и спросил:

— Что с дочерью шаха?

— Не говорите только шаху,— ответила рабыня,— девочка жива.

Она теперь подросла, стала красавицей.

Побежал визирь к шаху.

— О повелитеть, пощадите мою ничтожную жизнь, я скажу вам радостную весть!

— Говори! — ответил шах.

— Не печальтесь, мой повелитель, ваша дочь жива.

Обрадовался шах, приказал:

— Приведите ее ко мне!

Девочку привели, показали шаху. Приласкал шах свою дочь, а потом приказал устроить пир — веселье на сорок дней и сорок ночей.

Тем временем Тахир рос себе да рос и ни о чем не думал, Однажды играл он на дворе. Бросил он палочки и попал в прялку старухи, которая сидела на солнце. Старуха рассердилась.

— Ах, чтоб тебе, Тахир — сирота! Чем играть со мной, лучше бы забавлялся ты со своей нареченной Зухрой.

Подбежал Тахлр к старухе, схватил ее за руку.

— Бабушка, вы про Зухру сказали! Почему вы так сказали?

— Пусти руку, сирота! Пусти, говорю!

— Скажите, бабушка милая, ну скажите!—упрашивал Тахир,

— Спроси у своей матери.

Тахир так и сделал.

— Кто моя нареченная? Скажите правду!

— Хоть и не надо бы тебе знать, да так и быть, скажу.

И мать рассказала, как отец Тахира и шах долго были бездетными, как они дали друг другу слово породниться, как у одного из них родится сын, а у другого дочь, и как отец Тахира в день рождения сына упал с лошади и расшибся насмерть.

— Теперь тебе не отдадут Зухру,— сказала мать.— Она дочь шаха, а ты сирота — бедняк.

— Ладно, матушка, я только это и хотел узнать.

И с того дня стал Тахир играть с Зухрой.

Дни шли за днями, оба они подросли, начали ходить к учителю. Но Тахир, вместо того, чтобы учиться, все время разговаривал с Зухрой.

Учитель пошел к шаху и пожаловался,

— О повелитель мира, как быть? Не дает Тахир учиться вашей дочке Зухре!

Рассердился шах и приказал:

— Поставьте между ними стену!

Учитель исполнил приказание шаха. Но Тахир в тот же день проломал в стене дырку и продолжал разговаривать с Зухрой,

Тахир и Зухра дня не могли прожить друг без друга. А когда они выросли, пламя любви вспыхнуло в их сердцах.

Узнал шах об этом и пришел в ярость. Призвал к себе мастеров и приказал:

— Сделайте сундук! Тахира мы бросим в сундук и пусть несет его река, куда хочет!

Услышала о приказе шаха Зухра, взяла золота полный поднос, принесла к мастерам и начала их упрашивать со слезами:

— Возьмите золото! Мало будет — просите еще! Только сделайте сундук покрепче, чтоб вода в него не попадала, и попросторней, чтобы можно было в нем дышать! Пусть бедный сирота еще поживет!

Пожалели мастера Зухру, начали ее успокаивать.

— Если не будет сундук еще лучше, чем вы сказали, все золото отдадим вам обратно!

И принялись они за работу. Скоро шаху доложили, что сундук готов. Накинула Зухра на лицо покрывало, пошла на него взглянуть. И впрямь — сундук оказался даже лучше, чем она заказала.

На другой день послал шах глашатая созвать городской и кишлачный народ. Собрался народ на площади. Вышел из дворца шах и объявил:

— Мы приговорили Тахира к смерти! Сегодня положат его в сундук и спустят на воду. Пусть несет его река, куда хочет!

Жалко было людям Тахира, но никто не обмолвился ни словом, все боялись жестокого шаха.

Мужчины и женщины, старики и дети — все сбежались на берег реки. Пришла мать Тахира, убитая горем. Пала она на прибрежный песок, и жгучие слезы потекли из ее глаз.

Заволновался народ, закричали люди в толпе:

— Пусть падут слезы матери на голову шаха!

— Никто еще не казнил человека за то, что полюбил девушку!

— Не простится шаху такая жестокость!

Но тут закричал глашатай что ведут палачи Тахира.

Стихли крики, расступился народ перед юношей. Только бедная мать подняла голову и воскликнула:

— Дайте мне хоть в последний раз на него посмотреть!

Подвели к матери связанного Тахира. Со слезами обняла она сына, головой прижалась к его коленям, вскрикнула и умерла.

Плач и крики раздались в толпе. Поскорей схватили палачи Тахира, бросили его в сундук. Только и смог он крикнуть своей любимой

— Если буду жив, буду тебя любить! Если умру, буду тебя любить!

Только и успела крикнуть Зухра в ответ:

— И я тебя никогда не забуду!

Тут замкнули палачи сундук и пустили его по реке.

Долго плыл Тахир. День сменяла ночь, ночь сменял день. И наконец приплыл сундук к городу Рум.

А у румского шаха было две дочери. В тот день пошли они со служанками на реку. Видят — плывет по реке сундук.

Подплыл сундук ближе. Старшая дочь шаха вошла в воду, закинула косы, но сундук зацепить не сумела. За ней вошла в воду младшая дочь шаха, закинула свои длинные косы, зацепила сундук и притянула его к берегу.

Тут начали сестры спорить, кому из них достанется находка.

Поспорили они поспорили и решили: старшая сестра возьмет себе сундук, а младшая — то, что будет в сундуке.

Открыли они сундук и увидели такого прекрасного юношу, что перед блеском его красоты даже солнце потускнело. Черные кудри его вились по плечам, брови сходились над переносицей, словно тонкие стрелы, а глаза горели жарким огнем. Такой красавец дочери любого шаха под стать.

Глядя на него, сестры снова заспорили:

А младшая сестра говорит:

— Нет, теперь уж раз он был в сундуке, значит он мой! Никому его не отдам!

Тем временем прибежали слуги шаха, стали ему рассказывать:

— О государь, ваши дочери поймали на реке сундук. А в сундуке нашли юношу, равного которому по красоте нет на свете! Ваша младшая дочь хочет взять его в мужья. Лучшего зятя и не придумаешь!

Одарил шах верных слуг за добрую весть и вместе со своими визирями побежал на берег реки. Посмотрел, а юноша еще лучше, чем ему рассказывали! Принял шах Тахира, точно родного сына и вскоре женил его на младшей дочери. Сорок дней и сорок ночей длился свадебный пир — веселье.

Прекрасна была дочь шаха, еще прекраснее Зухры. Но Тахир помнил клятву, которую дал своей далекой нареченной. Он и смотреть не хотел на красоту шахской дочери. Ни одного слова не сказал ей.

Бедная девушка плакала по ночам и думала горькую думу:

«Почему он меня не любит? Почему даже слова не хочет мне сказать?»

Попробовала она расспросить Тахира, но он ничего ей не ответил.

Так прошло сорок дней. На сорок первый день Тахир сказал дочери шаха:

— Скажите вашему отцу, я хочу пойти на берег реки.

Не помня себя от радости, побежала принцесса к шаху.

— О государь, мой отец!— сказала она.— Тахир заговорил. Он хочет пойти посидеть на берегу реки!

Услышал шах добрую весть, обрадовался. И решил устроить на берегу реки празднество. Многие пришли к реке повеселиться. На высоком берегу для Тахира постелили мягкие ковры, принесли редчайшие яства.

Скоро пришел Тахир. Лицо его было грустным, губы не улыбались.

— Кто первым увидит, что мой зять смеется, того с головы до ног осыплю золотом!— объявил шах и вернулся со своими визирями во дворец.

Но Тахир все сидел и молчал, печально глядя на реку.

Пусть он здесь пока что сидит, а вы послушайте теперь про Зухру.

В разлуке с Тахиром день и ночь она тосковала. А потом жестокий отец отдал ее в жены Кара-батыру, сыну одного шаха, и жизнь ее стала полна черного горя и безысходной печали.

Дни шли за днями. И вот однажды приснился Зухре сон.

Увидела Зухра, будто гуляет она с Тахиром по прекрасному саду. Горько зарыдала Зухра и проснулась.

«Может быть, жив мой любимый? — подумала она с болью в сердце. — Хоть бы весточку кто-нибудь принес от него!»

На другой день собралась Зухра, взяла целый поднос золота и пошла, в караван-сарай. Отдала все золото караван-баши, начала его упрашивать:

— Вы по всему свету ездите, разных людей встречаете! Найдите Тахира, привезите мне от него весточку! Или, хоть узнайте, жив он или нет!

— Хорошо! — согласился караван-баши. Сел на своего верблюда и отправился в путь.

Долго он ехал, много проехал, по всем городам и селениям разыскивал Тахира, по так и не нашел.

В один из дней подъехал караван-баши к реке. Видит: сидит на высоком берегу прекрасный юноша, а кругом веселится народ.

«Дай-ка я спою! Может быть, Тахир здесь»,— подумал караван-баши и запел:

Услыхал Тахир свое имя, улыбнулся слегка и пропел в ответ:

Тогда, чтобы узнать, тот ли это Тахир, которого он ищет, караван-баши снова запел:

Едва пропел караван-баши имя Зухры, как Тахир вскочил с места, бросился к нему, обнял его верблюда за шею и начал упрашивать со слезами на глазах:

— Отвези меня к Зухре, дай хоть разок на нее взглянуть!

— Зухру выдали замуж за Кара-батыра,— сказал в ответ караван-баши.— Какой вам толк теперь на нее смотреть? Да и вы сколько времени здесь прожили, должно быть, тоже женились. Зачем нам ехать? Оставайтесь лучше здесь! Я хотел только узнать, живы вы или нет.

— Меня здесь женили на дочери шаха! — ответил Тахир.— Сорок дней прошло после свадьбы, но я не сказал жене ни слова и ни разу не посмотрел на нее. Отвези меня к Зухре.

И караван-баши уступил.

— Хорошо, я согласен. Только сходите сначала попрощайтесь со своей женой. Она ведь по любви выходила за вас замуж, не надо ее обижать.

Пошёл Тахир во дворец, шагнул одной ногой в комнату, другую оставил за порогом и сказал:

— О дочь шаха! Я за все вам благодарен, но сегодня мне принесли весть от Зухры, и теперь я уезжаю.

В ответ спросила его принцесса:

— Разве не ко мне принесла вас река? Неужели далекая Зухра прекраснее меня?

— Да, к вам принесла меня река. Вы прекрасны, но для сердца моего дороже далекая Зухра! — ответил Тахир, поклонился и вышел.

В тот же час сели они с караван-баши на верблюда и отправились в путь.

Ехали они долго, проехали немало. Добрались до перекрестка трех дорог и остановились. Преградил им путь большой камень с надписью: «Дорога направо — без возврата, дорога налево — без конца, дорога прямо — опасна». Задумался караван-баши: какую дорогу выбрать.

— Поедем прямо,— сказал Тахир.— Хоть опасно, зато напрямик: быстрее приедем к Зухре.

И поехали они прямо. Вскоре попался им на пути город. Жители того города разыскивали двух разбойников, недавно сбежавших из под стражи. Увидели они Тахира и караван-баши, приняли их за разбойников, связали и бросили в темницу.

День и ночь тосковал в темнице Тахир. Уже совсем недалеко была его любимая Зухра, но как прорваться к ней сквозь крепкие стены и железные двери? Думал, думал Тахир и придумал: «Буду петь так, чтобы люди меня услышали. Может быть, кто-нибудь меня узнает и освободит!»

И так он пел каждый день, пока его песню не услышал купец, который еще мальчиком ходил с Тахиром к одному учителю и сидел с ним за одной книгой.

— Э, да ведь это же Тахир! — воскликнул купец,— Кто же еще может столько лет помнить Зухру и любить?!

Пошел купец к тюремщикам дал им по горсти золота и сказал:

— Отпустите Тахира! Он ни в чем не виновен. Он живет только своей любовью.

Вывели стражники Тахира и караван-баши из темницы, вернули им верблюда. Поблагодарил Тахир купца, попрощался с ним, и они поехали дальше.

Ехали они долго, проехали немало, и в один из дней, под утро, добрались, наконец, до родного города. Возле караван-сарая Тахир простился со своим спутником, поблагодарил его и пошел ко дворцу.

Пробрался Тахир во дворцовый сад, отыскал Зухру. Она крепко спала на драгоценном ковре. Чтобы разбудить ее, негромко запел:

Услышала Зухра любимый голос, сердце ее забилось от радости, к она проснулась. Поднялась с ковра, бросилась Тахиру на шею, плача и смеясь сквозь слезы. И так, обнявшись, они ушли в глубину сада.

Они говорили — наговориться не могли, смотрели — насмотреться не могли друг друга. И не видели, бедные, что сестра Кара-батыра их уже заметила. Побежала она к брату и сказала:

В ярости побежал Кара-батыр к шаху и все ему рассказал.

Шах послал в сад стражников. Они схватили Тахира и бросили eгo в глубокую яму, где грязь была по колено, а сверху капала вода.

На другой день созвал шах своих визирей и советников. Стали они думать, что сделать с Тахиром. И решили они разрубить его надвое, а куски тела повесить на воротах города.

Отправились глашатаи сзывать народ на казнь. Сбежались люди на городскую площадь. Пришла Зухра. Все жалели юношу, роптала на жестокость шаха.

— Зачем только возвратился Тахир?— говорили одни.

— Тахира привела назад любовь, — отвечали другие.— Но разве за это можно казнить бедного юношу? Будь проклят кровавый шах!

Стражники вывели на площадь Тахира. Палач наточил свою острую саблю. Народ проклинал шаха, но сделать ничего не мог. И Зухра, как ни умоляла безжалостного отца, ничем не могла смягчить его каменное сердце. А когда она увидела Тахира в руках палача, потемнело у нее в глазах, и упала она без сознания на землю.

Палач взмахнул саблей и рассек Тахира надвое.

Закричали люди, послышались рыданья, стоны. Вышла вперед одна старушка и гневно сказала шаху:

А палачи тем временем повесили разрубленное на части тело Тахира на городских воротах.

Тогда подняла голову Зухра и, удерживая стон, проговорила:

И шах ничего не посмел ей ответить.

После смерти Тахира надела Зухра черные, одежды, закрыла лицо черным покрывалом и оплакивала любимого сорок дней и сорок ночей.

На сорок первый день попросила Зухра шаха отпустить ее на могилу Тахира. Шах позволил, но приставил к ней служанок-рабынь. Тогда Зухра завязала в платок горсть жемчужин, взяла с собой острый кинжал и пошла.

Едва вышли они из дворца, Зухра начала бросать жемчужины по одной на дорогу. Служанки заметили их, начали подбирать.

Зухра уходила от них все дальше и дальше. Вот уже они скрылись из виду, а могила Тахира совсем близко. Бросила Зухра последние жемчужины, подбежала к могиле и ударила себя ножом в сердце.

Собрали служанки весь жемчуг, прибежали на кладбище. Смотрят — Зухра лежит мертвая. Заплакали они горько и похоронили Зухру рядом с могилой Тахира.

Узнал о случившемся Кара-батыр и закричал:

— Нет, видно, даже в смерти Зухра будет любить Тахира. Не оставлю я их,— и в ярости тут же убил себя.

— Мой брат не хотел их оставить одних,— сказала сестра Кара-батыра. Похороните его между Тахиром и Зухрой!

— Неужели мало они страдали при жизни? Неужели даже после смерти не дадите вы им покоя? Оставьте их, пожалейте!—упрашивали люди. Но их не стали и слушать.

Жестокие притеснители похоронили Кара-батыра между Тахиром и Зухрой.

Выросла над могилой Тахира красная роза, а над могилой Зухры белая, а между ними черная колючка. Но розы вытянулись перед ней, ветки их переплелись между собой. И с тех пор цветут они вечно, как была вечной любовь Тахира и Зухры.

Официальный сайт Кабардино-Балкарского Государственного Университета им. Х.М. Бербекова

Наш вуз прошел долгий и славный путь от педагогического института до многопрофильного современного классического университета, в котором сложились сильные, известные у нас в стране и за ее пределами научно-педагогические школы. Сегодня КБГУ является крупным университетским комплексом и представляет собой новый тип учебного заведения, в котором объединены разнопрофильные и разноуровневые образовательные учреждения, реализующие образовательные программы высшего, среднего, послевузовского и дополнительного профессионального образования.

Кабардино-Балкарский госуниверситет внес и продолжает вносить большой вклад в подготовку высококвалифицированных кадров не только для Кабардино-Балкарской Республики, но и для других регионов нашей страны, для государств ближнего и дальнего зарубежья.

Наш университет известен своими добрыми традициями, а также дружбой среди студентов, являющихся представителями различных культур и национальностей. У нас созданы условия не только для учебы, но и всестороннего развития студенческой молодежи, свидетельством чему являются высокие достижения молодых ученых, спортсменов и творческих коллективов. Здесь работают прославленные академики и профессора, заслуженные деятели культуры, победители и участники самых престижных международных конкурсов и фестивалей, учатся спортсмены – призеры Олимпийских игр и мировых первенств.

Двери КБГУ открыты для всех, кто пожелает пополнить ряды наших студентов!

Ректор КБГУ, Альтудов Ю.К.

29 апреля в 13.00 Кабардино-Балкарский государственный университет приглашает абитуриентов на День открытых дверей в онлайн-формате. В прямом эфире мы расскажем об особенностях проведения летней приемной кампании-2020, о направлениях подготовки и специальностях в институтах, факультете и…

Несколько компаний выразили готовность взять на себя расходы по сертификации полимерных антисептиков, разработанных в Центре прогрессивных материалов и аддитивных технологий Кабардино-Балкарского государственного университета им.Х.М. Бербекова, и готовы в дальнейшем запустить их в производство. В настоящее…

Уважаемые сотрудники и студенты Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова! Искренне поздравляю Вас с наступлением благословенного Рамадана! В этот священный месяц желаю духовного очищения и совершения благих дел, счастья каждой семье! Ректор Ю. Альтудов

Президент Академии наук РТ ответил на вопросы читателей «БИЗНЕС Online»

Уважаемые читатели!

Газета «БИЗНЕС Online» продолжает проект «Интернет-конференции с деловым сообществом». Цель проекта — предоставить читателям новый инструмент коммуникации со знаковыми для Татарстана и России персонами для обсуждения актуальных тем и вопросов.

15 января на вопросы читателей «БИЗНЕС Online» ответил президент Академии наук РТ Мякзюм Халимулович Салахов.

Зухра Инат - полная биография

Академия наук РТ создана в 1991 году, ее учредителем является кабинет министров РТ. Первым президентом АН РТ и одним из его активных создателей был академик Хасанов, в 2006 году его сменил академик Мазгаров. В 2014 году общим собранием членов академии наук РТ президентом был избран действительный член отделения физики, энергетики, наук о Земле АН РТ Мякзюм Салахов.

В составе академии 40 действительных членов, 80 членов-корреспондентов, 29 почетных и 14 иностранных членов. Она организована по научно-отраслевому и территориальному принципам и имеет в своем составе 7 научных отделений: гуманитарное, социально-экономических наук, медицинских и биологических наук, сельскохозяйственное, отделение физики, энергетики и наук о Земле, математики, механики и машиноведения, отделение химии и химической технологии, а также Ульяновское региональное отделение, функционирующее на территории Ульяновской области РФ.

В структуру АН РТ входят 7 научно-исследовательских институтов (Институт языка, литературы и искусства им. Ибрагимова, Институт татарской энциклопедии, Институт истории им. Марджани, Институт археологии, Институт прикладной семиотики, Институт проблем экологии и недропользования, Институт информатики) и два научных центра (центр семьи и демографии, центр исламоведения).

Сегодня Академия наук Республики Татарстан акцентирует внимание на серьезной модернизации своей структуры и деятельности, ведет работу, направленную на оптимизацию деятельности различных учреждений, находящихся на территории республики и занимающихся наукой и инновациями. Определение приоритетных направлений и программ научных исследований академии и ее институтов, научных центров и лабораторий, решение научно-организационных вопросов академических структур являются основными в деятельности президиума Академии наук Республики Татарстан, который с 2014 года работает в новом составе.

Какие задачи поставил перед собой новый президент академии? Каковы приоритеты развития АН РТ? Какие плоды пожнет реальная экономика от работы ученых?

Полную стенограмму интернет-конференции можно прочитать здесь:

Интервью с победителем конкурса на лучший вопрос:

Роза Бадретдинова: «Академии наук надо быть ближе к производителям»

Справка

Мякзюм Салахов родился 13 июля 1951 года в поселке Соколовка Кустанайской области. Окончил физфак КГУ (1973), аспирантуру (1977). Доктор физико-математических наук (1992), академик АН РТ (2004), заслуженный деятель науки РТ и РФ.

1976 — 1977 — младший, старший научный сотрудник физфака КГУ.
1985 — 1993 — доцент, профессор, заведующий кафедрой оптики и спектроскопии физфака КГУ.
С 1993 года по настоящее время — профессор, заведующий кафедрой оптики и спектроскопии.
2001 — 2002 — проректор по финансовым вопросам КГУ.
2002 — 2010 — ректор КГУ.
С 2004 года — депутат Госсовета РТ, член комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам.
2005 — 2010 — председатель совета ректоров вузов Республики Татарстан.
2010 — 2014 — президент Казанского (Приволжского) федерального университета.
С 16 июня 2014 — президент Академии наук РТ.
Председатель специализированного совета по защите докторских диссертаций.

Кумыкский театр примет участие в фестивале тюркоязычных театров

Коллектив Кумыкского музыкально-драматического театра имени А.- П. Салаватова с 4 по 14 мая примет участие в седьмом международном фестивале тюркоязычных театров «Тысячи дыханий, один голос» в городе Конья Турецкой Республики.

В прошлом году театр радовал зрителей и гостей фестиваля музыкальной комедией Гамида Рустамова «Если сердце захочет» в постановке Ислама Казиева. На этот раз театр обратился к драме Атава Атаева «Ташбике» в постановке режиссера Рабият Осаевой. Спектакль о силе человеческого духа о верности и, конечно, огромной любви.

В спектакле принимают участие мастера сцены и молодые артисты: Байсолтан Осаев, Басир Магомедов, Тотуханум Осаева, Имамитдин Акаутдинов, Нариман Акавов, Зухра Маджидова, Магомед Касимов, Сабият Салимова, Джалав Бекеев, Пахрутдин Ихивов, Темирлан Умаев, Эльдар Магомедов, Джамиля Магомедова, Камила Гаджиева, Ибрагим Атаев, Гулжанат Джалилова и совсем юные артисты театра, которым 11 и 8 лет Гюзель Ихивова и Мухамедрахим Аджикамалов.

Художник-постановщик спектакля Юлдуз Салимгереева, вокальные партии и музыкальное оформление спектакля Беллы Абакаровой, музыка Наби Дагирова.

Кумыкский театр во главе с художественным руководителем Айгумом Айгумовым достойно представляет Дагестан и кумыкскую культуру в российской и мировой театральной общественности. Уже много лет театр является участником фестивалей «Навруз» в Татарстане, «Южная сцена» в Кабардино-Балкарии, «Сцена без границ» в Северной Осетии, «Тывгъанлык» в Башкирии, «Ходжа Насретдин» и «Тысячи дыханий, один голос» в Турции. После каждого из этих фестивалей коллектив возвращается с высокими наградами.

Источник: Пресс-служба Министерства культуры Республики Дагестан

Зухра Инат — полная биография

  • Зухра Инат - полная биография
  • Зухра Инат - полная биография
  • Зухра Инат - полная биография
  • Зухра Инат - полная биография
  • Поддержите наш сайт →

Сов. муз. иск-во — качественно новый этап развития муз. иск-ва. Окт. революция 1917, освободившая народы СССР от многовековой эксплуатации и установившая равноправие наций, впервые в истории создала реальные условия для полного осуществления тезиса, сформулированного В. И. Лениным, — «искусство принадлежит народу». Право граждан СССР на пользование достижениями культуры закреплено статьёй 46 Конституции СССР.

С. м. преемственно связана с традициями прошлого. Она продолжает и развивает наиболее прогрессивные черты художеств. наследия: демократизм, гуманизм, гражданственность, верность жизненной правде, нац. своеобразие, внимание и уважение к культурам др. народов. В то же время она вдохновляется новыми идеями — сознательного революц. преобразования мира и построения коммунистич. общества, руководствуется эстетич. принципами социалистич. реализма, партийности, народности иск-ва, интернационализма. С. м. активно участвует в духовной жизни общества, в формировании идейных убеждений, нравственных качеств и эстетич. вкусов сов. людей, в воспитании нового человека. С. м. многонациональна, её развивают представители всех союзных республик. Входящие в неё нац. культуры всё полнее реализуют свои внутр. возможности, активно между собой взаимодействуют, обогащают друг друга и сближаются на базе общих идейно-эстетич. принципов, лежащих в основе единой социалистич. муз. культуры.

Важнейшим условием успешного формирования социалистич. муз. культуры стало гос. муз. строительство. Тезис о нём впервые был выдвинут в подписанном В. И. Лениным Декрете Совета нар. комиссаров о Моск. и Петрогр. консерваториях (12 июля 1918) и конкретизирован в др. декретах, направленных на развитие муз. культуры. На основании этих декретов в ведение гос-ва были переданы крупнейшие муз. учреждения: Большой и быв. Мариинский т-ры, быв. Придв. оркестр (после Февр. революции — Гос. симф. оркестр), быв. Придворная певч. капелла в Петрограде и моск. Синодальное уч-ще (с 1918 — Нар. хор. академия), Великорусский оркестр (впоследствии Оркестр русских народных инструментов имени В. В. Андреева), консерватории, нотные изд-ва, фабрики муз. инструментов, магазины нот и муз. инструментов и др. Во многих городах республики были созданы новые т-ры, конц. и муз.-просветит. орг-ции, в т. ч. в Петрограде — Малый т-р оперы и балета (1918, первоначально под др. назв.), филармония (1921), в Москве — Оперная студия при Большом т-ре под рук. К. С. Станиславского (1918), Русский народный оркестр (1919, с 1946 — им. Н. П. Осипова) и др., во многих городах возникли народные консерватории и др. муз. уч. заведения. Постановлением Наркомпроса от 25 нояб. 1918 музыка включена в программу единой трудовой школы «как необходимый элемент общего образования детей, на равных началах со всеми другими предметами». В первые послереволюц. годы в области муз. иск-ва решались гл. обр. задачи просвещения трудящихся, их приобщения к основам муз. культуры. При участии квалифицированных специалистов проводились многочисл. популярные концерты и лекции о музыке (среди лекторов был и нарком просвещения А. В. Луначарский). Было организовано большое число самодеят. хоров, оркестров, уч. студий, в т. ч. в частях Красной Армии. Музыка стала составной частью массовых революц. празднеств. Важную роль в сохранении и распространении ценностей муз. классики сыграла деятельность композиторов А. К. Глазунова, М. М. Ипполитова-Иванова и Р. М. Глиэра, возглавлявших соответственно Петрогр., Моск. и Киевскую консерватории, А. Д. Кастальского — руководителя Нар. хор. академий в Москве и Петрограде, а также Б. В. Асафьева, Н. Я. Брюсовой, С. Н. Василенко, А. Б. Гольденвейзера, В. Г. Каратыгина, О. В. Ковалёвой, Г. П. Любимова, М. Е. Пятницкого, Л. В. Собинова и др. Были заложены основы сов. муз. науки и критики. В 1920 открыты муз. ф-т (позже — разряд) в Петрогр. ин-те истории иск-в, в 1921 — Гос. ин-т муз. науки (ГИМН) в Москве, ставшие наряду с консерваториями центрами сов. музыкознания. Выработке методологии сов. марксистско-ленинского музыковедения и науч. подхода к классич. наследию содействовали труды о музыке Луначарского. В муз.-критич. статьях Асафьева (псевдоним — Игорь Глебов), Каратыгина и др. ставились вопросы обновления организац. форм муз. жизни, характеризовались тенденции композиторского творчества, содержались проницательные оценки ряда произв. (С. С. Прокофьева, Н. Я. Мясковского и др.). Был опубликован первый сов. муз. словарь — «Путеводитель по концертам» Асафьева (вып. 1 — «Словарь наиболее необходимых музыкально-технических обозначений», 1919). Благодаря поддержке правительства и энтузиазму артистов даже в самые трудные месяцы Гражд. войны 1918-22 не прекращалась деятельность ведущих оперных т-ров и конц. коллективов. Живой отклик у новых слушателей получили классич. произв., особенно те, к-рые отразили борьбу за свободу, тираноборческие идеи. Наиболее часто исполнялись произв. Л. Бетховена, М. П. Мусоргского, А. Н. Скрябина. В репертуар многочисл. коллективов входили революц. песни, а также образцы нар. творчества.

Первые сов. муз. произв., гл. обр. песни, создаются в годы Гражд. войны. Они пишутся как самодеят. авторами (с оригинальной музыкой — «По долинам и по взгорьям», слова политработника Красной Армии П. С. Парфёнова; на изменённые народные и бытовые напевы — «Гулял по Уралу Чапаев-герой», «Смело мы в бой пойдём», «Расстрел коммунаров», «Яблочко»), так и композиторами, связанными с красноармейской средой («Марш коммунаров» Д. С. Васильева-Буглая, его же «Проводы» на напев укр. нар. песни с новыми словами Демьяна Бедного, «Песня Коммуны» А. С.Митюшина, «Марш Будённого» Дм. Я. Покрасса, «Красная Армия всех сильней» С. Я. Покрасса, «Всё выше» Ю. А. Хайта). Широкое распространение среди народов Ср. Азии получили песни К. Азербаева, Джамбула Джабаева, Токтогула Сатылганова, Хамзы. Радостное ощущение весеннего обновления выражено в 5-й симфонии Мясковского (1918), имевшей переломное значение для творчества композитора. Значительность происходящих событий отразили хоры Кастальского, хор. и камерно-вок. сочинения мастеров укр. музыки Н. Д. Леонтовича, Я. С. Степового, К. Г. Стеценко.

С окончанием Гражд. войны и переходом к мирному строительству муз. иск-во вступило в новую полосу развития. В 20-х и нач. 30-х гг. происходила интенсивная перестройка муз. быта, деятельности всех муз. учреждений и организаций. Возникли тысячи кружков и коллективов самодеятельности (хоры, оркестры нар. инструментов). Продолжением опыта массовых революц. празднеств стали в 20-е гг. олимпиады самодеят. муз. иск-ва с участием многотысячных коллективов (особенно успешно они проходили в Ленинграде под рук. И. В. Немцева). С сер. 20-х гг. начинается регулярное радиовещание, ставшее мощным средством массового распространения музыки. Продолжало развиваться самодеят. песенное творчество. В комсомольской среде на мелодии рус. и заруб. композиторов создаётся много песен, в т. ч. «Наш паровоз», «Там, вдали за рекой». Обновился театр. и конц. репертуар, включивший в себя многочисл. произведения сов. и заруб. композиторов, активно пропагандировались классич. сочинения на сюжеты, связанные с нар.-освободит. борьбой. Значит. событием культурной жизни стала постановка оперы «Борис Годунов» Мусоргского в подлинной авторской редакции (1928, Ленингр. т-р оперы и балета). Открылись новые муз. т-ры и консерватории, в т. ч. в Азербайджане (в 1920 — т-р, в 1921 — консерватория), Армении (1923) и др. республиках. Большую творч. и муз.-просветит. работу вели композиторы У. Гаджибеков (Азербайджан), P.O. Меликян и А. А. Спендиаров (Армения), Д. И. Аракишвили, М. А. Баланчивадзе, В. И. Долидзе, З. П. Палиашвили (Грузия). Значит. вкладом в С. м. стали оперы «Даиси» Палиашвили (1923) и «Алмаст» Спендиарова (1928). Развитию муз. культур народов СССР помогали музыканты Р. М. Глиэр (Украина, Азербайджан, позднее Узбекистан), Б. Л. Яворский (Украина), А. В. Затаевич (Казахстан), В. А. Успенский (Узбекистан, Туркмения), в 30-е гг. и позднее также С. А. Баласанян (Таджикистан), Е. Г. Брусиловский (Казахстан), С. Н. Василенко (Узбекистан), В. А. Власов и В. Г. Фере (Киргизия), В. А. Золотарёв (Белоруссия), А. С. Ленский (Таджикистан). Многие из них успешно сотрудничали с композиторами-мелодистами. Продолжали плодотворно трудиться мастера старшего поколения: оперные и симф. дирижёры — Н. А. Малько, К. С. Сараджев, В. И. Сук; хор. дирижёры — Н. М. Данилин, М. Г. Климов, П. Г. Чесноков; пианисты — Ф. М. Блуменфельд, А. Б. Гольденвейзер, К. Н. Игумнов, Л. В. Николаев; певцы — П. З. Андреев, И. В. Ершов, А. В. Нежданова, Н. А. Обухова, Л. В. Собинов и др. Наряду с ними проявили себя исполнители и педагоги, выдвинувшиеся уже после Oкт. революции: оперные и симф. дирижёры — А. В. Гаук, Н. С. Голованов, А. М. Пазовский, С. А. Самосуд, В. А. Дранишников; хор. дирижёр А. В. Свешников, пианисты — Г. Г. Нейгауз, Л. Н. Оборин, В. В. Софроницкий, С. Е. Фейнберг, М. В. Юдина; скрипачи — К. Г. Мострас, М. Б. Полякин, Л. M. Цейтлин, А. И. Ямпольский; виолончелисты — С. М. Козолупов, А. Я. Штример; арфисты — Н. И. Амосов, К. А. Эрдели; певцы — В. В. Барсова, Бюль-Бюль (Мамедов), А. Б. Даниэлян, К. Г. Держинская, Е. К. Катульская, И. С. Козловский, С. Я. Лемешев, М. И. Литвиненко-Вольгемут, М. П. Максакова, Ш. Г. Мамедова, С. И. Мигай, Ф. С. Мухтарова, И. С. Паторжинский, О. А. Петрусенко, А. С. и Г. С. Пироговы, С. П. Преображенская, М. О. Рейзен, Е. А. Степанова. Активно действовали исполнит. коллективы, созданные за годы Сов. власти: Персимфанс, укр. хор. капелла «Думка», струн. квартеты им. Глазунова, им. Бетховена, им. Комитаса, им. Вильома, им. Страдивари. В 20-е гг. интенсивно развивается муз. наука. Стремление музыковедов применить марксистскую теорию к изучению явлений иск-ва осуществлялось в борьбе с вульгарно-социологич. тенденциями. Большое значение для овладения наследием отечеств. муз. культуры имели книги Асафьева «Симфонические этюды» (1922), «Русская музыка от начала XIX столетия» (1930), цикл его работ о П. И. Чайковском (где введено и разработано ставшее затем общепринятым понятие симфонизм) и М. П. Мусоргском, капитальный труд H. P. Финдейзена «Очерки по истории музыки в России от древнейших времен до конца XVIII века» (1928-29), работы К. А. Кузнецова, А. Н. Римского-Корсакова, B. В. Яковлева, очерки истории укр. музыки Н. А. Гринченко (1922), грузинской — Д. И. Аракишвили (1925). В сов. республиках велась большая работа по записи, публикации и изучению фольклора (В. М. Беляев, А. Д. Кастальский, К. В. Квитка, A. В. Затаевич, В. А. Успенский). Плодотворными для развития теоретич. музыкознания были работы Н. А. Гарбузова в области муз. акустики как раздела совр. теории музыки, Б. Л. Яворского, разработавшего теорию ладового ритма. Требование глубокой связи муз. иск-ва с жизнью народа прозвучало в статьях Асафьева «Кризис личного творчества» и «Композиторы, поспешите!» (19
24). Активную роль в муз. жизни играли критики (В. М. Беляев, В. М. Богданов-Березовский, C. А. Бугославский, Ю. В. Келдыш, Н. П. Малков, B. И. Музалевский, Г. А. Поляновский, H. M. Стрельников и др.), острый характер носили дискуссии, посвящённые актуальным проблемам творчества и муз. быта.

Сов. муз. творчество в 20-х — нач. 30-х гг. уже накопило ценный опыт в ряде жанров. К решению гл. задачи — отразить в музыке дух революц. эпохи — в большей мере удалось подойти в произв., связанных со словом и сценич. действием. Рельефные (хотя и лишённые психологич. конкретизации) муз. образы новых, коллективных героев — революц. масс, созданные на интонационно-жанровой основе нар., солдатских, крестьянских, пролетарских песен, предстали в хор. сценах и фресках А. А. Давиденко («Улица волнуется», «Море яростно стонало», «На десятой версте от столицы»), в его песнях («Конная Будённого», «Первая Конная», «Нас побить, побить хотели»), а также песнях В. А. Белого («Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»), М. В. Коваля («Юность»), Б. С. Шехтера («Железными резервами»). В области муз. т-ра примечательным фактом было появление первых произв. на совр. темы: оперы «За Красный Петроград» А. П. Гладковского и Е. В. Пруссака (1925), балета «Красный вихрь» («Большевики») В. М. Дешевова (1924), оперетт «Женихи» (1927) и «Ножи» (1928) И. О. Дунаевского. Часть композиторов уходила от привычных форм, стремясь сблизить оперу с драм. спектаклем. Ослабление роли музыки отрицательно сказалось в операх о Гражд. войне «Лёд и сталь» Дешевова (1930) и «Северный ветер» Л. К. Книппера (1930). Легковесность и схематизм либретто пагубно отразились на ярких по музыке балетах Д. Д. Шостаковича на совр. тему — «Золотой век» (1930) и «Болт» (1931). Неск. опер было написано на сюжеты лит. произв. («Овод» В. Н. Трамбицкого, по Э. Л. Войнич, 1929; «Тупейный художник» И. И. Шишова, по Н. С. Лескову, 1929), среди них выделилась силой сатирич. обличения и дерзкой новизной приёмов опера Шостаковича «Нос» (по Н. В. Гоголю, 1930), возрождённая вновь на сов. сцене в 1970-х гг. В произв. на историко-революц. и совр. сюжеты были воспроизведены (б. ч. пассивно) старые приёмы оперной и балетной драматургии и средства муз. языка, облегчавшие восприятие, но нередко противоречившие новому содержанию. Таковы оперы «Орлиный бунт» А. Ф. Пащенко (1925) о восстании Е. И. Пугачёва, «Прорыв» С. И. Потоцкого (1930) о Гражд. войне. В 1927 создан балет «Красный мак» Глиэра — первое произв. сов. балета, надолго вошедшее в репертуар многих т-ров (2-я ред. 1949; с 1957 под назв. «Красный цветок»). Популярность приобрела оперетта «Холопка» H. M. Стрельникова (1929), в к-рой сочетались традиции рус. бытовой музыки и заруб. оперетты.

Процесс сближения с современностью рельефно обозначился в симф. творчестве. Драм. события и конфликтные переживания революц. лет глубоко отразились в трагедийной 6-й симфонии Мясковского (1923). Энергия и оптимизм, пульс новой жизни ощутимы в 1-й симфонии Шостаковича (1925), содержащей уже многие характерные особенности психологически углублённого, зрелого симф. творчества выдающегося сов. композитора. Она была одним из первых произв. сов. композиторов, получивших мировое признание. Были созданы программные симф. произв. на темы революции и современности (2-я симфония с хором Шостаковича — «Октябрю», 1927; его же 3-я симфония с хором — «Первомайская», 1929; симф. монумент «1905-1917» M. P. Гнесина, 1925). Воплощение получила ленинская тема («Траурная ода» А. А. Крейна, 1927; симфония «Ленин» В. Я. Шебалина, по В. В. Маяковскому, 1931). Частично продолжилась линия лирико-драм. и лирико-эпич. симфонизма предреволюц. периода (2-я, «Блоковская», симфония В. В. Щербачёва, 1925; 2-я симфония Л. Н. Ревуцкого, 1927; Увертюра на 4 укр. темы Б. Н. Лятошинского). В 20-е гг. исполнялось много новых произв. Прокофьева (в 1918-32 жил за границей, в 1927 и 1929 приезжал в СССР с концертами), в т. ч. опера «Любовь к трём апельсинам» (1919, пост. в Ленинграде — 1926, в Москве — 1927), 3-й концерт для фп. с оркестром (1921), балет «Сказка про шута, семерых шутов перешутившего» (1920, пост. 1928, Киев). В этот же период Прокофьев написал оперу «Огненный ангел» (1927), 2-ю (1924), 3-ю (1928) и 4-ю (1930) симфонии и др. произв. Волевой, напористый, оптимистический характер, присущий многим его сочинениям, воспринимался как выражение духа революц. энергии.

В муз. творчестве 20-х — нач. 30-х гг. шли активные поиски методов отражения новой действительности, преобразования интонац. строя и др. сторон муз. языка, обновления муз. жанров и форм на основе освоения и переработки разл. стилевых источников, в т. ч. революц. и сов. песен, творчества рус. и заруб. композиторов кон. 19 — нач. 20 вв. Новизна содержания сов. музыки обусловила обострённый интерес ряда композиторов к эксперименту. Порой поиски необычных, нетрадиционных средств выразительности носили односторонний, формальный характер. Однако в целом преемственность в развитии отечеств. муз. культуры не прерывалась, в частности благодаря педагогич. и творч. деятельности таких композиторов, как С. Н. Василенко, A. Ф. Гедике, Р. М. Глиэр, M. P. Гнесин, M. M. Ипполитов-Иванов, А. А. Касьянов, Б. Н. Лятошинский, Н. Я. Мясковский, Л. Н. Ревуцкий, П. Б. Рязанов, B. Н. Трамбицкий, М. О. Штейнберг, В. В. Щербачёв. В спорах о задачах и путях сов. музыки сталкивались разл. творч. группировки. Зародившаяся в 1923 Российская ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ; аналогич. opг-ции APM возникли и в ряде др. республик, в т. ч. на Украине) боролась за идейную перестройку сов. музыки, но при этом допускала грубую вульгаризацию. Полагая, что путь к стилевому обновлению разл. жанров композиторского творчества лежит только через массовую песню, АПМ сильно сужала круг выразит. средств музыки. Она нигилистически отрицала ценность старой нар. песни и творчества большинства композиторов-классиков как якобы «чуждых пролетарской идеологии». В 1925, протестуя против сектантской узости АПМ, из неё вышла группа композиторов (Д. С. Васильев-Буглай, М. И. Красев, К. А. Корчмарёв, Г. Г. Лобачёв и др.), образовавшая Объединение революц. композиторов и муз. деятелей (ОРКИМД). Его участники, тяготевшие к агитац. актуальности тематики, не смогли, однако, преодолеть эпигонства идейно-художеств. установок. АПМ же занималась в основном теоретизированием. В сер. 20-х гг. основан Производств. коллектив студентов Моск. консерватории («Проколл») во главе с А. А. Давиденко (включал В. А. Белого, М. В. Коваля, Г. И. Литинского, З. А. Левину, С. Н. Ряузова, Н. К. Чемберджи, Б. С. Шехтера, В. Г. Фере и др., позднее также Д. Б. Кабалевского и А. И. Хачатуряна), стремившийся гл. обр. к созданию массовой музыки революц. содержания на интонац. основе рус. нар. песен и пролетарских гимнов. Члены «Проколла» хотели преодолеть разрыв между массовыми жанрами и др. областями муз. иск-ва, «Проколл» был тесно связан с хор. коллективами моск. предприятий. В 1929 осн. ядро «проколловцев» влилось в АПМ. Однако это не повело к значит. обновлению её деятельности. Сектантская ограниченность АПМ, нетерпимость по отношению к большинству крупных муз. деятелей стали тормозом дальнейшего развития иск-ва.

Установкам АПМ противостояла позиция Ассоциации современной музыки (АСМ), организованной в 1924 (с 1926 — отделение в Ленинграде). В неё входили A. Н. Александров, Б. В. Асафьев, Н. Я. Мясковский, Л. Л. Половинкин, С. Е. Фейнберг, Ю. А. Шапорин, B. В. Щербачёв, композиторы молодого поколения А. В. Мосолов, Г. Н. Попов, В. Я. Шебалин, Д. Д. Шостакович и др. АСМ, не имевшая чёткой идейно-эстетич. программы, ставила задачей пропаганду, исполнение и публикацию сочинений совр. сов. композиторов и ознакомление с новинками заруб. музыки. Нек-рые из входивших в неё музыкантов усматривали современность творчества лишь в новизне формально- технологич. приёмов. Идейный индифферентизм, свойственный этой организации, не удовлетворял многих её членов, и в 1931 АСМ фактически распалась.

Общие перемены, связанные с решающими победами социализма, требовали новых форм организации творч. работы в области лит-ры и иск-ва. 23 апр. 1932 ЦК ВКП(б) принял постановление «О перестройке литературно-художественных организаций». Вместо ранее существовавших разрозненных объединений были созданы творч. союзы (в 1932-40 — в Москве, Ленинграде, столицах Армении, Белоруссии, Грузии, Украины и др. республик), призванные объединить всех деятелей иск-ва, стремившихся участвовать в строительстве социализма. Создание союзов сов. композиторов способствовало их сплочению на основе принципов социалистич. реализма. Рамки содержания муз. творчества намного раздвинулись, охватив наряду с совр. и историко-революц. темами также нац. историко-патриоти-ческие. Произошла консолидация осн. творч. тенденций, кристаллизация отд. нац. школ и индивидуальных стилей. Новаторство сов. композиторов стало более разносторонним и целеустремлённым. Упрочилась и расширилась связь композиторского творчества с классич. традициями и с нар. музыкой. Усилилось взаимодействие нац. культур. Оперы, балеты, симф. произв. были созданы и в тех республиках, к-рые ранее не знали проф. муз. иск-ва письменной традиции (Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Башкирия, Татария и др.). Появились выдающиеся реалистич. произв., ставшие первыми образцами сов. муз. классики, — 5-я симфония и др. произв. Шостаковича, балет «Ромео и Джульетта», кантата «Александр Невский» Прокофьева, концерты Хачатуряна для фп. с оркестром и скрипки с оркестром, ряд песен А. В. Александрова, М. И. Блантера, И. О. Дунаевского, В. Г. Захарова, Дм. Я. и Дан. Я. Покрассов.

В 30-е гг. сов. муз. культура достигла высокого подъёма. Её перестройка в основном завершилась. Во всех союзных и нек-рых авт. республиках были открыты нац. муз. т-ры. Во мн. республиках впервые возникли симф. оркестры, камерно-инстр. ансамбли. Организованы Государственный симфонический оркестр Союза ССР (1936), Ансамбль нар. танца СССР (1937), открыты новые консерватории (Минск, 1932; Свердловск, 1934; Ташкент, 1936; Кишинёв, 1940), многочисл. муз. уч-ща и школы. Одноврем. получили ещё больший размах собирание и популяризация образцов нар. муз. творчества. Обмену достижениями между нац. культурами содействовали проводившиеся с 1936 Декады национального искусства. С 1933 начались всесоюзные конкурсы музыкантов-исполнителей, на к-рых выдвинулись воспитанники сов. Исполнит. школы. Признание в стране и за рубежом получили: дирижёры — К. К. Иванов, Е. А. Мравинский, А. Ш. Мелик-Пашаев, Н. Г. Рахлин, Ю. Ф. Файер, Б. Э. Хайкин; пианисты — Э. Г. Гилельс, Г. Р. Гинзбург, Я. И. Зак, П. А. Серебряков, Р. В. Тамаркина, Я. В. Флиер, органист И. А. Браудо; скрипачи — Г. В. Баринова, Е. Г. Гилельс, Д. Ф. Ойстрах, М. И. Фихтенгольц; виолончелисты — С. Н. Кнушевицкий, Д. Б. Шафран; арфистка В. Г. Дулова. Ведущее положение в оперных т-рах заняли певцы Л.П.Александровская, П.В. Амиранашвили, Д. Я. Андгуладзе, К. Байсеитова, З. М. Гайдай, В. А. Давыдова, А. Б. Даниэлян, М. И. Донец, Е. Д. Кругликова, М. Д. Михайлов, X. Насырова, Г. М. Нэлепп, Н. К. Печковский, Т. Т. Сазандарян, Н. С. Ханаев, Н. Д. Шпиллер.

Решительный перелом произошёл в сов. оперном творчестве, где впервые удалось создать полнокровные реалистич. образы не только коллективных, но и индивидуальных героев; появились произв., органически сочетавшие воплощение нового содержания, поиски новых форм с развитием традиций. При этом обозначились разл. творч. течения. С одной стороны, были созданы оперы, в к-рых использованы язык совр. симф. музыки, развитые муз. формы и разнообразные средства муз. драматургии. Среди них — выдающееся произв., вошедшее в сов. и мировую оперную классику, — «Леди Макбет Мценского уезда» («Катерина Измайлова») Шостаковича (1932; 2-я ред. 1962), впечатляющее глубиной социального конфликта, яркостью психологич. характеристик, стройностью драматургии. В 1936 Шостакович за свою оперу был подвергнут безосновательной критике, что было проявлением догматич. тенденций, отрицательно сказавшихся на творч. практике. В 60-е гг. опера была возобновлена и прошла с успехом на мн. сценах. Новым шагом в развитии муз.-сценич. реализма явилась опера «Семён Котко» Прокофьева (1939), отмеченная смелым новаторством в создании нар. характеров, развитии отечеств. традиции претворения в музыке речевой интонации. Тема связи иск-ва с социальной борьбой ярко раскрыта в опере Кабалевского «Кола Брюньон» («Мастер из Кламси», 1938; 2-я ред. 1968). Достижениями сов. оперного творчества были «Щорс» Лятошинского (1938), «Ордена» (1934) и «Гроза» (1940) Трамбицкого, «Степан Разин» А. А. Касьянова (1939; 2-я ред. 1953). С др. стороны, сформировалась т. н. песенная опера, опиравшаяся на интонации и формы, типичные для сов. массовой песни. Один из её первых и ярких образцов — «Тихий Дон» Дзержинского (1935). Сильные стороны песенной оперы (демократичность языка, мелодич. насыщенность), а также и слабые (фрагментарность муз. драматургии) проявились в нескольких произв. такого рода: «Поднятая целина» Дзержинского (1937), «Броненосец «Потёмкин»» О. С. Чишко (1937), «Мать» В. В. Желобинского (1938). Крупным достижением в этом жанре стала опера «В бурю» Т. Н. Хренникова (1939), отмеченная яркостью мелодич. характеристик, прочно вошедшая в театр. репертуар. В ряде республик (гл. обр. Ср. Азии и Поволжья) популярностью пользовался особый жанр муз. спектакля — муз. драма (драм. пьеса с большим количеством вок. и танц. номеров на фольклорном материале). Среди муз. драм — «Кыз-Жибек» Б. Г. Брусиловского (1934, Казахстан), «Фархад и Ширин» В. А. Успенского и Г. А. Мушеля (1937, Узбекистан), «Гюльсара» Глиэра и Т. Садыкова (1937, Узбекистан), «Алтын кыз» Власова и Фере (1937, Киргизия). Частично в результате последующей переработки муз. драм, частично независимо от них в республиках появились разнообразные оперные произв. на основе фольклорного материала, в т. ч. в Азербайджане — «Нэргиз» Магомаева (1935), «Кёр-оглы» Гаджибекова (1937), в Казахстане — «Ёр-Таргын» Брусиловского (1936), в Белоруссии — «В пущах Полесья» А. В. Богатырёва (1939) и «Михась Подгорный» Е. К. Тикоцкого (1939), в Армении — «Лусабацин» А. Л. Стенаняна (1938), в Киргизии — «Айчурек» Власова, Фере и А. Малдыбаева (1939), в Таджикистане — «Восстание Восе» Баласаняна (1939), в Узбекистане — «Лейли и Меджнун» Глиэра и Садыкова (1940), в Татарии — «Алтынчач» Н. Г. Жиганова (1941; 2-я ред. 1945).

В балетной музыке важными завоеваниями реалистич. метода явились претворение идей, образов, сюжетов из истории и лит-ры, социальная, историч. и нац. конкретизация характеров и ситуаций, проведение в партитуре единой линии драм. действия. Эти новые тенденции проявились в балетах Асафьева «Пламя Парижа» (1932), «Бахчисарайский фонтан» по поэме А. С. Пушкина (1934), «Партизанские дни» о Гражд. войне (1937) и др. Заметными вехами на том же пути явились балеты «Сердце гор» А. М. Баланчивадзе (1936), «Соловей» М. Е. Крошнера (1935), «Лауренсия» Крейна по драме Лопе де Вега (1939), «Лилея» К. Ф. Данькевича (1940), «Девичья башня» А. Бадалбейли (1940), «Шурале» Ф. З. Яруллина (1941), «Аистёнок» Д. Л. Клебанова (1937). Выдающимся достижением реалистич. новаторства в сов. и мировой балетной музыке стал балет «Ромео и Джульетта» Прокофьева по трагедии У. Шекспира (1936, пост. 1940).

В 1937 премьеры оперетт «Золотая долина» Дунаевского и «Свадьба в Малиновке» Б. А. Александрова обозначили начало расцвета этого жанра на основе нар. и сов. массовой песни.

В области ораториально-кантатного творчества появились монументальные произв., посвящённые особо актуальной в предвоенный период теме борьбы рус. народа против иноземных захватчиков и ознаменовавшие собой становление героико-эпич. направления в сов. вок.-симф. музыке: кантата «Александр Невский» Прокофьева (1939; создана на основе музыки к одноим. фильму) и симфония-кантата «На поле Куликовом» Шапорина (по А. А. Блоку, 1939). Историко-революц. образы воплощены в оратории «Емельян Пугачёв» Коваля (1939), приближающейся по драматургич. особенностям к опере (в 1942 на её основе автор создал оперу). Новаторским и ярким образцом решения революц. темы явилась «Кантата к 20-летию Октября» Прокофьева (1937) на подлинные тексты из работ К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. В симф. творчестве вслед за недолгим увлечением т. н. песенным симфонизмом (соединение симфонии с песней или др. вок. жанрами) утвердилась симфония серьёзного философского содержания, с развитой муз. драматургией, героич., драм. или лирико-драм. характера. Крупнейшим достижением сов. музыки стала 5-я симфония Шостаковича (1937), глубоко воплотившая идею слияния судьбы личности с судьбой народа. Выдающимися произв. этого жанра явились его же 4-я (1936) и 6-я (1939) симфонии, а также 16-я (1936) и 21-я (1940) Мясковского. Успешно развивалась симф. музыка в Грузии (А. М. Баланчивадзе, Г. В. Киладзе, Ш. М. Мшвелидзе), на Украине (В. С. Косенко, Б. Н. Лятошинский). Расцвета достиг жанр инстр. концерта с оркестром, представленный фп. (1936) и скрипич. (1940) концертами Хачатуряна, 2-м скрипич. концертом Прокофьева (1935), фп. концертом Ревуцкого (1936). Характерное для сов. музыки 30-х гг. внимание к классич. традициям благотворно сказалось на развитии камерных жанров, о чём свидетельствовали инстр. ансамбли Шостаковича — соната для виолончели и фп. (1934), 1-й квартет (1938), фп. квинтет (1940), а также 5-й (1939) и 6-й (1940) квартеты Мясковского, трио для кларнета, скрипки и фп. Хачатуряна (1932) и др. Яркие произв. появились в области романса — пушкинские циклы Ю. А. Шапорина (1935), Г. В. Свиридова (1935), Ю. В. Кочурова (1938), цикл Шапорина «Далёкая юность» на слова А. А. Блока (1940).

Высокого уровня достигла сов. песня. Она стала подлинно массовой, всенародной по содержанию и общедоступной по форме, обобщив широчайший круг демократич. интонаций: от рус. старинной крест. песни и частушки до революц. рабочей песни, бытового романса, эстр. музыки. Полнее и ярче новые качества проявились в гимнах и песнях-маршах Дунаевского, передававших любовь к родной стране и оптимизм сов. молодёжи: «Песня о Родине» (из фильма «Цирк»), «Марш энтузиастов» (из фильма «Светлый путь»), «Песня о Каховке» (из фильма «Три товарища»), «Песня о весёлом ветре» (из фильма «Дети капитана Гранта»), «Марш весёлых ребят» (из фильма «Весёлые ребята»). Популярность приобрели песни о Родине, партии, труде, Красной Армии А. В. Александрова («Гимн партии большевиков»; его музыка легла в основу Гос. гимна СССР, 1944), М. И. Блантера («Партизан Железняк», «Песня о Щорсе», «Катюша»), Н. В. Богословского («Любимый город»), В. Г. Захарова («Вдоль деревни», «Провожанье», «И кто его знает»), Л. К. Книппера («Полюшко»), К. Я. Листова («Тачанка»), Дм. Я. и Дан. Я. Покрассов («Москва майская», «Прощанье», «Три танкиста»), Д. Д. Шостаковича («Песня о встречном»). Получили известность песни Г. Г. Верёвки, Ф. Е. Козицкого, Л. Н. Ревуцкого (Украина), И. И. Любана (Белоруссия), Ш. М. Мшвелидзе, И. И. Туския (Грузия), Т. Джалилова (Узбекистан), А. К. Жубанова, Л. А. Хамиди (Казахстан), М. А. Музафарова, Д. X. Файзи (Татария), В. П. Воробьёва, Г. Г. Лискова, С. М. Максимова (Чувашия).

Советская песня оказала значительное воздействие на др. жанры муз. творчества этого периода (опера, оперетта, симфония, романс), она глубоко вошла в быт народа. Большую роль в её пропаганде сыграли такие коллективы, как Ансамбль песни и пляски Советской Армии под рук. А. В. Александрова (осн. в 1928), Русский народный хор (осн. в 1910, с 1927 — им. М. Е. Пятницкого), эстр. оркестр под рук. Л. О. Утёсова (осн. в 1929), отд. исполнители (Л. П. Орлова, К. И. Шульженко и др.), а также радио, грампластинки. Многие песни были написаны для кино. Вклад в киномузыку внесли не только композиторы-песенники, но также композиторы-симфонисты — Кабалевский, Лятошинский, Прокофьев, Хачатурян, Шостакович, Щербачёв, Попов. В 30-е гг. значит. успехов достигло музыковедение. О зрелости сов. муз. науки, плодотворности выработанного ею и опирающегося на марксистскую теорию метода муз.-историч. и теоретич. исследования свидетельствует ряд опубликованных трудов: первые учебники по истории рус. музыки под ред. М. С. Пекелиса, заруб. музыки — Т. Н. Ливановой и В. Э. Фермана, по гармонии — И. И. Дубовского, С. В. Евсеева, В. В. Соколова и И. В. Способина, работы Л. А. Мазеля и И. Я. Рыжкина в области изучения муз.-теоретич. систем, Ю. Н. Тюлина в области гармонии. В работах сов. теоретиков закладываются основы методологии целостного анализа муз. произв. Были предприняты первые попытки обобщить опыт отд. жанров сов. муз. творчества: книга В. М. Богданова-Березовского «Советская опера» (1940), доклад И. И. Соллертинского «Мировая симфоническая культура и советский симфонизм» (1941). Активную роль в муз. жизни играли критики В. М. Городинский, М. М. Сокольский, И. И. Соллертинский, А. И. Шавердян, С. И. Шлифштейн, Г. Н. Хубов и др. Поискам новых путей в композиторском творчестве содействовали дискуссии (в частности, о сов. опере и симфонизме) на рубеже 30-х — 40-х гг.

В годы Великой Отечеств. войны 1941-45 деятели сов. музыки активно включились в борьбу с врагом. Многие музыканты ушли в армию и ополчение. Композиторы и исполнители вели постоянную творч. деятельность в армии. Многочисл. артистич. бригады выезжали с концертами на фронт. Музыка продолжала звучать в беспримерно тяжёлых условиях 900-дневной блокады Ленинграда, где вели активную работу симф. оркестр Ленингр. радио под рук. К. И. Элиасберга, пианист А. Д. Каменский, певцы С. П. Преображенская, И. А. Нечаев и др. В осаждённом городе Асафьев написал проникнутые патриотич. идеями исследования об отечеств. музыке, была издана «История музыкальной культуры» Р. И. Грубера (т. 1, чч. 1-2, 1941). В стране продолжали действовать крупнейшие муз. учреждения, были созданы новые: Государственный академический русский хор Союза ССР под рук. А. В. Свешникова (1942), Новосибирский т-р оперы и балета (1945); открылись консерватории в Алма-Ате и Казани, Муз.-педагогич. ин-т им. Гнесиных, Гос. хор. уч-ще, Высшее уч-ще воен. капельмейстеров, а также Ин-т истории иск-в (ныне Всесоюзный н.-и. ин-т искусствознания) в Москве. Работа ряда рус, укр., белорус. композиторов в республиках Сев. Кавказа, Закавказья и Ср. Азии активизировала процессы сближения нац. муз. культур народов СССР.

В муз. творчестве гл. место заняла тема Родины и всенародной борьбы с врагом, впервые осуществлённая преим. на совр., нередко конкретном, документальном материале. На первый план выступили героич. образы. Ещё более усилился интерес к отечеств. истории, к патриотич. традициям народов. В музыке утверждались высокие идеалы социалистич. гуманизма, раскрывался философско-этический смысл войны как гигантского столкновения света и мрака, человечности и фашистского варварства. Наряду с драмой и эпосом расцвела лирика (особенно в песне). Песня сохранила ведущее положение в нар. быту как самый действенный и быстро откликающийся на события жанр. Символом всенар. борьбы, её «музыкальной эмблемой» стала созданная в первые же дни войны песня «Священная война» А. В. Александрова. Патриотич. значение приобрели также др. боевые гимны и марши («Святое ленинское знамя» А. В. Александрова, «Песня о Днепре» М. Г. Фрадкина, «Песня артиллеристов» Хренникова), песни-повествования о героях войны («Ой, туманы мои» Захарова, «Шумел сурово Брянский лес» С. А. Каца, «Заветный камень» Б. А. Мокроусова), многочисл. лирич. и шуточные песни («В лесу прифронтовом», «Моя любимая» Блантера, «Тёмная ночь» Н. В. Богословского, «В землянке» Листова, «Смуглянка» А. Г. Новикова). Всенар. признание получили песни В. П. Соловьёва-Седого — «Вечер на рейде», «Играй, мой баян», «Соловьи», «На солнечной поляночке». Стремясь глубоко, обобщённо воплотить смысл историч. событий, композиторы обращались к жанру симфонии. Уже в июле 1941 в Ленинграде Шостакович приступил к созданию 7-й (Ленинградской) симфонии, ставшей одним из бессмертных памятников эпохи. Страшным бездушным образам вражеского нашествия противопоставлены образы, выразившие единство сов. людей, их готовность отстоять свободу Родины. Исполнение симфонии во время войны в городах СССР (в т. ч. в Ленинграде, авг. 1942) и за рубежом (Великобритания, США) стало впечатляющей демонстрацией патриотизма и мужества сов. народа, сплочения антифаш. сил. Достижениями стали насыщенная глубоким философским содержанием 8-я симфония Шостаковича (1943), эпич. симфония — 2-я («Симфония с колоколом») А. И. Хачатуряна (1943), 2-я симфония («Родина») Г. Н. Попова (1943), 5-я симфония Прокофьева (1944), к-рую автор задумал как «симфонию величия человеческого духа». Широкую известность завоевал отмеченный светлым лиризмом концерт для голоса с оркестром Глиэра (1943). Дыхание времени ощущается в первых груз. симфониях, созданных Ш. М. Мшвелидзе (1943) и А. М. Баланчивадзе (1944). Событиям войны посвящена героич. опера «Вэтэн» («Родина») Дж. Гаджиева и К. А. Караева (1945). Утверждение гуманизма и величия нац. культуры — тема опер «Улугбек» А. Ф. Козловского (1942), «Абай» Жубанова и Хамиди, поэтич. мотивы нар. сказаний воссозданы в операх «Хосров и Ширин» Ниязи (1942), «Тахир и Зухра» Ленского (1945). Образы классич. лит-ры воплощены в операх «Бэла» А. Н. Александрова (1941; 2-я ред. 1945) по М. Ю. Лермонтову, «Рашель» Глиэра (1943) по рассказу Г. Мопассана, «Наймичка» Вериковского (1943) по Т. Г. Шевченко, «Баши-Ачуки» А. П. Кереселидзе (1945). Патриотизм и жизнелюбие сов. людей нашли красочное воплощение в музыке балета «Гаянэ» Хачатуряна (1942), благородные нравственные идеи классич. лит-ры — в музыке балета «Золушка» Прокофьева (1941). В воен. годы Прокофьевым создана опера «Война и мир» (1944, окончат. редакция — позднее), произв. выдающегося художеств. значения, глубоко раскрывшее духовный мир героев и патриотич. пафос романа Л. Н. Толстого. Эпич. традиции рус. музыки продолжают также написанные Прокофьевым музыка к 1-й серии фильма «Иван Грозный» (1942), 7-я соната для фп. (1942). Эпич. тенденции, характерные для этого периода, воплотились и в оратории «Сказание о битве за Русскую землю» Шапорина, кантате-симфонии «Украина моя» А. Я. Штогаренко. Дальнейший рост интереса к музыке народов СССР и братских слав. стран дал значит. творч. результаты в таких произв., как 2-й квартет (на каб.-балк. темы) Прокофьева (1941), 5-й («Славянский») квартет Шебалина (1942), Укр. квинтет Лятошинского (1942; 2-я ред. 1945). Среди др. камерно-инстр. ансамблей — остродраматические фп. трио Шостаковича (1944) и Свиридова (1945), 2-й квартет (1944) и 2-я соната для фп. (1942) Шостаковича, 9-й квартет Мясковского (1943). Велась активная творч. работа в области духовой музыки (марши Н. П. Иванова-Радкевича, В. И. Мурадели, В. С. Рунова, М. Л. Старокадомского, Ю. А. Хайта, А. И. Хачатуряна, С. А. Чернецкого, Д. Д. Шостаковича).

В первое послевоен. десятилетие была восстановлена и расширена довоенная сеть муз. т-ров, конц. учреждений, учебных заведений. Появившееся в кон. 30-х гг. телевидение начиная с 50-х гг. получило интенсивное развитие, став активнейшим средством массового распространения музыки. С 1950 возобновилось проведение в Москве Декад нац. иск-ва. Больших успехов достигло муз. исполнительство. Развернулась творч. работа хор. деятелей Г. Р. Ширмы, Г. Г. Эрнесакса. Выдвинулось новое поколение артистов: дирижёры — О. А. Димитриади, Г. Н. Рождественский, E. P. Светланов, Ниязи, А. К. Янсонс, В. Б. Дударова; хор. дирижёры — К. Б. Птица, В.Г.Соколов; пианисты — С. Т. Рихтер, Т. П. Николаева; скрипачи — И. С. Безродный, Л. Б. Коган; певцы — И. К. Архипова, Г. М. Гаспарян, Ж. Гейне-Вагнер, Б. Р. Гмыря, М. С. Гришко, З. А. Долуханова, Т. Куузик, К. А. Лаптев, Л. Л. Линховоин, П. Г. Лисициан, Л. В. Мясникова, А. П. Огнивцев, Г. К. Отс, И. И. Петров, Л. А. Руденко, А. Ф. Фринберг, Е. И. Чавдар, Т. С. Чебан.

Были созданы значит. произв. на актуальные темы современности. Среди них — посвящённые Сов. Родине «Кантата о Родине» А. Г. Арутюняна (1948), кантата «Сердце Картли» А. И. Чимакадзе (1952), 6-я, «Латгальская», симфония Я. А. Иванова (1949). События войны предстали в операх «Семья Тараса» Кабалевского (1950), «Молодая гвардия» Ю. С. Мейтуса (1950), «Певец свободы» Э. А. Каппа (1950). Картины труда показаны в оратории «Песнь о лесах» Шостаковича (1949), хоровой сюите «Река-богатырь» В. А. Макарова (1950), опереттах «Трембита» Ю. С. Милютина (1949), «Самое заветное» Соловьёва-Седого (1951), «Белая акация» Дунаевского (1955). О борьбе за мир повествуют оратория «На страже мира» Прокофьева (1950), симф. поэма «За мир» Дж. Гаджиева (1951), оперетта «Вольный ветер» Дунаевского (1947), мн. песни (в т. ч. «Гимн демократической молодёжи» А. Г. Новикова, 1947). По-прежнему привлекали внимание композиторов сюжеты из классич. лит-ры (опера «Укрощение строптивой» Шебалина, 1955; балеты «Медный всадник» Глиэра, 1949, и «Семь красавиц» Караева, 1952; симф. поэма «Миндия» Мшвелидзе, 1950; вок. цикл «Песни на слова Р. Бёрнса» Свиридова, 1955). Историко-революц. тематику воплотили «Десять хоровых поэм» Шостаковича (1951), оперы «Великая дружба» Мурадели (1947), «Декабристы» Шапорина (1953), «Севиль» Ф. М. Амирова (1953), «Фома Гордеев» А. А. Касьянова (1946; 2-я ред. 1966), балет «Спартак» Хачатуряна (1955), историко-патриотическую — оперы «Сказание о Тариэле» Мшвелидзе (1946), «Богдан Хмельницкий» Данькевича (1953), 5-я, «Русская героическая», симфония Щербачёва (1948), нар.-эпич. и сказочную — оперы «Биржан и Сара» М. Т. Тулебаева (1946), «Берег бурь» Эрнесакса (1949), балеты «Калевипоэг» Каппа (1948), «Каменный цветок» Прокофьева (1950), «Сакта свободы» А. П. Скулте (1950), «Горда» Д. А. Торадзе (1950). В жанре симфонии особо выделились произв. рус. сов. композиторов — 27-я Мясковского (1949), 6-я (1946) и 7-я (1952) Прокофьева, 9-я (1945) и 10-я (1953) Шостаковича; на Украине — 3-я симфония Лятошинского (1951; 2-я ред. 1954), в Грузии — 1-я и 2-я симфонии О. В. Тактакишвили (1949 и 1953). Среди инстр. концертов с оркестром приобрели известность: скрипичные — Б. Д. Дварионаса (1948), Д. Б. Кабалевского (1948), А. Д. Мачавариани (1949), фп. — Г. А. Гасанова (1948), «Героическая баллада» для фп. с оркестром А. А. Бабаджаняна (1950), фп. концерт Тактакишвили (1951), симфония-концерт для виолончели с оркестром Прокофьева (1952). Важное значение для развития симфонизма на материале иск-ва народов Востока имели «Симфонические мугамы» Ф. М. Амирова (1948). Среди орк. поэм на нар. темы — «Эпическая поэма» Г. Г. Галынина (1950), симф. мугам «Раст» Ниязи (1949), среди инстр. ансамблей — 13-й квартет Мясковского (1949), 5-й квартет Шостаковича (1952), 2-й квартет (1948) и квартетные миниатюры (1950) С. Ф. Цинцадзе, а также фп. произв. (24 прелюдии и фуги Шостаковича, 1951). В области хоров a cappella успешно работали М. М. Бурханов, М. В. Коваль, Г. Н. Попов, В. Я. Шебалин, Г. Г. Эрнесакс. В жанре песни наряду с рус. композиторами выдвинулись азерб. комп. Т. А. Кулиев, С. А. Рустамов, груз. — Р. К. Габичвадзе, Р. И. Лагидзе, тат. — С. З. Сайда-шев, узб. — С. А. Юдаков, укр. — А. И. Кос-Анатольский, П. И. Майборода. Музыку для детей создавали Прокофьев (сюита «Зимний костёр», 1949), А. Н. Александров, Д. Б. Кабалевский, М. И. Красев, Н. Н. Леви, З. А. Левина, М. Р. Раухвергер, М. Л. Старокадомский, А. Д. Филиппенко. В кон. 40-х и в 50-е гг. были написаны исполненные позднее опера «Повесть о настоящем человеке» Прокофьева (1948), 1-й концерт для скрипки с оркестром (1948) и вок. цикл «Из еврейской народной поэзии» (1948) Шостаковича, вок. поэма «Страна отцов» Свиридова на слова А. С. Исаакяна (1950).

В области музыковедения появляются капитальные труды, обобщившие результаты многолетних исследований: «Глинка» (1947) и «Музыкальная форма как процесс», ч. 2 — «Интонация» (1947) Асафьева, «Опыт анализа творчества Чайковского» А. А. Альшванга (1951), «Вопросы музыкальной драматургии оперы» (1952) и «Русская революционная песня» (1954) М. С. Друскина, «История русской музыки» в 3 тт. Келдыша (1947-1954), «Фредерик Шопен» Ю. А. Кремлёва (1949), «Русская музыкальная культура 18 в. в её связях с литературой, театром и бытом» (тт. 1-2, 1952-53), «В. Г. Захаров. Творческий путь» (1954) Ливановой, «О мелодии» Мазеля (1952), «Драматургия русской оперной классики» Ярустовского (1952) и др. В области муз. критики работали Е. А. Трошева, В. Ф. Кухарский, И. В. Нестьев, В. М. Ярустовский и др. Широкий размах приобрела муз.-лекционная пропаганда (Ю. Я. Вайнкоп, Р. В. Глезер, М. Л. Гольденштейн, A. Н. Должанский, Г. Г. Назарьян, П. Л. Печерский, Г. А. Поляновский, П. В. Хучуа, А. А. Чернов, Л. А. Энтелис). Значит. результаты уже в те годы дала музыкально-просветительная работа Д. Б. Кабалевского среди детей.

В кон. 40-х и нач. 50-х гг. получили нек-рое распространение упрощённые, суженные представления о реализме, народности, новаторстве. В отд. произв., особенно кантатно-ораториальных и программных симфонических, обнаружились поверхностность в отражении действительности, схематизм образов и выразит. средств. В оценке творчества ряда композиторов были допущены субъективистские ошибки, впоследствии исправленные постановлением ЦК КПСС от 28 мая 1958 «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий», «От всего сердца»». Этот документ партии, подтвердив незыблемость принципов идейности, партийности и народности сов. иск-ва, сформулированных в постановлении ЦК ВКП(б) «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели» (от 10 февр. 1948), помог муз. деятелям преодолеть суженное понимание ряда эстетич. проблем, неверные представления о реализме, народности, новаторстве.

С кон. 1950-х гг. и в 60-70-е гг. С. м. развивалась на основе интенсивных творч. исканий, ведущих к многообразию стилей, жанров, форм при единстве идейных позиций, общности художеств. метода — социалистич. реализма. Муз. жизнь стала ещё более оживлённой. Резко усилился процесс взаимного обогащения и сближения нац. муз. культур. Активизировался обмен гастролями сов. и заруб. музыкантов. Сов. исполнители завоевали высокий междунар. авторитет. Среди известных исполнителей: оперные и симф. дирижёры Д. Г. Абдурахманова, Т. И. Гуртовой, И. Б. Гусман, Ю. Домаркас, Д. И. Кахидзе, Д. Г. Китаенко, А.Н.Лазарев, Ф.Мансуров, Э.А.Серов, Ю.И.Симонов, Ю. X. Темирканов, С. В. Турчак, В. И. Федосеев, М. Д. Шостакович, хор. дирижёр А. А. Юрлов, пианисты Д. А. Башкиров, Э. К. Вирсаладзе, B. В. Крайнев, А. Б. Любимов, Е. Г. Могилевский, H. A. Петров, А. А. Слободяник, Г. Ф. Соколов, скрипачи M. И. Вайман, Б. Л. Гутников, В. А. Климов, Г. М. Кремер, О. В. Крыса, И. Д. Ойстрах, В. А. Пикайзен, В. Т. Спиваков, В. В. Третьяков, виолончелисты К. А. Георгиан, Н. Г. Гутман, H. H. Шаховская; певцы З. И. Анджапаридзе, В. А. Атлантов, М. Л. Биешу, И. П. Богачёва, А. Ф. Ведерников, Д. М. Гнатюк, Ю. А. Гуляев, С. Ф. Данилюк, Г. А. Ковалёва, М. Кулиева, Ю. А. Мазурок, Т. А. Милашкина, Е. С. Мирошниченко, Е. Е. Нестеренко, В. К. Норейка, Е. В. Образцова, Б. А. Руденко, Е. В. Серкебаев, А. Б. Соловьяненко, З. Л. Соткилава, Н. А. Ткаченко, Б. Т. Штоколов, А. А. Эйзен.

В разных жанрах успешно решалась задача воплощения ленинской темы: 12-я симфония «1917» Шостаковича (1961), «Драматория» А. С. Караманова (1957), 4-я (1956) и 5-я (1971) симфонии Дж. Гаджиева, опера «Братья Ульяновы» Мейтуса (1967), кантата «Ленин с нами» А. Я. Эшпая (1969), 13-я симфония Я. А. Иванова (1969), оратория «Ленин в сердце народном» Р. К. Щедрина (1970). Оригинальное воплощение получили темы революции и Гражд. войны в операх «Мать» Хренникова (1957), «Октябрь» Мурадели (1964), «Оптимистическая трагедия» Холминова (1965), «Тихий Дон» (2-я часть, «Григорий Мелехов») Дзержинского (1967), «Виринея» С. М. Слонимского (1967), «Гибель эскадры» (1967) и «Мамай» (1970) В. С. Губаренко, «Огненное кольцо» А. Р. Тертеряна (1967; 2-я ред. под назв. «Навстречу солнцу», 1978), «Конец кровавого водораздела» В. Мухатова (1967), оперная трилогия Д. Д. Аюшеева: «Побратимы» (1958), «Братья» (1962), «Саян» (1967); «Десять дней, которые потрясли мир» М. В. Карминского, «Горцы» Ш. Р. Чалаева (1971), «Олеко Дундич» Г. Т. Ставонина (1972), «Революцией призванный» Э. Л. Лазарева (1979). События Великой Отечеств. войны 1941-45 получили многостороннее отражение в операх разного типа, нередко своеобразных по жанровому решению. Среди них — «Джалиль» Жиганова (1956), «Судьба человека» Дзержинского (1961), «Кружевница Настя» Трамбицкого (1963), «Ценою жизни» A. А. Николаева (1964), «Летят журавли» А. А. Нестерова (1970), опера-оратория «Июльское воскресенье» B. И. Рубина (1969), «Неизвестный солдат» (1967) и «Зори здесь тихие» (1975) К. В. Молчанова. Созданы также оперы на героико-революц., героико-романтич., лирико-эпич., лирич., драматич., сказочные и др. сюжеты, в т. ч. «Три толстяка» Рубина (1956), «Овод» (1957) и «Хождение по мукам» (1953; 2-я ред. под назв. «Огненные годы», 1966) А. Э. Спадавеккиа, «Сердце Домники» А. Г. Стырчи (1960; 2-я ред.- «Героическая баллада», 1970), «Не только любовь» Щедрина (1961), «Миндия» (1960) и «Похищение луны» (1974) Тактакишвили, «Зелёная мельница» М. О. Зариня (1958), «Нарспи» Г. Я. Хирбю (1976), «Андрей Кожухов» Р. С. Бунина (1976), «Играл, плясал» И. А. Калныня (1977), «Джордано Бруно» С. А. Кортеса (1977). Значит. явлениями музыкальной жизни стали премьеры опер «Пётр Первый» А. П. Петрова (1975) и «Мёртвые души» Щедрина (1977, по Н. В. Гоголю). Стремление композиторов достичь жанрового разнообразия проявилось в кон. 60-х — 70-е гг. в обращении к камерной опере, чему способствовало открытие Моск. камерного муз. т-ра под рук. режиссёра Б. А. Покровского и дирижёра Г. Н. Рождественского (1970). Среди муз.-сценич. произв. с небольшим числом действующих лиц — «Опера о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Г. И. Банщикова (1973), «Записки сумасшедшего» (1964) и «Белые ночи» (1968) Ю. М. Буцко, «Бедные люди» Г. С. Седельникова (1973), «Дневник Анны Франк» (1969) и «Письма Ван Гога» (1975) Г. С. Фрида, «Шинель» (1975), «Коляска» (1975) и «Двенадцатая серия» (1978) А. Н. Холминова. Создание в Москве первого в мире Детского муз. т-ра под рук. Н. И. Сац (1965) стимулировало работу композиторов над операми для детей и юношества.

Обновление традиций произошло и в балетной музыке. Авторы ряда произв. успешно решили смелую задачу воплотить образ совр. героя, сов. человека («Берег надежды» А.П.Петрова, 1959; «Ленинградская симфония» — на музыку 1-й части 7-й симфонии Шостаковича, 1961; «Геологи» H. H. Каретникова, 1964; «Асель» В. А. Власова, 1967; «Горянка» М. М. Кажлаева, 1967; «Ангара» Эшпая, 1976). Линию нар.-героич. балетов интересно продолжают «Жанна д’Арк» Н. И. Пейко (1956), «Тропою грома» К. А. Караева (1958), «Ригонда» Р. С. Гринблата (1959). Стремление воплотить муз.-хореографич. средствами психологически сложные характеры и драм. события, симфонизация муз. ткани отличают балеты «Отелло» А. Д. Мачавариани (1957), «Красавица Ангара» Л. К. Книппера и Б. Б. Ямпилова (1959), «Сампо» Г.-Р. Н. Синисало (1959), «Эгле, королева ужей» Э. К. Бальсиса (1960), «Конёк-горбунок» (1960), «Кармен-сюита» (транскрипция музыки Ж. Бизе, 1967) и «Анна Каренина» (1972) Щедрина, «Легенда о любви» А. Д. Меликова (1961), «Шакунтала» Баласаняна (1963), «Три мушкетёра» В. Е. Баснера (1964), «Антоний и Клеопатра» Э. Л. Лазарева (1965), «Легенда о белой птице» Г. А. Жубановой (1966), «Вечный идол» (1966) и «Антуни» (1969) Э. С. Оганесяна, «Прометей» Э. А. Аристакесяна (1967), «Тиль Уленшпигель» Е. А. Глебова (1967), «Тени Кобыстана» Ф. К. Караева (1969), «Икар» Слонимского (1969), «Иоанна Тентата» Э. М. Тамберга (1970), «Сотворение мира» (1971) и «Пушкин» (вок.-хореографич. симфония, 1979) А. П. Петрова, «Ярославна» Б. И. Тищенко (1974), «Медея» Р. К. Габичвадзе (1978).

Преимущественно на основе совр. тематики развивалась оперетта (А. П. Долуханян, Б. В. Кырвер, Г. С. Милютин, В. И. Мурадели, К. Я. Листов, А. Г. Новиков, О. А. Сандлер, В. П. Соловьёв-Седой, Г. Г. Цабадзе). Композиторы, работавшие гл. обр. в области оперы, симф. и камерной музыки, создали также произв. для т-ра оперетты, среди них — Кабалевский («Весна поёт», 1957) и Шостакович («Москва, Черёмушки», 1959), В. Е. Баснер («Полярная звезда», 1966), Р. С. Гаджиев («Куба — любовь моя», 1963), А. П. Петров («Мы хотим танцевать», 1967), Хренников («Сто чертей и одна девушка», 1962), Эшпай («Внимание, съёмка», 1969). Это способствовало дальнейшему подъёму проф. культуры жанра оперетты. В 70-е гг. созданы мьюзиклы на сюжеты известных лит. и драматургич. произв.: «Прощай, Арбат» (по А. П. Гайдару, 1970) и «Том Сойер» (1971) С. П. Евневича, «Свадьба Кречинского» (1973) и «Дело» (1977) А. Н. Колкера, «Неистовый гасконец» К. А. Караева (1978). Соединением традиций муз. т-ра и совр. эстрады отмечены рок-оперы «Орфей и Евридика» А. Б. Журбина (1975) и «Фламандская легенда» Р. С. Гринблата (1978).

Одно из ведущих мест в С. м. заняло вок.-симф. творчество, основанное на обобщающей философско-эпич. тематике. Начало новому этапу его развития положили сочинения Свиридова: «Поэма памяти Сергея Есенина» (1956), «Патетическая оратория на слова В. В. Маяковского» (1959). Среди др. значит. произв. — оратория-поэма «Двенадцать» В. Н. Салманова (1957), «Реквием» Кабалевского (1963), вок.-симф. поэма «Казнь Степана Разина» Шостаковича (1964), оратории «Сны революции» Рубина (1963), «По следам Руставели» Тактакишвили (1964), «Махагони» Зариня (1965), «Ленинградская поэма» Г. Г. Белова (1965), «Слово о полку Игореве» Л. А. Пригожина (1966), «Октябрьская оратория» И. А. Калныня (1967), «Не троньте голубой глобус» Э. К. Бальсиса (1970), «Поэтория» Щедрина (1970). Мн. композиторы обратились к неиспользованным ранее слоям фольклора, что содействовало образному и стилевому обновлению их творчества. Появился ряд произв., опирающихся на нар. песню: т. н. фольклорные кантаты («Курские песни» Свиридова, «Свадебные песни» Буцко, «Белорусские песни» А. В. Богатырёва, «Гурийские песни» Тактакишвили, «Грузинские напевы» Д. А. Торадзе, «Червона калина» Л. В. Дычко), хор. концерты («Лебёдушка» Салманова, «Сад божественных песней» И. Ф. Карабица на слова Г. Сковороды), хор. циклы («Мужские песни» В. Р. Тормиса). Аналогичные яркие явления возникли в камерно-вок. жанре: «Русская тетрадь» В. А. Гаврилина, «Песни вольницы» Слонимского, «Лакские песни» Ш. Р. Чапаева, «Курземская тетрадь» П. Е. Дамбиса. В числе др. образцов этого жанра, наряду с вок. циклами Свиридова (на слова С. А. Есенина, А. А. Блока) и Шостаковича (на слова А. А. Блока, Ф. М. Достоевского, М. И. Цветаевой, Микеланджело),- произв. И. Г. Адмони, Б. И. Архимандритова, В. Ф. Веселова, Н. К. Габуния, Р. С. Леденёва, Т. Е. Мансуряна, Ю. С. Мейтуса, М. А. Минкова, А. А. Николаева, Ю. Г. Рожавской, М. Л. Таривердиева, Г. О. Читчян. Человеческий голос, поэтич. слово заняли важное место в ряде симфоний, что сблизило их с ораторией (13-я — Шостаковича, 1962; 8-я — «Цветы Польши», 1964, и 15-я, 1977, М. С. Вайнберга; «Лира человека» Ю. А. Юзелюнаса; 2-я — «Марина» Тищенко, 1965; 4-я- Б. А. Арапова, 1977) или с камерно-вок. циклом (14-я — Шостаковича, 1969; 7-я — А. Л. Локшина, 1972). Выдающийся образец программной симфонии, с огромной яркостью воплотивший революц. тему,- 11-я («1905 год») Шостаковича (1957). Глубиной философско-эпич. проблематики, смелостью развития и обновления традиций отмечены симфонии М. С. Вайнберга, Р. К. Габичвадзе, Г. Е. Егиазаряна, И. А. Калныня, Г. А. Канчели, Б. Л. Клюзнера, Б. Н. Лятошинского, Б. С. Майзеля, А. Д. Мачавариани, А. Ф. Мурова, В. Мухатова, С. И. Насидзе, Н. И. Пейко, Г. Г. Рамана, Я. П. Ряэтса, В. Н. Салманова, A. П. Скулте, Е. Ф. Станковича, М. М. Таджиева, Г. П. Таранова, А. Р. Тертеряна, Д. Г. Тер-Татевосяна, Б. И. Тищенко, Д. А. Торадзе, Э. А. Хагагортяна и др. авторов.

Многие композиторы (М. С. Вайнберг, К. А. Караев, Э. М. Мирзоян, Б. И. Тищенко, Б. А. Чайковский, В. И. Цытович) создали симфонии, имеющие общие черты с инстр. концертом или камерно-инстр. ансамблем. В этом сказалась характерная для совр. периода тенденция сближения и взаимопроникновения жанров. Столь же разнообразны жанровые и стилевые решения в области инстр. концерта. Приобрели известность концерты для фп. с оркестром Б. А. Квернадзе, Н. Л. Мамисашвили, Б. И. Тищенко, Т. Н. Хренникова (2-й — 1971), Р. К. Щедрина (2-й — 1966, 3-й — 1973), П. Г. Плакидиса; для скрипки с оркестром — К. А. Караева, М. М. Скорика, В. Е. Баснера, Р. М. Калсона, Ю. А. Фалика, А. Г. Шнитке, А. Я. Эшпая; для виолончели с оркестром — Г. И. Банщикова, Б. А. Чайковского, Б. И. Тищенко, Ш. Р. Чапаева, рапсодии для солирующих инструментов с оркестром А. И. Хачатуряна, концерты для органа и камерного оркестра М. О. Зариня, для скрипки и органа с оркестром Ю. А. Юзелюнаса, для арфы, для флейты и фп. с оркестром Б. И. Тищенко, для оркестра Б. А. Арапова, С. Гаджибекова, M. M. Скорика («Карпатский концерт»), Р. К. Щедрина («Озорные частушки», 1963; «Звоны», 1968), А. Я. Эшпая. Большое внимание композиторов привлёк камерный оркестр (соч. Р. С. Бунина, Я. П. Ряэтса, Г. В. Свиридова, Р. С. Леденёва, H. H. Сидельникова). Серьёзностью замыслов, новизной звучания, мастерством формы отмечены камерно-инстр. ансамбли Д. Д. Шостаковича (квартеты 6-15), М. С. Вайнберга, Б. А. Чайковского, В. Я. Шебалина, B. П. Баркаускаса, Э. В. Денисова, Л. А. Пригожина, Г. И. Уствольской, Ю. А. Левитина, А. М. Лобковского, В. А. Успенского, Л. З. Исмагилова, Т. Е. Мансуряна, В. Г. Загорского, С. Ф. Цинцадзе, А. В. Шаверзашвили.

Достижения в области песни связаны прежде всего с воплощением гражданской темы. Эта тема чаще звучит в сольной песне (песне-балладе, песне-монологе), хотя создаются и хор. песни, как и сольные песни иного характера — лирические, шуточные, танцевальные. Интерес широких нар. масс к песне учитывается и направляется телевизионным фестивалем лучших произв. года. Достигнуто большое многообразие исполнительских манер. Признание широкой аудитории завоевали разные по индивидуальному стилю певцы О. Б. Воронец, Ю. А. Гуляев, Л. Г. Зыкина, И. Д. Кобзон, Л. В. Лещенко, М. М. Магомаев, М. Л. Пахоменко, А. Б. Пугачёва, С. М. Ротару, Э. А. Хиль, ансамбли «Песняры» (Минск), «Ариэль» (Челябинск), «Поющие гитары» (Ленинград), «Орэра» (Тбилиси) и др. Всенародное распространение получили сочинения опытных мастеров, чьи имена стали известными в предшествующие периоды, в т. ч. В. И. Мурадели («Бухенвальдский набат»), А. Г. Новикова («Марш коммунистических бригад»), В. П. Соловьёва-Седого («Подмосковные вечера», «Если бы парни всей земли»), С. С. Туликова («Родина»), М. Г. Фрадкина («Течёт Волга», «За того парня»). Среди композиторов, обратившихся к песенному жанру в кон. 50-х — 70-е гг., особенно полно и разнообразно выразили духовный мир современника, прежде всего молодого, А. И. Пахмутова (циклы «Созвездие Гагарина», «Нежность», цикл, посвящённый строителям Братской ГЭС, «Песня о тревожной молодости», «Надежда» и др.), А. П. Петров («Я шагаю по Москве», «Голубые города»). Широкую популярность приобрели песни П. К. Аедоницкого, Л. В. Афанасьева («Гляжу в озёра синие»), А. А. Бабаджаняна («Не спеши»), В. Е. Баснера («На безымянной высоте», «С чего начинается Родина»), А. И. Билаша, В. А. Гаврилина («Гуси-лебеди летят», «Баллада о двух братьях»), О. Зульфугарова, М. М. Кажлаева («Осенние листья»), Э. С. Колмановского («Я люблю тебя, жизнь»), Т. Кулиева, В. С. Левашова, А. Я. Ленина, И. М. Лученка («Память сердца»), Л. А. Лядовой, Р. В. Паулса, Г. В. Подэльского, Г. Ф. Пономаренко, Г. Г. Рамана, Е. П. Родыгина, М. Д. Таривердиева (песни из телефильма «17 мгновений весны»), Д. Ф. Тухманова («День победы»), Я. А. Френкеля («Русское поле», «Журавли»). Значит. число песен впервые прозвучало в кино. Мн. композиторы проявили себя мастерами киномузыки, среди них, помимо выше названных, А. И. Билаш, М. С. Вайнберг, Г. А. Канчели, Е. П. Крылатое, Ю. А. Левитин, Г. А. Портнов, Е. Н. Птичкин, В. В. Пушков, Ш. С. Симонян, В. П. Чистяков, Н. Халмамедов, В. Я. Шаинский, И. Н. Шамо, И. И. Шварц.

С кон. 50-х гг. в музыковедении и муз. критике происходит значит. подъём. Большое значение для повышения уровня муз. критики и укрепления её общественного авторитета имело постановление ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972). Публикуются материалы и документы, помогающие изучению разл. периодов истории музыки. Появляются крупные труды о сов. композиторах и отд. жанрах их творчества: о Шостаковиче (работы В. П. Бобровского, Л. В. Данилевича, А. Н. Должанского, В. В. Задерацкого, Л. А. Мазеля, И. И. Мартынова, Г. Ш. Орджоникидзе, М. Д. Сабининой, С. М. Хентовой), Прокофьеве (М. Г. Арановского, И. В. Нестьева, М. Д. Сабининой, С. М. Слонимского, М. Е. Тараканова, Ю. Н. Холодова), Хачатуряне (Г. Г. Тигранова, Г. Н. Хубова), Свиридове (А. Н. Сохора) и др. Выходят из печати капитальные труды, созданные большими авторскими коллективами, — «История русской советской музыки» в 4 тт. (1956-63), «История музыки народов СССР» в 5 тт. (1970-74), «Музыка XX века. 1890-1945 гг.», ч. 1, кн. 1-2 (1976-77). Исследуется эволюция отд. жанров в творчестве сов. композиторов. Издаются многочисл. монографии о композиторах-классиках, а также обобщающие работы: «Русская музыка XVIII века» Ю. В. Келдыша (1965), «Русская мысль о музыке. » Ю. Д. Кремлёва (в З тт., 1954-60), книги о рус. оперном т-ре А. А. Гозенпуда (7 тт., 1959-77), «Оперная критика в России» Т. Н. Ливановой (т. 1, вып. 1, 1966, совм. с В. В. Протопоповым; вып. 2, т. 2, вып. 3-4, 1967-73), её же «Музыкальная библиография русской периодической печати XIX века» (вып. 1-6, 1960- 1979), «История полифонии в ее важнейших явлениях» (вып. 1,2, 1962-65) и «Очерки из истории инструментальных форм XVI- начала XIX веков» (1979) В. В. Протопопова, «Атлас музыкальных инструментов народов СССР» Г. И. Благодатова, К. А. Верткова и Э. Э. Язовицкой (1963, 2-е изд. 1975). Исследованию музыки народов СССР посвящены работы Э. А. Абасовой, Я. Я. Витолиня, Т. С. Вызго, Ю. К. Гаудримаса, Г. Ш. Геодакяна, Н. А. Герасимовой-Персидской, С. Л. Гинзбурга, Н. М. Гордейчука, В. Д. Довженко, В. Г. Донадзе, А. К. Жубанова, Ф. М. Кароматова и др. Изучается совр. Заруб. муз. иск-во (труды М. С. Друскина, M. E. Тараканова, Г. М. Шнеерсона, Б. М. Ярустовского и др.). Заруб. музыке посвящены работы И. А. Барсовой, И. Ф. Бэлзы, В. А. Васиной-Гроссман, Д. В. Житомирского, В. Д. Конен, О. Е. Левашовой, Б. В. Левика, К. К. Розеншильда, Ю. Н. Хохлова, Б. С. Штейнпресса и др. Лучшим работам по истории музыки присущи глубина социального анализа муз. явлений в их связях с обществ. жизнью и др. иск-вами, умение раскрыть сущность творч. процесса. Новизной и смелостью концепций, серьёзностью обобщений отмечены муз.-теоретич. труды С. С. Богатырёва, Ю. Г. Кона, X. С. Кушнарёва, Л. А. Мазеля, В. В. Протопопова, С. С. Скребкова, И. В. Способина, Ю. Н. Тюлина, В. Н. Холоповой, Ю. Н. Холопова, В. А. Цуккермана. Много сделали для расшифровки и изучения памятников древней рус. муз. культуры В. М. Беляев, М. В. Бражников, Н. Д. Успенский, для записи и исследования фольклора — Э. Е. Алексеев, Е. В. Гиппиус, В. Л. Гошовский, И. И. Земцовский, Ф. М. Кароматов, Н. Л. Котикова, Л. В. Кулаковский, Л. Н. Лебединский, Т. В. Попова, Ф. А. Рубцов, А. В. Руднева, З. М. Таджикова, Л. Л. Христиансен, Я. К. Чюрлёните. Значит. вклад в теорию и историю муз.-исполнит. иск-ва внесли работы А. Д. Алексеева, Л. А. Баренбойма, Л. С. Гинзбурга, Г. М. Когана, Я. И. Мильштейна, А. А. Николаева, Л. Н. Раабена, Д. А. Рабиновича, С. И. Савшинского, Б. А. Струве, И. М. Ямпольского и др. В муз. критике активно проявили себя Л. С. Генина, Е. А. Добрынина, Л. П. Ефремова, В. И. Зак, Л. А. Карклинь, Ю. С. Корев, Ю. В. Малышев, Е. В. Мачавариани, А. В. Медведев, М. И. Нестьева, Г. Ш. Орджоникидзе, И. Е. Попов, М. Д. Сабинина, A. H. Coxop, M. E. Тараканов, М. А. Якубов и др. С 1960-х гг. получает интенсивное развитие муз. социология, представленная прежде всего работами А. Н. Сохора. Изучаются также вопросы психологии муз. творчества и восприятия, муз. семиотики (В. В. Медушевский, Е. В. Назайкинский). Исследования в этих областях ведутся с использованием методов др. наук.

Мн. оперные театры СССР, коллективы и отд. музыканты с успехом выступают за рубежом. Лучшие заруб. ансамбли и артисты гастролируют в СССР. Композиторов, а также исполнителей разных специальностей готовят консерватории, ин-ты иск-в, муз. уч-ща союзных и авт. республик. Сов. композиторы и музыковеды объединены в Союз композиторов СССР. Работают два всесоюзных муз. издательства — «Музыка» и «Советский композитор», респ. изд-во «Музична Украпна»; ноты и книги по музыке издаёт также ряд общих респ. и обл. изд-в (книги — также изд-ва Академии наук СССР и союзных республик). Выходят два всесоюзных муз. журнала: «Советская музыка» (с 1933) и «Музыкальная жизнь» (с 1957), а также ряд респ. муз. журналов. Пластинки выпускает Всесоюзная фирма «Мелодия».

В СССР работают (1979): 42 т-ра оперы и балета, 29 т-ров муз. комедии и миниатюр, 135 филармоний, 44 симф. оркестра, 61 камерный оркестр и ансамбль, 20 консерваторий, 10 ин-тов иск-в, 2 муз. пед. ин-та, 48 муз. ф-тов при педагогич. ин-тах, 236 муз. уч-щ и уч-щ иск-в, 6256 детских муз. школ. См. также статьи о республиках Сов. Союза.

Литература: Очерки советского музыкального творчества, т. 1, М.-Л., 1947; Советская музыка на подъеме, сб. ст., М.-Л., 1950; Советская опера. Сб. критич. статей, М., 1953; Гинзбург С. Л., Музыкальная литература народов СССР, М.-Л., 1963, М., 1970; Советская музыка. Теоретические и критические статьи, М., 1954; Советская симфоническая музыка, сб. ст., М., 1955; Хохлов Ю., Советский скрипичный концерт, М., 1956; Советская музыка. Статьи и материалы, вып. 1, М., 1956; Музыкальная культура автономных республик РСФСР, М., 1957; Ярустовский Б., Некоторые проблемы советского музыкального театра, М., 1957; Сохор A., Русская советская песня, Л., 1959; его же, Путь советской песни, М., 1968; его же, Статьи о советской музыке, (Л.), 1974; В первые годы советского музыкального строительства, сб., Л., 1959; В годы Великой Отечественной войны, сб., (Л., 1959); Данилевич Л., Книга о советской музыке, (М., 1962), 1968; Гозенпуд A., Русский советский оперный театр, Л., 1963; Дрейден С., Музыка революции, М., 1966, 1970; Rаабен Л., Советский инструментальный концерт, Л., 1967; его же, Советский инструментальный концерт. 1968-1975, (Л.), 1976; Советская симфония за 50 лет, Л., 1967; Pрид Э., Музыка в советском кино, (Л., 1967); Полякова Л., Советская опера, М., 1968; Васина-Гроссман В., Мастера советского романса, М., 1968; Бокщанина Е., История музыки народов СССР, М., 1969, 1978; Poпова Т. В., О песнях наших дней, М., 1969; Музыка на фронтах Великой Отечественной войны. Статьи. Воспоминания, сб. ст., М., 1970; Советская музыкальная литература, вып. 1, М., 1972; Музыкальная жизнь Москвы в первые годы после Октября (автор-сост. С. Р. Степанова), М., 1972; История музыки народов СССР, т. 1-5, М., 1970-74; За действенную музыкальную критику. Из материалов V пленума Правления Союза композиторов СССР, М., 1974; Алексеев А. Д., Советская фортепианная музыка. 1917-1945, М., 1974; Из прошлого советской музыкальной культуры, вып. 1-2, М., 1975-76; Песня и время. По материалам Второго пленума Правления Союза композиторов СССР, М., 1976; Композиторы союзных республик, сб. ст., (ред.-сост. М. И. Нестьева), вып. 1-2, М., 1976-77; Мастера советской песни, сб. ст., М., 1977; Октябрь и музыка, сб. ст., М., 1977; Мастера музыки и балета — герои социалистического труда, М., 1978; Музыкальное воспитание в СССР, вып. 1, М., 1978.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *